Как проявляется дисбактериоз у детей: Дисбактериоз у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение дисбактериоза кишечника у ребенка в Москве в детской клинике «СМ-Доктор»

Содержание

Дисбактериоз кишечника: симптомы, коррекция и лечение дисбиоза у взрослых и детей, степени, анализы и профилактика

Дисбактериозом (дисбиоз) называют симптоматическое состояние, характеризующееся нарушением микрофлоры кишечника. В кишечнике в этот момент размножаются патологические бактерии, и нарушается естественный микробный баланс.

Причины дисбактериоза

Существуют различные предпосылки и состояния, которые способны привести к развитию дисбактериоза:

  • заболевания органов ЖКТ,
  • прием лекарственных препаратов, нарушающих микрофлору кишечника (антибиотики),
  • неправильное питание,
  • физиологические возрастные изменения,
  • прием гормональных препаратов,
  • курсы лучевой и химиотерапии,
  • стрессы и неправильный режим дня,
  • пищевые отравления,
  • инфекционные процессы в организме.

Банальные респираторные инфекции или аллергические заболевания могут стать причиной нарушения микрофлоры кишечника, так как в этот период пациенту могут назначаться различные лекарственные препараты, негативно влияющие на микробный баланс.

Как понять, что у вас дисбиоз?

На разных стадиях заболевания симптоматика дисбактериоза различна. Специалисты рекомендуют обращать внимание на следующие проявления:

  • отрыжка,
  • тошнота,
  • урчащие звуки в животе,
  • вздутие и метеоризм,
  • ноющие или режущие боли в области живота,
  • запоры либо диарея и жидкий стул,
  • сухость кожных покровов,
  • неприятный привкус и запах изо рта,
  • утомляемость и нарушение сна.

Наличие одного или нескольких перечисленных симптомов – повод обратиться к врачу.

Диагностика дисбактериоза

Самостоятельно диагностировать состояние дисбактериоза невозможно. Поставить точный диагноз способен только опытный специалист, который обследует пациента при помощи лабораторных методов и специальной аппаратуры. Обратившись за медицинской помощью, пациент проходит обследование, которое включает:

  • исследования мочи и кала,
  • ПЦР-диагностику микрофлоры,
  • визуальный осмотр кожных покровов.

Профилактика дисбактериоза

Развитие заболевания можно предотвратить, если внимательно следить за питанием, избегать стрессовых состояний, соблюдать режим сна и отдыха, не употреблять необоснованных лекарственных препаратов, занимаясь самолечением, контролировать состояние органов желудочно-кишечного тракта.

Что будет, если не лечить дисбактериоз?

Если не лечить дисбиоз, заболевание может перейти в более тяжелую форму, и не исключено появление осложнений. В результате этих процессов в кишечнике будут образовываться токсические вещества, которые с кровотоком будут разнесены по всем органам и тканям. Всасывание и усвоение минералов и витаминов будет нарушено, иммунитет организма ослабнет, и защитные свойства значительно снизятся. Пациент будет легко подвержен различным инфекциям, банальное расстройство кишечника может привести к серьезным заболеваниям, лечение которых нередко требует оперативного вмешательства.

Как вылечить дисбактериоз?

При лечении дисбактериоза важнейшим шагом становится лечение основного заболевания, которое вызвало патологию в кишечнике пациента. Затем проводится терапия по восстановлению микрофлоры кишечника, наиболее правильно подбирать препараты на основе лабораторных исследований посева.

Диета при дисбактериозе

В период лечения и для предупреждения рецидивов необходимо исключить употребление жирного, острого, соленого, жареного, не пить алкоголь. Питание должно быть сбалансированным и щадящим, в рационе должны присутствовать кисломолочные продукты.

Проконсультироваться о диагностике и лечении дисбактериоза и записаться к специалисту вы можете, позвонив в нашу клинику или записавшись через форму на сайте.

УЗНАТЬ ЦЕНЫ

Дисбактериоз у детей. Симптомы, профилактика, лечение

Сегодня понятие дисбактериоза, во многом благодаря рекламе, на слуху у каждого. Так ли безобидно это состояние? Или его симптомы – это повод обратиться к педиатру, особенно когда речь идет о здоровье ребенка? Давайте разберемся.

Термин «дисбактериоз» появился еще в 20-е годы прошлого столетия. Он был предложен немецким ученым Альфредом Ниссле. В отечественной медицине этот термин так и закрепился, в Европе же стал использоваться другой – «синдром избыточного роста кишечной микрофлоры». Дисбактериоз кишечника означает изменение соотношения «полезных» и «вредных» бактерий, населяющих кишечник.

Что такое нормальная микрофлора

Микрофлора кишечника в норме относительно стабильна по качественному и количественному составу. На 90% она представлена «полезными» микроорганизмами (бифидобактериями, лактобактериями и бактероидами). Эти бактерии присутствуют в кишечнике постоянно. Они помогают вытеснить возбудителей опасных инфекций, благодаря выработке антибиотикоподобных веществ и формированию защитного барьера на слизистой оболочке кишечника.

Остальная часть микрофлоры, около 8-10%, представлена условно-патогенными микроорганизмами. Они попадают в кишечник извне и в норме не оказывают отрицательного влияния на здоровье. В основном, это энтеробактерии (энтерококки, эшерихии), в остаточном количестве – протеи, клебсиеллы и цитробактеры.

Нормальная микрофлора кишечника регулирует различные функции организма. Она защищает от вредоносных бактерий, участвует в пищеварении, укрепляет иммунитет.

Причины дисбактериоза

Причинами формирования нарушений кишечной микрофлоры могут служить различные заболевания и состояния, например:

  • Нарушение формирования кишечной микрофлоры в результате родоразрешения путем кесарева сечения, искусственного или смешанного вскармливания в течение первого года жизни ребенка.
  • Воспалительные заболевания толстого и тонкого кишечника вследствие кишечной инфекции или без нее.
  • Функциональные нарушения в работе желудочно-кишечного тракта
  • Аллергическое поражение слизистой оболочки кишечника.
  • Прием антибиотиков.
  • Несбалансированная диета.

Проявления дисбактериоза

«Кишечник должен работать как часы». Все, что сопровождается нарушением его слаженной работы, может быть признаком дисбактериоза, например:

  • Диарея или запор
  • Фекалии плохо переваренные, жидкой или кашицеобразной консистенции, часто с примесью слизи и зелени
  • Боли и вздутие живота
  • Повышенное газообразование
  • Атопический дерматит – кожные проявления аллергического характера

Диагностика

Для подтверждения диагноза дисбактериоза кишечника и исключения острых кишечных инфекций и сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта врач нашего центра назначит вашему ребенку следующие лабораторные исследования и анализы:

  • Копрограмму – анализ кала для оценки процесса пищеварения,
  • Кал на дисбактериоз для определения примерного состава микрофлоры

При остро возникшей диарее могут понадобиться:

  • бактериологическое исследование кала на острые кишечные инфекции,
  • иммуно-ферментный анализ кала для исключения вирусного поражения кишечника и колита, связанного с приемом антибиотиков
  • исследование кала на яйца глист

Для уточнения причины возникновения дисбактериоза дополнительно могут быть назначены инструментальные методы исследования, например УЗИ органов брюшной полости, а также рекомендована консультация детского гастроэнтеролога.

Коррекция и лечение

Перед началом лечения ребенку подбирается индивидуальная механически щадящая диета, которая обогащена кисломолочными продуктами, содержит достаточное количество пищевых волокон. Для детей первого года жизни рекомендуется грудное вскармливание, как универсальный источник основных питательных и защитных веществ для организма ребенка. Возможно использование адаптированных кисломолочных смесей.

Для коррекции дисбактериоза используются препараты, нормализующие микрофлору кишечника. Это:

  • пробиотики, содержащие полезные бифидо- и лактобактерии;
  • пребиотики, способствующие размножению нормальной микрофлоры кишечника;
  • симбиотики, или комбинированные препараты.

В некоторых случаях необходимо подавление условно-патогенной и патогенной флоры. Для этого применяются:

  • нитрофурановые препараты, кишечные антисептики;
  • антибиотики из группы макролидов и цефалоспоринов;
  • бактериофаги, обладающие выборочной антибактериальной активностью без побочных эффектов.

Антибиотик и бактериофаг назначаются после проведения исследования на чувствительность к нему микроорганизмов.

Для улучшения процессов пищеварения в схему лечения могут быть добавлены ферменты и сорбенты.

Таким образом, каждому ребенку подбирается индивидуальная схема лечения.

Профилактика дисбактериоза у детей

Чтобы не столкнуться с проблемой дисбактериоза, следите за питанием ребенка, характером стула, прибавкой в весе, внимательно относитесь к лечению хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Только комплексный подход к укреплению здоровья вашего ребенка позволит сохранить баланс микрофлоры и здоровья в целом.

Все о дисбактериозе | Медицинский центр «Новая медицина»

ВСЁ О ДИСБАКТЕРИОЗЕ
Дисбактериоз очень распространенное заболевание. По данным Минздрава дисбактериоз выявляют у 90% взрослого населения и свыше 25% детей в возрасте до года. Многие заболевания, в том числе и хронические, связаны с нарушением микробиоценоза кишечника и часто являются следствием дисбактериоза, а не его причиной.
Дисбактериоз считается основной социальной болезнью 21-го века. Актуальность проблемы требует постоянного поиска новых средств лечения дисбактериоза и его коррекции.

ДИСБАКТЕРИОЗ У ДЕТЕЙ

Дисбактериоз у детей, как и у взрослых, возникает вследствие нарушения баланса микрофлоры кишечника. Определить его наличие без анализа в лаборатории крайне сложно, поскольку это не является самостоятельным заболеванием, а возникает вследствие воспалительного процесса в организме или же в случае нарушения баланса витаминов. В медицинской терминологии также применяется определение «дисбиоз», которое является синонимом «дисбактериоза».

Чаще всего возникает дисбактериоз у детей грудного возраста. К основному фактору его появления относится искусственное вскармливание малыша и недостаток витаминов, получаемых с дополнительной пищей. Также дисбактериоз у детей может возникнуть при аллергических реакциях организма, приема антибиотиков, зоны повышенной радиации, острых и хронических заболеваний пищеварительной системы или нарушения нормального функционирования кишечника из-за недостатка бактерий, расщепляющих кислоты и питательные вещества. Источник, как правило, устанавливает врач.

Кишечно-желудочный тракт взрослого человека содержит примерно 1,5 кг бактерий, около 400—500 разных видов, а у детей до двух лет, вскармливаемых грудным молоком, преобладают в основной массе бифидобактерии, которые препятствуют развитию кишечно-желудочных заболеваний. У малышей, которых вскармливают искусственным путем, из-за невозможности кормить грудью, не формируется преобладание какой-то определенной группы бактерий — бифидо бактерий, такое питание не сможет предотвратить дисбактериоз у ребенка и защитить организм от других заболеваний. Поэтому врачи рекомендуют кормить теми кисломолочными смесями, которые способствуют их размножению. Информацию о свойствах смесей можно прочитать на упаковке и выбрать оптимальную для ребенка.

Преобладание бифидобактерий в детском организме важно тем, что они помогают регулировать обмен желчных кислот, а также принимают участие в формировании органических веществ и кислот, необходимых для работы кишечника. Способствуют усваиванию витаминов К, группы В, D, солей, никотиновой и фолиевой кислоты, получаемых с питанием. Имеют антиаллергическое, антирахитическое и антианемическое действие на организм, а кроме того формируют иммунитет.
Как мы уже говорили, симптомов, по которым можно однозначно сделать вывод, что это дисбактериоз — нет, поэтому нужно искать в первую очередь причину — то заболевание, которое может сопровождаться дисбактериозом.

Раньше дисбактериоз определяли с помощью анализа состава кала, но так как осуществить правильный сбор кала в стерильную посуду не возможно, результат такого анализа не до конца объективен. На сегодняшний день в современной медицине применяются более сложные и точные методы, такие как исследование с помощью биохимии; для гастроскопии — анализ соскоба слизистой 12-перстнойлибо тощей кишки, для колоноскопии — анализ соскоба прямой и толстой кишки. Но такие сложные исследования проводятся только по назначению лечащего врача.

Каким же образом происходит лечение?

Первостепенно необходимо лечить причину его возникновения — основное заболевание, которое устанавливает один из врачей, назначенных педиатром. Курс лечения будет состоять из лечения очага заболевания и специализированного питания смесями, способствующими либо образованию правильной (здоровой) микрофлоры кишечника либо смесями, которые уже содержат микроорганизмы.
Предотвращается возможный дисбактериоз у ребенка в первую очередь длительным грудным кормлением и своевременным введением дополнительного прикорма к молоку. Лучше всего все этапы вскармливания ребенка согласовывать с наблюдающим педиатром, собственная интуиция важна, но совет профессионала не менее важен, тем более в этом возрасте закладывается основа иммунитета на всю жизнь. Дополнять рацион питания рекомендуется специальными кисло-молочными смесями, которые содержат в себе бифидо и лактобактерии полезные деткам.
В том случае, если врач установил дисбактериоз у ребенка, к основному питанию добавляются кисло-молочные продукты, в зависимости от направления лечения. Наринэ-Форте, Биовестин, Биовестин-лакто содержат бифидо и лактобактерии в пропорциях и состояние, которые способны стимулировать развитие микроорганизмов нормальной флоры.
Но не забывайте — не только питанием лечится дисбактериоз у детей, а также предупреждением первоисточника его возникновения, который определяет врач. Лучше всего сразу применять смеси, которые способствуют образованию бифидобактерий, как прикорм к основному питанию, для того, чтобы поддерживать необходимую микрофлору кишечника и предотвратить дисбактериоз у ребенка, а именно лечение смесями уже осуществлять под руководством врача в сочетании с лечением очага воспаления.

ДИСБАКТЕРИОЗ — ВРАГ ЗДОРОВЬЯ

Каждый день наш организм нуждается в еде. Без пищи человек не может существовать. Прием пищи становится ритуалом, который человек должен соблюдать изо дня в день. Однако не всегда наш организм в силе переварить ее. Особенно, если мы позволяем себе лишнего.
Например, переедаем за ужином или перед сном, едим не совсем полезную и здоровую пищу. Полноценное пищеварение возможно только в случае наличия в желудке каждого человека самых разнообразных микробов. Причем эти микробы могут быть как положительными, так и, как это ни странно, отрицательными. Именно они помогают нашему желудку все это переварить.

Если говорить о дисбактериозе, то это состояние, во время которого все микробы нашего организма изменяют свой состав. Это изменение в свою очередь ведет к нарушению работы желудка и кишечника.
Вполне правильным будет вопрос — почему же все это происходит? Изменение состава Вашего кишечника происходит в результате каких-либо изменений в Вашем организме. Что это значит? Ваш организм чем-то заражен или в него попала какая-то инфекция. Все это приводит к появлению дисбактериоза.
Рассмотрим подробнее причины появления дисбактериоза. Этот сбой работы кишечника может произойти в результате неправильного применения различных антибиотиков. Если Вы страдаете заболеваниями пищеварительного тракта, у Вас также может появиться дисбактериоз. Слабый иммунитет, послеоперационное состояние или неправильное питание — еще три причины появления дисбактериоза.

Во время дисбактериоза кишечник перестает обладать полезными микробами. Он наполнен только вредными бактериями, которые приводят к болям в области кишечника. В этот момент организм человека практически не получает никаких витаминов, жиров и других важных для организма веществ. Все это приводит к сильному снижению веса больного. При дисбактериозе у больного болит и вздувается живот. У него обязательно меняется стул.
Чтобы выявить наличие этого заболевания, Вам необходимо обратиться к врачу-гастроэнтерологу. Он назначит Вам гастроскопию, то есть проверят Ваш кишечник при помощи специального аппарата. Вам также проверят кишку и возьмут анализы кала. Все эти процедуры помогут врачу назначить Вам правильный курс лечения.
При любом курсе лечения этого заболевания Вы должны будете соблюдать диету. Эта диета обязательно будет включать в свой состав различные продукты, которые богаты полезными бактериями. Чаще всего таковыми являются различные кисломолочные продукты. Также Вам пропишут антибиотики или бактериофаги. Это препараты, которые помогут Вам очистить кишечник от вредных бактерий. Также Ваше лечение не обойдется без лекарственных препаратов, которые помогут Вашему кишечнику нормализоваться. Это такие препараты как: Нарине-Форте, Бификол, Биовестин, Нарине Ф-баланс и др.
Чаще всего для полного выздоровления хватает двух месяцев. Однако есть одно но. Как правило, после лечения ни один врач не даст Вам стопроцентной гарантии, что Вы не заболеете дисбактериозом вновь. Микрофлора кишечника имеет один большой минус. Она очень быстро реагирует на любые изменения Вашего организма. Чтобы избежать всех этих неприятностей, Вам необходимо вовремя избавляться от любых неполадок Вашего органи. Например можно проводить профилактику — время от времени пропивать препараты, которые нормализуют микрофлору кишечника. Для этих целей отлично подойдет Нарине-Форте или Нарине Ф-баланс. При регулярном применение эти препараты не дадут развиться дисбактериозу, а так же нормализуют микрофлору пищеварительного тракта, что улучшит аппетит, стул и защитит Ваш кишечник от патогенных микробов. Также Вам не стоит принимать никакие антибиотики без консультации у врача.
Если говорить честно, то все в Ваших руках. Здоровье каждого человека в огромнейшей степени зависит исключительно от него самого. Если Вы будете себя беречь, Вы навсегда останетесь здоровыми и счастливыми.

БАД — ЭТО ТО, ЧТО НАМ НЕ ХВАТАЕТ В ПИЩЕ?

Относятся ли БАДы к разряду медикаментозных препаратов? Вызывают ли пищевые добавки привыкание? Могут ли добавки заменить обычное питание? Как правильно их применять? Что входит в их состав? Есть ли у БАДов противопоказания, и в каких случаях необходимо посоветоваться с врачом, прежде чем их принимать? На вопросы отвечает директор направления по улучшению качества пищевых продуктов канадского Института Здоровья Nutrilite.

Кто из нас не мечтает укрепить здоровье и продлить отпущенный природой срок жизни? Для этих целей вроде бы и выпускаются различные биологически активные добавки (БАДы). О них ходит множество мифов. Кто-то считает их панацеей от всего, кто-то убежден, что они не дают никакого эффекта, а их производители — шарлатаны…
Так что же такое БАДы и как правильно их принимать? С этим вопросом «Правда.ру» обратилась к Одре Дэвис — директору направления по улучшению качества пищевых продуктов канадского Института Здоровья Nutrilite.
— Относятся ли БАДы к разряду медикаментозных препаратов?
— Биологически активные добавки к пище — не лекарства. Но использовать их в комплексе с лекарственными средствами вполне разумно и оправданно. Они помогают оздоровить организм, сократить длительность болезни, снизить риск развития осложнений и обострений, позволяют увеличить продолжительность жизни. Лекарства хороши, когда человек уже заболел. А БАДы применяются как средства профилактики, предупреждения болезней. Ведь, за исключением травм и инфекций, болезнь никогда не возникает внезапно. Зачастую развитие заболевания являет собой длительный процесс, на протяжении которого организм пытается бороться с патологическими изменениями… Если в это время прибегнуть к БАДам, возможно, удастся восстановить нормальную работу органов еще до того, как нарушения станут очевидны.
— Вызывают ли пищевые добавки привыкание?
— Физиологического привыкания не вызывают. Но есть люди, «зацикленные» на приеме различных витаминов, добавок и лекарств. На самом деле в состав добавок входят вещества, которые должны присутствовать в нашем ежедневном рационе. Но мало кто из нас умеет питаться рационально. Вот и бежим покупать БАДы!
— Могут ли добавки заменить обычное питание? Как правильно их применять?
— БАДы являются именно добавками к пище, а не ее заменителями. С их помощью организм адаптируется к воздействию различных внешних и внутренних факторов. Биодобавки и витаминно-минеральные комплексы рекомендуется принимать регулярно в осенно-зимне-весенний период, когда организм ослаблен непогодой и гиповитоминозами. Кроме того, они могут оказать незаменимую помощь в восстановлении после стрессов и физических нагрузок.
— А что входит в их состав?
— БАДы включают в себя компоненты животного, растительного и минерального происхождения. В их состав могут входить как природные ингредиенты, так и соединения, полученные биотехнологическими или химическими методами. Могу с уверенностью сказать, что генетически модифицированные продукты при производстве биологически активных добавок не используются. В России утвержден и действует список из 190 разрешенных компонентов. Есть и перечень запрещенных: это, во-первых, сильнодействующие психотропные и ядовитые вещества, а также вещества, не являющиеся аналогами элементов нашего пищевого рациона, неприродные синтетические продукты, гормоны и ряд других…
— Есть ли у БАДов противопоказания, и в каких случаях необходимо посоветоваться с врачом, прежде чем их принимать?
— Предупреждения о возможных противопоказаниях потребитель может прочитать на этикетке к препарату. В России БАДы обязательно проходят государственную регистрацию. Но за консультацией к врачу не мешает обратиться, если вы беременны, кормите грудью, а также, если препарат предназначается для ребенка. Стоит помнить и о том, что у разных людей организм может по-разному реагировать на те или иные продукты и препараты, даже, на первый взгляд, безвредные. Поэтому совет грамотного специалиста никогда не помешает.

РОДИТЕЛЯМ ОБ АНТИБИОТИКАХ

Вторую половину ХХ века можно смело назвать антибактериальной эрой, и это не будет преувеличением: число жизней, спасенных с помощью антибиотиков, давно перешагнуло за миллиард! Об их чудотворной силе ходят легенды, но и хулы в их адрес приходится слышать не меньше. Виной тому поверхностное знание, провоцирующее неоправданные ожидания, а стало быть — и многочисленные обвинения антибиотиков в бедах, за которые они на самом деле ответственности вовсе не несут.
А хуже всего то, что антибиотики применяют гораздо чаще, чем это необходимо, нанося тем самым серьезнейший вред не только больным, но и обществу в целом. Я далек от мысли научить родителей самостоятельно использовать антибиотики — это дело врача. Но я убежден, что понимать логику назначения врача современные родители не только могут, но и обязаны.

О ПОЛЬЗЕ ГРЯЗНОЙ ПОСУДЫ

Слово «антибиотик» образовано из двух элементов греческого происхождения: anti- — «против» и bios — «жизнь». Антибиотиками называют образуемые микроорганизмами, высшими растениями или тканями животных организмов вещества, избирательно подавляющие развитие микроорганизмов (или клеток злокачественных опухолей).
Любопытна история открытия первого антибиотика — пенициллина — шотландским бактериологом Александером Флемингом в 1829 г.: будучи по природе человеком неряшливым, он очень не любил… мыть чашки с бактериологическими культурами. Каждые 2—3 недели на его рабочем столе вырастала целая груда грязных чашек, и он скрепя сердце приступал к очистке «авгиевых конюшен». Одна из таких акций дала неожиданный результат, масштаб последствий которого сам ученый оценить в тот момент не мог. В одной из чашек обнаружилась плесень, подавляющая рост высеянной культуры болезнетворной бактерии группы staphylococcus. Кроме того, «бульон», на котором разрослась плесень, приобрел отчетливо выраженные бактерицидные свойства по отношению ко многим распространенным патогенным бактериям. Плесень, которой была заражена культура, относилась к виду penicillium.
В очищенном виде пенициллин был получен лишь в 1940 г., т. е. спустя 11 лет после его открытия, в Великобритании. Сказать, что это произвело революцию в медицине, — значит не сказать ничего. Но у любой медали, увы, две стороны…

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

Открыв столь мощное оружие в борьбе с болезнетворными микроорганизмами, человечество впало в эйфорию: к чему долго и кропотливо подбирать лекарственную терапию, если можно «шарахнуть» по зловредным микробам антибиотиком? Но и микробы «не лыком шиты» — они весьма эффективно защищаются от грозного оружия, вырабатывая устойчивость к нему. Если антибиотик, скажем, блокирует синтез необходимых микробу белков — микроб в ответ на это просто… меняет белок, обеспечивающий его жизнедеятельность. Некоторые микроорганизмы ухитряются научиться выработке ферментов, разрушающих сам антибиотик. Короче говоря, способов множество, и «хитроумные» микробы ни одним из них не пренебрегают. Но самое печальное заключается в том, что устойчивость микробов может передаваться от одного вида другому путем межвидового скрещивания! Чем чаще применяется антибиотик, тем быстрее и успешнее микробы приспосабливаются к нему. Возникает, как вы понимаете, порочный круг — чтобы разорвать его, ученые вынуждены вступить в навязанную микробами «гонку вооружений», создавая все новые и новые виды антибиотиков.

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВЫБИРАЕТ…

К настоящему времени создано более 200 противомикробных препаратов, из них более 150 используются для лечения детей. Их мудреные названия нередко ставят в тупик людей, не имеющих отношения к медицине. Как же разобраться в обилии замысловатых терминов? На помощь, как всегда, приходит классификация. Все антибиотики делятся на группы — в зависимости от способа воздействия на микроорганизмы.
Пенициллины и цефалоспорины разрушают оболочку бактериальной клетки.
Аминогликозиды, макролиды, левомицетин, рифампицин и линкомицин убивают бактерии, подавляя синтез разных ферментов — каждый своего.
Фторхинолоны уничтожают микроорганизмы более «изощренно»: подавляемый ими фермент отвечает за размножение микробов.
В непрекращающемся состязании с микробами ученым приходится придумывать все новые и новые методы борьбы — каждый из них дает начало новому поколению соответствующей группы антибиотиков.
Теперь о названиях. Увы, здесь царит изрядная неразбериха. Дело в том, что помимо основных международных (так называемых генерических) названий многие антибиотики имеют и фирменные, запатентованные тем или иным конкретным производителем (в России их более 600). Так, например, один и тот же препарат может называться амоксициллином, Оспамоксом и Флемоксин Солютабом. Как же разобраться? По закону наряду с патентованным фирменным названием на упаковке лекарства обязательно указывается и его генерическое название — мелким шрифтом, нередко по-латыни (в данном случае — amoxycillinum).
При назначении антибиотика часто говорят о препаратепервого выбора и резервных препаратах. Препарат первого выбора — это тот препарат, назначение которого определяется диагнозом — если у больного нет устойчивости или аллергии к этому лекарственному средству. В последнем случае обычно назначаются резервные препараты.

ЧЕГО ЖДАТЬ И ЧЕГО НЕ ЖДАТЬ ОТ АНТИБИОТИКОВ?

Антибиотики способны излечить заболевание, вызванное бактериями, грибками и простейшими, но не вирусами. Именно поэтому бесполезно ожидать эффекта от антибиотика, назначенного при ОРВИ, точнее, эффект в таких случаях бывает негативным: температура держится несмотря на прием антибиотика — вот вам и «питательная среда» для распространения молвы о якобы потерянной эффективности антибиотиков или же о повальной устойчивости микробов.
Назначение антибиотика при вирусной инфекции не предотвращает бактериальных осложнений. Напротив, подавляя рост чувствительных к препарату микробов, например обитающих в дыхательных путях, антибиотик облегчает заселение дыхательных путей устойчивыми к нему патогенными бактериями, легко вызывающими осложнение.
Антибиотики не подавляют воспалительного процесса, обусловливающего подъем температуры, так что «сбить температуру» через полчаса, как парацетамол, антибиотик не может. При приеме антибиотика падение температуры наступает лишь через несколько часов или даже через 1—3 дня. Именно поэтому нельзя давать одновременно антибиотик и жаропонижающее: падение температуры от парацетамола может замаскировать отсутствие эффекта от антибиотика, а при отсутствии эффекта антибиотик, естественно, необходимо как можно скорее сменить.
Однако сохранение температуры нельзя считать признаком, однозначно свидетельствующим о неэффективности принимаемого антибиотика: порой выраженная воспалительная реакция, образование гноя требуют дополнительного к антибактериальному лечения (назначения противовоспалительных средств, вскрытия гнойника).

ВЫБОР ЗА ВРАЧОМ

Для лечения заболеваний, вызываемых чувствительными к антибиотикам микробами, обычно используются препараты первого выбора. Так, ангину, отит, пневмонию лечат амоксициллином или оспеном, микоплазменную инфекцию или хламидиоз эритромицином или другим антибиотиком из группы макролидов.
Возбудители кишечных инфекций зачастую быстро вырабатывают устойчивость к антибиотикам, поэтому при лечении кишечных инфекций антибиотики применяются лишь в тяжелых случаях — обычно цефалоспорины 2—3-го поколений или хинолоны.
Инфекции мочевых путей вызываются представителями кишечной флоры, их лечат амоксициллином или, при устойчивости возбудителей, резервными препаратами.
Как долго принимают антибиотик? При большинстве острых болезней его дают в течение 2—3 дней после падения температуры, однако есть много исключений. Так, отит обычно лечат амоксициллином не более 7—10 дней, а ангину — не менее 10 дней, иначе может быть рецидив.

ТАБЛЕТКИ, СИРОПЫ, МАЗИ, КАПЛИ…

Для детей особенно удобны препараты в детских формах. Так, препарат амоксициллина Флемоксин Солютаб выпускается в растворимых таблетках, их легко дать с молоком или чаем. Многие препараты, такие как джосамицин (Вильпрафен), азитромицин (Сумамед), цефуроксим (Зиннат), амоксициллин (Оспамокс) и др., выпускаются в сиропе или в гранулах для его приготовления.
Есть несколько форм антибиотиков для наружного применения — левомицетиновая, гентамициновая, эритромициновая мази, тобрамициновые глазные капли и др.

ОПАСНЫЕ ДРУЗЬЯ

Опасности, связанные с приемом антибиотиков, часто преувеличивают, но помнить о них необходимо всегда.
Поскольку антибиотики подавляют нормальную флору организма, они могут вызывать дисбактериоз, т. е. размножение бактерий или грибов, не свойственных тому или иному органу, прежде всего кишечнику. Однако лишь в редких случаях такой дисбактериоз опасен: при недлительном (1—3 недели) лечении антибиотиками проявления дисбактериоза фиксируются крайне редко, к тому же пенициллин, макролиды, цефалоспорины 1-го поколения не подавляют роста флоры кишечника. Так что противогрибковые (нистатин) и бактериальные (Бифидумбактерин, Лактобактерин) препараты применяются для предупреждения дисбактериоза лишь в случаях длительного лечения несколькими лекарственными препаратами широкого антибактериального спектра.

Термином «дисбактериоз», однако, в последнее время стали злоупотреблять — ставят его в качестве диагноза, списывая на него чуть ли не любые нарушения функционирования желудочно-кишечного тракта. Есть ли вред от такого злоупотребления? Да, поскольку это мешает постановке правильного диагноза. Так, например, у многих детей с пищевой непереносимостью диагностируют дисбактериоз, а потом «лечат» Бифидумбактерином, обычно без успеха. Да и стоят анализы кала на дисбактериоз немало.
Еще одна опасность, подстерегающая при приеме антибиотиков, — аллергия. У некоторых людей (в том числе и у грудных детей) имеется аллергия к пенициллинам и другим препаратам-антибиотикам: сыпи, шоковые реакции (последние, к счастью, встречаются очень редко). Если у вашего ребенка уже наблюдалась реакция на тот или иной антибиотик, об этом надо обязательно сообщить врачу, и он легко подберет замену. Особенно часты аллергические реакции в тех случаях, когда антибиотик дают больному, страдающему заболеванием небактериальной природы: дело в том, что многие бактериальные инфекции как бы снижают «аллергическую готовность» больного, что уменьшает риск реакции на антибиотик.

Аминогликозиды могут вызывать поражение почек и глухоту, их без большой надобности их не применяют. Тетрациклины окрашивают эмаль растущих зубов, их дают детям только после 8 лет. Препараты фторхинолонов детям не назначают из-за опасности нарушения роста, их дают лишь по жизненным показаниям.
Принимая во внимание все вышеперечисленные «факторы риска», врач обязательно оценивает вероятность осложнений и применяет препарат только тогда, когда отказ от лечения сопряжен с большой степенью риска.

В заключение остается лишь сказать несколько слов об экономических аспектах назначения антибиотиков. Новые антибиотики стоят очень дорого. Спору нет, бывают ситуации, когда их применение необходимо, однако я часто сталкиваюсь со случаями, когда эти препараты назначаются без надобности, при заболеваниях, которые можно легко вылечить дешевыми лекарствами «старого образца». Я согласен с тем, что не следует скупиться, если речь идет о лечении ребенка. Но траты должны быть разумными! (Можно, например, купить антибиотик в форме сиропа: сиропы довольно дороги, но дети их принимают охотно, да и дозировать сироп или капли очень удобно.) Однако это не означает, что при выборе препарата вовсе не следует принимать во внимание финансовую сторону дела. Не надо стесняться спросить у врача, во что обойдется вам выписанный рецепт, и если он вас не устраивает (слишком дорог или слишком дешев — это тоже нередко настораживает родителей), поищите вместе с врачом удовлетворяющую вас замену. Хочу еще раз повторить: десятки препаратов, имеющиеся сегодня в аптеках, почти всегда позволяют найти эффективное лекарство, соответствующее вашим возможностям.

ДИСБАКТЕРИОЗ — АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

Проблема сохранения здоровья, поиск путей снижения неблагоприятного воздействия на организм внешней среды являются в настоящее время крайне актуальными для нашей страны. По данным Российской академии наук, более 90% населения Российской Федерации в настоящее время имеют отклонения от физиологической нормы по тем или иным показателям, характеризующим здоровье человека.
Техногенные и экологические катастрофы, инфекционные болезни, экспансия некачественных лекарственных средств и продуктов питания, самоотравление алкоголем и наркотиками, психоэмоциональное напряжение и множество других вредоносных факторов истощают защитные силы организма, снижают его адаптационный потенциал.
Одной из важнейших систем поддержания и сохранения гомеостаза организма является его нормальная микрофлора, населяющая желудочно-кишечный тракт, мочеполовую систему, кожные покровы. Она оказывает многоплановое влияние на защитные, адаптационные и обменно-трофические механизмы организма, а ее нарушения под влиянием факторов эндогенной или экзогенной природы могут привести к утрате или искажению этих функций, которые влекут за собой проявления дисбактериоза — изменения качественного и количественного состава микрофлоры организма. Спектр клинических синдромов и патологических состояний, патогенез которых связан с дисбактериозом, в настоящее время очень широк и имеет тенденцию к увеличению.
Это возводит проблему разработки средств, повышающих адаптационный потенциал организма человека, в ранг первостепенных задач не только медицинского, но и экономического и политического характера.

В настоящее время одним из наиболее доступных и эффективных способов экологической реабилитации являются пробиотики — продукты, биологически активные добавки и фармацевтические препараты на основе полезных микроорганизмов, прежде всего, бифидобактерий и лактобацилл, оказывающих многофакторное регулирующее и стимулирующее воздействиие на организм человека, укрепляющих иммунную систему, защищающих от болезнетворных микробов. И не случайно, согласно данным российских маркетологов, занятых анализом объемов потребления фармпрепаратов и БАД, начиная с 2000 года только два сегмента этого рынка имеют тенденцию к росту — антиканцерогенные и пробиотические препараты. Им принадлежит ведущая роль в нормализации микробиоценоза кишечника, поддержании неспецифической резистентности организма, улучшении процессов всасывания и гидролиза жиров, белкового и минерального обмена, синтезе биологически активных веществ.
Представители нормофлоры синтезируют витамины группы В, никотиновую кислоту, биотин, витамин К. Большая роль принадлежит им в защите организма от токсических элементов экзогенного происхождения и эндогенных субстратов и метаболитов. Они принимают активное участие в метаболизации разнообразных веществ растительного, животного и микробного происхождения, рециркуляции желчных кислот, активно влияют на метаболизм билирубина и холестерина. Установлена их антиканцерогенная и антимутагенная активность. Известна способность инактивировать гистамин, играющий важную роль в проявлении аллергии.
Все эти положительные эффекты позволяют рассматривать представителей нормальной микрофлоры как эффективный биокорректор и основу для создания различных форм пробиотиков.
По материалам сайта www.disbakterioza.net

ABC-медицина

При эубиозе (то есть в норме) микрофлора кишечника представляет собой оптимальное соотношение различных бактерий – кишечной палочки, лактобацилл, энтерококков и др., всего более 500 видов. Дисбактериозом называют дисбаланс микробов, который длится продолжительное время. Это очень распространенное состояние, встречающееся примерно у 90 % взрослых и 95 % детей.

При должной коррекции, которую может назначить только врач, дисбактериоз кишечника проходит, но при отсутствии лечения обычно переходит в более тяжелую, прогрессирующую форму. Данное бактериологическое состояние принято рассматривать в качестве проявления или осложнения какого-либо заболевания, чаще всего – желудочно-кишечного тракта.

Причины развития дисбактериоза

Гибель полезных бактерий, населяющих микрофлору кишечника, может быть связана с такими факторами, как:

  • изменение функций желудка, поджелудочной железы или печени, приводящее к недостатку пищеварительных ферментов и появлению непереваренных остатков пищи, которые способствуют росту болезнетворных микробов;
  • пониженный тонус гладкой мускулатуры кишечника или ее спазмы, возникающие в результате психического или физического стресса, хирургического вмешательства, вегетососудистой дистонии – все это приводит к нарушению передвижения пищевых масс;
  • различные заболевания желудочно-кишечного тракта, такие как холецистит, гастрит, панкреатит и пр., связанные с повышением кислотности или щелочности среды обитания бактерий, что влечет за собой изменение обмена веществ и клеточных мембран полезных микроорганизмов;
  • неправильное пищевое поведение (диеты, недостаток кисломолочных продуктов и клетчатки, употребление консервантов) препятствует нормальному росту полезных микробов или провоцирует их уничтожение;
  • наличие в кишечнике паразитов или болезнетворных микробов, чьи продукты жизнедеятельности убивают полезные микроорганизмы – обычно это связано с дизентерией, сальмонеллезом, вирусными заболеваниями и пр.;
  • прием антибиотиков, пагубно действующих не только на вредных микробов, но и на полезных.

К факторам, повышающим риск развития дисбактериоза кишечника, относят постоянные стрессы и неблагоприятную экологию, от которых страдают жители современных мегаполисов.

Общая симптоматика

Симптомы дисбактериоза кишечника различаются по локализации дисбиотических изменений и степени их выраженности. На тяжесть клинических проявлений влияют возраст, образ жизни, состояние иммунной системы, стадия развития патологии.

1 стадия

На данном этапе дисбаланс бактерий выражен слабо: пациента могут беспокоить небольшие расстройства кишечника. Обычно такое состояние связано с кратковременным воздействием на микрофлору, например, со сменой привычной пищи, напитков. После окончания воздействия провоцирующих факторов или привыкания к новым условиям баланс микрофлоры восстанавливается.

2 стадия

Прекращается производство кишечником необходимого количества ферментов, обеспечивающих нормальное пищеварение. В результате возникает процесс брожения, который проявляется болью и вздутием живота, горечью во рту, метеоризмом, запорами или, наоборот, диареей. Это могут быть симптомы как прогрессирующего дисбактериоза, так и развития заболеваний желудочно-кишечного тракта.

3 стадия

На этой стадии при воздействии большого количества патогенной флоры на стенки кишечника развивается воспалительный процесс. Такой дисбактериоз уже требует медицинского вмешательства. К выраженным симптомам добавляются тошнота, рвота, непереваренные фрагменты пищи в стуле, сильные боли в животе. В некоторых случаях – повышение температуры тела.

4 стадия

Это состояние кишечника, при котором нормальная микрофлора практически полностью вытеснена болезнетворными микроорганизмами, что приводит к нарушению всасывания полезных веществ, развитию авитаминоза и даже анемии. Образующиеся в результате токсины попадают в кровь и провоцируют тяжелые аллергические реакции. Клинические проявления включают возникновение сыпи, экземы, крапивницы, возможно развитие астмы, бессонницы, хронической усталости. Пациент может жаловаться на проблемы с концентрацией внимания. При отсутствии своевременного лечения возникает угроза развития тяжелых кишечных инфекций.

Крайняя степень дисбактериоза – проникновение бактерий желудочно-кишечного тракта в кровь (бактериемия), в некоторых случаях – развитие сепсиса.

Диагностика дисбактериоза

Основная цель диагностики – определение вида микробов, заселяющих кишечник, и их количества. Как правило, используются следующие основные методы:

  • бактериологическое исследование, на качество результатов которого влияют соблюдение сроков доставки и сохранности материала, а также условий культивирования разных видов бактерий;
  • исследование метаболитов микрофлоры, которое основано на определении летучих жирных кислот, выделяемых микроорганизмами. Отличается точностью результатов, простотой и оперативностью выполнения.

При проведении диагностики и постановке диагноза учитывается также, что микрофлора кишечника индивидуальна для каждого человека. Ее состав может зависеть от возраста, потребляемой пищи и сезона. В связи с этим специалист основывается не только на результатах анализов, но и на дополнительных обследованиях, позволяющих выявить причину развития дисбактериоза.

Лечение дисбактериоза

Лечение дисбактериоза у взрослых зависит от причин и симптомов и назначается комплексно. Стандартная схема обычно включает меры, направленные на:

  • устранение избыточности патогенных микроорганизмов;
  • восстановление нормальной микрофлоры;
  • улучшение процесса пищеварения;
  • нормализацию моторики кишечника;
  • стимулирование реактивности всего организма.

