Крапивница у детей как проявляется: Аллергическая крапивница — лечение у взрослых и детей

Содержание

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ / КонсультантПлюс

Приложение В

Крапивница — часто встречающееся заболевание, которое проявляется возникновением кожной сыпи в виде волдырей, напоминающих ожог крапивы. При появлении волдырей возникает зуд, могут появляться красные пятна. Отличительным признаком крапивницы является то, что «жизнь» волдыря на коже — не более 24 часов, затем он угасает, но может появиться в другом месте. Крапивница не является заразным заболеванием и не передается от человека к человеку.

Многие люди, испытав крапивницу, в случае ее быстрого исчезновения не обращаются к врачу. И очень зря! Ведь появление крапивницы — сигнал организма о его неправильной работе.

Как правило, данное заболевание имеет аллергическую природу. Его может вызвать как любой продукт питания, так и прием лекарства или использование какого-нибудь средства гигиены, а также холод или солнечные лучи. Нередки ситуации, когда крапивница возникает на нервной почве, после переживаний или умственного перенапряжения.

Но бывают случаи, когда крапивница мучает человека постоянно, и, несмотря на все современные способы диагностики, причину высыпаний так и не удается установить.

Течение крапивницы, частоту и продолжительность ее обострений можно контролировать с помощью медикаментозной терапии.

Как жить с крапивницей?

При крапивнице, причиной которой является аллергия на продукты питания, необходимо соблюдение гипоаллергенной диеты.

— Исключите из рациона питания продукт/продукты, которые предположительно вызывают аллергию, и/или причинно-значимые аллергены, выявленные при аллергологическом обследовании. Срок исключения продуктов определяется индивидуально лечащим врачом.

— При невозможности определения причинно-значимого аллергена соблюдайте диету с исключением продуктов с повышенной аллергенной активностью, содержащих искусственные пищевые добавки (красители, консерванты, эмульгаторы), блюда со свойствами неспецифических раздражителей желудочно-кишечного тракта. Данная диета также предусматривает щадящую кулинарную обработку, при этом блюда готовятся на пару, отвариваются, запекаются.

Исключаются:

— бульоны, острые, соленые, жареные блюда, копчености, пряности, колбасные изделия (вареная и копченая колбасы, сосиски, сардельки, ветчина), печень, рыба, икра, морепродукты, яйца, острые и плавленые сыры, майонез, кетчуп, горчица, хрен, тугоплавкие жиры и маргарин;

— редька, редис, щавель, шпинат, томаты, болгарский перец, квашеная капуста, соленые и маринованные огурцы, а также дыня, арбуз, грибы, орехи, фрукты и ягоды красной и оранжевой окраски (цитрусовые, земляника, клубника, малина, абрикосы, персики, гранаты, виноград, облепиха, киви, ананас), кунжут, мак, семена подсолнечника;

— газированные фруктовые напитки, квас, кофе, какао, кисели, мед, шоколад, карамель, мороженое, зефир, пастила, торты, кексы, свежая выпечка, жевательная резинка.

Для ежедневного употребления рекомендуются: овсяные, рисовые и гречневые каши, кисломолочные продукты без добавок (с учетом индивидуальной переносимости), картошка, кабачки, любые виды капусты, зеленые яблоки и груши, нежирное мясо (говядина, свинина, кролик, индейка, конина).

У детей до 3-х лет часто основным причинно-значимым аллергеном является белок коровьего молока. Выраженными аллергенными свойствами обладает и молоко других млекопитающих, например, козы.

— Ведите пищевой дневник

— Внимательно изучайте состав продуктов

— При аллергии на пыльцу растений не используйте косметику и средства гигиены на основе растительных компонентов, помните о «перекрестной аллергии»

Имеется аллергия на пыльцу:

Следует ожидать аллергию на

пыльцу, листья, стебли растений:

растительные, пищевые продукты:

лекарственные растения:

березы

лещина, ольха, яблоня

березовый сок, яблоки, черешня, слива, персики, лесные орехи, морковь, сельдерей, картофель, киви

березовый лист (почки), ольховые шишки

злаковых трав

пищевые злаки (овес, пшеница, ячмень и др. ), щавель

все злаковые травы

полыни

георгин, ромашка, одуванчик, подсолнечник

цитрусовые, цикорий, подсолнечное семя (масло, халва), мед

полынь, ромашка, календула, череда, девясил, мать-и-мачеха

лебеды

свекла, шпинат

амброзии

подсолнечник, одуванчик

подсолнечное семя (масло, халва), дыня, бананы

— При аллергии на домашних животных: откажитесь от содержания животных в доме, не посещайте дома, где есть домашние животные, откажитесь от посещений цирков, зоопарков, ферм.

— При аквагенной крапивнице избегайте частого и длительного мытья, не используйте слишком горячую и слишком холодную воду.

— Выбирайте одежду из натуральных материалов: хлопка, льна, шелка. Не носите синтетическую одежду.

— При дермографической крапивнице и крапивнице от давления: не носите одежду с тугими резинками, воротниками и поясами; избегайте давления на кожу; не сидите нога на ногу; не используйте жесткие мочалки и полотенца.

— При холинергической крапивнице: избегайте физических нагрузок.

— Не допускайте потливости. Ее может спровоцировать жаркая погода, одежда не по погоде, интенсивные физические нагрузки. Не допускайте перегревания и переохлаждения.

— Не загорайте на открытом солнце. Используйте специальные защитные кремы: при солнечной крапивнице — солнцезащитные, при холодовой крапивнице — защитные кремы при низкой температуре.

Ответственно отнеситесь к лечению крапивницы:

— Не занимайтесь самолечением.

— Ведите дневник обострений и ремиссий — записывайте, как часто, когда и при каких обстоятельствах возникают обострения крапивницы. Так же, отмечайте, в каких обстоятельствах и при каком лечении возникла ремиссия, ее продолжительность. Это поможет вам и вашему врачу понять, правильно ли определен аллерген и эффективность терапии.

— При сочетании крапивницы с отеком Квинке всегда носите с собой препараты для оказания первой помощи.

При соблюдении всех этих правил вы сможете максимально снизить риск возникновения осложнений, уменьшите частоту и длительность обострений и увеличите время ремиссии.

причины, виды, симптомы, признаки, диагностика (анализы), первая помощь, лечение (препараты, диета) у детей и взрослых

Опубликовано: 03.11.2021 10:00:00    Обновлено: 03.11.2021   Просмотров: 156831


Крапивница – аллергическое заболевание, причины которого у детей и взрослых могут быть самыми разными. Основной симптом болезни – появление на коже высыпаний в виде волдырей, которые сильно зудят и напоминают ожог крапивой.

По данным статистики, 25% всего населения планеты хотя бы раз в жизни сталкивалось с этой патологией, в основном, это дети, женщины в возрасте до 40 лет. При постоянном контакте с аллергеном заболевание переходит в хроническое, а в половине всех случаев сопровождается отеком Квинке.

Причины развития крапивницы

Крапивница никогда не развивается сама по себе, для этого обязательно есть причина. В некоторых случаях выявить ее не составляет труда, но иногда сделать это оказывается затруднительно.

Чаще всего крапивница у детей проявляется после использования в лечении каких-то препаратов или употребления в пищу определенных продуктов питания. Самыми аллергенными для малышей считаются мед, орехи, рыба, пищевые добавки в продуктах, специи, колбасные изделия, полуфабрикаты. Поэтому их не рекомендуется давать детям до 3 лет.

Также к провоцирующим факторам можно отнести:

  • укусы насекомых;
  • присутствие в организме паразитов;
  • пыльцу растений;
  • плесень;
  • химические вещества, в том числе из разряда домашней химии;
  • латекс;
  • ультрафиолетовое излучение;
  • вибрацию.
Однако не всегда можно выяснить, на что именно у пациента развилась аллергическая крапивница. Примерно у трети всех пациентов с этим диагнозом причины болезни даже после многочисленных тестов и анализов так и остаются неизвестными.

Симптомы крапивницы

Основное проявление – появление на коже пятен красного или розового цвета, самой разной формы, и волдырей, размер которых может достигать нескольких сантиметров. Может появиться небольшой отек, который постепенно исчезает на протяжении суток, редко двух.

Если отечность затрагивает более глубокие слои кожи или слизистые, может получиться отек Квинке – опасное для жизни состояние, требующее немедленного медицинского вмешательства.

Сыпь при аллергической крапивнице всегда сопровождается нестерпимым зудом, а некоторые пациенты описывают его как невыносимое жжение. Яростное расчесывание таких участков может привести к инфицированию эпидермиса с дальнейшим осложнением в виде гнойничков и ран.

К второстепенным проявлениям крапивницы можно отнести:

  • головную боль;
  • повышенную температуру;
  • расстройство сна;
  • беспокойство;
  • нарушение аппетита.
По характеру протекания аллергическое заболевание делится на два вида.

Острая крапивница диагностируется чаще всего. Волдыри и отечность кожи при этой форме появляются совершенно внезапно, порой на фоне прекрасного самочувствия человека. Чаще всего вызывается какими-то внешними причинами, продуктами питания. Бывает и после использования лекарств, особенно при самолечении. Симптомы проходят самостоятельно в срок от нескольких дней до нескольких недель.

Хроническая крапивница – состояние, при котором симптомы продолжают сохраняться на протяжении более чем 6 недель от момента первых высыпаний на коже. Для этого варианта характерно волнообразное течение, когда периоды полного отсутствия симптомов (выздоровление) резко сменяются обострениями с появлением новой порции пятен и волдырей. Это сопровождается невыносимым зудом и быстрым развитием отека Квинке. Появившиеся элементы сыпи могут сливаться друг с другом, охватывая все новые и новые участки кожи.

Иногда периоды полного благополучия без симптомов могут протекать длительно – до 10 лет.

Детская крапивница – это аллергическое заболевание кожи, которое чаще всего развивается на фоне уже имеющегося экссудативного диатеза и появляется из-за продуктов питания, введенных в качестве прикорма.

Замечено, что этот вид аллергии в основном развивается у малышей, которые находятся на искусственном вскармливании или питаются продуктами, не соответствующими их возрасту.

Осложнения крапивницы

Важно знать, как выглядит крапивница, и уметь правильно оказывать первую помощь. Это поможет предупредить развитие тяжелых осложнений, которые могут привести к летальному исходу.

Часто крапивница сопровождается отеком Квинке, который еще называют ангионевротическим. Особенно опасно его развитие в области гортани, так как он может сдавить трахею и нарушить дыхание.

Еще одно серьезное осложнение – анафилактический шок. Это опасная для жизни аллергическая реакция немедленного типа, которая возникает при повышенной чувствительности организма человека к тому или иному аллергену. Обычно развивается при повторном контакте с аллергеном и требует немедленной медицинской помощи.

Диагностика крапивницы

Перед началом лечения важно понять, на что именно у человека такая сильная аллергическая реакция. Только удалив из привычной жизни этот провоцирующий фактор, можно не бояться, что симптомы крапивницы появятся снова, а такое возможно даже после проведенной правильной терапии.

Чаще всего данный вид аллергии появляется на продукты питания. Установить, от чего именно появились высыпания, можно по анализу крови: выявляется уровень антител IgE к смеси пищевых аллергенов. В первую очередь нужно диагностировать наличие аллергической реакции на:

Кроме продуктов питания, аллергические проявления могут быть и на другие вещества, которые окружают нас в жизни практически повсюду:
Для выявления точного вида аллергена проводятся аллергопробы на определенные продукты питания. Часто бывает, что высыпания появляются из-за используемых в кулинарии приправ и трав: паприки, тмина, гвоздики, базилика, имбиря, эстрагона, тимьяна, майорана, укропа, лаврового листа, черного перца, ванили.

Аллергенными могут оказаться и некоторые породы рыб: треска, палтус, скумбрия, а также мясо кальмаров. Но порой аллергическая реакция в виде крапивницы развивается и на такие привычные нам продуты, как:

Все тесты проводятся только специалистом-лаборантом. Нельзя самостоятельно определять наличие аллергии в виде крапивницы на тот или иной продукт питания или вещество. Это может оказаться опасно для жизни, так как возможно развитие не только отека Квинке, но и анафилактического шока.

Первая помощь при крапивнице

Важно, чтобы в домашней аптечке всегда лежали препараты от аллергии, так как крапивница у взрослых, да и у ребенка тоже, может появиться в любой момент. Препараты от аллергии могут быть в форме капель или таблеток. Современные средства не вызывают сонливости и у них практически нет побочных эффектов.

Врачи рекомендуют иметь в домашней аптечке для устранения крапивницы и зуда капли Фенистил, которые можно использовать с детского возраста, таблетки Эриус, отличающиеся длительным антигистаминным эффектом после приема, Лоратадин, который помогает справиться с отеком Квинке, часто сопровождающим крапивницу.

Важно принять лекарство при первых же симптомах, не дожидаясь ухудшения общего состояния. Если через 20 минут от момента приема не произошло улучшений, следует вызвать «Скорую помощь».

Лечение крапивницы

Единственный способ избавиться от заболевания – не допускать контакта с аллергеном, который предварительно выявляется лабораторными тестами. Если же тестирование не выявило провоцирующий фактор, а крапивница имеет эпизодический характер, то прием антигистаминных препаратов быстро устранит симптомы.

Во время лечения рекомендуется соблюдать диету, которая при крапивнице поможет предотвратить повторное появление заболевания. В меню следует включать только гипоаллергенные продукты: нежирное отварное мясо, супы на вторичном мясном бульоне или вегетарианские. Из круп лучше выбирать рис, гречку, овсянку. Рекомендуются нежирный творог, натуральный йогурт, яблоки, компот из сухофруктов, за исключением изюма, цельнозерновой хлеб.

Из меню на время лечения следует исключить цитрусовые, орехи, рыбу и все морепродукты, шоколадные изделия, копчености, кофе, яйца, мед, покупную сдобу.

Лечение проводится врачом-дерматологом и аллергологом-иммунологом. Для местного нанесения эффективными будут мази от крапивницы, которые не только снимают зуд, но и устраняют отек, покраснение и чувство жжение на коже. Одним из самых эффективных считается гель Диметинден, который надо наносить тонким слоем на пораженный участок кожи до 4-х раз в сутки.

В виде таблеток назначается курс антигистаминных препаратов. Также врач может назначить от крапивницы препараты глюконата кальция или кальция хлорида. Они помогают уменьшить проявления аллергии, однако вводить их следует только под контролем врача в процедурном кабинете.

Если антигистаминные препараты не дают желаемого эффекта быстро, а также при тяжелых формах крапивницы, используются кортикостероиды, которые можно наносить на кожу или принимать в форме таблеток или инъекций.

За какое время можно вылечить крапивницу

В течение 4-6 недель острая крапивница проходит практически у всех пациентов с этим диагнозом. Однако иногда острая форма может перейти в хроническую, и тогда заболевание становится неизлечимым, с периодами обострения и полной ремиссии с отсутствием симптомов, которые чередуются между собой.

Чтобы справиться с этой аллергической реакцией как можно быстрее, рекомендуется:

  1. Немедленно обратиться к врачу в поликлинике или же вызвать «Скорую помощь».
  2. На протяжении нескольких месяцев соблюдать гипоаллергенную диету.
  3. Выполнять все назначения и рекомендации врача касательно лечения. Не прекращать принимать лекарства от аллергии при первых признаках улучшения состояния, а пройти полный курс.
  4. Обязательно иметь в домашней аптечке современные антигистаминные препараты, рекомендованные аллергологом.

Автор:
Пугонина Татьяна Алексеевна, Терапевт

Острая и хроническая крапивница: симптомы, диагностика, лечение истрой и хронической крапивницы

Крапи́вница (крапивная сыпь, крапивная лихорадка) — кожное заболевание аллергического и токсического происхождения, которое характеризуется появлением на коже или слизистых сильно зудящих волдырей, напоминающих ожог, полученный от воздействия на кожу человека крапивы (отсюда и такое название).

В зависимости от причины возникновения и длительности протекания крапивница имеет две основные формы проявления:

  • Острая
  • Хроническая.

Острая крапивница чаще всего является формой пищевой или лекарственной аллергии. Это аллергическая реакция организма на какой-либо внешний раздражитель (лекарственные препараты, продукты питания, укусы насекомых, бытовая химия и косметические средства). Острая форма заболевания может возникнуть неожиданно и также внезапно пропасть (время ее продолжения от нескольких часов до 1,5-2 недель). У детей чаще преобладает острая форма крапивницы, в основном аллергическое проявление заболевания. Одной из более тяжёлых проявлений острой формы крапивницы является Отек Квинке, при котором наблюдается отёк кожи лица и отёк гортани (что может привести к удушью).

Хроническая крапивница является проявлением хронических заболеваний в организме (таких как язва желудка, гельминты, гастрит, злокачественные и доброкачественные новообразования, заболевания щитовидной железы и др. ). Как правило, длительность данной формы крапивницы составляет более 6 недель и может продолжаться в среднем 3-5 лет, ее течение характеризуется повторяющимися приступами.

Симптомы.

Основные симптомы крапивницы:

  • Множественные высыпания на любых участках кожи в виде плоских волдырей, которые имеют бледно-розовую окраску (волдыри могут сливаться и приобретать гигантские размеры)
  • Сильнейший зуд или жжение в области высыпания
  • Полная обратимость высыпаний без каких-либо оставшихся на коже рубцов, пигментации и белых пятен. Правда, в отличие от ожогов крапивой, данное заболевание появляется повторно, причём в других местах.
  • При длительном протекании болезни появляются сопутствующие симптомы – головная боль, общее недомогание, лихорадка.

У взрослых и детей симптомы крапивницы схожи и не зависят от возраста больного.

Чем опасна крапивница

Сама по себе крапивница опасности не представляет. Но нельзя ее игнорировать, обязательно нужно обратиться к аллергологу и быстрее начать необходимое лечение. Если этого не сделать вовремя, то для детей это может грозить переходом в хроническую форму и будет сопутствовать им на протяжении всей жизни. А для взрослых последствия тяжелого протекания болезни могут привести к опасным осложнениям — отеку Квинке или анафилактическому шоку.

Диагностика заболевания.

После проведения осмотра и сбора жалоб врач-аллерголог назначает необходимое обследование, куда входит:

  • Общий анализ крови
  • Общий анализ мочи
  • Биохимический анализ крови
  • Анализ кала
  • Аллергологические пробы для выявления аллергена
  • Определение общего иммуноглобулина Е (IgE)
  • Диагностика желудочно-кишечного тракта и ряд других исследований.

Специалисты.

Для назначения правильного лечения данного заболевания необходимо посетить следующих специалистов:

Пациента могут направить по профилю заболевания  к более узким специалистам.

Данных специалистов в Москве Вы можете посетить в клинике ЦКБ РАН.

Лечение острой и хронической крапивницы.

В первую очередь необходимо выявить и устранить все факторы, которые могли вызвать аллергию. В случае хронической крапивницы, когда аллерген выявить не удается, необходимо пройти более детальное обследование у соответствующих специалистов (гастроэнтеролог, ревматолог, дерматолог, отоларинголог, инфекционист и др.) и начать лечение сопутствующих заболеваний.

Для лечения крапивницы пациенту назначают:

  • Антигистаминные препараты
  • Кортикостероиды (для лечения наиболее тяжелых форм заболевания)
  • Аэрозоли, противозудные мази
  • Специальную диету, которая исключает из рациона продукты, вызывающие аллергию.

