Некомпактный миокард у детей: клинические проявления и прогноз – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

клинические проявления и прогноз – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

174 DOI 10.18821/1560-9561-2016-19-3-174-182

ОБЗОРЫ

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2016 УДК 616.124.2-053.2-036.1-037

Умарова М.К., Басаргина Е.Н., Смирнов И.Е.

НЕКОМПАКТНЫЙ МИОКАРД ЛЕВОГО ЖЕЛУДОЧКА У ДЕТЕЙ: КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ И ПРОГНОЗ

ФГБУ «Научный центр здоровья детей» Минздрава России, 119991, г. Москва, Ломоносовский просп., д. 2, стр. 1

Некомпактный миокард левого желудочка (НМЛЖ) — форма патологии миокарда, характеризующаяся наличием патологических трабекул в левом желудочке. НМЛЖ может быть ассоциирован с различными видами врожденных пороков сердца. Возможны сопутствующие изменения левого желудочка по дилатационному, гипертрофическому, рестриктивному и смешанному фенотипам. Показано, что понимание этиологии, патогенеза, способов диагностики некомпактного миокарда и прогноза в последние годы неизменно улучшается. Однако общепринятых критериев его диагностики у детей пока нет. Несмотря на значительные достижения в области генетики и этиологии кардиомиопатий (КМП), корреляции между генотипом и фенотипом изучены недостаточно. Значение НМЛЖ в развитии различных форм КМП и типов ремоделирования миокарда также еще не установлено. Представлены различия между некомпактным миокардом как патологическим состоянием и нормальными вариантами трабекулярности миокарда у детей, что следует учитывать при определения долгосрочного прогноза НМЛЖ при разных терапевтических подходах.

Ключевые слова: некомпактный миокард; дети; патологические трабекулы; кардиомиопатии; прогноз. Для цитирования: Умарова М.К., Басаргина Е.Н., Смирнов И.Е. Некомпактный миокард левого желудочка у детей: клинические проявления и прогноз. Российский педиатрический журнал. 2016; 19 (2): 174-182. DOI 10.18821/1560-9561-2016-19(3)-174-182

UmarovaM.K., Basargina E.N., SmirnovI.E.

LEFT VENTRIcULAR NoNcoMPACTIoN IN cHILDREN: cLINIcAL MANIFESTATIoNS AND PRoGNoSIS

Scientific centre of children health, 2, bld. 2, Lomonosov avenue, Moscow, 119991, russian federation

Left ventricular noncompaction (LVNC) is a disease of myocardium presumably caused by developmental arrest during embryogenesis. LVNC is characterized by the presence of pathological trabeculae in left ventricle. LVNC can be associated with different congenital heart diseases. Different types of myocardium remodeling are follows: dilated, hypertrophic, restrictive and mixed phenotypes. It is unclear whether LVNC is a distinct disease or a morphological feature of different cardiomyopathies. Distinction between pathological trabeculae constituting LVNC and normal phenotype is often difficult. For the time present the considerable attention is paid to the study of disease. Despite the progress in the study of the disease significant controversy remains around understanding of etiology, pathogenesis, clinical characteristics and prognosis of LVNC. Current literature review is aimed to discuss mentioned aspects with a focus on pediatric population.

Key words: noncompaction of the myocardium; pathological trabeculae; cardiomyopathy; pediatric population. For citation: Umarova M.K., Basargina E.N., Smirnov I.E. Left ventricular noncompaction in children: clinical manifestations and prognosis. Rossiiskii Pediatricheskii Zhurnal (Russian Pediatric Journal, Russian Journal, 2016; 19 (3): 174-182. (In Russian). DOI 10.18821/1560-9561-2016-19(3)-174-182:

For correspondence: Malika K. Umarova, MD., postgraduate student of the cardiological department of the Scientific centre of children health, 2, bid. 2, Lomonosov avenue, Moscow, 119991, russian federation. E-mail: [email protected]

Information about authors:

Smirnov I.E., https://orcid.org/0000-0002-4679-0533

Conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

Funding. The study had no sponsorship.

Received 11.02.16 Accepted 20.04.16

екомпактный миокард левого желудочка (НМЛЖ) — это аномалия строения сердца, заключающаяся в наличии сетчатой структуры, состоящей из переплетенных волокон миокарда, выстланных эндотелием, при этом губчатый (некомпактный) слой миокарда четко отличается от располагающегося под ним компактного слоя миокарда (двухслойный миокард) [1]. Распространенность НМЛЖ в общей популяции составляет 0,05—0,25% в год, а в структуре детских кардиомиопатий (КМП)

Для корреспонденции: Умарова Малика Кубатовна, аспирант кардиологического отделения НЦЗД Минздрава России, e-mail: [email protected]

некомпактный миокард занимает 3-е место[2]. Гетерогенность этой формы патологии миокарда обусловливает сложность разработки диагностических критериев НМЛЖ [3, 4]. Полагают, что пациенты с некомпактным миокардом могли составлять одну из подгрупп больных с диагнозом соответствующей КМК.

Некомпактный миокард как нарушение эмбриогенеза

Формирование НМЛЖ связывают с нарушениями нормального эмбриогенеза системы кровообращения. После образования петли первичной сердечной трубки в конце 4-й недели гестации у человеческого эмбриона появляются миокардиальные трабекулы

175.

REVIEWS

(длина эмбриона 4 мм). Ранние трабекулы эффективно увеличивают площадь поверхности, позволяя массе миокарда расти в отсутствие эпикардиальной коронарной циркуляции. Начиная со 2-го месяца эмбриогенеза в ЛЖ сердца развивается коронарное кровообращение и уплотнение (компактизация) миокарда, что определяет формирование его нормальной структуры. Возрастание желудочковых объемов приводит к компрессии трабекул и увеличению толщины компактного миокарда [5]. Патологическая остановка формирования миокарда ЛЖ на данном этапе считается патогенетическим механизмом, лежащим в основе НМЛЖ [6]. Она приводит к формированию в ЛЖ двухслойной структуры миокарда, состоящей из более тонкого эпикардиального слоя и лежащего на нем некомпактного слоя выступающих трабекул, связанных с глубокими «слепыми» меж-трабекулярными карманами, сообщающимися только с полостью желудочка и не имеющими прямого отношения к коронарному кровообращению [3].

Трабекулы и межтрабекулярные карманы при этом выстланы эндотелием, продолжающимся в эндотелий остальной полости ЛЖ.

В норме процесс уплотнения миокарда продолжается по направлению от эпикарда к эндокарду и больше выражен в ЛЖ, нежели в правом [5]. Поэтому момент остановки созревания эмбрионального миокарда определяет выраженность и распространенность НМЛЖ. Верхушка ЛЖ всегда вовлечена, так как процесс компактизации завершается в этой области. Нарушение эмбриогенеза как причина НМЛЖ является привлекательной гипотезой, однако убедительных исследований, доказывающих ее, пока не существует.

НМЛЖ как приобретенное заболевание

Другие вероятные патогенетические механизмы НМЛЖ предполагают расслоение или разволокне-ние миокарда в результате дилатации, метаболических дефектов или гиперваскуляризации [6]. Описано постнатальное формирование НМЛЖ, а также случаи его транзиторного течения и обратимости [7, 8]. Учитывая, что при НМЛЖ у больных выявлены сходные мутации с дилатационной и гипертрофической кардиомиопатией, полагают, что аномальные фенотипические черты НМЛЖ могут не проявляться или отсутствовать при рождении и появляются позже в течение жизни, как и при указанных формах кар-диомиопатии [9].

Номенклатура НМЛЖ

В 1995 г. была разработана классификация кар-диомиопатий, согласно которой НМЛЖ был отнесен к группе неклассифицированных КМП [10]. Американской ассоциацией сердца (АНА) была предложена классификация КМП, учитывающая их генетическую природу и морфологическую характеристику [11]. При этом НМЛЖ относился к первичным с преимущественным поражением сердца генетическим КМП. Вместе с тем классификация КМП, предложенная Европейским обществом кардиологов, основана в первую очередь на мор-фофункциональной характеристике патологии миокарда с последующим делением на наследственные

или ненаследственные подклассы [12]. В пределах данной номенклатуры НМЛЖ относится к неклас-сифицируемой КМП, поскольку до конца неясно, отдельная это форма КМП или изменение морфологической картины, характерное для разных КМП.

В 2013 г. Всемирная федерация сердца (WHF) предложила наглядную классификацию КМП — MOGE(S), описывающую пять признаков заболевания: морфологическую или морфофункциональ-ную характеристику (M), пораженные органы (o), характер наследования болезни (G), ее этиологию с детальным описанием генетического дефекта либо другой причины (E) и в качестве необязательного фактора функциональный статус больного (S) с указанием стадии хронической сердечной недостаточности (ACC/AHA) и функционального класса (NYHA) [13]. Фактически эта новая классификация явилась определенным компромиссом между предшествующими вариантами. При этом сохранена классическая морфологическая характеристика КМП, определяющая терапевтический подход, а данные о генетической природе заболевания позволяют учесть возможные генотипические особенности при выборе терапии. Дополнительным преимуществом этой классификации является возможность описания состояния здорового человека, являющегося носителем какой-либо мутации, но не имеющего признаков поражения сердца на момент обследования.

Классификация MoGE(S) отличает НМЛЖ с ди-латацией (MLVNC + D) и НМЛЖ с гипертрофией (MLVNC + H) от исключительно НМЛЖ (MLVNC). Некоторые авторы указывают на необходимость создания концепции синдрома некомпактного миокарда на основе систематического исследования, базирующегося на выводах об этиологии, патофизиологии и клинической симптоматики НМЛЖ [14].

НМЛЖ может быть самостоятельной формой патологии или сочетаться с врожденными пороками сердца (ВПС), наследственными синдромами, в частности с нейромышечными заболеваниями. В литературе такие формы некомпактного миокарда получили названия «изолированного» и «неизолированного». В качестве сочетанных с НМЛЖ ВПС часто встречаются дефекты межжелудочковой перегородки и обструктивные заболевания выводного тракта ЛЖ, а также аномалия Эбштейна [14, 15].

Диагностика НМЛЖ

Чаще всего для диагностики НМЛЖ применяется эхокардиография (ЭхоКГ) как самое доступное исследование. Дополнительными методами служат чреспищеводная ЭхоКГ, контрастная ЭхоКГ, трехмерная чреспищеводная ЭхоКГ, вентрикулография, мультиспиральная (64-спиральная) компьютерная томография (КТ), исследование эксплантатов сердца и аутопсия. Несмотря на то что разработано несколько различных подходов к диагностике НМЛЖ, общепринятое определение этой формы патологии миокарда отсутствует как для эхокар-диографии, так и для магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Точное определение эхокардиографических

176 DOI 10.18821/1560-9561-2016-19-3-174-182

ОБЗОРЫ

признаков НМЛЖ требует высокой квалификации и тщательного поиска со стороны экспертов, которые разбираются в тонкостях визуализирующих методик и настроены на то, чтобы четко и достоверно отличить компактный миокард от некомпактного [16]. Однако при асимптоматической форме НМЛЖ или нормальной фракции выброса правильный диагноз будет поставлен с меньшей вероятностью. В связи с этим очевидно, что имеется тенденция к диагностике тяжелых случаев НМЛЖ, в то время как легкие формы или начальные стадии процесса остаются не выявленными. К тому же при диагностике НМЛЖ обычно используется бинарный критерий, т. е. наличие или отсутствие некомпактного миокарда, в то время как выраженность гипертрабекулярности и истончения подлежащего компактного слоя широко изменчивы среди пациентов с НМЛЖ [17].

Современные ЭхоКГ-критерии диагностики часто не подходят для дифференцировки пограничных вариантов нормы и патологии. Степень некомпактности миокарда от мелких трабекул до выраженного НМЛЖ может отражать непрерывный континуум морфологических признаков. По данным ультразвуковых исследований, у детей с возрастом происходит утолщение компактного слоя, а толщина трабекуляр-ного слоя существенно не изменяется или уменьшается (Сильнова И. В., 2012). Поэтому необходимо учитывать возраст больного при оценке трабекулярно-сти миокарда. Недавние наблюдения детей с НМЛЖ выявили наличие разногласий у специалистов как в отношении числа трабекул (меньше или больше 3), так и в оценке соотношения толщины слоев в конце систолы (меньше или больше 2) [18].

В диагностике НМЛЖ значимые преимущества имеет МРТ: лучшее пространственное разрешение, меньшая зависимость от специалиста, более выраженная контрастность между кровью и миокардом, что улучшает дифференцировку аномальных трабе-кул при НМЛЖ [19]. Однако недостатками МРТ являются меньшая доступность и высокая стоимость для применения в качестве скринингового метода. Так же, как и при ЭхоКГ, не всегда ясно, в какой плоскости изображения должны оцениваться слои миокарда.

Клинические проявления НМЛЖ очень вариабельны — от случайной постановки диагноза при асим-птоматичной форме до тяжелых проявлений, самыми распространенными из которых являются сердечная недостаточность (СН), аритмии, тромбоэмболии и внезапная смерть [20, 21].

Чаще всего НМЛЖ «манифестирует» симптомами сердечной недостаточности при выраженной систолической дисфункции ЛЖ. При этом по данным допплерографии митральный поток демонстрирует рестриктивный тип гемодинамики [23, 24]. Ремо-делирование миокарда у больных с НМЛЖ происходит неодинаково: возможны изменения по дила-тационному, гипертрофическому, рестриктивному и смешанному типам, когда выявляются признаки как дилатации ЛЖ сердца, так и гипертрофии его стенок. Установлено, что тип ремоделирования

взаимосвязан с морфологическим строением миокарда [25, 26]. При этом выделяют лакунарный тип НМЛЖ с хорошо визуализируемыми трабекулами и глубокими лакунами, губчатый тип, при котором чередующиеся мельчайшие лакуны и трабекулы трудно различимы друг от друга, и смешанный тип. Лакунарному строению сопутствует ремоделирова-ние по дилатационному типу с преимущественным нарушением систолической функции пораженного желудочка, а губчатому строению — ремоделирова-ние по гипертрофическому и рестриктивному типам с преимущественным нарушением диастолической функции [25].

В крупном исследовании НМЛЖ у детей 131 больной из 242 имел систолическую дисфункцию уже при первом поступлении, еще у 19 детей она развилась позже, в среднем через 47 мес наблюдения. Снижение сократительной функции сердца было характерно для детей с дилатационным (89%) и смешанным (87%) фенотипом, в меньшей степени для пациентов с ремоделированием по гипертрофическому типу (42%) и нормальными размерами сердца (35%). Дети с рестриктивным фенотипом не учитывались при проведении анализа из-за их малочисленности [27].

Схожие данные были получены J. Jefferies и соавт. [4], которые обследовали 155 детей с некомпактным миокардом. Частота развития систолической дисфункции была выше в группе детей с дилатационным фенотипом (58%), чем у детей с ремоделированием по гипертрофическому типу (35%).

В работах авторов, не проводивших сравнения между пациентами с различными типами ремодели-рования миокарда, снижение фракции выброса ЛЖ было зафиксировано также у большинства больных [28—30].

Имеющиеся данные позволяют полагать, что развитию систолической дисфункции и хронической СН при НМЛЖ способствуют измененные свойства некомпактного миокарда, который зависит от аэробного окисления и более чувствителен к гипоксии и токсическим эффектам катехоламинов. Активность АТФазы миозина некомпактного миокарда существенно уменьшается, что определяет снижение скорости сокращения [31]. Такое аномальное движение стенки ЛЖ зарегистрировано при допплерографии при strain rate визуализации [32]. Нужно учитывать также, что под воздействием лакунарно-васкулярных шунтов и микроциркуляторной дисфункции изменяется коронарный кровоток [26, 33]. Выраженная трабекулярность желудочка может ухудшать диасто-лическую функцию ЛЖ, с ограничением растяжимости ЛЖ, аномальной релаксацией и рестриктивным заполнением [33].

Другим важным механизмом, способствующим дисфункции ЛЖ, является субэндокардиальная ишемия, вызванная изометрическим сокращением эндокарда и миокарда во множественных трабекулах. Сегментарные нарушения субэндокардиальной перфузии, предположительно приводящие к субэндо-кардиальному фиброзу, возникают при нормальных эпикардиальных коронарных артериях. Они зафик-

REVIEWS

сированы с помощью МРТ, позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), сцинтиграфии с таллием, одно-фотонной эмиссионной КТ и рассматриваются как ранний неблагоприятный прогностический фактор [34, 35]. Установлена независимая корреляция между участками миокардиального фиброза, выявляемыми на МРТ с контрастным усилением гадолинием, и дисфункцией ЛЖ. При этом фиброз миокарда был найден и в компактных, и в некомпактных его отделах, маленькие участки фиброза обнаруживались при НМЛЖ с сохраненной систолической функцией [36]. При использовании ПЭТ выявлено снижение коронарного кровотока при НМЛЖ в большинстве сегментов миокарда с аномальным движением его стенки [37]. По данным R. Pignatelli и соавт. [15], перфузия миокарда, регистрируемая на ПЭТ, снижена на 60% в некомпактных сегментах и только на 10% в компактных. Возможно, некомпактный миокард является фенотипическим маркером лежащего глубже диффузного кардиомиопатического процесса [36]. Появляющиеся данные о разной генетической природе изолированной и неизолированной форм НМЛЖ позволяют полагать, что эти подгруппы потенциально могут иметь разный риск по развитию хронической СН.

Тромбоэмболии

В описаниях НМЛЖ у взрослых больных тромбоэмболии встречаются с частотой 5—38% [16, 38]. Формирование тромба может быть обусловлено застоем крови в межтрабекулярных карманах ЛЖ. Риск тромбоэмболии возрастает при предсердной фибрилляции и систолической дисфункции ЛЖ [39]. Несмотря на то что тромбоэмболия входит в триаду основных симптомов НМЛЖ, в большинстве педиатрических исследований отмечены невысокие уровни тромбоэмболических событий [4, 27, 34]. Как правило, они чаще встречаются у взрослых [23, 44]. Однако это может быть связано с тем, что в более поздних исследованиях больные получали антитром-ботическую терапию. В одном из ранних исследований, где больные дети не получали антикоагулянтов, частота тромбоэмболических осложнений составляла 38% [45].

Аритмии

При НМЛЖ электрокардиографическое исследование обнаруживает множество различных отклонений: начиная с инверсии зубца Т и изменений в сегменте ST и заканчивая различными аритмиями: от предсердной фибрилляции и различных типов наджелудочковой тахикардии до устойчивой желудочковой тахикардии [46, 47]. Частота желудочковых тахикардий у больных детей варьирует от 4 до 29%. У взрослых желудочковые тахиаритмии встречаются в 20—47% случаев. Синдром Вольфа— Паркинсона—Уайта описан в основном среди детей [37, 44], а блокада левой ножки пучка Гиса чаще встречается у взрослых [48]. Установленные различия являются возможным свидетельством того, что нарушения желудочковой проводимости могут развиться позднее в течение жизни вместе с прогрес-сированием эндокардиального фиброза. В исследовании J. Steffel и соавт. [49] мультивариантный ана-

лиз ЭКГ показал, что удлинение интервалов P—Q и Q—T и нарушения реполяризации в нижних отведениях являются предикторами плохого прогноза, в то время как нормальная электрокардиограмма свидетельствует в пользу благоприятного долгосрочного прогноза. Как уже отмечено выше, аритмогенным субстратом при НМЛЖ могут служить участки су-бэндокардиального фиброза [23], миопатии, неврологические нарушения, инсульт. Часть авторов указывает на ассоциацию НМЛЖ с нейромышечными заболеваниями [6]. Чаще всего это синдром Барта и митохондриальные болезни [50]. По данным С. Stöllberger и соавт. [6], неврологическое обследование выявило сочетание НМЛЖ с нейромышечными заболеваниями в 82% случаев в группе 49 взрослых больных с НМЛЖ, но в других исследованиях неврологических нарушений не обнаружено. Имеется ли риск инсульта при НМЛЖ и какова его распространенность — все еще нерешенные вопросы [40—43].

Митральная недостаточность

R. Stacey и соавт. [51] полагают, что НМЛЖ ассоциирован с митральной регургитацией и сопровождается изменениями анатомии папиллярных мышц в виде уменьшения их общей площади, что может предрасполагать к развитию митральной регургитации. Описаны случаи значительного улучшения систолической функции после оперативного лечения митрального клапана при НМЛЖ [52—54], что редко отмечается при других формах КМП. Аналогичные данные недавно опубликованы K. George и соавт. [55], когда в качестве основного лечения при НМЛЖ с тяжелой митральной ре-гургитацией выбрана аннулопластика митрального клапана. После ее выполнения отмечено улучшение сердечной функции, продолжительность наблюдения составила 50 мес. Описан случай с начальной низкой фракцией выброса и умеренной митральной регургитацией, когда при улучшении фракции выброса митральная регургитация, напротив, увеличилась [56]. Эти данные указывают на то, что митральная регургитация при НМЛЖ не всегда вторична по отношению к контрактильной дисфункции.

Смертность и прогностические факторы

Прогностическая значимость обнаружения НМЛЖ значительно варьирует, однако большинство исследований указывает на высокий уровень смертности. Это может быть связано с отбором тяжелых больных с НМЛЖ, поступающих в специализированные стационары [34], уровень смертности у которых варьирует от 7 до 20% [27, 34, 57]. По данным австралийского педиатрического исследования КМП, кумулятивная частота только внезапной сердечной смерти за 15 лет для больных с НМЛЖ составила 23%, в то время как для дилатационной КМП она была равна 5% [58].

Основные признаки, имеющие прогностическую ценность, демонстрируют неодинаковую прогностическую значимость в работах разных авторов. Так, манифестация болезни на 1-м году жизни являлась неблагоприятным прогностическим

178 DOI 10.18821/1560-9561-2016-19-3-174-182

ОБЗОРЫ

фактором в исследовании S. Brescia и соавт. [27], однако в работе c. McMahon и соавт. [28], посвященной ультразвуковой характеристике НМ, а также в клиническом исследовании J. Jefferies и соавт. (2015) возраст при манифестации не коррелировал с исходом болезни.

Противоречивость полученных данных указывает, что систолическая дисфункция ЛЖ зависит не только от количества и расположения некомпактных сегментов, но тесно связана с конкретным расположением аномальной миокардиальной архитектуры и электромеханической активацией в каждом вовлеченном сегменте [59].

Асимптоматичная форма НМЛЖ

Учитывая высокую прогностическую значимость систолической дисфункции, пациенты с нормальными морфофункциональными показателями сердца или асимптоматичной формой НМЛЖ представляют особую сложность с точки зрения выбора тактики ведения. Асимптоматичная форма остается наименее изученной в связи с тем, что большая часть исследований представляет собой ретроспективный анализ данных крупных специализированных центров, в которых проводился отбор пациентов с выраженной клинической симптоматикой и тяжелым течением болезни. В данном контексте можно упомянуть исследования, проведенные у условно здоровых людей, которые показали, что часть из них соответствует тем или иным критериям диагностики НМЛЖ [60].

Большой интерес вызывает работа R. Ozosek и соавт. [20], наблюдавших 65 детей с НМЛЖ и нормальной систолической функцией или умеренным ее снижением до 45% (7 детей). Установлено, что желудочковая экстрасистолия чаще обнаруживалась у детей с умеренной систолической дисфункцией, что может служить признаком, отражающим прогрессирование болезни. Кроме того, авторы предположили, что сердечная дисфункция и желудочковая экстрасистолия могут быть связаны с возрастом пациентов, так как дети с умеренным снижением сократительной способности сердца оказались старше детей с нормальными показателями [20].

Волнообразное течение

Описано также волнообразное течение НМЛЖ, когда у пациентов со сниженной систолической функцией отмечалось временное улучшение сократительной способности. Известны случаи изменения одного типа ремоделирования миокарда на другой, например смена дилатационного фенотипа некомпактного миокарда на гипертрофический либо смешанный с признаками как гипертрофического, так и рестриктивного [4, 15].

Наследственные болезни и некомпактный миокард

Чаще всего к генетическим нарушениям, с которыми ассоциирован НМЛЖ, относятся мутации, приводящие к нейромышечным заболеваниям либо к болезням сердца, или хромосомные аномалии [3, 6]. Степень участия генетических дефектов в развитии НМЛЖ все еще обсуждается. Чаще всего НМЛЖ

ассоциирован с митохондриальными болезнями, синдромом Барта, обусловленным мутациями в гене G4. 5 (TAZ), гипертрофической КМП (мутации в генах MYH7, ACTC, TNNT2, MYBPC3), миотонической дистрофией I типа (мутации в гене DMPK) и дистро-бревинопатией (мутации в гене DTNA), а также с хромосомными аномалиями. Реже НМЛЖ ассоциирован с мутациями в генах DMD, SCNA5, MYBPC3, FNLA1, PTPN11, LMNA, ZNF9, AMPD1, PMP22, TNNT2, fibrillin2, SHP2, MMACHC, LMX1B, HCCS, или NR0B1 [50]. Существует общность молекулярной этиологии для разных форм КМП и НМЛЖ, имеющих в своей основе сходные мутации.