Помните, что назначить грамотное и эффективное лечение может только специалист. Чтобы получить квалифицированную консультацию, запишитесь на прием к врачу клиники «АВС-Медицина» по номеру +7 (495) 223-38-83 или заполните заявку на нашем сайте.

Дисбактериоз: причины, симптомы, диагностика, лечение

Опубликовано: 25.08.2021 12:53:00    Обновлено: 31.08.2021   Просмотров: 6611


Дисбактериоз – качественное и количественное изменение микрофлоры в организме на любом его участке, включая кожные покровы, кишечник, полость рта, влагалище и другие области, населяемые микроорганизмами. Патология встречается при многих заболеваниях, длительном или неконтролируемом употреблении антибиотиков и иммунодепрессантов, развивается под влиянием вредных факторов окружающей среды.

Состояние опасно сопутствующим снижением иммунитета, нарушением барьерной функции кожи и слизистых оболочек, через которые патогенная флора проникает во внутренние органы.

Диагноз «дисбактериоз» отсутствует в международной классификации болезней и выставляется докторами исключительно Российской Федерации и стран СНГ. Дисбактериоз — это не заболевание, а синдром, функциональное расстройство, сопровождаемое нарушением баланса микрофлоры. Самая распространенная форма патологии – дисбактериоз кишечника.

Роль микробиоты в организме

Микробиота – это экосистема, внутри которой уживаются более семи тысяч видов микроорганизмов, включая бактерии, вирусы, бактериофаги, простейшие, археи и грибы. Они живут на кожных покровах, слизистых оболочках, в пищеварительном тракте и играют важную роль в поддержании иммунитета.

Кишечное сообщество находится в симбиозе с организмом хозяина и выполняет множество функций:
  • участвует в пищеварении, способствуя переработке пищи и лучшему усвоению питательных веществ;
  • стимулирует рост клеток кишечной стенки – энтероцитов;
  • поддерживает иммунитет в активном состоянии;
  • не допускает роста опасных микроорганизмов, способных вызвать воспаление и инфекционный процесс;
  • контролирует метаболические процессы, энергетический и жировой обмены;
  • синтезирует биологически активные вещества, участвующие в гормональной и нейрорегуляции.

При снижении количества полезных микроорганизмов, таких как бифидо- и лактобактерии, кишечная палочка и других, занимаемые ими ранее участки активно заселяют патогенные бактерии – преимущественно пептококки, грибы рода Кандида, стафилококки и клостридии.

Причины дисбиоза

Дисбактериоз никогда не возникает первично, он развивается вследствие дисфункции органов и систем либо под действием медикаментов и химических веществ, отрицательно влияющих на микроорганизмы.

Предрасполагают к нарушению микрофлоры следующие факторы:

  • острый и хронический стресс;
  • чрезмерная физическая нагрузка;
  • неблагоприятные экологические условия, вредные производственные факторы;
  • генетическая предрасположенность;
  • иммунодефицитные состояния;
  • беременность и гормональный дисбаланс, например, гиперандрогения у женщин;
  • нарушение биоритмов, акклиматизация;
  • активный прием антибиотиков, цитостатиков, сульфаниламидов, заместительная гормональная терапия;
  • травмы и воспалительные заболевания, сопровождающиеся активацией иммунитета.

Одна из причин кожного дисбактериоза – чрезмерная гигиена, применение агрессивных уходовых средств, смывающих защитный водно-жировой слой с эпителия.

Микробиота кишечника страдает в следующих случаях:
  • присутствие в пище разного рода химических добавок – солей натрия и сернистой кислоты, наночастиц металлов и антибиотиков;
  • голодание либо резкое изменение рациона, обилие в нем животных жиров и белков, сахара, крахмала, недостаток клетчатки, витаминов и минеральных веществ;
  • инфекционные процессы, глистная инвазия в кишечнике;
  • снижение пищеварительной функции внутренних органов при панкреатите, гепатите, гастрите и других заболеваниях;
  • нарушение моторики кишечника;
  • хирургические вмешательства на органах ЖКТ.

Классификация дисбактериоза

Самой распространенной формой патологии считается кишечный дисбактериоз.

К внекишечным формам можно отнести дисбиоз:

  • кожи;
  • половых органов;
  • мочевыделительных путей;
  • ротовой полости;
  • органов дыхания.

Также, в зависимости от длительности процесса и выраженности симптомов, выделяют острый и хронический дисбактериоз.

Степень тяжести определяется количеством и составом бактерий в процессе лабораторной диагностики:
  • I степень — недостаток представителей нормальной микрофлоры;
  • II степень — преобладание условно-патогенных микроорганизмов;
  • III степень — присоединение патогенной флоры.

Кишечный дисбактериоз протекает в три стадии:

  1. Латентный дисбиоз. Клинические проявления патологии отсутствуют. Нарушение микрофлоры выявляется только по результатам анализов.
  2. Локальная или местная форма дисбиоза. Сопровождается симптоматикой колита или энтероколита.
  3. Стадия развития осложнений. Появляются признаки инсулинорезистентности, нейровегетативных нарушений, хронического колита, дерматита и вагинита.

Симптомы нарушенной микрофлоры

Проявления дисбактериоза зависят от локализации пораженной микробиоты. Для кишечной формы патологии характерны следующие симптомы:
  • Диспепсический синдром – расстройство стула, иногда с чередованием запора и диареи, метеоризм, вздутие живота, отрыжка и неприятный привкус во рту, урчание в кишечнике.
  • Повышенная чувствительность к определенной пище, в особенности к злакам и молочным продуктам, а также аллергическая реакция на переносимые ранее продукты. Наиболее часто встречается при дисбактериозе у детей. Проявления могут быть различными: крапивница, кожный зуд, приступы удушья, ангионевротический отек, жидкий пенящийся стул, резкая боль в животе, тошнота вплоть до рвоты, понижение артериального давления.
  • Синдром мальабсорбции – нарушение всасывания питательных веществ проявляется их недостаточностью в организме. Развивается симптоматика белково-энергетической недостаточности, гиповитаминозов, преимущественно витаминов группы В, анемии, нарушения ионного баланса, дефицита кальция.
  • Интоксикационный синдром. Характерны слабость, снижение аппетита, повышение температуры тела, головная боль.
  • Частые ОРЗ, ОРВИ, обострения герпетической инфекции, грибковые заболевания вследствие снижения иммунитета.

Проявления дисбактериоза кишечника у взрослых зависят от пола пациента. У женщин болезненные ощущения в животе усиливаются перед менструацией. Наблюдается повышенная активность сальных желез, на лице и на теле появляются высыпания. Слизистая оболочка влагалища раздражается, больную беспокоит зуд и жжение вульвы. Кожа становится сухой, дряблой и шелушится. Дисбактериоз кишечника у мужчин сопровождается ухудшением потенции, проблемами с мочеиспусканием.

По мере прогрессирования дисбактериоза присоединяются и симптомы осложнений.

При нейропсихическом расстройстве появляются слабость, апатия, тревожность, пониженное настроение, снижение концентрации внимания и стрессоустойчивости, навязчивые мысли, судороги.

Для инсулинорезистентности характерны прибавка в весе, высокая концентрация глюкозы и липидов крови, ощущение тяжести в правом подреберье. При генерализованной воспалительной или аутоиммунной реакции возможно появление боли в суставах, сыпи на коже, примеси слизи либо крови в испражнениях, повышения температуры тела, озноба, быстрой утомляемости.

Для кожного дисбиоза характерны сыпь на теле, дряблость, краснота, зуд, сухость либо избыточная жирность кожных покровов. При дисбактериозе влагалища проявляются молочница – творожистые выделения белого цвета, жжение и зуд в области наружных половых органов. При дисбалансе флоры ротовой полости прогрессируют стоматит, пародонтоз и кариес, ощущаются неприятный привкус и запах изо рта, появляется белый налет на языке.

Осложнения дисбиоза

Дисбиоз — синдром, способствующий развитию многих болезней. Научно подтверждена его связь со следующими патологиями:
  • нейропсихические расстройства: депрессия, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, шизофрения, аутизм, болезнь Паркинсона;
  • инсулинорезистентность, дислипидемия, ожирение, сахарный диабет 2 типа, артериальная гипертензия, жировой гепатоз печени;
  • аутоиммунные патологии: сахарный диабет I типа, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, первичный склерозирующий холангит;
  • аллергические заболевания: бронхиальная астма, атопический дерматит, аллергия на пищевые продукты;
  • системные воспаления: болезнь Крона, неспецифический язвенный колит, синдром раздраженного кишечника, целиакия и колоректальный рак;
  • заражение венерическими заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией;
  • при генитальном дисбактериозе во время беременности – преждевременные роды;
  • сердечно-сосудистые заболевания вследствие активации патогенных бактерий пародонта, способствующих атеросклеротическим процессам и развитию ИБС;
  • аденокарцинома и плоскоклеточный рак пищевода при дисбактериозе полости рта.

Диагностика дисбактериоза

Диагноз ставится на основании жалоб больного, характерной симптоматики и данных осмотра. Для определения тяжести процесса и подбора тактики лечения проводятся лабораторные и инструментальные исследования:
  1. Общий клинический анализ крови. Обращают внимание на признаки анемии, уровень лейкоцитов в крови и их распределение по видам.
  2. Биохимический анализ крови. Выполняется для определения степени выраженности интоксикации и нарушения обмена веществ вследствие их неправильного всасывания в кишечнике.
  3. Общий анализ кала. Оценка физических и химических свойств кала, а также разнообразных компонентов и включений различного происхождения – копрограмма.
  4. Анализ кала на дисбактериоз. Бактериологический посев – это биологическое исследование испражнений с целью определения состава и количества микроорганизмов, обитающих в пищеварительном тракте человека. Также проводится биохимический анализ кала на предмет маркеров дисбиоза, таких как метаболиты летучих жирных кислот, производимых микроорганизмами.
  5. УЗИ брюшной полости. Визуальная оценка состояния органов пищеварения.
  6. Определение чувствительности патогенной флоры к бактериофагам. Проводится преимущественно детям перед назначением соответствующего лечения.

Лечение дисбактериоза

Важную роль в нормализации микрофлоры и работы органов пищеварения играет пересмотр рациона, режима питания. Таким больным рекомендован стол №4. Диета при дисбактериозе предполагает отказ от:
  • острой и жареной пищи, копченых деликатесов;
  • продуктов, насыщенных сахарами;
  • быстроусвояемых углеводов;
  • яблок, бананов, винограда;
  • а также ограничение молочных продуктов.

Полезными для микрофлоры считаются продукты, обогащенные клетчаткой – цельнозерновая выпечка, крупы, за исключением белого риса, овощи, листовая зелень и сушеные фрукты. Рекомендована также кисломолочная продукция, содержащая пребиотики и стимулирующая рост полезной микрофлоры.

Консервативное лечение дисбактериоза предполагает применение:
  1. Противомикробных средств синтетического происхождения – кишечных антисептиков.
  2. Пробиотиков. Это готовые лакто-бифидопробиотики в дозах свыше 109 в одной капсуле.
  3. Пребиотиков. Представляют собой вещества, способствующие росту и размножению полезной флоры.
  4. Синбиотиков. Комплексные препараты, содержащие как сами микроорганизмы, так и необходимые для их развития компоненты.
  5. Бактериофагов. Эффективны для борьбы с инфекцией при второй степени дисбаланса микрофлоры. Метод лечения чаще используют при дисбактериозе у грудничка, когда противопоказано применение антибиотиков.
  6. Иммуномодуляторов. Применяются для восстановления иммунитета.
  7. Антибиотиков. Назначаются при распространенной форме дисбактериоза – в случае выраженных симптомов интоксикации, продолжительной диареи, тяжелого иммунодефицита и лабораторно-подтвержденного дисбиоза третьей степени.

Также применяются средства патогенетической терапии для восстановления моторики кишечника, уменьшения воспаления и восстановления ферментной активности органов пищеварения. Для облегчения проявлений диареи, боли в животе, метеоризма назначаются препараты симптоматической терапии.

Профилактика

Профилактика дисбактериоза включает сбалансированное питание, активный образ жизни, минимизацию стрессов и факторов, способных спровоцировать кишечное расстройство и дисбаланс микрофлоры.

Для предотвращения нарушения микрофлоры у новорожденных рекомендуется отдавать предпочтение естественному родоразрешению и грудному вскармливанию.

Признаки и причины дисбактериоза — сеть клиник НИАРМЕДИК

Симптомы дисбактериоза кишечника

Симптомы дисбактериоза кишечника у взрослых и детей аналогичны признакам различных заболеваний желудочно-кишечного тракта, которые сопровождаются следующими проявлениями:

  • отрыжкой;
  • тошнотой;
  • изжогой;
  • вздутием живота;
  • поносами;
  • запорами;
  • неприятным привкусом во рту;
  • неприятным запахом изо рта;
  • болями в животе;
  • аллергическими реакциямидаже на безобидные продукты питания;
  • субфибрильной температурой.

При дисбактериозе в первую очередьпод удар попадаетпроцесс пищеварения. Пищу в кишечнике сначала расщепляют бактерии, а уже потом она всасывается в кровь. Без содействияполезных микробовчеловеческий организм не может полноценно усвоить необходимые питательные вещества. Поэтому и появляются такие признаки дисбактериоза кишечника как тошнота, рвота, жидкий стул и т.п.

Диагностика дисбактериоза

Для определения наличия и характера дисбактериоза кишечника необходимо сдать анализ, чтобы выяснить, какие именно микроорганизмы и в каком количестве населяют кишечник. Применяются следующие методы диагностики:

  • Бактериологическое исследование. Результат данного анализа готовится восемь дней – именно столько времени в среднем нужно для того, чтобы бактерии выросли в специальных питательных средах и стали доступны для выявления. Качество результатов зависит от соблюдения сроков доставки, от качества материала и особенностей и трудностей культивирования отдельных видов бактерий.
  • Метод обследования метаболитов микрофлоры, основанный на определении летучих жирных кислот, выделяемых микробами в процессе своего развития. Способ отличается высокой чувствительностью и очень прост в определении микробов, а также позволяет получить результат уже в течение нескольких часов.

Необходимо учитывать, что состав микрофлоры кишечника у каждого человека индивидуален. Это зависит от возраста, рациона питания, и даже от времени года. Потому одних лишь анализов для установления диагноза недостаточно. Обычно требуется дополнительное обследование для выявления причин дисбактериоза.

На сегодняшний день не существует ни одного способа диагностики, который позволил бы уверенно говорить о наличии кишечного дисбактериоза. Симптомы, приписываемые этому заболеванию, обычно являются проявлениями какого-либо основного заболевания. Малоинформативным является даже широко распространенный анализ на дисбактериоз у детей. Копроскопия не дает совсем никакой информации о микроорганизмах в кишечнике, только выявить наличие паразитов в некоторых случаях.

Лечение дисбактериоза

В сети клиник НИАРМЕДИК в большинстве случаев проводят комплексное лечение дисбактериоза кишечника у взрослых и детей, так как заболевание часто связано с нарушением моторики кишечника, синдромом раздраженного кишечника, а также психоэмоциональными нарушениями. Выбор методовлечения зависит от того, как протекает заболевание, на фоне которого проявляется кишечный дисбактериоз, а также от преобладающих симптомов.

Эффективные мероприятия по лечению дисбактериоза обычно направлены на то, чтобы:

  • изменить образ жизни,
  • соблюдать диету.

Огромное значение в терапии дисбактериоза имеет пересмотр образа жизни и правильное питание. Пациентам рекомендуется:

  • избегать работы, требующей большой физической нагрузки;
  • избегать психоэмоциональных потрясений и стрессовых ситуаций;
  • дозировать регулярную физическую нагрузку – это оказывает положительное влияние на нервную систему и позволяет избавиться от депрессии.

Основные принципы питания при дисбактериозе

  • кишечник должен быть максимально защищен от механического, химического и термического воздействия пищи;
  • еда должна быть полноценной и разнообразной;
  • пища должна содержать все необходимые витамины и микроэлементы;
  • питаться следует по определенному графику в строго определенные часы;
  • последний прием пищи должен быть не позднее, чем за три часа до сна;
  • кушать следует медленно, хорошо пережевывая пищу, не отвлекаясь на чтение, разговоры или просмотр телевизора;
  • соблюдать рекомендации врача по употреблению или же исключения из рациона тех или иных продуктов;
  • устранить избыточное размножение вредных микроорганизмов в кишечнике.

Лечение антибиотиками должно осуществляться исключительно по показаниям врача. Антибактериальные препараты применяются только при сильном дисбактериозе с угрозой попадания микробов из кишечника в кровь и развитии сепсиса.

В остальных случаях лечение начинают с кишечных антисептиков, которые назначаются на 10-14 дней. Данные препараты оказывают более мягкое воздействие, не нарушают нормальную микрофлору, и при этом значительно снижают количество болезнетворных бактерий. Если антисептики не дали эффекта, могут назначить антибиотики.

Имплантировать нормальную кишечную микрофлору

Для восстановления микрофлоры применяются пробиотики — препараты, которые содержат представителей нормальной флоры кишечника и пребиотики — лекарства, облегчающие их выживание и размножение в кишечнике.

Самые изученные и полезные бактерии для кишечника – это бифидо и лактобактерии. Пробиотики применяются регулярно, длительно (в течение 1-2-х месяцев) и дозировано.

Повысить иммунитет для создания естественной микрофлоры кишечника

Пациентам со сниженным иммунитетом могут назначить иммуностимуляторы и витамины в дополнение к диете.

Также могут применяться адсорбенты – препараты, которые обладают вяжущим и обволакивающим действием, а также впитывают растворы токсинов.

Профилактика дисбактериоза кишечника

Профилактика дисбактериоза состоит из лечения антибактериальными средствами, обязательного общеукрепляющего лечения и полноценного питания для ослабленных пациентов.

О дисбактериозе рассказывает педиатр «ЕвроМед клиники»

Дисбактериоз — история о плохих и хороших бактериях

Дисбактериоз — одна из наиболее часто обсуждаемых проблем со здоровьем, особенно, среди детей. Педиатр «ЕвроМед клиники»Елена Сергеевна Кочеткова рассказывает нашим читателям, что известно о дисбактериозе в свете современных знаний.

Дисбактериоз – микроэкологические нарушения в желудочно-кишечном тракте. Это клиническая совокупность нарушений в макроорганизме (то есть в человеке), вызванные изменением количественных соотношений, состава и свойств микрофлоры. Дисбактериоз определяется, по сути, по результату анализа — посева кала на известные и возможные для исследования микроорганизмы толстого кишечника. В последнее время чаще говорят о дисбиозе, это нарушение функционирования и механизмов взаимодействия организма человека, его микрофлоры и окружающей среды. Почему это важно? Согласно результатам последних исследований, микрофлора заселяет практически все поверхности, все слизистые оболочки и полости тела. Конечно, большая часть живет в толстом и тонком кишечнике, но при этом 80–90% не культивируются (то есть невозможно вырастить и изучить) вне тела человека, и как следствие, о них мы практически ничего не знаем. На одну клетку человека приходится примерно 10 микробных, причем вся микрофлора несет в 150 раз больше генетической информации, чем человек. Представьте: на одну единицу «человек-информации» приходится 150 единиц «микробы-информации»! Только в таком соотношении мы можем функционировать, полноценно жить. Как известно, у человека 4 группы крови, точно так выделены 3 энтеротипа микробиоценоза человека. Каждому человеку в рамках своего энтеротипа присуща своя микробная ассоциация. Энтеротип неизменен, но количество и качество поддерживающих бактерий зависит от питания, заболеваний, использования лекарств, окружающей среды.

Что же делает микрофлора в нашем теле?

  • противостоит болезнетворным бактериям и сдерживает рост условно-патогенных бактерий
  • участвует в синтезе и всасывании многих витаминов
  • разрушает и выводит токсины
  • вырабатывает вещества, участвующие в обмене холестерина, жирных кислот, липопротеидов, оксалатов, стероидных гормонов
  • участвует в формировании как местного, так и системного иммунитета. По сути, кишечник и находящиеся в нем бактерии являются самым большим иммунным органом человека
  • участвует в переваривании многих пищевых ингредиентов
  • питает, поддерживает работу клеток кишечной стенки
Это далеко не все, только основные направления работы нашей микрофлоры. Не зря 20% поступающих пищевых ингредиентов и 10% вырабатываемой организмом энергии идет на поддержание нашей микрофлоры.

Симптомы

Как проявляется дисбиоз хорошо известно всем:

  • диспептический синдром: поносы, запоры, метеоризм, повышенное газообразование, отрыжка, боли в животе
  • аллергические реакции: кожные высыпания, бронхиальная астма, насморк, непереносимость некоторых пищевых продуктов
  • частые простудные заболевания, как правило, протекающие длительно и волнообразно
  • синдром мальабсорбции — нарушение всасывания, как следствие: гиповитаминоз, анемия, неврологические расстройства, задержка роста и развития
  • хроническая интоксикация, как следствие: недомогание, плохой аппетит, головные боли, субфебрильная температура

Хотя, как упоминалось выше, кишечная микробиота индивидуальна и в целом постоянна, она не существует как нечто неизменное, представляя собой динамически меняющуюся смесь микробов, индивидуальных для каждого человека. К факторам, влияющим на становление кишечной микробиоты, у младенцев относят:

  • наличие у мамы любых инфекций: хронических урогенитальных и других, даже вне обострения, острых (ОРЗ и др.), прием лекарств, нерациональное питание
  • роды путем кесарева сечения
  • позднее (не в родовом зале) прикладывание к груди. Млечные ходы молочной железы заселены лакто- и бифидобактериями, даже если новорожденный высосет 3–5 мл молозива он получит первой «хорошую» семейную микрофлору, а не больничную, вероятнее всего, вредную
  • гипоксия нервной системы любой степени тяжести
  • долгое нахождение в родильном доме
  • раздельное нахождение мамы и младенца в роддоме
  • искусственное вскармливание
  • применение антибиотиков и некоторых других лекарств
  • раннее введение прикормов и прекращение грудного вскармливания
  • нерациональное питание

Какие анализы можно сдать для выявления дисбиоза:

  • Кал на дисбиоз. До 3 месяцев идет активное заселение кишечника, микрофлора меняется каждый день, анализ будет готов через 7–10 дней, значит, говорит о прошлом состоянии, не о сегодняшнем. Можно по нему назначать какое-либо лечение? Нет, поэтому до 3 месяцев не рекомендуют проводить это исследование. Но после 3 месяцев микрофлора становится более или менее постоянной, и если исследование проводилось не один, а 2–3 раза, то можно более уверенно говорить об устойчивом нахождении каких-либо «нежелательных» нам бактерий.
  • Копрограмма – показывает нарушения характера пищеварения: своевременно ли и в достаточном ли количестве выделяется желчь и секрет поджелудочной железы.
  • Газо-жидкостная хроматография и молекулярно-генетическое исследование фекалий показывают истинное состояние микрофлоры, ее полный количественный и качественный состав (в том числе тонко-кишечный и тот, который невозможно вырастить вне человека), энтеротип человека. Проводится в нескольких НИИ в мире, в широком применении будет только в ближайшие 5–10 лет.

Можем ли мы как то повлиять на количество и качество микробиоты? Даже учитывая, что мы, на сегодняшний день, не знаем большинства «наших» бактерий, но все же можем многое сделать, особенно, для младенца. У всех детей первого полугодия 98-99 % микрофлоры — это бифидо- и лактобактерии, значит, надо обеспечить их достаточное количество и качество их жизнедеятельности. Задача эта очень сложная. Почему? Эти бактерии очень нежные, могут жить и хорошо работать в определенных условиях. Например, при наличии лактазной недостаточности в кишечнике неблагоприятная среда, а бифидо- и лактобактерии не могут ни жить, ни работать в такой среде. С введением прикормов изменяется характер пищи, требуются другие бактерии, происходит заселение кишечника новыми видами. Кстати тут сразу встает вопрос: когда вводить прикорм, какой? Есть определенные рекомендации, даже национальная программа вскармливания по рекомендациям ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), но решение принимается в каждом случае индивидуально!

Получается, мы живем в океане микробов, и только так мы можем жить. Если мы хотим жить долго и здорово, мы должны заботиться о них. Лечение — это одно, а постоянное поддержание здоровья — это другое. Нет никакой волшебной таблетки, никаким однократным курсом лечения с дисбиозом не справиться! Курсы биопрепаратов (разные, в разное время, разные детям и взрослым), рациональное питание, иногда в помощь лекарственные препараты, и всё — только по рекомендации врача!

Текущее понимание дисбактериоза при заболевании на моделях человека и животных

Резюме

Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) — это воспалительное заболевание кишечника, которым страдают более двух миллионов человек в Соединенных Штатах. Хотя этиология и патогенез ВЗК все еще в значительной степени неизвестны, для развития ВЗК необходимы дисрегулируемые взаимодействия хозяин / кишечные микроби. До сих пор многие исследователи пытались определить точную связь между ВЗК и дисбалансом кишечной микробиоты, называемым «дисбактериозом».Несмотря на прилагаемые усилия, до сих пор практически не известно о взаимодействии между микробами, их хозяевами и окружающей их средой, а также о том, является ли дисбактериоз причинным фактором или следствием ВЗК. Недавно глубокий анализ микробиоты у пациентов с ВЗК оказался полезным для характеристики сильной связи между дисбактериозом и развитием ВЗК, хотя в большинстве случаев он все еще не позволяет выявить специфически связанные изменения на уровне видов. Основываясь на многих недавних сообщениях, дисбактериоз комменсальной микробиоты участвует в патогенезе нескольких заболеваний, включая ВЗК, ожирение и аллергические расстройства, как на моделях людей, так и на животных.

В этой обзорной статье мы сосредоточились на объяснении нескольких типов дисбактериоза, а также заболеваний, связанных с дисбактериозом, и возможных методов лечения, чтобы применить эти знания для понимания возможной причины и потенциально найти терапевтические стратегии для ВЗК, а также другие заболевания, связанные с дисбактериозом.

Ключевые слова: Дисбиоз, воспалительное заболевание кишечника, колоректальный рак, фекальная микробиота, гены восприимчивости к IBD

1. Что такое дисбиоз?

Кишечник взрослого человека содержит около 10 14 бактериальных клеток с более чем 1000 различными видами бактерий.В нормальной микрофлоре кишечника есть несколько основных подразделений бактерий, из которых наиболее доминирующими являются Bacteroidetes и Firmicutes. В кишечнике содержатся как защитные бактерии, так и некоторые бактерии, которые могут быть потенциально опасными для хозяина []. В нормальных условиях здоровых людей существует перекрестное взаимодействие и перекрестная регуляция между хозяином и микробиотой, находящейся в кишечнике, что создает гомеостатический баланс бактерий, так что желудочно-кишечный тракт остается здоровым и свободным от чрезмерного роста потенциально патогенных бактерий.Микробиота имеет комменсальные отношения с хозяином; бактерии процветают в богатой среде кишечника, в то время как хозяин извлекает выгоду из множества функций, обеспечиваемых бактериями.

Нормальная и дисбиотическая кишечная микробиота

A. Здоровый кишечник нормальных людей заселен широким спектром бактерий более 1000 видов. У здоровых людей эти бактерии находятся в гомеостатическом балансе между комменсальными и потенциально патогенными бактериями, и в кишечном тракте не наблюдается чрезмерного роста патогенных бактерий.Микрофлора обеспечивает хозяину защиту от чужеродных микробов, действуя как центральная линия устойчивости к колонизации этими экзогенными бактериями. Эта защита известна как «барьерный эффект» или устойчивость к колонизации [1]. Через слизистую оболочку кишечника микробиота взаимодействует с иммунной системой хозяина, обеспечивая хозяина иммунорегулирующими функциями, такими как запуск иммунной системы слизистой оболочки [1,2]. Микробиота также обладает различными метаболическими функциями, такими как расщепление сложных углеводов и выработка короткоцепочечных жирных кислот, от которых хозяин получает пользу [1, 3].Удивительно, но микробиота кишечника также способна взаимодействовать с удаленными органами, такими как мозг, что привело к исследованиям влияния микробиоты кишечника на психические расстройства, такие как аутизм, и болезни, такие как болезнь Альцгеймера [2].

B. При нарушении бактериального гомеостаза кишечника возникает дисбактериоз. Дисбактериоз определяется дисбалансом бактериального состава, изменениями метаболической активности бактерий или изменениями распределения бактерий в кишечнике.Три типа дисбактериоза: 1) потеря полезных бактерий, 2) чрезмерный рост потенциально патогенных бактерий и 3) потеря общего бактериального разнообразия. В большинстве случаев эти типы дисбиоза возникают одновременно. Зеленые цвета, представляющие патогенные бактерии, и каждая бактерия разного цвета, представляющая разные комменсальные виды, демонстрируют разнообразие или его отсутствие в каждом случае. Дисбиоз был связан с такими заболеваниями, как воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), ожирение, диабет 1 и 2 типа, аутизм и некоторые виды рака желудочно-кишечного тракта.

Гомеостатический баланс кишечной микрофлоры чрезвычайно полезен для хозяина, однако, если есть изменение в микробном составе, которое вызывает резкий дисбаланс между полезными и потенциально патогенными бактериями, кишечник становится уязвимым для патогенного поражения с микробными изменениями кишечника. . Этот дисбаланс микробного равновесия называется «дисбиозом», который далее определяется как нарушение гомеостаза кишечной микробиоты из-за дисбаланса самой флоры, изменений их функционального состава и метаболической активности или изменений в их локальном распределении [1 , 4].В целом дисбактериоз можно разделить на три различных типа: 1) потеря полезных организмов, 2) чрезмерный рост потенциально вредных организмов и 3) потеря общего микробного разнообразия. Было обнаружено, что эти три типа не исключают друг друга и могут возникать одновременно, что чаще всего имеет место. Дисбиоз связан с широким спектром заболеваний, включая воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), ожирение, аллергические расстройства, сахарный диабет 1 типа, аутизм, ожирение и колоректальный рак как на моделях человека, так и на животных.Этот обзор будет в основном сосредоточен на связи между дисбактериозом и воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК), такими как болезнь Крона (БК) и язвенный колит (ЯК), в дополнение к отдельным заболеваниям, связанным с дисбактериозом.

2. Заболевания, ассоциированные с дисбактериозом

IBD

В течение многих лет исследователи пытались обнаружить моно-ассоциированную причину IBD. В результате было обнаружено, что три основных патогена в наибольшей степени связаны с ВЗК. Эти патогены Mycobacterium avium paratuberculosis (MAP ), , которые когда-то считались потенциальным инфекционным агентом, связанным с патогенезом CD, Adherent-Invasive Escherichia coli (AIEC), который часто обнаруживался у пациентов с ВЗК. с острой / активной фазой и было предложено увеличить воспалительный ответ [2], и Clostridium difficile , который был обнаружен у пациентов с рецидивом ЯК, а также с ремиссией [5].В то время как некоторые исследования показали, что может наблюдаться увеличение сопутствующей патологии с этими бактериями и ВЗК, другие исследования показали, что эти результаты противоречивы [1,6,7]. До сих пор нет прямых доказательств того, что какие-либо из этих бактерий являются единственными причина ВЗК, и изменилось мнение, что ВЗК может быть вызвано дисбалансом комменсальной микрофлоры, связанной с более сложными взаимодействиями между хозяином и всей кишечной микробиотой [7], а не концепцией «один микроб — одно заболевание». Хотя дисбаланс микробиоты, так называемый дисбактериоз, по-видимому, является одной из основных причин патогенеза ВЗК, необходимы дальнейшие обширные исследования для подтверждения этого утверждения, поскольку до сих пор неясно, является ли дисбактериоз, наблюдаемый у пациентов с ВЗК, фактором риска или эффект болезни.

Показано, что дисбактериоз кишечника у пациентов с ВЗК имеет характерную картину уменьшения разнообразия комменсальных бактерий, при этом в основном происходит уменьшение количества Firmicutes и Bacteroides в микрофлоре кишечника, которые являются двумя наиболее распространенными группами в нормальной флоре [ 8, 9, 10]. Согласно результатам некоторых исследований, дисбактериоз при ВЗК, в частности при БК, также был связан с относительным увеличением числа энтеробактерий [1, 2, 6, 8, 9]. Сигнатура дисбактериоза при CD характеризуется пятью видами бактерий: увеличением Ruminococcus gnavus, и уменьшением Faecalibacterium prausnitzii, Bifidobacterium adolescentis, Dialister invisus, и неизвестным из кластера Clostridium XIVa [11].Также сообщалось, что здоровые родственники пациентов с БК также имели измененную кишечную микробиоту по сравнению со здоровыми людьми, а также имели повышенную деградацию муцина с повышенной проницаемостью эпителия [8, 11]. Поскольку барьер слизистой оболочки кишечника является первой линией защиты от микробиоты просвета, это разрушение может быть промежуточным этапом на пути к дисбактериозу и CD. Исходя из этого, дисбактериоз может быть предшественником БК. Изучено множество потенциальных механизмов, которые могут описать роль дисбактериоза в патогенезе ВЗК: один из этих механизмов включает уменьшение количества бактерий, продуцирующих бутират, наряду с увеличением количества сульфатредуцирующих бактерий (SRB), что часто наблюдается в дисбактериоз больных ВЗК.У этих пациентов при дисбактериозе кишечника наблюдается серьезное снижение содержания F. prausnitzii [2, 6, 8, 9], основных бактерий, продуцирующих бутират в кишечнике. Бутират является источником энергии для эпителиальных клеток кишечника и необходим для защиты кишечного эпителиального барьера от его уязвимости для потенциальных патогенов [2]. Некоторые исследования также обнаружили увеличение SRB [10]. SRB метаболизируют сульфат в сероводород, который является токсичной молекулой, которая может блокировать утилизацию бутирата и ингибировать фагоцитоз, а также убивать бактерии.Этот предполагаемый последовательный механизм ВЗК, ассоциированного с дисбиозом, предполагает, что дисбиоз, характеризующийся уменьшением количества бутират-продуцирующих бактерий и увеличением SRB, вызывает снижение уровня бутирата, что вызывает снижение экспрессии белков плотного соединения эпителия и, следовательно, увеличение проницаемости эпителия толстой кишки, что приводит к увеличению бактериальной транслокации через эпителиальные клетки кишечника и пропию пластинки. У генетически предрасположенных людей, которые несут мутации в генах восприимчивости к ВЗК, уничтожение бактерий, которые достигают пропиационной пластинки через проницаемый эпителиальный барьер, нарушается дефектным фагоцитозом, который затем приводит к чрезмерной стимуляции Toll-подобного рецептора (TLR). секреция провоспалительных цитокинов и активация приобретенных иммунных ответов, которые усиливают воспалительные реакции кишечника [12].Другой закономерностью, замеченной при изучении состава микробиоты у пациентов с ВЗК, является потеря облигатных анаэробов, таких как Bfidobacteria, и увеличение факультативных анаэробов, таких как E. coli [13]. Эта закономерность привела к гипотезе о том, что кислород может быть основным фактором, вызывающим дисбактериоз у пациентов с ВЗК. В здоровом кишечнике обычно низкий уровень кислорода и большая популяция облигатных анаэробов. Однако при дисбактериозе уменьшается количество Firmicutes, которые являются облигатными анаэробами, и увеличивается количество факультативных анаэробов, таких как Enterobacteriaceae.Это изменение кишечника от облигатных анаэробов к факультативным предполагает нарушение анаэробиоза в кишечнике, а это означает, что кислород, а также активные формы кислорода могут быть одним из причинных факторов дисбактериоза. Это открытие предполагает, что увеличение количества активных форм кислорода вызовет нарушение анаэробной среды кишечника, что создаст селективное преимущество для факультативных анаэробов или даже некоторых аэробов, что приведет к чрезмерному росту и возникновению дисбактериоза [13].

Исследуя роль дисбактериоза как причинного фактора ВЗК, было высказано предположение, что метаболизм желчных кислот также может играть важную роль в механизме ВЗК, ассоциированного с дисбактериозом. В просвете кишечника бактерии играют определенную роль в ферментативных реакциях, которые ответственны за преобразование желчных кислот (ЖК), водорастворимых амфипатических конечных продуктов метаболизма холестерина, включая процессы деконъюгации и дегидрирования. БА выполняют множество метаболических функций, таких как абсорбция липидов, поддержание гомеостаза холестерина, и действуют как противовоспалительные молекулы, которые способны снижать синтез провоспалительных цитокинов в моноцитах и ​​макрофагах.Было обнаружено, что пациенты с ВЗК демонстрируют характерный дисбактериоз, а также нарушение метаболизма БА в кишечнике, особенно во время обострения ВЗК [14]. Было показано, что изменения микробиоты кишечника влияют на метаболизм БА, поскольку микробиота и связанные с ней метаболиты опосредуют некоторые изменения в метаболизме БА [15]. Дисбиоз, связанный с ВЗК, может изменять способность к модификации БА, что может нарушать регулируемый БА воспалительный процесс слизистой оболочки [16]. Firmicutes и Bacteroides, две основные группы, микробиота которых снижается у пациентов с ВЗК, являются наиболее мощными деконъюгированными бактериями для трансформации БА.Чем меньше этих бактерий в кишечнике во время дисбактериоза, тем меньше конъюгации БА, что приводит к усилению воспаления кишечника, что может сыграть решающую роль в ухудшении ВЗК. Следовательно, снижение конъюгации БА потенциально может быть надежным маркером дисбактериоза кишечника.

Ожирение

Ожирение — это заболевание, которое растет во многих странах мира. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), в 2014 году около 78 миллионов взрослых и 12 миллионов детей в США страдали ожирением.Ожирение — это нарушение обмена веществ, связанное с накоплением избыточного количества жира в организме, которое, как считается, вызвано дисбалансом энергии, низким расходом энергии и увеличением потребления калорий. Однако недавние данные свидетельствуют о том, что ожирение является более сложным заболеванием, связанным с дисбактериозом кишечника как у мышей, так и у людей [17].

Подобно ВЗК, определенная характеристика микробиоты, по-видимому, связана с развитием ожирения. У лиц с ожирением наблюдается общее снижение бактериального разнообразия в кишечнике [17, 18].В большинстве исследований как на людях, так и на животных моделях ожирение, по-видимому, связано с изменением соотношения между Bacteroidetes и Firmicutes, которое показывает уменьшение Bacteroidetes, в то время как Firmicutes увеличивается [19–21]. Это соотношение коррелирует с массой тела и накоплением жира, демонстрируя, что у более тучных людей более непропорционально соотношение этих бактерий. Количество Bacteroidetes, по-видимому, важно при ожирении, поскольку люди с ожирением, соблюдающие диету с ограничением калорийности с потерей массы тела, показывают, что в кишечной микробиоте увеличивается доля видов Bacteroidetes [22, 23].Хотя дебаты о том, является ли дисбактериоз причинным элементом / фактором или просто следствием ожирения, все еще обсуждаются, многие эксперименты с участием мышей без микробов (GF) предполагают, что дисбактериоз, вероятно, является причинным фактором ожирения. В этих экспериментах мышей GF и мышей дикого типа (WT) кормили одной и той же диетой с высоким содержанием жиров (HFD), однако только у мышей WT развивалось ожирение. Когда тучная микробиота была трансплантирована мышам GF, затем индуцировалось ожирение [20, 24, 25]. Таким же образом было обнаружено, что ожирение человека может передаваться худым мышам GF через трансплантацию микробиоты [18].Трансплантация микробиоты также работает в противоположном направлении: было обнаружено, что микробиота тощих мышей, будучи перенесена на мышей с ожирением, может облегчить симптомы метаболического синдрома [26]. Эти многочисленные исследования показывают, что микробиота кишечника тесно связана с развитием ожирения.

Показано, что

HFD изменяют состав микробиоты, что будет подробно обсуждаться в следующем разделе. Считается, что изменения в микробиоте, наблюдаемые при ожирении, вызывают различные эффекты, которые могут способствовать хроническому ожирению, связанному с воспалением.Сигнатура микробиоты с ожирением показывает измененное соотношение Bacteroidetes и Firmicutes, которые содержат элементы, вырабатывающие короткоцепочечные жирные кислоты (SCFA). У тучных людей уровни SCFA значительно ниже по сравнению с худыми людьми. Уменьшение SCFAs может быть связано с увеличением абсорбции SCFA, а также с измененным составом кишечной микробиоты, что свидетельствует о снижении количества бактерий, продуцирующих бутират [18], что может вызвать меньшую продукцию SCFA. Считается, что SCFAs ингибируют накопление жира в жировой ткани, поэтому считается, что их пониженный уровень способствует ожирению [18].

Предполагается, что наряду с измененной продукцией SCFA измененная микробиота ожирения влияет на баланс иммунной системы хозяина, что может привести к усилению транслокации бактериального антигена, что приводит к хроническому воспалению и нарушению метаболических функций, таких как резистентность к инсулину. Как на людях, так и на животных, ожирение связано с повышенной кишечной проницаемостью, что вызывает снижение барьерной функции кишечника [17]. Это снижение функции может вызвать прохождение молекул, таких как липополисахариды (ЛПС), которые представляют собой липогликаны, состоящие из липида и полисахарида, и обычно обнаруживаются во внешней мембране грамотрицательных бактерий.ЛПС действует как эндотоксин, защищая бактерии от солей желчных кислот, а также от липофильных антибиотиков. Кроме того, ЛПС может вызывать эндотоксемию, то есть присутствие эндотоксинов в крови, что может привести к септическому шоку и усилению хронического воспаления. Также считается, что ЛПС играет ключевую роль в патогенезе хронического воспалительного состояния, наблюдаемого у лиц с ожирением. Многие исследования подтверждают идею о том, что дисбиоз, связанный с ожирением, может вызывать повышение уровня ЛПС и проникновение через «протекающий» эпителиальный барьер в кровоток, вызывая эндотоксемию, которая приводит к хроническому воспалению, которое вызывает состояние ожирения [27].