Профилактика крапивницы.

Профилактические меры включают в себя (необходимо придерживаться в течение всей жизни):

  • Исключение влияния на больного аллергенов, спровоцировавших заболевание
  • Следить за состоянием нервной системы и ЖКТ, вовремя и эффективно их лечить
  • Правильное питание

Запишитесь на прием

Записаться на прием к специалистам и пройти обследование в Москве предлагает медицинский центр ЦКБ РАН:

Расту здоровым / ВотОнЯ

Отек Квинке довольно редко встречается у детей, но поскольку это очень опасное состояние, угрожающее жизни ребенка, родителям необходимо знать, что делать в данной ситуации.

Отек Квинке возникает из-за воздействия различных факторов. Наблюдается отек подкожно-жировой клетчатки и кожи. По статистике каждый двадцатый случай с отеком Квинке вызывает опасный отек гортани.

Признаки отека Квинке

Неожиданно для родителей у ребенка развивается отек на лице, языке, стопах, губах и в других местах, где имеется скопление подкожной клетчатки. Отек может быть больших размеров и проявляется то в одном, то в другом месте. Он болезненный на ощупь и плотный. В половине случаев отек Квинке проявляется вместе с крапивницей. Картина при этом наблюдается пугающая: сильно зудящие красные волдыри по всему телу, которые сливаясь, образуют причудливые узоры. Но пугаться не стоит, такие проявления не угрожают жизни ребенка.

А вот отек гортани может представлять реальную угрозу. Ребенку трудно дышать, наблюдается лающий кашель и охриплость голоса. У ребенка резко синеет, а потом бледнеет кожа лица. Легкая степень отека гортани может продлиться до суток, изредка дольше.

Отек может возникнуть в желудочно-кишечном тракте. При этом наблюдается покалывание неба и языка, затем появляется понос и рвота. Резкие боли в животе могут наблюдаться при отеке рыхлой соединительной ткани кишечника. Наиболее редко встречается отек мозговых оболочек. Ребенок заторможен, жалуется на боли в голове, его рвет.

Общие явления: боли в суставах, лихорадка, потеря сознания могут возникнуть даже тогда, когда отек Квинке сосредоточен только на коже.

Почему возникает отек Квинке?

Гистамин – это особое вещество в организме человека. Оно содержится в тучных клетках соединительной ткани, селезенке, лимфоузлах, костном мозге. После того, как возник очаг воспаления, тучные клетки активируются и выбрасывают заряд гистамина в кровь. Гистамин повышает проницаемость стенок сосудов, расширяет капилляры. Кровоток замедляется, появляется отек тканей кожи. Например, при отеке Квинке, в процесс вовлечены глубокие слои кожи, а при крапивнице только верхние.  И в том, и в другом случае в очаге действия гистамина появляются скопления воспалительных клеток (лимфоцитов и нейтрофилов).

Отек Квинке появляется в результате неаллергического, аллергического и смешанного механизмов:

  • Неаллергическая реакция встречается у детей чаще всего. Гистамин выделяется из-за воздействия пищевых красителей, лекарственных средств, после укуса насекомого.
  • При аллергическом механизме в организм попадает аллерген, который принимается организмом враждебно и пускает против него атаку иммуноглобулинов (антител). Эти антитела прикрепляются к мембране тучных клеток. У антител хорошая специфическая память, они точно знают, как выглядит антиген. Если аллерген поступил в организм повторно, он связывается с антителом и тучная клетка выбрасывает гистамин. Поэтому отек Квинке развивается именно при повторном попадании аллергена.
  • К смешанной форме относится наследственный ангионевротический отек. Характер такого проявления может быть наследственный, если у кого-то из родственников наблюдались раньше отеки гортани и других органов.

Причины отека Квинке

Есть много лекарственных веществ, которые могут вызвать крапивницу или отек. Это могут быть противосудорожные препараты, ацетилсалициловая кислота, антибиотики, препараты йода, витамины группы В, лечебные сыворотки, сульфиты, кортикостероиды, глазные препараты, бронходилататоры.

Противовоспалительные нестероидные препараты повышают чувствительность кожи к гистамину. Эта группа препаратов очень опасна для детей, склонных к аллергии. Атопический дерматит, бронхиальная астма повысят опасность развития отека Квинке.

Вызывают аллергическую реакцию и многие пищевые продукты, а точнее добавки, содержащиеся в них. К таким аллергенным добавкам относятся мононатриевый глутамат, сульфиты, тартразиновый краситель и др. Аллергию могут вызвать блюда китайской кухни, конечно, малышам не дают морепродукты, но наблюдались случаи отека Квинке, вызванного запахом рыбы.

В рыбе, клубнике, лимонах, яичном белке, бананах, шоколаде содержатся вещества, которые освобождают внутриклеточный гистамин. Именно поэтому не следует давать эти продукты до трех лет. Некоторые продукты сами содержат гистамин в больших количествах: колбасы, квашеная капуста, сыр. Наследственная отягощенность, заболевания ЖКТ, аллергические реакции у мамы во время беременности увеличивают возможность возникновения отека Квинке.

Отек Квинке может появиться от пыльцы растений. У детей от трех до девяти лет может развиться поллиноз – аллергическая болезнь, которая вызывается повышенной чувствительностью к пыльце растений.  По статистике у 11%  детей, которые страдают поллинозом, болезнь осложняется отеком Квинке.

Укусы насекомых также могут стать причиной отека Квинке. Слюна насекомых содержит гистамин и другие вещества. Если у родителей наблюдалась аллергия на укусы насекомых, то детей лучше оберегать от этого.

Первая помощь при отеке Квинке

При первых признаках отека Квинке необходимо вызвать врача. Но до приезда скорой помощи необходимо принять некоторые меры:

  • Прекратить контакт с аллергеном, уложить малыша и приподнять конечности.
  • Если отек спровоцировал укус насекомого, на место укуса накладывается холодный компресс.
  • Ребенку нужно дать обильное питье для улучшения микроциркуляции и выведения аллергена из организма. Детям старше трех лет можно предложить щелочное питье, нарзан или боржоми.
  • Можно дать абсорбирующие препараты, например активированный уголь, смекту или энтеросгель.

Противоаллергические и антигистаминные препараты  можно давать ребенку только после консультации с врачом.

Если аллергические реакции возникают часто и отек Квинке уже был у ребенка, попросите врача показать какой препарат нужно вводить ребенку и куда вводится лекарство.

Лучше госпитализировать ребенка, чтобы в условиях стационара можно было выявить причины, которые привели к отеку Квинке.

Диагностика

В острый период врач назначает лабораторные методы исследования:

  • Исследование системы комплемента.
  • Определение с помощью множественного аллергосорбентного теста и ИФА специфических IgE в сыворотке крови.
  • Определение IgE в сыворотке крови.

Спустя несколько месяцев будут назначены и другие исследования:

  • Проведение кожных проб.
  • Исследование иммунограммы.

Если отек носит неаллергический характер, потребуется проведение бактериологического, общеклинического, биохимического анализа крови.

Профилактические меры

Очень важно создать особый микроклимат в доме, где живет малыш, склонный к аллергии. Необходимо часто проводить влажную уборку, заменить пуховые подушки и одеяла на гипоаллергенные, не допускать контакта ребенка с домашними животными, часто проветривать помещение. В быту рекомендуется использовать только натуральные материалы.

В качестве профилактики следует:

Избегать приема медицинских препаратов, которые могут вызвать аллергию.

Во время поездок на дачу или на природу нужно одевать ребенка в максимально закрытую одежду. Можно использовать репелленты, разрешенные для детей и кормящих мам.

Если ваш ребенок перенес отек Квинке, необходимо:

  1. Постоянно иметь при себе медицинскую карту или справку с информацией о диагнозе.
  2. Иметь при себе аптечку с антигистаминным препаратом, шприц и ампулу с лекарством.

причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Представляет собой кожную острую реакцию аллергического генеза, характеризующуюся развитием уртикарных высыпаний.

Причины

Крапивница у детей может являться как самостоятельной нозологической формой, так и выступать синдромом, который развивается при различных патологических состояниях. Чаще всего, острая крапивница у детей раннего возраста возникает на фоне пищевой аллергии, которая обусловлена употреблениям коровьего молоко, рыбы, морепродуктов, яиц, орехов или цитрусовых. У детей, которым больше двух лет заболевание может быть вызвано вирусной инфекцией, например, вирусами гепатита В и С, цитомегалии, герпеса I типа, Коксаки А и В, реже паразитарной инвазией, обусловленной инфицированием аскаридами или эхинококкозом и бактериальной инфекцией. Транзиторная крапивница у детей развивается после инфекционного мононуклеоза, микоплазменной инфекции или краснухи.

Иногда развитие крапивницы обусловлено контактом кожи ребенка с химическими веществами, растительными ядами, также она может возникать после укуса насекомых, контакта с пыльцой, а также бытовыми или эпидермальными аэроаллергенами.

Хроническая форма крапивницы у детей может возникать на фоне воздействия физических факторов, инфекции, аллергии на продукты питания и пищевые добавки и лекарственные средства.

Симптомы

Острая крапивница обусловлена внезапным возникновением на коже ребенка сильно зудящих пятен и волдырей бледно-розового цвета, которые преимущественно локализируются на туловище, руках и ягодицах. Волдыри возвышаются над поверхностью кожи и представляют собой округлые образования с матовым оттенком и ободком гиперемии и могут сливаться в достаточно обширные участки. У малыша может наблюдаться озноб, гипертермия тела, головная боль, понос и рвота. Следует отметить, что высыпания на слизистой ротовой полости, носоглотки и гортани выявляются очень редко. При дермографической острой форме крапивнице зуд чаще всего отсутствует.

Гигантская крапивница,острый ангионевротический отек или отек Квинке проявляется у детей резким возникновением локального отека кожи, слизистой и подкожно жировой клетчатки. При локализации отека в области гортани возможно развитие удушья. Отек Квинке у детей довольно часто сочетается с обычной крапивницей и имеет склонность к рецидивам.

Хроническая крапивница возникает при длительной сенсибилизации, характеризуется приступообразным течением и незначительными высыпаниями. У таких больных выявляется слабость, субфебрильная температура, головная боль, артралгии, тошнота и диарея. При возникновении выраженного зуда могут возникать невротические расстройства. Длительно сохраняющиеся уртикарные элементы сыпи могут переходить в стадию папул с развитием папулезной формы крапивницы, которые иногда сопровождаются развитием гиперкератозов и акантозов.

Холодовая крапивница возникает через несколько минут после воздействия холода или сразу после согревания охлажденной кожи, а при поражении больших участков кожи может сочетаться с анафилактоидными реакциями. Даже прием холодной пищи у таких малышей может сопровождаться орофарингеальным отеком и гастроинтестинальными симптомами.

Солнечная крапивница характеризуется появлением уртикарных высыпаний, зуда, эритемы на открытых участках кожи лица, верхних конечностей с первых минут инсоляции. Возможны нарушения дыхания, сердечного ритма, артериальная гипотония, а в тяжелых случаях развитие шокового состояния.

Папулезная форма заболевания проявляется у детей появлением мелких волдырей на месте укуса насекомого, которые могут сохраняться более 24 часов. При повторных укусах возможно развитие системных аллергических реакций. При сывороточной болезни крапивница может сопровождаться развитием лихорадки, увеличением лимфатических узлов и болями в суставах.

Диагностика

Диагностика крапивницы у детей проводится на основании имеющейся клинической симптоматики и собранного анамнеза, результатовфизикального и лабораторного исследований. Из лабораторных анализов ребенку могут быть назначены общий анализ крови, биохимический анализ крови, определение общего IgE и аллерген специфических IgE–антител, общего анализа мочи и анализа кала на яйца гельминтов.

Лечение

Для получения максимального терапевтического эффекта при лечении крапивницы у детей необходимо устранить патогенетические факторы, которые вызвали развитие заболевания.

При острой и хронической форме заболевания медикаментозная терапия основана на применении антигистаминных препаратов. Иногда при хронической крапивнице назначают сочетанный прием блокаторов Н1 и h3 — рецепторов гистамина, а при устойчивых к лечению формах патологии – адреналин и глюкокортикостероиды.

Профилактика

Профилактика обострений и рецидивов крапивницы у детей основана на соблюдении диеты, исключении контактов с аллергенами и ограничении воздействия провоцирующих факторов.

контактов и исходов у детей с крапивницей, наблюдаемых в педиатрической исследовательской сети: исследование «случай-контроль» | Аллергия и клиническая иммунология | JAMA Педиатрия

Цели (1) Определить продолжительность, исход и сопутствующие признаки крапивницы у детей, наблюдаемых у педиатров общей практики; (2) сравнить воздействие пищевых продуктов, лекарств, укусов или укусов насекомых, а также наличие других симптомов у детей с крапивницей и контрольной группой; (3) определить общее лечение крапивницы у педиатров.

Дизайн Кейс-контроль.

Участники Дети с крапивницей наблюдались членами Исследовательской сети педиатрической практики штата Юта в период с 1 августа 1999 г. по 31 августа 2000 г. Пациенты контрольной группы были сопоставимы по возрасту и полу.

Показатели основных результатов Длительность крапивницы; сопутствующие симптомы; личная и семейная история атопии; лекарства; употребление в пищу арахиса, орехов, моллюсков, помидоров, клубники или яиц; укусило насекомое; предполагаемая причина, диагностические исследования; лечение.

Результаты Было зарегистрировано 52 случая и 47 контролей. Средняя продолжительность крапивницы составила 8,9 дня (от 1 до 50 дней). Семнадцать пациентов (33%) и 1 контрольный пациент принимали антибиотики (отношение шансов [ОШ], 22,3; 95% доверительный интервал [ДИ], 2,8-176; χ 2 , P <0,001). У четырнадцати пациентов и 5 контрольных пациентов были желудочно-кишечные симптомы (ОШ, 3,1; 95% ДИ, 1,02-9,4; χ 2 , P = 0,04). Не было различий между случаями и контролем по другим симптомам, личному или семейному анамнезу атопии, приему перечисленных продуктов, укусам насекомых или другим лекарствам.Причина подозревалась у 28 пациентов (54%): «вирусное заболевание» (19%), антибиотики (15%) или их комбинация (35%).

Выводы Пациенты с большей вероятностью, чем контрольная группа, принимали антибиотики и чаще имели личную или семейную историю атопии или сообщали о приеме пищи, обычно связанной с крапивницей. Вирусное заболевание было наиболее частой причиной, которую подозревали педиатры.

КРАВНИЦА или крапивница — распространенное кожное заболевание у детей, которое из-за своего драматического проявления и иногда связанного с опасными для жизни анафилактическими реакциями часто требует обращения к врачу.Хотя большинство детей с крапивницей, вероятно, осматриваются врачами первичного звена, литература по диагностике и лечению в основном основана на исследованиях взрослых, наблюдаемых у дерматологов, 1 ,2 детей, наблюдаемых в дерматологических клиниках, 3 госпитализированных детей, 4 ,5 или исследования, проводимые в отделениях неотложной помощи. 6 Все эти исследования, кроме одного, в которых сообщалось об использовании преднизолона у взрослых пациентов, проводились за пределами Северной Америки.Результаты этих исследований могут быть неприменимы к педиатрическим пациентам с крапивницей в Соединенных Штатах. Margolis и Nisi 7 описали крапивницу в семейной практике из Огайо. Их серия ретроспективных обзоров медицинских записей из учреждения первичной медико-санитарной помощи из 72 пациентов включала 16 пациентов моложе 17 лет.

В большинстве исследований делается попытка объяснить этиологию крапивницы на основании анамнеза атопии или сообщений о контакте с пищей, лекарствами, инфекциями или другими агентами.Однако ни в одном исследовании не сравнивалась частота таких воздействий с частотой подобных воздействий у детей, у которых не было крапивницы. Мнения, выраженные в обзорных статьях специалистов по детской дерматологии 8 ,9 или педиатрической аллергии 10 ,11 , похоже, основаны на опыте авторов, дополненном их обзорами ограниченного количества первичной литературы. Таким образом, они также могут давать советы по ведению, которые могут быть неприменимы к типичному пациенту, наблюдаемому в педиатрической практике.

Чтобы преодолеть ограничения предыдущих исследований и предоставить данные, которые могли бы лучше помочь врачам первичной медико-санитарной помощи в принятии решений, мы разработали исследование детей с крапивницей, которые наблюдались в педиатрических отделениях первичной медико-санитарной помощи. Исследование преследовало 3 основные цели: (1) определить продолжительность, исход и сопутствующие данные у детей с крапивницей, наблюдаемой в педиатрической практике; (2) сравнить детей с крапивницей с контрольной группой, сопоставимой по возрасту и полу, в отношении приема пищи, которая обычно считается связанной с крапивницей, воздействия лекарств, наличия симптомов других заболеваний и укусов или укусов насекомыми; и (3) определить тактику ведения детей с крапивницей врачами первичного звена.

Исследование проводилось с 1 августа 1999 г. по 31 августа 2000 г. в кабинетах педиатров и фельдшеров, являющихся членами Исследовательской сети педиатрической практики штата Юта (UPPBRN). Участвующих членов UPBPRN попросили зарегистрировать каждого ребенка с крапивницей, которого они видели. Критериев исключения не было. Дети, которых наблюдали более одного раза по поводу одного и того же эпизода крапивницы, включали только один раз. Врач пригласил к участию родителей детей с крапивницей.Цель и процедуры исследования были объяснены, и было получено информированное согласие исследователей на дальнейшее телефонное наблюдение. Используя контрольный список (рис. 1), врачи записали дату начала, наличие или отсутствие других симптомов, личный и семейный анамнез атопии, лекарства, принимаемые за последние 14 дней, употребление в пищу арахиса, орехов, моллюсков, помидоров, клубники или яиц за 48 часов до начала заболевания, а также был ли ребенок ужален или укушен насекомым в течение того же периода времени.Произвольное время, выбранное для оценки воздействия пищевых продуктов, насекомых и лекарств, а также для наличия других симптомов, было разработано по согласованию членов исследовательской сети как представляющее их обычную практику. Врачей попросили назвать в качестве контроля следующего ребенка того же пола и возраста, которого они видели. Для детей младше 5 лет возраст контрольной группы должен был быть в пределах 6 месяцев от возраста основного пациента, а для контрольных пациентов старше 5 лет возраст контрольной группы должен был быть в пределах 1 года от основного пациента.Родители этого ребенка заполнили контрольный список, содержащий те же пункты, которые указаны выше.

Образец контрольного листа врача.

В контрольном списке для каждого пациента врачи указывали предполагаемую причину, степень уверенности в причине, полученные результаты диагностических исследований и рекомендуемое лечение. Один из исследователей (JP) связался с родителями по телефону через 2–3, 14 и 30 дней после их визита, чтобы определить продолжительность крапивницы, развились ли дополнительные симптомы, использовались ли лекарства и не вызвали ли они какие-либо заболевания. побочные эффекты.Исследование было одобрено институциональными наблюдательными советами Центра медицинских наук Университета Юты и Первичного детского медицинского центра (Солт-Лейк-Сити). Отношения шансов (ОШ) с 95% доверительными интервалами (ДИ) были рассчитаны для сравнения пациентов с контрольной группой в отношении воздействия возможных этиологических агентов. Отношения шансов, 95% ДИ которых не включали 1,0, считались значимыми. Описательная статистика использовалась для характеристики различных аспектов пациентов, а тесты χ 2 или t использовались для проверки различий между пациентами и контрольной группой.Значение α, равное 0,05, считалось значимым. Анализы проводились с использованием StatView (Abacus Concepts, Беркли, Калифорния).