Терапия

Терапия НМЛЖ симптоматическая. Несмотря на недостаток имеющихся данных о факторах риска неблагоприятного исхода, учет этих факторов способен помочь в выборе тактики лечения. Для пациентов с тяжелым течением заболевания рекомендована агрессивная терапия, в том числе имплантация кардиовертера-дефибриллятора и ранняя постановка в лист ожидания на трансплантацию сердца [23]. Асимптоматичных пациентов следует информировать о наличии заболевания, симптомах, которые могут появиться в будущем, и благоприятном течении болезни, а также о важности кардиологического наблюдения. По мнению некоторых авторов, пациенты с клинически выраженным заболеванием должны обследоваться как минимум дважды в год [4, 27].

Больные с СН должны получать лечение согласно стандартам терапии СН. При рефрактерной СН возможна трансплантация сердца и использование приборов механической поддержки ЛЖ и ресинхронизи-рующей терапии.

Ресинхронизирующая терапия может быть использована у пациентов с блокадой левой ножки пучка Гиса, желудочковой диссинхронией, тяжелой дисфункцией ЛЖ. Показано, что у пациентов с изолированным НМЛЖ после ресинхронизирующей терапии наблюдалось интенсивное обратное ремоде-лирование ЛЖ по сравнению с пациентами с ДКМП. При этом чем больше была область НМЛЖ, тем выше были шансы получить ответ на ресинхронизиру-ющую терапию [61].

Относительно назначения оральных антикоагулянтов больным с НМЛЖ пока нет однозначных рекомендаций [39]. Длительный прием оральных антикоагулянтов показан пациентам с фибрилляцией предсердий, выраженной систолической дисфункцией ЛЖ или внутрисердечными тромбами [50]. K. Chen и соавт. [62] предложили алгоритм назначения антитромботической терапии для больных с НМЛЖ. В случае отсутствия тромбоэмболи-ческих осложнений или внутрисердечного тромба в анамнезе пациента при систолической дисфункции авторы предложили применять варфарин или низкомолекулярный гепарин, а при нормальной систолической функции — профилактический прием ацетилсалициловой кислоты [62].

Для исключения сопутствующих нейромышечных расстройств желателен осмотр неврологом пациента

179.

REVIEWS

с НМЛЖ [6]. Учитывая возможное сочетание НМЛЖ с митохондриальными болезнями, некоторые авторы рекомендуют назначение метаболических препаратов, к которым относятся тиамин, коэнзим Q10, рибофлавин и карнитин [15]. Для пациентов с гипертрофическим фенотипом без снижения желудочковой функции необходимо лечение Р-блокаторами или блокаторами кальциевых каналов [15, 16, 27].

Таким образом, понимание этиологии, патогенеза, способов диагностики НМ и прогноза при этом заболевании неизменно улучшаются. Однако пока нет общепринятых критериев диагностики НМЛЖ у детей. Несмотря на значительные достижения в области генетики и этиологии КМП, корреляции между генотипом и фенотипом изучены еще недостаточно. Значение НМЛЖ в развитии различных форм КМП и типов ремоделирования миокарда также еще не установлено. Кроме того, существует «пограничная» зона между НМ как патологическим состоянием и нормальными вариантами трабекулярности миокарда, что следует учитывать при определения долгосрочного прогноза у больных с НМЛЖ при разных терапевтических подходах.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Басаргина Е.Н., Талалаев А.Г., Березнева Н.А., Федорова Н.В., Сильнова И.В. Врожденная кардиомиопатия — некомпактный миокарда у детей. Рос. педиатр. журн. 2012; (4): 61—4.

2. Nugent A.W., Daubeney P.E., Chondros P., Carlin J.B., Cheung M., Wilkinson L.C. et al. The epidemiology of childhood cardiomyopathy in Australia. п. Engl. J. Med. 2003; 348 (17): 1639—46.

3. Freedom R.M., Yoo S.J., Perrin D., Taylor G., Petersen S., Anderson R.H. The morphological spectrum of ventricular noncompaction. cardiol. Young. 2005; 15 (4): 345—64.

4. Jefferies J.L., Wilkinson J.D., Sleeper L. A., Colan S.D., Lu M., Pahl E. et al. Pediatric cardiomyopathy registry investigators. Cardiomyopathy phenotypes and outcomes for children with left ventricular myocardial noncompaction: Results from the pediatric cardiomyo-pathy registry. J. cardFail. 2015; 21 (11): 877—84.

5. Sedmera D., Pexieder T., Vuillemin M., Thompson R.P., Anderson R.H. Developmental patterning of the myocardium. Anat. Rec. 2000; 258 (4): 319—37.

6. Stollberger C., Finsterer J., Blazek G. Left ventricular hypertrabecu-lation/noncompaction and association with additional cardiac abnormalities and neuromuscular disorders. Am. J. cardiol. 2002; 90 (8): 899—902.

7. Finsterer J., Stollberger C., Schubert B. Acquired left ventricular noncompaction as a cardiac manifestation of neuromuscular disorders. scand. cardiovasc. J. 2008; 42 (1): 25—30.

8. Gati S., Papadakis M., Papamichael N.D., Zaidi A., Sheikh N., Reed M. et al. Reversible de novo left ventricular trabeculations in pregnant women: implications for the diagnosis of left ventricular non-compaction in low-risk populations. circulation. 2014; 130 (6): @.

9. Rehfeldt K.H., Pulido J.N., Mauermann W.J., Click R.L. Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction in a patient with peripartum cardiomyopathy. Int. J. cardiol. 2010; 139 (2): e18—20.

10. Richardson P., McKenna W., Bristow M., Maisch B., Mautner B., O'Connell J. et al. Report of the 1995 World Health Organization/ International Society and Federation of Cardiology Task Force on the Definition and Classification of Cardiomyopathies. circulation. 1996; 93 (5): 841—2.

11. Maron B.J., Towbin J.A., Thiene G., Antzelevitch C., Corrado D., Arnett D. et al. Contemporary definitions and classification of the cardiomyopathies: an American Heart Association Scientific Statement from the Council on Clinical Cardiology, Heart Failure and Transplantation Committee. circulation. 2006; 113 (14): 1807—16.

12. Elliott P., Andersson B., Arbustini E., Bilinska Z., Cecchi F., Charron P. et al. Classification of the cardiomyopathies: a position statement from the European Society of Cardiology Working Group on Myocardial and Pericardial Diseases. Eur. Heart J. 2008; 29 (2): 270—6.

13. Arbustini E., Narula N., Dec G.W., Reddy K.S., Greenberg B., Kush-waha S. et al. The MOGE(S) Classification for a phenotype—genotype nomenclature of cardiomyopathy. Endorsed by the World Heart Federation. J. Am. coll. cardiol. 2013; 62 (22): 2046—72.

14. Stähli B.E., Gebhard C., Biaggi P., Klaassen S., Valsangiacomo Buechel E., Attenhofer Jost C.H. et al. Left ventricular non-compaction: prevalence in congenital heart disease. Int. J. cardiol. 2013; 167 (6): 2477—81.

15. Pignatelli R.H., McMahon C.J., Dreyer W.J., Denfield S.W., Price J., Belmont J.W. et al. Clinical characterization of left ventricular noncompaction in children: a relatively common form of cardiomyopathy. circulation. 2003; 108 (21): 2672—8.

16. Paterick T.E., Umland M.M., Jan M.F., Ammar K.A., Kramer C., Khandheria B.K. et al. Left ventricular noncompaction: A 25-year odyssey. J. Am. soc. echocardiogr. 2012; 25 (4): 363—75.

17. Ashrith G., Gupta D., Hanmer J., Weiss R.M. Cardiovascular magnetic resonance characterization of left ventricular non-compaction provides independent prognostic information in patients with incident heart failure or suspected cardiomyopathy. J. cardiovasc. Magn. Reson. 2014; 16: 64.

18. Saleeb S.F., Margossian R., Spencer C.T., Alexander M.E., Smoot L.B., Dorfman A.L. et al. Reproducibility of echocardiographic diagnosis of left ventricular noncompaction. J. Am. soc. echocardiogr. 2012; 25 (2): 194—202.

19. Alhabshan F., Smallhorn J.F., Golding F., Musewe N., Freedom R.M., Yoo S.J. Extent of myocardial non-compaction: comparison between MRI and echocardiographic evaluation. Pediatr. Radiol. 2005; 35 (11): 1147—51.

20. Czosek R.J., Spar D.S., Khoury P.R., Anderson J.B., Wilmot I., Knilans T.K., Jefferies J.L. outcomes, arrhythmic burden and ambulatory monitoring of pediatric patients with left ventricular non-compaction and preserved left ventricular function. Am. J. cardiol. 2015; 115 (7): 962—6.

21. Ergul Y., Nisli K., Demirel A., Varkal M.A., oner N., Dursun M. et al. Left ventricular non-compaction in children and adolescents: clinical features, treatment and follow-up. cardiol. J. 2011; 18 (2): 176—84.

22. Dellegrottaglie S., Pedrotti P., Roghi A., Pedretti S., Chiariello M., Perrone-Filardi P. Regional and global ventricular systolic function in isolated ventricular non-compaction: pathophysiological insights from magnetic resonance imaging. Int. J. cardiol. 2012; 158: 394—9.

23. Oechslin E.N., Attenhofer Jost C.H., Rojas J.R., Kaufmann P.A., Jen-ni R. Long-term follow-up of 34 adults with isolated left ventricular noncompaction: a distinct cardiomyopathy with poor prognosis. J. Am. coll. cardiol. 2000; 36 (2): 493—500.

24. Sengupta P.P., Mohan J.C., Mehta V., Jain V., Arora R., Pandian N.G., Khandheria B.K. Comparison of echocardiographic features of noncompaction of the left ventricle in adults versus idiopathic dilated cardiomyopathy in adults. Am. J. cardiol. 2004; 94 (3): 389—91.

26. Кожевникова О.В., Смирнов И.Е. Факторы риска сердечнососудистой патологии у детей: свойства сосудов и атеросклероз. Рос. педиатр. журн. 2015; 18 (4): 36—42.

27. Brescia S.T., Rossano J.W., Pignatelli R., Jefferies J.L., Price J.F., Decker J.A. et al. Mortality and sudden death in pediatric left ventricular noncompaction in a tertiary referral center. circulation. 2013; 127 (22): 2202—8.

28. McMahon C.J., Pignatelli R.H., Nagueh S.F., Lee V.V., Vaughn W., Valdes S.O. et al. Left ventricular non-compaction cardiomyopathy

1ЯП DOI 10.18821/1560-9561-2016-19-3-174-182

ОБЗОРЫ

in children: characterisation of clinical status using tissue Doppler-derived indices of left ventricular diastolic relaxation. Heart. 2007; 93 (6): 676—81.

29. Благова О.В., Недоступ А.В., Седов В.П., Гагарина Н.В., Коган Е.А., Сулимов В.А. и др. Некомпактный миокард как первичный феномен или следствие дисфункции миокарда: клинические маски синдрома. Кардиология. 2012; (11): 17—26.

31. ostadal B. comparative aspects of the cardiac blood supply. Adv. Organ Biol. 1999; 7: 91—110.

32. Williams R., Masani N., Buchalter M., Fraser A. Abnormal myocardial strain rate in noncompaction of the left ventricle. J. Am. Soc. Echocardiogr. 2003; 16 (3): 293—6.

33. Agmon Y., connolly H.M., olson L.J., Khandheria B.K., Seward J.B. Noncompaction of the ventricular myocardium. J. Am. Soc. Echocardiogr. 1999; 12 (10): 859—63.

34. Lilje c., Razek V., Joyce J.J., Rau T., Finckh B.F., Weiss F. et al. complications of noncompaction of the left ventricular myocardium in a paediatric population: a prospective study. Eur. Heart J. 2006; 27 (15): 1855—60.

35. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Смирнов И.Е., Комарова Н.Л., Никитин А.В., Герасимова Н.П., Кустова О.В. Современная ядерная медицина в педиатрии. Рос. педиатр. журн. 2015; 18 (4): 4—13.

36. Nucifora G., Aquaro G.D., Pingitore A., Masci P.G., Lombardi M. Myocardial fibrosis in isolated left ventricular non-compaction and its relation to disease severity. Eur. J. Heart Fail. 2011; 13 (2): 170—6.

37. Jenni R., Wyss c.A., oechslin E.N., Kaufmann P.A. Isolated ventricular noncompaction is associated with coronary microcirculatory dysfunction. J. Am. Coll. Cardiol. 2002; 39 (3): 450—4.

38. Petersen S.E., Selvanayagam J.B., Wiesmann F., Robson M.D., Francis J.M., Anderson R.H. et al. Left ventricular non-compaction: insights from cardiovascular magnetic resonance imaging. J. Am. Coll. Cardiol. 2005; 46 (1): 101—5.

39. Stollberger c., Finsterer J. Thrombi in left ventricular hypertrabecu-lation/noncompaction: Review of the literature. Acta Cardiol. 2004; 59: 341—4.

40. Finsterer J., Stollberger c., Molzer G., Winkler-Dworak M., Blazek G. cerebrovascular events in left ventricular hypertrabecula-tion/ noncompaction with and without myopathy. Int. J. Cardiol. 2008; 130 (3): 344—8.

41. Stollberger c., Finsterer J. Left ventricular hypertrabeculation/ noncompaction and stroke or embolism. Cardiology. 2005; 103 (2): 68—72.

42. oduncu V., Akgun T., Erkol A., Mutlu B. Biventricular noncompaction presenting with stroke. Eur. J. Cardiothorac Surg. 2008; 33 (4): 737.

43. Sahin S., Karsidag S. An unusual cause of cardioembolic stroke: isolated left ventricular noncompaction. Neurologist. 2009; 15 (1): 51.

55. Murphy R., Thaman R., Blanes J., Ward D., Sevdalis E., Papra E. et al. Natural history and familial characteristics of isolated left ventricular noncompaction. Eur. Heart J. 2005; 26 (2): 187—92.

45. chin T.K., Perloff J.K., Williams R.G. et al. Isolated noncompaction of left ventricular myocardium. A study of eight cases. Circulation. 1990; 82 (2): 507—13.

46. Enriques S.G., Entem F.R., cobo M., olalla J.J. Uncommon etiology of syncope in a patient with isolated ventricular noncompaction. Pacing Clin. Electrophysiol. 2007; 30 (4): 577—9.

47. Steffel J., Kobza R., oechslin E., Jenni R., Duru F. Electrocardiographic characteristics at initial diagnosis in patients with isolated left ventricular noncompaction. Am. J. Cardiol. 2009; 104 (7): 984—9.

48. Ritter M., oechslin E., Sutsch G., Attenhofer c., Schneider J., Jenni R. Isolated noncompaction of the myocardium in adults. Mayo Clin. Proc. 1997; 72 (1): 26—31.

49. Steffel J., Hurlimann D., Namdar M., Despotovic D., Kobza R., Wolber T. et al. Long-term follow-up of patients with isolated left ventricular noncompaction: role of electrocardiography in predicting poor outcome. Circ. J. 2011; 75 (7): 1728—34.

50. Finsterer J. cardiogenetics, neurogenetics, and pathogenetics of left

ventricular hypertrabeculation/noncompaction. Pediatr. Cardiol. 2009; 30: 659—81.

21. Stacey R.B., Haag J., Hall M.E., McLeod G., Upadhya B., Hundley W.G. Mitral regurgitation in left ventricular noncompaction cardiomyopathy assessed by cardiac MRI. J. Heart Valve Dis. 2014; 23 (5): 591—7.

52. Bhat T., Costantino T., Bhat H., Olkovsky Y., Akhtar M., Teli S. Long-term myocardial recovery after mitral valve replacement in noncompaction cardiomyopathy. J. Cardiothorac. Surg. 2011; 6: 124.

53. Igarashi T., Takase S., Satokawa H., Wakamatsu H., Kurosawa H., Yokoyama H. Left ventricular noncompaction complicated by mitral valve prolapse: report of a case. Surg. Today. 2013; 43 (7): 818—20.

54. Ali S.K., Abu-Sulaiman R., Agouba R.B. Noncompaction cardiomyopathy: A new mechanism for mitral regurgitation with distinct clinical, echocardiographic features and pathological correlations. J. Saudi Heart Assoc. 2015; 27 (2): 71—8.

55. George K.M., Badhwar V. Sustainable myocardial recovery after mitral reconstruction for left ventricular noncompaction. Ann. Thorac. Surg. 2010; 89 (4): 1283—4.

56. Martinez H.R., Niu M.C., Sutton V.R., Pignatelli R., Vatta M., Jefferies J.L. Coffin-Lowry syndrome and left ventricular noncompaction cardiomyopathy with a restrictive pattern. Am. J. Med. Genet. A. 2011; 155A (12): 3030—4.

57. Tsai S.F., Ebenroth E.S., Hurwitz R.A., Cordes T.M., Schamberger M.S., Batra A.S. Is left ventricular noncompaction in children truly an isolated lesion? Pediatr. Cardiol. 2009; 30 (5): 597—602.

58. Bharucha T., Lee K.J., Daubeney P.E., Nugent A.W., Turner C., Sholler G.F. et al. Sudden death in childhood cardiomyopathy: results from a long-term national population-based study. J. Am. Coll. Cardiol. 2015; 65 (21): 2302—10.

59. Lixue Yin. Non-compact cardiomyopathy or ventricular non-compact syndrome? J. Cardiovasc. Ultrasound. 2014; 22 (4): 165—72.

60. Kohli S.K., Pantazis A.A., Shah J.S., Adeyemi B., Jackson G., McKenna W.J. et al. Diagnosis of leftventricular non-compaction in patients with left-ventricular systolic dysfunction: time for a reappraisal of diagnostic criteria? Eur. Heart. J. 2008; 29 (1): 89—95.

61. Bertini M., Ziacchi M., Biffi M., Biagini E., Rocchi G., Martignani C. et al. Effects of cardiac resynchronization therapy on dilated cardiomyopathy with isolated ventricular non-compaction. Heart. 2011; 97 (4): 295—300.

62. Chen K., Williams S., Chan A.K., Mondal T.K. Thrombosis and embolism in pediatric cardiomyopathy. Blood Coagul. Fibrinolys. 2013; 24 (3): 221—30.

REFERENCES

1. Basargina E.N., Talalaev A.G., Berezneva N.A., Fedorova N.V., Silnova I.V. Congenital cardiomyopathy — non-compacted myocardium in children. Ross. pediatr. zhurn. 2012; (4): 61—4.

2. Nugent A.W., Daubeney P.E., Chondros P., Carlin J.B., Cheung M., Wilkinson L.C. et al. The epidemiology of childhood cardiomyopathy in Australia. N. Engl. J. Med. 2003; 348 (17): 1639—46.

3. Freedom R.M., Yoo S.J., Perrin D., Taylor G., Petersen S., Anderson R.H. The morphological spectrum of ventricular noncompaction. Cardiol. Young. 2005; 15 (4): 345—64.

4. Jefferies J.L., Wilkinson J.D., Sleeper L.A., Colan S.D., Lu M., Pahl E. et al. Pediatric cardiomyopathy registry investigators. Cardiomyopathy phenotypes and outcomes for children with left ventricular myocardial noncompaction: Results from the pediatric cardiomyopathy registry. J. Card. Fail. 2015; 21 (11): 877—84.

5. Sedmera D., Pexieder T., Vuillemin M., Thompson R.P., Anderson R.H. Developmental patterning of the myocardium. Anat Rec. 2000; 258 (4): 319—37.

6. Stöllberger C., Finsterer J., Blazek G. Left ventricular hypertrabecu-lation/noncompaction and association with additional cardiac abnormalities and neuromuscular disorders. Am. J. Cardiol. 2002; 90 (8): 899—902.

7. Finsterer J., Stollberger C., Schubert B. Acquired left ventricular

181.

REVIEWS

noncompaction as a cardiac manifestation of neuromuscular disorders. scand. cardiovasc. J. 2008; 42 (1): 25—30.

8. Gati S., Papadakis M., Papamichael N.D., Zaidi A., Sheikh N., Reed M. et al. Reversible de novo left ventricular trabeculations in pregnant women: implications for the diagnosis of left ventricular

noncompaction in low-risk populations. circulation. 2014; 130 (6): @.

9. Rehfeldt K.H., Pulido J.N., Mauermann W.J., Click R.L. Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction in a patient with peripartum cardiomyopathy. Int. J. cardiol. 2010; 139 (2): e18—20.

10. Richardson P., McKenna W., Bristow M., Maisch B., Mautner B., O'Connell J. et al. Report of the 1995 World Health Organization/ International Society and Federation of Cardiology Task Force on the Definition and Classification of Cardiomyopathies. circulation. 1996; 93 (5): 841—2.

11. Maron B.J., Towbin J.A., Thiene G., Antzelevitch C., Corrado D., Arnett D. et al. Contemporary definitions and classification of the cardiomyopathies: an American Heart Association Scientific Statement from the Council on Clinical Cardiology, Heart Failure and Transplantation Committee. circulation. 2006; 113 (14): 1807—16.

12. Elliott P., Andersson B., Arbustini E., Bilinska Z., Cecchi F., Charron P. et al. Classification of the cardiomyopathies: a position statement from the European Society of Cardiology Working Group on Myocardial and Pericardial Diseases. Eur. Heart J. 2008; 29 (2): 270—6.

13. Arbustini E., Narula N., Dec G.W., Reddy K.S., Greenberg B., Kushwaha S. et al. The MOGE(S) Classification for a phenotype— genotype nomenclature of cardiomyopathy. Endorsed by the World Heart Federation. J. Am. coll. cardiol. 2013; 62 (22): 2046—72.

14. Stähli B.E., Gebhard C., Biaggi P., Klaassen S., Valsangiacomo Buechel E., Attenhofer Jost C.H. et al. Left ventricular non-compaction: prevalence in congenital heart disease. Int. J. cardiol. 2013; 167 (6): 2477—81.

15. Pignatelli R.H., McMahon C.J., Dreyer W.J., Denfield S.W., Price J., Belmont J.W. et al. Clinical characterization of left ventricular noncompaction in children: a relatively common form of cardiomyopathy. circulation. 2003; 108 (21): 2672—8.

16. Paterick T.E., Umland M.M., Jan M.F., Ammar K.A., Kramer C., Khandheria B.K. et al. Left ventricular noncompaction: A 25-year odyssey. J. Am. soc. echocardiogr. 2012; 25 (4): 363—75.

17. Ashrith G., Gupta D., Hanmer J., Weiss R.M. Cardiovascular magnetic resonance characterization of left ventricular non-compaction provides independent prognostic information in patients with incident heart failure or suspected cardiomyopathy. J. cardiovasc. Magn. Reson. 2014; 16: 64.

18. Saleeb S.F., Margossian R., Spencer C.T., Alexander M.E., Smoot L.B., Dorfman A.L. et al. Reproducibility of echocardiographic diagnosis ofleft ventricular noncompaction. J.Am. soc. echocardiogr. 2012; 25 (2): 194—202.

19. Alhabshan F., Smallhorn J.F., Golding F., Musewe N., Freedom R.M., Yoo S.J. Extent of myocardial non-compaction: comparison between MRI and echocardiographic evaluation. Pediatr. Radiol. 2005; 35 (11): 1147—51.

20. Czosek R.J., Spar D.S., Khoury P.R., Anderson J.B., Wilmot I., Knilans T.K., Jefferies J.L. Outcomes, arrhythmic burden and ambulatory monitoring of pediatric patients with left ventricular non-compaction and preserved left ventricular function. Am. J. cardiol. 2015; 115 (7): 962—6.

21. Ergul Y., Nisli K., Demirel A., Varkal M.A., Oner N., Dursun M. et al. Left ventricular non-compaction in children and adolescents: clinical features, treatment and follow-up. cardiol. J. 2011; 18 (2): 176—84.

22. Dellegrottaglie S., Pedrotti P., Roghi A., Pedretti S., Chiariello M., Perrone-Filardi P. Regional and global ventricular systolic function in isolated ventricular non-compaction: pathophysiological insights from magnetic resonance imaging. int. J. cardiol. 2012; 158: 394—9.