Сахарный диабет

По данным Американской диабетической ассоциации, в 2012 году 9,3%, или около 29,1 миллиона, американцев страдали диабетом. Это заболевание находится на подъеме в Соединенных Штатах, при этом ежегодно регистрируется около 1,7 миллиона новых диагнозов. Сахарный диабет — это нарушение углеводного обмена, которое характеризуется недостаточной выработкой или использованием инсулина, который необходим для преобразования сахаров и крахмалов в энергию для функционирования организма. Существует два основных типа диабета: тип 1 и тип 2.Сахарный диабет 1 типа или инсулинозависимый сахарный диабет (IDDM) — это аутоиммунное заболевание, обычно диагностируемое у детей или молодых людей, и вызываемое нарушением выработки инсулина бета-клетками поджелудочной железы. Сахарный диабет 2 типа или инсулиннезависимый сахарный диабет (NIDDM) обычно диагностируется у взрослых и характеризуется инсулинорезистентностью, то есть сниженной чувствительностью тканей к инсулину, в результате чего организм не реагирует на инсулин, который производится.NIDDM может усугубляться ожирением, а также является наиболее частой диагностируемой формой диабета. Несмотря на то, что IDDM и NIDDM вызываются разными механизмами в организме, исследования показали, что оба типа имеют дисбактериоз кишечной микробиоты, что может способствовать патогенезу заболевания [28].

IDDM-ассоциированный дисбиоз характеризуется уменьшением количества бактерий, разлагающих муцин, Bfidobacteria, Lactobacillus и Prevotella, с увеличением количества Bacteroidetes и Clostridium [29, 30].Напротив, дисбиоз, связанный с NIDDM, характеризуется уменьшением Clostridium, увеличением Lactobacillus и увеличением Bacteroidetes при NIDDM, не связанном с ожирением [31]. И IDDM, и NIDDM связаны с уменьшением общего микробного разнообразия, включая уменьшение количества бактерий, продуцирующих бутират, и Firmicutes, а также с нарушением целостности эпителиального барьера кишечника и повышенной проницаемостью кишечника [28, 31, 32, 33]. Повышенная транслокация LPS и эндотоксемия также наблюдаются при NIDDM, что, как и при ожирении, может способствовать слабому воспалению, которое способствует развитию инсулинорезистентности, связанной с NIDDM [27].

Как и при других заболеваниях, связанных с дисбактериозом кишечника, неясно, является ли несбалансированная микробиота причинным фактором или следствием диабета; однако различные исследования на моделях людей и животных показывают, что изменения в микробиоте могут предшествовать началу IDDM. У мышей было обнаружено, что у мышей с диабетом без ожирения (NOD) с диабетом уже в отъемном возрасте состав микробиоты отличается от состава мышей NOD, у которых диабет не развивается [34]. Также было замечено, что распространенность IDDM зависит от общей бактериальной среды, в которой они содержатся.У мышей NOD в учреждениях GF развивается болезнь, в то время как у мышей в учреждениях, свободных от специфических патогенов (SPF), нет [29]. Когда кишечная микробиота мышей, содержащих SPF, переносится в мышей, размещенных в GF, диабет ослабляется [30]. Обоснование этих результатов связано с пониженной экспрессией MyD88 (первичный ответ миелоидной дифференцировки 88), универсального адапторного белка почти для всех Toll-подобных рецепторов (TLR). Было показано, что у мышей MyD88 — / — NOD в условиях SPF наблюдается изменение состава кишечной микробиоты и последующая потеря развития сахарного диабета по сравнению с таковыми в условиях GF.Это показывает, что развитие сахарного диабета зависит от состава комменсальных бактерий в кишечнике [30]. MyD88 также жизненно важен для бактериального восприятия и передачи сигналов о врожденном иммунном ответе, и предполагается, что подавление этого фактора может прервать развитие IDDM, предполагая, что микробные антигены и врожденная иммунная система связаны с патогенезом IDDM [30].

Расстройства аутистического спектра

Расстройства аутистического спектра (РАС) — это группа расстройств, которые включают аутизм и синдром Аспергера, которые характеризуются социальным и коммуникативным дефицитом, повторяющимся поведением и иногда когнитивными задержками [35].Точная причина РАС до сих пор в значительной степени неизвестна; однако есть серьезные основания полагать, что дисбактериоз кишечника может играть роль в патогенезе РАС, особенно при аутизме. Эта связь между РАС и дисбактериозом усиливается различными исследованиями, показывающими, что микробиота кишечника и ее метаболиты, по-видимому, влияют на центральную нервную систему (ЦНС) через ось кишечник-мозг (GBA), которая может сообщаться с ЦНС через нервную, эндокринную и нервную системы. и иммунные пути, влияющие на функции мозга и измененное поведение [36].Многочисленные эксперименты на моделях мышей показали, что измененная микробиота кишечника может вызывать синтез нейротоксинов, которые могут мешать развитию нервной системы, вызывая изменения в химии мозга, а также в поведении. Впоследствии эти связанные с дисбиозом нейрональные изменения приводят к поведенческим изменениям, таким как повышенная тревожность, депрессия и когнитивная дисфункция, которые являются характерными чертами РАС [35]. Эксперименты с использованием выбранных антибиотиков показали, что пробиотики, которые, как считается, помогают нормализовать микрофлору кишечника, также имеют тенденцию уменьшать тревожность и улучшать когнитивные функции и поведение [37, 38], что показывает, что микробиота играет важную роль в развитии РАС.

У детей с аутизмом существует сильная корреляция между тяжестью заболевания и желудочно-кишечными расстройствами [39]. Общие желудочно-кишечные проблемы у аутичных детей включают боль в животе, диарею, вздутие живота, дисбактериоз кишечника и повышенную проницаемость кишечной мембраны [39]. Изучая связанный с дисбиозом РАС, многочисленные исследования показали, что наблюдалось снижение количества Firmicutes и полезных бактерий, таких как Bfidobacteria и Prevotella, с увеличением количества Bacteroidetes и потенциально патогенных бактерий, таких как Proteobacteria и Clostridiales [38].Во многих исследованиях увеличение количества бактерий Clostridiales, предположительно некоторых избранных кластеров Clostridia, кажется, играет важную роль в развитии аутизма. Настоятельно предложенный механизм, в котором Clostridiales может способствовать распространению патогенеза аутизма, — это выработка пропионовой кислоты, одного из членов SCFA, которая может преодолевать физиологический барьер между кишечником и кровью и проникать через гематоэнцефалический барьер, где может изменяют функции в нескольких частях мозга, вызывая когнитивные нарушения и симптомы, обычно приписываемые аутизму [40].

Рак

Дисбиоз кишечника также был связан с колоректальным раком (CRC), который является третьим по распространенности раком и второй по значимости причиной смерти от рака (для обоих полов вместе взятых) в Соединенных Штатах по данным Американского онкологического общества. CRC имеет несколько факторов риска, включая ВЗК, ожирение, диабет и диету с высоким содержанием жиров и белков, все из которых также связаны с дисбактериозом кишечника. Это предполагает, что дисбактериоз также может играть ключевую роль в патогенезе CRC.

У пациентов с CRC была обнаружена общая картина дисбиоза, которая включает уменьшение количества бактерий, продуцирующих бутират, наряду с увеличением доли некоторых потенциально патогенных бактерий.В различных литературных источниках было обнаружено уменьшение Proteobacteria, Bfidobacteria, Prevotella и снижение уровня продукции SCFA, в то время как наблюдается увеличение Firmicutes, Bacteroidetes, Enterobacteriaceae и Fusobacteria [41]. Различные исследования также показали, что два конкретных вида бактерий, Akkermansia muciniphila и Fusobacterium nucleatum , увеличиваются в тканях CRC [42]. Оба эти вида бактерий связаны с сильными местными воспалительными реакциями, которые могут быть связаны с заболеваниями, связанными с воспалением, и могут быть репрезентативными для высокого риска CRC. F. nucleatum также связан с повышенным количеством опухолей CRC, а также с метастазами в лимфатические узлы [42]. Также было обнаружено, что состав и количество в просвете доминирующих видов микробов, наблюдаемых при CRC-ассоциированном дисбиозе, различаются в зависимости от тяжести заболевания и стадии / статуса опухоли. Значительные различия наблюдались в микробном составе слизистой и фекалий между пациентами с CRC с полипами и пациентами с опухолями, причем наиболее значительным изменением было Enterobacteriaceae, которое было увеличено в слизистой оболочке пациентов с CRC с опухолями по сравнению с пациентами с полипами, и Bacteroidetes , который был увеличен в тканях CRC с опухолями, чем в тканях без опухолей [43].

Существуют убедительные доклинические экспериментальные данные, указывающие на то, что дисбактериоз играет причинную роль в патогенезе CRC и онкогенезе у пациентов, чувствительных к CRC. Когда микробиота кишечника мышей с опухолями была трансплантирована мышам C57BL / 6 в установке GF, скорость онкогенеза в толстой кишке значительно увеличилась [44]. Манипуляции с кишечной микробиотой с помощью лечения антибиотиками также продемонстрировали важность микробиоты в статусе опухоли, показывая уменьшение количества и размера опухолей у чувствительных к CRC мышей при введении антибиотиков [41, 44].Эксперименты на мышах с дефицитом MyD88 показали снижение прогрессирования опухоли и неопластического развития [41] и предполагают, что MyD88 может передавать канцерогенный сигнал, который может быть одним из основных причинных факторов онкогенеза CRC.

Эксперименты с участием мышей GF, а также эксперименты с антибиотиками показывают, что изменения микробиоты кишечника во время дисбактериоза связаны с онкогенезом и, по-видимому, в значительной степени способствуют этому процессу. Различные исследования, изучающие роль дисбактериоза в развитии CRC, предложили несколько механизмов того, как это может происходить.Один из таких механизмов включает отсутствие SCFAs, количество которых в фекальной микробиоте значительно снижается в ходе развития CRC [41]. Когда бутират вводили в качестве добавки генетически восприимчивым мышам K-ras G12Dint , получавшим HFD, частота опухолей значительно снижалась [41], что позволяет предположить, что этот SCFA важен для защиты от онкогенеза. Другой предполагаемый механизм включает перепроизводство α-дефенсинов, которые представляют собой небольшие, богатые цистеином катионные белки, связанные с врожденным иммунитетом, которые важны для защиты от патогенов, включая многие грамотрицательные и грамположительные бактерии, грибы и вирусы в оболочке. а также участвует в передаче сигналов клеток и формировании кишечной микробиоты.У спорадических пациентов с CRC с аденоматозными полипами перепроизводство α-дефенсинов может вызывать дисбактериоз, поскольку существует корреляция, включающая уменьшение количества полезных бактерий, прикрепляющихся к слизистой оболочке, включая Bfidobacterium infantis , наряду с увеличением продукции α-дефенсина в этих пациенты [45]. Этот дисбиоз может привести к снижению регулирующей пролиферации эпителия толстой кишки, что является одним из преканцерогенных факторов, указывающих на потенциальную роль дисбактериоза в развитии CRC.Также считается, что измененный метаболизм микробиоты, присутствующий при дисбактериозе, высвобождает токсичные метаболиты, которые могут быть связаны с неопластическими изменениями в эпителиальных клетках кишечника. Считается, что дисбактериоз кишечника способствует обострению хронического воспаления, которое считается основной причиной развития колит-ассоциированного CRC [46]. Было высказано предположение, что усиленный иммунный ответ на антигены дисбиотической микробиоты кишечника может привести к этому хроническому, потенциально вызывающему CRC, воспалению [47].

3. Диета и микробиом

Диета является одним из наиболее важных факторов, влияющих на гомеостаз микробиоты кишечника, и она важна с момента рождения, как показали исследования, показывающие различный микробный состав кишечника у младенцев, находящихся на грудном вскармливании и на искусственном вскармливании [ 48]. Конкретные продукты питания и диетические компоненты были исследованы, чтобы определить тип воздействия, которое они оказывают на весь организм. В течение многих лет многие исследователи во всем мире находили влияние между диетой и заболеваниями, связанными с дисбактериозом, такими как ожирение, диабет и аллергические расстройства, однако недавние исследования показывают, что диета также может влиять на такие заболевания, как ВЗК, и определенные типы рака, такие как CRC.

При сравнении «западной» диеты, которая в основном состоит из животного белка с высоким содержанием сахара и насыщенных жиров, с аграрной диетой, которая в основном состоит из низкого животного белка и насыщенных жиров, а также высоких углеводов и простых сахаров, состав кишечника микробиота показала резкие различия: при анализе микробиоты людей, потребляющих западную диету, наблюдалось увеличение количества Firmicutes и Proteobacteria, а также некоторых Bacteroides, в то время как у людей, потребляющих аграрную диету, было повышенное количество актинобактерий, в основном Prevotella [49].У мышей было обнаружено, что диета с высоким содержанием жира / сахара приводит к дисбактериозу у мышей с измененной функцией барьера хозяина [2]. У людей, придерживающихся аграрной диеты, наблюдалось повышение уровня SCFA и снижение SCFA у людей, придерживающихся западной диеты [49]. SCFA или летучие жирные кислоты синтезируются в толстой кишке в процессе ферментации пищевых волокон. Наиболее распространенные SCFAs включают уксусную, пропионовую и масляную кислоты. Считается, что SCFA, в частности масляная кислота, защищают от появления потенциально патогенных кишечных бактерий, что указывает на то, что SCFAs могут быть регуляторным фактором в возникновении дисбактериоза.Таким образом, показано, что диеты с высоким содержанием клетчатки имеют более высокое микробное разнообразие кишечника, в основном комменсальных бактерий, что ограничивает колонизацию потенциально патогенных бактерий, которые были связаны с различными заболеваниями, такими как ВЗК и CRC.

Недавние исследования показали, что витамин D является вероятным химиопротектором и снижает риск ВЗК и колита. Было показано, что у мышей с DSS-индуцированным колитом введение витамина D приводит к лучшему восстановлению веса, а также к уменьшению кровавой диареи [50].Витамин D способствует устойчивости эпителиальных клеток к травмам и подавляет воспалительные реакции, что важно для пациентов с ВЗК [50]. Также считается, что витамин D является фактором регуляции бактериального гомеостаза кишечника. Исследования на мышах с дефицитом как витамина D, так и рецепторов витамина D (VDR) показали изменения состава кишечной микробиоты с уменьшением Lactobacilli и Firmicutes и увеличением Clostridium и Bacteroidetes в фекальном стуле по сравнению с мышами WT [51– 54].Лактобациллы — это грамположительные ферментативные бактерии, которые продуцируют молочную кислоту, которая оказывает противовоспалительное и противоопухолевое действие, балансируя гомеостаз кишечника [51]. Дефицит витамина D с уменьшением количества бактерий, продуцирующих молочную кислоту, и увеличением количества потенциально патогенных бактерий может увеличить риск хронического воспаления и последующего развития CRC, связанного с колитом. Витамин D также показал, что у мышей защищает от колонизации патогенными бактериями, поддерживая барьерную функцию кишечного эпителия [52, 53].У мышей с дефицитом витамина D возникает дисфункция кишечного эпителиального барьера, что позволяет патогенным бактериям, таким как AIEC, колонизировать кишечник, вызывая дисбактериоз и способствуя развитию воспаления, связанного с дисбиозом, что увеличивает риск CD [52, 54].

Высокое потребление цельного зерна и пищевых волокон демонстрирует сильную обратную корреляцию с риском КРР, наряду с уменьшением воспаления и снижением риска других заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), диабет, прогрессирующий КРР и заболевания, связанные с ожирением [55 ].В 2011 году Всемирный фонд исследований рака / Американский институт исследований рака (WCRF / AICR) пришел к выводу, что клетчатка «вероятно» уменьшит колоректальную неоплазию, при этом клетчатка обратно пропорциональна CRC [56]. Цельное зерно богато фенольными соединениями, наиболее распространенным из которых является феруловая кислота (ФК). Волокно в цельнозерновых продуктах доставляет ЖК в кишечник, где они медленно и непрерывно высвобождаются микробиотой кишечника, которая также превращает ЖК в циркулирующую дигидроферуловую кислоту (ДГФА) [55].FA и DHFA считаются защитными от неопластических изменений эпителиальных клеток толстой кишки [57], а также повышают иммунный ответ и, как было показано, могут снизить риск заболеваний, связанных с ожирением, при длительном употреблении цельного зерна. . Повышенный уровень ЖК может иметь прямое противомикробное действие в отношении потенциально патогенных бактерий [55]. Наряду с этими кислотами, потребление цельного зерна снижает выработку TNFα вместе с увеличением количества бактерий Bacteroides и Lactobacillus, что помогает уменьшить субклиническое воспаление [55].

Уменьшение количества клетчатки связано с более высоким риском прогрессирующего CRC [58]. Было показано, что у пациентов с прогрессирующим CRC в микробиоте кишечника уменьшилось количество бактерий, продуцирующих бутират, что вызывает меньшую ферментацию SCFA в кишечнике, что может привести к образованию продвинутого CRC. Напротив, повышенное потребление клетчатки показало увеличение количества бактерий, продуцирующих бутират, и в целом сбалансированную микробиоту кишечника по сравнению с людьми с пониженным содержанием клетчатки, что указывает на важную роль клетчатки в снижении риска КРР, а также на ее роль в поддержании микробного гомеостаза кишечника [ 56, 58].Было показано, что бутират, один из наиболее важных SCFAs, обладает противоопухолевым действием, ингибируя пролиферацию неопластических клеток, ограничивая ангиогенез опухоли и индуцируя апоптоз [59]. Рацион с высоким содержанием цельного зерна и клетчатки может влиять на микробиоту кишечника на уровне филума, в частности, вызывая уменьшение Bacteroides при длительном потреблении и увеличение Bfidobacteria и Roseburia , оба из которых являются бактериями, продуцирующими бутират, влияют на иммунитет и воспалительные функции на животных моделях.В исследованиях, посвященных изучению роли диеты с высоким содержанием белка / низким содержанием углеводов (ВЭЖХ) по сравнению с диетами с высоким содержанием белка / умеренным содержанием углеводов (НРМС), присутствие клетчатки и неперевариваемых углеводов способствует предотвращению развития CRC [57]. Полагают, что это частично связано с повышенной ферментацией SCFA, которая может влиять на толстую кишку, способствуя секреции слизи и модулируя воспалительный иммунный ответ. Эти исследования также показали, что диета с ГПМЦ модулирует образование потенциально канцерогенного N-нитрозосоединения (NOC), на которое ранее считалось, что на него влияет только повышенное потребление мяса и белка, однако эти исследования показывают, что величина эффектов NOC зависит от количество съеденных углеводов; с повышенным потреблением углеводов происходит меньшее образование NOC и, следовательно, снижается риск образования CRC.Некоторые исследования показали, что влияние пищевых волокон на снижение риска колоректальной неоплазии может иметь половые различия, показывая, что мужчины могут получить больше пользы от воздействия клетчатки, чем женщины. Предполагается, что у женщин клетчатка снижает эстроген, что может защищать от неопластических изменений эпителиальных клеток [60]. Другая гипотеза относительно того, почему могут быть половые различия в влиянии клетчатки, заключается в том, что женщины более склонны к развитию чисто правосторонних (проксимальных) полипов, чем мужчины. Если волокно более эффективно предотвращает появление левосторонних (дистальных) полипов, это может объяснить, почему произошли эти различия [60, 61].

Было показано, что увеличение потребления клетчатки из фруктов и овощей обладает химиозащитным действием и связано с увеличением микробного разнообразия кишечника и снижением риска колоректального рака [56]. Было показано, что люди с диетой с высоким содержанием овощей имеют меньшую вероятность развития ВЗК, а также повышенного риска КРР [58, 59]. Большинство исследований показывает, что овощи обратно пропорциональны риску рака, однако некоторые исследования показывают, что только вареные листовые овощи имеют этот эффект, но не все овощи [62].Существует также различие между полами в потреблении фруктов и овощей, причем эти две группы продуктов обратно пропорциональны риску КРР у мужчин, но не у женщин [62]. Потребление красного вина также было изучено, чтобы показать, что его потребление может значительно изменить микробное разнообразие кишечника у людей, показывая увеличение пробиотических бактерий, таких как Prevotella, Proteobacteria и Bfidobacteria, и уменьшение потенциально патогенных бактерий, таких как Clostridium [63], которые являются результат присутствия полифенолов в вине.Полифенолы присутствуют во многих продуктах питания, таких как вино, чай, фрукты, овощи и шоколад, и обычно попадают в толстую кишку неповрежденными, где они могут выполнять регулирующие функции и антимикробные свойства, которые изменяют микробиоту кишечника [63]. Помимо снижения риска рака, полифенолы также связаны со снижением артериального давления и уровня холестерина, а также со снижением риска сердечно-сосудистых заболеваний, включая сердечно-сосудистые заболевания, инсульт и аневризму аорты.

4. Генетика и дисбиоз

Наряду с факторами окружающей среды, такими как диета, генетические компоненты также сильно связаны с развитием дисбиоза.Это наиболее распространено при дисбактериозе, связанном с CD. Используя общегеномные исследования ассоциации (GWAS), в настоящее время существует более 160 локусов, связанных с ВЗК, однако в этом обзоре рассматриваются только варианты IL-10 / IL-10R, которые были связаны с ранним началом ВЗК, а также варианты. NOD2 и ATG16L1, двух наиболее изученных генов восприимчивости к IBD и связанных с ними белков, которые, как было обнаружено, увеличивают риск CD через измененное взаимодействие с микробиотой кишечника.

NOD2

Первый идентифицированный ген восприимчивости к CD, домен нуклеотидной олигомеризации 2 (NOD2), также известный как NOD2 / CARD15 (белок 15, содержащий домен рекрутирования CAspase), расположен на хромосоме человека 16q12 и синтезирует белок NOD2, который действует как тип белка. патоген-ассоциированный молекулярный паттерн (PAMP) и специфически распознает мурамилдипептид (MDP), который является компонентом клеточной стенки бактериального пептидогликана, присутствующего как в грамположительных, так и в грамотрицательных бактериях.NOD2 экспрессируется во многих типах клеток, включая дендритные клетки, макрофаги, клетки Панета, а также эпителиальные клетки кишечника и эпителиальные клетки в легких и полости рта [64]. Белок NOD2 важен для врожденного иммунитета и микробной регуляции, где он участвует в распознавании патогенов и защите от этих организмов [65]. MDP связывает и активирует NOD2, который затем локализуется на плазматической мембране и инициирует сигнальные каскады, рекрутируя рецептор-взаимодействующий белок 2 (RIP2), с последующей активацией митоген-активируемой протеинкиназы (MAPK) и ядерного фактора каппа B (NF-κB). каскады, приводящие к высвобождению провоспалительных молекул, помогающих убить патогенные бактерии [66].NOD2 также необходим для экспрессии дефенсинов специализированными эпителиальными клетками, называемыми клетками Панета, которые расположены в криптах тонкого кишечника [65]. Более того, NOD2 важен для индукции аутофагии в эпителиальных клетках, направляя ATG16L1 (связанный с аутофагией 16-подобный 1) белок к плазматической мембране, чтобы индуцировать образование аутофагосом [66] []. Функционирование NOD2 важно как для грамположительной, так и для -отрицательной регуляции бактерий и помогает предотвратить колонизацию патогенными бактериями и дисбактериоз.

Нормальные и измененные функции NOD2

A. Нормальные функции NOD2. Нормальный вариант NOD2 активируется мурамилдипептидом, который является компонентом стенок бактериальных клеток. Активированный NOD2 рекрутирует взаимодействующий с рецептором белок 2 (PIP2), который затем активирует каскады митоген-активированной протеинкиназы (MAPK) и ядерного фактора каппа B (NFκB). Это приводит к высвобождению провоспалительных молекул, которые помогают убить патогенные бактерии ( Left ). Активированный NOD2 также направляет связанный с аутофагией 16-подобный 1 (ATG16L1) белок из цитоплазмы к плазматической мембране, чтобы инициировать образование аутофагосом ( Right ).

B. Мутировавшие варианты NOD2 вызывают ухудшение восприятия и распознавания MDP. Без этой активации не происходит RIP2 и результирующего высвобождения цитокинов ( Left ). Без активного NOD2 ATG16L1 не направляется к плазматической мембране и остается в цитозоле, что нарушает образование аутофагосом и приводит к нарушению уничтожения вторгающихся бактерий ( Right ). Варианты NOD2 и их нарушение клеточных функций могут приводить к дисбактериозу кишечного эпителия и связаны с более ранним началом болезни Крона подвздошной кишки.

Существует три варианта гена NOD2, которые связаны с повышенным риском восприимчивости к CD: две миссенс-мутации (R702W и G908R) и одна мутация сдвига рамки считывания (L1007fsinsC) [66]. Эти вариации изменяют домен богатых лейцином повторов (LRR) или соседнюю область, что вызывает значительное снижение или полную потерю функции NOD2 [67]. NOD2 важен для регулирования кишечной микробиоты в кишечнике, регулируя колонизацию и подавляя условно-патогенные микроорганизмы. Было показано, что мыши NOD2 WT быстро очищают патогены, такие как Helicobacter hepaticus , однако у мышей NOD2 KO клиренс этого патогена был задержан и увеличилось количество H.hepaticus в терминальном отделе подвздошной кишки был значительно выше, чем у мышей WT [68]. Без NOD2 нарушается восприятие и распознавание бактериального MDP, и эти бактерии не могут быть нейтрализованы, поэтому они продолжают расти в кишечнике, вызывая дисбактериоз. Этот дисбиоз изменяет микробные взаимодействия хозяина в слизистой оболочке подвздошной кишки, что приводит к усилению воспалительной реакции, которая может привести к БК. У людей мутации NOD2, в частности мутация NOD2 со сдвигом рамки считывания, тесно связаны со снижением экспрессии α-дефенсина в клетках Панета, что ухудшает его антибактериальную функцию, увеличивает риск инфекции и приводит к усилению воспаления, связанного с CD [ 64].Мутации NOD2 также могут нарушать аутофагию: вариант NOD2 со сдвигом рамки считывания (L1007fsinsC) и белок ATG16L1, его проводники, остаются в цитозоле и никогда не локализуются на плазматической мембране для инициации образования аутофагосом [66]. У людей, гомозиготных по одному из трех основных вариантов NOD2 (R702W, G908R и L1007fsinsC), риск БК увеличивается в 20 раз, однако менее двадцати процентов пациентов с БК гомозиготны по варианту NOD2 [69], что показывает, что Варианты NOD2 не являются единственными причинными факторами CD.Однако эти три варианта NOD2 связаны с возникновением фибростенотической CD тонкой кишки [70].

NOD2 и комменсальные бактерии регулируют друг друга. У мышей без микробов (GF) экспрессия NOD2 в терминальном отделе подвздошной кишки была ниже по сравнению с мышами SPF [71]. После того, как мышей GF восстановили комменсальными бактериями, уровни экспрессии NOD2 в подвздошной кишке значительно увеличились, что указывает на то, что комменсальные бактерии положительно регулируют NOD2, в то время как функция NOD2 отрицательно регулирует комменсальную флору [71].Без этих отношений нарушается гомеостаз кишечника или дисбактериоз. У мышей с нокаутом NOD2 (- / -) обнаружен дисбактериоз в терминальном отделе подвздошной кишки с увеличением количества комменсальных бактерий наряду с повышением восприимчивости к патогенным бактериям. Это связано с неспособностью регулировать комменсальные бактерии и предотвращать колонизацию патогенных бактерий. У мышей NOD2 — / — измененная микробиота кишечника наблюдалась в слизистой оболочке терминальной части подвздошной кишки, в основном состоящая из увеличения Bacteroides и Firmicutes по сравнению с мышами NOD2 WT, у которых было едва обнаруживаемое количество этих родов бактерий [68, 72].Эти данные также коррелируют с тем, что наблюдалось у людей с дефицитом NOD2 [60]. Было также показано, что у мышей с CD-ассоциированными вариантами NOD2 увеличилось количество Enterobacteriaceae [73]. Существует также эффект дозировки аллелей, который наблюдается при дефиците NOD2, со значительной корреляцией между количеством аллелей риска NOD2 и повышенным количеством присутствующих Enterobacteriaceae [73]. Пациенты с CD, у которых есть мутации NOD2, показали неэффективное распознавание Mycobacterium avium paratuberculosis (MAP), патогенной бактерии, которая была обнаружена у значительного меньшинства пациентов и может быть связана с образованием гранулемы [74].

ATG16L1

Ген ATG16L1 кодирует белок ATG16L1, который важен для аутофагии и образования аутофагосом [66]. ATG16L1 экспрессируется в кишечном эпителии, антигенпрезентирующих клетках, Т-клетках и В-клетках [65]. Обычно он обнаруживается в цитозоле до тех пор, пока он не рекрутируется NOD2 и не направляется к плазматической мембране, где он рекрутирует 1A / 1B-легкую цепь 3 (LC3) для инициации образования аутофагосом [66]. Также было показано, что ATG16L1 играет роль как у мышей, так и у людей, регулируя секрецию гранул в клетках Панета, что может влиять на состав микробиоты кишечника [75].

Однонуклеотидный полиморфизм (SNP) в гене ATG16L1, который изменяет треонин на аланин (T300A), вызывает снижение или отсутствие экспрессии белка ATG16L1 [66]. Как у людей, так и у мышей, гомозиготных по аллелю риска, не было аномалий морфологии подвздошной кишки, но были выявлены аномалии секреции гранул клеток Панета [75]. С истощением ATG16L1 в клетках Панета значительно уменьшилось количество антибактериальных гранул, которые он обычно секретирует, что вызывает нарушение регуляции микробиоты в кишечнике и может привести к CD-ассоциированному дисбиозу.Уменьшение или отсутствие ATG16L1 также вызывает нарушение роли NOD2 в формировании аутофагосом, которая является ATG16L1-зависимой для этого процесса. Без ATG16L1 происходит отсутствие инфицированной бактериями цитоплазматической аутофагии, что дает вторгшимся бактериям возможность чрезмерно колонизировать и приводить к дисбактериозу эпителия кишечника, что может привести к воспалению и повышенному риску развития БК.

Подобно полиморфизму NOD2, варианты ATG16L1 связаны с нарушением бактериального клиренса посредством аутофагии против внутриклеточных бактерий, а также имеют эффект дозировки аллелей на кишечную микробиоту [76].Было показано, что дефицит ATG16L1 связан с увеличением восприимчивости к штамму Helicobacter pylori s1m1, что приводит к хроническому воспалению, которое может создавать проканцерогенную среду [77]. Также было замечено, что в клетках с дефицитом ATG16L1 наблюдалось значительное увеличение адгезивно-инвазивного штамма LF82 E. coli (AIEC), который был выделен из илеоцекальных поражений пациентов с БК с активным воспалением [78]. Другая работа показала, что снижение аутофагии подвздошных бактерий в ATG16L1-дефицитных клетках не является патоген-специфичным [76, 78].Следует отметить, что дефицит ATG16L1 связан с повышенной инвазией условно-патогенных микроорганизмов, некоторые из которых были протестированы: Mycobacterium tuberculosis и Streptococcus pyrogenes [78]. Повышенное количество внутриклеточных патогенных бактерий вызывает дисбаланс в микробиоте кишечника, этот дисбиоз затем может привести к хроническому воспалению, которое увеличивает риск развития таких заболеваний, как ВЗК, и может стать канцерогенной средой.

IL-10 / IL-10R

IL-10 (интерлейкин-10) представляет собой противовоспалительный цитокин, который секретируется в основном моноцитами / макрофагами, но также может продуцироваться лимфоцитами, такими как клетки Th3 и некоторые регуляторные Т-клетки. / В-клетки.Экспрессия IL-10 важна для иммунного гомеостаза слизистых оболочек в желудочно-кишечном тракте как мышей, так и людей, где он инициирует каскад, чтобы в конечном итоге ограничить чрезмерные иммунные ответы и воспаление кишечника. Этот каскад инициируется, когда IL-10 связывается с IL-10R (рецептор IL-10), который представляет собой белок, состоящий из двух альфа (IL-10RA) и двух бета (IL-10RB) субъединиц. Когда IL-10 связывается с этими рецепторами, активация JAK1 и TYK2 приводит к фосфорилированию STAT3, который затем перемещается в ядро ​​и подавляет экспрессию провоспалительных генов [79].Этот каскад важен для ограничения избыточного количества клеток Th27 (Т-хелперов 17) в слизистой оболочке, чрезмерное размножение которых связано с CD [79, 80]. IL-10 также ограничивает секрецию провоспалительных цитокинов, таких как TNFα и IL-12, которые способствуют вредному воспалению в кишечнике [81].

Генетические мутации в генах IL-10 и IL-10R приводят к потере функциональных мутаций в белках IL-10 и IL-10R, соответственно, и были связаны с ранним началом IBD (EO-IBD), которые может поражать детей в возрасте от нескольких месяцев до восемнадцати лет.Наряду с ВЗК и воспалением толстой кишки у пациентов с ЭО-ВЗК могут также развиться перианальные заболевания, респираторные заболевания, артрит, а также могут быть абсцессы, свищи и язвы слизистой оболочки кишечника [82, 83]. Сообщалось о большом количестве мутаций белковых субъединиц IL-10R, начиная от аминокислотных замен, делеций, точечных мутаций и мутаций сдвига рамки считывания, приводящих к преждевременному стоп-кодону [79, 83]. Эти мутации вызывают дефект IL-10-опосредованного противовоспалительного сигнального каскада как у мышей IL-10R — / -, так и у людей, что приводит к тяжелому воспалению кишечника и увеличению провоспалительных цитокинов, особенно к увеличению TNFα, из периферической крови. мононуклеарные клетки [81, 84].Отсутствие противовоспалительного ответа и последующее увеличение провоспалительных цитокинов особенно серьезно проявляется в кишечнике, где присутствие комменсальных бактерий приводит к сильному нерегулируемому иммунному ответу, который вызывает гипервоспалительное состояние и приводит к развитию раннего воспалительного процесса. начало ВЗК [79–81, 83]. Потеря сигнального каскада IL-10 на врожденных клетках также может нарушать перекрестные помехи с Т-клетками, что приводит к дальнейшему нарушению иммунного баланса слизистых оболочек и в большей степени способствует воспалению кишечника [80].

Пациенты с ЭО-ВЗК обычно не реагируют на иммуносупрессивные препараты, такие как кортикостероиды и талидомид [81, 82], однако, поскольку дефекты у пациентов с метаболическим путем IL-10 / IL-10R связаны с клетками гемопоэтического происхождения, аллогенными гемопоэтическими стволовыми клетками. Трансплантация (ТГСК) была предпочтительным вариантом лечения. ТГСК как от семейных, так и от неродственных доноров до сих пор показала себя успешной, у пациентов с ЭО-ВЗК наступала ремиссия [81, 82]. Этот вариант лечения кажется многообещающим, однако один обзор показал, что частота отторжения первичного трансплантата была высокой, и предполагает, что пациенты с EO-IBD имеют режим трансплантации гаплоидентичного костного мозга с Т-клетками и посттрансплантационным циклофосфамидом для снижения частоты отказа [83].

5. Симбиотическое вмешательство

Значительный прогресс, достигнутый за последние годы в понимании перекрестных помех между хозяином и микробами, профилей / сигнатур микробиома и молекулярных методов изучения кишечной микробиоты, облегчил разработку и проведение мероприятий по обращению вспять побочных эффектов, опосредованных микробиотой. во время болезненного состояния. Классические вмешательства включают такие соединения, как диета (как описано в разделе выше) и антибиотики, которые оказывают прямое воздействие на гомеостаз микробиома кишечника.Альтернативно, можно также прямо или косвенно ввести экзогенные бактерии, чтобы управлять эндогенной бактериальной флорой кишечника и изменять ее у хозяина. Они могут проявляться в форме пробиотиков, трансплантации фекальной микробиоты и изменений окружающей среды в бактериальной флоре, которые создают симбиотическое вмешательство со своими преимуществами и недостатками []. Они могут оказывать сильное воздействие на хозяина и микробное сообщество кишечника, такое как 1) облегчение образования биопленки за счет усиления микробной коагрегации, 2) выработка бактериоцинов, обладающих избирательным антимикробным действием, 3) стимуляция иммунитета хозяина и 4) усиление барьерной функции кишечника через эпителиальные клетки хозяина.

Преимущества и недостатки различных симбиотических вмешательств микробной флоры кишечника

Экзогенные бактерии могут влиять на дисбиотический кишечник для восстановления здоровой флоры. Эти экзогенные бактерии могут быть введены в виде пробиотиков или трансплантации фекальной микробиоты, что имеет свои преимущества и недостатки. Микробы, присутствующие в окружающей среде, также могут изменять состав эндогенного микробиома кишечника и обеспечивать восприимчивость к болезням или защиту.

Пробиотики

Пробиотики — это живые, в основном грамположительные бактерии (например, Bifidobacteriaum spp ., Lactobacillus spp ., Lactococcus spp ., Pediococcus spp . И другие непатогенные штаммы E) и другие непатогенные штаммы E. coli ). Обычно они способствуют целостности кишечного барьера, предотвращают бактериальную транслокацию в кишечнике и уменьшают воспалительную реакцию. Однако было высказано предположение, что эффекты пробиотиков могут быть временными, поскольку было показано, что введение Lactobacillus plantarum может привести к увеличению количества Lactobacillus в кале с течением времени, но не в биопсии кишечника [ 85].Тем не менее, хотя и временный, ответ in vivo человека показал, что эффекты L. plantarum могут быть драматичными для хозяина, чтобы установить иммунную толерантность путем изменения профиля экспрессии гена слизистой оболочки кишечника, в основном с участием NF-kB-зависимого пути [ 86]. Помимо изменений в транскриптоме гена-хозяина, пиросеквенирование фекалий здоровых людей, получавших пробиотики (три пробиотических штамма: Lactobacillus rhamnosus CNCM I-4036, Lactobacillus paracasei CNCM I-4034 и Bifidobacterium breve CNCM I-4035). сообщалось об изменении общей численности кишечной флоры в здоровых условиях [87].

В контексте болезни пробиотики в форме ферментированного молока могут вызывать увеличение веса у людей с тяжелым острым недоеданием, модулируя эндогенную микробиоту кишечника [88]. Это будет полезно для развивающихся стран с высоким риском недоедания, особенно у детей. Однако введение других определенных штаммов пробиотиков может иметь эффект против ожирения. Например, потребление L. plantarum и L. gasseri приведет к потере веса за счет подавления нескольких гормональных путей [88].Это означает, что разные штаммы пробиотиков могут оказывать разные эффекты, и поэтому тип бактерий, которые нужно добавлять, необходимо тщательно охарактеризовать и выбрать для достижения желаемого эффекта. Этим Шен и др. Недавно продемонстрировали доказательную концепцию, в которой определенный консорциум из 8 бактерий (измененная флора Шадлера; АЧС) может снизить нейротоксичность и энцефалопатию, связанные с гипераммонемией [89]. Эти АЧС обладают минимальным эффектом уреазы, и заселение этого консорциума способствовало созданию нового сообщества бактерий, которое способствует долгосрочному снижению активности уреазы и выработке аммиака.Это приводит к снижению выработки аммиака и диоксида углерода в результате метаболизма мочевины, полученной из организма хозяина, с помощью уреазы бактериального происхождения. Аналогичным образом, при воспалении кишечника, молочный продукт с пятью бактериальными штаммами, как сообщается, улучшает степень колита у мышей T-bet — / — × Rag2 — / — за счет изменения состава эндогенных бактерий кишечника [90]. Недавние последующие исследования, проведенные той же группой, впоследствии идентифицировали Lactococcus lactis I-1631 одного достаточно для облегчения колита, что было проверено на трех доклинических моделях колита на мышах [91].Колонизация L. lactis в кишечнике не является необходимой для лечения колита, скорее, опосредованный лизоцимом лизис хозяина во время колита приводит к высвобождению супероксиддисмутазы L. lactis , что снижает окислительный стресс во время воспаления. Это говорит о том, что бактерии могут приносить пользу хозяину, но для проявления этих полезных эффектов потребуются определенные производные от хозяина факторы.

Недостаток пробиотиков более количественный. Пероральные дозы пробиотиков значительно меньше (обычно в 3-4 раза), чем те, которые присутствуют в толстой кишке, и количество, которое в конечном итоге достигнет толстой кишки, будет еще больше уменьшаться при прохождении через тяжелые условия желудка и тонкой кишки.Кроме того, большинство используемых штаммов пробиотиков происходит из кишечника (например, Lactobacilli , Bifidobacteria и Escherichia ). Эти штаммы могли потерять свою адаптацию к кишечной среде во время культивирования ex vivo .