За период исследования 14 педиатрами и 1 фельдшером обследовали 52 пациента с крапивницей, по 1–10 пациентов на каждого врача. Ни один из родителей, которых попросили принять участие, не отказался. Для 5 пациентов контроля не было выявлено. Возраст пациентов варьировался от 6 месяцев до 18 лет (средний возраст 69 месяцев), 29 (56%) были женщинами.Успешные телефонные контакты были установлены с 46 родителями.

46 родителей, с которыми удалось связаться, сообщили о средней продолжительности 8,9 дней (диапазон от 1 до 50 дней). Средняя продолжительность составила 5 дней, и 33 (72%) сообщили, что крапивница исчезла в течение 10 дней после начала заболевания.

В таблице 1 показаны ОШ с 95% ДИ для воздействия потенциальных этиологических агентов или наличия других симптомов, о которых сообщили родители пациентов и контрольной группы. Значительные различия были обнаружены в сообщениях об использовании антибиотиков и наличии желудочно-кишечных симптомов.Родители 17 пациентов (33%) сообщили об использовании антибиотиков в течение предыдущих 2 недель по сравнению с родителями одного из контрольных пациентов (ОШ 22,3; 95% ДИ 2,8–176) (χ 2 , P <0,001). . У четырнадцати пациентов (27%) были отмечены желудочно-кишечные симптомы по сравнению с 5 контрольными (11%) (ОШ, 3,1; 95% ДИ, 1,02-9,4; χ 2 , P = 0,04). Доверительные интервалы ОШ включали 1,0 для всех других изученных факторов. Это говорит о том, что не было существенных различий между пациентами и контрольной группой в отношении наличия лихорадки, боли в горле, симптомов верхних дыхательных путей, личного или семейного анамнеза атопии, приема шести продуктов, лекарств, отличных от антибиотиков, или ужалено или укушено насекомым.

Отношение шансов воздействия: случаи и контроль*

Врачи сообщили о проведении лабораторных анализов у ​​7 из 52 пациентов: 4 были проверены на фарингит, вызванный стрептококком группы А (все отрицательные), у 2 был выполнен общий анализ крови, а у 1 был проведен анализ мочи. Врачи заподозрили причину у 28 пациентов (54%): «вирусное заболевание» (19%), антибиотики (15%) или их комбинацию (35%). Врачи сообщили, что они были «менее чем на 50% уверены» в причине 60% пациентов.Ни один врач не сообщил о «100% уверенности» ни у одного из пациентов, но у 15 (30%) уверенность была от 75% до 90%. Антигистаминные препараты были рекомендованы 41 (79%) пациенту, а преднизолон – трем. Из детей, которым были рекомендованы или прописаны лекарства, все, кроме троих, принимали их по назначению. О сонливости или раздражительности, которые, как считается, были вторичными по отношению к лекарствам, сообщили 30% родителей, и 2 из них прекратили прием лекарств из-за этих побочных эффектов.

Наше исследование является первым известным нам исследованием, в котором описываются дети с крапивницей, которые наблюдались в педиатрических отделениях первичной медико-санитарной помощи в Соединенных Штатах, и используется дизайн случай-контроль для сравнения их с аналогичными детьми без крапивницы. В то время как средняя продолжительность крапивницы составляла около 9 дней, она разрешилась в течение 5 дней у половины детей в нашем исследовании. Мы обнаружили, что конкретная причина не была идентифицирована у большинства пациентов, и что, когда педиатры подозревали конкретную причину, их уверенность в наличии истинной причинно-следственной связи была относительно низкой. Лабораторные анализы проводились нечасто, и большинство детей получали антигистаминные препараты, которые хорошо переносились.

Хотя вирусная инфекция или стрептококковая инфекция группы А, прием определенных продуктов питания или укус насекомого в литературе предполагают причинную связь с крапивницей, 7 -11 мы обнаружили, что положительный анамнез больше не чаще регистрируется у детей с крапивницей, чем у сопоставимых детей, которых видели в офисе в тот же день по какой-либо другой причине.Точно так же дети с крапивницей не были более склонны к атопии или имели родственников первой линии с астмой, сенной лихорадкой или атопическим дерматитом по сравнению с детьми из контрольной группы. Однако дети с крапивницей значительно чаще принимали или недавно принимали антибиотики. Мы подозреваем, что едва значимая разница между пациентами и контрольной группой в отношении наличия желудочно-кишечных симптомов, вероятно, является случайной находкой, учитывая множество переменных (14) и тот факт, что нижний предел 95% ДИ был равен 1. 02. Напротив, разница в использовании антибиотиков кажется статистически достоверной и, вероятно, клинически достоверной.

Это исследование имеет несколько важных ограничений. Во-первых, вполне вероятно, что некоторые дети с крапивницей, которых наблюдали врачи PPBRN штата Юта, не были включены в исследование из-за нехватки времени или по другим причинам. Таким образом, могли иметь место некоторые предубеждения при отборе, возможно, в сторону включения детей с более тяжелыми проявлениями. Кроме того, в исследование не включались дети с крапивницей, которые не обращались к педиатру.Во-вторых, мы не смогли оценить распространенность крапивницы, потому что мы не смогли точно определить, сколько пациентов были осмотрены лечащими врачами в течение периода исследования. В-третьих, все врачи родом из Юты, и их пациенты, в основном белые и представители среднего класса, могут не отражать детей, наблюдаемых у педиатров, в общей популяции Соединенных Штатов. Выбор педиатра в диагностике и лечении также может не отражать мнение педиатров в целом. Широкие доверительные интервалы для некоторых элементов, сравниваемых между пациентами и контрольной группой, отражают нечастое возникновение некоторых воздействий.Например, только 1 ребенок с крапивницей сообщил о приеме моллюсков в течение предшествующих 48 часов по сравнению с отсутствием детей из контрольной группы.

Несмотря на то, что мы обнаружили связь между применением антибиотиков и крапивницей, исследование случай-контроль не может доказать причинно-следственную связь. Не следует делать вывод, что предметы, не имеющие связи, не могут быть причинно-следственными; также возможно, что элементы, не связанные между собой, могут быть причинно-следственными. Однако следует быть очень осторожным в установлении причинно-следственной связи, если заключение основано только на истории воздействия, поскольку мы обнаружили, что история воздействия с такой же вероятностью может быть получена от родителей детей, у которых не было крапивницы. это было от родителей детей, которые сделали.

Наше исследование ставит под сомнение многие ассоциации, о которых сообщалось в предыдущих отчетах и ​​повторялось в обзорных статьях. Например, Legrain et al. 3 сообщили, что на основании «тщательного анамнеза и физического осмотра… прием лекарств и инфекция составляют 37,5% всех случаев крапивницы» в их серии исследований 40 младенцев, госпитализированных по поводу крапивницы в детскую больницу. больнице в Бордо, Франция. Точно так же врачи в нашем исследовании подозревали эту комбинацию у 44% своих пациентов, но когда мы сравнили детей с крапивницей и без нее, мы обнаружили, что 2 группы с одинаковой вероятностью сообщали о таких воздействиях в анамнезе.Роль пищевых продуктов как причины крапивницы остается неопределенной. Legrain et al 3 сообщили, что 25 % их случаев были вызваны пищевыми продуктами, в то время как Mortureux et al 4 и коллеги указали, что 11 % их случаев были связаны с пищевыми продуктами. Kauppinen et al. 5 из Финляндии обнаружили такое же число у детей (13%), но большее число у взрослых (25%), а также приводились другие цифры, достигающие 62%. 9 Мы не обнаружили различий в историях недавнего приема 6 продуктов, которые, как сообщается, связаны с крапивницей 8 ,9 между пациентами и контрольной группой.Другие продукты, иногда связанные с аллергическими реакциями, такие как шоколад, коровье молоко или соя, не были включены в наш контрольный список анамнеза. Без дополнительной оценки, такой как кожная проба или слепое тестирование, приписывание крапивницы у ребенка приему определенной пищи должно быть предварительным выводом. Нам не удалось найти сообщения об этиологии крапивницы, проверяемой экспериментальным методом, таким как слепая пищевая проба. Конечно, немедленные реакции анафилактического характера после приема пищи следует тщательно оценивать и лечить с большой осторожностью.Из-за различных определений атопии неудивительно, что ее потенциальная связь с крапивницей различается: в исследованиях сообщается о 20%, 3 26%, 1 29%, 7 и 50% частоте встречаемости. 4 Наши результаты показали, что 33% детей с крапивницей были атопическими, что было определено как наличие в анамнезе астмы, сезонного ринита или атопического дерматита. Этот процент соответствует этим исследованиям, но его следует рассматривать в свете того факта, что 43% контрольной группы также имели историю атопии.Как и ожидалось, мы обнаружили больший процент, когда у родственников первой степени родства пациентов (58%) и контрольной группы (66%) было одно из атопических состояний. Это существенно не отличалось.

Подобно многим состояниям, наблюдаемым в практике первичной медико-санитарной помощи, неопределенность в отношении этиологии крапивницы является обычным явлением. В условиях семейной практики у 54% пациентов причина не была выявлена. 7 Педиатры в нашем исследовании подозревали причину у 52% пациентов, но, как правило, они выражали низкую степень уверенности в конкретной причине.

У всех наших пациентов, кроме одного, была острая крапивница, за исключением ребенка, у которого крапивница окончательно разрешилась на 50-й день, что примерно на 1 неделю дольше, чем произвольное разделение между острой и хронической (длительностью 6 недель). Хроническая крапивница встречается гораздо реже даже в специализированных клиниках 1 -4 , поэтому неудивительно, что она редко встречается в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. Тщательно проведенное исследование детей с хронической крапивницей методом случай-контроль может дать результаты, отличные от наших.

Исследования заболеваний и состояний, проводимые в практических исследовательских сетях, могут давать результаты, отличные от результатов, проводимых в специализированных клиниках или академических центрах. Используя метод «случай-контроль» в исследовательских сетях педиатрической практики, мы обнаружили, что недавнее использование антибиотиков было значительно более распространенным среди детей с крапивницей, но что другие агенты, такие как продукты питания, укусы и укусы насекомых или симптомы, указывающие на инфекцию, больше не встречались. чаще встречается у детей с крапивницей, чем у детей того же возраста и пола, которые наблюдались в кабинете педиатра первичной медико-санитарной помощи по причинам, отличным от крапивницы. Врачи, наблюдающие детей в условиях, сходных с нашими, должны узнать об использовании антибиотиков, а также о других факторах, но должны быть осторожны в установлении причинно-следственной связи, основанной только на истории воздействия.

Исследовательская сеть педиатрической практики штата Юта

Солт-Лейк-Сити: Кэрри Байингтон, доктор медицины, Южная главная клиника; Марк Бризачер, доктор медицинских наук, клиника Брайнера; Карла Файндт, доктор медицинских наук, педиатрическая клиника университетской больницы; Кристиан Эррера, доктор медицины, Центр Гринвуда, UUHN; Луи Мелини, штат Пенсильвания, Стив Линч, доктор медицины, Педиатрия Уиллоу Крик; Кэтлин МакЭллиготт, доктор медицинских наук, Чак Норлин, доктор медицинских наук, Чарльз Ралстон, доктор медицинских наук, педиатрическая клиника университетской больницы; American Fork: Гордон Глейд, доктор медицинских наук, Педиатрия долины Юты; Сэнди: Джефф Шмидт, доктор медицины, Марк Валентайн, доктор медицинских наук, Медицинский центр IHC Sandy; Западная Иордания: Роберт Терашима, доктор медицины; Парк-Сити: Лесли Вебстер, доктор медицинских наук, педиатрия Саммит.

Описания крапивницы у детей и рекомендации по лечению основаны, главным образом, на отчетах и ​​отзывах госпитализированных детей или детей, осмотренных дерматологами. Понимание состояния, которое обычно наблюдается в общей педиатрической практике, может предоставить информацию, более полезную для практикующих врачей первичной медико-санитарной помощи. Дизайн случай-контроль позволяет сравнивать детей с крапивницей и без нее в отношении сопутствующих воздействий или других возможных причинных факторов.

Воздействие пищевых продуктов, часто называемых потенциальными причинами крапивницы, симптомов других заболеваний, а также укусов или укусов насекомых столь же часто встречается у контрольной группы, как и у детей с крапивницей. Дети с крапивницей чаще принимают антибиотики, чем дети из контрольной группы. Дети с крапивницей, наблюдаемые педиатрами, мало чем отличаются от контрольной группы. Таким образом, приписывание связи между воздействием определенного вещества или сопутствующим заболеванием только на основании истории воздействия может быть необоснованным.

Принят к публикации 12 апреля 2001 г.

Это исследование было поддержано грантом Фонда первичного детского медицинского центра Солт-Лейк-Сити.

Частично представлен в виде плаката на собрании педиатрических академических обществ, Бостон, Массачусетс, 12–16 мая 2000 г.

Автор, ответственный за переписку: Paul C. Young, MD, отделение педиатрии, Медицинский факультет Университета Юты, 50 N Medical Dr, Salt Lake City, UT 84132 (e-mail: [email protected]).

1. Хамфрис ФХантер JAA Характеристики крапивницы у 390 пациентов. Br J Дерматол. 1998;138635- 638Google ScholarCrossref 2.Zuberbier Тиффландер Дж. Земмлер Ченц BM Острая крапивница: клинические аспекты и терапевтическая реакция. Acta Derm Venerol. 1996;76295- 297Google Scholar3.Legraine ВТайеб ASage TMaleville J Крапивница у младенцев: исследование сорока пациентов. Детская дерматол. 1990;7101- 107Google ScholarCrossref 4.Mortureux ПЛот-Лабрез CLegrain-Liferman В.Ламиро Тсарланг JTaieb Острая крапивница в младенчестве и раннем детстве. Арка Дерматол. 1998;134319- 323Google ScholarCrossref 6.Pollack резюме младшийРомано TJ Амбулаторное лечение острой крапивницы: роль преднизолона. Энн Эмер Мед. 1995;26547- 551Google ScholarCrossref 7.Марголис CFNisi R Крапивница в семейной практике. J Fam Pract. 1985;2057- 64Google Scholar9.

Махмуд ТиДжаннигер CK Детская крапивница: кожная. 1993;5278- 80

11.Квонг КЮМаалуф НДжонс CA Крапивница и ангионевротический отек: патофизиология, диагностика и лечение. Педиатр Энн. 1998;27719- 724Google ScholarCrossref

Этиология, клинические проявления, диагностика и лечение

J Pediatr Rev.2013;1(2) 65

4. Каплан А.П. Клиническая практика. Хроническая крапивница

и ангионевротический отек. N Engl J Med 2002; 346(3): 175-

9.

5. Черч М.К., Веллер К., Сток П., Маурер М. Хроническая

спонтанная крапивница у детей: Зуд для понимания.

Pediatr Allergy Immunol 2011: 22(1): 1–8.

6. Grattan CE, O’Donnell BF, Francis DM, et al.

Рандомизированное двойное слепое исследование циклоспорина при

хронической «идиопатической» крапивнице.Бр Дж Дерматол 2000;

143(2): 365–72.

7. Kjaer HF, Eller E, Host A, Andersen KE, Bindslev-

Jensen C. Распространенность аллергических заболеваний в

невыбранной группе 6-летних детей. Исследование когорты новорожденных DARC

. Pediatr Allergy Immunol 2008;

19(8): 737–45.

8. Tuchinda M, Srimaruta N, Habanananda S, Vareenil

J, Assatherawatts A. Крапивница у тайских детей.

Asian Pac J Allergy Immunol 1986; 4(1): 41–5.

9. Volonakis M, Katsarou-Katsari A, Stratigos J.

Этиологические факторы хронической крапивницы у детей. Энн

Аллергия 1992; 69(1): 61–5.

10. Beattie PE, Lewis-Jones MS. Сравнительное

исследование нарушений качества жизни у детей

с кожными заболеваниями и детей с другими хроническими

детскими заболеваниями. Br J Dermatol 2006;155(1):145–

151.

11. Гош С., Канвар А.Дж., Каур С.Крапивница у

детей. Pediatr Dermatol 1993;10(2):107–110.

12. Sackesen C, Sekerel BE, Orhan F, Kocabas CN,

Tuncer A, Adalioglu G. Этиология различных

форм крапивницы у детей. Педиатр Дерматол

2004; 21(2):102–108.

13. Кауппинен К., Юнтунен К., Ланки Х. Крапивница у

детей. Ретроспективная оценка и последующее наблюдение.

Аллергия 1984; 39(6): 469–72.

14. Mortureux P, Leaute-Labreze C,

LegrainLifermannV, Lamireau T, Sarlangue J, Taieb

A. Острая крапивница в младенчестве и раннем детстве: проспективное исследование

. Арка Дерматол 1998; 134(3):

319–23.

15. Powell RJ, Du Toit GL, Siddique N, Leech SC,

Dixon TA, Clark AT, et al. Рекомендации BSACI по

лечению хронической крапивницы и ангионевротического отека

. Клин Эксперт Аллергия 2007; 37(5):631–650.

16. Ирини Б., Селес Г., Гимеси Э., Тумпек Дж., Эреди Э.,

Димитриос Г. и др. Клинико-лабораторные

обследования в подгруппах хронической крапивницы.

Int Arch Allergy Immunol 2007; 144(3):217–225.

17. Wedi B, Raap U, Wieczorek D, Kapp A. Крапивница

и инфекции. Аллергия Астма Клиника Иммунол 2009;

5(1): 10.

18. Buckley RH, Dees SC. Сывороточные иммуноглобулины.3.

Аномалии, связанные с хронической крапивницей у

детей.Дж. Аллергия 1967; 40(5): 294–303.

19. Du Toit G, Prescott R, Lawrence P, Johar A, Brown

G, Weinberg EG, et al. Аутоантитела к высокоаффинному

рецептору IgE у детей с хронической

крапивницей. Энн Аллергия Астма Иммунол 2006;

96(2): 341–344.

20. Jirapongsananuruk O, Pongpreuksa S,

Sangacharoenkit P, Visitsunthorn N, Vichyanond P.

Выявление этиологии хронической крапивницы у

детей: проспективное исследование 94 пациентов.Педиатр

АллергИммунол 2010; 21(3): 508–514.

21. Гривз М.В., Тан К.Т. Хроническая крапивница: последние достижения

. Clin Rev Allergy Immunol 2007; 33(1-

2): 134–43.

22. Ferrer M, Morais-Almeida M, Guizova M,

Khanferyan R. Оценка удовлетворенности лечением

у детей с аллергическими заболеваниями, получавших антигистаминные препараты

: международное неинтервенционное ретроспективное исследование

.Clin Drug Investig 2010; 30(1):

15–34.

23. Хизаль М., Тузун Б., Вольф Р., Тузун Ю. Взаимосвязь

между антителами IgG

Helicobacter pylori и тестом аутологичной сыворотки при хронической

крапивнице. Int J Дерматол 2000; 39(6): 443–5.