23. Oechslin E.N., Attenhofer Jost C.H., Rojas J.R., Kaufmann P.A., Jenni

R. Long-term follow-up of 34 adults with isolated left ventricular noncompaction: a distinct cardiomyopathy with poor prognosis. J. Am. coll. cardiol. 2000; 36 (2): 493—500.

24. Sengupta P.P., Mohan J.C., Mehta V., Jain V., Arora R., Pandian N.G., Khandheria B.K. Comparison of echocardiographic features of noncompaction of the left ventricle in adults versus idiopathic dilated cardiomyopathy in adults. Am. J. cardiol. 2004; 94 (3): 389—91.

26. Kozhevnikova O.V., Smirnov I.E. The risk factors for cardiovascular disease in children: properties of blood vessels and atherosclerosis. Ros. pediatr. zhurn. 2015; 18 (4): 36—42. (in Russian)

27. Brescia S.T., Rossano J.W., Pignatelli R., Jefferies J.L., Price J.F., Decker J.A. et al. Mortality and sudden death in pediatric left ventricular noncompaction in a tertiary referral center. circulation. 2013; 127 (22): 2202—8.

28. McMahon C.J., Pignatelli R.H., Nagueh S.F., Lee V.V., Vaughn W., Valdes S.O. et al. Left ventricular non-compaction cardiomyopathy in children: characterisation of clinical status using tissue Doppler-derived indices of left ventricular diastolic relaxation. Heart. 2007; 93 (6): 676—81.

29. Blagova O.V., Nedostup A.V., Sedov V.P., Gagarina N.V., Kogan E.A., Sulimov V.A. et al. Non-compacted myocardium as a primary phenomenon or a consequence of dysfunction of the myocardium: clinical masks of the syndrome. Kardiologiya. 2012; (11): 17—26. (in Russian)

31. Ostadal B. Comparative aspects of the cardiac blood supply. Adv. Organ Biol. 1999; 7: 91—110.

32. Williams R., Masani N., Buchalter M., Fraser A. Abnormal myocardial strain rate in noncompaction of the left ventricle. J. Am. soc. echocardiogr. 2003; 16 (3): 293—6.

33. Agmon Y., Connolly H.M., Olson L.J., Khandheria B.K., Seward J.B. Noncompaction of the ventricular myocardium. J. Am. soc. Echocardiogr. 1999; 12 (10): 859—63.

34. Lilje C., Razek V., Joyce J.J., Rau T., Finckh B.F., Weiss F. et al. Complications of noncompaction of the left ventricular myocardium in a paediatric population: a prospective study. eur. Heart. J. 2006; 27 (15): 1855—60.

35. Baranov A.A., Namazova-Baranova L.S., Smirnov I.E., Komarova N.L., Nikitin A.V., Gerasimova N.P., Kustova O.V. Modern nuclear medicine in pediatrics. Ros. pediatr. zhurn. 2015; 18 (4): 4—13. (in Russian)

36. Nucifora G., Aquaro G.D., Pingitore A., Masci P.G., Lombardi M. Myocardial fibrosis in isolated left ventricular non-compaction and its relation to disease severity. Eur. J. heart Fail. 2011; 13 (2): 170—6.

37. Jenni R., Wyss C.A., Oechslin E.N., Kaufmann P.A. Isolated ventricular noncompaction is associated with coronary microcirculatory dysfunction. J. Am. coll. cardiol. 2002; 39 (3): 450—4.

38. Petersen S.E., Selvanayagam J.B., Wiesmann F., Robson M.D., Francis J.M., Anderson R.H. et al. Left ventricular non-compaction: insights from cardiovascular magnetic resonance imaging. J. Am. coll. cardiol. 2005; 46 (1): 101—5.

39. Stöllberger C., Finsterer J. Thrombi in left ventricular hypertrabeculation/noncompaction: Review of the literature. Acta cardiol. 2004; 59: 341—4.

40. Finsterer J., Stollberger C., Mölzer G., Winkler-Dworak M., Blazek G. Cerebrovascular events in left ventricular hypertrabecula-tion/ noncompaction with and without myopathy. Int. J. cardiol. 2008; 130 (3): 344—8.

41. Stöllberger C., Finsterer J. Left ventricular hypertrabeculation/ non-compaction and stroke or embolism. cardiology. 2005; 103 (2): 68—72.

42. Oduncu V., Akgun T., Erkol A., Mutlu B. Biventricular noncom-pac-tion presenting with stroke. eur. J. cardiothorac surg. 2008; 33 (4): 737.

43. Sahin S., Karsidag S. An unusual cause of cardioembolic stroke: isolated left ventricular noncompaction. Neurologist. 2009; 15 (1): 51.

44. Murphy R., Thaman R., Blanes J., Ward D., Sevdalis E., Papra E. et al. Natural history and familial characteristics of isolat-

Российский педиатрический журнал. 2016; 19(3) DOI 10.18821/1560-9561-2016-19-3-174-182

ОБЗОРЫ

ed left ventricular noncompaction. Eur. Heart J. 2005; 26 (2): 187—92.

45. Chin T.K., Perloff J.K., Williams R.G. et al. Isolated noncompaction of left ventricular myocardium. A study of eight cases. Circulation. 1990; 82 (2): 507—13.

46. Enriques S.G., Entem F.R., Cobo M., Olalla J.J. Uncommon etiology of syncope in a patient with isolated ventricular noncompaction. Pacing Clin. Electrophysiol. 2007; 30 (4): 577—9.

47. Steffel J., Kobza R., Oechslin E., Jenni R., Duru F. Electrocardiographic characteristics at initial diagnosis in patients with isolated left ventricular noncompaction. Am. J. Cardiol. 2009; 104 (7): 984—9.

48. Ritter M., Oechslin E., Sütsch G., Attenhofer C., Schneider J., Jenni R. Isolated noncompaction of the myocardium in adults. Mayo Clin Proc. 1997; 72 (1): 26—31.

49. Steffel J., Hürlimann D., Namdar M., Despotovic D., Kobza R., Wolber T. et al. Long-term follow-up of patients with isolated left ventricular noncompaction: role of electrocardiography in predicting poor outcome. Circ. J. 2011; 75 (7): 1728—34.

50. Finsterer J. Cardiogenetics, neurogenetics, and pathogenetics of left ventricular hypertrabeculation/noncompaction. Pediatr. Cardiol. 2009; 30: 659—81.

21. Stacey R.B., Haag J., Hall M.E., McLeod G., Upadhya B., Hundley W.G. Mitral regurgitation in left ventricular noncompaction cardiomyopathy assessed by cardiac MRI. J. Heart Valve Dis. 2014; 23 (5): 591—7.

52. Bhat T., Costantino T., Bhat H., Olkovsky Y., Akhtar M., Teli S. Long-term myocardial recovery after mitral valve replacement in noncompaction cardiomyopathy. J. Cardiothorac. Surg. 2011; 6: 124.

53. Igarashi T., Takase S., Satokawa H., Wakamatsu H., Kurosawa H., Yokoyama H. Left ventricular noncompaction complicated by mitral valve prolapse: report of a case. Surg. Today. 2013; 43 (7): 818—20.

54. Ali S.K., Abu-Sulaiman R., Agouba R.B. Noncompaction cardio-myopathy: A new mechanism for mitral regurgitation with distinct

clinical, echocardiography features and pathological correlations. J. Saudi heart Assoc. 2015; 27 (2): 71—8.

55. George K.M., Badhwar V. Sustainable myocardial recovery after mitral reconstruction for left ventricular noncompaction. Ann. Thorac. Surg. 2010; 89 (4): 1283—4.

56. Martinez H.R., Niu M.C., Sutton V.R., Pignatelli R., Vatta M., Jefferies J.L. Coffin-Lowry syndrome and left ventricular noncompaction cardiomyopathy with a restrictive pattern. Am. J. Med. Genet. A. 2011; 155A (12): 3030—4.

57. Tsai S.F., Ebenroth E.S., Hurwitz R.A., Cordes T.M., Schamberger M.S., Batra A.S. Is left ventricular noncompaction in children truly an isolated lesion? Pediatr. Cardiol. 2009; 30 (5): 597—602.

58. Bharucha T., Lee K.J., Daubeney P.E., Nugent A.W., Turner C., Shol-ler G.F. et al. Sudden death in childhood cardiomyopathy: results from a long-term national population-based study. J. Am. Coll. Cardiol. 2015; 65 (21): 2302—10.

59. Lixue Yin. Non-compact cardiomyopathy or ventricular non-compact syndrome? J. Cardiovasc. Ultrasound. 2014; 22 (4): 165—72.

60. Kohli S.K., Pantazis A.A., Shah J.S., Adeyemi B., Jackson G., McKenna W.J. et al. Diagnosis of leftventricular non-compaction in patients with left-ventricular systolic dysfunction: time for a reappraisal of diagnostic criteria? Eur. Heart. J. 2008; 29 (1): 89—95.

61. Bertini M., Ziacchi M., Biffi M., Biagini E., Rocchi G., Martignani C. et al. Effects of cardiac resynchronization therapy on dilated cardiomyopathy with isolated ventricular non-compaction. Heart. 2011; 97 (4): 295—300.

62. Chen K., Williams S., Chan A.K., Mondal T.K. Thrombosis and embolism in pediatric cardiomyopathy. Blood Coagul. Fibrinolys. 2013; 24 (3): 221—30.

Поступила 16.03.2016

Сведения об авторах:

Басаргина Елена Николаевна, доктор мед. наук, проф., руководитель кардиологического отд-ния НЦЗД Минздрава России, e-mail: [email protected]; Смирнов Иван Евгеньевич, доктор мед. наук, проф., гл. науч. сотр. НЦЗД Минздрава России.

Некомпактный миокард у детей Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 616.127-007.2-053.1-036.1

Е. Н. Басаргина, А. Г. Талалаев, Н. А. Березнева, Н. В. Федорова, И. В. Сильнова НЕКОМПАКТНЫЙ МИОКАРД У ДЕТЕЙ

Научный центр здоровья детей РАМН, 119991, Москва, Ломоносовский просп., 2/62

Представлено описание двух клинических случаев прижизненной диагностики некомпактного миокарда (НМ). Показано, что как форма патологии сердца НМ встречается чаще, чем диагностируется. Длительное время (у рассматриваемых больных 5 и 12 лет) заболевание остается нераспознанным и диагностируется в терминальной стадии при ЭхоКГ. НМ является клинически и генетически гетерогенной формой патологии сердца. В большинстве случаев у детей с НМ первоначально диагностируют различные формы кардиомиопатий, что связано с отсутствием четких критериев диагностики.

Ключевые слова: некомпактный миокард у детей, кардиомиопатии, эхокардиография E. N. Basargina, A. G. Talalayev, N. A. Berezneva, N. V. Fedorova, I. V. Silnova THE NONCOMPACT MYOCARDIUM IN CHILDREN

Children's Health Research Center, Russian Academy of Medical Sciences, 2/62 Lomonosovsky Prosp., Moscow 119991

The paper describes two clinical cases of life-time diagnosis of the noncompact myocardium (NM). The latter as a form of cardiac abnormality is shown to occur more frequently than it is diagnosed. The disease remains unrecognized for a long time (5 and 12 years in the considered cases) and diagnosed in its end stage by ECG. NM is a clinically and genetically heterogeneous form of cardiac disease. Most children with NM are primarily diagnosed as having different forms of cardiomyopathies, which is associated with the absence of clear diagnostic criteria.

Key words: noncompact myocardium in children; cardiomyopathies, echocardiography

екомпактный миокард (НМ) является редкой и еще недостаточно изученной формой патологии сердца, которая ассоциируется с высокой смертностью. Установлен наследственный характер передачи этой патологии [6, 10]. Описан аутосомно-доминантный тип наследования изолированного НМ при мутации хромосомы 11р15 и гена А/С [2]. У больных с изолированным НМ выявлены мутации в гене G4.5, расположенном на Х-хромосоме в области Xq28, аналогичные выявленным у пациентов при синдроме Барта, при других Х-сцепленных врожденных кардиомиопатиях (КМП) [1-3, 6], нейромышечных заболеваниях (мышечной дистрофии Emery-Dreifшs, миотубулярной миопатии) [10]. Описаны мутации в гене alpha-dys-trobrevin у пациентов с неизолированным НМ. Выявлена также мутация в гене Cypher/ZASP, который является частью комплекса, связывающего внеклеточный матрикс миокарда с цитоскелетом [17]. Мутации в этом гене приводят к дилатации полости левого желудочка и провоцируют развитие изолированного НМ [10, 13].

Некомпактность миокарда обусловлена нарушением процесса «уплотнения» миокардиальных волокон на ранних стадиях эмбриогенеза и характеризуется наличием многочисленных перемычек, трабекул или множественных аномальных хорд (более трех) с глубокими межтрабекулярными пространствами между ними, выстланными изнутри эндокардом и сообщающимися с полостью сердца [7, 9].

Для корреспонденции: Басаргина Елена Николаевна, доктор мед. наук, проф., зав. кардиологическим отд-нием НИИ педиатрии НЦЗД РАМН

Частота выявления НМ составила 0,014% [14]. По мнению других авторов, указанные показатели существенно занижены, поскольку большинство пациентов не доживают до старшего возраста и не учитываются статистикой [11]. При эпидемиологическом исследовании детей с КМП, частота выявления некомпактности миокарда левого желудочка (ЛЖ) составила 9,2 % и в структуре кМП оказалась третьей после гипертрофической и дилатационной [13].

Измененная структура сердечной мышцы сопровождается прогрессирующим нарушением функций миокарда и развитием сердечной недостаточности. возможным механизмом возникновения систолической дисфункции является хроническая ишемия миокарда. Существенный вклад в декомпенсацию сердечной деятельности вносит недостаточное наполнение желудочков, вызванное нарушенной релаксацией. »

Ч

\

ЕЭ

\ У Л

Рис. 1. Дилатация полости, некомпактность миокарда левого и правого желудочков.

лических осложнении.

Следует обратить внимание, что НМ, являясь врожденной патологиеИ, часто не распознается или диагностируется несвоевременно, что обусловлено неспецифичностью его признаков, а также недостаточной осведомленностью врачей. Заболевание длительное время может протекать бессимптомно и впервые может выявляться при инструментальных исследованиях как случайная находка.

Учитывая актуальность этой патологии, приводим собственные клинические наблюдения.

Клинический случай № 1: Больная Т., 5 лет, 08.10.07 поступила в связи с выявленной кардиоме-галией.

Из анамнеза: от 4-й беременности (1-я - дочь 10 лет здорова; 2-я и 3-я - медицинский аборт), протекавшей на фоне угрозы прерывания во II триместре. с первых месяцев жизни отмечался цианоз носогуб-ного треугольника. Часто болела ОРВИ. Обращали на себя внимание повышенная утомляемость, слабость, сниженный аппетит, плохая прибавка массы тела. неоднократно консультирована генетиком и невропатологом в связи с мышечной гипотонией, получала курсами сосудистые, ноотропные препараты. Изменения расценивались как проявления дисплазии соединительной ткани. наследственность не отягощена.

В сентябре 2007 г. на фоне ОРВИ (повышение температуры, кашель, ринит) у ребенка отмечена резкая слабость (перестала ходить), вялость. Появились отеки на лице, голенях, стопах с тенденцией к нарастанию. Госпитализирована с диагнозом нефротиче-ского синдрома. В стационаре констатируют тяжелое состояние, выраженную мышечную гипотонию, вялость, гепатомегалию, анасарку. Выявляют изменения: на рентгенограмме органов грудной клетки (кардиомегалия), ЭхоКГ (дилатация полостей и снижение сократимости миокарда) и ЭкГ (тахикардия, выраженные нарушения процесса реполяризации миокарда). С подозрением на дилатационную кар-диомиопатию (ДКМП) ребенок 08.10.07 переведен в

Рис. 2. Сердце больших размеров. Значительно расширено в поперечнике за счет увеличенных правых и левых отделов.

кардиологическое отделение для уточнения диагноза и коррекции терапии.

На момент поступления состояние ребенка расценено как очень тяжелое. Самостоятельно не могла стоять из-за резкой слабости. при осмотре обращено внимание на отставание в физическом развитии (масса тела 13,3 кг, рост 101 см), деформацию грудной клетки ("сердечный горб"), пастозность кожных покровов, отеки на ногах, расширение границ сердца, тахикардию до 140 в минуту, глухость тонов сердца, гепатомегалию. При ЭхоКГ: дилатация полостей сердца ЛЖ, диаметр д/с 51/47; объем д/с 124/102 мл, левое предсердие (ЛП) = 32 • 43 мм; правое предсердие (ПП) = 32 • 30 мм, атриовентри-кулярная регургитация: митральный клапан - симптом «рыбьей пасти», регургитация +4, трикуспи-дальный, регургитация +3; клапан легочной артерии регургитации 0 + 1, давление в легочной артерии 60 мм рт. ст., значительное снижение сократительной функции миокарда ЛЖ (ФВ 21%), некомпактность миокарда левого и правого желудочков, гидроперикард (рис. 1).

На ЭКГ: признаки гипертрофии миокарда ЛЖ, резкая тахикардия, выраженное нарушение процесса реполяризации, феномен WPW. На рентгенограмме снижение пневматизации легочной ткани за счет сосудистого компонента. Корни легких значительно расширены, уплотнены, структурные. Легочный ин-терстиций уплотнен. Свежих очаговых изменений нет. Сердце больших размеров, значительно расширено в поперечнике. Дуги сердца сглажены. Значительно удлинена дуга правого предсердия. Утолщение костальной плевры справа. Куполы диафрагмы ровные, четкие. Синусы дифференцируются. КтИ 0,67 (рис. 2). ХМ-ЭКГ: синусовая тахикардия. Цир-кадный индекс 1,0 (снижен), ригидность ритма. Выраженные нарушения процесса реполяризации. Атипичный WPW.

Результаты исследования крови на антитела к тканям сердца от 16.10.07: (положительный титр 1:320. АНФ нет, к эндотелию 1:40, кардиомиоцитам 1:160,

гладкой мускулатуре 1:160, волокнам проводящей системы 1:160) не подтверждали течение миокардита. На фоне лечения (диуретики, кордарон, ИАПФ, ди-гоксин, преднизолон - назначен по тяжести состояния) на третьей неделе пребывания отмечено некоторое улучшение самочувствия: сократились размеры печени до 0 + 1 см, сошли отеки, уменьшилась ЧСС. Однако динамика инструментальных исследований была отрицательной. Резкое ухудшение состояния ребенка отмечено 06.11.07 - усилился цианоз, отмечено набухание шейных вен, нарастание размеров печени до 4-5 см. Реанимационные мероприятия были неэффективны, констатирована смерть.

Диагноз: НМ. Недостаточность митрального, три-куспидального клапанов и клапана легочной артерии. Высокая легочная гипертензия. Атипичный синдром. WPW. НК II-III стадия. Кахексия.

При патолого-анатомическом исследовании сердце имело шаровидную форму за счет миогенной дилатации полостей. миокард правого желудочка гипертрофирован, имеет губчатый вид с большим количеством трабекул и межтрабекулярные углубления, в которых видны многочисленные пристеночные красные тромбы. микроскопически видны множественные межтрабекулярные углубления, выстланные эндотелием. субэндотелиально выраженный фиброэластоз и кардиосклероз. выявлены аномальная аркада митрального клапана и надкла-панный стеноз аорты.

Клинический случай № 2: Больная П., 14 лет. наблюдалась в кардиологическом отделении с апреля 2007 г. по апрель 2009 г.

Анамнез: от 1-й беременности, протекавшей на фоне токсикоза на всем протяжении, 1-х срочных родов, масса тела при рождении 2700 г, длина 49 см. Раннее развитие соответствует возрасту. Прививки по календарю до 12 лет. ОРВИ 1 раз в год. Наследственность не отягощена.

в июле 2006 г. впервые были замечены отеки на ногах. Госпитализирована в стационар по месту жительства в августе 2006 г. в связи с нарастанием отеков. При поступлении: расширение границ сердца, глухость тонов сердца, аритмия, анасарка. По результатам исследований выявлены дилатация полостей сердца со снижением сократительной способности (ФВ 17%), тромб в полости ЛЖ, желудочковая биге-миния, СОЭ 19, СРБ 19 (норма до 5). Диагностирован инфекционный эндокардит, первичный, подострое течение. Проведена терапия, включающая антибиотики, инотропные средства (дофамин, дигоксин), метаболиты (неотон, предуктал) панангин. ВВИГ, диуретики, капотен, кордарон, преднизолон. отмечена положительная динамика в виде повышения ФВ до 27%, нормализации показателей соЭ и сРБ. После выписки продолжено лечение в амбулаторных условиях. В кардиологическое отделение впервые поступила в апреле 2007 г. с направляющим диагнозом ДКМП. При осмотре (масса тела 40,35 кг, рост 161 см) обращали на себя внимание гипермобильность суставов, выбухание области сердца, расширение границ сердца больше влево, глухость тонов сердца, акцент 2-го тона над легочной артерией.

Дующий систолический шум на верхушке сердца с иррадиацией в левую аксиллярную область. По данным рентгенографии: кардиомегалия (КТО 0,60), усиление легочного рисунка; ЭхоКГ: ФВ 33%, давление в ЛА 39 мм рт. ст., НМ ЛЖ (6). При исследовании крови на антитела к тканям сердца выявлены диагностические титры антител к кардиомиоцитам 1:320 и волокнам проводящей системы 1:320. Был выставлен диагноз: ДКМП, НМ ЛЖ, недостаточность митрального, трикуспидального клапанов и клапана легочной артерии. Желудочковая аритмия. Легочная гипертензия (НК II Б-А стадии). Проводилась терапия: моноприл, фуросемид, верошпирон, варфарин, дигоксин, кордарон, арифон, актовегин внутривенно, курс интраглобина внутривенно. На этом фоне отмечена положительная динамика в виде повышения ФВ до 41%, уменьшение размеров полостей сердца. Повторная госпитализация состоялась в августе-сентябре 2007 г. При обследовании ФВ 39%, давление в легочной артерии 35 мм рт. ст. По данным МРТ сердца подтвержден НМ ЛЖ. В терапии к проводимому ранее лечению подключен ди-латренд и с учетом повторно выявленного высокого титра антител к кардиомиоцитам и проводящей системе сердца азатиоприн. Проведен повторно внутривенно курс интраглобина, актовегина. Выписана с положительной динамикой. За период пребывания дома отмечено ухудшение состояния, появление сильного кашля, сопровождавшегося рвотой, вялость, отеки на лице, ногах, появилось затруднение дыхания. По месту жительства был отменен соталекс, вновь назначен кордарон. Увеличена доза фуросемида с 10 до 20 мг/сут на 7 дней. На фоне коррекции терапии положительной динамики не отмечено. Ребенок госпитализирован в октябре 2008 г. При осмотре выбухание в области сердца, расширение границ сердца, резко приглушены тоны сердца, акцент 2-го тона над легочной артерией. ЧСС 86 в минуту, АД 85/50 мм рт. ст., гепатомегалия до

Рис. 3. Тромбы в полостях сердца: ленточный тромб 4,0 • 6,0 мм, организующийся в 12-13-м сегменте ЛЖ, на верхушке 2,1 • 1,9 мм, в 6-м сегменте 0,8 • 1,5 мм.

полость желудочка трабекул с глубокими межтрабекулярными Рис. 5. Расширение границ сердца. КТИ = 67%. синусами, составляющими некомпактный слой.