Трансплантация фекальной микробиоты

Трансплантация фекальной микробиоты (FMT; также известна как фекальная бактериотерапия или инфузия фекалий) — это новый метод лечения пациентов с дисбактериозом. В этом методе используется принцип прививки микробиоты от здоровых доноров пациенту-реципиенту для повторного введения или восстановления стабильной среды, которая влияет как на эндогенные микробы, так и на хозяина.Отношения между донором и пациентом, по-видимому, не влияют на результат [92,93]. Первоначально FMT проводился с помощью фекальных клизм, а затем также с помощью назодуоденальных трубок (1991 г.) и колоноскопии (2000 г.). Недавние сообщения продемонстрировали разработку капсулированного замороженного инокулята, который можно вводить перорально без явных побочных эффектов и, таким образом, избежать ненужных инвазивных желудочно-кишечных процедур (2012) [94].

Примечательно, что лучший пример того, как FMT может облегчить течение болезни, — это инфекция Clostridium difficile (CDI), показатель излечения которого превышает 90–95% во всем мире [95].Пациенты с ИКД обычно продолжают принимать противомикробные препараты до 2–3 дней до FMT. Донорский стул, который обычно обрабатывают и используют в течение 8 часов после пассажа, суспендируют в небактериостатическом солевом растворе и фильтруют для удаления крупных твердых частиц. Пост-FMT приводит к размножению и восстановлению бактерий, полученных от донора, у пациента в течение от 2 недель до 1 месяца [96]. В настоящее время FMT рассматривается при других заболеваниях, таких как инсулинорезистентность, а также IBD [26, 97]. У пациентов с ВЗК, получающих FMT, может развиться лихорадка и временное снижение уровня С-реактивного белка [98].Временная характеристика FMT у пациентов с ВЗК показала сдвиг в сторону донорских филотипов у реципиента, включая Faecalibacterium prausnitzii , Rosebura faecis и Bacteroides ovatus , которые продуцируют противовоспалительные и / или короткоцепочечные жирные кислоты. Этот эффект может проявиться через 3 дня после трансплантации и сохраняться до 12 недель [98]. Таким образом, такой анализ микробного профиля после FMT с временным разрешением может быть использован для определения эффективности колонизации и мониторинга успешности FMT.

Однако вероятность успеха FMT при ВЗК намного ниже, чем при сравнении с ИКД: 62–71% пациентов с ВЗК достигают разрешения или уменьшения симптомов [97]. Данные, собранные для FMT при ВЗК, обычно выполняются на небольших когортах и, следовательно, также не имеют стандартизированных процедур, включая отбор доноров и подготовку образцов. Другой проблемой для FMT при ВЗК является способ введения, который будет зависеть от типа дисбактериоза. Например, Bacteroidetes может быть разрушен желудочной кислотой, и, таким образом, использование более низкого пути введения будет предпочтительным при выполнении FMT.Напротив, переход через верхние отделы желудочно-кишечного тракта необходим для того, чтобы определенные спорообразующие Firmicutes были эффективны функционально [99]. Другие общие проблемы, связанные с FMT, включают безопасность, стоимость, этическое принятие и риски, включая возможную передачу инфекционных агентов.

Экологические вмешательства

Окружающая среда оказывает глубокое влияние на микробиоту кишечника, обеспечивая общий гомеостаз, который начинается сразу после рождения. Состав / профиль микробиома детей, родившихся с помощью кесарева сечения, отличался от тех, которые родились естественным путем; первые сначала подвергаются воздействию бактерий из больничной среды, тогда как вторые сначала колонизируются материнскими фекальными и вагинальными бактериями [100].Было показано, что у детей, рожденных после кесарева сечения, отсутствует видов бифидобактерий, видов, которые важны для развития постнатального иммунитета, по сравнению с младенцами, родившимися через естественные родовые пути, у которых наблюдается преобладание этих видов [101].

Постнатально «гипотеза гигиены» впоследствии определяет развитие и изменения гомеостаза кишечника. Он основан на необходимости для развивающихся младенцев подвергаться воздействию большого количества как патогенных, так и комменсальных микроорганизмов, чтобы их иммунная система развивалась и функционировала должным образом.Это, очевидно, подтверждается многими исследованиями с использованием моделей на животных, демонстрирующих, как отсутствие воздействия микробов в раннем возрасте влияет не только на развитие иммунитета, но также контролирует созревание и функцию других органов, включая центральную нервную систему. Воздействие микробов в раннем возрасте оказывает стойкое воздействие на инвариантные естественные Т-клетки-киллеры (iNKT) и реакцию на такие заболевания, как ВЗК и астма [102]. У поросят микробное разнообразие окружающей среды влияет на количество CD4 + , CD4 + CD25 + эффекторных Т-клеток и CD4 + CD25 + Foxp3 + регуляторных Т-клеток, а также сыворотки. Ответ антител IgG [103].Вклад микробов окружающей среды в развитие болезни также очевиден во многих спонтанных моделях ВЗК, таких как α-цепь Т-клеточного рецептора (TCR-α) — / — мышей, у которых заболевание развивается не в условиях GF, а, скорее, в SPF и CV среды [102]. Помимо контроля иммунного ответа, микробы окружающей среды также влияют на развитие и функцию клеток-хозяев. Недавно Erny et al. Сообщили, что мыши GF обнаруживают глобальные дефекты в микроглии, а также в морфологии и нарушают клеточные сети [104].Они определили, что микробная продукция SCFA и продукты ферментации микробиоты присутствуют у мышей SPF, но не GF, и являются ключевыми детерминантами этой причины, поскольку повторное введение этих компонентов в мыши GF может спасти фенотип.

В более позднем возрасте такой образ жизни также может способствовать развитию дисбактериоза, связанного с окружающей средой. Например, кишечная микробиота людей и мышей демонстрирует суточные колебания, на которые могут влиять ритмы кормления или индукция смены часовых поясов.Смена часовых поясов вызывает дисбактериоз как у человека, так и у мышей и приводит к непереносимости глюкозы и ожирению [105]. Перенос аберрантной флоры через FMT мышам GF приведет к такому же фенотипу. В совокупности все эти примеры показывают, что изменение микробного статуса окружающей среды может либо способствовать развитию болезни, либо обеспечивать защиту. Улучшение нашего понимания всех этих факторов, а также создание основных исследовательских групп микробиома, таких как Проект человеческого микробиома, поддерживаемый Национальными институтами здравоохранения (NIH) в США, и проект MetaHIT (Метагеномика кишечного тракта человека), учрежденный Международный консорциум микробиома человека (IHMC) в Европе поможет лучше облегчить разработку плана вмешательства против дисбактериоза.

Развитие кишечного микробиома у детей и его последствия для ожирения и кардиометаболических заболеваний на протяжении всей жизни

Дети (Базель). 2018 Dec; 5 (12): 160.

Стефани Г. Паттерсон

2 Отделение реанимации, отделение педиатрии, Медицинский центр Университета Вандербильта, Нэшвилл, TN 37232, США; [email protected]

2 Отделение интенсивной терапии, отделение педиатрии, Медицинский центр Университета Вандербильта, Нэшвилл, TN 37232, США; [email protected]

Эти авторы внесли одинаковый вклад в эту работу.

Поступило 23.10.2018 г .; Принято 22 ноября 2018 г.

Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья представляет собой статью в открытом доступе, распространяемую в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/). Эта статья цитировалась другими статьями в PMC. .

Abstract

Новые данные свидетельствуют о том, что состав и функция микробиома связаны с развитием ожирения и нарушений обмена веществ.Колонизация микроорганизмов быстро увеличивается после рождения, и состав микробиома особенно меняется в младенчестве. Факторы, влияющие на формирование микробиома кишечника в младенчестве и детстве, могут оказывать значительное влияние на развитие ожирения и метаболической дисфункции с последствиями на всю жизнь. В этом обзоре мы исследуем детерминанты состава микробиома кишечника в младенчестве и детстве и оцениваем потенциальное влияние на ожирение и кардиометаболический риск.

Ключевые слова: микробиом , ожирение, кардиометаболическое заболевание

1.Введение

Хронические кардиометаболические заболевания являются основной причиной смертности в США, при этом болезни сердца и диабет обходятся более чем в 500 миллиардов долларов в год [1,2] и затрагивают около 60% людей в течение их жизни [1,3]. Риску заболевания способствуют многие факторы, в том числе воздействие окружающей среды, диета и генетический фон. Патогенез развивается на протяжении десятилетий, что делает факторы риска, возникающие в детстве, особенно важными для риска пожизненных заболеваний. Роль микробиома как модулятора болезни все больше признается и изучается [4,5].Микробиом кишечника человека может действовать как центральный регулятор метаболизма, реагируя на изменения в рационе питания или физиологии хозяина [6,7]. Микробиом кишечника быстро увеличивается у младенцев после рождения [7,8], а дисбактериоз в младенчестве или детстве может повлиять на здоровье микробиома кишечника в долгосрочной перспективе. В разделах этого обзора мы оцениваем несколько известных детерминант состава микробиома и изучаем, как изменение состава микробиома у детей может повлиять на риск ожирения и кардиометаболических заболеваний в течение всей жизни.

Детерминанты состава микробиома и потенциальные механизмы, связывающие микробиоту с заболеванием.

2. Детерминанты колонизации кишечного микробиома новорожденных

2.1. Способ доставки

Обширная колонизация микробиома младенца происходит во время рождения и может произойти даже до рождения. Инокуляция имеет стохастические компоненты с участием материнской микробиоты, а также условно-патогенную колонизацию микробиотой, присутствующей на других проксимальных особях и в местной окружающей среде.Состав кишечного микробиома сильно варьируется в раннем младенчестве, и из штаммов, которые достигают кишечника младенца, только часть успешно колонизируется [7]. В исследовании 25 пар мать-младенец развитие микробиома младенца оценивалось от рождения до 4 месяцев после родов [9]. Было обнаружено, что микробиом новорожденных содержит материнские вагинальные, кожные, оральные и фекальные штаммы с вариабельностью в том, какой участок вносит наибольший вклад, несмотря на то, что все дети рождаются естественным путем. Передача через кожу и влагалище оказалась преходящей, при этом микробиом кишечника младенца имел наибольшее сходство с микробиомом кишечника матери к 4 месяцам после рождения [9].В нескольких исследованиях изучалось влияние вагинальных родов по сравнению с кесаревым сечением, чтобы проверить гипотезу о том, что первоначальное воздействие влагалищной микробиоты по сравнению с микробиотой кожи оказывает долгосрочное влияние на состав микробиома. Показано, что скорость колонизации кишечника у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения, замедляется [10], при этом уровень бактериальной колонизации у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения, ниже [11]. У младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения, наблюдается более низкое микробное разнообразие, и этот эффект может сохраняться не менее двух лет [12].Однако в другой выборке разнообразие у недоношенных новорожденных, рожденных естественным путем, было ниже по сравнению с кесаревым сечением [13], что потенциально могло быть связано с дополнительными родовыми осложнениями у недоношенных детей. Кесарево сечение было связано с некоторыми долгосрочными результатами, включая избыточный вес [11,14,15,16], хотя другие исследования не обнаружили различий и причинно-следственная связь не была установлена ​​[17,18].

2.2. Преждевременные роды

Недоношенные дети имеют недоразвитый кишечник, что может нарушить развитие взаимоотношений здорового хозяина и микробиоты в раннем возрасте [19].Недоношенные дети подвергаются гораздо более высокому риску развития осложнений после рождения, включая некротический энтероколит (НЭК), который может быть связан с нарушением усвоения кишечного микробиома [20]. Было обнаружено, что у недоношенных новорожденных, у которых развился НЭК, увеличилось количество Proteobacteria и уменьшилось количество Firmicutes и Bacteroidetes [20]. Имеются также данные о том, что изменение состава материнского микробиома может быть связано с риском преждевременных родов [21], предполагая, что изменение состава микробиома является как причиной, так и следствием преждевременных родов.Было показано, что у недоношенных детей различия в разнообразии микробиома зависят от гестационного возраста [22]. Дисбиоз кишечника недоношенных детей связан со способом доставки, применением стероидов и антибиотиков, которые влияют на развитие кишечного микробиома [13,23,24].

2.3. Дородовая микробная колонизация

Является ли передача комменсальных микробов плоду от матери обычным явлением, остается открытым вопросом. До относительно недавнего времени среда матки считалась стерильной.Это предположение было опровергнуто несколькими исследованиями, в которых были обнаружены доказательства наличия микробиоты в матке [25], плаценте [26], пуповине [27] и околоплодных водах [28], а также в меконии [29], что указывает на то, что микробиота может передаваться во время внутриутробного развития. Однако данные противоречивы [30,31]; микробная ДНК может быть обнаружена из-за контаминации, присутствия ДНК от мертвых бактерий или сбора после разрыва мембраны [32], и до сих пор не было доказано, что микробы жизнеспособны внутриутробно.Несмотря на то, что данные подтверждают некоторую передачу микробного материала плоду, еще предстоит определить, вносит ли это значительный вклад в микробиом плода и влияет ли это на развитие или исходы.

3. Влияние практики вскармливания детей раннего возраста на развитие микробиома

3.1. Грудное молоко и смеси для кормления

Считается, что кормление грудным молоком защищает от развития множества заболеваний, включая ожирение [33], диабет [34], а также потенциально иммуноопосредованные заболевания, такие как астма и аллергия [35].Механизм, посредством которого грудное молоко определяет предрасположенность ребенка к кардиометаболическим и воспалительным заболеваниям, еще не полностью определен, но может быть опосредован долгосрочным воздействием на микробиоту кишечника. В частности, как единственный источник питания в первые 4–6 месяцев жизни, состав грудного молока или смеси определяет доступность питательных веществ для кишечной микробиоты младенца и может оказывать избирательное давление. Ключевое различие между грудным молоком и смесью — наличие пребиотиков, олигосахаридов и антител, которые могут выборочно регулировать численность бактерий [36].Само грудное молоко содержит микробиоту, включая виды Bifidobacterium , Streptococcus и Lactobacillus [37,38,39], которые могут вносить непосредственный вклад в микробиом желудочно-кишечного тракта младенца. Тем не менее, существует большая вариабельность состава грудного молока человека [40,41,42], который зависит от состояния здоровья матери [43,44,45]. Состав грудного молока динамичен, меняется со временем и может зависеть от таких характеристик младенца, как пол [46] или динамические сигналы во время болезни.Еще предстоит определить, отвечает ли «основная» группа компонентов грудного молока, общих для большинства людей, за большинство защитных эффектов [47]. У недоношенных детей кормление грудным молоком, по-видимому, смягчило некоторые негативные последствия низкой массы тела при рождении для развития микробиома [48]. Исследования микробиомов у младенцев были сосредоточены на изобилии конкретных бактерий, а также на их разнообразии. В одном исследовании было обнаружено, что младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, имеют большее количество Bifidobacterium , но микробиом младенцев на искусственном вскармливании был более разнообразным [49].Другое исследование обнаружило обогащение Actinobacteria и Firmicutes и истощение Proteobacteria у детей, находящихся на грудном вскармливании, по сравнению с младенцами, вскармливаемыми смесью [50]. Смесительное вскармливание было связано с изменением бактериального разнообразия у младенцев [51], при этом микробиота младенцев, которых кормили как грудным молоком, так и смесями, больше сходна с младенцами, находящимися на искусственном вскармливании, чем с младенцами, находящимися исключительно на грудном вскармливании [33]. Кормление смесью в 3 месяца было связано с повышенным риском избыточной массы тела в 12 месяцев, определяемого как младенцы, у которых соотношение веса к длине тела> 85-го процентиля [33].В проспективном исследовании у детей с избыточной массой тела в возрасте 7 лет наблюдалась меньшая колонизация Bifidobacterium и более высокая Staphylococcus aureus в младенчестве по сравнению с детьми с аналогичным нормальным весом [52]. Иммуноглобулины, полученные из грудного молока, модулируют иммунную функцию кишечника и состав кишечного микробиома [53], что дает дополнительные доказательства механизмов, связывающих вскармливание грудным молоком с иммунозащитой. Было обнаружено, что в популяции, подверженной риску недоедания, более низкие уровни сиалированных олигосахаридов в грудном молоке связаны с задержкой роста ребенка, а включение сиалилированных олигосахаридов в рацион лабораторных животных было связано с массой тела в зависимости от микробиома кишечника [ 54].Хотя требуется гораздо больше исследований, эти данные выделяют раннее младенчество как критический период, когда микробный дисбиоз может привести к избыточному весу в более позднем возрасте, потому что микробиом может быть не в состоянии оправиться от дисбактериоза, установленного в раннем возрасте. Компоненты грудного молока могут формировать микробиом младенца, обеспечивая пожизненную защиту от ожирения и других метаболических заболеваний. Однако, учитывая большую вариабельность состава грудного молока и возможность взаимодействия с генетическим фоном, также могут быть случаи, когда грудное молоко способствует менее благоприятному развитию микробиома.

3.2. Добавки с пребиотиками и пробиотиками

Конкретный состав различных типов смесей может влиять на микробиом. В нескольких исследованиях оценивалось включение пробиотиков или пребиотиков, таких как олигосахариды, в детские смеси для более точного имитации состава грудного молока [55]. Смесь для младенцев, дополненная несколькими штаммами Bifidobacterium , изменила состав микробиома у младенцев, но не повлияла на долгосрочную колонизацию [56]. Не наблюдалось значительного влияния добавок олигосахаридов и Bifidobacterium на диарею или фебрильную инфекцию, однако микробиота младенцев, получавших добавки, больше напоминала микробиоту грудных детей [57].Включение лактозы в гидролизованные смеси, разработанные для младенцев с аллергией на молоко, способствовало росту Bifidobacterium и Lactobacillales и увеличению количества жирных кислот с короткой цепью кишечника (SCFA) [58]. Было обнаружено, что добавка Lactobacillus изменяет состав микробиома кишечника [59]. Текущие данные свидетельствуют о том, что включение пре- и пробиотиков в смеси хорошо переносится, однако, пока не известно, оказывает ли это положительное влияние на долгосрочные результаты.

3.3. Метод доставки молока

Существуют некоторые данные о различных эффектах прямого грудного вскармливания и сцеживания из бутылочки [60]. Во время кормления грудью младенцы подвергаются воздействию микробиоты кожи матери, а также откладывают слюну, которая содержит микробиоту и патогены, которые могут передаваться обратно матери, потенциально вызывая изменения в составе грудного молока через петлю обратной связи [61,62]. Эта область интригует, но требует дальнейших исследований.

3.4. Донорское грудное молоко

Из-за потенциальных преимуществ грудного молока донорское молоко иногда используется, когда молоко от биологической матери младенца недоступно. Это особенно актуально для недоношенных детей. Однако остается неясным, обладает ли донорское молоко такими же защитными свойствами [63]. В рандомизированном исследовании с участием недоношенных детей донорское молоко не показало преимущества перед смесями по сравнению с материнским молоком [64]. Донорское молоко обычно пастеризуется, чтобы снизить риск заражения, и его часто берут из нескольких донорских источников.Пастеризация может разрушить пре- и пробиотики, уменьшая благотворное влияние грудного молока. Кроме того, вариабельность состава грудного молока может привести к тому, что донорское молоко окажется неоптимальным для неродственного младенца. Однако требуется гораздо больше исследований, чтобы установить потенциальные преимущества и риски использования донорского молока в качестве альтернативы смеси.

4. Диетические модуляторы состава кишечного микробиома в детстве

Введение твердой пищи связано со сдвигом в микробиоме младенца, чтобы он больше напоминал профили взрослых, однако детский микробиом остается в постоянном движении, по крайней мере, в течение первых 3 лет жизни [7].Это предполагает период относительно податливости и подразумевает, что диета в раннем детстве может иметь непропорционально большое влияние на состав микробиома на протяжении всей жизни и связанные с этим воздействия на здоровье. У взрослых изменение диеты значительно влияет на состав микробиома кишечника, при этом наблюдаются значительные изменения в микробном составе в течение 24 часов после существенных или резких изменений в диете, таких как внезапный переход на продукты исключительно растительного или животного происхождения. Почти полное возвращение к исходному составу можно наблюдать через 48 ч после возобновления нормальной диеты [6].Данные о влиянии диетического вмешательства на микробиом у детей ограничены, но, учитывая, что профили микробиома у детей в возрасте старше 3 лет очень похожи на таковые у взрослых, вполне вероятно, что диетические изменения могут быстро повлиять на состав микробиома у детей.

4.1. Влияние западной диеты на микробиом кишечника

Западная диета с высоким содержанием животного белка и жира, высоким содержанием рафинированных углеводов и низким содержанием растительной клетчатки, фитохимических веществ и ферментированных продуктов была связана с относительно недавним быстрым ростом потребления воспалительные заболевания, включая кардиометаболические и кишечные заболевания.Появляется все больше доказательств того, что это может быть опосредовано микробиотой кишечника [65,66]. Было обнаружено, что западная диета снижает общую бактериальную нагрузку, а также таковую полезных родов, таких как Bifidobacterium и Eubacterium [67]. Исследования вегетарианских и веганских диет выявили различные уровни различий в составе микробиома по сравнению с типичной неограниченной западной диетой с потенциально незначительными различиями в общей функциональной способности микробиоты [68,69,70,71].Исследование, посвященное влиянию западной и традиционной растительной диеты на детей в Таиланде, обнаружило различия в составе и использовало метагеномный прогноз для выявления недостаточной представленности генов, отвечающих за биосинтетические пути бутирата у детей, потребляющих западную диету [72], что может влиять на иммунитет кишечника. гомеостаз [73]. Точно так же было обнаружено, что дети, соблюдающие традиционные диеты в сельских районах Малави и Венесуэлы, имеют различия в содержании метаболических генов в микробиоме по сравнению с детьми в США, потребляющими западную диету [7].В небольшом исследовании городских посетителей традиционной деревни с тропическим лесом было обнаружено, что микробиом детей более подвержен изменениям по сравнению с относительно стабильным микробиомом у взрослых, что подчеркивает более высокую пластичность микробиома у детей [74]. Диеты с высоким содержанием общего белка связаны с повышенным риском воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) [75]. Употребление гороха и сывороточного протеина было связано с повышенным уровнем комменсалов Bifidobacterium и Lactobacillus [76], а ферментированный сывороточный протеин снижает количество потенциально патогенных видов Bacteroides fragilis и Clostridium perfringens [77].Некоторые виды, численность которых увеличивается в результате употребления красного мяса, связаны с более высокими уровнями проатерогенного химического триметиламин-N-оксида (ТМАО), что связано с увеличением риска сердечно-сосудистых заболеваний [78]. Диеты с высоким содержанием белка у лиц моложе 65 лет связаны с увеличением выработки инсулиноподобного фактора роста 1, фактора риска рака, диабета и смертности [79]. Было показано, что диета с высоким содержанием жиров у людей увеличивает относительное количество анаэробных бактерий и Bacteroidetes, тогда как диета с низким содержанием жиров увеличивает количество фекальных бактерий Bifidobacterium и снижает общий холестерин и глюкозу натощак [80].У мышей наблюдалось значительное влияние на состав микробиома при сравнении рационов с полиненасыщенными жирами (рыбий жир) и насыщенными жирами (сало) [81]. У мышей, которых кормили жиром, увеличивалось системное и жировое воспаление, а также снижалась чувствительность к инсулину по сравнению с мышами, получавшими рыбий жир. Трансплантация фекалий воспроизводила метаболический и воспалительный фенотип, демонстрируя случайный эффект микробиоты [81]. Микробиом кишечника животных, получавших диету с высоким содержанием жиров или сахара, более уязвим к нарушению циркадного ритма [82].Учитывая особую важность сна для детей, сочетание плохого питания и нарушения сна может привести к изменениям в составе микробиома кишечника.

4.2. Пребиотики растительного происхождения

Неперевариваемые углеводы растительного происхождения, такие как некоторые крахмалы и клетчатка, выживают в толстой кишке, где они ферментируются микробиомом толстой кишки с образованием короткоцепочечных жирных кислот (SCFA) [83]. Эпителиальные клетки толстой кишки используют SCFAs, особенно бутират, на 60–70% своей энергии, и они способствуют укреплению слизистого барьера [84].SCFAs также регулируют метаболизм глюкозы и липидов и иммунную функцию [73,85]. Бутират действует как ингибитор гистондеацетилазы, участвуя в эпигенетическом контроле производства и поддержания регуляторных Т-клеток [86]. Дисбактериоз кишечника, связанный с западной диетой, может способствовать протеканию кишечной мембраны и метаболической эндотоксемии [87], что приводит к увеличению риска кардиометаболических заболеваний. Диета с низким содержанием пребиотиков снижает общую бактериальную нагрузку и разнообразие, в то время как диета с высоким содержанием растений увеличивает богатство генов микробиома и улучшает маркеры воспаления [88,89,90].В исследовании коммерчески доступных злаков для младенцев разные типы злаков были связаны с изменениями в составе микробиома и различиями в продукции SCFA на модели кишечника младенца in vitro [91].

4.3. Другие диетические модуляторы состава микробиома

В то время как большинство исследований диеты и микробиома в основном сосредоточено на западных и традиционных диетах, изучались также и другие диетические компоненты. В Мексике было обнаружено, что как у детей с недостаточным питанием, так и у детей с ожирением бактериальное разнообразие ниже, чем у хорошо питающихся детей с нормальным весом [92].Имеются ограниченные данные об отдельных диетических эффектах на микробиом у детей, но данные, полученные от взрослых, предполагают, что состав микробиома формируется множеством компонентов, полученных из рациона. Безглютеновые диеты были связаны с изменениями в микробиоте, с уменьшением количества Bifidobacterium , Lactobacillus и Clostridium , а также с увеличением количества других бактерий, включая потенциальные условно-патогенные микроорганизмы [93,94]. Было показано, что искусственные подсластители изменяют микробиоту кишечника [95] и вызывают непереносимость глюкозы за счет своего воздействия на микробиоту желудочно-кишечного тракта [96].Другие растительные компоненты, включая полифенолы, также могут модулировать микробиом кишечника [97,98,99]. Ферментированные продукты действуют как естественный источник пробиотиков, причем ферментированные молочные продукты [100,101] и овощи [102,103] вносят вклад в рацион бактерий, хотя степень, в которой эти бактерии выживают и колонизируют кишечник у людей с установленным микробиомом, неясна [104] . Испытания детских пробиотических добавок, как правило, не выявили долгосрочного воздействия добавок на метаболические и воспалительные маркеры [105,106].Микробиом адаптируется к доступным источникам пищи; хотя некоторые профили могут быть более полезными, чем другие, существует сложное взаимодействие между диетой, микробиотой и последующими метаболическими эффектами, которые еще предстоит изучить.

5. Другие факторы, определяющие состав микробиома в детстве

5.1. Влияние антибиотиков и лекарственного взаимодействия

Частое употребление антибиотиков в детстве связано с повышенным риском устойчивости к антибиотикам [107] и может предрасполагать людей к повышенному риску заболеваний, включая избыточный вес и ожирение [108,109], а также воспалительные заболевания [110], потенциально через модуляцию микробиома.Использование антибиотиков приводит к снижению разнообразия микробиома и сокращению количества резидентных полезных комменсалов в кишечнике [111]. Низкое разнообразие связано с увеличением массы тела, инсулинорезистентностью, воспалительным тонусом и дислипидемией по сравнению с более высоким разнообразием кишечника [112]. Хотя наибольшее влияние оказывают антибиотики широкого спектра действия, эффекты смягчаются, но все же присутствуют, если антибиотик нацелен на определенный патоген. Это нарушение способствует размножению как потенциально патогенных бактерий, так и тех, которые способствуют ожирению и нарушению регуляции метаболизма [113,114].Воздействие может быть особенно большим, если эти нарушения происходят в раннем возрасте, до появления относительно стабильного зрелого микробиома в возрасте двух-трех лет [115,116]. Микробиому требуется несколько недель, чтобы восстановиться после курса антибиотиков, часто никогда полностью не восстанавливая доантибиотическое разнообразие [117]. Использование антибиотиков в течение первых 6 месяцев жизни было связано с более высоким риском избыточного веса среди детей матерей с нормальным весом, хотя, что интересно, использование антибиотиков было связано со сниженным риском избыточного веса у детей матерей с избыточным весом [118].Было обнаружено, что связь между повышенным индексом массы тела (ИМТ) и кумулятивным воздействием антибиотиков в раннем детстве была несколько выше, если использовались антибиотики широкого спектра действия [119]. Сообщалось о значительном половом взаимодействии, когда прием антибиотиков в первые 12 месяцев жизни ассоциировался с повышенным ИМТ у мальчиков, но не у девочек [120].

Новые исследования выявляют взаимодействия между микробиомом и лекарствами, как в том, как эффективность лекарств модулируется микробиотой, так и в том, как использование фармакологических агентов может формировать микробиом.Было показано, что многие лекарства по-разному метаболизируются микробиотой [121, 122, 123], и дальнейшее рассмотрение состава микробиома может повлиять на дозировку лекарств у детей. Также было показано, что различные лекарства изменяют состав микробиома, включая ингибиторы протонной помпы, а также статины и антидиабетические препараты [124,125,126,127], хотя долгосрочные эффекты неизвестны. В связи с важной ролью микробиома кишечника в развитии иммунной системы было выдвинуто предположение, что флора кишечника может влиять на реакцию хозяина на вакцины.Хотя исследований по составу микробиома и вакцинации было относительно немного, данные показывают, что микробиота играет роль в ответе на вакцину [128]. Более высокая относительная численность Actinobacteria и Firmicutes была связана с более высокими гуморальными и клеточными ответами на вакцины, в то время как высокая относительная численность Proteobacteria и Bacteroidetes была связана с более низкими ответами [129, 130, 131]. Еще предстоит определить, вызывает ли вакцинация какие-либо изменения в микробиоме.Несмотря на преимущества для спасения жизни, данные показывают, что раннее и повторное использование антибиотиков и, возможно, других лекарств в детстве является важным фактором, определяющим состав микробиома, который может повлиять на риск заболевания в будущем.

5.2. Пол и генетические различия в микробиоме

Мало что известно о том, как генетика хозяина может определять колонизацию микробиома в младенчестве, однако данные у взрослых предполагают наличие генетического компонента микробиома [132, 133, 134].Остается неясным, является ли секс важным модулятором состава микробиома у детей. Было обнаружено, что у младенцев мужского пола общее количество бактерий при рождении выше, чем у младенцев женского пола, на основании первой дефекации, в то время как половые различия в колонизации Lactobacillus наблюдались как при рождении, так и через несколько месяцев [135]. Сообщалось о половых различиях в составе микробиома у взрослых [136], и они могут взаимодействовать с половыми гормонами, изменяя риск заболевания [137, 138]. Микробиом может действовать как промежуточный механизм, связывающий генетику с заболеванием, однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять потенциальные причинные связи.

5.3. Экологические модификаторы состава микробиома

Ранний контакт с домашними животными был связан с увеличением бактериального богатства и разнообразия микробиома кишечника младенца, что может защитить от ожирения и аллергии [139, 140]. Присутствие братьев и сестер в домашнем хозяйстве было связано как с увеличением разнообразия [141], так и с уменьшением разнообразия и богатства [139], а также с различиями в конкретных бактериях [111,135]. Есть также свидетельства того, что воздействие городской и сельской окружающей среды помогает формировать микробиом у детей [142].В соответствии с гипотезой гигиены, вполне вероятно, что воздействие микробиоты домашних животных и других детей может способствовать развитию здорового микробиома. Однако относительная важность воздействия внутри общего домохозяйства по сравнению со всеми другими географическими и экологическими воздействиями остается неясной.

5.4. Сопутствующие заболевания

Существенные медицинские события и сопутствующие заболевания могут иметь большое влияние на микробиом. Госпитализация связана с повышенным риском колонизации Clostridium difficile [111, 143].Было обнаружено, что изменения микробиоты кишечника и повышенная транслокация кишечных бактерий происходят после травм, включая ожоги и черепно-мозговые травмы [144,145]. Хотя такие травмы сами по себе могут вызывать у детей долгосрочные последствия, последствия связанных с травмами изменений в составе микробиома являются важным фактором, который остается малоизученным. Аутизм был связан с различиями в составе микробиома [146], и было показано, что методы лечения для изменения состава микробиома, включая трансплантацию фекалий и добавки с пробиотиками, улучшают определенные симптомы у детей с аутизмом [147,148].Необходимы исследования, чтобы выяснить, как сопутствующие заболевания влияют на различия в составе и функциях микробиома.

6. Механизмы, связывающие измененный состав микробиома с развитием ожирения и кардиометаболических заболеваний

Как уже отмечалось, на развитие микробиома влияет множество различных факторов, и многие из них также связаны с последствиями для здоровья. В настоящее время существует пробел в знаниях, поскольку у нас нет проспективных лонгитюдных или интервенционных исследований, которые причинно связывают измененный состав микробиома с заболеванием.Однако, как указано, многие исследования предполагают такую ​​связь, и исследования трансплантации фекального микробиома установили причинно-следственную связь у мышей и в ограниченной степени также у людей [113, 149, 150, 151, 152]. В настоящее время конкретные механизмы, посредством которых микробиом изменяет кардиометаболическое заболевание, менее ясны. Ранние события, определяющие состав микробиома, вероятно, влияют на риск заболевания на протяжении всей жизни, изменяя долгосрочную функцию микробиома. Как показано ниже, микробиота, вероятно, влияет на риск кардиометаболических заболеваний у хозяина посредством по крайней мере трех потенциальных механизмов: (1) контроль биодоступности питательных веществ; (2) взаимодействие с иммунной системой для модуляции воспаления; и (3) производство специфических защитных или патогенных метаболитов.Доказательства, подтверждающие эти механизмы, обсуждаются ниже.

6.1. Энергетический метаболизм и ожирение

Многочисленные исследования выявили различия в составе микробиома в зависимости от массы тела [153,154,155], при этом Bifidobacterium участвовали в нескольких исследованиях, связывающих микробиом кишечника с ожирением [52]. Эксперименты по трансплантации фекального микробиома показали, что микробиота людей или животных с ожирением способствует ожирению, доказывая, что сама микробиота может вызывать ожирение [113, 150, 156].Кроме того, было показано, что фекальные трансплантаты модулируют чувствительность к инсулину у людей, хотя долгосрочные эффекты неизвестны [151, 152]. Упрощенные расчеты энергетического содержания пищи и отношения к массе тела предполагают, что калории в данной пище в равной степени доступны всем людям. Однако по мере углубления понимания роли микробиоты становится ясно, что это не так [113, 157]; Поскольку комменсальные микробы избирательно метаболизируют пищу в кишечнике, они могут контролировать поступление питательных веществ, в том числе короткоцепочечных жирных кислот, к хозяину.Микробиота также способствует биосинтезу аминокислот и витаминов, а это означает, что одни и те же продукты могут обеспечивать разную биодоступность калорий и питательных веществ для разных людей. Микробиота предпочтительно переваривает пищевые пребиотики, включая клетчатку, которые не легко усваиваются хозяином. У людей, потребляющих диету с низким содержанием клетчатки, недостаточное количество пребиотиков может вызвать изменения в составе микробиома и метаболизме, что влияет на метаболизм хозяина [158]. Хотя этот процесс сложен и осложняется множеством переменных, влияющих на массу тела и выбор пищи, тонких различий в доступности энергии с течением времени может быть достаточно, чтобы сместить людей от худощавого к фенотипу ожирения [159, 160].

6.2. Воспаление

Воспаление является ключевым компонентом поддержания здоровья, однако неконтролируемое воспаление может иметь разрушительные последствия, при этом хроническое воспаление слабой степени способствует развитию кардиометаболических заболеваний [161, 162]. Между комменсальными микробами и иммунной системой хозяина существует сложное взаимодействие, которое при нарушении регуляции может способствовать развитию патогенного воспаления. Хотя данные свидетельствуют о том, что микробиом частично можно модифицировать на протяжении всей жизни, первоначальное развитие микробиома может иметь особое значение для создания основного микробиома, устойчивого к более поздним модификациям.Нарушение регуляции в ранние критические периоды в младенчестве может иметь пожизненные последствия для иммунной и метаболической функции, которые может быть трудно обратить вспять [163, 164, 165, 166]. Эксперименты на мышах показали, что возрастная экспрессия TLR5 в эпителии кишечника новорожденных способствует селективной колонизации не жгутиковой микробиотой [166]. Это предполагает критические периоды во время развития, когда воздействие определенных бактерий позволяет нормальному развитию взаимоотношений между хозяином и микробиотой. Исследования на животных показали, что микробиота необходима для нормального развития кишечника и созревания иммунной системы посредством передачи сигналов, опосредованной toll-подобным рецептором 2 (TLR2) [167, 168, 169].В исследованиях способов доставки и кормления у младенцев наблюдались различия в биомаркерах иммунной функции, включая иммуноглобулины и цитокины, одновременно с изменениями в микробиоме [12, 170]. Транслокация микробов, микробных нуклеиновых кислот и липополисахаридов бактериального происхождения (ЛПС) из кишечника в кровоток происходит не только при кишечных заболеваниях, но и регулярно у людей с нарушенной функцией кишечного барьера или без нее, например, во время диеты. постпрандиальная метаболическая эндотоксемия [87, 112, 171, 172, 173, 174].Бактерии и бактериальные РНК были обнаружены в тканях по всему телу, включая атеросклеротические бляшки и липопротеины [175], предполагая, что транслокация комменсальных микробов может играть причинную роль в этиологии заболевания [176].

6.3. Модуляция метаболитов

Помимо воздействия на воспалительную передачу сигналов, микробиота также производит и модифицирует другие сигнальные молекулы. Метаболиты образуются в кишечнике в результате метаболизма микробов, взаимодействия микробов с хозяевами и действия микробиоты на пищевые субстраты [4,177].Микробный метаболизм диетического карнитина и холина до триметиламина и последующее окисление в печени до проатерогенного метаболита ТМАО, как было обнаружено, связаны с повышенным риском атеросклероза [5,178,179], хотя остается неясным, является ли ТМАО неизменно патогенным [180]. Опосредованный кишечником метаболизм изофлавонов сои, полученных из пищевых продуктов, связан с измененным метаболизмом и кардиометаболическим риском [181, 182, 183, 184]. Многие другие взаимодействия диеты и микробиома могут модулировать риск заболевания с помощью параллельных механизмов.Микробиом также может модулировать биомаркеры заболевания независимо от диетического питания, включая модуляцию липидов крови [185], биомаркеров, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями [133], и гомеостаза глюкозы и инсулина [186].

7. Выводы

Как отмечалось в этом обзоре, существует множество доказательств связи состава микробиома кишечника с патофизиологией кардиометаболических заболеваний. В настоящее время наши знания в основном ограничены наблюдательными исследованиями и краткосрочными вмешательствами, которые позволяют оценить, какие факторы влияют на состав микробиома кишечника и какие последствия можно ожидать от нарушения регуляции.Однако необходимы крупномасштабные проспективные продольные исследования, чтобы расширить наши знания о динамике микробиома с течением времени и на протяжении всего развития болезни. Хотя существуют определенные стратегии изменения состава микробиома, включая изменение диеты или трансплантацию фекалий, в настоящее время они неспецифичны и нецеленаправленны. Стратегии, нацеленные на конкретные бактерии или функциональные пути, могут дать многообещающие результаты, но еще предстоит проверить в надлежащим образом разработанных испытаниях на людях. Основным ограничением является то, что мы еще не знаем, что представляет собой «здоровый» микробиом.Это необходимо, но будет непросто, потому что на здоровый микробиом, вероятно, повлияют многие факторы, и он может различаться у разных людей и в зависимости от стадии жизни. Выяснение специфических функций различной микробиоты в контексте экосистемы хозяина и микроба необходимо, и это может существенно повлиять на нашу способность понимать сложные предикторы прогрессирования заболевания и определять цели для будущих терапевтических средств микробиома.

Вклад авторов

Написание — подготовка оригинального проекта, A.I.M., E.B.S. и J.F.F .; Написание — обзор и редактирование, A.I.M., E.B.S., S.G.W. и J.F.F.

Финансирование

J.F.F. был поддержан грантом развития ученых Американской кардиологической ассоциации (15SDG248) и премией P&F Исследовательского центра пищеварительных заболеваний Медицинского центра Университета Вандербильта при поддержке P30DK058404.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Финансирующие организации не играли никакой роли в разработке исследования; при сборе, анализе или интерпретации данных; в написании рукописи и в решении опубликовать результаты.