24. Шокет А.Л. Хроническая крапивница: патофизиология

и этиология, или что и почему. Аллергия Астма

Proc 2006; 27(2): 90–5.

25. Маген Э., Мишал Дж., Шлезингер М., Шарф С.

Ликвидация инфекции Helicobacter pylori в равной степени

улучшает хроническую крапивницу при положительном и

отрицательном кожном тесте с аутологичной сывороткой. Хеликобактер

2007; 12(5):567–571.

26. Бретаг А.Х., Арчер Р.С., Аткинсон Х.М. и др.

Циркадная крапивница: еще одна ассоциация Campylobacter

. Ланцет 1984; 1(8383): 954.

27. Теббе Б., Гейлен К.С., Шульцке Д.Д., Боярски К.,

Раденхаузен М., Орфанос К.Э.Инфекция Helicobacter pylori

и хроническая крапивница. J Am Acad

Дерматол 1996; 34(4): 685–686.

28. Валсеки Р., Пигатто П. Хроническая крапивница и

Helicobacter pylori. Acta Derm Venereol 1988;

78(6):440–442.

29. Kranke B, Mayr-Kanhauser S, Aberer W.

Helicobacter pylori при приобретенной холодовой крапивнице.

Контактный дерматит 2001; 44 (1): 57–58.

30.Шнайдер Б., Хелблинг А., Пихлер В.Дж. Хроническая

идиопатическая крапивница: естественное течение и ассоциация

с инфекцией Helicobacterpylori. Int Arch Allergy

Immunol 1999; 119(1): 60–63.

31. Wustlich S, Brehler R, Luger TA, Pohle T,

Domschke W, Foerster E. Helicobacter pylori как

возможный бактериальный очаг хронической крапивницы.

Дерматология 1999; 198(2):130–132.

32.Bilbao A, García JM, Pocheville I, Gutiérrez C,

Corral JM, Samper A, et al. [Круглый стол: крапивница

в связи с инфекциями]. Аллергол

Иммунопатол(Мадр) 1999; 27(2): 73–85.

33. Sakurai M, Oba M, Matsumoto K, Tokura Y,

Furukawa F, Takigawa M. Острые инфекционные заболевания У летнего мальчика 2-недельная история генерализованной пятнисто-папулезной экзантемы на туловище, руках и ногах через 4 недели после полного выздоровления от COVID-19.Во время острой инфекции COVID-19 (мазок из носоглотки на амплификацию РНК SARS-CoV-2 дал положительный результат) у него развилась лихорадка выше 39°C в течение 48 часов, боль в горле, боль в животе и диарея, которые продолжались неделю. Через четыре недели после полного исчезновения всех симптомов развилась генерализованная пятнисто-папулезная сыпь, которая не сопровождалась зудом на туловище, руках и ногах без лихорадки или других симптомов (рис. 1 и 2). На 5-й день пальпировалась шейная лимфаденопатия, а на задней части туловища было отмечено большое возвышающееся чешуйчатое пятно, напоминающее пятно вестника (рис. 1).Сыпь сохранялась в течение 2 недель с постепенным исчезновением сыпи и лимфаденопатии. Лабораторные анализы показали нормальный уровень лейкоцитов и тромбоцитов, нормальную функцию печени и почек, нормальный С-реактивный белок и нормальную скорость оседания эритроцитов. В остальном пациент оставался здоровым, никаких лекарств не принимал. Также было отмечено, что эхокардиограмма в норме.

Рисунок 1

Пятнисто-папулезная экзантема на туловище.

Рисунок 2

Пятнисто-папулезная сыпь на ногах.

Других симптомов, кроме шейной лимфаденопатии, не было, так как пациентка только что переболела COVID-19.Сыпь не вызывала зуда, и дифференциальный диагноз мог быть с розовым лишаем из-за вирусной экзантемы. Большинство причин розового лишая неясны и, как полагают, связаны с вирусным триггером. Без каких-либо других симптомов, кроме шейной лимфаденопатии, из-за временного эффекта заражения COVID-19 сыпь и шейная лимфаденопатия, скорее всего, являются иммуноопосредованными и вызваны вирусом SARS-CoV-2.

Сообщалось о различных кожных проявлениях COVID-19 во время острой клинической картины в виде папуло-везикулярной сыпи, крапивницы, болезненных акральных красно-фиолетовых папул, поражений ретикулярного ливедо и петехий.1 В то время как исследования показали, что сроки кожных проявлений, связанных с COVID-19, варьировались у пациентов, от 3 дней до постановки диагноза COVID-19 до 13 дней после постановки диагноза. 2 Не было зарегистрировано случаев длительных дерматологических проявлений у детей после выздоровления. COVID-19 через 4 недели после постановки диагноза.

Пункты обучения

  • Сообщалось о кожных проявлениях COVID-19 во время острой клинической картины.

  • Редко сообщалось о необычных длительных дерматологических проявлениях после инфекции COVID-19.

  • Экзантема розового лишая может быть частью кожных проявлений, связанных с COVID-19.

Что такое крапивница? Симптомы, причины, диагностика, лечение и профилактика

«Обычно крапивница длится не более 24 часов, в то время как укусы насекомых, которые легко спутать с крапивницей, могут длиться несколько дней», — говорит Фридман. Это означает, что однажды утром вы можете проснуться с крапивницей, а на следующее утро эта конкретная сыпь может полностью исчезнуть, говорит Фридман.«И они часто появляются без всякого предупреждения».

Ульи тоже передвигаются, и им все равно, в какой части тела они обитают. Даже ваша кожа головы, подошвы ног и ладони могут быть поражены крапивницей. «Если вы видите, что один из них много двигается, это сигнализирует о улье», — говорит Фридман.

СВЯЗАННЫЕ: Как определить укусы и укусы обычных насекомых

Острая крапивница длится менее шести недель, в то время как хроническая крапивница длится более шести недель. Это не означает, что вы покрываетесь крапивницей каждый день в течение этих периодов времени, но это означает, что в эти периоды времени крапивница приходит и уходит либо беспорядочно, либо иногда на более постоянной основе, — говорит Энтони М.Росси, доктор медицины, ассистент лечащего дерматолога в Мемориальном онкологическом центре имени Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке.

К счастью, хотя крапивница может сильно чесаться, она не оставляет следов на коже после исчезновения, независимо от того, лечили вы ее или нет.

Крапивница не заразна и в большинстве случаев не опасна. Однако есть несколько исключений, которые требуют неотложной помощи.

Первым является состояние, называемое ангионевротический отек, который включает отек ткани под кожей.Это может привести к отеку языка, губ, горла, рук, ног и даже внутренней части живота. В результате у людей могут быть спазмы желудка или, что еще хуже, затрудненное дыхание. У людей с крапивницей может быть ангионевротический отек, но учтите, что «то, что у вас крапивница, не означает, что у вас будет ангионевротический отек», — говорит доктор Росси.

Если крапивница сопровождается отеком и затруднением дыхания, немедленно обратитесь за неотложной помощью.

Крапивница также может быть результатом серьезной аллергической реакции, называемой анафилаксией, говорит Росси.Если вы испытываете трудности с дыханием; отек губ, языка или век; головокружение; боль в животе; или тошнота или рвота в сочетании с крапивницей, немедленно обратитесь за помощью.

Границы | Аутоиммунные теории хронической спонтанной крапивницы

Введение

Крапивница, более известная как «крапивница», является распространенным заболеванием, которым в какой-то момент жизни страдает от 15 до 25% населения (1). Заболевание, как правило, чаще встречается у взрослых, чем у детей, и у женщин, чем у мужчин, с пиком заболеваемости в третьем-пятом десятилетии жизни.Это состояние характеризуется появлением зудящих «волдырей», которые представляют собой четко очерченные области без ямок с бледными центрами и приподнятыми краями, которые затрагивают только поверхностные участки дермы и наблюдаются в сочетании с окружающей эритемой кожи. (2). Поражения могут быть всего несколько миллиметров в диаметре, но могут сливаться, образуя волдыри шириной до нескольких сантиметров. Они часто исчезают в течение 24 часов с момента начала заболевания. Крапивница может сопровождаться наличием ангионевротического отека, который представляет собой аналогичный процесс, возникающий на подслизистых поверхностях верхних дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, а также в более глубоких слоях кожи, включая подкожную клетчатку (3).Крапивница классифицируется как острая или хроническая в зависимости от того, длится ли начало эпизода менее или >6 недель соответственно. В этом обзоре мы сосредоточимся конкретно на патофизиологии хронической крапивницы. Ранее называемая хронической идиопатической крапивницей, хроническая спонтанная крапивница (ХСК) относится к рецидивирующей крапивнице, длящейся более 6 недель, которая возникает в отсутствие идентифицируемого триггера. Крапивница, спровоцированная четко определенным провоцирующим фактором (например,g., давление, температура, вибрация) относятся к индуцируемой крапивнице и не будут далее обсуждаться в этом обзоре. Распространенность хронической крапивницы оценивается где-то от 0,5 до 5% среди населения в целом, но это точно не известно, хотя считается, что заболеваемость снижается примерно на 1,4% ежегодно (4). Недавние руководства теперь включают изолированный идиопатический ангионевротический отек в определение ХСН при условии, что другие причины ангионевротического отека, особенно опосредованные брадикинином, были исключены (5).Многочисленные исследования показали, что ХСН может быть аутоиммунным заболеванием в значительной части случаев, но важно определить потенциальные триггеры заболевания и исключить другие дифференциальные состояния до постановки диагноза, как показано на рисунке 1. В этой статье мы рассмотрим обсудить патофизиологию хронической крапивницы и рассмотреть доказательства ее аутоиммунной этиологии.

Рисунок 1 . Диагностика хронической крапивницы.

Тучные клетки и базофилы как централизованные регуляторы хронической спонтанной крапивницы

Патофизиология ХСС недостаточно хорошо изучена, но ясно, что нарушение активации и дегрануляции как тучных клеток, так и базофилов остается центральным элементом этого процесса.Из них тучные клетки наиболее широко признаны первичными эффекторами хронической крапивницы. В то время как другие типы клеток, включая лимфоциты и полимононуклеарные клетки (PMN), наблюдались в воспалительных инфильтратах пациентов с CSU, хорошо известно, что гистамин и другие продукты тучных клеток в основном ответственны за развитие этого состояния [обратите внимание, что биопсия кожи редко требуется для диагностики, но иногда помогает отличить ХСН от других воспалительных состояний, таких как уртикарный васкулит (5)].Физические проявления крапивницы могут быть связаны с повышенной проницаемостью сосудов в результате высвобождения предварительно образованных медиаторов из тучных клеток (например, гистамина, триптазы, лейкотриенов) и замедленной выработки ими цитокинов. Текущие исследования продолжают исследовать механизмы, с помощью которых тучные клетки активируются антигенами, переносимыми кровью, с недавними данными исследований мыши in vivo , предполагающими, что CD301b + дермальные дендритные клетки (ДК) фактически сначала берут образец антигена, а затем передают его близлежащим тучным клеткам через секретируемые микровезикулы (6).Однако подавляющее большинство случаев хронической крапивницы не вызывается каким-либо идентифицируемым веществом и фактически является идиопатическим. В этих случаях анафилаксии не возникает, хотя может присутствовать ангионевротический отек.

В отношении патогенеза хронической крапивницы были выдвинуты два основных механизма. Первый не является аутоиммунным по своей природе, но включает нарушение регуляции внутриклеточных сигнальных путей в тучных клетках и базофилах, что приводит к дефектам переноса или функции этих клеток.Второй включает выработку аутоантител к FcεRIα или IgE как на тучных клетках, так и на базофилах и будет обсуждаться более подробно в следующих разделах (7). Оба эти механизма будут подробно рассмотрены здесь и показаны на рис. 2.

Рисунок 2 . Модель механизмов, лежащих в основе хронической крапивницы. Патологическая активация тучных клеток и базофилов у пациентов с хронической спонтанной крапивницей, как полагают, происходит посредством двух основных механизмов: дефектов внутриклеточной передачи сигналов и аутоиммунных механизмов.В первом случае неадекватная активация молекул, таких как тирозинкиназа селезенки (SYK), или ингибирование негативных регуляторов, включая инозитолфосфатазы, содержащие гомологию Src 2 (Sh3) (SHIP), способствует спонтанной дегрануляции тучных клеток/базофилов с последующим высвобождением гистамина и другие белковые и липидные медиаторы. Наиболее общепринятая теория патогенеза ХСС включает опосредованную антителами активацию тучных клеток и базофилов, которая может происходить через IgG- или IgE-опосредованные пути.В первом случае молекулы IgG, направленные против Fc-фрагмента IgE или FcεR1, способствуют спонтанной клеточной дегрануляции. У пациентов с аутоаллергией перекрестное связывание Fc-эпсилон-R1 (FcεR1) через аутореактивные молекулы IgE, направленные против аутоантигенов, таких как тиреопероксидаза (ТПО), способствует дегрануляции тучных клеток/базофилов.

Нарушение регуляции внутриклеточных сигнальных путей может предрасполагать к патологической активации тучных клеток и базофилов

Активация высокоаффинного рецептора IgE, FcεR1, является важным этапом в развитии аллергических реакций и развитии крапивницы.Этот рецептор состоит из α-, β- и двух γ-субъединиц (8). В то время как α-субъединица связывается с константной областью Cε3 молекулы IgE, β- и γ-субъединицы содержат мотивы активации клеточного иммунорецептора на основе тирозина (ITAM), которые при фосфорилировании способствуют активации тирозинкиназы селезенки (SYK) и рекрутирование вниз по течению множества вторичных молекул, включая те, которые участвуют в пути фосфоинозитид-3 киназы (PI3K). Эта серия событий отвечает за дегрануляцию тучных клеток и может предрасполагать к патологической активации тучных клеток при неправильной активации.SYK рекрутируется в FcεR1 при стимуляции антигеном, и было показано, что ингибирование этого белка ингибирует дегрануляцию тучных клеток и продукцию как липидных медиаторов, так и активности цитокинов (9). Когда тучные клетки пациентов с CSU с активной крапивницей во время забора крови сравнивали с тучными клетками здоровых доноров, неудивительно, что они высвобождали значительно больше гистамина in vitro , чем их здоровые аналоги (10). Тем не менее, когда эти пациенты с CSU были дополнительно разделены на ответчиков и пациентов с ХСН.у нереспондеров на основании их способности к дегрануляции в ответ на анти-IgE (у респондеров активность дегрануляции >10%), было показано, что уровни SYK выше в группе респондеров, чем в группе нереспондеров, что позволяет предположить, что этот белок основной детерминант склонности к спонтанной дегрануляции. Экспрессия SYK сильно варьирует среди населения в целом и, как полагают, коррелирует со степенью IgE-опосредованной дегрануляции. Интересно, что наличие аутоантител к FcεRIα или IgE не предрасполагает к усилению экспрессии SYK базофилов (11).

Негативная регуляция активации тучных клеток происходит посредством фосфоинозитид-липипидфосфатаз, которые функционируют как хорошо описанные негативные регуляторы активации и пролиферации гемопоэтических клеток. Инозитолфосфатазы SHIP-1 и SHIP-2, содержащие гомологию Src 2 (Sh3), связываются с β-субъединицей FcεR1 и активируются при стимуляции IgE или антигеном (12). Вполне вероятно, что нарушение регуляции этих путей, приводящее к дисбалансу положительной сигнализации, играет патогенную роль в развитии ХСС.Одно исследование показало, что, когда базофилы от IgE-позитивных доноров с высокой аллергией (отличающихся способностью вызывать ответ на человеческий рекомбинантный фактор высвобождения гистамина, полный стимул для высвобождения гистамина) сравнивали с базофилами здоровых доноров-людей, они содержали меньше уровень белка SHIP. Таким образом, они продемонстрировали гиперреактивность (т. е. дегрануляцию) в ответ на стимулы, которые, по-видимому, не влияли на IgE-негативные базофилы (13). Аналогичные результаты были получены в тучных клетках пациентов с CSU, очень чувствительных к дегрануляции, при этом у респондеров наблюдались значительно более низкие уровни белка SHIP, чем как у нереспондеров, так и у здоровых доноров-людей (10).

Аутоиммунная теория активации тучных клеток при хронической спонтанной крапивнице

В то время как дефекты клеточной сигнализации могут быть причиной некоторых случаев ХСК, аутоиммунная теория является более широко принятой гипотезой для объяснения неадекватной активации тучных клеток и базофилов у пациентов с хронической спонтанной крапивницей. Считается, что до 45% случаев ХСС имеют аутоиммунную этиологию. В дозорном исследовании, проведенном Grattan et al., 12 пациентам с хронической крапивницей была проведена внутрикожная инъекция аутологичной сыворотки (14).Семь из 12 субъектов (из которых шесть были женщинами) продемонстрировали положительную реакцию в виде волдырей и воспалений на этот тест, и меньшее количество этих пациентов описали в анамнезе обострение заболевания с приложением давления по сравнению с пациентами с отрицательным инъекционным тестом. Это свидетельствует о том, что у этих пациентов с положительным результатом менее вероятно развитие индуцируемого уртикарного синдрома. Кроме того, только один пациент описал личную историю атопии, что предполагает альтернативную этиологию крапивницы в большинстве случаев.Когда та же самая сыворотка была повторно введена тем же субъектам через 1 год, у большинства пациентов с первоначальным положительным результатом теста был второй положительный результат, хотя то же самое не обязательно было верно, когда вводилась свежая сыворотка. Авторы отметили, что у небольшого числа сывороточно-положительных пациентов, у которых не развилась вторая реакция через 1 год, крапивница исчезла. Напротив, у двух пациентов, у которых продолжалась реакция как на исходную, так и на свежую сыворотку с интервалом в 1 год, было отмечено сохранение активности заболевания.В конечном итоге авторы пришли к выводу, что у многих пациентов с хронической крапивницей в сыворотке содержится «циркулирующий медиатор», способный вызывать крапивницу. В течение последних 30 лет ведутся поиски загадочного преступника; с тех пор было выдвинуто несколько теорий. Однако именно эти первоначальные данные открыли шлюзы для аутоиммунной теории хронической спонтанной крапивницы.

Хотя теоретически проведено Grattan et al. (14), аутоиммунная этиология CSU была дополнительно подтверждена официальной разработкой кожного теста с аутологичной сывороткой (ASST), in vivo анализа активации тучных клеток, которая индуцируется внутрикожной инъекцией сыворотки пациента себе.В настоящее время принято, что почти у 50% пациентов с CSU будет положительный тест в ответ на факторы, присутствующие в их собственной сыворотке, в течение 30 минут после инъекции. Дополнительные группы предположили, что такими «факторами» действительно являются аутоантитела или факторы, высвобождающие гистамин, которые способны вызывать дегрануляцию тучных клеток. К сожалению, эти данные несколько трудно интерпретировать, поскольку положительные ASST не являются уникальными для пациентов с ХСН и были отмечены у значительной части пациентов с аллергическим или неаллергическим ринитом, синдромом множественной лекарственной аллергии и даже у здоровых лиц контрольной группы. (15).Кроме того, было показано, что положительный результат теста сохраняется, даже когда пациенты с ХСН находятся в клинической ремиссии, особенно у пациентов с аутоиммунным тиреоидитом (16). Интересно, что было показано, что уровни аутоантител при ХСК не зависят от активности заболевания, что может частично объяснить этот вывод (17).