3,5 см. При обследовании ухудшение показателей ЭхоКГ в виде снижения ФВ до 28%, дилатации ЛЖ (КДР до 63 мм), повышения давления в легочной артерии до 44 мм рт. ст., нарастание трикуспидаль-ной регургитации. По данным хм-ЭКГ, около 5000 желудочковых экстрасистол. Проведена коррекция ранее проводимой комплексной терапии: дилатренд и кордарон заменены на конкор 3,75 мг/сут, по тяжести состояния подключен преднизолон 20 мг/сут. На этом фоне состояние ребенка улучшилось, отмечена положительная динамика инструментальных показателей. Ребенок был выписан домой для продолжения лечения по месту жительства. С января 2009 г. появились слабость, боль и онемение в ногах. Со слов родителей терапию проводили в полном объеме. Последняя госпитализация в 24.02.09. При поступлении состояние крайне тяжелое. Кожные покровы бледные с цианотичным оттенком, мраморные, конечности холодные, цианотичный румянец, цианоз губ. В легких дыхание жесткое, влажные разнокалиберные хрипы с обеих сторон. Область сердца выбухает. Расширение границ сердца преимущественно влево. Тоны сердца глухие, акцент 2-го тона, аритмия, единичные экстрасистолы, пробежки из трех сокращений, дующий систолический шум вдоль левого края грудины, на верхушке, иррадиирующий в левую аксиллярную область, хордальный писк. ЧСС 92 в минуту. АД 105/65 мм рт. ст. Печень +3,5 см из-под края реберной дуги плотноэластической консистенции. Отмечено значительное ухудшение инструментальных показателей. ЭхоКГ от 24.02.09: ЛА 22 мм; аорта 25 мм. Передняя стенка правого желудочка (ПЖ) 45 мм; ПЖ 22 мм; ЛЖ КДР 64/56; КДО д/с 209/154 мл фракция изгнания 0,26; ЗСЛЖ 73 мм; ЛП 38 мм; ПП 39 мм. Клапаны: митральный - симптом "рыбьей пасти", краевое уплотнение створок, регургитация +2-3; трикуспидальный - скорость максимальной регургитации 3,2 м/с, регургитация +3-4, клапан легочной артерии - давление 56 мм рт. ст. Выявлены тромбы в полостях сердца (рис. 3). По данным

МРТ НМ ЛЖ подтвержден при первой госпитализации (рис. 4). Сердце значительно увеличено в поперечнике за счет расширения правой и левой границ сердца. Атриовазальный угол высокий. Выбухание дуги ПП. Куполы диафрагмы ровные, четкие. Синусы дифференцируются (рис. 5). ЭКГ от 24.02.09: ЧСС 105 в минуту. Отклонение электрической оси сердца вправо. Ритм ЛП. Регистрируются единичные и парные правожелудочковые экстрасистолы, а также одна ранняя предсердная экстрасистола. Снижен вольтаж QRS в стандартных и усиленных отведениях. Неполная блокада правой ножки пучка Гиса. Гипертрофия миокарда ЛЖ и ЛП. В динамике - нарастающая перегрузка ПП. Выраженные нарушения процессов реполяризации в миокарде. Состояние ребенка оставалось крайне тяжелым. В отделении проводилась коррекция электролитного баланса, коррекция сердечной недостаточности, а также азатиоприн, преднизолон. С тромболитиче-ской целью подключен фраксипарин. Резкое ухудшение состояния ребенка отмечено 17 марта, проводимые реанимационные мероприятия без эффекта, констатирована смерть.

Диагноз: дилатационная кардиомиопатия, воспалительная. НМ ЛЖ. Недостаточность митрального, трикуспидального клапанов и клапана легочной артерии. Желудочковая аритмия. Легочная гипертензия. Тромбоэндокардит. Тромбоэмболический синдром. НК III стадии.

Патолого-анатомический диагноз: НМ левого и правого желудочков с выраженной миогенной дилата-цией желудочков сердца. Интерстициальный продуктивный миокардит, мелкоочаговые некрозы миокарда, очаговый кардиосклероз, компенсаторная гипертрофия кардиомиоцитов. Пристеночный и клапанный тромбо-эндокардит. Тромбоэмболический синдром: ишемиче-ские инфаркты почек и селезенки, очаговый постинфарктный нефросклероз. Умеренно выраженный пнев-москлероз и гемосидероз легких. Отек легких.

Как показали наши наблюдения, частой причиной направления больных с НМ к кардиологу является

Связь характеристик некомпактного слоя миокарда с риском наступления летального исхода и развития тромботических осложнений при дилатационном фенотипе некомпактного миокарда у детей: результаты когортного исследования | Умарова

1. Hussein A, Karimianpour A, Collier P, Krasuski RA. Isolated Noncompaction of the Left Ventricle in Adults. J Am Coll Cardiol. 2015; 66(5):578–585. doi: 10.1016/j.jacc.2015.06.017.

2. Сильнова И.В. Ультразвуковая диагностика некомпактного миокарда у детей: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М.; 2012. 23 c. [Sil'nova IV. Ul’trazvukovaya diagnostika nekompaktnogo miokarda u detei. [dissertation abstract] Moscow; 2012. 23 p. (In Russ).]

3. Brescia ST, Rossano JW, Pignatelli R, et al. Mortality and sudden death in pediatric left ventricular noncompaction in a tertiary referral center. Circulation. 2013;127(22):2202–2208. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.113.002511.

4. Jefferies JL, Wilkinson JD, Sleeper LA, et al. Pediatric cardiomyopathy registry investigators. Cardiomyopathy phenotypes and outcomes for children with left ventricular myocardial noncompaction: results from the pediatric cardiomyopathy registry. J Card Fail. 2015;21(11):877–884. doi: 10.1016/j.cardfail.2015.06.381.

5. Oechslin E, Jenni R. Left ventricular non-compaction revisited: a distinct phenotype with genetic heterogeneity? Eur Heart J. 2011;32(12):1446–1456. doi: 10.1093/eurheartj/ehq508.

6. Peters F, Khandheria BK. Isolated left ventricular noncompaction: what do we really know? Curr Cardiol Rep. 2012;14(3): 381–388. doi: 10.1007/s11886-012-0255-0.

7. Sedmera D, Pexieder T, Vuillemin M, et al. Developmental patterning of the myocardium. Anat Rec. 2000;258:319–337. doi: 10.1002/(sici)1097-0185(20000401)258:4<319::aid-ar1> 3.0.co;2-o.

8. Stollberger C, Finsterer J, Blazek G. Left ventricular hypertrabecu lation/noncompaction and association with additional cardiac abnormalities and neuromuscular disorders. Am J Cardiol. 2002; 90(8):899–902. doi: 10.1016/s0002-9149(02)02723-6.

9. Ichida F. Left ventricular noncompaction. Circ J. 2009;73(1): 19–26. doi: 10.1253/circj.cj-08-0995.

10. Gati S, Papadakis M, Papamichael ND, et al. Reversible de novo left ventricular trabeculations in pregnant women: implications for the diagnosis of left ventricular noncompaction in low-risk populations. Circulation. 2014;130(6):475–483. doi: 10.1161/ CIRCULATIONAHA.114.008554.

11. Nugent AW, Daubeney PE, Chondros P, et al. The epidemiology of childhood cardiomyopathy in Australia. N Engl J Med. 2003; 348(17):1639–1646. doi: 10.1056/nejmoa021737.

12. Maron BJ, Towbin JA, Thiene G, et al. Contemporary definitions and classification of the cardiomyopathies: an American Heart Association Scientific Statement from the Council on Clinical Cardiology, Heart Failure and Transplantation Committee; Quality of Care and Outcomes Research and Functional Genomics and Translational Biology Interdisciplinary Working Groups; and Council on Epidemiology and Prevention. Circulation. 2006;113(14):1807–1816. doi: 10.1161/circulationaha.106.174287.

13. Stollberger C, Finsterer J. Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction. J Am Soc Echocardiogr. 2004;17(1):91–100. doi: 10.1016/s0894-7317(03)00514-5.

14. Aras D, Tufekcioglu O, Ergun K, et al. Clinical features of isolated ventricular noncompaction in adults long-term clinical course, echocardiographic properties, and predictors of left ventricular failure. J Card Fail. 2006;12(9):726–733. doi: 10.1016/j.cardfail. 2006.08.002.

15. Punn R, Silverman NH. Cardiac segmental analysis in left ventricular noncompaction: experience in a pediatric population. J Am Soc Echocardiogr. 2010;23(1):46–53. doi: 10.1016/j.echo.2009.09.003.

16. Espinola-Zavaleta N, Soto ME, Castellanos LM, et al. Non-compac ted cardiomyopathy: clinical-echocardiographic study. Cardiovasc Ultrasound. 2006;4(1):35. doi: 10.1186/1476-7120-4-35.

17. Wald R, Veldtman G, Golding F, et al. Determinants of outcome in isolated ventricular noncompaction in childhood. Am J Cardiol. 2004;94(12):1581–1584. doi: 10.1016/j.amjcard.2004.08.047.

18. Uribe S, Cadavid L, Hussain T, et al. Cardiovascular magnetic resonance findings in a pediatric population with isolated left ventricular non-compaction. J Cardiovasc Magn Reson. 2012; 14(1):9. doi: 10.1186/1532-429X-14-9.

19. Arunamata A, Punn R, Cuneo B, et al. J Am Soc Echocardiogr. 2012;25(1):112–120. doi: 10.1016/j.echo.2011.09.019.

20. Amzulescu MS, Rousseau MF, Ahn SA, et al. Prognostic Impact of Hypertrabeculation and Noncompaction Phenotype in Dilated Cardiomyopathy: A CMR Study. JACC Cardiovasc Imaging. 2015;8(8):934–946. doi: 10.1016/j.jcmg.2015.04.015.

21. Fazio G, Corrado G, Novo G, et al. Ventricular dysfunction and number of non compacted segments in non compaction: nonindependent predictors. Int J Cardiol. 2010;141(3):250–253. doi: 10.1016/j.ijcard.2008.11.199.

22. Chin TK, Perloff JK, Williams RG, et al. Isolated noncompaction of left ventricular myocardium. A study of eight cases. Circulation. 1990;82(2):507–513. doi: 10.1161/01.cir.82.2.507.

23. Jenni R, Oechslin E, Schneider J, et al. Echocardiographic and pathoanatomical characteristics of isolated left ventricular non-compaction: a step towards classification as a distinct cardiomyopathy. Heart. 2001;86(6):666–671. doi: 10.1136/heart.86.6.666.

24. Мареев В.Ю., Агеев Ф.Т., Арутюнов Г.П., и др. Национальные рекомендации ОССН, РКО и РНМОТ по диагностике и лечению ХСН (четвертый пересмотр) // Журнал cердечная недостаточность. — 2013. — Т. 14. — №7(81). — С. 379–472. [Mareev VYu, Ageev FT, Arutyunov GP, et al. Natsional'nye rekomendatsii OSSN, RKO i RNMOT po diagnostike i lecheniyu KhSN (chetvertyi peresmotr). Zhurnal cerdechnaya nedostatochnost’. 2013;14(7(81)): 379–472. (In Russ).]

25. Сугак А.Б. Ультразвуковая диагностика поражения сердечно-сосудистой системы у детей с ревматическими болезнями: Автореф. дис. … докт. мед. наук. — М.; 2011. 22 c. [Sugak AB. Ul’trazvukovaya diagnostika porazheniya serdechno-sosudistoi sistemy u detei s revmaticheskimi boleznyami. [dissertation abstract] Moscow; 2011. 22 p. (In Russ).]

26. Lilje C, Razek V, Joyce JJ, et al. Complications of noncompaction of the left ventricular myocardium in a paediatric population: a prospective study. Eur Heart J. 2006;27(15):1855–1860. doi: 10.1093/eurheartj/ehl112.

27. Tsai SF, Ebenroth ES, Hurwitz RA, et al. Is left ventricular noncompaction in children truly an isolated lesion? Pediatr Cardiol. 2009;30(5):597–602. doi: 10.1007/s00246-008-9382-1.

28. Dellegrottaglie S, Pedrotti P, Roghi A, et al. Regional and global ventricular systolic function in isolated ventricular noncompaction: pathophysiological insights from magnetic resonance imaging. Int J Cardiol. 2012;158(3):394–399. doi: 10.1016/j.ijcard. 2011.01.063.

29. Tizon-Marcos H, de la Paz Ricapito M, Pibarot P, et al. Characteristics of trabeculated myocardium burden in young and apparently healthy adults. Am J Cardiol. 2014;114(7):1094–1099. doi: 10.1016/j.amjcard.2014.07.025.

30. Архипова Е.Н. Закономерности изменения содержания NT-proBNP и их диагностическая значимость у детей с хронической сердечной недостаточностью: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М.; 2012. 118 c. [Arkhipova EN. Zakonomernosti izme neniya soderzhaniya NT-proBNP i ikh diagnosticheskaya znachimost’ u detei s khronicheskoi serdechnoi nedostatochnost’yu. [dissertation abstract] Moscow; 2012. 118 p. (In Russ).]

31. Yin L. Non-compact cardiomyopathy or ventricular non-compact syndrome? J Cardiovasc Ultrasound. 2014;22(4):165–172. doi: 10.4250/jcu.2014.22.4.165.

32. Engberding R, Stollberger C, Ong P, et al. Isolated noncompaction cardiomyopathy. Dtsch Arztebl Int. 2010;107(12):206–213. doi: 10.3238/arztebl.2010.0206.

33. Ergul Y, Nisli K, Demirel A, et al. Left ventricular non-compaction in children and adolescents: clinical features, treatment and followup. Cardiol J. 2011;18(2):176–184.

34. Dotsenko O, Kakkar VV. Antithrombotic therapy in patients with chronic heart failure: rationale, clinical evidence and practical implications. J Thromb Haemost. 2007;5(2):224–231. doi: 10.1111/j.1538-7836.2007.02288.x.

Некомпактный миокард левого желудочка у новорожденного: данные литературы и клинический случай

Ukrainian Journal of Perinatology and Pediatrics. 2020. 2(82): 114-118; doi 10.15574/PP.2020.82.114
Дзюба Е. Н.1, Лукьянова И. С.1, Медведенко Г. Ф.1, Витковская Н. И.2
1ГУ «Институт педиатрии, акушерства и гинекологии имени академика Е.М. Лукьяновой НАМН Украины», г. Киев
2ГУ «Национальный институт сердечнососудистой хирургии имени Н.М. Амосова НАМН Украины», г. Киев

Для цитирования: Дзюба ЕН, Лукьянова ИС, Медведенко ГФ, Витковская НИ. (2020). Некомпактный миокард левого желудочка у новорожденного: данные литературы и клинический случай. Украинский журнал Перинатология и Педиатрия. 2(82): 114-118; doi 10.15574/PP.2020.82.114
Статья поступила в редакцию 14.02.2020 г., принята в печать 15.06.2020 г.

Некомпактный миокард левого желудочка — редкая и малоизученная форма кардиомиопатии, для которой характерно нарушение эндомиокардиального морфогенеза, гипертрофия миокарда левого желудочка с его патологической трабекулярностью и формированием широких межтрабекулярных пространств. При данной патологии миокард левого желудочка состоит из двух слоев – нормального и некомпактного. Причиной возникновения некомпактного миокарда левого желудочка является несовершенный эмбриогенез, в результате которого нарушается нормальное развитие миокарда.
Представлен клинический случай некомпактного миокарда левого желудочка у новорожденного. Установлено, что сердечная недостаточность является самым распространенным симптомокомплексом у пациентов с некомпактным миокардом левого желудочка. Некомпактный миокард представляет собой дезорганизованный слой мышечных волокон, в котором нарушена нормальная архитектоника, что приводит к существенному снижению сократительной способности. Таким образом, чем более высокий процент некомпактного миокарда от общей массы сердечной мышцы, тем более выраженными будут признаки хронической сердечной недостаточности. Кроме этого, имеет место хроническая ишемия миокарда, которая возникает вследствие нарушения микроциркуляции. Летальность на протяжении первых 6 лет составляет до 50%. Прогноз также ухудшает наличие желудочковых нарушений ритма. Своевременное пренатальное подозрение на заболевание миокарда, уточнение диагноза непосредственно после рождения ребенка и назначение терапии существенно влияют на предотвращение развития сердечной недостаточности.
Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Ключевые слова: некомпактный миокард, сердечная недостаточность, плод, врожденные пороки сердца, пренатальная эхокардиография.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ершова ИБ, Осипова ТФ, Нестерова ТВ, Чернова ЕВ, Гаврыш ЛИ, Калапала Б, Мацюх НВ, Карнилович АС. (2014). Диагностика некомпактного миокарда левого желудочка у детей. Здоровье ребенка. 1: 150–155.

2. Fazlinezhad A et al. (2016). Echocardiographic Characteristics of Isolated Left Ventricular Noncompaction. ARYA Atherosclerosis. 12 (5): 243–247.

3. Голухова ЕЗ, Шомахов РА. (2013). Некомпактный миокард левого желудочка. Креативная кардиология. 1: 35–45.

4. Макаренко ВН, Алексанрова СА, Дарий ОЮ. (2011). Оценка структурно-функционального состояния миокарда с помощью магнитно-резонансной томографии у пациентов с синдромом «некомпакнтый миокард». Диагностическая и интервенционная радіологія. 5 (2): 256.

5. Митрофанова ИС, Борисейко ГР, Майланова ЛХ, Маслова НВ, Быкова СС. (2016). Некомпактный миокард (клинический случай). Международный журнал прикладных и фундаментальних исследований. 3–4: 581–583.

6. Schwartzenberg S, Sherez J, Wexler D et al. (2009). I solated ventricular non-compaction: an under-diagnosed cause of congestive heart failure. IMAJ. 11: 426–429.

7. Stollberger C, Finsterer J. (2004) Left ventricular abnormal hypertrabeculation/ noncompaction. J. Am. Soc. Echocardiogr. 17: 91–100. https://doi.org/10.1016/S0894-7317(03)00514-5

8. Умарова МК, Басаргина ЕН, Смирнов ИЕ. (2016). Некомпактный миокард левого желудочка у детей: клинические проявления и прогноз. Российский педиатрический журнал. 3: 174–182.

 

Эхокардиографическая диагностика некомпактного миокарда левого желудочка | Баракин

1. Агранович Н.В., Бабашева Г.Г., Агранович И.С., Крон Е.Ю., Игнатенко И.В., Юндина Е.Е. Эхокардиография в диагностике некомпактного миокарда: научный обзор // Современные проблемы науки и образования. - 2015. - № 5. - С. 69

2. Asfalou I., Boulaamayl S., Mouine M.R.N., Sabry M., Kheyi J., Doghmi N., Benyassa A. (2017). Left ventricular noncompaction - A rare form of cardiomyopathy: Revelation modes and predictors of mortality in adults through 23 cases. J Saudi Heart Association, 29, 102-109.

3. Barry M., Towbin J., Thiene G., Antzelevitch C., Corrado D., Moss A.J., Seidman C.E., Young J.B. (2006). Contemporary definitions and classifications of the cardiomyopathies. J Am Heart Assoc, 113, 1807.

4. Chin T.K., Perloff J.K., Williams R.G. (1990). Isolated noncompaction of left ventricular myocardium. A study of eight cases. Circulation, 82, 507.

5. Dallaire F., Dandah N. (2011). New equations and a critical appraisal of coronary artery Z scores in healthy children. J Am Soc Echocardiogr, 24, 60-74.

6. Engberding R., Bender F. (1984). Identification of a rare congenital anomaly of the myocardium by two-dimensional echocardiography: Persistence of isolated myocardial sinusoids. Am J Cardiol, 6, 53.

7. Espinola-Zavaleta N., Soto E., Castellanos L.M., Játiva-Chávez S, Keirns C. (2006). Non-compacted cardiomyopathy: clinical echographic study. Cardiovasc Ultrasound, 4, 35.

8. Haland T., Saberniak J., Leren I.S., Edvardsen T., HaugaaHaland K.H. (2017). Echocardiographic comparison between left ventricular non-compaction and hypertrophic cardiomyopathy. Int J Cardiol, 228, 900-905.

9. Jenni R., Oechslin E., Schneider J., Jost C., Kaufmann P. (2001). Echocardiographic and pathoanatomical characteristics of isolated left ventricular non-compaction: a step towards classification as a distinct cardiomyopathy. Heart, 86, 666-671.

10. Kalavakunta J., Tokala H., Gosavi A., Gupta V. (2010). Left ventricular noncompaction and myocardial fibrosis: a case report. Int Arch Med, 3, 20.

11. Kampmann C. Wiethoff C., Wenzel A., Stolz G., Betancor M., Wippermann C.F., Huth C.R., Habermehl P., Knuf M., Emschermann T., Stopfkuchen H. (2000). Normal values of M mode echocardiographic measurements of more than 2000 healthy infants and children in central Europe. Heart, 83, 72.

12. Lang R.M., Bierig M., Devereux R.B., Flachskampf F.A., Foster E., Pellikka P.A., Picard M.H., Roman M.J., Seward J., Shanewise J., Solomon S., Spencer K.T., Sutton M.S., Stewart W. (2012). Рекомендации по количественной оценке структуры и функции камер сердца // Российский кардиологический журнал. - № 3. - С. 95.

13. Nugent A.W., Daubeney P.F., Chondros P.W. (2003). The epidemiology of childhood cardiomyopathy. New Engl J Med, 348, 1639-1646.

14. Oechslin E., Jenni R. (2005). Non-compaction of the left ventricular myocardium - from clinical observation to the discovery of a new disease. Cardiology, 1, 23-24.

15. Pignatelli R.H., McMahon C.J., Dreyer W.J. (2008). Clinical characterization of left ventricular noncompaction in children: a relatively common form of cardiomyopathy. Circulation, 108, 2672.

16. Stollberger C., Finsterer J., Blazek G.C. (2002). Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction and association with additional cardiac abnormalities and muscular disorder. Am J Cardiol, 90, 899-902.

17. Weiford B.C., Subbarao V.D., Mulhern K.M. (2004). Noncompaction of the ventricular myocardium. Circulation, 109, 24

Страница статьи : Российский педиатрический журнал

Басаргина Е.Н., Талалаев А.Г., Березнева Н.А., Федорова Н.В., Сильнова И.В. Врожденная кардиомиопатия - некомпактный миокарда у детей. Рос. педиатр. журн. 2012; (4): 61-4.

Nugent A.W., Daubeney P.E., Chondros P., Carlin J.B., Cheung M., Wilkinson L.C. et al. The epidemiology of childhood cardiomyopathy in Australia. N. Engl. J. Med. 2003; 348 (17): 1639-46.

Freedom R.M., Yoo S.J., Perrin D., Taylor G., Petersen S., Anderson R.H. The morphological spectrum of ventricular noncompaction. Cardiol. Young. 2005; 15 (4): 345-64.

Jefferies J.L., Wilkinson J.D., Sleeper L.A., Colan S.D., Lu M., Pahl E. et al. Pediatric cardiomyopathy registry investigators. Cardiomyopathy phenotypes and outcomes for children with left ventricular myocardial noncompaction: Results from the pediatric cardiomyopathy registry. J. Card Fail. 2015; 21 (11): 877-84.

Sedmera D., Pexieder T., Vuillemin M., Thompson R.P., Anderson R.H. Developmental patterning of the myocardium. Anat. Rec. 2000; 258 (4): 319-37.

Stöllberger C., Finsterer J., Blazek G. Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction and association with additional cardiac abnormalities and neuromuscular disorders. Am. J. Cardiol. 2002; 90 (8): 899-902.

Finsterer J., Stollberger C., Schubert B. Acquired left ventricular noncompaction as a cardiac manifestation of neuromuscular disorders. Scand. Cardiovasc. J. 2008; 42 (1): 25-30.

Gati S., Papadakis M., Papamichael N.D., Zaidi A., Sheikh N., Reed M. et al. Reversible de novo left ventricular trabeculations in pregnant women: implications for the diagnosis of left ventricular noncompaction in low-risk populations. Circulation. 2014; 130 (6): @.

Rehfeldt K.H., Pulido J.N., Mauermann W.J., Click R.L. Left ventricular hypertrabeculation/noncompaction in a patient with peripartum cardiomyopathy. Int. J. Cardiol. 2010; 139 (2): e18-20.

Richardson P., McKenna W., Bristow M., Maisch B., Mautner B., O’Connell J. et al. Report of the 1995 World Health Organization/International Society and Federation of Cardiology Task Force on the Definition and Classification of Cardiomyopathies. Circulation. 1996; 93 (5): 841-2.

Maron B.J., Towbin J.A., Thiene G., Antzelevitch C., Corrado D., Arnett D. et al. Contemporary definitions and classification of the cardiomyopathies: an American Heart Association Scientific Statement from the Council on Clinical Cardiology, Heart Failure and Transplantation Committee. Circulation. 2006; 113 (14): 1807-16.

Elliott P., Andersson B., Arbustini E., Bilinska Z., Cecchi F., Charron P. et al. Classification of the cardiomyopathies: a position statement from the European Society of Cardiology Working Group on Myocardial and Pericardial Diseases. Eur. Heart J. 2008; 29 (2): 270-6.

Arbustini E., Narula N., Dec G.W., Reddy K.S., Greenberg B., Kushwaha S. et al. The MOGE(S) Classification for a phenotype-genotype nomenclature of cardiomyopathy. Endorsed by the World Heart Federation. J. Am. Coll. Cardiol. 2013; 62 (22): 2046-72.

Stähli B.E., Gebhard C., Biaggi P., Klaassen S., Valsangiacomo Buechel E., Attenhofer Jost C.H. et al. Left ventricular non-compaction: prevalence in congenital heart disease. Int. J. Cardiol. 2013; 167 (6): 2477-81.