Ссылки

1. Бенджамин Е.Дж., Вирани С.С., Каллавей К.В., Чемберлен А.М., Чанг А.Р., Ченг С., Чиув С.Э., Кушман М., Деллинг Ф.Н., Део Р. и др. Обновление статистики сердечных заболеваний и инсульта за 2018 г .: отчет Американской кардиологической ассоциации. Тираж. 2018; 137: e67 – e492. DOI: 10.1161 / CIR.0000000000000558. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Уилкинс Дж. Т., Нин Х., Берри Дж., Чжао Л., Дайер А. Р., Ллойд-Джонс Д. М. Пожизненный риск и годы жизни без сердечнососудистых заболеваний.ДЖАМА. 2012; 308: 1795–1801. DOI: 10.1001 / jama.2012.14312. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Фергюсон Дж. Ф., Аллай Х., Герштен Р. Э., Идеераабдулла Ф., Крис-Этертон П. М., Ордовас Дж. М., Римм Э. Б., Ван Т. Дж., Беннетт Б. Дж., Совет Американской кардиологической ассоциации по функциональному Г. и др. Нутригеномика, микробиом и взаимодействия генов и окружающей среды: новые направления в исследованиях, профилактике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний: научное заявление Американской кардиологической ассоциации.Circ. Кардиоваск. Genet. 2016; 9: 291–313. DOI: 10.1161 / HCG.0000000000000030. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Wang Z., Klipfell E., Bennett B.J., Koeth R., Levison B.S., Dugar B., Feldstein A.E., Britt E.B., Fu X., Chung Y.M. и др. Метаболизм фосфатидилхолина в кишечной флоре способствует развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Природа. 2011; 472: 57–63. DOI: 10,1038 / природа09922. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Дэвид Л.А., Морис К.Ф., Кармоди Р.Н., Гутенберг Д. Б., Баттон Дж.E., Wolfe B.E., Ling A.V., Devlin A.S., Varma Y., Fischbach M.A. и др. Диета быстро и воспроизводимо изменяет микробиом кишечника человека. Природа. 2014; 505: 559–563. DOI: 10,1038 / природа12820. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Яцуненко Т., Рей Ф.Э., Манари М.Дж., Трехан И., Домингес-Белло М.Г., Контрерас М., Магрис М., Идальго Г., Бальдассано Р.Н., Анохин А.П. и др. Микробиом кишечника человека в зависимости от возраста и географии. Природа. 2012; 486: 222–227. DOI: 10,1038 / природа11053. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8.Filippo CD, Cavalieri D., Paola MD, Ramazzotti M., Poullet JB, Massart S., Collini S., Pieraccini G., Lionetti P. Влияние диеты на формирование микробиоты кишечника, выявленное в сравнительном исследовании у детей из Европы и сельских районов. Африка. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 2010; 107: 14691–14696. DOI: 10.1073 / pnas.1005963107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Ferretti P., Pasolli E., Tett A., Asnicar F., Gorfer V., Fedi S., Armanini F., Truong D.T., Manara S., Zolfo M., et al. Передача микробов от матери ребенку из разных участков тела формирует развивающийся микробиом кишечника ребенка.Клеточный микроб-хозяин. 2018; 24 DOI: 10.1016 / j.chom.2018.06.005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Грёнлунд М.М., Лехтонен О.П., Эерола Э., Керо П. Фекальная микрофлора у здоровых младенцев, рожденных разными способами: постоянные изменения кишечной флоры после кесарева сечения. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 1999; 28: 19–25. DOI: 10.1097 / 00005176-199

0-00007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Лавин Т., Прин Д. Исследование родов с помощью кесарева сечения как фактора риска избыточной массы тела у детей.Ребенок. Ожирение. 2018; 14: 131–138. DOI: 10.1089 / chi.2017.0034. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Jakobsson H.E., Abrahamsson T.R., Jenmalm M.C., Harris K., Quince C., Jernberg C., Björkstén B., Engstrand L., Andersson A.F.Уменьшение разнообразия кишечной микробиоты, задержка колонизации Bacteroidetes и снижение ответа Th2 у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения. Кишечник. 2014; 63: 559–566. DOI: 10.1136 / gutjnl-2012-303249. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Черникова Д.А., Кестлер Д.К., Хоен А.Г., Housman M.L., Hibberd P.L., Moore J.H., Morrison H.G., Sogin M.L., Zain-Ul-Abideen M., Madan J.C. Воздействие на плод и перинатальное влияние на микробиоту стула недоношенных детей. J. Matern. Фетальный. Неонатальный. Med. 2016; 29: 99–105. DOI: 10.3109 / 14767058.2014.987748. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Мюллер Н.Т., Мао Г., Беннет В.Л., Хуриган С.К., Домингес-Белло М.Г., Аппель Л.Дж., Ван X. Снижают ли или усиливают ли вагинальные роды связь между поколениями избыточного веса и ожирения? Выводы Бостонской когорты рождения.Int. J. Obes. (Лондон) 2017; 41: 497–501. DOI: 10.1038 / ijo.2016.219. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Ли Х.-Т., Чжоу Ю.-Б., Лю Ж.-М. Влияние кесарева сечения на избыточную массу тела и ожирение у потомства: систематический обзор и метаанализ. Int. J. Obes. (Лондон) 2013; 37: 893–899. DOI: 10.1038 / ijo.2012.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Тун Х.М., Бриджмен С.Л., Чари Р., Филд С.Дж., Гуттман Д.С., Беккер А.Б., Мандхейн П.Дж., Турви С.Э., Суббарао П., Сирс М.Р. и др.Роли способа рождения и микробиоты кишечника младенца в передаче избыточного веса и ожирения от матери к потомству из поколения в поколение. JAMA Pediatr. 2018; 172: 368–377. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2017.5535. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Смитерс Л.Г., Мол Б.В., Джеймисон Л., Линч Дж. Кесарево сечение не связано с индексом массы тела в раннем детстве. Педиатр. Ожирение. 2018; 12: 120–124. DOI: 10.1111 / ijpo.12180. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Баррос А.Дж., Сантос Л.П., Вермейстер Ф., Мотта J.V.D.S., Матиясевич А., Сантос И.С., Менезес А.М.Б., Гонсалвес Х., Ассунсао М.К.Ф., Орта Б. Кесарево сечение и ожирение в возрасте 6, 18 и 30 лет: результаты трех когорт детей Pelotas (Бразилия). BMC Public Health. 2017; 17: 256. DOI: 10.1186 / s12889-017-4165-3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Унгер С., Стинци А., Шах П., Мак Д., О’Коннор Д.Л. Микробиота кишечника ребенка с очень низкой массой тела при рождении. Педиатр. Res. 2015; 77: 205–213.DOI: 10.1038 / pr.2014.162. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Памми М., Коуп Дж., Тарр П.И., Уорнер Б.Б., Морроу А.Л., Май В., Грегори К.Е., Кролл Дж. С., Макмертри В., Феррис М. Дисбактериоз кишечника у недоношенных детей, предшествующий некротическому энтероколиту: систематический обзор и метаанализ. Микробиом. 2017; 5:31. DOI: 10.1186 / s40168-017-0248-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Принц А.Л., Ма Дж., Каннан П.С., Альварес М., Гисслен Т., Харрис Р.А., Суини Е.Л., Нокс С.Л., Ламберс Д.С., Джоб А.Х. и др. Микробиом плацентарной мембраны изменяется у субъектов со спонтанными преждевременными родами с хориоамнионитом и без него. Являюсь. J. Obstet. Гинеколь. 2016; 214: 627.e1–627.e16. DOI: 10.1016 / j.ajog.2016.01.193. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Черникова Д.А., Мадан Дж.С., Хаусман М.Л., Заин-Уль-Абидин М., Лундгрен С.Н., Моррисон Х.Г., Согин М.Л., Уильямс С.М., Мур Дж.Х., Карагас М.Р. и др. Микробиом кишечника недоношенных детей в течение первых 6 недель жизни различается в зависимости от гестационной зрелости при рождении.Педиатр. Res. 2018; 84: 71–79. DOI: 10.1038 / s41390-018-0022-z. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Ho T.T.B., Groer M.W., Kane B., Yee A.L., Torres B.A., Gilbert J.A., Maheshwari A. Дихотомическое развитие кишечного микробиома у недоношенных детей. Микробиом. 2018; 6: 157. DOI: 10.1186 / s40168-018-0547-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Вандро С., Осборн С., Энрикес К., Биксби К., Арриета А., Уайтсон К. Микробиом и метаболом стула недоношенных детей персонализированы и не зависят от последствий для здоровья, включая некротический энтероколит и поздний сепсис.мСфера. 2018; 3 DOI: 10.1128 / mSphere.00104-18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Митчелл К.М., Хейк А., Нквопара Э., Гарсия Р., Ренди М., Агнью К., Фредрикс Д.Н., Эшенбах Д. Колонизация верхних половых путей вагинальными бактериями у небеременных женщин. Являюсь. J. Obstet. Гинеколь. 2015; 212: 611.e1–611.e9. DOI: 10.1016 / j.ajog.2014.11.043. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Аагаард К., Ма Дж., Энтони К.М., Гану Р., Петросино Дж., Версалович Дж.Плацента содержит уникальный микробиом. Sci. Пер. Med. 2014; 6: 237ra65. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3008599. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Хименес Э., Фернандес Л., Марин М.Л., Мартин Р., Одриозола Дж. М., Нуэно-Палоп К., Нарбад А., Оливарес М., Хаус Дж., Родригес Дж. М. Выделение комменсальных бактерий из пуповинной крови здоровых новорожденных. путем кесарева сечения. Curr. Microbiol. 2005. 51: 270–274. DOI: 10.1007 / s00284-005-0020-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28.Беарфилд К., Давенпорт Э.С., Сивапатхасундарам В., Аллакер Р.П. Возможная связь между инфекцией микроорганизмов околоплодных вод и микрофлорой во рту. BJOG. 2002; 109: 527–533. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2002.01349.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Хименес Э., Марин М.Л., Мартин Р., Одриозола Дж. М., Оливарес М., Хаус Дж., Фернандес Л., Родригес Дж. М. Действительно ли меконий от здоровых новорожденных бесплоден? Res. Microbiol. 2008. 159: 187–193. DOI: 10.1016 / j.resmic.2007.12.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30.Перес-Муньос М.Е., Арриета М.-К., Рамер-Тейт А.Е., Уолтер Дж. Критическая оценка гипотез «стерильной матки» и «внутриутробной колонизации»: значение для исследований микробиома новорожденных. Микробиом. 2017; 5: 48. DOI: 10.1186 / s40168-017-0268-4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Ребиндер Е.М., Лёдруп Карлсен К.С., Стафф А.С., Энджелл И.Л., Ландро Л., Хильде К., Гаустад П., Руди К. Нет ли бактерий в околоплодных водах женщин с неосложненной доношенной беременностью? Являюсь.J. Obstet. Гинеколь. 2018 doi: 10.1016 / j.ajog.2018.05.028. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Форбс Дж. Д., Азад М. Б., Велинг Л., Тун Х. М., Конья Т. Б., Гутман Д. С., Филд К. Дж., Лефевр Д., Сирс М. Р., Беккер А. Б. и др. Связь воздействия смеси в больнице и последующей практики вскармливания младенцев с кишечной микробиотой и риском избыточного веса в первый год жизни. JAMA Pediatr. 2018; 172: e181161. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2018.1161. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34.Rosenbauer J., Herzig P., Giani G. Раннее вскармливание и риск сахарного диабета 1 типа — общенациональное популяционное исследование методом случай-контроль среди детей дошкольного возраста. Диабет Метаб. Res. Ред. 2008; 24: 211–222. DOI: 10.1002 / dmrr.791. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Munblit D., Peroni D.G., Boix-Amorós A., Hsu P.S., Van’t Land B., Gay M.C.L., Kolotilina A., Skevaki C., Boyle R.J., Collado M.C., et al. Человеческое молоко и аллергические заболевания: неразгаданная загадка. Питательные вещества. 2017; 9: 894. DOI: 10.3390 / nu

94.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Гомес-Гальего К., Моралес Дж., Монлеон Д., дю Тойт Э., Кумар Х., Линдерборг К., Чжан Ю., Ян Б., Изолаури Э., Салминен С. и др. Метаболомический профиль ЯМР грудного молока человека в определенных географических регионах и его связь с микробиотой молока. Питательные вещества. 2018; 10: 1355. DOI: 10.3390 / nu10101355. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Солис Г., де Лос Рейес-Гавилан К.Г., Фернандес Н., Марголлес А., Геймонд М.Создание и развитие микробиоты молочнокислых бактерий и бифидобактерий в грудном молоке и кишечнике младенцев. Анаэроб. 2010. 16: 307–310. DOI: 10.1016 / j.anaerobe.2010.02.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Геймонд М., Лайтинен К., Салминен С., Изолаури Э. Грудное молоко: источник бифидобактерий для развития и созревания кишечника младенца? Неонатология. 2007. 92: 64–66. DOI: 10,1159 / 000100088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Ву X., Джексон Р.Т., Хан С.А., Ахуджа Дж., Перссон П.R. Состав питательных веществ человеческого молока в Соединенных Штатах: современные знания, проблемы и потребности в исследованиях. Curr. Dev. Nutr. 2018; 2: nzy025. DOI: 10.1093 / cdn / nzy025. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Гей М., Колева П., Слупски К., Тойт Э., Эггесбо М., Джонсон К., Вегиенка Г., Шимоджо Н., Кэмпбелл Д., Прескотт С. и др. Мировые различия в метаболизме человеческого молока: показатели физиологии груди и образа жизни матери? Питательные вещества. 2018; 10: 1151. DOI: 10.3390 / nu100. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43.Панагос П.Г., Вишванатан Р., Пенфилд-Сир А., Маттан Н.Р., Шиваппа Н., Вирт М.Д., Хеберт Дж.Р., Сен С. Грудное молоко от тучных матерей обладает провоспалительными свойствами и снижает нейропротективные факторы. J. Perinatol. 2016; 36: 284–290. DOI: 10.1038 / jp.2015.199. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Bzikowska-Jura A., Czerwonogrodzka-Senczyna A., Olędzka G., Szostak-Węgierek D., Weker H., Wesołowska A., Bzikowska-Jura A., Czerwonogrodzka-Senczyna A., Olędzka-Wędzka-G. ., и другие. Питание матери и состав тела во время грудного вскармливания: связь с составом грудного молока. Питательные вещества. 2018; 10: 1379. DOI: 10.3390 / nu10101379. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Twigger A.-J., Küffer G., Geddes D., Filgueria L., Twigger A.-J., Küffer GK, Geddes DT, Filgueria L. Экспрессия гранулисина, перфорина и гранзимов в грудном молоке во время лактации и в Случай материнской инфекции. Питательные вещества. 2018; 10: 1230. DOI: 10.3390 / nu100. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46.Галанте Л., Милан А.М., Рейнольдс К.М., Камерон-Смит Д., Викерс М.Х., Пундир С. Половой состав человеческого молока: роль пола младенцев в определении питания в раннем возрасте. Питательные вещества. 2018; 10: 1194. DOI: 10.3390 / nu100. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Руис Л., Эспиноза-Мартос И., Гарсиа-Каррал К., Манзано С., Макгуайр М.К., Михан С.Л., Макгуайр М.А., Уильямс Дж.Э., Фостер Дж., Селлен Д.В. и др. Что нормально? Иммунное профилирование грудного молока здоровых женщин, проживающих в различных географических и социально-экономических условиях.Передний. Иммунол. 2017; 8: 696. DOI: 10.3389 / fimmu.2017.00696. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Грегори К.Е., Сэмюэл Б.С., Хоутелинг П., Шан Г., Осубель Ф.М., Садреев Р.И., Уокер В.А. Влияние потребления материнского грудного молока на приобретение кишечного микробиома у недоношенных детей. Микробиом. 2016; 4: 68. DOI: 10.1186 / s40168-016-0214-х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Безирцоглоу Э., Циоциас А., Веллинг Г.В. Профиль микробиоты в кале новорожденных, находящихся на грудном вскармливании и на искусственном вскармливании, с использованием флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) анаэробов.2011; 17: 478–482. DOI: 10.1016 / j.anaerobe.2011.03.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Fan W., Huo G., Li X., Yang L., Duan C., Wang T., Chen J. Разнообразие кишечной микробиоты в различных моделях кормления младенцев с помощью высокопроизводительного секвенирования Illumina. World J. Microbiol. Biotechnol. 2013; 29: 2365–2372. DOI: 10.1007 / s11274-013-1404-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Бокулич Н.А., Чанг Дж., Батталья Т., Хендерсон Н., Джей М., Ли Х., Д. Либер А., Ву Ф., Перес-Перес Г.И., Чен Ю., и другие. Антибиотики, способ родов и диета влияют на созревание микробиома в молодом возрасте. Sci. Пер. Med. 2016; 8: 343ra82. DOI: 10.1126 / scitranslmed.aad7121. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Каллиомяки М., Колладо М.С., Салминен С., Изолаури Э. Ранние различия в составе фекальной микробиоты у детей могут предсказать избыточный вес. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2008; 87: 534–538. DOI: 10.1093 / ajcn / 87.3.534. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Rogier E.W., Frantz A.L., Bruno M.E.C., Wedlund L., Cohen D.A., Stromberg A.J., Kaetzel C.S. Секреторные антитела в грудном молоке способствуют долгосрочному гомеостазу кишечника, регулируя микробиоту кишечника и экспрессию генов хозяина. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 2014; 111: 3074–3079. DOI: 10.1073 / pnas.13157. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Шарбонно М.Р., О’Доннелл Д., Блэнтон Л.В., Тоттен С.М., Дэвис Дж.К.С., Барратт М.Дж., Ченг Дж., Гурудж Дж., Талкотт М., Бейн Дж. Р. и др. Сиалированные олигосахариды молока способствуют росту, зависящему от микробиоты, в моделях недоедания младенцев.Клетка. 2016; 164: 859–871. DOI: 10.1016 / j.cell.2016.01.024. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Базанелла М., Майер Т.В., Клавель Т., Лагкувардос И., Лусио М., Мальдонадо-Гомес М.Х., Отран К., Вальтер Дж., Боде Л., Шмитт-Копплин П. и др. Рандомизированное контролируемое исследование влияния вмешательства бифидобактерий в раннем возрасте на фекальную микробиоту и метаболом здоровых младенцев. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2017; 106: 1274–1286. DOI: 10.3945 / ajcn.117.157529. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57.Radke M., Picaud J.-C., Loui A., Cambonie G., Faas D., Lafeber H.N., de Groot N., Pecquet S.S., Steenhout P.G., Hascoet J.-M. Стартовая смесь, обогащенная пребиотиками и пробиотиками, обеспечивает нормальный рост младенцев и способствует здоровью кишечника: рандомизированное клиническое исследование. Педиатр. Res. 2017; 81: 622–631. DOI: 10.1038 / pr.2016.270. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Франкавилла Р., Калассо М., Калаче Л., Сирагуса С., Ндагижимана М., Вернокки П., Брунетти Л., Манчино Г., Тедески Г., Герцони Э. и др.Влияние лактозы на микробиоту кишечника и метаболом младенцев с аллергией на коровье молоко. Педиатр. Allergy Immunol. 2012; 23: 420–427. DOI: 10.1111 / j.1399-3038.2012.01286.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59. Ринне М., Каллиомяки М., Салминен С., Изолаури Э. Пробиотическое вмешательство в первые месяцы жизни: краткосрочное воздействие на желудочно-кишечные симптомы и долгосрочное воздействие на микробиоту кишечника. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 2006; 43: 200–205. DOI: 10.1097 / 01.mpg.0000228106..5b. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60.Азад М.Б., Велинг Л., Чан Д., Клопп А., Никель Н.С., МакГэвок Дж. М., Беккер А. Б., Мандхейн П. Дж., Турви С. Е., Мораес Т. Дж. И др. Кормление грудных детей и увеличение веса: отделение грудного молока от грудного вскармливания и смеси от пищи. Педиатрия. 2018; 142 DOI: 10.1542 / peds.2018-1092. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Гарднер А.С., Рахман И.А., Лай К.Т., Хепворт А., Тренгов Н., Хартманн П.Е., Геддес Д.Т. Изменения в составе жирных кислот человеческого молока в ответ на симптомы простуды у кормящих матерей и младенцев.Питательные вещества. 2017; 9: 1034. DOI: 10.3390 / nu

34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Брейки А.А., Хайнде К., Валеджия С.Р., Синофски А., Эллисон П.Т. Заболевание у грудных детей связано с концентрацией лактоферрина и секреторного иммуноглобулина А в материнском молоке. Evol. Med. Здравоохранение. 2015; 2015: 21–31. DOI: 10.1093 / emph / eov002. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 63. Куигли М., Эмблтон Н.Д., Макгуайр В. Формула против донорского грудного молока для кормления недоношенных детей или детей с низкой массой тела при рождении.Кокрановская база данных Syst. Ред.2018; 6: CD002971. DOI: 10.1002 / 14651858.CD002971.pub4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. Шанлер Р.Дж., Лау К., Херст Н.М., Смит Э.О. Рандомизированное испытание донорского грудного молока по сравнению с молоком для недоношенных детей в качестве заменителя материнского молока при кормлении крайне недоношенных детей. Педиатрия. 2005. 116: 400–406. DOI: 10.1542 / peds.2004-1974. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Мартинес К.Б., Леоне В., Чанг Э.Б. Западные диеты, дисбактериоз кишечника и нарушения обмена веществ: связаны ли они? Кишечные микробы.2017; 8: 130–142. DOI: 10.1080 / 194.2016.1270811. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Ву Г.Д., Чен Дж., Хоффманн К., Биттингер К., Чен Ю.Ю., Кейлбо С.А., Бьютра М., Найтс Д., Уолтерс В.А., Найт Р. и др. Связь долгосрочных диетических моделей с кишечными микробными энтеротипами. Наука. 2011; 334: 105–108. DOI: 10.1126 / science.1208344. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Wu G.D., Compher C., Chen E.Z., Smith S.A., Shah R.D., Bittinger K., Chehoud C., Альбенберг Л.Г., Нессель Л., Гилрой Э. и др. Сравнительная метаболомика у веганов и всеядных животных выявляет ограничения на производство метаболитов кишечной микробиоты, зависящее от диеты. Кишечник. 2016; 65: 63–72. DOI: 10.1136 / gutjnl-2014-308209. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 69. Циммер Дж., Ланге Б., Фрик Дж .-С., Зауэр Х., Циммерманн К., Швирц А., Руш К., Клостерхалфен С., Энк П. Вегетарианская или вегетарианская диета существенно изменяет фекальную микробиоту толстой кишки человека. . Евро. J. Clin. Nutr. 2012; 66: 53–60.DOI: 10.1038 / ejcn.2011.141. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Смитс Л.П., Кутте Р.С., Левин Э., Продан А., Фуэнтес С., Зетендал Э.Г., Ван З., Левисон Б.С., Клеофас М.С.П., Кемпер Э.М. и др. Влияние веганской трансплантации фекальной микробиоты на продукцию триметиламин-N-оксида, производную карнитина и холина, и воспаление сосудов у пациентов с метаболическим синдромом. Варенье. Сердце доц. 2018; 7 DOI: 10.1161 / JAHA.117.008342. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 71. Кабердосс Дж., Деви Р.С., Мэри Р.Р., Рамакришна Б.С. Состав фекальной микробиоты вегетарианцев: сравнение с всеядными в группе молодых женщин на юге Индии. Br. J. Nutr. 2012; 108: 953–957. DOI: 10.1017 / S0007114511006362. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 72. Кисусе Дж., Ла-Онгкхам О., Накпайчит М., Тердтата П., Момода Р., Танака М., Фукуда С., Поплючай С., Кеспечара К., Сономото К. и др. Городские диеты, связанные с изменениями кишечного микробиома и метаболома у детей: сравнительное кросс-секционное исследование в Таиланде.Передний. Microbiol. 2018; 9: 1345. DOI: 10.3389 / fmicb.2018.01345. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73. Фурусава Ю., Обата Ю., Фукуда С., Эндо Т.А., Накато Г., Такахаши Д., Наканиши Ю., Уэтаке К., Като К., Като Т. и др. Бутират комменсального микроба индуцирует дифференцировку регуляторных Т-клеток толстой кишки. Природа. 2013; 504: 446–450. DOI: 10,1038 / природа12721. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Рагглс К.В., Ван Дж., Волкова А., Контрерас М., Ноя-Аларкон О., Лендер О., Кабальеро Х., Домингес-Белло М. Изменения кишечной микробиоты городских жителей во время погружения в традиционную диету и образ жизни в деревне тропических лесов. мСфера. 2018; 3 DOI: 10.1128 / mSphere.00193-18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75. Jantchou P., Morois S., Clavel-Chapelon F., Boutron-Ruault M.-C., Carbonnel F. Потребление животного белка и риск воспалительного заболевания кишечника: проспективное исследование E3N. Являюсь. J. Gastroenterol. 2010; 105: 2195–2201. DOI: 10.1038 / ajg.2010.192. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 76. Свилтека Д., Доминика Э., Нарбад А., Арьян Н., Риджуэй К.П., Карин Р.П., Костыра Х., Хенрик К. Исследование влияния гликированных белков гороха на кишечные бактерии человека. Int. J. Food Microbiol. 2011; 145: 267–272. DOI: 10.1016 / j.ijfoodmicro.2011.01.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 77. Romond M.B., Ais A., Guillemot F., Bounouader R., Cortot A., Romond C. Бесклеточная сыворотка из молока, ферментированного Bifidobacterium breve C50, используемого для модификации микрофлоры толстой кишки здоровых субъектов.J. Dairy Sci. 1998. 81: 1229–1235. DOI: 10.3168 / jds.S0022-0302 (98) 75683-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 78. Де Филиппис Ф., Пеллегрини Н., Ваннини Л., Джеффри И. Б., Ла Сториа А., Лаги Л., Серразанетти Д. И., Ди Каньо Р., Феррочино И., Лацци К. и др. Приверженность средиземноморской диете на высоком уровне благотворно влияет на микробиоту кишечника и связанный с ней метаболом. Кишечник. 2016; 65: 1812–1821. DOI: 10.1136 / gutjnl-2015-309957. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 79. Левин М.Е., Суарес Дж. А., Брандхорст С., Balasubramanian P., Cheng C.-W., Madia F., Fontana L., Mirisola M.G., Guevara-Aguirre J., Wan J., et al. Низкое потребление белка связано со значительным снижением IGF-1, рака и общей смертности среди людей в возрасте 65 лет и моложе, но не старшего возраста. Cell Metab. 2014; 19: 407–417. DOI: 10.1016 / j.cmet.2014.02.006. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 80. Фава Ф., Гитау Р., Гриффин Б.А., Гибсон Г.Р., Туохи К.М., Лавгроув Дж. Тип и количество пищевых жиров и углеводов изменяют фекальный микробиом и экскрецию короткоцепочечных жирных кислот в популяции группы риска с метаболическим синдромом.Int. J. Obes. (Лондон) 2013; 37: 216–223. DOI: 10.1038 / ijo.2012.33. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 81. Цезарь Р., Тремароли В., Ковачева-Датчари П., Кани П.Д., Бэкхед Ф. Перекрестные помехи между кишечной микробиотой и диетическими липидами усугубляют воспаление WAT посредством передачи сигналов TLR. Cell Metab. 2015; 22: 658–668. DOI: 10.1016 / j.cmet.2015.07.026. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 82. Фойгт Р.М., Форсайт К.Циркадная дезорганизация изменяет микробиоту кишечника. PLoS ONE. 2014; 9: e97500. DOI: 10.1371 / journal.pone.0097500. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 83. Зонненбург Е.Д., Зонненбург Дж.Л. голодание нашего микробного «я»: пагубные последствия диеты с дефицитом доступных для микробиоты углеводов. Cell Metab. 2014; 20: 779–786. DOI: 10.1016 / j.cmet.2014.07.003. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 84. Фэн Ю., Ван Ю., Ван П., Хуанг Ю., Ван Ф. Короткоцепочечные жирные кислоты проявляют стимулирующее и защитное действие на барьерную функцию кишечника посредством ингибирования инфламмасомы NLRP3 и аутофагии.Клетка. Physiol. Biochem. 2018; 49: 190–205. DOI: 10,1159 / 000492853. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 85. Шлей П.Д., Филд С.Дж. Иммуностимулирующие эффекты пищевых волокон и пребиотиков. Br. J. Nutr. 2002; 87 (Приложение 2): S221 – S230. DOI: 10,1079 / BJN / 2002541. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 86. Смит П.М., Ховитт М.Р., Паников Н., Мишо М., Галлини С.А., Бохлули-Й. М., Гликман Дж. Н., Гарретт В.С. Микробные метаболиты, короткоцепочечные жирные кислоты, регулируют гомеостаз Treg-клеток толстой кишки. Наука.2013; 341: 569–573. DOI: 10.1126 / science.1241165. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 87. Cani P.D., Bibiloni R., Knauf C., Waget A., Neyrinck A.M., Delzenne N.M., Burcelin R.Изменения в кишечной микробиоте контролируют метаболическое воспаление, вызванное эндотоксемией, при ожирении, вызванном диетой с высоким содержанием жиров, и диабете у мышей. Диабет. 2008. 57: 1470–1481. DOI: 10.2337 / db07-1403. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 88. Халмос Е.П., Кристоферсен К.Т., Берд А.Р., Шеперд С.Дж., Гибсон П.Р., Мьюир Дж.Г.Диеты, которые различаются по содержанию FODMAP, изменяют микросреду просвета толстой кишки. Кишечник. 2015; 64: 93–100. DOI: 10.1136 / gutjnl-2014-307264. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 89. Котийяр А., Кеннеди С.П., Конг Л.С., Прифти Э., Понс Н., Ле Шателье Э., Алмейда М., Квинкис Б., Левенес Ф., Галлерон Н. и др. Диетическое вмешательство влияет на богатство кишечных микробов. Природа. 2013; 500: 585–588. DOI: 10,1038 / природа12480. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 90. Ким М.-С., Хван С.-С., Пак Э.-Дж., Бэ Ж.-В. Строгая вегетарианская диета улучшает факторы риска, связанные с метаболическими заболеваниями, регулируя микробиоту кишечника и уменьшая воспаление кишечника. Environ. Microbiol. Отчет 2013; 5: 765–775. DOI: 10.1111 / 1758-2229.12079. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 91. Gamage H.K.A.H., Tetu S.G., Chong R.W.W., Ashton J., Packer N.H., Paulsen I.T. Зерновые продукты, полученные из пшеницы, сорго, риса и овса, изменяют микробиоту кишечника младенцев in vitro. Sci. Отчет 2017; 7: 14312. DOI: 10.1038 / s41598-017-14707-z.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 92. Мендес-Салазар Э.О., Ортис-Лопес М.Г., Гранадос-Сильвестр М.Д.Л., Паласиос-Гонсалес Б., Мендживар М. Измененная микробиота кишечника и изменения состава у фирмикутов и протеобактерий у мексиканских детей с недостаточным питанием и ожирением. Передний. Microbiol. 2018; 9: 2494. DOI: 10.3389 / fmicb.2018.02494. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 93. Санс Я. Влияние безглютеновой диеты на микробиоту кишечника и иммунную функцию у здоровых взрослых людей.Кишечные микробы. 2010; 1: 135–137. DOI: 10.4161 / gmic.1.3.11868. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 94. Bonder M.J., Tigchelaar E.F., Cai X., Trynka G., Cenit M.C., Hrdlickova B., Zhong H., Vatanen T., Gevers D., Wijmenga C. и др. Влияние краткосрочной безглютеновой диеты на микробиом кишечника человека. Genome Med. 2016; 8:45. DOI: 10.1186 / s13073-016-0295-у. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 95. Ван К.-П., Бровман Д., Херцог Х., Нили Г.Г. Непитательные подсластители обладают бактериостатическим действием и изменяют микробиоту кишечника мышей.PLoS ONE. 2018; 13: e0199080. DOI: 10.1371 / journal.pone.0199080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 96. Суэц Дж., Корем Т., Зееви Д., Зильберман-Шапира Г., Таисс К.А., Маза О., Исраэль Д., Змора Н., Гилад С., Вайнбергер А. и др. Искусственные подсластители вызывают непереносимость глюкозы, изменяя микробиоту кишечника. Природа. 2014; 514: 181–186. DOI: 10,1038 / природа13793. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 97. Куэрво А., Вальдес Л., Салазар Н., де лос Рейес-Гавилан К.Г., Руас-Мадьедо П., Геймонде М., Гонсалес С. Экспериментальное исследование диеты и микробиоты: интерактивные ассоциации волокон и полифенолов с кишечными бактериями человека. J. Agric. Food Chem. 2014; 62: 5330–5336. DOI: 10.1021 / jf501546a. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 98. Паркар С.Г., Стивенсон Д.Э., Скиннер М.А.Потенциальное влияние фруктовых полифенолов на микрофлору толстой кишки и здоровье кишечника человека. Int. J. Food Microbiol. 2008. 124: 295–298. DOI: 10.1016 / j.ijfoodmicro.2008.03.017. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 99.Цунис X., Родригес-Матеос А., Вулевич Дж., Гибсон Г. Р., Квик-Урибе К., Спенсер Дж. П. Э. Пребиотическая оценка флаванолов, полученных из какао, у здоровых людей с помощью рандомизированного контролируемого двойного слепого перекрестного исследования. Являюсь. J. Clin. Nutr. 2011; 93: 62–72. DOI: 10.3945 / ajcn.110.000075. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 100. Мацумото К., Такада Т., Симидзу К., Морияма К., Каваками К., Хирано К., Каджимото О., Номото К. Влияние пробиотического кисломолочного напитка, содержащего штамм Lactobacillus casei Shirota, на частоту дефекации, микробиоту кишечника, и кишечная среда здоровых людей с мягким стулом.J. Biosci. Bioeng. 2010; 110: 547–552. DOI: 10.1016 / j.jbiosc.2010.05.016. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 101. Ян Ю.-Дж., Шеу Б.-С. Йогурты, содержащие пробиотики, подавляют нагрузку Helicobacter pylori и изменяют иммунный ответ и кишечную микробиоту у детей, инфицированных Helicobacter pylori. Helicobacter. 2012; 17: 297–304. DOI: 10.1111 / j.1523-5378.2012.00941.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 102. Забат М.А., Сано В.Х., Вурстер Дж. И., Кабрал Д. Дж., Беленький П. Анализ микробного сообщества при брожении квашеной капусты показывает стабильное и быстро установившееся сообщество.Еда. 2018; 7: 77. DOI: 10.3390 / foods7050077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 103. Марко М.Л., Хини Д., Бинда С., Чифелли С.Дж., Коттер П.Д., Фолинье Б., Гензле М., Корт Р., Пасин Г., Пихланто А. и др. Польза ферментированных продуктов для здоровья: микробиота и не только. Curr. Opin. Biotechnol. 2017; 44: 94–102. DOI: 10.1016 / j.copbio.2016.11.010. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 104. Хэ Т., Прибе М.Г., Чжун Ю., Хуанг К., Хармсен Х.Дж.М., Раангс Г.С., Антуан Ж.-М., Веллинг Г.В., Вонк Р.Дж. Влияние добавок йогурта и бифидобактерий на микробиоту толстой кишки у субъектов с непереносимостью лактозы. J. Appl. Microbiol. 2008. 104: 595–604. DOI: 10.1111 / j.1365-2672.2007.03579.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 105. Карлссон Видехульт Ф., Андерссон Ю., Элунд И., Стенлунд Х., Хернелл О., Западный С.Э. Влияние пробиотиков во время отлучения от груди на метаболический и воспалительный профиль: наблюдение в школьном возрасте. Int. J. Food Sci. Nutr. 2015; 66: 686–691. DOI: 10.3109 / 09637486.2015.1025717.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 106. Осборн Д. А., Синн Дж. К. Пробиотики у младенцев для профилактики аллергических заболеваний и пищевой гиперчувствительности. Кокрановская база данных Syst. Ред. 2007: CD006475. DOI: 10.1002 / 14651858.CD006475.pub2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 107. Николини Г., Сперотто Ф., Эспозито С. Борьба с повышением устойчивости к антибиотикам у детей. Минерва Педиатр. 2014; 66: 31–39. [PubMed] [Google Scholar] 108. Азад М.Б., Моссави С., Овора А., Сепехри С. Воздействие антибиотиков в раннем возрасте, развитие кишечной микробиоты и предрасположенность к ожирению.Nestle Nutr. Inst. Мастерская Сер. 2017; 88: 67–79. DOI: 10,1159 / 000455216. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 110. Ямамото-Ханада К., Ян Л., Нарита М., Сайто Х., Охя Ю. Влияние использования антибиотиков в раннем детстве на астму и аллергические заболевания в возрасте 5 лет. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2017; 119: 54–58. DOI: 10.1016 / j.anai.2017.05.013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 111. Penders J., Thijs C., Vink C., Stelma F.F., Snijders B., Kummeling I., Brandt P.A. ван ден, Стобберинг Э.Э. Факторы, влияющие на состав кишечной микробиоты в раннем младенчестве.Педиатрия. 2006. 118: 511–521. DOI: 10.1542 / peds.2005-2824. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 112. Ле Шателье Э., Нильсен Т., Цинь Дж., Прифти Э., Хильдебранд Ф., Фалони Г., Алмейда М., Арумугам М., Батто Дж. М., Кеннеди С. и др. Богатство микробиома кишечника человека коррелирует с метаболическими маркерами. Природа. 2013; 500: 541–546. DOI: 10,1038 / природа12506. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 113. Тернбо П.Дж., Лей Р.Э., Маховальд М.А., Магрини В., Мардис Э.Р., Гордон Дж.И. Микробиом кишечника, связанный с ожирением, с повышенной способностью собирать энергию.Природа. 2006; 444: 1027–1031. DOI: 10,1038 / природа05414. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 115. Яллапрагада С.Г., Нэш С.Б., Робинсон Д.Т. Воздействие антибиотиков в раннем возрасте, изменения в кишечном микробиоме и риск метаболических заболеваний у детей и взрослых. Педиатр. Анна. 2015; 44: e265 – e269. DOI: 10.3928 / 00

1-20151112-09. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 116. Кокс Л.М., Яманиши С., Сон Дж., Алексеенко А.В., Люн Дж. М., Чо И., Ким С.Г., Ли Х., Гао З., Махана Д. и др. Изменение кишечной микробиоты во время критического периода развития имеет долгосрочные метаболические последствия.Клетка. 2014; 158: 705–721. DOI: 10.1016 / j.cell.2014.05.052. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 117. Детлефсен Л., Релман Д.А. Неполное восстановление и индивидуальные ответы микробиоты дистальных отделов кишечника человека на повторяющееся воздействие антибиотиков. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 2011; 108 (Приложение 1): 4554–4561. DOI: 10.1073 / pnas.1000087107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 118. Айслев Т.А., Андерсен К.С., Гамборг М., Соренсен Т.И.А., Джесс Т. Детский избыточный вес после установления микробиоты кишечника: роль способа родов, веса до беременности и раннего приема антибиотиков.Int. J. Obes. (Лондон) 2011; 35: 522–529. DOI: 10.1038 / ijo.2011.27. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 119. Бейли Л.С., Форрест К.Б., Чжан П., Ричардс Т.М., Лившиц А., ДеРуссо П.А. Связь антибиотиков в младенчестве с ожирением в раннем детстве. JAMA Pediatr. 2014; 168: 1063–1069. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2014.1539. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 120. Мерфи Р., Стюарт А. В., Брейтуэйт И., Бизли Р., Хэнкокс Р. Дж., Митчелл Е. А., Третий этап исследования группы ISAAC Лечение антибиотиками в младенчестве и повышение индекса массы тела у мальчиков: международное перекрестное исследование.Int. J. Obes. (Лондон) 2014; 38: 1115–1119. DOI: 10.1038 / ijo.2013.218. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 121. Азиз Р.К., Хегази С.М., Яссер Р., Ризкаллах М.Р., ЭльРакайби М.Т. Фармакомикробиомика лекарств и токсикомикробиомика: от разрозненных отчетов до систематических исследований взаимодействий микробиомов и лекарств. Мнение эксперта. Drug Metab. Toxicol. 2018: 1–13. DOI: 10.1080 / 17425255.2018.1530216. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 122. Уилсон И.Д., Николсон Дж. К. Взаимодействие микробиома кишечника с метаболизмом, эффективностью и токсичностью лекарств.Пер. Res. 2017; 179: 204–222. DOI: 10.1016 / j.trsl.2016.08.002. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 124. Ле Бастард К., Аль-Галит Г.А., Грегуар М., Шапле Г., Джаводен Ф., Дайли Э., Батард Э., Найтс Д., Монтассье Э. Систематический обзор: дисбактериоз кишечника человека, вызванный лекарствами, отпускаемыми по рецепту, не содержащим антибиотики . Алимент. Pharmacol. Ther. 2018; 47: 332–345. DOI: 10.1111 / apt.14451. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 125. Имханн Ф., Вич Вила А., Бондер М.Дж., Лопес Маносальва А.Г., Коонен Д.П.Я., Фу Дж., Вейменга К., Жернакова А., Веерсма Р.К. Влияние ингибиторов протонной помпы и других часто используемых лекарств на микробиоту кишечника. Кишечные микробы. 2017; 8: 351–358. DOI: 10.1080 / 194