Некоторые люди предположили, что кожный тест с аутологичной плазмой может быть более чувствительным, чем ASST, для диагностики ХСН (18), хотя этот результат не был достоверно продемонстрирован (19).Поскольку плазма и сыворотка имеют одинаковые уровни аутоантител, для объяснения патофизиологии заболевания были предложены дополнительные механизмы, помимо продукции аутоантител. Одна из таких теорий утверждает, что факторы, уникально присутствующие в плазме, могут быть вовлечены в развитие крапивницы, и действительно было показано, что уровни протромбинового фрагмента 1+2 (маркер образования тромбина) были значительно выше у пациентов с ХСС, чем у больных с ХСН. контрольные субъекты (18). Это свидетельствует об участии каскада свертывания крови в развитии уртикарной реакции.Хотя роль коагуляционного каскада в патогенезе крапивницы выходит за рамки данного обзора, было показано, что тромбин непосредственно усиливает дегрануляцию тучных клеток, активирует активируемые протеазой рецепторы на тучных клетках и повышает проницаемость сосудов посредством воздействия на эндотелиальные клетки. 20). Следует также отметить, что аутоантитела против низкоаффинного IgE-рецептора FcεRII (CD23) были продемонстрированы у большого процента пациентов с CSU (21). Аутоантитела против CD23 могут активировать эозинофилы для высвобождения основного основного белка, что, в свою очередь, может вызвать высвобождение гистамина из тучных клеток и базофилов.Любопытно, что у пациентов с ХСС эозинофилы также являются основным клеточным источником тканевого фактора, белка, который способствует активации каскада внеклеточной коагуляции и образованию тромбина (22).

Также предполагалось, что активированные лимфоциты могут играть роль в патогенной активации тучных клеток. Действительно, было продемонстрировано, что тучные клетки высвобождают медиаторы воспаления, включая TNF-α, при прямом контакте с активированными Т-клетками (23). Высвобождение TNF-α отвечает за активацию нескольких генов тучных клеток, среди которых матриксная металлопротеиназа 9 (MMP9) и тканевой ингибитор металлопротеиназы 1 (TIMP1).Интересно, что более высокие уровни MMP9 и TIMP-1 были обнаружены в плазме пациентов с хронической крапивницей, а уровни MMP-9 могут коррелировать с тяжестью заболевания (24).

Хроническая спонтанная крапивница связана с выработкой аутоантител к IgE и высокоаффинному рецептору IgE

В ответ на ASST были продемонстрированы циркулирующие медиаторы, способные индуцировать волдыри и гиперемию почти у половины всех пациентов с ХСН. Выявление этих факторов стало очевидным в начале 1990-х гг.Одно знаменательное исследование продемонстрировало, что антитела, присутствующие в сыворотке пациентов с хронической спонтанной крапивницей (но не у пациентов с дерматографизмом или крапивницей от давления), способны вызывать высвобождение гистамина из лейкоцитов периферической крови здорового донора с кинетикой, аналогичной анти-IgE-антителам (25). . Интересно, что авторы отметили, что предварительная инкубация базофилов либо с анти-IgE, либо с сывороткой при хронической крапивнице устраняла последующее высвобождение гистамина при инкубации с сывороткой, вызывающей крапивницу, или с анти-IgE, предполагая, что как анти-IgE, так и сыворотка при хронической крапивнице стимулируют дегрануляцию посредством сходного механизма.Удаление поверхностно-связанного IgE с лейкоцитов перед инкубацией с уртикарной сывороткой или анти-IgE снижало высвобождение гистамина. Эти важные результаты впервые позволили предположить, что высвобождающие гистамин аутоантитела, присутствующие в сыворотке пациентов с хронической крапивницей, действуют путем перекрестного связывания IgE-рецепторов клеточной поверхности.

В дополнение к вышеупомянутым результатам, авторы проницательно отметили, что высвобождение гистамина может быть объяснено, когда сыворотку хронической крапивницы инкубировали с базофилами от доноров с очень низкими концентрациями IgE в сыворотке, но не с анти-IgE (25).Эти данные свидетельствовали о том, что в сыворотке больных ХСУ присутствуют независимые от IgE факторы высвобождения гистамина. Вскоре после публикации этого первоначального исследования та же группа определила наличие антител IgG против α-субъединицы высокоаффинного FcεR1 в группе пациентов с CSU (26). В этой подгруппе пациентов IgG анти-FcεR1α патологически индуцировал высвобождение гистамина независимо от степени IgE-сенсибилизации базофилов. В качестве доказательства концепции высвобождение гистамина было эффективно нейтрализовано в зависимости от концентрации путем предварительной инкубации донорских базофилов с растворимым фрагментом FcεR1α перед добавлением очищенного IgG из сыворотки пациентов с ХСН.

Представление о том, что циркулирующие антитела IgG против IgE и высокоаффинный рецептор IgE FcεR1, вероятно, вносят вклад в патогенез CSU, с тех пор получило широкое признание. Приблизительно у 40% пациентов с CSU есть циркулирующие антитела к одной из этих мишеней (27) с более высокой частотой положительных результатов у пациентов с CSU, которые являются ASST-положительными (28). Считается, что антитела против FcεRI являются более распространенными из двух. FcεRI обнаруживается на поверхности как тучных клеток дермы, так и базофилов, и аутоантитела к этому рецептору могут вызывать хроническую стимуляцию и дегрануляцию этих клеток IgE-независимым образом (2).Напротив, антитела IgG-анти-IgE могут связываться и сшивать IgE, связанный с рецептором, на поверхности тучных клеток и базофилов, что приводит к активации и дегрануляции этих клеток. Как и в случае многих аутоиммунных состояний, наличие аутоантител не обязательно приводит к фенотипу заболевания. Присутствие аутоантител к FcεR1α было отмечено в сыворотке пациентов с другими аутоиммунными заболеваниями кожи и даже у здоровых людей, хотя не было показано, что они проявляют выраженную гистамин-высвобождающую активность у лиц без CSU (29).Авторы связывают это различие с тем, что анти-FcεR1α антитела, как правило, относятся к подтипам IgG1 и IgG3, связывающим комплемент, у пациентов с хронической крапивницей, но к подтипам IgG2 и IgG4 у пациентов с другими воспалительными кожными заболеваниями. Другие группы показали, что активация базофилов in vitro и последующая активность высвобождения гистамина не коррелируют с наличием аутоантител к FcεR1α даже у пациентов с хронической крапивницей (27).

Наличие аутоантител к IgE и FcεR1α предполагает наличие антиген-специфических лимфоцитов у лиц с хронической крапивницей.FcεR1α-специфические Т-лимфоциты обнаруживаются у большого процента пациентов с CSU, и эти клетки, как правило, принимают цитокиновый профиль Th2, причем наибольший процент является секреторами INF-γ (30). Интересно, что взаимосвязь между INF-γ и реакцией аутоантител на FcεR1α оказалась обратно пропорциональной, подобно той, которая наблюдалась для реактивности Т-клеток и аутоантител к антигену декарбоксилазы глутаминовой кислоты у лиц с риском развития сахарного диабета 1 типа (31). ).Остается неясным, как реактивность Т-клеток по сравнению с реактивностью антител к FcεR1α влияет на патогенез CSU. Однако было продемонстрировано, что маркеры активации Т-клеток прямо пропорциональны маркерам дегрануляции тучных клеток у пациентов с хронической крапивницей, особенно у пациентов с положительными антителами против FcεR1 (32). Дополнительные доказательства участия Т-лимфоцитов в патогенезе ХСС связаны с наблюдаемыми изменениями в протеинтирозинфосфатазе 22 (PTPN22) у пациентов с ХСС (33).PTPN22 является сильным геном предрасположенности к различным аутоиммунным заболеваниям и кодирует специфичную для лимфоидов тирозинфосфатазу (Lyp), которая обычно служит ингибитором активации Т-клеток.

Повышенная частота аллеля HLA-DR4 была обнаружена у пациентов с CSU (34). Интересно, что HLA-DR4 был обнаружен с повышенной частотой при ряде других аутоиммунных заболеваний, включая ревматоидный артрит, сахарный диабет 1 типа и рассеянный склероз. Было отмечено, что пациенты с аутоиммунологическими подтипами CSU имеют особенно высокую вероятность носительства этого аллеля HLA класса II (35).Однако эти данные не были воспроизведены в широком спектре популяций, при этом в других исследованиях отмечается повышенная частота HLA-DR9 (30) и HLADR12 (30, 36) среди пациентов с CSU. Гетерогенность аллельной ассоциации с этим заболеванием, вероятно, указывает на то, что FcεR1α содержит ряд различных эпитопов, которые действуют как мишени для аутореактивных Т-лимфоцитов.

Перекрытие между хронической спонтанной крапивницей и другими аутоиммунными заболеваниями

Концепция «перекрывающихся аутоиммунных заболеваний» предполагает, что нарушения, которые носят аутоиммунный характер, возникают с повышенной частотой у пациентов с известным аутоиммунным заболеванием.Многочисленные аутоиммунные состояния, включая системную красную волчанку, полимиозит, дерматомиозит и ревматоидный артрит, связаны с хронической крапивницей (2).

Одно крупное популяционное исследование с участием более 12 000 человек, проведенное крупной организацией по поддержанию здоровья в Израиле, показало, что пациентки с CSU демонстрируют значительно более высокую заболеваемость ревматоидным артритом, синдромом Шегрена, глютеновой болезнью, диабетом I типа и системной красной волчанкой, чем пациентки без ХСС (37).Хотя мужчины также продемонстрировали более высокие шансы наличия этих аутоиммунных состояний по сравнению с контрольной группой, эти цифры не достигли статистической значимости. При дальнейшем исследовании серологических маркеров аутоиммунного заболевания было установлено, что у пациентов с ХСК по сравнению с контрольной группой были значительно более высокие уровни антител к тиреопероксидазе (анти-ТПО), антинуклеарных антител (АНА), антитиреоглобулина (т.е. антимикросомальные) антитела, ревматоидный фактор, антитела IgA к трансглютаминазе и антитела к париетальным клеткам с анти-дцДНК и антитела к кардиолипину имеют тенденцию к значимости.Более того, средний объем тромбоцитов (MPV) был отмечен как аномально высокий у 29% пациентов с ХСС и только у 1% контрольных субъектов. Повышение MPV происходит, когда организм вырабатывает тромбоциты с большей скоростью, и имеет тенденцию коррелировать с уровнями системного воспаления.

Поскольку это исследование было первым в своем роде, в котором изучалась взаимосвязь между ХСН и другими аутоиммунными заболеваниями, оно пролило некоторый свет на некоторые интригующие сходства между этими двумя состояниями. Как и в случае с большинством аутоиммунных состояний, ХСН чаще поражает женщин, чем мужчин, а у женщин с ХСН, как правило, гораздо выше шансы развития других аутоиммунных состояний по сравнению с аутоиммунными заболеваниями.мужчины. Это половое различие также подтверждается наблюдением, что как ХСН, так и аутоиммунные заболевания в целом, как правило, чаще возникают в молодом возрасте, а не у пожилых людей в постменопаузе. Кроме того, высокая распространенность вышеупомянутых аутоиммунных состояний у пациентов с ХСС гораздо чаще, чем в общей популяции, усиливает теорию о том, что основная патология ХСС имеет аутоиммунную природу. Когда действительно возникали перекрывающиеся аутоиммунные состояния, они часто диагностировались в течение первых 10 лет после начала ХСН и довольно часто в течение первых 6 месяцев.Недавно проведенный систематический обзор сопутствующих аутоиммунных заболеваний у пациентов с ХСК также показал, что органоспецифические аутоиммунные заболевания встречаются чаще, чем системные аутоиммунные заболевания у пациентов с крапивницей, при этом эндокринные, гематологические и кожные нарушения являются одними из наиболее распространенных (38). Причины такого расхождения во многом остаются неясными.

Общим патогенетическим механизмом между этими состояниями является наличие аутоантител на фоне хронического воспаления.Однако аутоиммунные расстройства невероятно гетерогенны по своей природе, и поэтому трудно экстраполировать, действительно ли связь между хронической крапивницей и вышеупомянутыми состояниями связана с общей патологической связью или просто отражает предвзятость обнаружения. Если истинная связь действительно существует, можно предположить, что CSU будет обнаруживаться с более высокой частотой у пациентов с установленным аутоиммунным заболеванием, но эту связь было трудно установить окончательно. Например, распространенность ХСС у пациентов с СКВ колеблется от 0 до 22% в зависимости от отдельного исследования (39).

Аутоаллергия при хронической спонтанной крапивнице

Что касается идеи перекрытия аутоиммунных заболеваний, то особого упоминания заслуживает хорошо установленная связь между хронической крапивницей и аутоиммунным заболеванием щитовидной железы. Даже среди эутиреоидных субъектов у многих пациентов с ХСК обнаруживаются определяемые уровни антител против тиреоглобулина или антигена микросомального происхождения (40). Кроме того, повышенная распространенность клинического гипотиреоза (например, тиреоидита Хашимото), а также гипертиреоза была обнаружена среди пациентов с CSU, при этом в одном исследовании оценивалось, что вероятность гипотиреоза у женщин и мужчин с хронической крапивницей выше в 23 и в семь раз по сравнению с контрольные субъекты соответственно (37).В 80% этих случаев диагноз заболевания щитовидной железы был поставлен в течение 10 лет после постановки диагноза крапивницы. Появление антитиреоидных антител IgG у пациентов с CSU, задокументированных в исследованиях, в которых участвовало более 100 пациентов, составляло от 3,7 до 37,1%, при этом две трети сообщали о повышении уровня антитиреоидных антител более чем у 10% пациентов. 41).

Пациенты с ХСС также демонстрируют более высокие уровни антител IgE к тироидной пероксидазе (анти-ТПО) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, хотя это распределение оказалось бимодальным: у 39% пациентов с ХСС уровни IgE к ТПО были аналогичны контрольным субъектам ( IgE анти-ТПО низкий ) (42).Предполагается, что аутоаллергическая активация тучных клеток может способствовать патофизиологии у пациентов с ХСН с определяемыми уровнями IgE к ТПО. IgE играет хорошо зарекомендовавшую себя роль в защите от гельминтозов и в распознавании экзогенных аллергенов, но только совсем недавно обнаружилась его потенциальная роль в аутоиммунитете. Термин «аутоаллергия» относится к IgE-опосредованной реакции гиперчувствительности типа I против аутоантигенов, которая, в свою очередь, может способствовать дегрануляции базофилов и тучных клеток.Впервые он был предложен Rorsman et al. как объяснение базопении, вызванной крапивницей (43). Рорсман предположил, что в отличие от физических причин крапивницы взаимодействия антиген-антитело при нефизических причинах крапивницы, вероятно, происходят как в коже, так и в кровотоке (44). Было показано, что аутоаллергическая активация тучных клеток происходит при различных кожных заболеваниях, включая атопический дерматит (45, 46) и буллезный пемфигоид (47). При таких нарушениях IgE, направленные против кожных антигенов, могут связываться с этими родственными антигенами и активировать тучные клетки, находящиеся в коже.Напротив, ТПО может высвобождаться из щитовидной железы в кровоток, где она может свободно связываться с поверхностью клеток, экспрессирующих FcεR1. Эта внекожная природа ТПО может быть одной из причин, по которой проявления ХСК не ограничиваются только кожей, как это бывает при многих других аутоиммунных кожных заболеваниях. Действительно, было показано, что анти-IgE-антитела к ТПО обладают способностью индуцировать дегрануляцию базофилов in vitro в присутствии антигена ТПО и, вероятно, играют роль в патогенезе CSU (48).Недавние результаты показали, что IgE-антитела к ТПО присутствуют с большей частотой и в большем количестве у пациентов с ХСН и имеют больший потенциал индуцировать ТПО-опосредованные кожные реакции у этих субъектов по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы (49). Эти результаты были подтверждены повышенной активацией маркеров активации базофилов у субъектов с ХСК при воздействии ТПО и способностью анти-ТПО IgE индуцировать положительные кожные реакции при пассивном переносе этого антитела от пациента с ХСК на кожу здорового субъекта.В дополнение к антителам IgE к ТПО, антитела IgE к двухцепочечной ДНК также были отмечены с более высокой частотой у пациентов с CSU (50). Однако не наблюдалось существенной разницы в уровнях IgE анти-дцДНК между ASST-позитивными и ASST-негативными пациентами, что позволяет предположить, что эти антитела могут быть коррелированы с патогенезом CSU, но вряд ли вовлечены в него.

IgE-опосредованный аутоиммунитет все чаще рассматривается как возможный фактор патогенеза различных системных состояний, включая системную красную волчанку и ревматоидный артрит (51).Многоцентровое исследование у пациентов с СКВ показало, что более чем у половины всех субъектов обнаруживались определяемые уровни IgE как минимум к одному общему ядерному аутоантигену (дцДНК, SS-A, SS-B, Sm) (52). Эта частота увеличивалась во время активного заболевания и была тесно связана с наличием активного нефрита. Еще многое предстоит узнать об областях аутоаллергии и IgE-опосредованного аутоиммунитета, которые в настоящее время остаются в зачаточном состоянии, но вполне вероятно, что это обнаружит множество новых, целевых аутоантигенов.Недавно у пациентов с ХСС было продемонстрировано более 200 аутоантигенов IgE, отсутствовавших в здоровой контрольной группе, среди которых был ИЛ-24, который был обнаружен у всех пациентов с ХСС (53). Дальнейшие анализы in vitro показали, что IL-24 способствует высвобождению гистамина из тучных клеток человека, сенсибилизированных IgE из CSU, но не из контрольных субъектов, и что уровни IgE-анти-IL-24 имеют достаточную прогностическую ценность для активности заболевания. Вопросы о том, почему и как развиваются аутоантитела IgE и в какой степени они способствуют патогенезу CSU по сравнению с аутоантителами IgG, еще предстоит определить и, вероятно, будут в центре внимания многих будущих исследований в этой области.

Лечение хронической спонтанной крапивницы

Основное лечение хронической крапивницы заключается в устранении основной патологии, когда это возможно, и предотвращении активации тучных клеток. У любого пациента с хронической крапивницей сначала следует устранить потенциальные триггеры, включая препараты, которые могут вызывать неаллергические реакции гиперчувствительности (чаще всего НПВП) (5). Было предложено множество руководств по лечению ХСК, хотя EAACI/GA 2 LEN/EDF/WAO остаются наиболее популярными среди практикующих клиницистов (5).В случаях, когда триггеры не могут быть идентифицированы, антигистаминные препараты (особенно современные антигистаминные препараты 2-го поколения) рекомендуются в качестве основных методов фармакологического лечения этого состояния. У пациентов, которые плохо реагируют на антигистаминную терапию, рекомендуется увеличить дозу до четырехкратного нормального предела до начала нового препарата. В случаях тяжелой крапивницы, не поддающейся адекватному контролю только антигистаминными препаратами, в руководствах EAACI/GA 2 LEN/EDF/WAO рекомендуется добавление терапии анти-IgE, при этом циклоспорин зарезервирован для наиболее рефрактерных случаев ХСН.В то время как короткие курсы преднизолона действительно играют роль в острых обострениях ХСН, существует настоятельная рекомендация против длительного использования пероральных стероидов, учитывая риск побочных эффектов.