Pignatelli R.H., McMahon C.J., Dreyer W.J., Denfield S.W., Price J., Belmont J.W. et al. Clinical characterization of left ventricular noncompaction in children: a relatively common form of cardiomyopathy. Circulation. 2003; 108 (21): 2672-8.

Paterick T.E., Umland M.M., Jan M.F., Ammar K.A., Kramer C., Khandheria B.K. et al. Left ventricular noncompaction: A 25-year odyssey. J. Am. Soc. Echocardiogr. 2012; 25 (4): 363-75.

Ashrith G., Gupta D., Hanmer J., Weiss R.M. Cardiovascular magnetic resonance characterization of left ventricular non-compaction provides independent prognostic information in patients with incident heart failure or suspected cardiomyopathy. J. Cardiovasc. Magn. Reson. 2014; 16: 64.

Saleeb S.F., Margossian R., Spencer C.T., Alexander M.E., Smoot L.B., Dorfman A.L. et al. Reproducibility of echocardiographic diagnosis of left ventricular noncompaction. J. Am. Soc. Echocardiogr. 2012; 25 (2): 194-202.

Alhabshan F., Smallhorn J.F., Golding F., Musewe N., Freedom R.M., Yoo S.J. Extent of myocardial non-compaction: comparison between MRI and echocardiographic evaluation. Pediatr. Radiol. 2005; 35 (11): 1147-51.

Czosek R.J., Spar D.S., Khoury P.R., Anderson J.B., Wilmot I., Knilans T.K., Jefferies J.L. Outcomes, arrhythmic burden and ambulatory monitoring of pediatric patients with left ventricular noncompaction and preserved left ventricular function. Am. J. Cardiol. 2015; 115 (7): 962-6.

Ergul Y., Nisli K., Demirel A., Varkal M.A., Oner N., Dursun M. et al. Left ventricular non-compaction in children and adolescents: clinical features, treatment and follow-up. Cardiol. J. 2011; 18 (2): 176-84.

Dellegrottaglie S., Pedrotti P., Roghi A., Pedretti S., Chiariello M., Perrone-Filardi P. Regional and global ventricular systolic function in isolated ventricular non-compaction: pathophysiological insights from magnetic resonance imaging. Int. J. Cardiol. 2012; 158: 394-9.

Oechslin E.N., Attenhofer Jost C.H., Rojas J.R., Kaufmann P.A., Jenni R. Long-term follow-up of 34 adults with isolated left ventricular noncompaction: a distinct cardiomyopathy with poor prognosis. J. Am. Coll. Cardiol. 2000; 36 (2): 493-500.

Sengupta P.P., Mohan J.C., Mehta V., Jain V., Arora R., Pandian N.G., Khandheria B.K. Comparison of echocardiographic features of noncompaction of the left ventricle in adults versus idiopathic dilated cardiomyopathy in adults. Am. J. Cardiol. 2004; 94 (3): 389-91.

Кожевникова О.В., Смирнов И.Е. Факторы риска сердечно-сосудистой патологии у детей: свойства сосудов и атеросклероз. Рос. педиатр. журн. 2015; 18 (4): 36-42.

Brescia S.T., Rossano J.W., Pignatelli R., Jefferies J.L., Price J.F., Decker J.A. et al. Mortality and sudden death in pediatric left ventricular noncompaction in a tertiary referral center. Circulation. 2013; 127 (22): 2202-8.

McMahon C.J., Pignatelli R.H., Nagueh S.F., Lee V.V., Vaughn W., Valdes S.O. et al. Left ventricular non-compaction cardiomyopathy in children: characterisation of clinical status using tissue Dopplerderived indices of left ventricular diastolic relaxation. Heart. 2007; 93 (6): 676-81.

Благова О.В., Недоступ А.В., Седов В.П., Гагарина Н.В., Коган Е.А., Сулимов В.А. и др. Некомпактный миокард как первичный феномен или следствие дисфункции миокарда: клинические маски синдрома. Кардиология. 2012; (11): 17-26.

Ostadal B. Comparative aspects of the cardiac blood supply. Adv. Organ Biol. 1999; 7: 91-110.

Williams R., Masani N., Buchalter M., Fraser A. Abnormal myocardial strain rate in noncompaction of the left ventricle. J. Am. Soc. Echocardiogr. 2003; 16 (3): 293-6.

MEDISON.RU - Клинико-инструментальная характеристика некомпактного миокарда левого желудочка

УЗИ сканер HS50

Доступная эффективность. Универсальный ультразвуковой сканер, компактный дизайн и инновационные возможности.

Введение

Некомпактный миокард левого желудочка (НМЛЖ) - генетически обусловленное поражение миокарда, манифестирующее сердечной недостаточностью (СН), нарушениями ритма, тромбоэмболиями и внезапной сердечной смертью. НМЛЖ ввиду своей редкости и отсутствия специфических жалоб, физикальных данных впервые как нозологическая единица был описан в 1984 г. R. Eng berding и F. Bender [1]. По данным эхокардиографического исследования у взрослых НМЛЖ выявляется редко - в среднем с частотой 0,014%, но у пациентов со снижением фракции выброса

Этиология

НМЛЖ наследственное заболевание с аутосомно-доминантным типом наследования. Первый из генов локализован на хромосоме Xq28, имеет отношение к функции митохондрий и регуляции уровня кардиолипина. Второй ген кодирует α-дистробревин - белок, участвующий в образовании дистрофин-ассоциированного гликопротеинового комплекса. Манифес тация изменений в сердце при НМЛЖ наблюдается уже во внутриутробный период. На 5-8-й неделе эмбрионального развития происходит нарушение формирования плотного миокарда от эпи- к эндокарду и от основания сердца к верхушке. В то же время формируется коронарное кровообращение, межтрабекулярные пространства уменьшаются до размеров капиллярных сосудов. Именно в этот период и закладывается основа некомпактного миокарда: 1 - толстый, некомпактный губчатый слой сердечной мышцы, сформированный трабекулами, имеющий недоразвитую сосудистую систему; 2 - тонкий слой нормального однородного миокарда, способного к нормальному сокращению. Заболевание может манифестировать в различном возрасте.

По морфологии различают 3 типа некомпактного миокарда:

  1. Лакунарный - некомпактный миокард представлен сетью хорошо визуализирующихся трабекул с широкими, глубокими лакунами.
  2. Губчатый - некомпактный миокард представлен чередованием множества мельчайших лакун (менее 1 мм) и трабекул, трудно различимых друг от друга.
  3. Смешанный - визуализируются трабекулы и лакунарные пространства, менее выраженные, чем при лакунарном типе.

Клинические проявления НМЛЖ неспецифичны и включают в себя: одышку, отеки, тромбоэмболию (4-24%) и тахиаритмию (в 47% случаев имеют место желудочковые тахиаритмии (у 40% больных это первое проявление заболевания)), суправентрикуярную тахикардию (44%), фибрилляцию предсердий (ФП) (25%), синдром WPW (15%). В связи с высокой частотой развития у таких пациентов тяжелых нарушений ритма - желудочковой тахикардии, внезапная смерть может быть первым проявлением заболевания.

Трабекулярность миокарда способствует формированию внутрижелудочковых тромбов, что объясняет высокую частоту тромбоэмболических осложнений (21-38%), клинически проявляющихся инсультом, транзиторными ишемическими атаками, тромбоэмболией легочной артерии и тромбозом мезентериальных сосудов.

Диагностика

В 2001 г. R. Jenni и соавт. [2] предложили диагностические критерии заболевания. Диагноз правомочен при наличии всех 4 критериев.

  1. Типичная двухслойная структура миокарда с тонким, компактным наружным (эпикардиальным) слоем и значительно утолщенным некомпактным внутренним (эндокардиальным) слоем (максимальное конечное систолическое соотношение некомпактного эндокардиального слоя и компактного миокарда >2 у взрослых и до 1,4 у детей).
  2. Документированный кровоток в глубоких межтрабекулярных щелях по данным цветовой допплерографии (в отличие от миокардиальных синусоидов межтрабекулярные пространства не сообщаются с коронарными сосудами).
  3. Доминирующая локализация некомпактного миокарда (>80%) в апикальной зоне и в средних отделах боковой и задней стенки ЛЖ.
  4. Отсутствие сопутствующих аномалий сердца.

C. Lilje и соавт. [3] в 2006 г. предложили количественные критерии для определения степени некомпактности миокарда по отношению слоя "плотного" истинного миокарда (Х) к толщине всей стенки сердца на уровне верхушки ЛЖ (Y): 0,33-0,26 - "мягкая" некомпактность; 0,25-0,2 - умеренная; меньше 0,2 - тяжелая.

Данная величина тесно коррелирует со степенью и скоростью развития СН и имеет прогностическое значение для дальнейшего развития заболевания и возникновения осложнений.

Дифференциальная диагностика

В исследованиях сообщается, что у многих пациентов диагноз был выставлен ошибочно: по убыванию частоты - ДКМП, ГКМП, фиброэластоз, миокардит, рестриктивная кардиомиопатия, перикардит и тромбоз полости ЛЖ.

Прогноз и предикторы неблагоприятного течения заболевания. Летальность в течение 6 лет составляет около 50%. У детей летальность около 17,1%. Предикторы неблагоприятного прогноза:

  1. Увеличенный конечный диастолический размер ЛЖ при первичной эхокардиографии у пациента.
  2. Хроническая СН III-IV ФК по NYHA.
  3. Постоянная форма ФП.
  4. Блокада ножек пучка Гиса.

Прогноз также ухудшает наличие желудочковых тахиаритмий, что нередко является причиной внезапной сердечной смерти у больных с некомпактным миокардом, которая может быть первым и единственным проявлением НМЛЖ.

Лечение

Специфической терапии НМЛЖ не существует. Проводят симптоматическое лечение застойной СН, нарушений ритма и профилактику тромбоэмболических осложнений. В терминальных стадиях возможна трансплантация сердца.

Клиническое наблюдение

Больной Г., 1962 года рождения, поступил в экстренном порядке в приемно-диагностическое отделение с жалобами на выраженную одышку, в том числе в покое, ортопноэ, увеличение живота, уменьшение количества мочи, отеки нижних конечностей, резкую слабость при незначительной физической нагрузке. Больным себя считает в течение последнего месяца, когда появилась субфебрильная температура, стала нарастать одышка при физической нагрузке и в горизонтальном положении, появились отеки на ногах, увеличился живот. Принимал антибиотики в течение 5 дней. Температура тела нормализовалась, но самочувствие не улучшалось.

При осмотре общее состояние тяжелое. Сознание ясное. Телосложения правильного. Питания удовлетворительного. Кожные покровы бледные. Склеры субиктеричны. Видимые слизистые оболочки цианотичные. Массивные отеки нижних конечностей. Пульс 102 уд/мин, ритмичный, низкого наполнения. АД 140/80 мм рт.ст. Набухание шейных вен. Цианоз лица в горизонтальном положении. Тоны глухие, систолический шум с максимумом в точке Боткина. Частота дыхания 19 в 1 мин. Живот увеличен за счет асцита. При поверхностной пальпации напряжен.

В анализе крови обращает на себя внимание: увеличение D-димера в 24 раза. Ультразвуковое исследование органов грудной и брюшной полостей: увеличение и диффузные изменения печени. Уве ли чение и диффузные изменения поджелудочной железы. Каликоэктазия и кисты паренхимы левой почки. Свободная жидкость в брюшной полости. Двусторонний гидроторакс. Компьютерная томография: косвенные признаки тромбоэмболии мелких ветвей легочной артерии. Признаки инфарктпневмонии SX правого и левого легкого.

По данным ЭКГ имели место: синусовая тахикардия с частотой 104 уд/мин. Увеличение левого и правого предсердия. Выраженные вольтажные критерии гипертрофии ЛЖ. Вторичные изменения в миокарде ЛЖ, связанные с гипертрофией ЛЖ. Неполная блокада левой ножки пучка Гиса (QRS 110 мс).

Эхокардиографическое исследование, выполненное на ультразвуковой системе EKO7 (компании Samsung Medison), установило значительное расширение аорты на уровне синусов Вальсальвы и восходящего отдела - 47/48 мм. Левое предсердие: переднезадний размер 50 мм. По длинной оси - 73 мм. Конечный диастолический размер ЛЖ - 75 мм, конечный систолический размер ЛЖ - 63 мм, фракция выброса ЛЖ - 33%. Правый желудочек (на уровне трикуспидального клапана) - 47 мм. Правое предсердие - 47 х 70 мм. Значительное расширение ствола легочной артерии (ЛА) - 41 мм. Расщепление листков перикарда за задней стенкой ЛЖ - 5 мм, за правым предсердием - до 6 мм. Митральная регургитация II степени. Трикуспидальная регургитация III степени. Аортальная регургитация II степени. Регургитация на клапане ЛА - II степени. Среднее гемодинамическое давление в ЛА (по трикуспидальной регургитации) - 46 мм рт.ст. Максимальное давление в ЛА - 72 мм рт.ст.

Стенка ЛЖ в средней и верхушечной области представляет собой 2 слоя: наружный, толщиной 5,5 мм, однородной структуры (компактный миокард) и внутренний, представленный широкими трабекулами, лакунами, доходящими до компактного слоя (по типу губчатой структуры). На всем протяжении лакун регистрируется кровоток. Толщина некомпактного слоя в средней части ЛЖ до 16 мм, в области верхушки до 29 мм. На сканограммах (рис. 1-4) при хорошем уровне ультразвуковой визуализации видны четкие признаки некомпактности миокарда ЛЖ. Таким образом, имеется типичная эхокардиографическая картина НМЛЖ. Данное клинико-эхокардиографическое описание представляет собой первое клиническое выявление и описание НМЛЖ в Приволжском федеральном округе.

Рис. 1. Пятикамерная позиция при локации с верхушки.

Рис. 2. Поперечная парастернальная позиция.

Рис. 3. Некомпактная структура миокарда ЛЖ.

Рис. 4. Некомпактная структура миокарда ЛЖ.

Выводы

  1. Выявление специфичных эхокардиографических признаков некомпактности позволяет точно установить диагноз НМЛЖ.
  2. Отсутствие у большинства практических врачей теоретических и практических навыков по выявлению НМЛЖ связано с низкой распространенностью в популяции и недостаточной информированностью (опыт выявления менее 20 лет).
  3. Владение клинико-диагностическими критериями НМЛЖ кардиологами и врачами ультразвуковой диагностики будет способствовать ранней диагностике и лечению пациентов с данным заболеванием.
  4. Необходим целенаправленный ЭхоКГскрининг родственников пациента для ранней диагностики и лечения.

Литература

  1. Engberding R., Bender F. Identification of a rare congenital anomaly of the myocardium by twodimentional echocardiography: persisstence of isolated myocardium sinysoids // Am J Cardiol. 1984; 53: 1733-1734.
  2. Jenni R., Oechslin E., Schneider J. et al. Echocardiographic and pathoanatomical characteristics of isolated left ventricular noncompaction: a step towards classification as a distinct cardiomyopathy// Heart. 2001; 86: 666-671.
  3. Lilje С., Razek V., James J. et al. Complications of non-compaction of the left ventricular myocardium in a paediatric population: a prospective study// Eur Heart J. 2006; 27 (15): 1855-1860.
УЗИ сканер HS50

Доступная эффективность. Универсальный ультразвуковой сканер, компактный дизайн и инновационные возможности.

Кардиомиопатия левого желудочка без уплотнения (LVNC)

Лечение людей с LVNC направлено на лечение связанных типов заболеваний сердечной мышцы, таких как толстая сердечная мышца (гипертрофическая кардиомиопатия) или слабое сжатие сердечной мышцы. Основная цель - улучшить сердечную функцию и предотвратить симптомы. Лекарства используются для лечения симптомов, обратного повреждения сердца и предотвращения продолжающегося повреждения сердечной мышцы. Если у человека снижена функция сердца, он подвергается повышенному риску образования сгустка между трабекулами.Некоторым людям может быть рекомендован разжижитель крови, такой как аспирин, для предотвращения образования тромбов. Образование сгустка подвергает человека риску инсульта или другого повреждения органа, которое может произойти, если сгусток покидает сердце. Пациенты с LVNC должны регулярно посещаться кардиологом.

Некоторым людям рекомендуется изменить образ жизни. Физические упражнения, как правило, важны, однако люди с LVNC могут испытывать усталость и одышку во время упражнений.Этим людям важно ограничить свою активность, если они устают, испытывают головокружение или затрудненное дыхание. В некоторых случаях участие в соревнованиях или видах спорта на выносливость может подвергнуть человека повышенному риску нарушений сердечного ритма и может быть не одобрено.

Некоторые люди с LVNC подвержены повышенному риску внезапной остановки сердца. Таким людям может быть рекомендован имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор (ИКД). У некоторых пациентов с LVNC кардиостимулятор (сердечная ресинхронизирующая терапия) можно комбинировать с ИКД.Механическая стимуляция от различных участков сердца может улучшить способность сердца снабжать организм кровью.

Если сердечная функция продолжает ухудшаться, несмотря на прием лекарств, может потребоваться механическое устройство, чтобы помочь сердцу перекачивать кровь и снабжать организм кровью. Устройство, которое будет использоваться для маленьких детей, будет Берлинским сердечным устройством. Для детей старшего возраста и взрослых есть несколько устройств, которые можно установить хирургическим путем для поддержки сердца. В некоторых случаях, если состояние тяжелое, можно рассмотреть возможность пересадки сердца.

Некомпактная кардиомиопатия или желудочковый некомпактный синдром?

J Кардиоваск Ультразвук. 2014 Dec; 22 (4): 165–172.

, MD

Lixue Yin

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Автор, ответственный за переписку. Адрес для корреспонденции: Лисюэ Инь, ключевая лаборатория ультразвука в кардиологической электрофизиологии и биомеханике, отделение сердечно-сосудистого ультразвука и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и провинциальная народная больница Сычуани, 32 2-е Западное отделение 1-го круга, Чэнду, Сычуань 610072 , Китай Тел .: + 86-28-873-94921, Факс: + 86-28-739-4921, [email protected]_euxilniy

Получено 13 октября 2014 г .; Пересмотрено 25 ноября 2014 г .; Принята в печать 27 ноября 2014 г.

Авторские права © Корейское общество эхокардиографии, 2014 г. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/), которая разрешает неограниченный некоммерческий использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Неуплотнение миокарда желудочков признано и определено Американской кардиологической ассоциацией как генетическая кардиомиопатия с 2006 года.Аргументы в пользу номенклатуры и патогенеза этого вида неуплотнения миокарда желудочков, характеризующегося утолщением регионарной стенки желудочка и глубокими трабекулярными выемками, часто осложняются хронической сердечной недостаточностью, аритмией и тромбоэмболией и обычно перекрывают генетику и фенотипы других видов генетических или смешанных кардиомиопатия все еще существует. Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будут способствовать точному и полному пониманию этиологии и связанного с ней патофизиологического механизма для лучшей стратификации риска и более индивидуализированной терапии заболевания индивидуально.Вся генетическая гетерогенность и фенотипическое совпадение, а также разнообразие гистопатологических, электромеханических и клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариаций развития миокарда, связанных с генной мутацией и фенотипом одного или группы генов, вызванных взаимодействующими и нарушенный процесс модуляции генов в различных звеньях экспрессии функций генов и некоторых других этиологий. Этот обзор направлен на установление новой концепции «синдрома желудочковой некомпактности», основанной на демонстрации текущих результатов этиологии, эпидемиологии, гистопатологии и эхокардиографии, связанных с нарушением компактизации миокарда желудочков и развитием электромеханической функции миокарда.

Ключевые слова: Некомпактный, желудочек, кардиомиопатия, синдром

Введение

Первый случай неуплотнения желудочков был описан в 1932 году после вскрытия, проведенного Bellet у новорожденного с атрезией аорты и коронарно-желудочковой фистулой. и Гули, 1) несколько исследований, опубликованных с опозданием, подтвердили этот вид губчатой ​​мальформации миокарда с помощью вентрикулографии и патологической анатомии. 2), 3), 4) Изолированная некомпактная кардиомиопатия была впервые определена с помощью двумерной эхокардиографии Энгбердингом и Бендером5. ) в 1984 году.С тех пор за последние 30 лет неуплотнение левого желудочка (LVNC) получило все большее признание.

Классификация и номенклатура из LVNC

Американская кардиологическая ассоциация (AHA) в 2006 г. отнесла неуплотнение желудочков к категории генетической кардиомиопатии.6) Несмотря на то, что с тех пор существуют аргументы в пользу классификации патологических и патофизиологических фенотипов порока миокарда. Некоторые кардиологи рассматривают некомпактный желудочек как сложное нарушение развития и построения структуры и функции миокарда желудочков, вызванное различной этиологией и связанным с ней патологическим механизмом.

Вопрос о классификации LVNC в первую очередь поднимается на основании данных о частом генетическом совпадении с гипертрофической (HCM) и даже дилатационной кардиомиопатией (DCM) и некоторыми системными миопатиями, а также с рядом патологических и патофизиологических вариаций миокарда. архитектура и функция некомпактного желудочка.

Как мы знаем, существует морфологический признак структуры миокарда с широким спектром от нормальных вариантов до патологических фенотипов LVNC, который отражает эмбриогенную структуру сердца человека из-за остановки процесса уплотнения в течение первого триместра. с другими сопутствующими врожденными пороками сердца или без них.7) Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будут способствовать точному и полному пониманию этиологии, такой как генетический фон, мутации, модуляция, патологические фенотипы и связанный с ними патофизиологический механизм для более персонализированной терапии этого доброе заболевание индивидуально. Наконец, правильное название этого типа некомпактного желудочка поможет нам реформировать распознавание и классификацию кардиомиопатии, основываясь не только на открытии медицинских изображений, но и на генетическом фоне, других этиологических и патологических данных и связанных патологических механизмах.

Генетика LVNC

В последние годы был идентифицирован ряд патогенных генов LVNC. Распространенными патогенными мутациями генов являются: гены, кодирующие белок тафаззин TAZ, G4.5, белок, связывающий домен LIM 3, ZASP / LDB3 / Cypher, ядерные гены, кодирующие слой белкового волокна A / C (ген LMNA, кодирующий ламин A / C), белок саркоплазматического ретикулума. -кодирующие гены (гены MYH7, ACTC, TNNT2, TPM1), альфа-2-дистробревин, DMPK, DTNA, гены, кодирующие протеинкиназу DM, и такие как митохондриальные гены.8) Но генетический механизм LVNC до конца не ясен. Самые ранние исследования показали, что LVNC считается рецессивным по Х-хромосоме, а патогенный ген LVNC расположен в локусе гена Xq28 G4.5 на хромосоме. Аналогичным образом, LVNC может быть вызван одной или несколькими генными мутациями. 9)

Опубликованные результаты показали, что LVNC представляет собой сложное генетическое разнообразие. Было обнаружено, что это расположение находится в непосредственной близости от других генов, связанных с системными миопатиями (мышечная дистрофия Эмери-Дрейфуса, миотубулярная миопатия, синдром Барта), которые обычно сопровождаются различными кардиомиопатиями и аритмиями.9) Кроме того, типичный LVNC был описан у пациента с мышечной дистрофией Беккера, 10) предполагая, что LVNC может возникать как часть системного миопатического процесса. Хотя преобладание мужчин является правилом в семейных случаях изолированной LVNC, 11) оба пола страдают несемейной формой болезни, 12), 13) которая не была генетически охарактеризована. У детей с LVNC наблюдались неспецифические дисморфические черты лица (выступающий лоб, косоглазие, низко посаженные уши и микрогнатия).1)

Было обнаружено, что

патогенных генов, связанных с HCM, перекрываются с генами, вызывающими заболевание LVNC. Например, ген тяжелой цепи бета-миозина является распространенным геном, вызывающим заболевание семейной HCM, и опубликованные результаты исследований показали, что существует самая высокая частота мутаций патогенного гена гена MYH7 при HCM.

Недавно некоторые результаты исследований подтвердили перекрытие патогенных генов HCM и LVNC.14), 15) В исследовании генов, вызывающих заболевание LVNC, Klaassen et al.15) проанализировали 63 пациентов с LVNC, обнаружили мутацию гена у 11 случаев и генные мутации 7 случаев в MYH7.Можно подумать, что причина мутации HCM MYH7 может быть тесно связана с возникновением LVNC. Кроме того, Monserrat et al.16) обнаружили, что мутации гена альфа-актина сердца также возникают при HCM, LVNC и дефекте межпредсердной перегородки (ASD) при обнаружении, которое долгое время считалось ведущим к DCM.