.2017.1284732. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 126. Фридберг Д.Э., Туссент Н.С., Чен С.П., Ратнер А.Дж., Уиттиер С., Ван Т.К., Ван Х.Х., Абрамс Дж.А. Ингибиторы протонной помпы изменяют специфические таксоны в желудочно-кишечном микробиоме человека: перекрестное испытание. Гастроэнтерология.2015; 149: 883–885. DOI: 10.1053 / j.gastro.2015.06.043. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 127. Castellani C., Singer G., Kashofer K., Huber-Zeyringer A., ​​Flucher C., Kaiser M., Till H. Влияние ингибиторов протонной помпы на фекальный микробиом младенцев с гастроэзофагеальным рефлюксом — проспективное продольное исследование . Передний. Клетка. Заразить. Microbiol. 2017; 7: 444. DOI: 10.3389 / fcimb.2017.00444. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 128. Циммерманн П., Кертис Н. Влияние кишечного микробиома на реакцию на вакцину. Вакцина. 2018; 36: 4433–4439. DOI: 10.1016 / j.vaccine.2018.04.066. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 129. Харрис В.К., Армах Г., Фуэнтес С., Корпела К.Э., Парашар У., Виктор Дж. К., Тейт Дж., Де Верт К., Джакинто К., Виерсинга В. Дж. И др. Существенная корреляция между микробиомом кишечника младенцев и реакцией на ротавирусную вакцину в сельских районах Ганы. J. Infect. Дис. 2017; 215: 34–41. DOI: 10.1093 / infdis / jiw518. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 130.Худа М.Н., Льюис З., Каланетра К.М., Рашид М., Ахмад С.М., Ракиб Р., Кадри Ф., Андервуд М.А., Миллс Д.А., Стивенсен К.Б. Микробиота стула и реакция младенцев на вакцины. Педиатрия. 2014; 134: e362–372. DOI: 10.1542 / peds.2013-3937. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 131. Mullié C., Yazourh A., Thibault H., Odou M.-F., Singer E., Kalach N., Kremp O., Romond M.-B. Повышенный ответ кишечных антител к полиовирусу совпадает с продвижением Bifidobacterium longum-infantis и Bifidobacterium breve у младенцев: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Педиатр. Res. 2004. 56: 791–795. DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000141955.47550.A0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 132. Гудрич Дж. К., Уотерс Дж. Л., Пул А. К., Саттер Дж. Л., Корен О., Блехман Р., Бомонт М., Ван Треурен В., Найт Р., Белл Дж. Т. и др. Человеческая генетика формирует микробиом кишечника. Клетка. 2014; 159: 789–799. DOI: 10.1016 / j.cell.2014.09.053. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 133. Жернакова Д.В., Ле Т.Х., Курильщиков А., Атанасовская Б., Бондер М.Дж., Санна С., Кларингбоулд А., Выса Ю., Дилен П., LifeLines Cohort Study et al. Индивидуальные различия в уровнях белка, связанного с сердечно-сосудистыми заболеваниями, обусловлены генетикой и микробиомом кишечника. Nat. Genet. 2018 DOI: 10.1038 / s41588-018-0224-7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 134. Колде Р., Франзоса Э.А., Рахнавард Г., Холл А.Б., Вламакис Х., Стивенс К., Дейли М.Дж., Ксавьер Р.Дж., Хаттенхауэр С. Генетическая изменчивость хозяина и ее взаимодействия с микробиомом в рамках проекта «Микробиом человека». Genome Med. 2018; 10: 6.DOI: 10.1186 / s13073-018-0515-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 135. Мартин Р., Макино Х., Четинюрек Явуз А., Бен-Амор К., Рулофс М., Исикава Э., Кубота Х., Суинкельс С., Сакаи Т., Оиси К. и др. События раннего возраста, включая способ доставки и тип кормления, братьев и сестер и пол, формируют развивающуюся микробиоту кишечника. PLoS ONE. 2016; 11: e0158498. DOI: 10.1371 / journal.pone.0158498. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 136. Мюллер С., Сонье К., Ханиш К., Norin E., Alm L., Midtvedt T., Cresci A., Silvi S., Orpianesi C., Verdenelli M.C. и др. Различия в фекальной микробиоте в разных европейских исследуемых популяциях в зависимости от возраста, пола и страны: перекрестное исследование. Прил. Environ. Microbiol. 2006. 72: 1027–1033. DOI: 10.1128 / AEM.72.2.1027-1033.2006. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 137. Маркл Дж. Г. М., Фрэнк Д. Н., Мортин-Тот С., Робертсон С. Е., Физель Л. М., Ролле-Кампчик Ю., фон Берген М., Маккой К. Д., Макферсон А.J., Danska J.S. Половые различия в микробиоме кишечника управляют гормонально-зависимой регуляцией аутоиммунитета. Наука. 2013; 339: 1084–1088. DOI: 10.1126 / science.1233521. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 138. Юрковецкий Л., Берроуз М., Хан А.А., Грэм Л., Волчков П., Беккер Л., Антонопулос Д., Умесаки Ю., Червонский А.В. Гендерная предвзятость аутоиммунитета зависит от микробиоты. Иммунитет. 2013; 39: 400–412. DOI: 10.1016 / j.immuni.2013.08.013. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 139.Азад МБ, Конья Т., Моган Х., Гутман Д.С., Филд С.Дж., Сирс М.Р., Беккер А.Б., Скотт Дж.А., Козырский А.Л., исследователи детского исследования Микробиота кишечника младенца и гигиеническая гипотеза аллергического заболевания: влияние домашних животных и братьев и сестер на состав и разнообразие микробиоты. Allergy Asthma Clin. Иммунол. 2013; 9:15. DOI: 10.1186 / 1710-1492-9-15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 140. Тун Х.М., Конья Т., Такаро Т.К., Брук Дж.Р., Чари Р., Филд С.Дж., Гутман Д.С., Беккер А.Б., Мандхейн П.Дж., Турви С.Е. и др. Контакт с домашними пушистыми домашними животными влияет на микробиоту кишечника младенца в возрасте 3-4 месяцев после различных сценариев рождения. Микробиом. 2017; 5: 40. DOI: 10.1186 / s40168-017-0254-х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 141. Лаурсен М.Ф., Захариассен Г., Бахл М.И., Бергстрём А., Хёст А., Михаэльсен К.Ф., Лихт Т.Р. Наличие старших братьев и сестер связано с развитием кишечной микробиоты в раннем детстве. BMC Microbiol. 2015; 15: 154. DOI: 10.1186 / s12866-015-0477-6.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 142. Де Филиппо К., Ди Паола М., Рамазотти М., Альбанезе Д., Пьераччини Г., Банчи Э., Мильетта Ф., Кавальери Д., Лионетти П. Диета, окружающая среда и кишечная микробиота. Предварительное исследование детей, проживающих в сельских и городских районах Буркина-Фасо и Италии. Передний. Microbiol. 2017; 8: 1979. DOI: 10.3389 / fmicb.2017.01979. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 143. Нур А., Крылов Л.Р. Инфекция Clostridium difficile у детей. Педиатр.Анна. 2018; 47: e359 – e365. DOI: 10.3928 / 19382359-20180803-01. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 144. Эрли З.М., Ахтар С., Грин С.Дж., Накиб А., Хан О., Кэннон А.Р., Хаммер А.М., Моррис Н.Л., Ли Х., Эберхардт Дж.М. и др. Ожоговая травма изменяет микробиом кишечника и увеличивает проницаемость кишечника и бактериальную транслокацию. PLoS ONE. 2015; 10: e0129996. DOI: 10.1371 / journal.pone.0129996. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 145. Чжу К.С., Гранди Р., Паттерсон Т.Т., Николсон С.E. Обзор травматического повреждения мозга и микробиома кишечника: понимание новых механизмов вторичного повреждения мозга и перспективных целей для нейрозащиты. Brain Sci. 2018; 8: 113. DOI: 10.3390 / brainsci8060113. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 146. Страти Ф., Кавальери Д., Альбанезе Д., Де Феличе К., Донати К., Хайек Дж., Юссон О., Леонсини С., Ренци Д., Калабро А. и др. Новые данные об изменении микробиоты кишечника при расстройствах аутистического спектра. Микробиом. 2017; 5: 24. DOI: 10.1186 / s40168-017-0242-1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 147. Гримальди Р., Гибсон Г. Р., Вулевич Дж., Гиаллуру Н., Кастро-Мехиа Дж. Л., Хансен Л. Х., Ли Гибсон Э., Нильсен Д. С., Костабиле А. Исследование пребиотического вмешательства в микробиоме детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). 2018; 6: 133. DOI: 10.1186 / s40168-018-0523-3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 148. Канг Д.-В., Адамс Дж.Б., Грегори А.К., Бороди Т., Читтик Л., Фазано А., Хоруц А., Гейс Э., Мальдонадо Дж., Макдоно-Минс С. и др. Терапия переноса микробиоты изменяет экосистему кишечника и улучшает симптомы желудочно-кишечного тракта и аутизма: открытое исследование. Микробиом. 2017; 5: 10. DOI: 10.1186 / s40168-016-0225-7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 149. Грегори Дж. К., Буффа Дж. А., Орг Э., Ван З., Левисон Б. С., Чжу В., Вагнер М. А., Беннетт Б. Дж., Ли Л., ДиДонато Дж. А. и др. Передача предрасположенности к атеросклерозу при трансплантации кишечных микробов. J. Biol. Chem. 2015; 290: 5647–5660.DOI: 10.1074 / jbc.M114.618249. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 150. Ридаура В.К., Фейт Дж. Дж., Рей Ф. Э., Ченг Дж., Дункан А. Е., Кау А. Л., Гриффин Н. В., Ломбард В., Хенриссат Б., Бейн Дж. Р. и др. Микробиота кишечника близнецов, не согласных с ожирением, модулирует метаболизм у мышей. Наука. 2013; 341: 1241214. DOI: 10.1126 / science.1241214. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 151. Вризе А., Ван Нуд Э., Холлеман Ф., Салоярви Дж., Кутте Р.С., Бартельсман Дж. Ф., Даллинга-Ти Г.М., Акерманс М.Т., Серли М.Дж., Узир Р. и др. Перенос кишечной микробиоты от худых доноров увеличивает чувствительность к инсулину у людей с метаболическим синдромом. Гастроэнтерология. 2012; 143 DOI: 10.1053 / j.gastro.2012.06.031. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 152. Кутте Р.С., Левин Э., Салоярви Дж., Смитс Л.П., Хартстра А.В., Удаяппан С.Д., Гермес Г., Боутер К.Э., Купен А.М., Холст Дж. Дж. И др. Повышение чувствительности к инсулину после обедненного донорского фекалий при метаболическом синдроме обусловлено исходным составом кишечной микробиоты.Cell Metab. 2017; 26: 611–619. DOI: 10.1016 / j.cmet.2017.09.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 153. Мбаква К.А., Гермес Г.Д.А., Пендерс Дж., Савелкул П.Х.М., Тийс К., Дагнели П.С., Моммерс М., Зоетендал Е.Г., Смидт Х., Arts I.C.W. Микробиота кишечника и масса тела у детей школьного возраста: когортное исследование KOALA. Ожирение (Серебряная весна) 2018 doi: 10.1002 / oby.22320. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 154. Мбаква К.А., Пендерс Дж., Савелкул П.Х., Тийс К., Дагнели П.С., Моммерс М., Arts I.C.W. Колонизация кишечника methanobrevibacter smithii связана с увеличением веса у детей. Ожирение (Серебряная весна) 2015; 23: 2508–2516. DOI: 10.1002 / oby.21266. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 155. Петерс Б.А., Шапиро Дж.А., Черч Т.Р., Миллер Г., Трин-Шеврин К., Юэн Э., Фридлендер С., Хейс Р. Б., Ан Дж. Таксономический признак ожирения в большом исследовании взрослых американцев. Sci. Отчет 2018; 8: 9749. DOI: 10.1038 / s41598-018-28126-1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 156.Тернбо П.Дж., Хамади М., Яцуненко Т., Кантарел Б.Л., Дункан А., Лей Р.Э., Согин М.Л., Джонс В.Дж., Роу Б.А., Affourtit J.P. и др. Основной микробиом кишечника у тучных и худых близнецов. Природа. 2009. 457: 480–484. DOI: 10,1038 / природа07540. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 157. Стэнхоуп К.Л., Горан М.И., Бози-Вестфаль А., Кинг Дж.С., Шмидт Л.А., Шварц Дж.-М., Стис Э., Сильвецкий А. Пути и механизмы, связывающие диетические компоненты с кардиометаболическим заболеванием: не ограничиваясь калориями.Ожирение. Ред. 2018; 19: 1205–1235. DOI: 10.1111 / obr.12699. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 158. Медина Д.А., Пинто Ф., Овалле А., Томсон П., Гарридо Д. Пребиотики опосредуют микробные взаимодействия в консорциуме кишечного микробиома младенцев. Int. J. Mol. Sci. 2017; 18: 2095. DOI: 10.3390 / ijms18102095. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 159. Мерфи Е.Ф., Коттер П.Д., Хили С., Маркес Т.М., О’Салливан О., Фухи Ф., Кларк С.Ф., О’Тул П.В., Куигли Е.М., Стэнтон К., и другие. Состав и способность собирать энергию микробиоты кишечника: связь с диетой, ожирением и временем на моделях мышей. Кишечник. 2010; 59: 1635–1642. DOI: 10.1136 / gut.2010.215665. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 160. Арора Т., Шарма Р. Ферментационный потенциал кишечного микробиома: значение для энергетического гомеостаза и управления весом. Nutr. Ред. 2011; 69: 99–106. DOI: 10.1111 / j.1753-4887.2010.00365.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 162. Данеш Дж., Уинкап П., Уокер М., Леннон Л., Томсон А., Эпплби П., Галлимор Дж. Р., Пепис М. Б. Воспаление низкой степени и ишемическая болезнь сердца: проспективное исследование и обновленные метаанализы. BMJ. 2000. 321: 199–204. DOI: 10.1136 / bmj.321.7255.199. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 163. Генсоллен Т., Айер С.С., Каспер Д.Л., Блумберг Р.С. Как колонизация микробиотой в раннем возрасте формирует иммунную систему. Наука. 2016; 352: 539–544. DOI: 10.1126 / science.aad9378. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 164.Olszak T., An D., Zeissig S., Vera M.P., Richter J., Franke A., Glickman J.N., Siebert R., Baron R.M., Kasper D.L. и др. Воздействие микробов в молодом возрасте оказывает стойкое влияние на функцию естественных Т-клеток-киллеров. Наука. 2012; 336: 489–493. DOI: 10.1126 / science.1219328. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 165. Гомес де Агуэро М., Ганал-Вонарбург С.С., Фюрер Т., Рупп С., Учимура Ю., Ли Х., Штайнерт А., Хайкенвальдер М., Хапфельмайер С., Зауэр Ю. и др. Материнская микробиота способствует раннему постнатальному развитию врожденного иммунитета.Наука. 2016; 351: 1296–1302. DOI: 10.1126 / science.aad2571. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 166. Fulde M., Sommer F., Chassaing B., van Vorst K., Dupont A., Hensel M., Basic M., Klopfleisch R., Rosenstiel P., Bleich A., et al. Отбор новорожденных по Toll-подобному рецептору 5 влияет на долгосрочный состав кишечной микробиоты. Природа. 2018 DOI: 10.1038 / s41586-018-0395-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 167. Чоудхури S.R., King D.E., Willing B.P., Band M.R., Beever J.E., Lane A.B., Loor J.J., Marini J.К., Рунд Л.А., Шук Л.Б. и др. Транскриптомное профилирование эпителия тонкой кишки у стерильных по сравнению с обычными поросятами. BMC Genomics. 2007; 8: 215. DOI: 10.1186 / 1471-2164-8-215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 168. Hörmann N., Brandão I., Jäckel S., Ens N., Lillich M., Walter U., Reinhardt C. Микробная колонизация кишечника регулирует экспрессию TLR2, передачу сигналов и пролиферацию эпителия в слизистой оболочке тонкого кишечника. PLoS ONE. 2014; 9: e113080. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0113080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 169. Карио Э., Геркен Г., Подольский Д.К. Toll-подобный рецептор 2 контролирует воспаление слизистой оболочки, регулируя барьерную функцию эпителия. Гастроэнтерология. 2007. 132: 1359–1374. DOI: 10.1053 / j.gastro.2007.02.056. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 170. Ринне М., Каллиомаки М., Арвиломми Х., Салминен С., Изолаури Э. Влияние пробиотиков и грудного вскармливания на микробиоту бифидобактерий и лактобацилл / энтерококков и гуморальные иммунные ответы.J. Pediatr. 2005. 147: 186–191. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2005.03.053. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 171. Пия М.К., Харт А.Л., МакТернан П.Г. Метаболическая эндотоксемия: это больше, чем просто ощущение кишечника? Curr. Opin. Липидол. 2013; 24: 78–85. DOI: 10.1097 / MOL.0b013e32835b4431. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 172. Морейра А.П., Тексейра Т.Ф., Феррейра А.Б., Пелузио Мдо С., Альфенас Рде С. Влияние диеты с высоким содержанием жиров на микробиоту кишечника, кишечную проницаемость и метаболическую эндотоксемию. Br. J. Nutr.2012; 108: 801–809. DOI: 10.1017 / S0007114512001213. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 173. Кани П.Д., Осто М., Геуртс Л., Эверард А. Вовлечение микробиоты кишечника в развитие воспаления низкой степени и диабета 2 типа, связанного с ожирением. Кишечные микробы. 2012; 3: 279–288. DOI: 10.4161 / gmic.19625. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 174. Патель П. Н., Шах Р. Ю., Фергюсон Дж. Ф., Рейли М. П. Экспериментальная эндотоксемия человека в моделировании патофизиологии, геномики и терапии врожденного иммунитета при сложных кардиометаболических заболеваниях.Артериосклер. Тромбоз Vasc. Биол. 2015; 35: 525–534. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.114.304455. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 175. Аллен Р.М., Чжао С., Рамирес Солано М.А., Чжу В., Мичелл Д.Л., Ван Ю., Шир Ю., Сетупати П., Линтон М.Ф., Граф Г.А. и др. Биоинформатический анализ эндогенных и экзогенных малых РНК на липопротеинах. J. Extracell. Везикулы. 2018; 7: 1506198. DOI: 10.1080 / 20013078.2018.1506198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 176. Корен О., Спор А., Felin J., Fak F., Stombaugh J., Tremaroli V., Behre C.J., Knight R., Fagerberg B., Ley R.E. и др. Микробиота ротовой полости, кишечника и зубного налета человека у пациентов с атеросклерозом. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 2011; 108 (Приложение 1): 4592–4598. DOI: 10.1073 / pnas.1011383107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 177. Marcobal A., Kashyap P.C., Nelson T.A., Aronov P.A., Donia M.S., Spormann A., Fischbach M.A., Sonnenburg J.L. Метаболомный взгляд на то, как микробиота кишечника человека влияет на метаболом хозяина с использованием гуманизированных и гнотобиотических мышей.ISME J. 2013; 7: 1933–1943. DOI: 10.1038 / ismej.2013.89. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 178. Koeth R.A., Wang Z., Levison B.S., Buffa J.A., Org E., Sheehy B.T., Britt E.B., Fu X., Wu Y., Li L., et al. Метаболизм L-карнитина, питательного вещества в красном мясе, в кишечной микробиоте способствует развитию атеросклероза. Nat. Med. 2013; 19: 576–585. DOI: 10,1038 / нм. 3145. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 179. Tang W.H., Wang Z., Levison B.S., Koeth R.A., Britt E.B., Fu X., Wu Y., Хазен С.Л. Кишечный микробный метаболизм фосфатидилхолина и сердечно-сосудистый риск. N. Engl. J. Med. 2013; 368: 1575–1584. DOI: 10.1056 / NEJMoa1109400. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 180. Ландфальд Б., Валер Дж., Берстад А., Раа Дж. Микробный триметиламин-N-оксид как маркер заболевания: что-то подозрительное? Microb. Ecol. Health Dis. 2017; 28 DOI: 10.1080 / 16512235.2017.1327309. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 181. Миллер Л.М., Лампе Дж.В., Ньютон К.М., Гундерсен Г., Фуллер С., Рид С.Д., Франкенфельд С.Л. Избыточный вес или ожирение связаны с наличием сообщества кишечных микробов, не способных метаболизировать соевый изофлавон даидзеин в O-десметиланголенсин у женщин в пери- и постменопаузе. Maturitas. 2017; 99: 37–42. DOI: 10.1016 / j.maturitas.2017.02.006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 182. Панасевич М.Р., Шустер К.М., Филлипс К.Э., Меерс Г.М., Чинтапалли С.В., Ванкхэйд У.Д., Шанкар К., Буттайгер Д.Н., Крул Э.С., Тайфолт Дж. П. и др. Соя по сравнению с молочным белком в западной диете изменяет фекальную микробиоту и снижает стеатоз печени у тучных крыс OLETF.J. Nutr. Biochem. 2017; 46: 125–136. DOI: 10.1016 / j.jnutbio.2017.05.004. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 183. Guadamuro L., Dohrmann A.B., Tebbe C.C., Mayo B., Delgado S. Бактериальные сообщества и метаболическая активность фекальных культур у женщин-продуцентов и непродуцентов в менопаузе, получающих лечение изофлавонами сои. BMC Microbiol. 2017; 17: 93. DOI: 10.1186 / s12866-017-1001-у. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 184. Фернандес-Раудалес Д., Хефлингер Дж.Л., Бриндж Н.А., Кокс С.Б., Дауд С.Э., Миллер М.Дж., Гонсалес де Мехиа Э. Потребление различных составов соевого молока по-разному влияет на микробиомы кишечника мужчин с избыточным весом и ожирением. Кишечные микробы. 2012; 3: 490–500. DOI: 10.4161 / gmic.21578. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 185. Fu J., Bonder M.J., Cenit M.C., Tigchelaar E.F., Maatman A., Dekens J.A.M., Brandsma E., Marczynska J., Imhann F., Weersma R.K. и др. Микробиом кишечника вносит значительный вклад в изменение липидов крови.Circ. Res. 2015; 117: 817–824. DOI: 10.1161 / CIRCRESAHA.115.306807. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 186. Камеяма К., Ито К. Колонизация кишечника бактерией Lachnospiraceae способствует развитию диабета у мышей с ожирением. Microbes Environ. 2014; 29: 427–430. DOI: 10.1264 / jsme2.ME14054. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Кишечная микробиота у детей с муковисцидозом: таксономический и функциональный дисбиоз

Популяционные характеристики

Первоначально 39 детей с МВ и 39 парных HC (соответствовали возрасту и пол), микробиота которых оценивалась с помощью секвенирования гена 16S рРНК.После удаления выборок с низким охватом (глубина секвенирования <22 578, см. Ниже) окончательная популяция исследования включала 27 детей с МВ и 27 пар. Средний (SD) возраст пациентов с CF и HC составлял 8,2 (5,0) и 7,7 (5,3) года соответственно (p = 0,2). Каждая группа состояла из 14 мужчин (51,9%). Из детей с МВ у 24 была панкреатическая недостаточность (PI) и у 3 панкреатическая недостаточность (PS). Двадцать два ребенка с МВ были гомозиготными по F508del (81%), а остальные 5 были гетерозиготами. Клинические характеристики представлены в таблице 1.

Таблица 1 Клинические характеристики включенных участников.

Характеристики бактериального сообщества

Всего было извлечено 3 179 543 последовательности бактериальной 16S рРНК, что составляет более 72% бактериального разнообразия на образец. Это дополнительно подтверждается кривыми разрежения, которые показывают, что большинство бактериальных сообществ в наших образцах охватываются предпринятыми здесь усилиями по секвенированию (Дополнение, Рис. 1).

Альфа-разнообразие

Дети с МВ по сравнению с HC имели значительно более низкое бактериальное богатство, что оценивалось по количеству zOTU (средняя разница (95% ДИ) -168.8 (от −219,5 до −118,1), p = 2,9 × 10 −07 ) и более низкое разнообразие по оценке индекса Шеннона (средняя разница (95% ДИ) −0,74 (от −1,00 до −0,49), p = 2.2 × 10 −06 ) (рис. 1А, Б). С учетом возраста дети с МВ имели стабильно более низкое богатство (оценка (SE) -175,1 (21,6), p = 1,0 × 10 -10 ) и индексы разнообразия Шеннона (оценка (SE) -0,78 (0,15), p = 3,2). × 10 −06 ) (рис. 1В, Г).

Рисунок 1

Коробчатые диаграммы богатства выборки (количество zOTU) ( A ) и индекса Шеннона ( B ) в когортах CF и HC.Диаграммы разброса богатства выборки (количество zOTU) ( C ) и индекса Шеннона ( D ) в зависимости от возраста в когортах CF и HC. Среднее значение когорты и 95% доверительные интервалы построены на основе обобщенных линейных моделей и представлены в виде линий и заштрихованных областей соответственно ( C , D ).

Бета-разнообразие на основе филогении

Визуализация бета-разнообразия на основе филогении (взвешенные и невзвешенные расстояния UniFrac) представлена ​​на рис. 2. PERMANOVA показала значительную разницу в бактериальных сообществах между когортами CF и HC (взвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0.139, p = 0,001, невзвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0,121, p = 0,001). PERMANOVA не показала значимых различий в бактериальных сообществах мужчин и женщин (взвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0,029, p = 0,2, невзвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0,018, p = 0,5) или по возрасту (взвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0,013, p = 0,7, невзвешенное расстояние UniFrac R 2 = 0,026, p = 0,09).

Рис. 2. Графики NMDS

на основе взвешенных ( A ) и невзвешенных ( B ) расстояний UniFrac между когортами CF и HC.

Различия в микробных сообществах между популяциями CF и HC

Относительная численность всех типов бактерий у пациентов с CF и HC представлена ​​на дополнительном рис. 2. Относительная численность 10 самых распространенных родов бактерий в CF и HC представлена ​​на рис. Рис. 3. Бактериальные таксоны со значительно различающейся численностью (ANCOM с q <0,05) между популяциями CF и HC представлены в Таблице 2 и дополнительном Рис. 3.

Рис. 3

Относительная численность 10 самых распространенных бактериальных родов для Предметы CF и HC.Образцы заказывались по возрасту (слева направо).

Таблица 2 Бактериальные таксоны со значительно различающейся численностью (ANCOM с q <0,05) между популяциями CF и HC в каждом таксономическом ранге (жирный шрифт). Стрелки указывают, выше () или ниже () относительная численность каждого таксона в CF по сравнению с популяциями HC. Таксоны без стрелки описывают филогенез и не различались значимо по численности. Анализ ANCOM, представленный на дополнительном рис.3.

Прогнозируемый функциональный анализ с использованием Tax4Fun

Для прогнозирования функциональных профилей кишечных бактерий мы использовали Tax4Fun. В среднем на выборку 84,6% zOTU могут использоваться Tax4Fun для прогнозирования функционального профиля сообщества на основе терминов KEGG Orthology (KO), что демонстрирует высокую прогностическую силу в нашем анализе. Всего в популяциях CF и HC было предсказано 275 уникальных путей KO (на основе 6286 уникальных функций). Распространенность 56 путей KO значительно различалась между парами CF и HC (p <0.00019) (Таблица 3). Исследуя влияние возраста, были построены линейные модели представляющих интерес путей, которые представлены на рис. 4.

Таблица 3 Прогнозируемые пути KEGG со значительно различающейся численностью между парами CF и HC (p <0,00019). Рис. 4

Диаграммы рассеяния относительной численности предсказанных путей KEGG в зависимости от возраста в когортах CF и HC. Прогнозируемые функции, связанные с: (i) короткоцепочечными жирными кислотами ( A , B ), (ii) метаболизмом жирных кислот ( C F ), (iii) антиоксидантами ( G I ), (iv) незаменимая аминокислота ( J ) и (v) витамины ( K L ).Среднее значение когорты и 95% доверительные интервалы построены на основе обобщенных линейных моделей и представлены в виде линий и заштрихованных областей соответственно.

Воспаление кишечника и его корреляция с бактериальным сообществом

Уровни фекального кальпротектина измеряли в 19/27 парах (70,4%). Уровни кальпротектина были значительно выше у пациентов с МВ по сравнению с парными субъектами с ГК (медиана (IQR) 92,0 мг / кг (58,7–142,3) против 19,5 мг / кг (19,5–19,8), соответственно, p = 3,8 × 10 –6 ). (Инжир.5А). С учетом возраста у детей с МВ уровень кальпротектина в фекалиях был постоянно выше, чем у ГК (оценка (SE) 110,6 мг / кг (32,9), p = 0,0019) (рис. 5C).

Рисунок 5

Коробчатые диаграммы кальпротектина (n = 19 пар) и M2-PK (n = 18 пар) в когортах CF и HC ( A , B ). Диаграммы рассеяния кальпротектина и M2-PK в зависимости от возраста в когортах CF и HC ( C , D ). Среднее значение когорты и 95% доверительные интервалы построены на основе обобщенных линейных моделей и представлены в виде линий и заштрихованных областей соответственно ( C , D ).

Уровни M2-PK в фекалиях измеряли в 18/27 парах (66,7%). Уровни M2-PK были значительно выше у пациентов с МВ по сравнению с парными субъектами с ГК (медиана (IQR) 10,5 Ед / мл (4,7–46,0) против 1,0 Ед / мл (1,0–1,0) соответственно, p = 0,00032) (рис. 5B). . С учетом возраста, у детей с МВ уровень M2-PK в фекалиях был стабильно выше, чем у HC (оценка (SE) 36,8 Ед / мл (13,4), p = 0,0096) (рис. 5D).

Корреляции между бактериальными таксонами (в каждом таксономическом ранге) и воспалительными маркерами (кальпротектин (n = 27) и M2-PK (n = 26)) у пациентов с МВ представлены на дополнительном рис.4. Десять родов ( Acidaminococcus (r = 0,8, q = 3,9 × 10 −7 ), Allisonella (r = 0,8, q = 3,5 × 10 −7 ), группа Eubacterium coprostanoligenes (r = 0,7, q = 0,0002), Howardella (r = 0,8, q = 1,7 × 10 −7 ), Lachnospiraceae UCG-010 (r = 0,8, q = 6,9 × 10 −7 ), Mogibacterium (r = 0,8, q = 4,0 × 10 −7 ), Olsenella (r = 0,8, q = 1,8 × 10 −7 ), Sutterella (r = 0.8, q = 2,1 × 10 −5 ), некультивируемые Lachnospiraceae (r = 0,5, q = 0,03) и некультивируемые Porphyromonadaceae (r = 0,8, q = 6,5 × 10 −6 )) имели положительную корреляцию. с фекальным кальпротектином. Группа Lachnospiraceae AC2044 положительно коррелировала с фекальным M2-PK (r = 0,5, q = 0,04).

Корреляции между прогнозируемыми путями KEGG и воспалительными маркерами (кальпротектин (n = 27) и M2-PK (n = 26)) у пациентов с МВ представлены на дополнительном рис.5. Шесть предсказанных путей (разложение бензоата (KO362) (r = 0,6, q = 0,005), пути фиксации углерода в прокариотах (KO720) (r = 0,5, q = 0,02), деградация ДДТ (KO351) (r = 0,6, q) = 0,01), метаболизм фенилаланина (KO360) (r = 0,6, q = 0,009), разложение стирола (KO643) (r = 0,5, q = 0,048) и биосинтез алкалоидов тропана, пиперидина и пиридина (KO960) (r = 0,6, q = 0,007)) положительно коррелировали с фекальным кальпротектином. Биосинтез индольных алкалоидов (KO901) (r = 0,5, q = 0,01) и фотосинтез — антенные белки (KO196) (r = 0.5, q = 0,04) положительно коррелировал с фекальным M2-PK.

Связь с клиническими показателями у детей с муковисцидозом

Средние (SD) значения веса, роста и z-значения ИМТ у детей с МВ составили -0,0004 (1,1), 0,07 (1,2) и 0,1 (1,0) соответственно. Никаких значимых корреляций между антропометрическими z-показателями и индексами альфа-разнообразия (богатство или индекс Шеннона) выявлено не было. Корреляция между родами бактерий и антропометрическими z-показателями выявила положительные корреляции между: (i) Ruminococcaceae UCG 014 и ИМТ (r = 0.6, q = 0,04), (ii) некультивируемый VadinBE97 и вес (r = 0,5, q = 0,049), и (iii) некультивируемый VadinBE97 и ИМТ (r = 0,6, q = 0,02). Никаких существенных корреляций между антропометрическими z-показателями и прогнозируемыми путями KEGG выявлено не было.

Функция легких была зарегистрирована у 19 (70%) детей со средним (SD) значением ОФВ1% 98,9% (15,4). Никаких значимых корреляций между FEV1% и индексами альфа-разнообразия (богатство или индекс Шеннона) выявлено не было. ОФВ1% положительно коррелировал с пятью родами: (i) Adlercreutzia (r = 0.6, q = 0,03), (ii) группа Ruminococcaceae NK4A214 (r = 0,6, q = 0,04), (iii) группа Lachnospiraceae NC2004 (r = 0,6, q = 0,04), (iv) Tyzzerella 3 (r = 0,6, q = 0,04) и (v) Candidatus Soleaferrea (r = 0,5, q = 0,047). Никаких существенных корреляций между FEV1% и прогнозируемыми путями KEGG выявлено не было.

Метаболомика

Нецелевые данные метаболомики были доступны для 12 детей с CF и 4 детей с HC в рамках предыдущего исследования 22 .Всего было обнаружено 24 814 и 13 341 попаданий в режимах положительных и отрицательных ионов, соответственно, во всех образцах стула. Метаболиты были идентифицированы с использованием базы данных метаболомов человека (HMDB) 23 , и среднее (SD) количество идентифицированных метаболитов на образец в режимах положительных и отрицательных ионов составило 6 409 (690) и 1845 (150), соответственно. Эти списки идентифицированных метаболитов использовали для всех последующих анализов. Метаболомы когорт CF и HC выявили отчетливую кластеризацию (Supp.Рис. 7, 8). Анализ главных компонентов (PCA) выявил сильное разделение между когортами CF и HC (Дополнение Рис. 8A, C). Анализ чувствительности с участием 4 детей с CF и 4 детей с HC подобного возраста и пола также выявил сильное разделение между когортами CF и HC (дополнительный рисунок 8B, D). Метаболиты со значительно различающейся численностью между CF и HC когортами (q <0,05) представлены на графике вулкана (дополнительный рис. 9), а иерархическая кластеризация представлена ​​на дополнительном рис. 10. Корреляции между метаболитами и родами бактерий (значимые роды идентифицированы в Таблица 2) у детей с МВ представлены на дополнительном рис.10 и дополнительный набор данных 6. Корреляции между метаболитами и прогнозируемыми путями KEGG (важные пути, указанные в таблице 3) у детей с МВ представлены на дополнительном рисунке 12 и дополнительном наборе данных 6.

Апостериорный анализ метаболитов, связанных с короткоцепочечными цепями. жирных кислот (SCFA). Всего 25 и 2 попадания были предположительно идентифицированы как метаболиты, связанные с метаболизмом пропаноата и / или бутаноата 23 в режимах положительных и отрицательных ионов, соответственно.Два метаболита, идентифицированные как масляная кислота (режим положительных ионов): (i) m / z 905

, RT 10,0 мин и (ii) m / z 905

, RT 9,8 мин были постоянно ниже у детей с CF по сравнению с HC через всех возрастов (нормализованная оценка численности (SE) -10 134,4 (2631,8), p = 0,002 и -6 841,5 (3 011,4), p = 0,04, соответственно) (дополнительный рис. 13). Один метаболит, идентифицированный как пантетеин (режим отрицательных ионов; m / z 277, RT 11,5 мин), амид пантотеновой кислоты (витамин B5), был значительно ниже у детей с МВ, чем HC (нормализованная медиана численности (IQR) 2795 ( 1,343-16,628) vs.35,418 (24,798-43,056), p = 0,045) (Доп. Рис. 14). Пантетеин участвует в метаболизме пропаноата до пропионил-кофермента A 23 .

ведущих медицинских специалистов собираются для решения проблемы дисбактериоза кишечника младенцев — Evolve BioSystems

Эксперты со всего США занимаются повышением распространенности нарушения микробиома кишечника младенцев и ролью дисбактериоза в краткосрочных и долгосрочных результатах для здоровья

, Калифорния

, DAVIS. 4 июня 2019 г. / PRNewswire / — Evolve BioSystems, производитель детского пробиотика Evivo®, объявила сегодня о созыве Консультативного совета по здоровью младенцев, в состав которого вошли ведущие эксперты медицинского и научно-исследовательского сообщества в области здоровья младенцев.Консультативный совет провел свое первое заседание 29 мая, на котором обсуждались способы восстановления полезных бактерий, необходимых для создания функционального микробиома младенца, и снижения риска краткосрочных и долгосрочных проблем со здоровьем.

Во время этого первого и последующих заседаний Консультативный совет по здоровью младенцев изучит, как безопасно и эффективно повторно ввести критические бактерии в микробиомы младенцев. В состав Консультативного совета по здоровью младенцев входят :

  • Dr.Крис Дамман, доктор медицины, старший сотрудник по программам, Глобальное здравоохранение, Фонд Билла и Мелинды Гейтс; Доцент, гастроэнтерология, Вашингтонский университет

  • Д-р Бенджамин Голд, доктор медицины, детский гастроэнтеролог, Детский центр здоровья пищеварительной системы, Атланта

  • Доктор Джэ Ким, доктор медицины, доктор философии, неонатолог и детский гастроэнтеролог, детская больница Рэди -Сан Диего; Клинический профессор педиатрии, Калифорнийский университет, Сан-Диего

  • Dr.Брайан Скоттолайн, доктор медицины, неонатолог, доцент педиатрии, Орегонский университет медицинских наук

  • Доктор Эрин Гамильтон Спенс, доктор медицины, неонатолог, Детская больница Кука, Форт-Уэрт; Медицинский директор, Банк материнского молока в Северном Техасе

  • Доктор Карл Сильвестр, доктор медицины, профессор хирургии и педиатрии, заместитель декана по исследованию здоровья матери и ребенка, Стэнфордский университет

«Проблема дисбактериоза проявляется по-разному. .«Очень важно объединить исследователей и клиницистов из разных дисциплин», — сказала д-р Эрин Гамильтон Спенс, доктор медицины, неонатолог Детской больницы Кука, Форт-Уэрт, и медицинский директор, Mother’s Milk Bank в Северном Техасе. «Каждый из нас видит проблемы в наш собственный объектив. Консультативный совет по здоровью новорожденных Evolve BioSystems предоставляет форум для обмена данными и генерации идей. Основываясь на нашей первой встрече, я очень взволнован нашим потенциалом пролить свет на очень сложные и все более распространенные проблемы со здоровьем младенцев в США и за их пределами.»

Клинически доказано, что ключевые полезные бактерии B. infantis, снижают количество кишечных патогенов, таких как Clostridium и E. coli , которые связаны со все более распространенными аутоиммунными состояниями, такими как астма и аллергии. , экзема и диабет типа 1. Хотя B. infantis исторически присутствовал в кишечнике младенцев, важные современные медицинские методы, такие как применение антибиотиков, искусственное вскармливание и кесарево сечение, предотвратили естественный перенос полезных бактерий от матери к младенцу при рождении. .Действительно, недавние исследования показали, что до девяти из 10 младенцев, родившихся в США, в раннем возрасте не хватало B. infantis в микробиоме кишечника.

«Ведущие практики в области неонатальной и педиатрической науки и медицины начинают понимать, что дисбактериоз, характеризующийся нарушением нормального кишечного микробиома и нарушением симбиотических отношений между хозяином и связанными с ним микробами, становится все более распространенным среди детей в США, «сказал доктор Бенджамин Голд, доктор медицины, детский гастроэнтеролог, Детский центр здоровья пищеварительной системы, Атланта.«Это нарушение нормальной микрофлоры может затем привести к развитию заболеваний, в частности аутоиммунных, воспалительных и аллергических заболеваний, которые становятся настоящим кризисом для общественного здравоохранения. К счастью, мы добились больших успехов в поиске методов восстановления кишечник младенца до нормального здорового состояния. Мы должны использовать эти мощные открытия и начать применять эту технологию к ряду различных парадигм болезней, чтобы определить, можно ли успешно снизить риск развития болезни путем восстановления нормального микробиома младенца.»

О Evolve BioSystems
Evolve BioSystems, Inc. — это частная компания, занимающаяся микробиомом, которая занимается разработкой следующего поколения продуктов для создания, восстановления и поддержания здорового микробиома кишечника. Evolve недавно завершила раунд серии C стоимостью 40 миллионов долларов. финансирования, совместно возглавляемого Фондом Билла и Мелинды Гейтс и Horizons Ventures, венчурным подразделением Фонда Ли Ка Шинга. Evolve — это дочерняя компания Института продуктов питания для здоровья (FFHI) Калифорнийского университета в Дэвисе. на более чем десятилетних исследованиях, направленных на понимание уникального взаимодействия микробиома кишечника младенца и компонентов грудного молока.Благодаря разработке и коммерческому запуску продуктов для лечения дисбактериоза кишечника новорожденных, в том числе Evivo® EVC001 для младенцев, платформа открытий Evolve теперь применяется для решения проблемы дисбактериоза кишечника на протяжении всего жизненного цикла человека и животных. В дополнение к знаменательному испытанию, подтверждающему концепцию, Evolve проводит дальнейшие клинические исследования для создания своего набора решений на основе микробиома.

Границы | Внешнее влияние становления микробиоты кишечника в раннем детстве и последующие последствия для здоровья

Введение

В человеческом теле обитают триллионы микробов, которые встречаются в разных частях тела.Самая большая микробная популяция микробиома человека находится в желудочно-кишечном тракте, а наибольшая распространенность — в толстой кишке, которая, по оценкам, содержит 10 14 бактериальных клеток и более чем в 100 раз превышает количество генов в геноме человека (1 –3). Кишечные бактерии играют важную роль в здоровье человека, способствуя гомеостазу кишечника, стимулируя развитие и созревание иммунной системы, защищая от патогенов, переваривая волокнистые пищевые материалы посредством ферментации и собирая питательные вещества (4–6).Изменение микробиоты кишечника связано с увеличением числа заболеваний, включая воспалительные заболевания кишечника (ВЗК), ожирение, диабет, астму и аллергии (6, 7).