Оценка использования омализумаба для лечения хронической спонтанной крапивницы

Омализумаб представляет собой моноклональное антитело IgG против Fc-фрагмента антитела IgE и предотвращает связывание свободного IgE с высокоаффинными рецепторами FcεR1 на тучных клетках и базофилах. В первом многоцентровом плацебо-контролируемом исследовании, оценивающем использование омализумаба при ХСК, изучалась эффективность этой терапии у субъектов с аутоантителами IgE и было обнаружено, что 70% пациентов, получавших омализумаб, которые в остальном были рефрактерны к стандартной антигистаминной терапии, были полностью защищены от развития волдырей (по сравнению с 70% пациентов, получавших омализумаб).4,5% субъектов, получавших плацебо) (54). Другое исследование третьей фазы продемонстрировало, что омализумаб, вводимый тремя подкожными дозами по 150 или 300 мг в течение 12 недель, значительно уменьшал симптомы у пациентов с ХСН, рефрактерных к антигистаминным препаратам, без возобновления симптомов после прекращения приема препарата (55). Отсутствие рецидивов после отмены и очень хороший профиль безопасности сделали омализумаб подходящим для длительной терапии у пациентов с ХСН, хотя стоимость по-прежнему ограничивает его применение во многих случаях.

Механизм, с помощью которого омализумаб приносит пользу пациентам с ХСН, еще предстоит полностью выяснить, но вышеупомянутые результаты убедительно доказывают вклад аутоантител IgE в патогенез ХСН, при этом быстрая нейтрализация этих антител является эффективным компонентом терапии. Хотя точные механизмы, благодаря которым лечение омализумабом приносит пользу пациентам с ХСН, остаются неясными, клиренс аутоантител IgE, безусловно, имеет значение. Хорошо известно, что омализумаб быстро снижает уровень свободного IgE, что способствует подавлению FcεR1 на базофилах в течение нескольких недель и на тучных клетках в течение нескольких месяцев (56).Причина этого в том, что FcεR1 эффективно разрушается, когда он не стабилизируется за счет связывания IgE (56, 57). Кроме того, было показано, что омализумаб улучшает генетическую сигнатуру пораженной кожи у пациентов с CSU, отражая сигнатуры кожи без поражений путем подавления экспрессии генов, участвующих в инфильтрации тучных клеток и лейкоцитов (FCER1G, C3AR1, CD93, S100A8), окислительном стрессе, васкуляризация (CYR61) и восстановление кожи (KRT6A, KRT16) (56). Примечательно, что у пациентов, не ответивших на омализумаб, эти генетические изменения отсутствуют.Также считается, что базофилы рекрутируются в очаги крапивницы у пациентов с активной ХСН (58). Апостериорный анализ данных рандомизированных клинических испытаний показал, что омализумаб увеличивает количество базофилов в периферической крови, вероятно, уменьшая рекрутирование этих клеток в кожу (59), а также может способствовать регуляции дефектных путей базофильных IgE-рецепторов (57). В настоящее время проводятся клинические испытания, чтобы лучше охарактеризовать влияние омализумаба на реакцию базофилов.

Было показано, что лечение омализумабом снижает уровни как FcεR1-, так и IgE-позитивных клеток кожи в коже пациентов с CSU (60).Теоретически омализумаб может уменьшать аутоиммунные эффекты собственных антигенов, опосредуя это снижение уровней патогенных IgE и/или рецепторов IgE на поверхности тучных клеток. В последнее время большое внимание уделяется полезности уровней IgE для прогнозирования ответа на омализумаб. Пациенты с более низкими уровнями IgE до получения омализумаба и более низкими уровнями IgE через 4 недели после прохождения лечения, как правило, хуже реагируют на эту терапию, чем пациенты с более высокими исходными уровнями и уровнями IgE после лечения (61), что позволяет предположить, что эти лабораторные тесты могут помочь руководство по ведению пациентов с ХСН, которым рассматриваются варианты лечения второй и третьей линии (61, 62).Интересно, что было показано, что уровни общего IgE положительно коррелируют с экспрессией FcεR1 в базофилах, последняя из которых, как правило, выше у тех, кто быстро отвечает на терапию омализумабом (62). Несмотря на наши слабые знания о точной роли базофилов в патофизиологии ХСН, становится ясно, что время действия омализумаба при ХСН, по-видимому, коррелирует с ожидаемым временем снижения FcεR1 на базофилах (54), а не на тучных клетках. Аналогичные результаты были отмечены в предыдущих исследованиях по изучению применения омализумаба при аллергии на кошек, которые показали, что уменьшение назальных симптомов напрямую коррелирует со снижением чувствительности базофилов, в отличие от чувствительности тучных клеток (63).

Вопрос о том, как омализумаб приносит пользу пациентам, чье заболевание опосредовано реакцией гиперчувствительности типа I (аутоаллергия) по сравнению с реакцией гиперчувствительности типа II (аутоиммунитет), все еще в значительной степени неясно, тем не менее, похоже, что у пациентов с аутоаллергией наблюдается более быстрое время ответа, когда лечили омализумабом. В одном исследовании субъекты, невосприимчивые к стандартной антигистаминной терапии антителами IgE к ТПО, были рандомизированы для получения омализумаба с интервалами в 2 или 4 недели в течение 24 недель.У пациентов с анти-IgE-антителами к ТПО наблюдался ранний ответ на омализумаб, что позволяет предположить, что быстрая нейтрализация IgE является основным механизмом, благодаря которому омализумаб приносит пользу этой конкретной когорте (54). Напротив, предполагается, что субъекты с медленным ответом на омализумаб имеют IgG-антитела против FcεRI, поскольку подавление этого рецептора происходит только после того, как свободный IgE впервые образует комплекс с препаратом (64). Авторы подтвердили эту гипотезу, продемонстрировав высокую корреляцию между продолжительностью времени до начала действия омализумаба и положительной активностью высвобождения гистамина базофилами, при этом последняя предсказывала более медленное время ответа на лечение (64).Таким образом, активация базофилов, которая более специфична для обнаружения гистамин-высвобождающих аутоантител у пациентов с ХСН, чем ASST, может быть полезным тестом для оценки реакции пациентов на омализумаб (64). Таким образом, пациентам с рефрактерной ХСН могут помочь более длительные, более «индивидуализированные» курсы омализумаба (65). Безусловно, необходимы дальнейшие исследования механизмов, с помощью которых омализумаб приносит пользу пациентам с ХСС, равно как и биомаркеров для прогнозирования эффективности ответа и вероятности рецидива у пациентов с различными подтипами ХСС.

Заключение

Хроническая спонтанная крапивница — распространенное и сложное заболевание, возникающее при отсутствии какого-либо идентифицируемого провоцирующего фактора. Хотя многие аспекты ХСН еще предстоит понять, становится все более очевидным, что как аутоиммунитет (заболевание, опосредованное IgG), так и аутоаллергия (заболевание, опосредованное IgE) могут способствовать патогенезу этого заболевания и предрасполагать субъектов к развитию дополнительных аутоиммунных заболеваний. У субъектов с IgE-опосредованной аутоантителами CSU, по-видимому, наблюдается более быстрое начало улучшения в ответ на омализумаб, чем у пациентов с IgG-опосредованным заболеванием, благодаря уникальным механизмам, с помощью которых этот препарат последовательно влияет на уровни IgE и статус FcεR1.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, как наличие уникальных аутоантител может прогнозировать течение заболевания и сопутствующие заболевания, связанные с различными подтипами ХСН, а также общую реакцию на терапию.

Вклад авторов

SB и ASM разработали тему обзорной статьи и написали обзор. SA и ASM руководили написанием этого обзора.

Финансирование

ASM поддерживается Департаментом дерматологии Герцога и получает финансирование исследований через Национальные институты здравоохранения (1R01AI139207-01 для ASM).ASM выступает консультантом Silab по теме, отличной от содержания этой обзорной статьи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Каталожные номера

3. Хейнс Б., Содерберг К.А., Фаучи А.С. Иммунная система в норме и болезни. Принципы внутренней медицины Харрисона .Том 2. 19 изд. Образование Макгроу Хилл (2015).

Академия Google

4. Бернштейн Дж.А., Ланг Д.М., Хан Д.А., Крейг Т., Дрейфус Д., Хси Ф. и соавт. Диагностика и лечение острой и хронической крапивницы: обновление 2014 г. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133:1270–7. doi: 10.1016/j.jaci.2014.02.036

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

5. Zuberbier T, Aberer W, Asero R, Abdul Latiff AH, Baker D, Ballmer-Weber B, et al. Руководство EAACI/GA(2)LEN/EDF/WAO по определению, классификации, диагностике и лечению крапивницы. Аллергия. (2018) 73:1393–414. doi: 10.1111/all.13397

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

6. Choi HW, Suwanpradid J, Kim IH, Staats HF, Haniffa M, MacLeod AS, et al. Периваскулярные дендритные клетки вызывают анафилаксию, передавая аллергены тучным клеткам через микровезикулы. Наука. (2018) 362:eaao0666. doi: 10.1126/science.aao0666

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

9. Росси А.Б., Херлаар Э., Бразельманн С., Хьюн С., Тейлор В., Фрэнсис Р. и соавт.Идентификация ингибитора киназы Syk R112 с помощью скрининга тучных клеток человека. J Allergy Clin Immunol. (2006) 118:749–55. doi: 10.1016/j.jaci.2006.05.023

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

10. Саини С.С., Патернити М., Васагар К., Гиббонс С.П., Стерба П.М., Вонакис Б.М. Культивируемые тучные клетки периферической крови пациентов с хронической идиопатической крапивницей спонтанно дегранулируют при сенсибилизации IgE: связь с экспрессией Syk и SHIP-2. Клин Иммунол. (2009) 132:342–8. doi: 10.1016/j.clim.2009.05.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11. МакГлашан Д. Аутоантитела к IgE и FceRI и естественная изменчивость экспрессии SYK в базофилах. J Allergy Clin Immunol. (2018) 143:1100–7.e11. doi: 10.1016/j.jaci.2018.05.019

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

12. Gimborn K, Lessmann E, Kuppig S, Krystal G, Huber M. SHIP подавляет дегрануляцию, индуцированную FcεR1, при сверхоптимальных уровнях IgE или антигена. J Иммунол. (2005) 174:507–16. doi: 10.4049/jиммунол.174.1.507

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

13. Вонакис Б.М., Гиббонс С., Сора Р., Лэнгдон Дж.М., Макдональд С.М. Инозитол-5′-фосфатаза, содержащая домен гомологии 2 Src, отрицательно связана с высвобождением гистамина в человеческий рекомбинантный гистамин-высвобождающий фактор в базофилах человека. J Allergy Clin Immunol. (2001) 108:822–31. doi: 10.1067/mai.2001.119159

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

14.Grattan CE, Wallington TB, Warin RP, Kennedy CT, Bradfield JW. Серологический медиатор при хронической идиопатической крапивнице – клиническая, иммунологическая и гистологическая оценка. Бр J Дерматол. (1986) 114: 583–590. doi: 10.1111/j.1365-2133.1986.tb04065.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

15. Таскапан О., Кутлу А., Карабудак О. Оценка результатов кожных проб с аутологичной сывороткой у пациентов с хронической идиопатической крапивницей, аллергической/неаллергической астмой или ринитом и у здоровых людей. Clin Exp Дерматол. (2008) 33:754–8. doi: 10.1111/j.1365-2230.2008.02819.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

16. Fusari A, Colangelo C, Bonifazi F, Antonicelli L. Кожный тест с аутологичной сывороткой при последующем наблюдении пациентов с хронической крапивницей. Аллергия. (2005) 60:256–8. doi: 10.1111/j.1398-9995.2005.00673.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

17. Экман Дж.А., Гамильтон Р.Г., Гобер Л.М., Стерба П.М., Сайни С.С.Фенотипы базофилов при хронической идиопатической крапивнице в зависимости от активности заболевания и аутоантител. J Инвест Дерматол. (2008) 128:1956–63. doi: 10.1038/jid.2008.55

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

18. Асеро Р., Тедески А., Рибольди П., Куньо М. Плазма пациентов с хронической крапивницей показывает признаки тромбиногенеза, и ее внутрикожная инъекция вызывает волдыри и гиперемию гораздо чаще, чем аутологичная сыворотка. J Allergy Clin Immunol. (2006) 117:1113–7. doi: 10.1016/j.jaci.2005.12.1343

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

19. Kocatürk E, Kavala M, Kural E, Sarigul S, Zindanci I. Кожный тест с аутологичной сывороткой в ​​сравнении с кожным тестом с аутологичной плазмой у пациентов с хронической крапивницей: оценка воспроизводимости, чувствительности и специфичности, а также связь с активностью заболевания, качеством жизни и антитиреоидные антитела. Eur J Дерматол. (2011) 21:339–43. doi: 10.1684/ejd.2011.1294

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

21. Пуччетти А., Басон С., Симеони С., Милло Э., Тинацци Э., Бери Р. и соавт. При хронической идиопатической крапивнице аутоантитела против Fc epsilonRII/CD23 индуцируют высвобождение гистамина посредством активации эозинофилов. Clin Exp Аллергия. (2005) 35:1599–607. doi: 10.1111/j.1365-2222.2005.02380.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

22. Куньо М., Марцано А.В., Тедески А., Фанони Д., Венегони Л., Асеро Р.Экспрессия тканевого фактора эозинофилами у больных хронической крапивницей. Int Arch Allergy Immunol. (2009) 148:170–4. дои: 10.1159/000155748

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

23. Барам Д., Вадай Г.Г., Саламон П., Друкер И., Гершковиз Р., Мекори Ю.А. Тучные клетки человека выделяют металлопротеиназу-9 при контакте с активированными Т-клетками: юкстакринная регуляция с помощью TNF-альфа. J Иммунол. (2001) 167:4008–16. doi: 10.4049/иммунол.167.7.4008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

24. Tedeschi A, Asero R, Lorini M, Marzano AV, Cugno M. Плазменные уровни матриксной металлопротеиназы-9 у пациентов с хронической крапивницей коррелируют с тяжестью заболевания и С-реактивным белком, но не с циркулирующими факторами, высвобождающими гистамин. Clin Exp Allergy . (2010) 40:875–81. doi: 10.1111/j.1365-2222.2010.03473.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

25. Grattan CE, Francis DM, Hide M, Greaves MW.Обнаружение циркулирующих аутоантител, высвобождающих гистамин, с функциональными свойствами анти-IgE при хронической крапивнице. Clin Exp Аллергия. (1991) 21:695–704.

Реферат PubMed | Академия Google

26. Hide M, Francis DM, Grattan CE, Hakimi J, Kochan JP, Greaves MW. Аутоантитела против высокоаффинного рецептора IgE как причина высвобождения гистамина при хронической крапивнице. N Engl J Med. (1993) 328:1599–04. дои: 10.1056/NEJM199306033282204

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

27.Васагар К., Вонакис Б.М., Гобер Л.М., Виксман А., Гиббонс С.П., Сайни С.С. Доказательства активации in vivo базофилов при хронической идиопатической крапивнице. Clin Exp Allergy . (2006) 36:770–776. doi: 10.1111/j.1365-2222.2006.02494.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

28. Ulambayar B, Chen YH, Ban GY, Lee JH, Jung CG, Yang EM, et al. Обнаружение циркулирующих аутоантител IgG к FcεRIα в сыворотке пациентов с хронической спонтанной крапивницей. J Microbiol Immunol Infect. (2017). doi: 10.1016/j.jmii.2017.10.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

29. Fiebiger E, Hammerschmid F, Stingl G, Maurer D. Аутоантитела против FcepsilonRIalpha при аутоиммунно-опосредованных расстройствах. Выявление структурно-функциональной связи. Дж Клин Инвест. (1998) 101:243–51. дои: 10.1172/JCI511

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

30. Auyeung P, Mittag D, Hodgkin PD, Harrison LC.Аутореактивные Т-клетки при хронической спонтанной крапивнице нацелены на субъединицу Iальфа Fc-рецептора IgE. J Allergy Clin Immunol. (2016) 138:761–8.e764. doi: 10.1016/j.jaci.2016.04.036

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

31. Harrison LC, Honeyman MC, DeAizpurua HJ, Schmidli RS, Colman PG, Tait BD, et al. Обратная связь между гуморальным и клеточным иммунитетом к декарбоксилазе глутаминовой кислоты у лиц с риском инсулинозависимого диабета. Ланцет. (1993) 341:1365–9. дои: 10.1016/0140-6736(93)

-I

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

32. Хидвеги Б., Надь Э., Сабо Т., Темешвари Э., Маршалко М., Карпати С. и др. Корреляция между активностью Т-клеток и тучных клеток у пациентов с хронической крапивницей. Int Arch Allergy Immunol. (2003) 132:177–82. дои: 10.1159/000073719

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

33. Бжоза З., Гжещак В., Рогала Б., Траутсольт В., Мочульский Д.Полиморфизм PTPN22 предположительно играет роль в генетическом фоне хронической спонтанной аутореактивной крапивницы. Дерматология. (2012) 224:340–5. дои: 10.1159/000339332

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

34. O’Donnell BF, O’Neill CM, Francis DM, Niimi N, Barr RM, Barlow RJ, et al. Ассоциации человеческого лейкоцитарного антигена класса II при хронической идиопатической крапивнице. Бр J Дерматол. (1999) 140:853–8. doi: 10.1046/j.1365-2133.1999.02815.х

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

35. Божек А., Краевска Дж., Филиповска Б., Поланска Дж., Раховска Р., Гржанка А. и соавт. Статус HLA у больных хронической спонтанной крапивницей. Int Arch Allergy Immunol. (2010) 153:419–23. дои: 10.1159/000316354

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

37. Конфино-Коэн Р., Ходик Г., Шалев В., Лешно М., Кимхи О., Голдберг А. Хроническая крапивница и аутоиммунитет: ассоциации, обнаруженные в большом популяционном исследовании. J Allergy Clin Immunol. (2012) 129:1307–13. doi: 10.1016/j.jaci.2012.01.043

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

38. Колхир П., Борзова Э., Граттан С., Асеро Р., Погорелов Д., Маурер М. Аутоиммунная коморбидность при хронической спонтанной крапивнице: систематический обзор. Autoimmun Rev. (2017) 16:1196–208. doi: 10.1016/j.autrev.2017.10.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

39. Колхир П., Погорелов Д., Олисова О., Маурер М.Коморбидность и патогенетические связи хронической спонтанной крапивницы и системной красной волчанки – систематический обзор. Clin Exp Аллергия. (2016) 46: 275–87. doi: 10.1111/cea.12673

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

41. Колхир П., Мец М., Альтрихтер С., Маурер М. Коморбидность хронической спонтанной крапивницы и аутоиммунных заболеваний щитовидной железы: систематический обзор. Аллергия. (2017) 72:1440–60. doi: 10.1111/all.13182

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

42.Альтрихтер С., Питер Х.Дж., Писаревская Д., Мец М., Мартус П., Маурер М. Опосредованная IgE аутоаллергия против тиреоидной пероксидазы – новый патомеханизм хронической спонтанной крапивницы? ПЛОС ОДИН. (2011) 6:e14794. doi: 10.1371/journal.pone.0014794