Кроме того, семейное возникновение LVNC часто происходит с аутосомно-доминантной и Х-сцепленной передачей. Были идентифицированы различные мутации в javascript генов белка саркомера, и, по-видимому, существует общая молекулярная этиология различных кардиомиопатических фенотипов, включая LVNC, HCM, DCM.Таким образом, генетическая гетерогенность с перекрытием различных фенотипов и вариабельность наследственных паттернов поднимают больше вопросов о том, существует ли конкретный морфологический признак от DCM / HCM до LVNC и каковы триггеры и модификаторы для развития DCM, HCM или LVNC у пациентов с одной и той же мутацией. 17) Разнообразие клинических проявлений, генетическая гетерогенность и фенотип первой трансгенетической животной модели мутации, связанной с LVNC, ставят под сомнение гипотезу о том, что LVNC представляет собой отдельную кардиомиопатию.Кажется, что это скорее отдельный фенотип или фенотипическое морфологическое выражение различных основных заболеваний, чем отдельная кардиомиопатия. 7) Вся генетическая гетерогенность, фенотипическое совпадение и разнообразие клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариации развития миокарда, связанные с мутацией и фенотипом одного или группы генов, индуцированные взаимодействующим и нарушенным процессом модуляции генов в различных звеньях экспрессии функции генов.Эти генетические данные усилили подозрение, что AHA классифицирует LVNC как изолированную первичную генетическую кардиомиопатию.

Другая приобретенная этиология LVNC

Другим важным свидетельством, а не генетикой, является то, что была обнаружена точная концентрация ретиноевой кислоты в тканях, что она необходима для правильного взаимодействия клеток второго поля сердца с клетками сердечного нервного гребня и индукции сигнальных путей, и важен для нормального роста миокарда. Поскольку дефицит ретиноевой кислоты во время эмбриогенеза вызывает отсутствие уплотнения, за исключением генной мутации, было подтверждено, что избыток ретиноевой кислоты на стадии удлинения сердечной трубки может также вызывать истончение стенки миокарда, что приводит к неуплотнению.Этот вид кардиомиопатии более очевиден в правом желудочке (ПЖ), чем в левом желудочке (ЛЖ) .18)

Сообщалось, что LVNC также может быть связан с приобретенной компенсацией повреждения миокарда.19)

Критерии визуализации из LVNC

Четыре морфологических критерия изолированного LVNC, установленные Jenni et al.20) в 2001 году на основании результатов двумерной и цветной допплеровской эхокардиографии, следующие: 1) Сопутствующие сердечные аномалии отсутствовали (по определению).2) Была замечена двухслойная структура с уплотненной тонкой эпикардиальной лентой и гораздо более толстым, неуплотненным эндокардиальным слоем трабекулярной сети с глубокими эндомиокардиальными пространствами. Максимальное конечное систолическое соотношение между неуплотненными и уплотненными слоями> 2 является диагностическим. 3) Преобладающая локализация патологии - среднебоковая, апикальная и средне-нижняя области. Сопутствующая региональная гипокинезия не ограничивалась неуплотненными сегментами. 4) Цветной допплерографический анализ глубоких перфузионных межтрабекулярных углублений.Основываясь на этих критериях, Jenni предположила, что в то время изолированную LVNC как отдельную кардиомиопатию.

Магнитно-резонансная томография сердца также может обеспечить точную и надежную оценку локализации и протяженности некомпактного миокарда в конце диастолы. Конечное диастолическое соотношение некомпактного и уплотненного миокарда (соотношение некомпактный / компактный, соотношение NC / C)> 2,5 имело высокую диагностическую точность для изолированного LVNC в китайской взрослой популяции хань (n = 30). Китайские исследователи сообщили, что конечное диастолическое соотношение NC / C> 2.5 имел 96,4% чувствительность и 97,4% специфичность для выявления пациентов с изолированным LVNC.21)

Максимальная толщина систолической компакты <8 мм является еще одним специфическим признаком LVNC и позволяет дифференцировать LVNC от нормального сердца, а также от сердца с утолщением миокарда из-за стенозу аортального клапана. Это наблюдение может быть особенно полезным в качестве дополнительного диагностического критерия для предотвращения гипердиагностики LVNC.22)

В настоящее время установлено шесть диагностических критериев, основанных на визуализации, на основе методов эхокардиографии и магнитно-резонансной томографии (МРТ) и принятых кардиологами во всем мире.Большинство этих диагностических критериев сосредоточены только на видимых морфологических признаках архитектуры миокарда, за исключением дисфункции миокарда. Недавние патологические и гистологические исследования показали, что миокардиальные выемки LVNC могут быть достаточно большими, чтобы быть похожими на желудочковую трабекулярную гиперплазию из-за стеноза и перегрузки выходного отверстия желудочка, или могут быть достаточно тонкими, чтобы их нельзя было визуализировать с помощью обычных методов визуализации, предполагают, что обновленные диагностические критерии визуализации LVNC должны включать конкретные критерии глобальной и региональной дисфункции миокарда и электромеханического ремоделирования миокарда LVNC, особенно в атипичных случаях LVNC, для систематической демонстрации патологии и патофизиологии LVNC от аномалий анатомического развития миокарда. структура миокардиальной дисфункции.

В эхокардиографии контрастные вещества имеют двоякое значение, поскольку они могут считаться необходимыми для надежного различия между уплотненным и некомпактным миокардом, в то же время позволяя точно измерить соотношение. 23) Тонкие углубления неуплотнения миокарда и регионарной желудочковой систолической и диастолической дисфункции у пациентов с LVNC и HCM можно было выявить с помощью контрастной эхокардиографии. Показано, что контрастная эхокардиография превосходит стандартную двумерную эхокардиографию для выявления незначительного отсутствия уплотнения у пациентов с LVNC с HCM.

Глобальная пиковая систолическая продольная деформация у пациентов с ГКМП без уплотнения имеет значительно более низкое абсолютное значение, чем у пациентов без уплотнения и у здоровых людей, что указывает на то, что общее количество сегментов, затронутых сосуществующим тонким несуплотнением у пациентов с HCM был независимым предиктором систолической дисфункции LV24)

Другие полезные методы диагностики LVNC включают магнитно-резонансную томографию сердца, компьютерную томографию и даже левую вентрикулографию следует выборочно использовать для получения дополнительной информации о характеристиках LVNC в будущем.21)

Обычно неуплотнение желудочков также подразделяется на три морфологических типа:

LVNC: ЛЖ является наиболее пораженным участком, но в некоторых случаях сообщалось о вовлечении ПЖ.

Отсутствие уплотнения правого желудочка: хотя обычным местом поражения является ЛЖ, правый желудочек может быть поражен редко, но вовлечение ПЖ не является редкостью. Среди случаев, зарегистрированных в последние годы, более молодой пациент с изолированным неуплотнением правого желудочка. кажется более частым.25), 26), 27)

Неуплотнение бивентрикулов: сообщалось о некомпактации левого и правого желудочков, осложненной тяжелой легочной гипертензией.Легочная гипертензия может быть следствием повышенного давления в легочных венах, вызванного систолической и диастолической дисфункцией сердца, вторичной по отношению к LVNC.28)

Очевидно, такая классификация не могла помочь нам полностью понять формирование и развитие желудочков и сопровождающие их врожденные патологические аномалии , например, отсутствие уплотнения желудочков в сочетании с ГКМП, ДКМП и системными миопатиями.

Диагностика LVNC является проблемой для медицинского сообщества, потому что состояние LVNC имеет общие морфологические особенности HCM и DCM, основанные на визуализации.Диагноз требует опыта в широком спектре совпадающих кардиомиопатий. Разграничение между LVNC и нормальными или аномальными фенотипическими вариациями часто нечеткое.29)

На основании вышеизложенных результатов существующих исследований мы в настоящее время поняли, что основными причинами диагностической неопределенности могут быть следующие:

Отсутствие подробных данных. оценка фенотипа и дальнейший анализ генов болезней на основе морфологии, что приводит к неточно определенным диагностическим критериям всех генетических и генетических родственных кардиомиопатий.

Отсутствие комплексной оценки базовой некомпактной патологической анатомии и патофизиологических отклонений на основе анатомических и функциональных патологических изменений.

Отсутствие более точной диагностической информации об анатомических и функциональных особенностях, полученных с помощью различных методов медицинской визуализации и т. Д.

Некоторые исследователи также пришли к выводу, что неопределенность, связанная с диагнозом LVNC, связана с отсутствием «совершенного диагностического инструмента», такого как как воспроизводимый генетический маркер.29)

К сожалению, такого совершенного диагностического прибора в реальном мире не существует. Младенцы и педиатрические пациенты, по-видимому, связывают X, что считается возможным с мутациями гена Xq28 G4.5. Аутосомно-доминантный патогенез у взрослых пациентов с LVNC может быть связан с мутациями аутосомных генов. Однако в подавляющем большинстве семейств LVNC и исследования спорадических случаев не смогли найти сайты мутаций генов, в отчете Xing говорится, что только в 6 из 79 случаев LVNC были обнаружены мутации ДНК, что указывает на то, что LVNC снова имеет значительную генетическую гетерогенность.Уплотнение или уплотнение миокарда не может быть достигнуто с помощью нескольких патогенных генов, но известные гены могут составлять только часть всех патогенетических генов. В отличие от трехчастичной деформации хромосомы 21, даже если G4.5 (TAZ), альфа-дистробревин (DTNA), 11 вариантов гена p15 были обнаружены в тесте околоплодных вод, LVNC плода не может быть непосредственно определена. только на основании генетического анализа провести раннюю диагностику LVNC у эмбрионов невозможно. Возможные показания для LVNC должны быть установлены в сочетании с результатами ультразвуковой визуализации на ранних сроках беременности с аномальной конструкцией и дисфункцией стенки LV.После обнаружения дисфункции миокарда, сопровождающейся уплотнением миокарда, можно вовремя установить клинический диагноз LVNC.

Распространенность, спектр и функциональные последствия LVNC

Отсутствие уплотнения желудочков может быть не редким явлением и сравнимо с другими более широко известными, но менее распространенными причинами сердечной недостаточности, такими как послеродовая миопатия, заболевания соединительной ткани, хронические вещества. злоупотребление и болезнь ВИЧ также.

Опубликованные исследования показали, что разница в эхокардиографической частоте выявления желудочковой несжатости слишком велика, что указывает на наличие ряда нерешенных диагностических проблем желудочковой несжатости.Можно предположить, что эхокардиография чрезмерно чувствительна и не обладает специфичностью с учетом определенных в настоящее время измерений и соотношений, используемых для диагностики LVNC, как указано выше. Доступные диагностические критерии показывают склонность к гипердиагностике LVNC.29) Распространенность определенного или вероятного LVNC составила 3,7% у пациентов с фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ) ≤ 45% и распространенностью 0,26% для всех пациентов, направленных на эхокардиографию. Это заметно выше, чем в предыдущих отчетах из высших учебных заведений.32)

Напротив, исследование показало, что 2 слепых рецензента оценили 500 трансторакальных эхокардиограмм для LVNC на предмет адекватного качества исследования, отсутствия сопутствующей кардиомиопатии и LVNC. При наличии измеряли соотношение максимальной линейной длины NC / C и планиметрической площади LVNC на апикальной 4-камерной проекции. Пациенты были классифицированы по степени отсутствия уплотнения, измеренной либо по соотношению NC / C, либо по площади LVNC, как контрольные, легкие, средние и тяжелые; В анализ были включены 380 пациентов и 60 (15.8%) имели доказательства отсутствия уплотнения желудочков. У пациентов с нарастающей тяжестью отсутствия уплотнения фракция выброса значительно снижалась. Эти данные показывают, что LVNC может быть более распространенным, чем считалось ранее, и может существовать в виде широкого спектра, как упоминалось ранее.33)

Распространенность LVNC в популяции с мышечной дистрофией Дюшенна (МДД) составляет 28% (27/96). Высокая распространенность LVNC при МДД связана со снижением систолической функции ЛЖ (EF <55%, 53,3%, 16/27), которая развивается с течением времени и может отражать мышечную дегенерацию по сравнению с компенсаторным ремоделированием.34)

Неуплотнение миокарда ЛЖ может происходить изолированно или в сочетании с аномалиями коронарных артерий (то есть свищами коронарных артерий) из-за тесных эмбриогенных пространственно-временных отношений35), 36) и других комбинаций с пороками сердца. Обычно LVNC ассоциируется с дефектом межжелудочковой перегородки, дефектом межжелудочковой перегородки, открытым артериальным протоком и т. Д. 37) и очень редко ассоциируется с аномалией Эбштейна. Сообщалось также о генетических синдромах, нервно-мышечных расстройствах и системных миопатиях.7)

Аномалия Эбштейна - редкое врожденное сердечное заболевание, первоначально описанное Вильгельмом Эбштейном в 1866 году. Первичная патология включает значительное апикальное смещение перегородки створки трехстворчатого клапана и наличие избыточной удлиненной передней створки трикуспидального клапана. Этот врожденный порок имеет множество известных сопутствующих морфологических и электрофизиологических сердечных патологий. Nimeri et al.38) сообщили о редком случае тяжелой сердечной недостаточности и сложной сердечной аномалии, включая бивентрикулярное отсутствие уплотнения, аномалии Эбштейна и большой открытый артериальный проток с тяжелой стойкой легочной гипертензией у недоношенного ребенка в возрасте 31 недели.Впоследствии сообщалось о другом случае аномалии Эбштейна с множественными дополнительными обходными путями, физиологией двойного АВ-узла, некомпактным миокардом ЛЖ и открытым овальным отверстием. Действительно, в случаях аномалии Эбштейна требуется полное обследование левого отдела сердца для точной оценки структуры и функции миокарда ЛЖ. 39)

Один случай пациента, перенесшего операцию на сердце по поводу стеноза клапана легочной артерии в детстве и представленного взрослым. с признаками и симптомами тяжелой застойной сердечной недостаточности не поступало.ЛЖ продемонстрировал увеличенный трабекулярный паттерн в области верхушки, митральное кольцо было сильно расширено с митральной недостаточностью, выводной тракт правого желудочка (RVOT) был в значительной степени расширен с аневризмой обеих легочных артерий, и имелись признаки легочной артерии. несостоятельность клапана. Ранее сообщалось о редких случаях стойкого LVNC у пациентов с врожденной обструкцией левого желудочка или RVOT.40)

Связанные клинические сердечные осложнения варьируются в зависимости от различных патологических проблем и связаны с другими врожденными сердечно-сосудистыми пороками или проявляются как изолированное заболевание.LVNC может характеризоваться широким разнообразием клинических проявлений, которые варьируются от полного отсутствия симптомов до застойной сердечной недостаточности, летальных желудочковых аритмий и тромбоэмболических проявлений; краткосрочный и среднесрочный прогноз довольно тяжелый.41)

LVNC часто, но не всегда, связан с систолической дисфункцией LV. Факторы, влияющие на региональную и глобальную функцию ЛЖ, неизвестны. У пациентов с LVNC тяжесть заболевания коррелирует со степенью дисфункции LV на региональном уровне.Степень неуплотнения миокарда может быть независимым предиктором глобальной дисфункции ЛЖ. 42)

Исследование с участием 15 пациентов в возрасте 52 ± 17 лет (40% мужчин) с сердечной недостаточностью в 53% случаев. Сообщалось об обмороках у 20%, желудочковых аритмиях у 13% и инсульте у 7%, диагностированных как LVNC в лаборатории эхокардиографии. Конечный диастолический диаметр ЛЖ составил 66 ± 11 мм, а расчетная фракция выброса - 27 ± 10%. Во всех случаях были задействованы апикальные и / или средние желудочковые сегменты ЛЖ.Легочная гипертензия присутствовала у 40%. Средний срок наблюдения составил 19 месяцев, и за этот период ни один пациент не умер. Шестьдесят семь процентов пациентов имели проявления сердечной недостаточности, 27% имели стойкие желудочковые аритмии и 20% имели фибрилляцию или трепетание предсердий, тогда как 13% имели церебральные эмболии. Автоматический внутренний кардиовертер-дефибриллятор был имплантирован 47% пациентов. 43)

В другом исследовании сообщалось, что LVNC является формой кардиомиопатии с более высокой распространенностью и относительно лучшим прогнозом, чем сообщалось ранее.Возраст при первичном обращении, соотношение NC / C и количество пораженных сегментов, по-видимому, являются основными детерминантами систолической дисфункции ЛЖ, в то время как исходная ФВ ЛЖ и последняя функциональная способность предсказывают смертность в этой когорте. сопровождается хронической систолической дисфункцией. Сообщалось об одном случае у взрослого с небольшим дефектом межжелудочковой перегородки, первоначально проявлявшим легкую систолическую дисфункцию и слегка выраженные трабекулы ЛЖ, прогрессирующие в течение 13 лет до тяжелого ДКМП и явного отсутствия уплотнения.Морфологический и функциональный прогресс в этом случае убедительно свидетельствует о корреляции между степенью отсутствия уплотнения и степенью систолической дисфункции. Первоначальное присутствие небольшого дефекта межжелудочковой перегородки и умеренных трабекуляций подчеркивает генетические детерминанты отсутствия уплотнения и важность тщательного наблюдения за пациентами с легким нарушением уплотнения из-за возможности прогрессирования. Необходимы более чувствительные диагностические критерии, чтобы не упустить из виду легкие случаи, в которых могут быть заметные трабекулы без достижения необходимого соотношения уплотненной и некомпактной ткани.45)

Напротив, исследование, проведенное в Италии, показало, что желудочковая дисфункция, по-видимому, полностью не зависит от количества сегментов некомпактных сегментов. Чтобы определить корреляцию между желудочковой дисфункцией и количеством сегментов, вовлеченных в отсутствие уплотнения, из реестра Società Italiana di Ecografia Cardiovascolare (SIEC) была оценена последовательная серия из 238 пациентов, пострадавших от отсутствия уплотнения. Средний возраст пациентов составил 41,5 года (от 1 до 92 лет), из них 137 мужчин и 101 женщина.В 122 случаях выявлены систолические дисфункции желудочков со средним значением ФВ 34,6%. Было обнаружено, что количество пораженных сегментов из-за некомпакации и диастолической дисфункции не являются независимыми прогностическими факторами систолической дисфункции ЛЖ. 46)

Была изучена последовательная серия из 50 пациентов с изолированным LVNC из одного учреждения. В течение того же периода были проспективно включены 50 пациентов с ДКМП с выраженными трабекулами, сопоставимыми по возрасту, полу и площади поверхности тела.Морфологию и функцию ЛЖ оценивали с помощью МРТ сердца. По сравнению с пациентами с DCM, пациенты с изолированным LVNC имели значительно более низкий индекс сферичности LV и индекс конечного диастолического объема (LVEDVI) и более высокий LVEF, количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C. Не было значительных различий в индексе ударного объема, сердечном выбросе и сердечном индексе между двумя группами пациентов. У пациентов с изолированным LVNC количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C положительно коррелировали с LVEDVI (r = 0.626 и r = 0,559 соответственно) и отрицательно с LVEF (r = -0,647 и r = -0,521, соответственно, p <0,001 для всех). У пациентов с ДКМП количество некомпактных сегментов и соотношение NC / C не коррелировали ни с LVEDVI (r = -0,082 и r = -0,135 соответственно), ни с ФВЛЖ (r = 0,097 и r = 0,205, соответственно) .47)

Эти парадоксальные результаты могут указывать на то, что систолическая дисфункция ЛЖ не только связана с количеством и уровнем некомпактного сегмента, но также более тесно связана с тяжестью и точным расположением аномальной архитектуры миокарда и электрооборудования. -механическая активация в каждом задействованном сегменте.

Дисфункция ПЖ присутствовала у половины пациентов с LVNC. Значительная дисфункция правого желудочка, по-видимому, является маркером развитого LVNC и может иметь худший прогноз. 48)

Пациенты с LVNC-DCM имели более выраженное обратное ремоделирование LV после сердечной ресинхронизирующей терапии, чем пациенты с DCM. Чем больше площадь неуплотнения (большее количество изолированных некомпактных сегментов желудочков), тем выше шанс достижения сердечного ответа на ресинхронизирующую терапию и большее обратное ремоделирование ЛЖ.28)

Увеличение митрального кольца и функциональное нарушение присутствовали у пациентов с LVNC, с более высокой частотой и тяжестью митральной регургитации. Распространенность и тяжесть митральной регургитации были сопоставимы в группах LVNC и DCM, но были выше, чем в контрольной группе, а количество некомпактных сегментов не коррелировало с диаметром и площадью митрального кольца.49)

LVNC особенно может вызвать летальный желудочковый аритмии следует учитывать у молодых пациентов, у которых внезапная сердечная смерть является обычным патогенезом.50) В молодых случаях LVNC может проявляться абортированной внезапной сердечной смертью. Таким образом, можно разработать профилактические и лечебные стратегии для этого потенциально опасного для жизни состояния.51)

За исключением желудочковых аритмий, LVNC может также перерасти в эпизод симптоматического трепетания желудочков, требующего электрической кардиоверсии. 52), 53) Семья, в которой двое У взрослых членов были обнаружены изолированные LVNC, и сообщалось об одном случае их возникновения, связанном с синдромом преждевременного возбуждения желудочков.54)

LVNC также может иметь множественные интрамуральные тромбы ЛЖ одновременно.55), 56) Диагноз левой кардиогенной эмболии в первую очередь основан на эхокардиографической демонстрации губчатого миокарда с левосторонней сердечной недостаточностью и единичными или множественными тромбами ЛЖ.

Иногда пациент может также страдать от острого инфаркта миокарда, инсульта и другой системной эмболии из-за интрамуральных тромбов ЛЖ, что обычно осложняется тяжелой систолической дисфункцией ЛЖ. 40), 57), 58)

LVNC в популяции плода и детей

Были проанализированы опубликованные отчеты о случаях LVNC плода.Пренатальная диагностика LVNC плода может быть достигнута с помощью эхокардиографии.59) Отчет о случае гидропса плода, связанного с пороком сердца, был обнаружен с помощью стандартной эхокардиографии, показав полный дефект аурикуловентрикулярной перегородки, некомпактный миокард и брадикардию 70-90 ударов в секунду. минут, что приводит к подозрению на левую изомерию. Гибель плода наступила через 20 недель и 3 дня. Вскрытие соответствовало пренатальному диагнозу LVNC. 60)

Данные относительно LVNC новорожденных, младенцев и детей немногочисленны.61) Полный анамнез и эхокардиографическое исследование были выполнены у шести детей-пациентов со сложным врожденным пороком сердца. Сопутствующими врожденными пороками сердца были: аномалия Ульха, отсутствие правого предсердно-желудочкового соединения, одиночный желудочек, расщелина митрального клапана, транспозиция магистральных артерий, двойное входное отверстие в LV.62)

В то время как аритмии и тромбоэмболические события были редкими, часто обнаруживалась хроническая сердечная недостаточность. Столь же агрессивный режим противозастойного лечения и даже трансплантация сердца могут показаться показанными для лечения LVNC у детей.63)

Обычно раннее появление симптомов LVNC в педиатрической популяции связано с плохим прогнозом. При проспективной оценке LVNC, по-видимому, ранее недооценивался в педиатрической популяции.64)

Junga et al.65) сообщили, что ограниченная перфузия миокарда и снижение резерва кровотока в областях желудочковой несжатости наблюдались у детей, продемонстрированных эмиссией позитронов. томография. Дефекты перфузии миокарда в неуплотненных областях могут быть причиной повреждения миокарда и, возможно, лежать в основе аритмий и отказов помпы.

Субэндомиокардиальный фиброз LVNC был идентифицирован в компактном и некомпактном миокарде с помощью гистологического наблюдения и МРТ. 29), 66) Связанная с субэндомиокардиальным фиброзом желудочковая рестриктивная диастолическая дисфункция LVNC может быть обнаружена с помощью спектральной допплеровской и тканевой допплерэхокардиографии и МРТ может быть суррогатом субэндомиокардиального фиброза.

Рассмотрение обновленных диагностических критериев и номенклатуры

Определение патологических фенотипов, связанных с генетическим фоном, может быть ключевым компонентом более точных клинических диагностических критериев желудочковой несжатости для лучшего понимания патофизиологического механизма и более персонализированной терапии.

Глобальному и сегментарному даже трансмуральному электромеханическому ремоделированию и разнообразным анатомическим и функциональным особенностям и осложнениям так называемой атипичной желудочковой несжатости следует уделять больше внимания во время эхокардиографического исследования для правильной и подробной клинической классификации.