Текущее широкое использование высокопроизводительных методов молекулярной микробиологии расширило наши знания о развитии кишечной микробиоты до более высоких уровней, чем это было возможно с использованием классических методов культивирования (8, 9). В результате всестороннего анализа микробиоты с течением времени появляется все больше понимания фундаментальных вопросов о динамике микробиома человека в различных микробных условиях и условиях хозяина (10).В лонгитюдных исследованиях, в том числе в рамках проекта «Микробиом человека», изучалось разнообразие бактериальной популяции, связанной с человеческим телом, ее изменчивость внутри и между людьми, влияние внутренних и внешних факторов, а также характеристики ее ключевых компонентов (8, 11, 12) , и есть еще чему поучиться. Микробиота кишечника человека здорового взрослого человека считается очень устойчивой и стабильной с течением времени, и это состояние может отличаться от одного человека к другому (13, 14).Однако, прежде чем достигнуть зрелости, микробиота кишечника должна развиться и наладить взаимовыгодное сосуществование с хозяином.

Было высказано предположение, что первые контакты с бактериями-первопроходцами могут быть детерминированными для последующего созревания кишечника, метаболического и иммунологического программирования и, следовательно, для краткосрочного и долгосрочного состояния здоровья (15). Кроме того, несмотря на наличие расхождений, анализ метаданных с течением времени позволяет предположить связь между характером первоначальной колонизации кишечной микробиоты или микробного дисбактериоза и рядом болезненных состояний в младенчестве и в более позднем возрасте (16, 17).В этом обзоре будут обобщены некоторые ключевые факторы (до и после рождения), лежащие в основе формирования микробиоты кишечника новорожденных, и выявлено ее потенциальное влияние на некоторые заболевания, связанные с иммунитетом, кишечником и метаболизмом, в детском или взрослом возрасте.

Влияние пренатального периода на микробиоту кишечника

Обычно считается, что внутриутробная среда и нерожденный младенец стерильны до родов. Однако в некоторых исследованиях сообщается о присутствии бактерий во внутриутробной среде, что позволяет предположить, что эти бактерии могут влиять на микробиоту младенца до рождения (18–22).Например, Lactobacillus и Bifidobacterium ДНК были обнаружены в плаценте младенцев, рожденных вагинально и путем кесарева сечения (23), а штаммы Enterococcus faecium , которые были перорально инокулированы беременным мышам, были позже обнаружены в околоплодных водах и меконии. щенков после родов (20). Кроме того, уникальная ниша микробиома плаценты, аналогичная микробиому полости рта человека, состоящая из непатогенной комменсальной микробиоты разных типов, включая Firmicutes, Tenericutes, Proteobacteria, Bacteroidetes и Fusobacteria, была охарактеризована на популяционной когорте образцов плаценты (24).Это говорит о том, что плацента на самом деле не стерильна и что микробиота полости рта может играть важную роль в колонизации плаценты, хотя механизм, посредством которого микробы полости рта проникают в плаценту, еще предстоит выяснить. Следовательно, возможно, что бактерии во внутриутробной среде могут вызвать пренатальную колонизацию мекония (6, 25). Хименес и его коллеги показали, что присутствие в меконии видов бактерий, таких как Escherichia coli, E.faecium и Staphylococcus epidermidis могут быть результатом транслокации кишечных бактерий матери через кровоток (19). Несмотря на эти результаты, неясно, начинается ли колонизация кишечной микробиоты младенца до рождения, потому что присутствие бактерий в околоплодных водах также может указывать на невыявленную инфекцию, что может увеличить риск выкидыша или преждевременных родов (20). . В этом случае сообщалось о связи микробиома плаценты с отдаленным анамнезом антенатальных инфекций, таких как инфекция мочевыводящих путей в первом триместре и преждевременные роды (24).Однако, согласно обзору Li et al. (6), Bifidobacterium был обнаружен в меконии, околоплодных водах, плодных оболочках, пуповинной крови и плаценте здоровых матерей и младенцев без выявляемых или известных клинических инфекций или воспалений.

Внешние факторы во время беременности также могут влиять на будущее развитие и поведение младенца. Например, детеныши обезьян, рожденные от матерей, подвергшихся стрессу во время беременности, имели значительно меньшее количество Bifidobacterium и Lactobacillus (26).Введение пробиотика ( Lactobacillus rhamnosus ) матерям на поздних сроках беременности также привело к увеличению количества Bifidobacterium longum в кале у их младенцев (27), хотя неясно, были ли эти микробы получены от матери во время беременности, во время родов. или после рождения. Несколько других переменных во время беременности, включая использование антибиотиков в перинатальном периоде, были связаны с задержкой колонизации некоторыми микробами, особенно видами Bifidobacteria и Lactobacillus (28, 29).Это может иметь долгосрочные последствия, поскольку считается, что эти виды обладают полезными свойствами; например, аллергия, синдром раздраженного кишечника (СРК) и ВЗК часто наблюдались у детей, подвергавшихся воздействию антибиотиков (30–36). Робертс и др. (37) показали, что дети, рожденные от матерей, которые курили, имеют более высокий риск ВЗК, что может быть связано с нарушенной микробной колонизацией, поскольку прекращение курения коррелировало с увеличением количества Firmicutes и Actinobacteria и более низкой долей Bacteroidetes и Proteobacteria (38). .

Продолжительность гестационного периода также может играть важную роль в начальной микробной колонизации кишечника младенца. Было показано, что колонизация у недоношенных детей происходит медленно, имеет низкое разнообразие и несколько индивидуальных различий в отличие от колонизации доношенных детей (6, 39). В нем также преобладают потенциальные патогены, включая видов Clostridium , E. coli, Enterococcus, Streptococcus, Klebsiella и Staphylococcus (6, 29, 39, 40).Здоровые доношенные дети обычно колонизируются полезными микробами, такими как Bifidobacterium и Lactobacillus , которых нет или обнаруживаются в низких концентрациях у недоношенных детей (41). Задержка колонизации может быть результатом событий, связанных с родами, потому что большинство недоношенных детей рождаются путем экстренного или планового кесарева сечения. Было показано, что младенцы, рожденные с помощью кесарева сечения, особенно планового, имеют низкое бактериальное богатство и разнообразие (42), что может быть результатом меньшего воздействия жидкостей матерей, отложенного перорального кормления и высокого уровня гигиенического ухода за недоношенными младенцами. и использование антибиотиков, которые могут, следовательно, привести к колонизации несколькими устойчивыми / печально известными микробами, которые потенциально являются патогенными (6).

Внешние факторы, влияющие на развитие кишечной микробиоты у младенцев во время и после рождения

Ряд факторов (как внутренних, так и внешних) могут влиять на процесс микробной колонизации у младенцев, что, следовательно, может повлиять на здоровье младенца. В следующем разделе освещаются некоторые внешние факторы, которые влияют на начальную колонизацию и формирование кишечной микробиоты у младенцев (таблица 1).

Таблица 1 . Сводка факторов, влияющих на колонизацию кишечной микробиоты у младенцев .

Режим доставки

В процессе родов и сразу после рождения микробы от матери и окружающей среды колонизируют желудочно-кишечный тракт младенца, что приводит к развитию плотной сложной микробиоты (22). Было продемонстрировано, что способ родоразрешения (вагинальное или кесарево сечение) оказывает сильное влияние на раннюю колонизацию кишечника (43).Обзор Mackie et al. (22) показал, что в случаях вагинальных родов более длительный процесс родов был связан с присутствием жизнеспособных микробов в желудке и ротовой полости младенца, и те же самые серотипы E. coli были обнаруживается как во рту младенцев, так и в фекалиях их матерей сразу после рождения. Это означает, что близость родовых путей и заднего прохода играет важную роль в передаче микробов от матери к младенцу. Кроме того, бактерии, присутствующие во влагалище матери непосредственно перед рождением, были зарегистрированы в носоглотке более чем у 50% младенцев, рожденных естественным путем (22).

Дети, рожденные с помощью кесарева сечения, также подвергаются воздействию микробиоты своих матерей, но первоначальное воздействие, скорее всего, связано с изолятами окружающей среды нематериального происхождения из оборудования, воздуха и других младенцев, при этом медперсонал служит переносчиками для передачи (44). В ряде исследований описаны измененные профили фекальной или кишечной микробиоты у младенцев, родившихся после кесарева сечения, начиная с 1 дня после рождения и сохраняясь до 6 недель (7), 6 месяцев и даже 7 лет (45).Младенцы, родившиеся с помощью кесарева сечения, имеют более низкое общее микробное разнообразие в течение первых 2 лет жизни, что связано с меньшей численностью и разнообразием типа Bacteroidetes (46). Они также реже колонизируются Bifidobacteria, Bacteroides и E. coli , но чаще колонизируются как Clostridium , кластером I, так и Clostridium difficile (46, 47). Также было показано, что кожные микробы, включая Staphylococcus, Corynebacterium и Propionibacterium , доминируют в микробиоте кишечника новорожденных, родившихся после кесарева сечения, в то время как младенцы, родившиеся через естественные родовые пути, имеют более высокую распространенность микробов, связанных с влагалищем, таких как Lactobacillus, Lactobacillus, и Sneathia (48–50).Как правило, у детей, рожденных с помощью кесарева сечения, наблюдается измененная микробная колонизация кишечника, и исследования показали, что это может быть связано с последующим повышенным риском развития различных заболеваний, включая астму и / или диабет 1 типа (T1D). Это может быть связано с плохим развитием иммунной системы, поскольку у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения, также сообщалось о значительно более низких уровнях Th2-связанных хемокинов CXL10 и CXL11 в крови, что может приводить к снижению защиты (46).Мета-анализ связи между кесаревым сечением и детской астмой, включающий исследования с разным дизайном, проведенные в разных странах и с использованием разных показателей астмы, показал повышенный риск астмы после кесарева сечения (17), тогда как риск увеличился на 20%. О возникновении СД1 в детстве сообщалось в другом метаанализе детей, рожденных с помощью кесарева сечения (51). Дополнительный метаанализ, изучающий использование антибиотиков у младенцев, показал, что использование антибиотиков в детстве было связано с астмой и хрипом (16).

Диета

Последовательная колонизация микробов в кишечном тракте чаще всего происходит на ранних стадиях развития, особенно в первый год жизни. В этот период режим кормления смещается с грудного вскармливания на кормление смесью и / или на введение твердой пищи; однако отдельные случаи колонизации кишечника могут различаться с точки зрения богатства и разнообразия микробиоты (7, 22, 52). Между микробиотой желудочно-кишечного тракта, физиологией хозяина и диетой существует динамический баланс, который напрямую влияет на первоначальное приобретение, последовательность развития и, в конечном итоге, стабильность экосистемы кишечника (53).Грудное вскармливание модулирует микробиоту кишечника (54), и это может придавать ребенку некоторые защитные эффекты от различных форм заболеваний или расстройств (55), поскольку существуют доказательства наличия кишечно-молочного пути, по которому различные микробы переносятся из кишечника матери к ребенку. через грудное молоко (56–59). Однако известно, что грудное молоко содержит сложные полисахариды, которые действуют как селективные пребиотики и, следовательно, способствуют заселению кишечника младенца полезной микробиотой (60, 61), в отличие от детей, вскармливаемых смесью.Кормление смесью было связано с повышенным микробным разнообразием видов у младенцев в возрасте четырех месяцев с преобладанием C. difficile , известного желудочно-кишечного патогена (42, 62). Кроме того, кормление смесями вызывает гипертрофию кишечника и ускоряет созревание гидролизных способностей; увеличивает проницаемость кишечника и бактериальную транслокацию. Следовательно, микробиота не может быть главным действующим лицом. Однако в недавней публикации было зафиксировано более чем в два раза увеличение количества бактериальных клеток у младенцев, находящихся на грудном вскармливании, по сравнению с теми, кто находился на искусственном вскармливании (63).Таким образом, очевидно, что грудное вскармливание может способствовать размножению или колонизации бактериями, которые могут оказывать защитное действие на растущего ребенка, в то время как кормление грудью может предрасполагать детей к потенциальным патогенам.

На микробиоту кишечника детей также влияет характер пищи (кроме смеси), которую они получают, что также может быть стратифицировано по уровню дохода, способу воспитания или географическому положению. Было обнаружено, что в микробиоте детей Буркина-Фасо преобладают Bacteroidetes, по сравнению с микробиотой итальянцев, в которой преобладают Firmicutes (64).Точно так же биоразнообразие микробиоты в США было ниже, чем у малавийцев или венесуэльских индейцев (65). Кроме того, влияние окружающей среды, например, жилищных условий, также исследовалось на животных. В этом случае генетически родственные поросята содержались либо в помещении, либо на открытом воздухе, и секвенирование 16S рРНК показало, что штаммов Lactobacillus преобладали в кишечнике свиней, выращиваемых на открытом воздухе, по сравнению с домашними свиньями, отвечающими гигиеническим нормам, у которых было уменьшено количество штаммов Lactobacillus и . более потенциально патогенные филотипы (66).

Мать и ближайшие члены семьи

Влияние матери на микробиоту ребенка проявляется в течение первого года после рождения (43). Сообщается, что этот эффект сильнее в течение первого месяца жизни, в течение которого кишечная микробиота младенца как функционально, так и филогенетически близка к микробиоте матери. Однако в возрасте 1 года проявляются филогенетические различия, в то время как сходство сохраняется на функциональном уровне (67). В отношении фекальной микробиоты было обнаружено близкое сходство между матерью и младенцем в течение первых шести месяцев после рождения ребенка, что в основном было связано с присутствием Bifidobacterium bifidum, Bifidobacterium breve и Staphylococcus aureus (68). ).

После рождения микробы окружающей среды, полости рта и кожи от матери механически передаются новорожденному по-разному, что может повлиять на разнообразие кишечной микробиоты новорожденного. Например, биоразнообразие в домах, в окружающей среде и в членах семьи, которые находятся в тесном или постоянном контакте с младенцем, напрямую влияет на разнообразие микробов, которые передаются младенцу (69–71). Кроме того, гигиенические методы (например, чистка детской соски путем сосания или другими методами) могут влиять на микробное разнообразие.Различия в микробном разнообразии были связаны с развитием аллергии и / или астмы в более позднем возрасте (72, 73). Многочисленные популяционные исследования также подтвердили обратную связь между распространенностью аллергии и различными показателями «гигиены», такими как взросление на ферме, уход в раннем детском возрасте и низкие социально-экономические стандарты (74, 75). Также наблюдаются различия в составе кишечной микробиоты между младенцами, живущими в странах с высокой и низкой распространенностью аллергии, и между здоровыми и аллергическими младенцами, даже в очень раннем возрасте до того, как у них появятся какие-либо клинические симптомы заболевания (76). .Кроме того, все большее количество старших братьев и сестер связано с колонизацией Lactobacilli и Bacteroides в возрасте 5 недель, все из которых связаны с положительными эффектами (47). Таким образом, мать и семья в целом играют важную роль в начальной микробной колонизации младенцев, которая может оказывать влияние на здоровье ребенка. В таблице 1 представлена ​​сводка факторов, обсуждаемых в этом обзоре.

Долгосрочные эффекты микробной колонизации

Микробиота кишечника обычно связана с развитием и созреванием иммунной системы (77).Иммунная система получает большую часть своих данных от воздействия определенных подгрупп микро- и макроорганизмов (78). Например, ранняя колонизация Escherichia coli и Bifidobacteria связана с большим количеством CD20 + B-клеток, которые экспрессируют маркер памяти CD27 в возрасте 4 и 18 месяцев (79). Нарушение контакта с этими организмами, по крайней мере, частично отвечает за иммунорегуляторный дефицит, лежащий в основе повышенной распространенности состояний, таких как хронические иммунные воспалительные заболевания (т.е., ВЗК), астму и атопический дерматит (7, 47, 80). Методы молекулярной микробиологии предполагают, что большое разнообразие кишечной микробиоты в детстве может быть более важным, чем низкое разнообразие, которое связано с повышенным риском последующих аллергических заболеваний, поскольку повторное воздействие различных бактериальных антигенов усилит развитие иммунной регуляции через подавление ответов на неподходящие мишени, такие как содержимое кишечника и аллергены (81, 82). Микробное разнообразие и состав 47 младенцев, проанализированные с помощью пиросеквенирования 16S рРНК 454 со штрих-кодом в образцах стула в возрасте 1 недели, 1 месяца и 12 месяцев, показали, что низкое общее разнообразие микробиоты кишечника в течение первого месяца жизни было связано с астма у детей 7 лет (83).Низкое микробное разнообразие кишечника в течение первого месяца жизни также было связано с последующей сенсибилизацией и атопической экземой в возрасте 2 лет (82). Кроме того, снижение бактериального разнообразия кишечной микробиоты младенца было связано с повышенным риском аллергической сенсибилизации, аллергического ринита и эозинофилии периферической крови в первые 6 лет жизни (81). Воздействия в раннем возрасте, в том числе те, которые, как известно, влияют на состав микробиома желудочно-кишечного тракта, такие как прием антибиотиков, также были связаны с повышенным риском детской астмы из-за изменения профиля микробиоты или долгосрочного сокращения микробного разнообразия (7, 84, 85).Изменения кишечной микробиоты у недоношенных детей, характеризующиеся низким микробным разнообразием и обилием потенциально патогенных бактерий, были выявлены в развитии некротического энтероколита (НЭК), хотя между различными исследованиями есть расхождения (86, 87). Hällström и его коллеги (88) сообщили о связи между кесаревым сечением и нарушенной колонизацией кишечника с повышенной частотой встречаемости видов Enterococcus и Candida albicans и вероятным возникновением НЭК у недоношенных детей.Эти результаты не могут быть связаны исключительно с нарушением кишечной микробиоты, потому что другие смешивающие факторы также могут быть ответственны за NEC; тем не менее, дальнейшее расследование предоставит полезную информацию по этой теме и дополнительно прояснит существующие расхождения.

Порядок рождения или размер семьи, а также наличие или отсутствие домашних животных также были вовлечены в первоначальную микробную колонизацию младенцев. Более двух десятилетий назад Страчан заметил, что у детей, у которых были старшие братья и сестры, реже проявлялась сенная лихорадка во взрослом возрасте по сравнению с первенцами, что могло быть связано с защитным эффектом инфекций, принесенных домой старшими братьями и сестрами (89).Точно так же контакт со скотом или домашними животными, особенно собаками, в раннем возрасте значительно снижает риск астмы и / или аллергических реакций, поскольку владение собакой связано с определенным микробным воздействием домашней пыли (74, 90). Кроме того, было обнаружено, что мыши, подвергшиеся воздействию домашней пыли, связанной с собаками, были защищены от заражения аллергеном дыхательных путей, поскольку они демонстрировали меньшую продукцию цитокинов Th3, меньше активированных Т-клеток и особый состав микробиома кишечника, который был сильно обогащен Lactobacillus johnsonii , который сам по себе может обеспечить защиту дыхательных путей при пероральном введении в виде одного вида (91).

Селективные микробные мишени были связаны с развитием экземы у младенцев (92). Яп и его коллеги (93) оценили состав фекальной микробиоты младенцев, у которых развилась экзема в первые 5 лет жизни, по сравнению со здоровыми контрольными детьми и сообщили, что продольный анализ состава фекальной микробиоты через 3 дня, 1 и 3 месяца и 1 год life показал более высокое содержание Enterobacteriaceae и Clostridium perfringens у детей, у которых развилась экзема в первые 2 года жизни, тогда как более низкое содержание Bifidobacterium наблюдалось у тех, у кого экзема развилась в 5-летнем возрасте.Авторы предположили, что относительное количество селективных микробных мишеней может способствовать последующему развитию экземы в детстве. Исследования также связывают микробиоту кишечника с развитием СД1 (77). Например, метагеномный анализ показал, что доля Bacteroidetes была увеличена у детей с СД1, тогда как доля Firmicutes была увеличена у нормальных здоровых детей (78). И наоборот, относительная доля Bacteroidetes снижается у людей с ожирением по сравнению с худыми людьми, в то время как доля Firmicutes увеличивается у людей с ожирением (78).Кроме того, колонизация клостридиями в возрасте 5 и 13 недель связана с повышенным риском развития атопического дерматита в последующие 6 месяцев жизни (47). Грудное вскармливание и искусственное вскармливание играют важную роль в определении начальной микробной колонизации, и предыдущий метаанализ показал, что дети, находящиеся на грудном вскармливании, имеют более низкий риск избыточного веса по сравнению с детьми, находящимися на искусственном вскармливании, и что продолжительность грудного вскармливания обратно пропорциональна и линейно связана с риском избыточного веса (94).

Общеизвестно, что использование антибиотиков изменяет микробиоту кишечника. Мета-анализ использования антибиотиков у младенцев показал, что хрипы и астма были связаны с применением антибиотиков (16). Кроме того, высокопроизводительное секвенирование выявило неполное краткосрочное восстановление микробиоты кишечника младенцев после парентерального лечения антибиотиками ампициллином и гентамицином (95). Использование антибиотиков в этом контексте было связано с развитием ВЗК, и текущие исследования показали, что дети с ВЗК с большей вероятностью получали антибиотики в первый год жизни по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы (35), что позволяет предположить, что микробный дисбиоз Связанное с ранним воздействием антибиотиков на новорожденных может быть фактором предрасположенности к ВЗК, включая другие болезненные состояния, такие как хрипы и астма.В таблице 2 представлена ​​сводная информация о факторах, влияющих на микробиоту кишечника, и их влиянии на новорожденных, младенцев и детей, как обсуждается в этом обзоре.

Таблица 2 . Факторы, влияющие на колонизацию кишечной микробиоты новорожденных, младенцев и детей, специфический микробный эффект и связанные с этим состояния здоровья .

Модификации микробиоты раннего детства

Можно использовать несколько методов, чтобы попытаться изменить нарушенную микробиоту кишечника, и многие из них были задействованы в улучшении микробиоты кишечника в раннем детстве.Однако подробное обсуждение методов, используемых для изменения микробиоты кишечника, выходит за рамки этого обзора, и включены только краткие сведения о пробиотиках. Согласно определению Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций / Всемирной организации здравоохранения, пробиотики — это живые микроорганизмы, которые при введении в адекватных количествах приносят пользу для здоровья хозяину. В настоящее время основное внимание уделяется механизмам, с помощью которых пробиотики оказывают благоприятное воздействие на хозяина, хотя это может варьироваться в зависимости от вида или штамма.В этом случае у младенцев, которых кормили смесью Lactobacillus acidophilus и Bifidobacterium infantis , а также другими пробиотиками, было меньше случаев НЭК и снижен уровень смертности по сравнению с контролем (96), что поддерживало использование пробиотиков у недоношенных детей. чтобы предотвратить NEC. Хотя было проведено ограниченное исследование использования пробиотиков при NEC, пробиотики кажутся многообещающими для использования в качестве стратегии профилактики NEC; Абрахамссон и его коллеги (97) утверждают, что настало время для подтверждающих испытаний по профилактике пробиотиков NEC у младенцев с крайне низкой массой тела при рождении в Северной Америке.С другой стороны, «гигиеническая гипотеза» предполагает, что отсутствие воздействия микробных стимулов в раннем детстве является основным фактором, участвующим в развитии аллергических реакций и иммунных расстройств (89, 98), и, следовательно, обеспечивает обоснование для использование пробиотиков для изменения микробиоты кишечника, чтобы сформировать иммунный ответ хозяина, особенно в младенчестве. В этом случае исследования предоставили доказательства положительного эффекта различных пробиотиков при первичной профилактике и лечении аллергических заболеваний (атопической экземы, аллергического ринита) (99, 100).Для дальнейшего чтения об использовании пробиотиков при аллергических заболеваниях читатель может обратиться к другим подробным обзорным статьям (99–102).

Резюме и заключение

Характеристики унаследованного микробиома, вероятно, очень важны для понимания здоровья потомства, поскольку недавние исследования показывают, что аберрантные метаболические фенотипы могут быть напрямую связаны с кишечными бактериальными сообществами. Здесь мы суммировали некоторые из текущих взаимодействий и ассоциаций по воздействиям в раннем возрасте, которые могут повлиять на развитие и колонизацию кишечной микробиоты у младенцев, и болезненным состояниям, которые могут возникнуть из-за природы колонизации.Некоторые исследования уже продемонстрировали прогностическую силу микробиоты при кишечных заболеваниях, в то время как другие действительно проводили исследования и неизменно сообщали об аналогичных результатах, хотя существуют расхождения. В целом сокращение общего бактериального разнообразия, уменьшение количества комменсальных бактерий и увеличение количества потенциально патогенных бактерий были связаны с иммунными нарушениями, а в некоторых ситуациях определенные бактерии участвовали в развитии аллергических реакций. как в моделях на животных, так и в исследованиях на людях.С другой стороны, важность микробиома желудочно-кишечного тракта в определении иммунной среды была продемонстрирована в ряде исследований, указывающих на то, что стратегии управления членством и функцией кишечного микробиома могут иметь далеко идущие последствия для улучшения здоровья. Таким образом, это показывает, что колонизация определенной подгруппой микробиоты может быть угрозой или благом для здоровья младенца в детстве и / или во взрослом возрасте. Следовательно, будущие исследования должны быть сосредоточены на способах стимулирования и / или поддержания колонизации полезными бактериями у младенцев, которые подвергаются компромиссным ситуациям, которые стимулируют колонизацию потенциально патогенными филотипами.Было высказано предположение, что пребиотики и / или пробиотики имеют многообещающее влияние на профилактику и лечение некоторых связанных с иммунитетом заболеваний путем модуляции микробиоты кишечника и регулирования иммунной функции слизистой оболочки хозяина; однако их эффективность непоследовательна, и требуются дальнейшие исследования и изучение других методов лечения.

Вопрос о том, вызывает ли заболевание измененный микробиом или заболевание влияет на микробиом, остается предметом споров. Однако в отношении новорожденных можно утверждать, что первые колонизаторы играют важную роль в развитии болезни, потому что, если это не так, то почему некоторые расстройства / болезненные состояния чаще встречаются у младенцев, рожденных путем кесарева сечения, по сравнению с естественные роды? Или почему у детей, вскармливаемых смесью, чаще возникают метаболические нарушения, чем у детей, вскармливаемых грудью? Другие вопросы включают в себя: почему большинство потенциально известных патогенных микробов обнаруживается у детей, подвергшихся воздействию антибиотиков, рожденных путем кесарева сечения или выросших в высоких гигиенических условиях, в то время как среди их сверстников есть более известные полезные микробы? В поддержку нашего аргумента сообщалось о различиях в составе кишечной микробиоты между младенцами, живущими в странах с высокой и низкой распространенностью аллергии, а также между здоровыми и аллергическими младенцами даже в очень раннем возрасте до развития каких-либо клинических симптомов. болезнь (76), предполагая роль микробиоты кишечника в развитии болезненных состояний.Эта тема все еще остается открытой для обсуждения, и ответы на поставленные выше вопросы прольют больше света на эту дискуссию; будущие исследования должны включать расширенный анализ микробиоты, подробные оценки питания и продольные измерения болезненных состояний в детстве.

Мета-анализ подтвердил связь между некоторыми болезненными состояниями с кесаревым сечением, искусственным вскармливанием и применением антибиотиков у младенцев. Однако эти условия могут быть результатом воздействия различий или изменений, уже наблюдаемых в микробиоте кишечника, или они могут быть результатом других мешающих факторов.Подходы передовой молекулярной микробиологии, включая функциональный метагеномный анализ, могут пролить больше света на факторы, влияющие на микробную колонизацию младенцев, и расширить наши знания о видах бактерий, которые потенциально нежелательны или действительно полезны, и которые могут рассматриваться как потенциальные пробиотики для разработки новых смесей с целью более тщательного изучения. подражать моделям природы. Следовательно, будущие исследования должны быть сосредоточены на функциональной характеристике кишечной микробиоты детей с целью выявления некоторых метаболических путей и процессов, которые могут быть нацелены на изменение полезной микробиоты, и, следовательно, помочь в управлении болезненными состояниями, связанными с измененная микробиота кишечника или колонизация потенциальными патогенами.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Цинь Дж., Ли Р., Раес Дж., Арумугам М., Бургдорф К.С., Маничан С. и др. Каталог микробных генов кишечника человека, созданный путем метагеномного секвенирования. Nature (2010) 464 : 59–65.DOI: 10.1038 / nature08821

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

4. Молодой В.Б. Микробиота кишечника в здоровье и болезни. Curr Opin Gastroenterol (2012) 28 : 63–9. DOI: 10.1097 / MOG.0b013e32834d61e9

CrossRef Полный текст

8. Проект «Микробиом человека» C. Рамки исследования микробиома человека. Nature (2012) 486 : 215–21. DOI: 10.1038 / природа11209

CrossRef Полный текст

9. Суау А., Боннет Р., Сутрен М., Гордон Дж. Дж., Гибсон Г. Р., Коллинз М. Д. и др. Прямой анализ генов, кодирующих 16S рРНК из сложных сообществ, позволяет выявить множество новых молекулярных видов в кишечнике человека. Appl Environ Microbiol (1999) 65 : 4799–807.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

11.Тернбо П.Дж., Лей Р.Э., Хамади М., Фрейзер-Лиггетт С., Найт Р., Гордон Д.И. Проект микробиома человека. Nature (2007) 449 : 804–10. DOI: 10.1038 / nature06244

CrossRef Полный текст

12. Арумугам М., Раес Дж., Пеллетье Э., Ле Пелье Д., Ямада Т., Менде Д. и др. Энтеротипы микробиома кишечника человека. Nature (2011) 473 : 174–80. DOI: 10.1038 / nature09944

CrossRef Полный текст

13.Vanhoutte T, Huys G, Brandt E, Swings J. Анализ временной стабильности микробиоты в человеческих фекалиях путем денатурирующего градиентного гель-электрофореза с использованием универсальных и группоспецифичных праймеров для гена 16S рРНК. FEMS Microbiol Ecol (2004) 48 : 437–46. DOI: 10.1016 / j.femsec.2004.03.001

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

14. Де Ла Кошетьер М.Ф., Дюран Т., Лепаж П., Буррей А., Галмиш Дж. П., Дор Дж.Устойчивость доминирующей микробиоты фекалий человека при кратковременном введении антибиотиков. J Clin Microbiol (2005) 43 : 5588–92. DOI: 10.1128 / JCM.43.11.5588-5592.2005

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

16. Пендерс Дж., Куммелинг И., Тиджс С. Использование антибиотиков младенцами, хрипы и риск астмы: систематический обзор и метаанализ. Eur Respir J (2011) 38 : 295–302.DOI: 10.1183 / 036.00105010

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

17. Thavagnaman S, Fleming J, Bromley A, Shields MD, Cardwell CR. Метаанализ связи между кесаревым сечением и детской астмой. Clin Exp Allergy (2008) 38 : 629–33. DOI: 10.1111 / j.1365-2222.2007.02780.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

18.Хименес Э., Марин М.Л., Мартин Р., Одриозола Дж. М., Оливарес М., Хаус Дж. И др. Действительно ли меконий от здоровых новорожденных бесплоден? Res Microbiol (2008) 159 : 187–93. DOI: 10.1016 / j.resmic.2007.12.007

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

19. Хименес Э., Фернандес Л., Марин М., Мартин Р., Одриозола Дж. М., Нуэно-Палоп С. и др. Выделение комменсальных бактерий из пуповинной крови здоровых новорожденных, рожденных путем кесарева сечения. Curr Microbiol (2005) 51 : 270–4. DOI: 10.1007 / s00284-005-0020-3

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

20. ДиДжиулио Д. Б., Ромеро Р., Амоган Х. П., Кусанович Дж. П., Бик Е. М., Готч Ф. и др. Распространенность, разнообразие и изобилие микробов в околоплодных водах во время преждевременных родов: молекулярное исследование и исследование на основе культуры. PLoS One (2008) 3 : e3056. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0003056

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

21. Пендерс Дж., Тиджс С., Винк С., Стелма Ф.Ф., Куммелинг И.С., Ван ден Брандт П.А. и др. Факторы, влияющие на состав кишечной микробиоты в раннем детстве. Педиатрия (2006) 118 : 511–21. DOI: 10.1542 / педс.2005-2824

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

22.Маки Р.И., Сгир А., Гаскинс Х.Р. Микробная экология развития желудочно-кишечного тракта новорожденных. Am J Clin Nutr (1999) 69 : S1035–45.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

23. Сатокари Р., Гронроос Т., Лайтинен К., Салминен С., Изолаури Э. ДНК Bifidobacterium и Lactobacillus в плаценте человека. Lett Appl Microbiol (2009) 48 : 8–12. DOI: 10.1111 / j.1472-765X.2008.02475.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

25. Мадан Дж. К., Салари Р. К., Саксена Д., Дэвидсон Л., О’Тул Г. А., Мур Дж. Х. и др. Колонизация кишечных микробов у недоношенных новорожденных прогнозирует неонатальный сепсис. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed (2012) 97 : F456–62. DOI: 10.1136 / fetalneonatal-2011-301373

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

26.Бейли М.Т., Любач Г.Р., Коу CL. Пренатальный стресс изменяет бактериальную колонизацию кишечника у детенышей обезьян. J Pediatr Gastroenterol Nutr (2004) 38 : 414–21. DOI: 10.1097 / 00005176-200404000-00009

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

27. Лахтинен С.Дж., Бойл Р.Дж., Кививуори С., Оппедисано Ф., Смит К.Р., Робинс-Браун Р. и др. Пренатальное введение пробиотиков может влиять на развитие микробиоты Bifidobacterium у младенцев с высоким риском аллергии. J Allergy Clin Immunol (2009) 123 : 499–501. DOI: 10.1016 / j.jaci.2008.11.034

CrossRef Полный текст

28. Faa G, Gerosa C, Fanni D, Nemolato S, van Eyken P, Fanos V. Факторы, влияющие на развитие индивидуальной микробиоты у новорожденного, с особым упором на терапию антибиотиками. J Matern Fetal Neonatal Med (2013) 26 (S2): 35–43. DOI: 10.3109 / 14767058.2013.829700

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

29.Вестербик Е.А., ван ден Берг А., Лафебер Х.Н., Кнол Дж., Феттер В.П., ван Элбург Р.М. Бактериальная колонизация кишечника у недоношенных детей: обзор литературы. Clin Nutr (2006) 25 : 361–8. DOI: 10.1016 / j.clnu.2006.03.002

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

30. Дросте Дж. Х., Виринга М. Х., Вейлер Дж. Дж., Нелен В. Дж., Вермейр П. А., Ван Бевер ХП. Повышает ли использование антибиотиков в раннем детстве риск астмы и аллергических заболеваний? Clin Exp Allergy (2000) 30 : 1548–53.DOI: 10.1046 / j.1365-2222.2000.00939.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

31. Метсала Дж., Лундквист А., Вирта Л. Дж., Кайла М., Гисслер М., Виртанен С. М.. Использование антибиотиков матерью и детьми и аллергия на коровье молоко у младенцев. Эпидемиология (2013) 24 : 303–9. DOI: 10.1097 / EDE.0b013e31827f520f

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

32.Рассел С.Л., Голд М.Дж., Хартманн М., Виллинг Б.П., Тосон Л., Влодарска М. и др. Изменения микробиоты в раннем возрасте, вызванные приемом антибиотиков, повышают восприимчивость к аллергической астме. EMBO Rep (2012) 13 : 440–7. DOI: 10.1038 / embor.2012.32

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

33. Стенсбалле Л.Г., Симонсен Дж., Йенсен С.М., Боннеликке К., Бисгаард Х. Использование антибиотиков во время беременности увеличивает риск астмы в раннем детстве. J Pediatr (2013) 162 : 832–8. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2012.09.049

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

34. Вильярреал А. А., Абергер Ф. Дж., Бенруд Р., Гундрам Дж. Д.. Применение антибиотиков широкого спектра действия и развитие синдрома раздраженного кишечника. WMJ (2012) 111 : 17–20.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

35.Шоу С.Ю., Бланшар Дж. Ф., Бернштейн С. Н.. Связь между применением антибиотиков на первом году жизни и воспалительным заболеванием кишечника у детей. Am J Gastroenterol (2010) 105 : 2687–92. DOI: 10.1038 / ajg.2010.398

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

36. Робертс С.Е., Уоттон С.Дж., Уильямс Дж.Г., Гриффит М., Голдакр М.Дж. Факторы риска воспалительных заболеваний кишечника в перинатальном и раннем периоде жизни. World J Gastroenterol (2011) 17 : 743–9. DOI: 10.3748 / wjg.v17.i6.743

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

37. Hviid A, Svanstrom H, Frisch M. Использование антибиотиков и воспалительные заболевания кишечника в детстве. Кишечник (2011) 60 : 49–54. DOI: 10.1136 / gut.2010.219683

CrossRef Полный текст

38. Бидерманн Л., Цейтц Дж., Мвиньи Дж., Саттер-Миндер Э., Рехман А., Отт С.Дж. и др.Отказ от курения вызывает глубокие изменения в составе кишечной микробиоты человека. PLoS One (2013) 8 : e59260. DOI: 10.1371 / journal.pone.0059260

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

39. Саката Х., Йошиока Х., Фудзита К. Развитие кишечной флоры у младенцев с очень низкой массой тела при рождении по сравнению с нормальными доношенными новорожденными. Eur J Pediatr (1985) 144 : 186–90.DOI: 10.1007 / BF00451911

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

40. Геволб И.Х., Швальбе Р.С., Тасиак В.Л., Харрисон Т.С., Паниграхи П. Микрофлора стула у младенцев с крайне низкой массой тела при рождении. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed (1999) 80 : F167–73. DOI: 10.1136 / fn.80.3.F167

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

41.Butel MJ, Suau A, Campeotto F, Magne F, Aires J, Ferraris L и др. Условия колонизации Bifidobacterial у недоношенных детей: проспективный анализ. J Pediatr Gastroenterol Nutr (2007) 44 : 577–82. DOI: 10.1097 / MPG.0b013e3180406b20

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

42. Azad MB, Konya T., Maughan H, Guttman DS, Field CJ, Chari RS, et al. Микробиота кишечника здоровых канадских младенцев: профили в зависимости от способа родов и питания младенцев в 4 месяца. CMAJ (2013) 185 : 385–94. DOI: 10.1503 / cmaj.121189

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

43. Matamoro S, Gras-Leguen C, Le Vacon F, Potel G, de La Cochetiere MF. Развитие кишечной микробиоты у младенцев и его влияние на здоровье. Trends Microbiol (2013) 21 : 167–73. DOI: 10.1016 / j.tim.2012.12.001

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

44.Биасуччи Г., Бененати Б., Морелли Л., Бесси Э., Бём Г. Кесарево сечение может повлиять на раннее биоразнообразие кишечных бактерий. J Nutr (2008) 138 : 1796S – 800S.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

46. ​​Jakobsson HE, Abrahamsson TR, Jenmalm MC, Harris K, Quince C., Jernberg C, et al. Снижение разнообразия кишечной микробиоты, задержка колонизации Bacteroidetes и снижение ответа Th2 у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения. Кишечник (2014) 63 : 559–66. DOI: 10.1136 / gutjnl-2012-303249

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

47. Penders J, Gerhold K, Stobberingh EE, Thijs C., Zimmermann K, Lau S, et al. Установление кишечной микробиоты и ее роль в развитии атопического дерматита в раннем детстве. J Allergy Clin Immunol (2013) 132 : 601–7. DOI: 10.1016 / j.jaci.2013.05.043

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

48.Khafipour E, Ghia JE. Способ доставки и воспалительные расстройства. J Immunol Clin Res (2013) 1 : 1004.