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

44. Рорсман Х., Слаткин М.В., Харбер Л.С., Бэр Р.Л. Базофильные лейкоциты при уртинкарной гиперчувствительности к физическим агентам. J Инвест Дерматол. (1962) 39:493–9.doi: 10.1038/jid.1962.148

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

45. Appenzeller U, Meyer C, Menz G, Blaser K, Crameri R. IgE-опосредованные реакции на аутоантигены при аллергических заболеваниях. Int Arch Allergy Immunol. (1999) 118:193–6. дои: 10.1159/000024064

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

46. Valenta R, Duchêne M, Pettenburger K, Sillaber C, Valent P, Bettelheim P, et al. Идентификация профилина как нового пыльцевого аллергена; Автореактивность IgE у сенсибилизированных людей. Наука. (1991) 253:557–60. doi: 10.1126/science.1857985

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

47. Dimson OG, Giudice GJ, Fu CL, Van den Bergh F, Warren SJ, Janson MM, et al. Выявление потенциальной эффекторной функции аутоантител IgE при органоспецифическом аутоиммунном буллезном пемфигоиде. J Инвест Дерматол. (2003) 120:784–8. doi: 10.1046/j.1523-1747.2003.12146.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

48.Шин Ю.С., Су Д.Х., Ян Э.М., Е Ю.М., Пак Х.С. Сывороточный специфический IgE к тироидной пероксидазе активирует базофилы при крапивнице, не переносимой аспирином. J Korean Med Sci. (2015) 30:705–9. doi: 10.3346/jkms.2015.30.6.705

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

49. Санчес Дж., Санчес А., Кардона Р. Причинно-следственная связь между анти-ТПО IgE и хронической крапивницей с помощью тестов in vitro и in vivo . Аллергия Астма Immunol Res. (2019) 11:29–42.doi: 10.4168/aair.2019.11.1.29

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

50. Хатада Ю., Кашивакура Дж., Хаяма К., Фудзисава Д., Сасаки-Сакамото Т., Теруи Т. и др. Значительно высокие уровни анти-дцДНК иммуноглобулина Е в сыворотке и способность двухцепочечной ДНК вызывать дегрануляцию базофилов у пациентов с хронической крапивницей. Int Arch Allergy Immunol. (2013) 161 (Приложение 2): 154–8. дои: 10.1159/000350388

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

52.Дема Б., Пеллефигес С., Хасни С., Голт Н., Цзян С., Рикс Т.К. и др. Аутореактивный IgE преобладает при системной красной волчанке и связан с повышенной активностью заболевания и нефритом. ПЛОС ОДИН. (2014) 9:e

    . doi: 10.1371/journal.pone.00

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      53. Schmetzer O, Lakin E, Topal FA, Preusse P, Freier D, Church MK, et al. IL-24 является общим и специфическим аутоантигеном IgE у больных хронической спонтанной крапивницей. J Allergy Clin Immunol. (2018) 142:876–82. doi: 10.1016/j.jaci.2017.10.035

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      54. Maurer M, Altrichter S, Bieber T, Biedermann T, Bräutigam M, Seyfried S, et al. Эффективность и безопасность омализумаба у пациентов с хронической крапивницей, у которых обнаруживаются IgE против тиреопероксидазы. J Allergy Clin Immunol. (2011) 128:202–9.e205. doi: 10.1016/j.jaci.2011.04.038

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      55.Маурер М., Розен К., Хси Х.Дж., Сайни С., Граттан С., Хименес-Арнау А. и др. Омализумаб для лечения хронической идиопатической или спонтанной крапивницы. N Engl J Med. (2013) 368:924–35. дои: 10.1056/NEJMoa1215372

      Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

      56. Beck LA, Marcotte GV, MacGlashan D, Togias A, Saini S. Омализумаб-индуцированное снижение экспрессии и функции Fce psilon RI тучных клеток. J Allergy Clin Immunol. (2004) 114:527–30. doi: 10.1016/j.jaci.2004.06.032

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      57. Каплан А.П., Хименес-Арнау А.М., Сайни С.С. Механизмы действия, влияющие на эффективность омализумаба при хронической спонтанной крапивнице. Аллергия. (2017) 72: 519–33. doi: 10.1111/all.13083

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      58. Grattan CE, Dawn G, Gibbs S, Francis DM. Количество базофилов крови при хронической обыкновенной крапивнице и у здоровых людей: суточные колебания, влияние лоратадина и преднизолона и связь с активностью заболевания. Clin Exp Аллергия. (2003) 33:337–41.doi: 10.1046/j.1365-2222.2003.01589.x

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      59. Сайни С.С., Омачи Т.А., Тшаскома Б., Халтер Х.Н., Розен К., Стерба П.М., и соавт. Влияние омализумаба на количество базофилов в крови у пациентов с хронической идиопатической/спонтанной крапивницей. J Инвест Дерматол. (2017) 137:958–61. doi: 10.1016/j.jid.2016.11.025

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      60.Мец М., Штаубах П., Бауэр А., Брелер Р., Герике Дж., Эштон-Чесс Дж. и др. Омализумаб нормализует уровни клеток кожи, положительных по рецептору иммуноглобулина Е с высоким сродством, у пациентов с хронической спонтанной крапивницей: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. В: 44-я ежегодная встреча Европейского общества дерматологических исследований. (2014). п. С30.

      Академия Google

      61. Ertas R, Ozyurt K, Atasoy M, Hawro T, Maurer M. Клинический ответ на омализумаб у пациентов с хронической спонтанной крапивницей связан с уровнями IgE и их изменением и прогнозируется ими. Аллергия. (2018) 73:705–12. doi: 10.1111/all.13345

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      62. Деза Г., Бертолин-Коллилья М., Санчес С., Сото Д., Пухоль Р.М., Химено Р. и др. Экспрессия базофильного FcvarepsilonRI связана со временем ответа на омализумаб при хронической спонтанной крапивнице. J Allergy Clin Immunol. (2018) 141:2313–6.e2311. doi: 10.1016/j.jaci.2018.02.021

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      63.Экман Дж. А., Стерба П. М., Келли Д., Александр В., Лю М. С., Бохнер Б. С. и соавт. Влияние омализумаба на реакцию базофилов и тучных клеток при интраназальном заражении кошачьим аллергеном. J Allergy Clin Immunol. (2010) 125:889–895.e887. doi: 10.1016/j.jaci.2009.09.012

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      64. Gericke J, Metz M, Ohanyan T, Weller K, Altrichter S, Skov PS, et al. Аутореактивность сыворотки предсказывает время до ответа на терапию омализумабом при хронической спонтанной крапивнице. J Allergy Clin Immunol. (2017) 139:1059–61.e1051. doi: 10.1016/j.jaci.2016.07.047

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      65. Нимейер-ван дер Колк Т., ван Маарен М.С., ван Доорн MBA. Персонализированное лечение омализумабом улучшает клинический эффект у пациентов с хронической спонтанной крапивницей. J Allergy Clin Immunol. (2018) 142:1992–4. doi: 10.1016/j.jaci.2018.07.032

      Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

      Хроническая аутоиммунная крапивница у детей

      История вопроса

      Хроническая идиопатическая крапивница (КИУ) характеризуется множественными припухлыми приподнятыми участками на коже, которые сильно зудят.Эти поражения могут длиться менее 24 часов и сохраняться более 6 недель. 1-3 КИУ поражают 0,5-1% населения и вызывают значительное снижение качества жизни.

      Основным достижением в нашем понимании ХНН в последние годы стало открытие, что у 30–50 % пациентов с ХНН заболевание обусловлено аутоиммунным процессом и, следовательно, не является строго «идиопатическим».1

      Пациенты с хронической аутоиммунной крапивнице (CAU) имеют циркулирующие антитела против высокоаффинного рецептора FceRI или против IgE.4,5 Эти антитела функционально активны и поэтому стимулируют высвобождение гистамина базофилами и тучными клетками. Существование этих антител было подтверждено с помощью Вестерн-блоттинга и ИФА.6 Эти антитела также могут быть идентифицированы с помощью кожного теста с аутологичной сывороткой благодаря способности образцов сыворотки высвобождать гистамин из базофилов. Существует важная корреляция между положительным кожным тестом с аутологичной сывороткой и активностью заболевания.2 КИУ вызывает существенное снижение качества жизни и увеличивает ежегодные прямые и косвенные расходы на здравоохранение.7,8

      Существует несколько исследований, выявляющих наличие КАУ у детей, хотя в некоторых исследованиях распространенность КАУ у детей колеблется от 31 % до 40 %.9 В развивающихся странах эта распространенность неизвестна.

      Пациенты с CAU плохо реагируют на антигистаминную терапию, и им требуется иммуносупрессивная терапия.10,11 Ведение детей с CAU в странах третьего мира очень ограничено из-за отсутствия тестов in vitro; отсутствие доступа к специализированным центрам; и высокая стоимость лекарств.Эти состояния являются настоящим испытанием для аллерголога и дерматолога.

      Введение

      Крапивница может быть классифицирована на основе ее продолжительности, частоты и причин. В зависимости от продолжительности крапивницу можно классифицировать как острую или хроническую. Острая крапивница может быть определена как наличие крапивницы менее шести недель. Хроническая крапивница (ХК) характеризуется сохранением симптомов в течение более 6 недель.12 Около 40–50 % пациентов с ХИУ демонстрируют немедленную реакцию на волдыри и гиперемию на внутрикожно введенную аутологичную сыворотку.13 Это привело к концепции CAU, Gruber et al5 обнаружили присутствие антител против IgE при различных типах крапивницы, и они были первыми, кто предположил, что эти антитела могли быть причастны к развитию кожных поражений. позже было продемонстрировано, что эти антитела стимулировали высвобождение гистамина и реагировали на IgE и его рецептор.4 Причина, по которой у этих пациентов вырабатываются аутоантитела, неизвестна.14–16 мало информации об этиологии ХАУ у детей.17–19 Физическая крапивница, по-видимому, является наиболее частой причиной ХК у детей.11,20 Поиск КАУ с помощью кожного теста с аутологичной сывороткой и выявления функционально активных аутоантител обычно не проводится.21

      Brunetti et al. что CAU может объяснить до 30 % CU у детей и что поиск этого заболевания может резко снизить процент CIU с 52 % до 20 %.9

      Клинический случай

      Тринадцатилетний пациент с двухлетней историей крапивницы в сочетании головными болями и ангионевротическим отеком.Сыпь появлялась на разных участках тела, зудела, была различной величины и держалась менее 24 часов. Чаще они появлялись ночью (рис. 1 и 2).

      Ангионевротический отек был бесточечным, сопровождался сильными головными болями и ощущением стеснения в гортани. В последние месяцы эпизоды увеличились по частоте и интенсивности, появляясь даже днем ​​и серьезно влияя на качество жизни пациента до такой степени, что он не мог посещать школу.К усугубляющим факторам относятся стресс, плавание, НПВП, шоколад и искусственные соки. Семейный анамнез включал аллергические и аутоиммунные заболевания. Гаммаглобулин, гормоны щитовидной железы, антитиреоидные антитела и уровни комплемента были в норме. Панель гепатита и ANA также были отрицательными. Прик-тест на аллергены отрицательный. Анализ кала на паразитов отрицательный. Рентгенограмма грудной клетки не выявила каких-либо отклонений. Кожный тест с аутологичной сывороткой был положительным в трех случаях, проведенных в три разных дня.

      Патогенез

      Патогенез CAU, вероятно, связан с циркулирующими медиаторами, которые стимулируют высвобождение гистамина из тучных клеток дермы, но не из базофилов. .24 Существуют и другие исследования цитокина, продуцируемого мононуклеарными клетками периферической крови, который может увеличивать высвобождение гистамина базофилами, эозинофилами и Т-клетками.

      Аномалии, обнаруженные у некоторых пациентов с CAU, могут иметь клеточное или гуморальное происхождение, что открывает новые интересные возможности для исследований, особенно после сообщения об аберрантной регуляции p21 Ras via в мононуклеарных клетках пациентов с CAU.25,26

      Аутоантитела против высокоаффинного рецептора могут быть нефункциональными и присутствовать при некоторых аутоиммунных заболеваниях, таких как дерматомиозит и вульгарная пузырчатка. Эти аутоантитела реагируют против IgG2 и IgG4, в отличие от антител, обнаруживаемых в CAU, которые высвобождают гистамин и реагируют преимущественно против IgG1 и IgG3. ) и IgG4 (иногда).2 Связывание аутоантител с FceRIa может быть конкурентным или неконкурентным.8 Это связывание приводит к активации классического пути высвобождения комплемента C5a.8 C5a связывается с соответствующими рецепторами на поверхности тучных клеток, увеличивая секрецию гистамина путем дегрануляции. воспроизводиться путем пассивного переноса сыворотки больного человека на кожу здоровых людей. Существует важная корреляция между уровнями функционально активных аутоантител в сыворотке крови и тяжестью и прогнозом заболевания.30,31

      Клинические проявления

      Пациенты с CAU проявляют типичную крапивницу и проявления ангионевротического отека.13 Сыпь может сохраняться более шести месяцев и располагаться на разных участках тела1,2. Они могут различаться по размеру и, как правило, сильно зудят.12 Ангионевротический отек часто встречается у пациентов с CAU, он характеризуется выраженным отеком дермы и подкожного слоя и обычно поражает слизистые оболочки.1,2,12

      Пациенты при положительных кожных пробах с аутологичной сывороткой наблюдаются более тяжелые приступы, тяжесть которых зависит от частоты, продолжительности и распространенности крапивницы в отдельных эпизодах.32,33

      При диспансерном наблюдении пациентов с ХАУ обычно проводится большое количество диагностических тестов, большинство из которых являются дорогостоящими и трудоемкими. В 58–70 % случаев причиной является идиопатическая34. Это может вызвать стресс и тревогу у пациента, которому необходимо знать этиологию заболевания.

      Подтверждение наличия функционально аутоантител в некоторых случаях приносит облегчение как пациенту, так и врачу, а у тяжелобольных, если традиционная терапия неэффективна, можно начать иммуномодулирующую терапию.

      Диагностика

      В нашей стране мы используем кожный тест с аутологичной сывороткой в ​​качестве инструмента скрининга у всех пациентов с CIU для выявления CAU.35,36 у детей (78 %-85 %), особенно в местах, где невозможно провести тест на выделение гистамина с помощью базофилов.

      Испытание заключается во внутрикожном нанесении 0,05 г сыворотки больного; а также физиологический раствор и гистамин для контроля.Волдырь на 1,5 мм больше, чем при использовании физиологического раствора через 30 минут, считается положительной реакцией (рис. 3).

      Существует корреляция между тестом и продолжительностью и тяжестью заболевания.37 В некоторых исследованиях выявляется связь с наличием антител IgG против Helicobacter pylori38, хотя в других исследованиях эта связь не обнаружена.39

      В В специализированных центрах положительная реакция подтверждается демонстрацией in vitro наличия гистаминовысвобождающих веществ из базофилов и тучных клеток дермы.Продолжается поиск более конкретного и разумного скринингового теста. Базопения из-за секвестрации базофилов в пораженной коже, экспрессия CD 63 и маркеры активности базофилов, обнаруженные с помощью проточной цитометрии, являются многообещающими инструментами скрининга в будущем.40–44

      Лечение

      ) и облегчение симптомов. Пероральные антигистаминные препараты первого и второго поколения являются краеугольным камнем терапии. Левоцетиризин безопасен для детей в возрасте от 12 до 24 месяцев.45 Фексофенадин и дезлоратидин одобрены для использования у детей (они безопасны и имеют хорошую переносимость).46,47

      У нашего пациента симптомы ухудшались ночью, что привело нас к назначению гидроксизина 25 мг в сочетании с лоратадином 10 мг утром. Были введены изменения в образе жизни, такие как отказ от НПВП, обильное потоотделение и толстая одежда. В связи с низким ответом на лечение был начат прием фексофенадина 240 мг/сут.

      Добавление ингибиторов лейкотриенов, таких как монтелукаст, может иметь некоторую пользу,43,48 но исследования, изучающие эффективность этих препаратов при хронической крапивнице, дали противоречивые результаты.49 У нашего пациента добавление монтелукаста в дозе 10 мг/сут не дало положительных результатов.

      Важную роль в развитии обострений, проявлявшихся одышкой и ощущением стеснения в грудной клетке, сыграли личностные и экономические факторы, что потребовало применения преднизолона по 20 мг/сут в течение 5 дней с постепенным снижением дозы в течение следующих 5–6 дней.

      CU может привести к снижению качества жизни8,17 подобно тому, что наблюдается при трехсосудистом поражении коронарных артерий. В связи с частичным ответом на лечение у нашего пациента мы рассмотрели вопрос о начале иммуномодулирующей терапии.В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании циклоспорин доказал свою эффективность у пациентов с аутоантителами.11 Дозы 2–5 мг/кг/день уменьшают зуд в течение нескольких дней и останавливают развитие новых поражений кожи. Лечение длится от 3 до 4 месяцев. У одной трети пациентов сохраняется ремиссия, а у одной трети — рецидив, но их можно быстро контролировать с помощью антигистаминных препаратов в обычных дозах. Последняя треть больных рецидивирует и не улучшается при применении антигистаминных препаратов; Циклоспорин следует продолжать в этих больных.При применении циклоспорина следует тщательно контролировать функцию почек, артериальное давление и уровень липидов.

      Внутривенное введение гамма-глобулина в дозе 400 мм/кг/день в течение 5 дней было полезным в небольших исследованиях.10 По нашему опыту гамма-глобулин был эффективен у трех взрослых, при CAU симптомы улучшились у двух из них, а ремиссия превышала шесть месяцев после приостановки.

      Недавно было доказано, что использование антител к IgE (омализумаб) полезно при лечении пациентов с CAU, не отвечающих на антигистаминные препараты.50

      CAU не является распространенным заболеванием у детей, и нет единого мнения о применении иммуномодуляторной терапии у детей с CAU.

      Наличие неврологических проявлений крайне редко. Головная боль, которую представил наш пациент, является редкой находкой у пациентов с CAU и может указывать на большую тяжесть. Клинико-неврологическое обследование было нормальным; однако исследования изображений у нашего пациента не проводились.

      Лечение представляет собой проблему, поскольку гамма-глобулин является дорогостоящим средством и недоступен в нашей стране.Мы считаем, что необходимо начать исследования по поиску новых эффективных и доступных методов лечения, особенно для стран третьего мира.

      Хроническая спонтанная крапивница: обзор 852 случаев системной красной волчанки в детском возрасте — Полный текст — Международный архив аллергии и иммунологии 2015, Vol. 167, No. 3

      Справочная информация: Данные о распространенности хронической спонтанной крапивницы (ХСК) у детей с системной красной волчанкой (СКВ) и возможных ассоциированных факторах ограничены несколькими сообщениями о случаях.Цели этого исследования состояли в том, чтобы оценить CSU в большой популяции cSLE, чтобы оценить демографические данные, клинические проявления, активность/повреждение заболевания, лабораторные отклонения и лечение. Методы: Ретроспективное многоцентровое когортное исследование (бразильская группа с СКВ) было проведено в 10 отделениях детской ревматологии и включало 852 пациента с СКВ. Диагноз ХСН был поставлен в соответствии с рекомендациями Европейской академии аллергии и клинической иммунологии, Глобальной сети по аллергии и астме, Европейского форума дерматологов и Всемирной организации по аллергии.Пациентов с CSU (оценивали при постановке диагноза крапивницы) и пациентов без CSU (оценивали при последнем посещении) оценивали на предмет клинических/лабораторных признаков волчанки и лечения. Результаты: CSU наблюдали у 10/852 пациентов с СКВ (1,17%). Медиана продолжительности СКВ при диагностике крапивницы составила 0 (от -3 до 5) лет. При сравнении пациентов с СКВ с ХСК и без нее выявлена ​​большая частота конституциональных симптомов (40 против 8%, р = 0,006), поражение ретикулоэндотелиальной системы (30 против 0,006).3 %, p = 0,003), кожно-слизистые (90 против 28 %, p ). Выводы: Насколько нам известно, это первое исследование с доказательствами того, что ХСН может быть связана с СКВ. Мы также продемонстрировали, что это конкретное кожное проявление встречается преимущественно

      © 2015 S. Karger AG, Базель

      Введение

      многих органов и систем [1,2].Вовлечение слизистых оболочек было зарегистрировано примерно у 70% этих пациентов [1,3,4].