Тенденция к использованию морфологического / патофизиологического подхода вместо исключительно морфологического подхода является многообещающим в поисках точной и надежной диагностической системы LVNC. Мы должны понимать различие между морфологическими находками и морфологическими находками с патофизиологией.Наше будущее понимание LVNC должно зависеть от интеграции сердечной морфологии, физиологии, патофизиологии и развивающейся генетики.29)

Следует разработать новую концепцию «желудочкового некомпактного синдрома», а не только генетического синдрома, на основе систематическое исследование, основанное на результатах этиологии (т. е. генетики, такой как генная мутация, модуляция и взаимодействие и т. д.), патологии, патофизиологии и клинических проявлений, и это глубоко изменит профиль так называемых "генетических или смешанная кардиомиопатия ».Приоритет, который мы должны сделать, - это выявить потенциальный признак неблагоприятного клинического прогноза при таком генетическом или приобретенном изменении структуры и функции миокарда в клинической практике и как можно раньше установить стратификацию риска некомпактных желудочков. и откажитесь от любых бесполезных попыток отличить LVNC от других кардиомиопатий.

Ссылки

1. Беллет С., Гули Б.А. Врожденный порок сердца с множественными сердечными аномалиями: отчет о случае, показывающий атрезию аорты, фиброзный рубец в миокарде и синусоидальные остатки эмбриона.Am J Med Sci. 1932; 183: 458–465. [Google Scholar] 2. Лауэр Р.М., Финк Х.П., Петри Е.Л., Данн М.И., Диль А.М. Ангиографическая демонстрация интрамиокардиальных синусоидов при атрезии клапана легочной артерии с интактной межжелудочковой перегородкой и гипоплазией правого желудочка. N Engl J Med. 1964. 271: 68–72. [PubMed] [Google Scholar] 3. Feldt RH, Rahimtoola SH, Davis GD, Swan HJ, Titus JL. Аномальный рисунок миокарда желудочков у ребенка со сложным врожденным пороком сердца. Am J Cardiol. 1969; 23: 732–734. [PubMed] [Google Scholar] 4.Дусек Дж., Остадал Б., Дускова М. Послеродовое сохранение губчатого миокарда с эмбриональным кровоснабжением. Arch Pathol. 1975. 99: 312–317. [PubMed] [Google Scholar] 5. Энгбердинг Р., Бендер Ф. Идентификация редкой врожденной аномалии миокарда с помощью двумерной эхокардиографии: сохранение изолированных синусоидов миокарда. Am J Cardiol. 1984; 53: 1733–1734. [PubMed] [Google Scholar] 6. Марон Б.Дж., Таубин Дж.А., Тьен Дж., Анцелевич С., Коррадо Д., Арнетт Д., Мосс А.Дж., Зайдман К.Э., Янг Дж.Б., Сердечная недостаточность.Современные определения и классификация кардиомиопатий: научное заявление Американской кардиологической ассоциации Совета по клинической кардиологии, сердечной недостаточности и трансплантологии; Качество медицинской помощи и исследования результатов и Междисциплинарные рабочие группы по функциональной геномике и трансляционной биологии; и Совет по эпидемиологии и профилактике. Тираж. 2006; 113: 1807–1816. [PubMed] [Google Scholar] 7. Охслин Э., Дженни Р. Еще раз о неуплотнении левого желудочка: особый фенотип с генетической гетерогенностью? Eur Heart J.2011; 32: 1446–1456. [PubMed] [Google Scholar] 8. Captur G, Nihoyannopoulos P. Неуплотнение левого желудочка: генетическая гетерогенность, диагноз и клиническое течение. Int J Cardiol. 2010. 140: 145–153. [PubMed] [Google Scholar] 9. Блейл С.Б., Мамфорд Б.Р., Браун-Харрисон М.С., Паготто Л.Т., Кэри Дж. К., Пишер Т.Дж., Уорд К., Чин Т.К. Xq28-связанное несуплотнение миокарда левого желудочка: пренатальная диагностика и патологический анализ больных. Am J Med Genet. 1997. 72: 257–265. [PubMed] [Google Scholar] 10.Штёлльбергер С., Финстерер Дж., Блазек Дж., Биттнер РЭ. Неуплотнение левого желудочка у пациента с мышечной дистрофией Беккера. Сердце. 1996; 76: 380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Чин Т.К., Перлофф Дж.К., Уильямс Р.Г., Джу К., Морманн Р. Изолированное некомпактирование миокарда левого желудочка. Исследование восьми случаев. Тираж. 1990; 82: 507–513. [PubMed] [Google Scholar] 12. Хук С., Ратлифф Н. Б., Розенкранц Э., Стерба Р. Изолированное несжатие миокарда желудочков. Pediatr Cardiol.1996; 17: 43–45. [PubMed] [Google Scholar] 13. Баарс HF, ван дер Смагт JJ, Doevendans PA. Клиническая кардиогенетика. Лондон: Спрингер; 2010. С. 102–104. [Google Scholar] 14. Hoedemaekers YM, Caliskan K, Majoor-Krakauer D, van de Laar I, Michels M, Witsenburg M, ten Cate FJ, Simoons ML, Dooijes D. Дефекты тяжелой цепи бета-миозина сердца в двух семьях с некомпактной кардиомиопатией: соединение некомпактной кардиомиопатии: -компенсация гипертрофической, рестриктивной и дилатационной кардиомиопатии. Eur Heart J. 2007; 28: 2732–2737.[PubMed] [Google Scholar] 15. Klaassen S, Probst S, Oechslin E, Gerull B, Krings G, Schuler P, Greutmann M, Hürlimann D, Yegitbasi M, Pons L, Gramlich M, Drenckhahn JD, Heuser A, Berger F, Jenni R, Thierfelder L. гены саркомерного белка при некомпактном состоянии левого желудочка. Тираж. 2008; 117: 2893–2901. [PubMed] [Google Scholar] 16. Монсеррат Л., Эрмида-Прието М., Фернандес Х, Родригес I, Дюмон С., Касон Л., Куэста М.Г., Гонсалес-Хуанатей С., Петейро Дж., Альварес Н., Пенас-Ладо М., Кастро-Бейрас А.Мутация в гене альфа-сердечного актина, связанная с апикальной гипертрофической кардиомиопатией, неуплотнением левого желудочка и дефектами перегородки. Eur Heart J. 2007; 28: 1953–1961. [PubMed] [Google Scholar] 17. Удэоджи Д.Ю., Филип К.Дж., Моррисси Р.П., Фан А., Шварц Э.Р. Кардиомиопатия без компактации левого желудочка: обновленный обзор. Ther Adv Cardiovasc Dis. 2013; 7: 260–273. [PubMed] [Google Scholar] 18. Kołodzińska A, Heleniak A, Ratajska A. Вызванная ретиноевой кислотой желудочковая некомпактная кардиомиопатия у мышей.Kardiol Pol. 2013; 71: 447–452. [PubMed] [Google Scholar] 19. Finsterer J, Stöllberger C, Schubert B. Приобретенная гипертрабекуляция / некомпактность левого желудочка при митохондриопатии. Кардиология. 2004. 102: 228–230. [PubMed] [Google Scholar] 20. Jenni R, Oechslin E, Schneider J, Attenhofer Jost C, Kaufmann PA. Эхокардиографические и патологоанатомические характеристики изолированной некомпактности левого желудочка: шаг к классификации в качестве отдельной кардиомиопатии. Сердце. 2001; 86: 666–671. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21.Cheng H, Zhao S, Jiang S, Yu J, Lu M, Ling J, Zhang Y, Yan C, Liu Q, Li S, Jin L, Jerecic R, He Z. Характеристики магнитно-резонансной томографии сердца изолированного некомпактного левого желудочка в китайское взрослое население хань. Int J Cardiovasc Imaging. 2011; 27: 979–987. [PubMed] [Google Scholar] 22. Гебхард К., Штали Б.Е., Гройтманн М., Бьяджи П., Дженни Р., Таннер ФК. Уменьшение толщины компакта левого желудочка: новый эхокардиографический критерий кардиомиопатии без уплотнения. J Am Soc Echocardiogr.2012; 25: 1050–1057. [PubMed] [Google Scholar] 23. Лампропулос К.М., Дунис В.Г., Аггели С., Илиопулос Т.А., Стефанадис С. Контрастная эхокардиография: вклад в диагностику кардиомиопатии без уплотнения левого желудочка. Hellenic J Cardiol. 2011; 52: 265–272. [PubMed] [Google Scholar] 24. Ван С, Дэн Ю.Б., Чжу Ю, Лю Юн, Би XJ. Оценка тонкого несуплотнения миокарда с помощью контрастной эхокардиографии у пациентов с гипертрофической кардиомиопатией и его связь с регионарной систолической дисфункцией желудочков.J Ultrasound Med. 2012; 31: 1551–1557. [PubMed] [Google Scholar] 25. Гомати С.Б., Макадиа Н., Аджит С.М. Необычный случай изолированного некомпактного миокарда правого желудочка. Eur J Echocardiogr. 2008; 9: 424–425. [PubMed] [Google Scholar] 26. Махешвари М, Гокроо РК, Кошик СК. Изолированный некомпактный миокард правого желудочка. J Assoc Physitors Индия. 2012; 60: 56–57. [PubMed] [Google Scholar] 27. Чавушоглу Ю., Ата Н., Тимуралп Б., Горенек Б., Гоктекин О., Кудайбердиева Г., Уналир А. Несокращение миокарда желудочков: сообщение о двух случаях с двустворчатым аортальным клапаном с плохим прогнозом и выраженным поражением правого желудочка.Эхокардиография. 2003. 20: 379–383. [PubMed] [Google Scholar] 28. Bertini M, Ziacchi M, Biffi M, Biagini E, Rocchi G, Martignani C, Ferlito M, Pasquale F, Cervi E, Branzi A, Rapezzi C, Boriani G. Влияние сердечной ресинхронизирующей терапии на дилатационную кардиомиопатию с изолированной желудочковой несжатостью . Сердце. 2011; 97: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 29. Патерик Т.Е., Таджик А.Дж. Некомпакция левого желудочка: диагностически сложная кардиомиопатия. Circ J. 2012; 76: 1556–1562. [PubMed] [Google Scholar] 30.Xing Y, Ichida F, Matsuoka T, Isobe T, Ikemoto Y, Higaki T, Tsuji T, Haneda N, Kuwabara A, Chen R, Futatani T, Tsubata S, Watanabe S, Watanabe K, Hirono K, Uese K, Miyawaki T. , Боулз KR, Боулз NE, Towbin JA. Генетический анализ у пациентов с некомпактированием левого желудочка и доказательства генетической гетерогенности. Mol Genet Metab. 2006. 88: 71–77. [PubMed] [Google Scholar] 31. Srivastava D, Olson EN. Генетический план развития сердца. Природа. 2000; 407: 221–226. [PubMed] [Google Scholar] 32. Сандху Р., Финкельхор Р.С., Гунавардена Д.Р., Бахлер Р.С.Распространенность и характеристики некомпактации левого желудочка в когорте пациентов с систолической дисфункцией в стационаре. Эхокардиография. 2008; 25: 8–12. [PubMed] [Google Scholar] 33. Белэнджер А.Р., Миллер М.А., Донтиредди Ю.Р., Наджовиц А.Дж., Голдман М.Э. Новая классификационная схема некомпактирования левого желудочка и корреляция с работой желудочков. Am J Cardiol. 2008. 102: 92–96. [PubMed] [Google Scholar] 34. Статичный CJ, Тейлор, доктор медицины, Мазур В., Крип Л.Х., Кинг Э., Пратт Дж., Бенсон Д.В., Хор К.Н.Некомпакция левого желудочка при мышечной дистрофии Дюшенна. J Cardiovasc Magn Reson. 2013; 15:67. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Lilli A, Chioccioli M, Del Meglio J, Menichetti F, Magnacca M, Tessa C, Salvatori L, Casolo G FESC, FACC. Коронарные микрофистулы, связанные с некомпактным миокардом: редкая причина ишемии миокарда, выявляемая с помощью мультимодального метода визуализации. Int J Cardiol. 2012; 159: e16 – e17. [PubMed] [Google Scholar] 36. Иньянгетор Д., Чарнецкий С., Сэндс М.Дж., Авелар Э.Некомпактность левого желудочка, связанная с множественными коронарными камеральными свищами. Tex Heart Inst J. 2012; 39: 294–295. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Кальцолари М., Гадди О., Илари Б., Йотти Р., Торторелла Дж., Муиа Н., Гвидуччи У. [Ассоциация некомпактного миокарда и открытого артериального протока у молодого бессимптомного пациента мужского пола: результаты скрининга на соответствие требованиям к контактным видам спорта] Ital Heart J Дополнение 2002; 3: 659–664. [PubMed] [Google Scholar] 38. Нимери Н.А., Абу Нахиа Ф.Ф., Ибрагим А.С., Хелла А.Ю.Первый зарегистрированный случай некомпактной кардиомиопатии у недоношенного ребенка с аномалией Эбштейна. BMJ Case Rep.2012; 2012: pii: bcr0220125861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Кирнан Т.Дж., Фахи Г. Множественные дополнительные пути, физиология двойных АВ-узлов, некомпактный миокард и открытое овальное отверстие у пациента с аномалией Эбштейна: отчет о случае. Int J Cardiol. 2007. 114: 412–413. [PubMed] [Google Scholar] 40. Bottio T, Farina D, Piccoli P, Muzzi L, Negri A, Bisleri G, Berlinghieri N, Muneretto C.Массивная недостаточность митрального и легочного клапана у пациента с некомпактным миокардом левого желудочка. J Heart Valve Dis. 2007; 16: 93–95. [PubMed] [Google Scholar] 41. Трехо Габриэль И Галан Дж. М., Санчес Мата Н., Браво Ангиано Й., Телес Гарсия Дж. М.. [Неуплотненная кардиомиопатия, проявляющаяся повторным инсультом] Rev Clin Esp. 2010. 210: 365–366. [PubMed] [Google Scholar] 42. Деллегротталье С., Педротти П., Роги А., Педретти С., Кьяриелло М., Перроне-Филарди П. Региональная и глобальная систолическая функция желудочков при изолированной желудочковой некомпактности: патофизиологические выводы из магнитно-резонансной томографии.Int J Cardiol. 2012; 158: 394–399. [PubMed] [Google Scholar] 43. Энрикес Р.А., Баеза В.Р., Габриэлли Н.Л., Кордова А.С., Кастро Г.П. [Некомпактная кардиомиопатия: серия из 15 случаев] Rev Med Chil. 2011; 139: 864–871. [PubMed] [Google Scholar] 44. Aras D, Tufekcioglu O, Ergun K, Ozeke O, Yildiz A, Topaloglu S, Deveci B, Sahin O, Kisacik HL, Korkmaz S. левожелудочковая недостаточность.J Card Fail. 2006; 12: 726–733. [PubMed] [Google Scholar] 46. Fazio G, Corrado G, Novo G, Zachara E, Rapezzi C, Sulafa AK, Sutera L, D'angelo L, Visconti C, Stollberger C, Sormani L, Finsterer J, Cavusoglu Y, Di Gesaro G, Grassedonio E, Ferrara F. , Галия М., Мидири М., Пипитон С., Карердж С., Ново С. Дисфункция желудочков и количество некомпактных сегментов без уплотнения: независимые предикторы. Int J Cardiol. 2010. 141: 250–253. [PubMed] [Google Scholar] 47. Cheng H, Zhao S, Jiang S, Lu M, Yan C, Ling J, Zhang Y, Liu Q, Ma N, Yin G, Wan J, Yang Y, Li L, Jerecic R, He Z.Сравнение характеристик магнитно-резонансной томографии сердца изолированной некомпактности левого желудочка у взрослых с дилатационной кардиомиопатией у взрослых. Clin Radiol. 2011; 66: 853–860. [PubMed] [Google Scholar] 48. Леунг С.В., Элайи С.С., Чарниго Р.Дж., младший, Саид М.А. Клиническое значение дисфункции правого желудочка при некомпактной кардиомиопатии левого желудочка. Int J Cardiovasc Imaging. 2012; 28: 1123–1131. [PubMed] [Google Scholar] 49. Немес А., Анвар А.М., Калискан К., Солиман О.И., ван Дален Б.М., Гелейнсе М.Л., десять Кейт Ф.Дж.Кардиомиопатия без уплотнения связана с увеличением митрального кольца и функциональным нарушением: трехмерное эхокардиографическое исследование в реальном времени. J Heart Valve Dis. 2008; 17: 31–35. [PubMed] [Google Scholar] 50. Акьери А., Родригес Гранилло Г., Васкес Бланко М., Лерман Дж. [Внезапная смерть из-за сердечного приступа, связанного с некомпактным миокардом] Medicina (B Aires) 2011; 71: 542–546. [PubMed] [Google Scholar] 51. Borges-Cancel W, Calderón RE. Прерванная внезапная сердечная смерть как проявление изолированной кардиомиопатии без уплотнения.P R Health Sci J. 2011; 30: 84–86. [PubMed] [Google Scholar] 52. Коррейя Е., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Феррейра П., Нуньес Л., Пипа Дж., Кабрал С., Дионисио О., Сантос О. Несокращение левого желудочка: диагностика с помощью трехмерной эхокардиографии. Rev Port Cardiol. 2009. 28: 1277–1283. [PubMed] [Google Scholar] 53. Гарсиа-Паредес Т., Фернандес-Замора, доктор медицины, Мора-Ордоньес Дж, Феррис Мартин Дж.А., Муньос-Боно Дж., Вера-Алмазан А., Кесада-Гарсиа Г. [Неуплотненная кардиомиопатия: необычная причина желудочковой тахикардии] Med Intens.2007. 31: 261–264. [PubMed] [Google Scholar] 54. Божич И., Фабиянич Д., Каревич В., Юриль Р., Зеканович Д., Бонацин Д. Изолированная кардиомиопатия без уплотнения левого желудочка, связанная с преджелудочковым преждевременным возбуждением: клинический случай. Coll Antropol. 2009; 33: 1415–1419. [PubMed] [Google Scholar] 55. Ариал М.Р., Бадал М., Гири С., Прадхан Р. Неуплотнение левого желудочка, проявляющееся сердечной недостаточностью и интрамуральным тромбом. BMJ Case Rep.2013; 2013: pii: bcr2013009757. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56.Пайва М., Пинхо Т., Соуза А., Коррейя А.С., Соуза С., Ранжел И., Оливейра С., Масиэль М.Дж. Эмболическое осложнение отсутствия уплотнения левого желудочка как необычная причина острого инфаркта миокарда. Rev Port Cardiol. 2012; 31: 751–754. [PubMed] [Google Scholar] 57. Коррейя Э., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Кабрал С., Сантос О. Несокращение миокарда у пациента с острым инфарктом миокарда. Arq Bras Cardiol. 2010; 94: e62 – e64. [PubMed] [Google Scholar] 58. Штёлльбергер К., Финстерер Дж., Содек Г.Х., Грассбергер М., Цимпфер Д.Инсульт из-за отсутствия компрессии не выявлен при эхокардиографии. Int J Cardiol. 2011; 148: 357–358. [PubMed] [Google Scholar] 59. Цапакис Е.Г., Элефтериадес М., Даскалакис Г., Хрелиас С., Хассиакос Д. Пренатальная диагностика некомпактной кардиомиопатии левого желудочка плода. Ультразвуковой акушерский гинекол. 2012; 39: 592–594. [PubMed] [Google Scholar] 60. Rocha IJ, Nogueira RM, Carriço AL. Неуплотненный миокард и левая изомерия плода как этиология водянки. Кардиол Янг. 2010; 20: 223–225. [PubMed] [Google Scholar] 61.Weisz SH, Limongelli G, Pacileo G, Calabro P, Russo MG, Calabro R, Vatta M. Неуплотнение левого желудочка у детей. Congenit Heart Dis. 2010; 5: 384–397. [PubMed] [Google Scholar] 62. Lilje C, Rázek V, Joyce JJ, Rau T., Finckh BF, Weiss F, Habermann CR, Rice JC, Weil J. Осложнения отсутствия уплотнения миокарда левого желудочка в педиатрической популяции: проспективное исследование. Eur Heart J. 2006; 27: 1855–1860. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ябур-Эспития М., Эспинола-Завалета Н. [Неуплотнение желудочков, связанное со сложным врожденным пороком сердца] Rev Med Inst Mex Seguro Soc.2011; 49: 65–70. [PubMed] [Google Scholar] 64. Сабате Ротес А., Уэртас-Киньонес В.М., Бетриан П., Карретеро Дж., Хименес Л., Жирона Дж., Уриэль С., Перич Р., Колелл Р., Прада Ф, Альберт Д. К.. [Некомпактная кардиомиопатия: клиническая характеристика, эволюция и прогностические данные в детстве. Результаты многоцентрового исследования] An Pediatr (Barc) 2012; 77: 360–365. [PubMed] [Google Scholar] 65. Junga G, Kneifel S, Von Smekal A, Steinert H, Bauersfeld U. Ишемия миокарда у детей с изолированной некомпактностью желудочков.Eur Heart J. 1999; 20: 910–916. [PubMed] [Google Scholar] 66. Alsaileek AA, Syed I., Seward JB, Julsrud P. Фиброз миокарда левого желудочка: магнитно-резонансная томография без компактирования. J. Магнитно-резонансная томография. 2008. 27: 621–624. [PubMed] [Google Scholar]

Некомпактная кардиомиопатия или желудочковый некомпактный синдром?

J Кардиоваск Ультразвук. 2014 Dec; 22 (4): 165–172.

, MD

Lixue Yin

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Автор, ответственный за переписку. Адрес для корреспонденции: Лисюэ Инь, ключевая лаборатория ультразвука в кардиологической электрофизиологии и биомеханике, отделение сердечно-сосудистого ультразвука и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, 32 2-е Западное отделение 1-го круга, Чэнду, Сычуань 610072 , Китай Тел .: + 86-28-873-94921, Факс: + 86-28-739-4921, мос.361 @ caidrac_euxilniy

Поступило в редакцию 13 октября 2014 г .; Пересмотрено 25 ноября 2014 г .; Принято 27 ноября 2014 г.

Авторские права © Корейское общество эхокардиографии, 2014 г. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/), разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Неуплотнение миокарда желудочков было признано и определено Американской кардиологической ассоциацией как генетическая кардиомиопатия с 2006 года. Аргумент в отношении номенклатуры и патогенеза этого вида некомпактности миокарда желудочков, характеризующийся утолщением региональной стенки желудочка и глубоким трабекулярным углубления, которые часто осложняются хронической сердечной недостаточностью, аритмией и тромбоэмболией и обычно перекрывают генетику и фенотипы других видов генетической или смешанной кардиомиопатии, все еще существуют.Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будут способствовать точному и полному пониманию этиологии и связанного с ней патофизиологического механизма для лучшей стратификации риска и более индивидуализированной терапии заболевания индивидуально. Вся генетическая гетерогенность и фенотипическое совпадение, а также разнообразие гистопатологических, электромеханических и клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариаций развития миокарда, связанных с генной мутацией и фенотипом одного или группы генов, вызванных взаимодействующими и нарушенный процесс модуляции генов в различных звеньях экспрессии функций генов и некоторых других этиологий.Этот обзор направлен на установление новой концепции «синдрома желудочковой некомпактности», основанной на демонстрации текущих результатов этиологии, эпидемиологии, гистопатологии и эхокардиографии, связанных с нарушением компактизации миокарда желудочков и развитием электромеханической функции миокарда.

Ключевые слова: Некомпактный, желудочек, кардиомиопатия, синдром

Введение

Первый случай неуплотнения желудочков был описан в 1932 году после вскрытия новорожденного с атрезией аорты и коронарно-желудочковой фистулой, проведенной Bellet и Gouley, 1) несколько исследований, опубликованных с опозданием, подтвердили этот вид губчатой ​​мальформации миокарда с помощью вентрикулографии и патологической анатомии.2), 3), 4) Изолированная некомпактная кардиомиопатия была впервые определена с помощью двумерной эхокардиографии Энгбердингом и Бендером5) в 1984 году. С тех пор неуплотнение левого желудочка (LVNC) получило все большее признание в течение последних 30 лет. .

Классификация и номенклатура из LVNC

Американская кардиологическая ассоциация (AHA) в 2006 г. отнесла неуплотнение желудочков к категории генетической кардиомиопатии.6) Несмотря на то, что с тех пор существуют аргументы в пользу классификации патологических и патофизиологических фенотипов порока миокарда.Некоторые кардиологи рассматривают некомпактный желудочек как сложное нарушение развития и построения структуры и функции миокарда желудочков, вызванное различной этиологией и связанным с ней патологическим механизмом.