49. Домингес-Белло М.Г., Блазер М.Дж., Лей Р.Е., Найт Р. Развитие микробиоты желудочно-кишечного тракта человека и выводы из высокопроизводительного секвенирования. Гастроэнтерология (2011) 140 : 1713–9. DOI: 10.1053 / j.gastro.2011.02.011

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

50.Домингес-Белло М.Г., Костелло Е.К., Контрерас М., Магрис М., Идальго Г., Фирер Н. и др. Способ доставки формирует приобретение и структуру исходной микробиоты в различных средах обитания новорожденных. Proc Natl Acad Sci U S A (2010) 107 : 11971–5. DOI: 10.1073 / pnas.1002601107

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

51. Cardwell CR, Stene LC, Joner G, Cinek O, Syenson J, Goldacre MJ, et al.Кесарево сечение связано с повышенным риском развития сахарного диабета 1 типа в детстве: метаанализ обсервационных исследований. Diabetologia (2008) 51 : 726–35. DOI: 10.1007 / s00125-008-0941-z

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

52. Валлес Ю., Артачо А., Паскуаль-Гарсия А., Феррус М.Л., Госальбес М.Дж., Абеллан Дж.Дж. Последовательность микробов в кишечнике: направленные тенденции таксономических и функциональных изменений в когорте новорожденных испанских младенцев. PLoS Genet (2014) 10 : e1004406. DOI: 10.1371 / journal.pgen.1004406

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

53. Koening JE, Spor A, Scalfone NA, Stombaugh J, Knight R, Angenent LT и др. Последовательность микробных консорциумов в развивающемся микробиоме кишечника младенца. Proc Natl Acad Sci U S A (2011) 108 : 4578–85. DOI: 10.1073 / pnas.1000081107

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

54.Старк П.Л., Ли А. Микробная экология толстой кишки грудных детей и младенцев, вскармливаемых смесью в течение первого года. J Med Microbiol (1982) 15 : 189–203. DOI: 10.1099 / 00222615-15-2-189

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

56. Donnet-Hughes A, Perez PF, Dore J, Leclerc M, Levenez F, Benyacoub J, et al. Возможная роль кишечной микробиоты матери в иммунном образовании новорожденных. Proc Nutr Soc (2010) 69 : 407–15. DOI: 10.1017 / S0029665110001898

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

57. Хант К.М., Фостер Дж. А., Форми Л. Дж., Шютте У. М., Бек Д. Л., Абдо З. и др. Характеристика разнообразия и временной стабильности бактериальных сообществ грудного молока. PLoS One (2011) 6 : e21313. DOI: 10.1371 / journal.pone.0021313

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

58.Jost T, Lacroix C, Braegger C, Chassard C. Оценка бактериального разнообразия в грудном молоке с использованием культурально-зависимых и независимых от культуры подходов. Br J Nutr (2013) 110 : 1253–62. DOI: 10.1017 / S0007114513000597

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

59. Jost T, Lacroix C, Braegger CP, Rochat F, Chassard C. Вертикальный перенос кишечных бактерий от матери к новорожденному через грудное вскармливание. Environ Microbiol (2013) 3 (3): 203–20. DOI: 10.1111 / 1462-2920.12238

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

61. Живкович AM, Герман JB, Lebrilla CB, Mills DA. Гликобиом грудного молока и его влияние на микробиоту желудочно-кишечного тракта младенцев. Proc Nat Acad Sci U S A (2011) 108 : 4653–8. DOI: 10.1073 / pnas.1000083107

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

62.Penders J, Thijs C, van den Brandt PA, Kummeling I, Snijders B, Stelma F. Состав кишечной микробиоты и развитие атопических проявлений в младенчестве: когортное исследование KOALA. Кишечник (2007) 56 : 661–7. DOI: 10.1136 / gut.2006.100164

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

63. Безирцоглоу Э., Циоцлас А., Вейлинг Г.В. Профиль микробиоты в кале новорожденных, находящихся на грудном вскармливании и на искусственном вскармливании, с использованием флуоресцентной гибридизации in situ (FISH). Анаэроб (2011) 17 (6): 478–82. DOI: 10.1016 / j.anaerobe.2011.03.009

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

64. Де Филиппо К., Кавальери Д., Ди Паола М., Рамазоти М., Пулле Дж. Б., Массарт С. и др. Влияние диеты на формирование микробиоты кишечника выявлено в сравнительном исследовании детей из Европы и сельских районов Африки. Proc Nat Acad Sci U S A (2010) 107 : 14691–6. DOI: 10.1073 / пнас.1005963107

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

65. Яцуненко Т., Рей Ф. Э., Манари М. Дж., Трехан И., Домингес-Белло М. Г., Контрерас М. и др. Микробиом кишечника человека в зависимости от возраста и географии. Nature (2012) 486 : 222–7. DOI: 10.1038 / nature11053

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

66.Малдер И.Е., Шмидт Б., Стокс С.Р., Льюис М., Бейли М., Аминой Р.И. и др. Бактерии, приобретенные в окружающей среде, влияют на микробное разнообразие и естественные врожденные иммунные реакции на поверхности кишечника. BMC Biol (2009) 7 : 79. DOI: 10.1186 / 1741-7007-7-79

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

67. Вайшампаян П.А., Кул Дж.В., Фрула Дж.Л., Морган Дж.Л., Охман Х., Францино М.П. Сравнительная метагеномика и популяционная динамика микробиоты кишечника матери и ребенка. Genome Biol Evol (2010) 2 : 53–66. DOI: 10.1093 / GBE / evp057

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

68. Гронлунд М.М., Гжесковяк Л., Изолаури Э., Салминен С. Влияние кишечной микробиоты матери на колонизацию кишечника у младенца. Кишечные микробы (2011) 2 : 227–33. DOI: 10.4161 / gmic.2.4.16799

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

69.Ege MJ, Mayer M, Normand AC, Genuneit J, Cookson WO, Braun-Fahrlander C и др. Воздействие микроорганизмов окружающей среды и детская астма. N Engl J Med (2011) 364 : 701–9. DOI: 10.1056 / NEJMoa1007302

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

70. Sjögren YM, Jenmalm MC, Böttcher MF, Björkstén B, Sverremark-Ekström E. Измененная микробиота кишечника в раннем возрасте у детей, у которых развивается аллергия до 5 лет. Clin Exp Allergy (2009) 39 : 518–26. DOI: 10.1111 / j.1365-2222.2008.03156.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

71. Хански И., фон Герцен Л., Фирквист Н., Коскинен К., Торппа К., Лаатикайнен Т. и др. Биоразнообразие окружающей среды, микробиота человека и аллергия взаимосвязаны. Proc Natl Acad Sci U S A (2012) 109 : 8334–9. DOI: 10.1073 / pnas.1205624109

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

72.Шериф Эй Джей. Уровни гигиены в современной когорте населения связаны с хрипом и атопической экземой у детей дошкольного возраста. Arch Dis Child (2002) 87 : 26–9. DOI: 10.1136 / adc.87.1.26

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

73. Hesselmar B, Sjöberg F, Saalman R, Åberg N, Adlerberth I, Wold AE. Практика очистки соски и риск развития аллергии. Педиатрия (2013) 131 : e1829–37.DOI: 10.1542 / peds.2012-3345

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

75. Бенн С.С., Мельбай М., Вольфарт Дж., Бьёркстен Б., Оби П. Когортное исследование влияния братьев и сестер, инфекционных заболеваний и риска атопического дерматита в течение первых 18 месяцев жизни. Br Med J (2004) 328 : 1223–30. DOI: 10.1136 / bmj.38069.512245.FE

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

76.Бьоркстен Б. Гипотеза гигиены: верим ли мы в нее? Nestle Nutr Workshop Ser Pediatr Program (2009) 64 : 11–22; обсуждение 18–22. DOI: 10.1159 / 000235780

CrossRef Полный текст

79. Lundell AC, Björnsson V, Ljung A, Ceder M, Johansen S, Lindhagen G, et al. Дифференциация памяти младенческих В-клеток и ранняя бактериальная колонизация кишечника. J Immunol (2012) 188 : 4315–22.DOI: 10.4049 / jimmunol.1103223

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

80. Бах JF. Влияние инфекций на предрасположенность к аутоиммунным и аллергическим заболеваниям. N Engl J Med (2002) 347 : 911–20. DOI: 10.1056 / NEJMra020100

CrossRef Полный текст

81. Bisgaard H, Li N, Bonnelykke K, Chawes BL, Skov T., Paludan-Muller G, et al.Уменьшение разнообразия кишечной микробиоты в младенчестве связано с повышенным риском аллергических заболеваний в школьном возрасте. J Allergy Clin Immunol (2011) 128 : 646–52. DOI: 10.1016 / j.jaci.2011.04.060

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

82. Абрахамссон Т.Р., Якобссон Х.Э., Андерссон А.Ф., Бьёркстен Б., Энгстранд Л., Дженмальм М.С. Низкое разнообразие кишечной микробиоты у младенцев с атопической экземой. J Allergy Clin Immunol (2012) 129 : 434–40. DOI: 10.1016 / j.jaci.2011.10.025

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

83. Abrahamsson TR, Jakobsson HE, Andersson AF, Björkstén B., Engstrand L., Jenmalm MC. Низкое разнообразие кишечной микробиоты в раннем младенчестве предшествует астме в школьном возрасте. Clin Exp Allergy (2014) 44 : 842–50. DOI: 10.1111 / CEA.12253

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

84.Иоффе TH, Симпсон Н.А. Кесарево сечение и риск астмы. Роль внутриродовых антибиотиков: что-то не так? Дж. Педиатр (2009) 154 : 154. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2008.08.039

CrossRef Полный текст

85. Johnson CC, Ownby DR, Alford SH, Havstad SL, Williams L, Zoratti EM, et al. Воздействие антибиотиков в раннем младенчестве и риск детской атопии. J Allergy Clin Immunol (2005) 115 : 1218–24.DOI: 10.1016 / j.jaci.2005.04.020

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

88. Hällström M, Eerola E, Vuento R, Janas M, Tammela O. Влияние способа родоразрешения и некротизирующего энтероколита на микрофлору кишечника у недоношенных детей. Eur J Clin Microbiol Infect Dis (2004) 23 : 463–70. DOI: 10.1007 / s10096-004-1146-0

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

89.Страчан Д. Сенная лихорадка, гигиена и размер домашнего хозяйства. Br Med J (1989) 299 : 1259–66. DOI: 10.1136 / bmj.299.6710.1259

CrossRef Полный текст

90. Ownby DR, Johnson CC, Peterson EL. Контакт с собаками и кошками в первый год жизни и риск аллергической сенсибилизации в возрасте от 6 до 7 лет. JAMA (2002) 288 : 963–72. DOI: 10.1001 / jama.288.8.963

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

91.Fujimura KE, Demoor T, Rauch M, Faruqi AA, Jang S, Johnson CC и др. Воздействие домашней пыли способствует обогащению кишечного микробиома Lactobacillus и иммунной защите дыхательных путей от аллергенов и вирусной инфекции. Proc Natl Acad Sci U S A (2014) 111 : 805–10. DOI: 10.1073 / pnas.1310750111

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

92. Форно Э., Ондердонк А.Б., Маккракен Дж., Литонжуа А.А., Ласки Д., Делани М.Л. и др.Разнообразие кишечной микробиоты и экземы в молодом возрасте. Clin Mol Allergy (2008) 6 : 11. DOI: 10.1186 / 1476-7961-6-11

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

93. Yap GC, Loo EX, Aw M, Lu Q, Shek LP, Lee BW. Молекулярный анализ микробиоты кала младенцев в азиатской группе риска коррелирует с экземой младенцев и детей. BMC Res Notes (2014) 7 : 166. DOI: 10.1186 / 1756-0500-7-166

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

95. Fouhy F, Guinane CM, Hussey S, Wall R, Ryan CA, Dempsey EM, et al. Высокопроизводительное секвенирование показывает неполное краткосрочное восстановление микробиоты кишечника младенцев после парентерального лечения антибиотиками ампициллином и гентамицином. Противомикробные агенты Chemother (2012) 56 : 5811–20. DOI: 10.1128 / AAC.00789-12

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

96.Фухи Ф., Росс Р.П., Фицджеральд Дж., Стэнтон С., Коттер П.Д. Состав ранней кишечной микробиоты: знания, пробелы в знаниях и использование высокопроизводительного секвенирования для устранения этих пробелов. Кишечные микробы (2012) 3 (3): 203–20. DOI: 10.4161 / gmic.20169

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

97. Abrahamsson TR, Rautava S, Moore AM, Neu J, Sherman PM. Пришло время для подтверждающих испытаний пробиотиков для профилактики некротического энтероколита у новорожденных с крайне низкой массой тела при рождении в Северной Америке. J Paediatr (2014) 165 : 389–94. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2014.05.012

CrossRef Полный текст

98. Дейли Д. Эволюция гигиенической гипотезы: роль воздействия вирусов и микробов в раннем возрасте и их связь с астмой и аллергическими заболеваниями. Curr Opin Allergy Clin Immunol (2014) 14 (5): 390–6. DOI: 10.1097 / ACI.0000000000000101

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

99.Каллиомяки М., Антуан Дж.М., Герц У., Райкерс Т.Г., Уэллс Дж. М., Мерсенье А. Руководство по обоснованию доказательств положительного воздействия пробиотиков: профилактика и лечение аллергических заболеваний с помощью пробиотиков. J Nutr (2010) 140 : 713S – 21S. DOI: 10.3945 / jn.109.113761

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

102. Исмаил И.Х., Личчарди П.В., Тан М.Л. Пробиотический эффект при аллергических заболеваниях. J Paediatr Child Health (2013) 49 : 709–15. DOI: 10.1111 / jpc.12175

CrossRef Полный текст

Дисбиоз и дисфункция кишечного барьера при врожденном пороке сердца у детей обостряются после искусственного кровообращения

https://doi.org/10.1016/j.jacbts.2020.12.012Получить права и контент

Основные моменты

связь между врожденным пороком сердца и кишечным микробиомом и его влияние на системное воспаление.

На сегодняшний день ни одно исследование не оценивало микробиом при врожденных пороках сердца и последствиях искусственного кровообращения.

У пациентов с врожденным пороком сердца наблюдается значительный дисбактериоз, который усугубляется после искусственного кровообращения.

Искусственное кровообращение вызывает дисфункцию кишечного барьера, которая не наблюдалась при контрольных операциях.

Эти данные улучшают наше понимание дисбактериоза кишечника, дисфункции кишечного барьера, кишечных воспалительных эйкозаноидов и их взаимодействия с искусственным кровообращением.

Резюме

Нет данных по оценке микробиома при врожденном пороке сердца после искусственного кровообращения. Авторы оценивали пациентов с врожденным пороком сердца, перенесших искусственное кровообращение, и некардиальных пациентов, перенесших операцию без обходного анастомоза. Пациенты с врожденным пороком сердца имели различия в исходном микробиоме по сравнению с контрольными субъектами, и это усугублялось после операции с шунтированием. Маркеры барьерной дисфункции были сходными для обеих групп на исходном уровне, и операция с обходным анастомозом вызвала значительную дисфункцию кишечного барьера по сравнению с контрольными субъектами.Это исследование предлагает новые доказательства изменений микробиома при врожденных пороках сердца и обострениях наряду с дисфункцией кишечного барьера после искусственного кровообращения.

Ключевые слова

бактериальные взаимодействия

сердечно-сосудистые заболевания

кишечная бактериальная микрофлора

барьерная функция кишечника

микробиология кишечника

Аббревиатуры и сокращения

ANOVA

сердечно-сосудистые заболевания

9000

CHD-анализ 9000 9000 сердечно-сосудистых заболеваний 9000

дисфункция эпителиального барьера

FABP2

белок, связывающий жирные кислоты 2

LCOS

синдром низкого сердечного выброса

OTU

операционная таксономическая единица

рРНК

рибосомальная рибонуклеиновая кислота

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

© Авторы.Опубликовано Elsevier от имени Фонда Американского колледжа кардиологов.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Раннее происхождение астмы. Роль микробного дисбактериоза и метаболической дисфункции

Недавно были получены важные доказательства, подтверждающие не только ту важную роль, которую события в раннем периоде жизни и их воздействие играют в возникновении астмы, но также и корни устойчивых форм астмы в детстве, которые могут привести к необратимому дефициту функции легких. (1).В двух недавних обзорах (2, 3) представлены основные данные, доступные до 2013 года, которые подтверждают эти утверждения. Наша цель здесь — обобщить более свежие результаты, которые дают новые подсказки относительно факторов, связанных с возникновением различных форм астмы в течение периода взросления. Наше основное внимание будет сосредоточено на двух основных факторах, влияющих на возникновение астмы в раннем возрасте: микробный дисбиоз и метаболическая дисфункция (концептуализированные как микробные и метаболические пути на Рисунке 1).

Астма, ожирение и метаболический путь

Раздел:

ВыбратьВверх страницы Астма и микробная среда…Астма и микрофон дыхательных путей … Астма и кишечные микробы … Пробиотики, пребиотики, … Астма, ожирение и … << Соединяя точки: Шар ... Выводы Ссылки ЦИТИРОВАНИЕ СТАТЬИ

The Association Между избыточным весом и ожирением и распространенностью астмы в настоящее время твердо установлено (44), оно связано с различными профилями респираторного метаболизма (45) и не может быть полностью объяснено недостатком физической формы или смешанным социально-экономическим статусом. Недавнее исследование реакции Т-хелперов на различные стимулы показало, что у тучных детей с астмой (с большим количеством представителей этнических меньшинств) не наблюдается преобладания фенотипа 2 типа, наблюдаемого у пациентов с астмой, не страдающих ожирением (46), и это может объясняют их невнятный клинический ответ на ингаляционные кортикостероиды (47).Более того, транскриптомные исследования CD4 + Т-клеток у детей с ожирением и астмой показали, что путь CDC42 играет центральную роль в поляризации Th2 и в дефиците функции легких, наблюдаемом у этих детей, но не у детей с нормальным весом, страдающих астмой (48). Однако детская астма, связанная с ожирением, кажется неоднородной: недавно была описана тяжелая форма аллергической эозинофильной астмы 2 типа (49). Не исключено, что у пациентов с заболеванием 2 типа астма сама может вызвать ожирение (50).

В продольном исследовании репрезентативной когорты населения США приняли участие 7 738 детей, посещающих детский сад, и в течение следующих 9 лет неоднократно оценивали вес и рост (51). Самым надежным предиктором частоты ожирения во время последующего наблюдения был статус избыточного веса на момент включения в исследование: 75% детей, которые стали ожирением в возрасте от 5 до 14 лет, имели индекс массы тела выше 70-го перцентиля на исходном уровне. Если большинство случаев детского ожирения берет свое начало в дошкольном возрасте, можно предположить, что связь астмы и ожирения также может быть установлена ​​в раннем возрасте.Исследование более 12000 детей в Европе (52) выявило три профиля скрытого роста индекса массы тела в течение первых 6 лет жизни: нормальный, устойчивый ускоренный рост и ускоренный рост в первые 2 года жизни с последующей нормализацией. Дети, отнесенные к последнему профилю, показали повышенный риск астмы к возрасту 6 лет по сравнению с детьми с нормальным ростом. В другом европейском исследовании, в котором участвовали 147 000 детей, более высокая прибавка в весе у младенцев была связана с более высоким риском хрипов в дошкольном возрасте и астмы школьного возраста (53).Точно так же гиперреактивность бронхов в возрасте 8 и 15 лет была более распространена среди субъектов с более быстрым набором веса в раннем возрасте. Интересно, что более высокая прибавка в весе в раннем детстве была связана с более высокими значениями ОФВ 1 и ФЖЕЛ. В Детском респираторном исследовании Tucson мы также обнаружили, что быстрый рост веса в возрасте от 3 до 6 лет был связан с более высоким FEV 1 и FVC в возрасте 16 и 22 лет, но только среди субъектов, у которых не было свистящего дыхания LRI в первые 3 года жизни (54).И наоборот, у детей, у которых были LRI, не было обнаружено связи между скоростью роста и последующей функцией легких, что позволяет предположить, что быстрое увеличение веса может взаимодействовать с LRI хрипами, влияя на рост функции легких и, возможно, на риск астмы.

Астма, связанная с ожирением, возникшая в детском возрасте, может характеризоваться повышенной тяжестью заболевания и постоянством. В американской программе исследований тяжелой астмы у тучных субъектов с началом астмы до 12 лет была более высокая обструкция дыхательных путей и гиперчувствительность бронхов, а также более высокая вероятность когда-либо иметь более двух стероидных сокращений в год или поступлений в ОИТ по поводу астмы в предыдущие годы, чем у тучных субъектов с астма с поздним началом (55).В исследовании органов дыхания Tucson Children’s Respiratory Study среди детей, страдающих астмой, мы также обнаружили, что ожирение почти в девять раз увеличивает риск стойкого заболевания после начала полового созревания (56).

В совокупности эти исследования показывают, что как быстрое увеличение веса в раннем детстве, так и астма, связанная с ожирением, могут иметь общие генетические и связанные с развитием причины. В этой связи представляют интерес отчеты у детей (57) и взрослых (58), указывающие, что инсулинорезистентность связана с риском астмы, и экспериментальные исследования на животных моделях, предполагающие, что гиперинсулинемия может быть причинным фактором в развитии ожирения (59).Кроме того, прямое воздействие инсулина на дыхательные пути связано с гипертрофией гладких мышц, гиперреактивностью бронхов и ремоделированием легких (60). Таким образом, возможно, что пренатальные факторы и факторы раннего возраста, предрасполагающие к развитию метаболических нарушений, могут быть общей причиной астмы и ожирения.

Одним из таких факторов может быть чрезмерное увеличение веса в раннем послеродовом периоде, которое, как было показано, предрасполагает к развитию астмы к возрасту 6 лет ( см. выше), а также связано с повышенным риском инсулинорезистентности в школьные годы. (61).Материнское ожирение и чрезмерная прибавка в весе во время беременности также могут иметь значение. В датской национальной когорте новорожденных и ожирение матери, и прибавка в весе во время беременности на 20 кг или более повышали риск диагностированной врачом астмы у потомства к возрасту 7 лет (62). В исследовании Tucson Infant Immune Study у потомков матерей, находящихся в верхнем тертиле по прибавке в весе при беременности, вероятность развития астмы к 9 годам была в три раза выше (63). Кроме того, у потомства матерей с чрезмерной прибавкой в ​​весе во время беременности наблюдалось стойкое повышение фактора некроза опухоли-α (TNF-α) в супернатантах LPS-стимулированных мононуклеарных клеток периферической крови при рождении и через 3 месяца и, в свою очередь, устойчиво высокий уровень TNF-α. уровни были связаны с последующей астмой.Несмотря на обнаружение значительной неоднородности в существующих исследованиях, недавний метаанализ подтвердил значительную связь как материнского ожирения, так и прибавки в весе во время беременности с детской астмой (64). Прибавка в весе во время беременности связана с большим ожирением потомства в возрасте 6 лет в исследованиях на людях (65) и с ранними признаками метаболического синдрома у потомства в экспериментальных исследованиях на свиньях (66). Таким образом, возможно, что материнское ожирение и чрезмерная прибавка в весе во время беременности могут предрасполагать к быстрому увеличению веса, метаболическому синдрому, системному воспалению (т.е., метавоспаление) и астму у потомства. Механизмы, посредством которых метаболический синдром и метавоспаление могут предрасполагать к развитию астмы у детей, подробно рассмотрены (67, 68). Эти соображения имеют жизненно важное значение для профилактики и лечения астмы, связанной с ожирением. Если ожирение действительно является фенотипическим проявлением более комплексных метаболических изменений, которые являются основными движущими силами астмы, любое вмешательство, направленное на снижение веса без прямого воздействия на эти метаболические пути, вероятно, будет лишь частично эффективным в предотвращении или контроле этого заболевания.

1. Мелен Э., Герра С. Последние достижения в понимании развития функции легких. F1000 Res 2017; 6: 726.
2. Martinez FD. Новые взгляды на естественную историю астмы: на горизонте первичная профилактика. J Allergy Clin Immunol 2011; 128: 939–945.
3. Мартинес Ф.Д., Верчелли Д. Астма. Lancet 2013; 382: 1360–1372.
4. Глобальная инициатива по астме. Глобальная стратегия лечения и профилактики астмы, 2017 г. [доступ 5 июля 2017 г.]. Доступно по адресу: http://ginasthma.org/2017-gina-report-global-strategy-for-asthma-management-and-prevention/.
5. Barnes PJ. Иммунология астмы и хронической обструктивной болезни легких. Nat Rev Immunol 2008; 8: 183–192.
6. Робинсон Д.С., Хамид К., Инь С., Цикопулос А., Барканс Дж., Бентли А.М., и др. .Преобладающая популяция Th3-подобных бронхоальвеолярных Т-лимфоцитов при атопической астме. N Engl J Med 1992; 326: 298–304.
7. Ллойд CM, Hessel EM. Функции Т-лимфоцитов при астме: больше, чем просто Т (Н) 2-клетки. Nat Rev Immunol 2010; 10: 838–848.
8. Ball TM, Castro-Rodriguez JA, Griffith KA, Holberg CJ, Martinez FD, Wright AL. Братья и сестры, посещение детского сада и риск астмы и одышки в детстве. N Engl J Med 2000; 343: 538–543.
9. Ownby DR, Johnson CC, Peterson EL. Контакт с собаками и кошками в первый год жизни и риск аллергической сенсибилизации в возрасте от 6 до 7 лет. JAMA 2002; 288: 963–972.
10. Schuijs MJ, Willart MA, Vergote K, Gras D, Deswarte K, Ege MJ, et al . Фермерская пыль и эндотоксин защищают от аллергии за счет индукции A20 в эпителиальных клетках легких. Наука 2015; 349: 1106–1110.
11. фон Мутиус Э., Верчелли Д. Жизнь на ферме: влияние на астму и аллергию у детей. Nat Rev Immunol 2010; 10: 861–868.
12. Stein MM, Hrusch CL, Gozdz J, Igartua C, Pivniouk V, Murray SE, et al . Врожденный иммунитет и риск астмы у фермерских детей амишей и гуттеритов. N Engl J Med 2016; 375: 411–421.
13. Loss GJ, Depner M, Hose AJ, Genuneit J, Karvonen AM, Hyvärinen A, et al .; PASTURE (Исследование защиты от аллергии в сельской местности), исследовательская группа. Раннее развитие хрипов. детерминанты окружающей среды и генетическая восприимчивость в 17q21. Am J Respir Crit Care Med 2016; 193: 889–897.
14. Calışkan M, Bochkov YA, Kreiner-Møller E, Bønnelykke K, Stein MM, Du G, et al . Риновирусная болезнь свистящего дыхания и генетический риск детской астмы. N Engl J Med 2013; 368: 1398–1407.
15. Fuchs O, Genuneit J, Latzin P, Buchele G, Horak E, Loss G, и др. . Сельскохозяйственная среда и детская атопия, хрипы, функция легких и оксид азота в выдыхаемом воздухе. J Allergy Clin Immunol 2012; 130: 382–388.e6.
16. Bosco A, Ehteshami S, Panyala S, Martinez FD. Фактор 7, регулирующий интерферон, является основным звеном, связывающим опосредованные интерфероном ответы при обострениях астмы, вызванных вирусом, in vivo. J Allergy Clin Immunol 2012; 129: 88–94.
17. Zhang Y, Collier F, Naselli G, Saffery R, ​​Tang ML, Allen KJ, и др. . Исследовательская группа BIS. Воспалительные цитокины, происходящие из моноцитов пуповинной крови, подавляют IL-2 и индуцируют неклассический иммунитет типа «T (H) 2», связанный с развитием пищевой аллергии. Sci Transl Med 2016; 8: 321ra8.
18. Hilty M, Burke C, Pedro H, Cardenas P, Bush A, Bossley C, и др. . Нарушенные микробные сообщества в дыхательных путях, пораженных астмой. PLoS One 2010; 5: e8578.
19. Marri PR, Stern DA, Wright AL, Billheimer D, Martinez FD. Связанные с астмой различия в микробном составе индуцированной мокроты. J Allergy Clin Immunol 2013; 131: 346–352.e1–3.
20. Zhang Q, Cox M, Liang Z, Brinkmann F, Cardenas PA, Duff R, et al . Микробиота дыхательных путей при тяжелой астме и взаимосвязь с ее тяжестью и фенотипами. PLoS One 2016; 11: e0152724.
21. Голлвитцер Э.С., Саглани С., Тромпетт А., Ядава К., Шерберн Р., Маккой К.Д., и др. . Микробиота легких способствует толерантности к аллергенам у новорожденных через PD-L1. Нат Мед 2014; 20: 642–647.
22. Depner M, Ege MJ, Cox MJ, Dwyer S, Walker AW, Birzele LT, et al . Бактериальная микробиота верхних дыхательных путей и детская астма. J Allergy Clin Immunol 2017; 139: 826–834.e13.
23. Bisgaard H, Hermansen MN, Buchvald F, Loland L, Halkjaer LB, Bønnelykke K, et al . Детская астма после бактериальной колонизации дыхательных путей у новорожденных. N Engl J Med 2007; 357: 1487–1495.
24. Тео С.М., Мок Д., Фам К., Кусел М., Серральха М., Трой Н., и др. . Микробиом носоглотки младенца влияет на тяжесть инфекции нижних дыхательных путей и риск развития астмы. Клеточный микроб-хозяин 2015; 17: 704–715.
25. Kloepfer KM, Lee WM, Pappas TE, Kang TJ, Vrtis RF, Evans MD, и др. . Обнаружение болезнетворных бактерий при риновирусной инфекции связано с усилением респираторных симптомов и обострениями астмы. J Allergy Clin Immunol 2014; 133: 1301–1307.e1–3.
26. Bacharier LB, Guilbert TW, Mauger DT, Boehmer S, Beigelman A, et al .Раннее назначение азитромицина и профилактика тяжелых заболеваний нижних дыхательных путей у детей дошкольного возраста с такими заболеваниями в анамнезе: рандомизированное клиническое исследование. JAMA 2015; 314: 2034–2044.
27. Stokholm J, Chawes BL, Vissing NH, Bjarnadóttir E, Pedersen TM, Vinding RK, et al . Азитромицин при эпизодах с астматическими симптомами у маленьких детей в возрасте 1-3 лет: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет Респир Мед 2016; 4: 19–26.
28. Джексон Д.Д., Эванс М.Д., Гангнон Р.Е., Тислер С.Дж., Папас Т.Э., Ли В.М., и др. . Доказательства причинно-следственной связи между аллергической сенсибилизацией и риновирусным хрипом в раннем возрасте. Am J Respir Crit Care Med 2012; 185: 281–285.
29. Abrahamsson TR, Jakobsson HE, Andersson AF, Bjorksten B, Engstrand L, Jenmalm MC. Низкое разнообразие кишечной микробиоты в раннем младенчестве предшествует астме в школьном возрасте. Clin Exp Allergy 2014; 44: 842–850.
30. Arrieta MC, Stiemsma LT, Dimitriu PA, Thorson L, Russell S, Yurist-Doutsch S, et al .; ДЕТИ Исследователи исследования. Микробные и метаболические изменения в раннем младенчестве влияют на риск детской астмы. Sci Transl Med 2015; 7: 307ra152.
31. Fujimura KE, Sitarik AR, Havstad S, Lin DL, Levan S, Fadrosh D, et al . Микробиота кишечника новорожденных связана с мультисенсибилизированной атопией у детей и дифференцировкой Т-клеток. Nat Med 2016; 22: 1187–1191.
32. Конья Т., Костер Б., Моган Х., Эскобар М., Азад М.Б., Гутман Д.С., и др. .; ДЕТИ Исследователи исследования. Связи между бактериальными сообществами домашней пыли и кишечника младенцев. Environ Res 2014; 131: 25–30.
33. Майер Р.М., Палмер М.В., Андерсен Г.Л., Халонен М.Дж., Джозефсон К.С., Майер Р.С., и др. . Экологические детерминанты и влияние на детскую астму бактериального сообщества в домашней пыли. Appl Environ Microbiol 2010; 76: 2663–2667.
34. Линч С.В., Вуд Р.А., Боуши Х., Бахарьер Л.Б., Блумберг Г.Р., Каттан М., и др. . Влияние аллергенов и бактерий в раннем возрасте на повторяющиеся хрипы и атопию у городских детей. J Allergy Clin Immunol 2014; 134: 593–601.e12.
35. Джексон DJ, Hartert TV, Martinez FD, Weiss ST, Fahy JV. Астма: семинар NHLBI по первичной профилактике хронических заболеваний легких. Ann Am Thorac Soc 2014; 11: S139 – S145.
36. Zuccotti G, Meneghin F, Aceti A, Barone G, Callegari ML, Di Mauro A, и др. .; Итальянское общество неонатологов. Пробиотики для профилактики атопических заболеваний у младенцев: систематический обзор и метаанализ. Аллергия 2015; 70: 1356–1371.
37. Kearney SC, Dziekiewicz M, Feleszko W. Иммунорегуляторные и иммуностимулирующие реакции бактериальных лизатов при респираторных инфекциях и астме. Ann Allergy Clin Immunol 2015; 114: 364–369.
38. Razi CH, Harmancı K, Abacı A, Özdemir O, Hızlı S, Renda R, et al . Иммуностимулятор ОМ-85 БВ предотвращает приступы хрипов у детей дошкольного возраста. J Allergy Clin Immunol 2010; 126: 763–769.
39. Navarro S, Cossalter G, Chiavaroli C, Kanda A, Fleury S, Lazzari A, и др. . Пероральный прием бактериальных экстрактов предотвращает астму за счет привлечения регуляторных Т-клеток в дыхательные пути. Mucosal Immunol 2011; 4: 53–65.
40. Стрикленд Д.Х., Джадд С., Томас Дж. А., Ларкомб А. Н., Хитрый П. Д., Холт П. Г.. Повышение уровня Т-регуляторных клеток дыхательных путей путем стимуляции желудочно-кишечного тракта как стратегия контроля астмы. Mucosal Immunol 2011; 4: 43–52.
41. Dang AT, Pasquali C, Ludigs K, Guarda G. OM-85 представляет собой иммуномодулятор продукции интерферона-β и активности инфламмасом. Sci Rep 2017; 7: 43844.
42. Родригес А., Гуальди Л.П., де Соуза Р.Г., Варгас М.Х., Нуньес Н.К., да Кунья А.А., и др. . Бактериальный экстракт (ОМ-85) в дозах, эквивалентных человеку, не подавляет развитие астмы на мышиной модели. Allergol Immunopathol (Madr) 2016; 44: 504–511.
43. Национальные институты здравоохранения Национальная медицинская библиотека США. Бактериальный экстракт для перорального применения для профилактики хрипов нижних дыхательных путей (ORBEX) [обновлено 20 января 2017 г .; по состоянию на 23 января 2018 г.].Доступно по адресу: https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT02148796.
44. Sivapalan P, Diamant Z, Ulrik CS. Ожирение и астма: текущие знания и будущие потребности. Curr Opin Pulm Med 2015; 21: 80–85.
45. Maniscalco M, Paris D, Melck DJ, D’Amato M, Zedda A, Sofia M, et al . Сосуществование ожирения и астмы определяет отдельный фенотип респираторного метаболизма. J Allergy Clin Immunol 2017; 139: 1536–1547.e5.
46. Rastogi D, Fraser S, Oh J, Huber AM, Schulman Y, Bhagtani RH, et al . Воспаление, нарушение метаболизма и легочная функция у тучных городских подростков с астмой. Am J Respir Crit Care Med 2015; 191: 149–160.
47. Форно Э, Лешер Р., Странк Р., Вайс С., Фульбригге А., Селедон Дж. С.; Исследовательская группа программы управления детской астмой. Снижение реакции на ингаляционные стероиды у детей-астматиков с избыточной массой тела и ожирением. J Allergy Clin Immunol 2011; 127: 741–749.
48. Rastogi D, Nico J, Johnston AD, Tobias TAM, Jorge Y, Macian F, et al . Гены, связанные с CDC42, активируются в хелперных Т-клетках у детей-астматиков с ожирением. J Allergy Clin Immunol [онлайн до печати] 4 мая 2017 г .; DOI: 10.1016 / j.jaci.2017.04.016.
49. Ольгин Ф. Ожирение как фактор риска обострения астмы и аллергического воспаления: причина или следствие? Clin Exp Allergy 2012; 42: 612–613.
50. Chen Z, Salam MT, Alderete TL, Habre R, Bastain TM, Berhane K, и др. . Влияние детской астмы на развитие ожирения у детей школьного возраста. Am J Respir Crit Care Med 2017; 195: 1181–1188.
51. Каннингем С.А., Крамер М.Р., Нараян К.М. Заболеваемость детским ожирением в США. N Engl J Med 2014; 370: 403–411.
52. Rzehak P, Wijga AH, Keil T, Eller E, Bindslev-Jensen C, Smit HA, et al .; GA 2 LEN-WP 1.5 Когорты рождения. Классы траектории индекса массы тела и приступы астмы в детстве: результаты 8 европейских когорт рождения — инициативы Глобальной европейской сети по аллергии и астме. J Allergy Clin Immunol 2013; 131: 1528–1536.
53. Sonnenschein-van der Voort AM, Arends LR, de Jongste JC, Annesi-Maesano I, Arshad SH, Barros H, et al . Преждевременные роды, прибавка в весе у младенцев и риск детской астмы: метаанализ 147 000 европейских детей. J Allergy Clin Immunol 2014; 133: 1317–1329.
54. Sherrill DL, Guerra S, Wright AL, Morgan WJ, Martinez FD. Связь фенотипов роста и хрипов в раннем детстве с функцией легких у взрослых. Pediatr Pulmonol 2011; 46: 956–963.
55. Ольгин Ф., Бликер Е.Р., Бусс В.В., Калхун В.Дж., Кастро М., Эрзурум СК, и др. . Ожирение и астма: взаимосвязь, измененная в зависимости от возраста начала астмы. J Allergy Clin Immunol 2011; 127: 1486–1493.e2.
56. Герра С., Райт А.Л., Морган В.Дж., Шерилл Д.Л., Холберг С.Дж., Мартинес Ф.Д. Сохранение симптомов астмы в подростковом возрасте: роль ожирения и возраста в начале полового созревания. Am J Respir Crit Care Med 2004; 170: 78–85.
57. Forno E, Han YY, Muzumdar RH, Celedon JC. Инсулинорезистентность, метаболический синдром и функция легких у американских подростков с астмой и без нее. J Allergy Clin Immunol 2015; 136: 304–311.e8.
58. Cardet JC, Ash S, Kusa T, Camargo CA Jr, Israel E. Инсулинорезистентность изменяет связь между ожирением и текущей астмой у взрослых. Eur Respir J 2016; 48: 403–410.
59. Темплман Н.М., Сковсе С., Пейдж М.М., Лим Г.Е., Джонсон Дж. Д.. Причинная роль гиперинсулинемии в ожирении. J Эндокринол 2017; 232: R173 – R183.
60. Singh S, Bodas M, Bhatraju NK, Pattnaik B, Gheware A, Parameswaran PK, и др. .Гиперинсулинемия отрицательно влияет на структуру и функцию легких. Am J Physiol Lung Cell Mol Physiol 2016; 310: L837 – L845.
61. Manios Y, Moschonis G, Papandreou C, Siatitsa PE, Iatridi V, Lidoriki I, et al ; Группа изучения здорового роста. Женский пол, небольшие размеры при рождении и низкий семейный доход увеличивают вероятность инсулинорезистентности в позднем детстве: исследование Healthy Growth Study. Детский диабет 2014; 15: 41–50.
62. Harpsøe MC, Basit S, Bager P, Wohlfahrt J, Benn CS, Nøhr EA, и др. . Материнское ожирение, прибавка в весе во время беременности и риск астмы и атопических заболеваний у потомства: исследование в рамках датской национальной когорты рождаемости. J Allergy Clin Immunol 2013; 131: 1033–1040.
63. Халонен М., Ломан И.С., Стерн Д.А., Эллис В.Л., Ротерс Дж., Райт А.Л. Производство фактора некроза опухоли-α в перинатальном периоде, на которое влияет прибавка в весе во время беременности, позволяет прогнозировать астму у детей. Am J Respir Crit Care Med 2013; 188: 35–41.
64. Форно Е., Янг О.М., Кумар Р., Симхан Х., Селедон Дж. Материнское ожирение во время беременности, прибавка в весе во время беременности и риск детской астмы. Педиатрия 2014; 134: e535 – e546.
65. Кастильо Х., Сантос И.С., Матиясевич А. Взаимосвязь между индексом массы тела матери до беременности, гестационным набором веса и детской полнотой в 6-7 лет по данным плетизмографии с вытеснением воздуха. Matern Child Nutr 2015; 11: 606–617.
66. Аренсон-Ланц Э.Дж., Бухман К.К., Аджувон К., Донкин С.С. Чрезмерная прибавка в весе во время беременности приводит к ранним признакам метаболического синдрома в модели программирования плода у свиней. Nutr Res 2014; 34: 241–249.
67. Vijayakanthi N, Greally JM, Rastogi D. Детская астма, связанная с ожирением: роль метаболической дисрегуляции. Педиатрия 2016; 137: e20150812.
68. Umetsu DT. Механизмы воздействия ожирения на астму. Грудь 2017; 72: 174–177.
69. Arrieta MC, Stiemsma LT, Amenyogbe N, Brown EM, Finlay B. Кишечный микробиом в раннем возрасте: здоровье и болезни. Front Immunol 2014; 5: 427.
70. Калианнан К., Ван Б., Ли XY, Бхан А.К., Кан Дж. Омега-3 жирные кислоты предотвращают дисбактериоз кишечной микробиоты, вызванный воздействием антибиотиков в раннем возрасте, и ожирение в более старшем возрасте. Int J Obes 2016; 40: 1039–1042.
71. Bisgaard H, Bønnelykke K. Рыбий жир при беременности и астма у детей. N Engl J Med 2017; 376: 1191–1192.
72. McKenzie C, Tan J, Macia L, Mackay CR. Ось «питание-микробиом-физиология кишечника» и аллергические заболевания. Immunol Rev 2017; 278: 277–295.
73. Торберн А.Н., Маккензи К.И., Шен С., Стэнли Д., Масия Л., Мейсон Л.Дж., и др. .Доказательства того, что астма является заболеванием, возникающим в результате развития, на которое влияет питание матери и бактериальные метаболиты. Нац Коммуна 2015; 6: 7320.
74. den Besten G, van Eunen K, Groen AK, Venema K, Reijngoud DJ, Bakker BM. Роль короткоцепочечных жирных кислот во взаимодействии между диетой, кишечной микробиотой и энергетическим обменом хозяина. J Lipid Res 2013; 54: 2325–2340.
75. Моррисон Д. Д., Престон Т. Образование короткоцепочечных жирных кислот микробиотой кишечника и их влияние на метаболизм человека. Кишечные микробы 2016; 7: 189–200.
76. LeBlanc JG, Chain F, Martín R, Bermúdez-Humarán LG, Courau S, Langella P. Благоприятное влияние на энергетический метаболизм хозяина короткоцепочечных жирных кислот и витаминов, продуцируемых комменсальными и пробиотическими бактериями. Microb Cell Fact 2017; 16:79.
77. Кокс Л.М., Яманиши С., Сон Дж., Алексеенко А.В., Леунг Дж. М., Чо И., и др. . Изменение кишечной микробиоты во время критического периода развития имеет долгосрочные метаболические последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2008 - 2021