      Действительно, у больных волчанкой можно наблюдать разнообразные кожные проявления [1,3,4], включая крапивницу [5,6,7,8]. Это поражение кожи определяется внезапным появлением волдырей, ангионевротического отека или того и другого. Волдыри характеризуются мимолетными поражениями с центральным отеком различного размера, обычно окруженным рефлекторной эритемой и связанными с ощущением зуда или жжения [9].

      Предыдущее исследование показало, что пациенты с хронической крапивницей имеют более высокую заболеваемость СКВ среди взрослого населения, но систематическая оценка параметров заболевания не проводилась [5].В нескольких сообщениях о случаях крапивницы оценивалась крапивница у взрослых пациентов с СКВ [6,7,8]. Однако распространенность этого проявления у детей с волчанкой и возможные сопутствующие факторы не изучались.

      Таким образом, целью данного исследования была оценка хронической спонтанной крапивницы (ХСК) в большой популяции с СКВ, а также оценка демографических данных, клинических проявлений, активности заболевания, кумулятивного поражения болезнью, лабораторных отклонений и лечения.

      Материалы и методы

      Процедура исследования и отбор пациентов

      Это было ретроспективное многоцентровое когортное исследование (бразильская группа с СКВ), включавшее 1017 пациентов с СКВ, наблюдаемых в 10 специализированных детских ревматологических службах в штате Сан-Паулу, Бразилия.Сто шестьдесят пять пациентов были исключены из-за неполных медицинских карт (n = 96), недифференцированного заболевания соединительной ткани с ≤3 критериями Американской коллегии ревматологов (ACR) (n = 43), изолированной кожной красной волчанки (n = 11). , неонатальная красная волчанка (n = 8), лекарственная волчанка (n = 5) и другие аутоиммунные заболевания (n = 2). Ни у одного из пациентов не было уртикарного васкулита, синдрома гипокомплементемического уртикарного васкулита или злокачественных новообразований. Таким образом, в группу исследования вошли 852 больных ХСКВ.Все пациенты соответствовали критериям волчанки ACR [10], с дебютом заболевания до 18 лет [11] и текущим возрастом ≤25 лет. Комитет по исследовательской этике каждого центра одобрил исследование.

      В рамках этого исследования 29 сентября 2012 г. в городе Сан-Паулу было проведено совещание исследователей для определения протокола и стандартизации определения клинических, лабораторных и лечебных параметров, оценки активности заболевания и инструментов повреждения. Обучение сбору данных проводилось исследователями на месте в каждом центре, и была создана уникальная база данных (М.П.Л.Ф. и M.F.C.S.). Несоответствие данных было устранено с помощью ≥1 раундов запросов для обеспечения точности. Данные были собраны в период с ноября 2012 г. по октябрь 2014 г.

      Медицинские карты пациентов были тщательно рассмотрены в соответствии с обширным стандартизированным протоколом для демографических данных, клинических признаков, лабораторных данных, терапевтических данных, исходов и характеристик CSU. Пациенты с ХСС (оценивались при диагностике крапивницы) и пациенты без ХСС (оценивались при последнем посещении) были разделены на 2 группы и оценивались по клиническим, лабораторным и лечебным признакам волчанки.

      ХСН был диагностирован в соответствии с разделом дерматологии руководящих принципов Европейской академии аллергии и клинической иммунологии, финансируемой ЕС Сети передового опыта, Глобальной европейской сети по аллергии и астме, Европейского дерматологического форума и Всемирной организации по аллергии, и определяется как спонтанное появление хотя бы одного проявления, т. е. волдыря и/или ангионевротического отека, продолжающегося ≥6 недель, за исключением индуцируемой крапивницы [9]. Мы оценивали общую продолжительность крапивницы (от появления волдырей до полного разрешения), время между появлением крапивницы и диагнозом СКВ, распределение волдырей, наличие ангионевротического отека, болезненные поражения, текущие аллергии (ринит и астма), семейный анамнез атопические заболевания и текущие инфекции.Также оценивали эозинофилию (>500 эозинофилов/мм 3 ) и повышенный уровень IgE в сыворотке (>200 МЕ/мл).

      Демографические данные, клиническая оценка, активность заболевания, ущерб и методы лечения

      Демографические данные включали пол, расу, текущий возраст, возраст начала СКВ и продолжительность заболевания. Клинические проявления СКВ определялись как: конституциональные симптомы (лихорадка и потеря веса), поражение ретикулоэндотелиальной системы (аденомегалия, гепатомегалия и спленомегалия), кожно-слизистые поражения (скалярная или дискоидная сыпь, фотосенсибилизация, язвы в носу или полости рта, алопеция и кожный васкулит, i .е. изъязвление, околоногтевой инфаркт или осколочное кровоизлияние), поражение опорно-двигательного аппарата (неэрозивный артрит и миозит), серозит (плеврит и перикардит), нефрит (протеинурия ≥0,5 г/24 ч, наличие клеточных цилиндров, стойкая гематурия ≥5 эритроцитов/высокая поле зрения и/или персистирующая лейкоцитурия ≥5 лейкоцитов/поле зрения), гематологические нарушения, т.е. аутоиммунная гемолитическая анемия, лейкопения (количество лейкоцитов <4000/мм 3 ), лимфопения (лимфоциты <1500/мм 3 ) и тромбоцитопению (количество тромбоцитов <100 000/мм 3 ) в двух или более случаях при отсутствии лекарств или инфекции.Нейропсихиатрическая волчанка включала 19 синдромов по критериям классификации ACR [12]. Гипотиреоз был определен как сниженный уровень свободного тироксина (T 4 ) и повышенный уровень тиреотропного гормона (ТТГ), а субклинический гипотиреоз — как повышенный уровень ТТГ, связанный с нормальным T 4 . Наличие антитиреоидных антител, т.е. антитиреоидной пероксидазы, антитиреоглобулина и антител к рецептору ТТГ, и гипотиреоза было необходимо для диагностики аутоиммунного тиреоидита [13].Антифосфолипидный синдром диагностировали по наличию артериального и/или венозного тромбоза и антифосфолипидных антител [14].

      Высокое артериальное давление определялось как систолическое и/или диастолическое артериальное давление ≥95-го процентиля для пола, возраста и роста в ≥3 случаях [15]. Острую почечную недостаточность определяли по внезапному повышению уровня креатинина в сыворотке >2 мг/дл [16] или по модифицированным критериям RIFLE (риск, травма, недостаточность, потеря функции почек и терминальная стадия почечной недостаточности) [17].Хроническое заболевание почек определяли как структурные или функциональные нарушения почек в течение ≥3 месяцев (со снижением скорости клубочковой фильтрации или без него) или скорость клубочковой фильтрации <60 мл/мин/1,73 м 2 в течение ≥3 месяцев [18]. .

      Лабораторная оценка включала скорость оседания эритроцитов, С-реактивный белок, общий анализ крови, мочевину и креатинин сыворотки, общий анализ мочи и 24-часовую экскрецию белка с мочой. Уровни комплемента (CH50, C3 и C4) и аутоантитела против двухцепочечной ДНК определяли в каждом из задействованных центров, и пороговые значения считали достоверными.Активность заболевания СКВ и кумулятивный ущерб оценивали в соответствии с Индексом активности заболевания СКВ 2000 (SLEDAI-2K) [19], который может варьироваться от 0 до 105, и индексом системной волчанки International Collaborating Clinics/ACR-Damage Index [20], который может варьироваться от 0 до 47 соответственно.

      Текущая терапия (преднизолон, внутривенный пульс-метилпреднизолон, хлорохина дифосфат, гидроксихлорохина сульфат, метотрексат, азатиоприн, циклоспорин, микофенолат, внутривенный циклофосфамид, внутривенный гаммаглобулин и ритуксимаб) также была зарегистрирована.

      Статистический анализ

      Результаты представлены в виде числа (%) для категориальных переменных и медианы (диапазона) для непрерывных переменных. Сравнение категориальных переменных оценивали с помощью точного критерия Фишера. Непрерывные переменные от пациентов с СКВ с ХСН и без нее сравнивали с критерием Манна-Уитни. Уровни значимости независимых переменных были установлены на уровне 5% (p < 0,05).

      Результаты

      CSU наблюдали у 10/852 пациентов с СКВ (1,17%) со средней продолжительностью общей крапивницы 190 дней (44-760 дней).Медиана длительности cSLE на момент постановки диагноза крапивницы составила 0 (от -3 до 5) лет, а возраст начала крапивницы — 13 (7-17) лет. Изолированная ХСК наблюдалась у 2 пациентов с ХСКВ до постановки диагноза волчанки, при постановке диагноза у 5 и после диагностики у 3. Волдыри присутствовали у всех 10 пациентов с ХСКВ, а ангионевротический отек наблюдался у 3. Распределение волдырей было диффузным (туловище, верхние/нижние конечности). и/или лицо) у 9 и на нижних конечностях у 1. Ни у одного из них не было болезненных поражений, острых/хронических инфекций или глистно-паразитарных инфекций.Текущая аллергия отмечена у 4/10 пациентов: ринит у 2 и астма у 2. Семейный анамнез атопических заболеваний отмечен у 3/10 пациентов. Эозинофилия была очевидна в 1/10 без спектра аллергии. IgE был доступен у 5/10 пациентов с СКВ, а повышенный уровень IgE в сыворотке наблюдался у 1/5 пациентов с СКВ без астмы или ринита. Умеренная активность заболевания, по крайней мере (SLEDAI-2K ≥6), наблюдалась у 100%. Лекарства, используемые для ХСС, включали h2-антигистаминные препараты и глюкокортикоиды у 2 пациентов, у которых развилась ХСС до постановки диагноза СКВ.Другие пациенты с ХСК во время или после постановки диагноза волчанки получали лечение Н2-антигистаминными препаратами (60%), глюкокортикоидами (100%), противомалярийными препаратами (80%) и иммунодепрессантами (20%). В таблице 1 представлены характеристики ХСС у пациентов с СКВ.

      Таблица 1

      Характеристика ХСК у больных ХСКВ

      Демографические данные, клинические проявления и баллы активности/повреждения у 852 больных ХСКВ в зависимости от наличия ХСК представлены в таблице 2. Сравнение больных ХСКВ с ХСК и без нее выявило большая частота конституциональных симптомов (40 vs.8 %, p = 0,006), поражение ретикулоэндотелиальной системы (30 против 3 %, p = 0,003), слизисто-кожных (90 против 28 %, p < 0,0001) и скелетно-мышечных проявлений (50 против 6 %, p < 0,0001). Медиана SLEDAI-2K (12 против 2, p < 0,0001) также была значительно выше у пациентов с CSU. Ущерб от заболевания (текущее значение индекса системной волчанки, сотрудничающего с международными клиниками/ACR-Damage Index) был одинаковым в 2 группах (p = 0,740; таблица 2). Таблица 2 проиллюстрировано в таблице 3.Медиана скорости оседания эритроцитов (40 против 19 мм/1 час, р = 0,024) и текущая доза преднизолона в мг/сут (30 против 11,2, р = 0,010) и в мг/кг/сут (0,89 против 0,22, р = 0,010) p < 0,0001) были достоверно выше у больных с ХСС, чем без крапивницы. Использование пульс-терапии метилпреднизолоном (60% против 9%, p < 0,0001) было значительно выше в первой группе. Частота иммуносупрессивной терапии была ниже у больных ХСС (20 против 61%, р = 0,018; табл. 3).

      Таблица 3

      Лабораторные характеристики и лечение 852 пациентов с ХСК с диагнозом ХСК по сравнению с пациентами без ХСК (на последнем визите) (20%) по сравнению с 30/806 без CSU (4%, p = 0.055). В первой группе случаев антифосфолипидного синдрома не наблюдалось (0 против 5%, р = 1,0).

      Обсуждение

      Насколько нам известно, это первое исследование с доказательствами того, что ХСН может быть связана с пациентами с СКВ и умеренной/высокой активностью заболевания.

      Преимущество этого многоцентрового исследования заключалось в большом размере выборки пациентов с СКВ, отслеживаемых в 10 университетских службах штата Сан-Паулу, Бразилия, а также в использовании стандартизированной базы данных для минимизации смещения.Определение CSU было основано на международном консенсусе [9]. Заболевания, связанные с крапивницей/ангионевротическим отеком, были исключены, в частности, крапивница-васкулит и синдром гипокомплементемической крапивницы-васкулита [21, 22, 23], поскольку эти аномалии связаны с локализованными, небледными, болезненными поражениями [23], которые сохраняются в течение > 24 ч и оставляют коричневатые остатки. при выздоровлении [22].

      Основным недостатком исследования был ретроспективный дизайн с возможным отсутствием данных. Оценка аутоиммунных маркеров, связанных с CSU, таких как кожный тест аутологичной сыворотки или циркулирующие функциональные аутоантитела (направленные против IgE или высокоаффинного рецептора IgE — FcεRI), не проводилась [24, 25, 26, 27], и IgE измерение было доступно не для всех пациентов с CSU.Криопирин-ассоциированные периодические синдромы и наследственный или приобретенный дефицит ингибитора С1-эстеразы также не оценивались систематически.

      Другие аутоиммунные расстройства были связаны с CSU, включая дерматомиозит, полимиозит, синдром Шегрена и ювенильный идиопатический артрит [28]. Мы описываем низкую частоту CSU в большой популяции пациентов с СКВ. Следует отметить, что у большинства пациентов с СКВ это кожное проявление было до или в начале заболевания, как это также наблюдалось ранее в сообщениях о случаях взрослых и пациентов с СКВ [6,8].

      Интересно, что наше исследование показало, что ХСН может быть связана с активной СКВ с преобладанием конституциональных, кожно-слизистых и скелетно-мышечных поражений без высокой частоты проявлений тяжелой волчанки.

      Мы также оценили антитиреоидные антитела, которые являются наиболее распространенными аутоантителами, зарегистрированными у взрослых (14-33%) и детей (4,3%) с хронической крапивницей [5,24,29,30,31,32]. Двадцать процентов обследованных пациентов с СКВ и ХСК имели аутоиммунное заболевание щитовидной железы; это контрастирует с 7% этой эндокринной аномалии, о которых ранее сообщалось в когортном исследовании, касающемся общей популяции cSLE в одном центре [13].Патофизиология этого расстройства неизвестна, но иммунная дисрегуляция может быть связана с аутоиммунитетом или с хроническими воспалительными процессами [5].

      Частота CSU при cSLE находится в пределах ожидаемого диапазона, зарегистрированного в других популяциях детей и подростков (0,1–3%) [31,33]. Однако нет систематических исследований распространенности CSU среди педиатрической популяции Бразилии. Кроме того, анализу влияния расы мешала небольшая представленность пациентов неевропеоидной расы в нашей выборке.

      ХСН может быть вызвана лекарствами для лечения волчанки, особенно нестероидными противовоспалительными препаратами [9, 28, 29], но ни один из наших пациентов не проходил эту терапию в начале ХСН. Большинство пациентов с СКВ получали лечение Н2-антигистаминными препаратами в соответствии с литературными рекомендациями [28,29]. Умеренная доза глюкокортикоидов и/или внутривенный импульс метилпреднизолона требовались для лечения наших пациентов с волчанкой и ХСН, и большинство из них не нуждались в иммуносупрессивных препаратах.

      В заключение, крапивница была связана с ранней СКВ.Мы также продемонстрировали, что это кожное проявление связано с умеренной/высокой активностью волчанки без поражения основных органов.

      Благодарности

      Благодарим Ulysses Doria-Filho за статистический анализ. Авторы выражают благодарность следующим отделениям детской ревматологии и коллегам за включение своих пациентов: Отделение детской ревматологии, FMUSP (Кристина Миуки Абе Джейкоб, Габриэла Блей, Габриэла Нуньес Леаль, Габриэлла Эрлахер Лубе де Алмейда, Элоиза Хелена де Соуза Маркес, Жоао Домингуш Монтони да Силва , Хоаким Карлос Родригес, Хулиана Каирес де Оливейра Ачили Феррейра, Катя Козу, Лайла Пинто Коэльо, Лусия Мария Маттеи Арруда Кампос, Лусиана душ Сантос Энрикес, Магда Карнейро-Сампайо, Мария Хелена Вайсбич, Надя Эми Айкава, Роберта Кунья Гомес, Виктор Леонардо Сарайва Marques and Werther Brunow de Carvalho), Отделение детской ревматологии, UNIFESP (Ана Паула Сакамото, Анандрея Симоэс Лопес, Даниэла Петри Пьотто, Джампаоло Факин, Глейс Клементе, Мария Одете Эстевес Иларио, Мелисса Фрага, Октавио Аугусто Бедин Перакки и Ванесса Буньи), отделение ревматологии, ФМУСП (Юлиана А.Паупиц), UNESP (Присила Р. Аоки, Джулиана де Оливейра Сато, Сильвана Паула Кардин и Тасиана Альбукерке Педроса Фернандес), Irmandade da Santa Casa de Misericórdia de São Paulo (Андресса Гуариенто, Юнис Митико Окуда, Натали Венигер Спеллинг Горменцано и Сильвана Бразилиа Саккетти ), Государственный университет Кампинас (Мариса Сентевиль, Рената Барбоза и Роберто Марини), Медицинская школа Рибейран-Прету, Университет Сан-Паулу (Франсиско Уго Гомеш, Гесилмара Сальвиатто Пиледжи, Лусиана Мартинс де Карвалью и Паола Понтес Пиньейро), Детская больница Дарси Варгас ( Кассия Мария Пассарелли Луполи Барбоса и Лусиана Тудек Педро Пауло), Папский католический университет Сорокабы (Валерия Кристина Сантуччи Рамос) и Муниципальный госпиталь для младенцев Менино Хесус (Симоне Лотуфо).Исследование было спонсировано грантами от Conselho Nacional de Desenvolvimento Científico e Tecnológico для R.M.R.P. (CNPq 301805/2013-0), Э.Б. (2009/51897-5) и К.А.С. (302724/2011-7), Фонд Федерико (в R.M.R.P., E.B. и C.A.S.) и Núcleo de Apoio à Pesquisa ‘Saúde da Criança e do Adolescente’ da USP (NAP-CriAd) в C.A.S.

      Заявление о раскрытии информации

      У авторов нет конфликта интересов, который имеет прямое отношение к содержанию данной рукописи.

      Авторское право: Все права защищены.Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
      Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.