Вопрос о классификации LVNC в первую очередь поднимается на основании данных о частом генетическом совпадении с гипертрофической (HCM) и даже дилатационной кардиомиопатией (DCM) и некоторыми системными миопатиями, а также с рядом патологических и патофизиологических вариаций миокарда. архитектура и функция некомпактного желудочка.

Как мы знаем, существует морфологический признак структуры миокарда с широким спектром от нормальных вариантов до патологических фенотипов LVNC, который отражает эмбриогенную структуру сердца человека из-за остановки процесса уплотнения в течение первого триместра. с другими сопутствующими врожденными пороками сердца или без них. 7) Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будет способствовать точному и полному пониманию этиологии, такой как генетический фон, мутации, модуляции, патологические фенотипы и связанные с ними патологические состояния. физиологический механизм для более персонализированной терапии этого вида заболевания индивидуально.Наконец, правильное название этого типа некомпактного желудочка поможет нам реформировать распознавание и классификацию кардиомиопатии, основываясь не только на открытии медицинских изображений, но и на генетическом фоне, других этиологических и патологических данных и связанных патологических механизмах.

Генетика LVNC

В последние годы был идентифицирован ряд патогенных генов LVNC. Распространенными патогенными мутациями генов являются: гены, кодирующие белок тафаззин TAZ, G4.5, белок, связывающий домен LIM 3, ZASP / LDB3 / Cypher, ядерные гены, кодирующие слой белкового волокна A / C (ген LMNA, кодирующий ламин A / C), белок саркоплазматического ретикулума. -кодирующие гены (гены MYH7, ACTC, TNNT2, TPM1), альфа-2-дистробревин, DMPK, DTNA, гены, кодирующие протеинкиназу DM, и такие как митохондриальные гены.8) Но генетический механизм LVNC до конца не ясен. Самые ранние исследования показали, что LVNC считается рецессивным по Х-хромосоме, а патогенный ген LVNC расположен в локусе гена Xq28 G4.5 на хромосоме. Аналогичным образом, LVNC может быть вызван одной или несколькими генными мутациями. 9)

Опубликованные результаты показали, что LVNC представляет собой сложное генетическое разнообразие. Было обнаружено, что это расположение находится в непосредственной близости от других генов, связанных с системными миопатиями (мышечная дистрофия Эмери-Дрейфуса, миотубулярная миопатия, синдром Барта), которые обычно сопровождаются различными кардиомиопатиями и аритмиями.9) Кроме того, типичный LVNC был описан у пациента с мышечной дистрофией Беккера, 10) предполагая, что LVNC может возникать как часть системного миопатического процесса. Хотя преобладание мужчин является правилом в семейных случаях изолированной LVNC, 11) оба пола страдают несемейной формой болезни, 12), 13) которая не была генетически охарактеризована. У детей с LVNC наблюдались неспецифические дисморфические черты лица (выступающий лоб, косоглазие, низко посаженные уши и микрогнатия).1)

Было обнаружено, что

патогенных генов, связанных с HCM, перекрываются с генами, вызывающими заболевание LVNC. Например, ген тяжелой цепи бета-миозина является распространенным геном, вызывающим заболевание семейной HCM, и опубликованные результаты исследований показали, что существует самая высокая частота мутаций патогенного гена гена MYH7 при HCM.

Недавно некоторые результаты исследований подтвердили перекрытие патогенных генов HCM и LVNC.14), 15) В исследовании генов, вызывающих заболевание LVNC, Klaassen et al.15) проанализировали 63 пациентов с LVNC, обнаружили мутацию гена у 11 случаев и генные мутации 7 случаев в MYH7.Можно подумать, что причина мутации HCM MYH7 может быть тесно связана с возникновением LVNC. Кроме того, Monserrat et al.16) обнаружили, что мутации гена альфа-актина сердца также возникают при HCM, LVNC и дефекте межпредсердной перегородки (ASD) при обнаружении, которое долгое время считалось ведущим к DCM.

Кроме того, семейное возникновение LVNC часто происходит с аутосомно-доминантной и Х-сцепленной передачей. Были идентифицированы различные мутации в javascript генов белка саркомера, и, по-видимому, существует общая молекулярная этиология различных кардиомиопатических фенотипов, включая LVNC, HCM, DCM.Таким образом, генетическая гетерогенность с перекрытием различных фенотипов и вариабельность наследственных паттернов поднимают больше вопросов о том, существует ли конкретный морфологический признак от DCM / HCM до LVNC и каковы триггеры и модификаторы для развития DCM, HCM или LVNC у пациентов с одной и той же мутацией. 17) Разнообразие клинических проявлений, генетическая гетерогенность и фенотип первой трансгенетической животной модели мутации, связанной с LVNC, ставят под сомнение гипотезу о том, что LVNC представляет собой отдельную кардиомиопатию.Кажется, что это скорее отдельный фенотип или фенотипическое морфологическое выражение различных основных заболеваний, чем отдельная кардиомиопатия. 7) Вся генетическая гетерогенность, фенотипическое совпадение и разнообразие клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариации развития миокарда, связанные с мутацией и фенотипом одного или группы генов, индуцированные взаимодействующим и нарушенным процессом модуляции генов в различных звеньях экспрессии функции генов.Эти генетические данные усилили подозрение, что AHA классифицирует LVNC как изолированную первичную генетическую кардиомиопатию.

Другая приобретенная этиология LVNC

Другим важным свидетельством, а не генетикой, является то, что была обнаружена точная концентрация ретиноевой кислоты в тканях, что она необходима для правильного взаимодействия клеток второго поля сердца с клетками сердечного нервного гребня и индукции сигнальных путей, и важен для нормального роста миокарда. Поскольку дефицит ретиноевой кислоты во время эмбриогенеза вызывает отсутствие уплотнения, за исключением генной мутации, было подтверждено, что избыток ретиноевой кислоты на стадии удлинения сердечной трубки может также вызывать истончение стенки миокарда, что приводит к неуплотнению.Этот вид кардиомиопатии более очевиден в правом желудочке (ПЖ), чем в левом желудочке (ЛЖ) .18)

Сообщалось, что LVNC также может быть связан с приобретенной компенсацией повреждения миокарда.19)

Критерии визуализации из LVNC

Четыре морфологических критерия изолированного LVNC, установленные Jenni et al.20) в 2001 году на основании результатов двумерной и цветной допплеровской эхокардиографии, следующие: 1) Сопутствующие сердечные аномалии отсутствовали (по определению).2) Была замечена двухслойная структура с уплотненной тонкой эпикардиальной лентой и гораздо более толстым, неуплотненным эндокардиальным слоем трабекулярной сети с глубокими эндомиокардиальными пространствами. Максимальное конечное систолическое соотношение между неуплотненными и уплотненными слоями> 2 является диагностическим. 3) Преобладающая локализация патологии - среднебоковая, апикальная и средне-нижняя области. Сопутствующая региональная гипокинезия не ограничивалась неуплотненными сегментами. 4) Цветной допплерографический анализ глубоких перфузионных межтрабекулярных углублений.Основываясь на этих критериях, Jenni предположила, что в то время изолированную LVNC как отдельную кардиомиопатию.

Магнитно-резонансная томография сердца также может обеспечить точную и надежную оценку локализации и протяженности некомпактного миокарда в конце диастолы. Конечное диастолическое соотношение некомпактного и уплотненного миокарда (соотношение некомпактный / компактный, соотношение NC / C)> 2,5 имело высокую диагностическую точность для изолированного LVNC в китайской взрослой популяции хань (n = 30). Китайские исследователи сообщили, что конечное диастолическое соотношение NC / C> 2.5 имел 96,4% чувствительность и 97,4% специфичность для выявления пациентов с изолированным LVNC.21)

Максимальная толщина систолической компакты <8 мм является еще одним специфическим признаком LVNC и позволяет дифференцировать LVNC от нормального сердца, а также от сердца с утолщением миокарда из-за стенозу аортального клапана. Это наблюдение может быть особенно полезным в качестве дополнительного диагностического критерия для предотвращения гипердиагностики LVNC.22)

В настоящее время установлено шесть диагностических критериев, основанных на визуализации, на основе методов эхокардиографии и магнитно-резонансной томографии (МРТ) и принятых кардиологами во всем мире.Большинство этих диагностических критериев сосредоточены только на видимых морфологических признаках архитектуры миокарда, за исключением дисфункции миокарда. Недавние патологические и гистологические исследования показали, что миокардиальные выемки LVNC могут быть достаточно большими, чтобы быть похожими на желудочковую трабекулярную гиперплазию из-за стеноза и перегрузки выходного отверстия желудочка, или могут быть достаточно тонкими, чтобы их нельзя было визуализировать с помощью обычных методов визуализации, предполагают, что обновленные диагностические критерии визуализации LVNC должны включать конкретные критерии глобальной и региональной дисфункции миокарда и электромеханического ремоделирования миокарда LVNC, особенно в атипичных случаях LVNC, для систематической демонстрации патологии и патофизиологии LVNC от аномалий анатомического развития миокарда. структура миокардиальной дисфункции.

В эхокардиографии контрастные вещества имеют двоякое значение, поскольку они могут считаться необходимыми для надежного различия между уплотненным и некомпактным миокардом, в то же время позволяя точно измерить соотношение. 23) Тонкие углубления неуплотнения миокарда и регионарной желудочковой систолической и диастолической дисфункции у пациентов с LVNC и HCM можно было выявить с помощью контрастной эхокардиографии. Показано, что контрастная эхокардиография превосходит стандартную двумерную эхокардиографию для выявления незначительного отсутствия уплотнения у пациентов с LVNC с HCM.

Глобальная пиковая систолическая продольная деформация у пациентов с ГКМП без уплотнения имеет значительно более низкое абсолютное значение, чем у пациентов без уплотнения и у здоровых людей, что указывает на то, что общее количество сегментов, затронутых сосуществующим тонким несуплотнением у пациентов с HCM был независимым предиктором систолической дисфункции LV24)

Другие полезные методы диагностики LVNC включают магнитно-резонансную томографию сердца, компьютерную томографию и даже левую вентрикулографию следует выборочно использовать для получения дополнительной информации о характеристиках LVNC в будущем.21)

Обычно неуплотнение желудочков также подразделяется на три морфологических типа:

LVNC: ЛЖ является наиболее пораженным участком, но в некоторых случаях сообщалось о вовлечении ПЖ.

Отсутствие уплотнения правого желудочка: хотя обычным местом поражения является ЛЖ, правый желудочек может быть поражен редко, но вовлечение ПЖ не является редкостью. Среди случаев, зарегистрированных в последние годы, более молодой пациент с изолированным неуплотнением правого желудочка. кажется более частым.25), 26), 27)

Неуплотнение бивентрикулов: сообщалось о некомпактации левого и правого желудочков, осложненной тяжелой легочной гипертензией.Легочная гипертензия может быть следствием повышенного давления в легочных венах, вызванного систолической и диастолической дисфункцией сердца, вторичной по отношению к LVNC.28)

Очевидно, такая классификация не могла помочь нам полностью понять формирование и развитие желудочков и сопровождающие их врожденные патологические аномалии , например, отсутствие уплотнения желудочков в сочетании с ГКМП, ДКМП и системными миопатиями.

Диагностика LVNC является проблемой для медицинского сообщества, потому что состояние LVNC имеет общие морфологические особенности HCM и DCM, основанные на визуализации.Диагноз требует опыта в широком спектре совпадающих кардиомиопатий. Разграничение между LVNC и нормальными или аномальными фенотипическими вариациями часто нечеткое.29)

На основании вышеизложенных результатов существующих исследований мы в настоящее время поняли, что основными причинами диагностической неопределенности могут быть следующие:

Отсутствие подробных данных. оценка фенотипа и дальнейший анализ генов болезней на основе морфологии, что приводит к неточно определенным диагностическим критериям всех генетических и генетических родственных кардиомиопатий.

Отсутствие комплексной оценки базовой некомпактной патологической анатомии и патофизиологических отклонений на основе анатомических и функциональных патологических изменений.

Отсутствие более точной диагностической информации об анатомических и функциональных особенностях, полученных с помощью различных методов медицинской визуализации и т. Д.

Некоторые исследователи также пришли к выводу, что неопределенность, связанная с диагнозом LVNC, связана с отсутствием «совершенного диагностического инструмента», такого как как воспроизводимый генетический маркер.29)

К сожалению, такого совершенного диагностического прибора в реальном мире не существует. Младенцы и педиатрические пациенты, по-видимому, связывают X, что считается возможным с мутациями гена Xq28 G4.5. Аутосомно-доминантный патогенез у взрослых пациентов с LVNC может быть связан с мутациями аутосомных генов. Однако в подавляющем большинстве семейств LVNC и исследования спорадических случаев не смогли найти сайты мутаций генов, в отчете Xing говорится, что только в 6 из 79 случаев LVNC были обнаружены мутации ДНК, что указывает на то, что LVNC снова имеет значительную генетическую гетерогенность.Уплотнение или уплотнение миокарда не может быть достигнуто с помощью нескольких патогенных генов, но известные гены могут составлять только часть всех патогенетических генов. В отличие от трехчастичной деформации хромосомы 21, даже если G4.5 (TAZ), альфа-дистробревин (DTNA), 11 вариантов гена p15 были обнаружены в тесте околоплодных вод, LVNC плода не может быть непосредственно определена. только на основании генетического анализа провести раннюю диагностику LVNC у эмбрионов невозможно. Возможные показания для LVNC должны быть установлены в сочетании с результатами ультразвуковой визуализации на ранних сроках беременности с аномальной конструкцией и дисфункцией стенки LV.После обнаружения дисфункции миокарда, сопровождающейся уплотнением миокарда, можно вовремя установить клинический диагноз LVNC.

Распространенность, спектр и функциональные последствия LVNC

Отсутствие уплотнения желудочков может быть не редким явлением и сравнимо с другими более широко известными, но менее распространенными причинами сердечной недостаточности, такими как послеродовая миопатия, заболевания соединительной ткани, хронические вещества. злоупотребление и болезнь ВИЧ также.

Опубликованные исследования показали, что разница в эхокардиографической частоте выявления желудочковой несжатости слишком велика, что указывает на наличие ряда нерешенных диагностических проблем желудочковой несжатости.Можно предположить, что эхокардиография чрезмерно чувствительна и не обладает специфичностью с учетом определенных в настоящее время измерений и соотношений, используемых для диагностики LVNC, как указано выше. Доступные диагностические критерии показывают склонность к гипердиагностике LVNC.29) Распространенность определенного или вероятного LVNC составила 3,7% у пациентов с фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ) ≤ 45% и распространенностью 0,26% для всех пациентов, направленных на эхокардиографию. Это заметно выше, чем в предыдущих отчетах из высших учебных заведений.32)

Напротив, исследование показало, что 2 слепых рецензента оценили 500 трансторакальных эхокардиограмм для LVNC на предмет адекватного качества исследования, отсутствия сопутствующей кардиомиопатии и LVNC. При наличии измеряли соотношение максимальной линейной длины NC / C и планиметрической площади LVNC на апикальной 4-камерной проекции. Пациенты были классифицированы по степени отсутствия уплотнения, измеренной либо по соотношению NC / C, либо по площади LVNC, как контрольные, легкие, средние и тяжелые; В анализ были включены 380 пациентов и 60 (15.8%) имели доказательства отсутствия уплотнения желудочков. У пациентов с нарастающей тяжестью отсутствия уплотнения фракция выброса значительно снижалась. Эти данные показывают, что LVNC может быть более распространенным, чем считалось ранее, и может существовать в виде широкого спектра, как упоминалось ранее.33)

Распространенность LVNC в популяции с мышечной дистрофией Дюшенна (МДД) составляет 28% (27/96). Высокая распространенность LVNC при МДД связана со снижением систолической функции ЛЖ (EF <55%, 53,3%, 16/27), которая развивается с течением времени и может отражать мышечную дегенерацию по сравнению с компенсаторным ремоделированием.34)

Неуплотнение миокарда ЛЖ может происходить изолированно или в сочетании с аномалиями коронарных артерий (то есть свищами коронарных артерий) из-за тесных эмбриогенных пространственно-временных отношений35), 36) и других комбинаций с пороками сердца. Обычно LVNC ассоциируется с дефектом межжелудочковой перегородки, дефектом межжелудочковой перегородки, открытым артериальным протоком и т. Д. 37) и очень редко ассоциируется с аномалией Эбштейна. Сообщалось также о генетических синдромах, нервно-мышечных расстройствах и системных миопатиях.7)

Аномалия Эбштейна - редкое врожденное сердечное заболевание, первоначально описанное Вильгельмом Эбштейном в 1866 году. Первичная патология включает значительное апикальное смещение перегородки створки трехстворчатого клапана и наличие избыточной удлиненной передней створки трикуспидального клапана. Этот врожденный порок имеет множество известных сопутствующих морфологических и электрофизиологических сердечных патологий. Nimeri et al.38) сообщили о редком случае тяжелой сердечной недостаточности и сложной сердечной аномалии, включая бивентрикулярное отсутствие уплотнения, аномалии Эбштейна и большой открытый артериальный проток с тяжелой стойкой легочной гипертензией у недоношенного ребенка в возрасте 31 недели.Впоследствии сообщалось о другом случае аномалии Эбштейна с множественными дополнительными обходными путями, физиологией двойного АВ-узла, некомпактным миокардом ЛЖ и открытым овальным отверстием. Действительно, в случаях аномалии Эбштейна требуется полное обследование левого отдела сердца для точной оценки структуры и функции миокарда ЛЖ. 39)

Один случай пациента, перенесшего операцию на сердце по поводу стеноза клапана легочной артерии в детстве и представленного взрослым. с признаками и симптомами тяжелой застойной сердечной недостаточности не поступало.ЛЖ продемонстрировал увеличенный трабекулярный паттерн в области верхушки, митральное кольцо было сильно расширено с митральной недостаточностью, выводной тракт правого желудочка (RVOT) был в значительной степени расширен с аневризмой обеих легочных артерий, и имелись признаки легочной артерии. несостоятельность клапана. Ранее сообщалось о редких случаях стойкого LVNC у пациентов с врожденной обструкцией левого желудочка или RVOT.40)

Связанные клинические сердечные осложнения варьируются в зависимости от различных патологических проблем и связаны с другими врожденными сердечно-сосудистыми пороками или проявляются как изолированное заболевание.LVNC может характеризоваться широким разнообразием клинических проявлений, которые варьируются от полного отсутствия симптомов до застойной сердечной недостаточности, летальных желудочковых аритмий и тромбоэмболических проявлений; краткосрочный и среднесрочный прогноз довольно тяжелый.41)

LVNC часто, но не всегда, связан с систолической дисфункцией LV. Факторы, влияющие на региональную и глобальную функцию ЛЖ, неизвестны. У пациентов с LVNC тяжесть заболевания коррелирует со степенью дисфункции LV на региональном уровне.Степень неуплотнения миокарда может быть независимым предиктором глобальной дисфункции ЛЖ. 42)

Исследование с участием 15 пациентов в возрасте 52 ± 17 лет (40% мужчин) с сердечной недостаточностью в 53% случаев. Сообщалось об обмороках у 20%, желудочковых аритмиях у 13% и инсульте у 7%, диагностированных как LVNC в лаборатории эхокардиографии. Конечный диастолический диаметр ЛЖ составил 66 ± 11 мм, а расчетная фракция выброса - 27 ± 10%. Во всех случаях были задействованы апикальные и / или средние желудочковые сегменты ЛЖ.Легочная гипертензия присутствовала у 40%. Средний срок наблюдения составил 19 месяцев, и за этот период ни один пациент не умер. Шестьдесят семь процентов пациентов имели проявления сердечной недостаточности, 27% имели стойкие желудочковые аритмии и 20% имели фибрилляцию или трепетание предсердий, тогда как 13% имели церебральные эмболии. Автоматический внутренний кардиовертер-дефибриллятор был имплантирован 47% пациентов. 43)

В другом исследовании сообщалось, что LVNC является формой кардиомиопатии с более высокой распространенностью и относительно лучшим прогнозом, чем сообщалось ранее.Возраст при первичном обращении, соотношение NC / C и количество пораженных сегментов, по-видимому, являются основными детерминантами систолической дисфункции ЛЖ, в то время как исходная ФВ ЛЖ и последняя функциональная способность предсказывают смертность в этой когорте. сопровождается хронической систолической дисфункцией. Сообщалось об одном случае у взрослого с небольшим дефектом межжелудочковой перегородки, первоначально проявлявшим легкую систолическую дисфункцию и слегка выраженные трабекулы ЛЖ, прогрессирующие в течение 13 лет до тяжелого ДКМП и явного отсутствия уплотнения.Морфологический и функциональный прогресс в этом случае убедительно свидетельствует о корреляции между степенью отсутствия уплотнения и степенью систолической дисфункции. Первоначальное присутствие небольшого дефекта межжелудочковой перегородки и умеренных трабекуляций подчеркивает генетические детерминанты отсутствия уплотнения и важность тщательного наблюдения за пациентами с легким нарушением уплотнения из-за возможности прогрессирования. Необходимы более чувствительные диагностические критерии, чтобы не упустить из виду легкие случаи, в которых могут быть заметные трабекулы без достижения необходимого соотношения уплотненной и некомпактной ткани.45)

Напротив, исследование, проведенное в Италии, показало, что желудочковая дисфункция, по-видимому, полностью не зависит от количества сегментов некомпактных сегментов. Чтобы определить корреляцию между желудочковой дисфункцией и количеством сегментов, вовлеченных в отсутствие уплотнения, из реестра Società Italiana di Ecografia Cardiovascolare (SIEC) была оценена последовательная серия из 238 пациентов, пострадавших от отсутствия уплотнения. Средний возраст пациентов составил 41,5 года (от 1 до 92 лет), из них 137 мужчин и 101 женщина.В 122 случаях выявлены систолические дисфункции желудочков со средним значением ФВ 34,6%. Было обнаружено, что количество пораженных сегментов из-за некомпакации и диастолической дисфункции не являются независимыми прогностическими факторами систолической дисфункции ЛЖ. 46)

Была изучена последовательная серия из 50 пациентов с изолированным LVNC из одного учреждения. В течение того же периода были проспективно включены 50 пациентов с ДКМП с выраженными трабекулами, сопоставимыми по возрасту, полу и площади поверхности тела.Морфологию и функцию ЛЖ оценивали с помощью МРТ сердца. По сравнению с пациентами с DCM, пациенты с изолированным LVNC имели значительно более низкий индекс сферичности LV и индекс конечного диастолического объема (LVEDVI) и более высокий LVEF, количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C. Не было значительных различий в индексе ударного объема, сердечном выбросе и сердечном индексе между двумя группами пациентов. У пациентов с изолированным LVNC количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C положительно коррелировали с LVEDVI (r = 0.626 и r = 0,559 соответственно) и отрицательно с LVEF (r = -0,647 и r = -0,521, соответственно, p <0,001 для всех). У пациентов с ДКМП количество некомпактных сегментов и соотношение NC / C не коррелировали ни с LVEDVI (r = -0,082 и r = -0,135 соответственно), ни с ФВЛЖ (r = 0,097 и r = 0,205, соответственно) .47)

Эти парадоксальные результаты могут указывать на то, что систолическая дисфункция ЛЖ не только связана с количеством и уровнем некомпактного сегмента, но также более тесно связана с тяжестью и точным расположением аномальной архитектуры миокарда и электрооборудования. -механическая активация в каждом задействованном сегменте.

Дисфункция ПЖ присутствовала у половины пациентов с LVNC. Значительная дисфункция правого желудочка, по-видимому, является маркером развитого LVNC и может иметь худший прогноз. 48)

Пациенты с LVNC-DCM имели более выраженное обратное ремоделирование LV после сердечной ресинхронизирующей терапии, чем пациенты с DCM. Чем больше площадь неуплотнения (большее количество изолированных некомпактных сегментов желудочков), тем выше шанс достижения сердечного ответа на ресинхронизирующую терапию и большее обратное ремоделирование ЛЖ.28)

Увеличение митрального кольца и функциональное нарушение присутствовали у пациентов с LVNC, с более высокой частотой и тяжестью митральной регургитации. Распространенность и тяжесть митральной регургитации были сопоставимы в группах LVNC и DCM, но были выше, чем в контрольной группе, а количество некомпактных сегментов не коррелировало с диаметром и площадью митрального кольца.49)

LVNC особенно может вызвать летальный желудочковый аритмии следует учитывать у молодых пациентов, у которых внезапная сердечная смерть является обычным патогенезом.50) В молодых случаях LVNC может проявляться абортированной внезапной сердечной смертью. Таким образом, можно разработать профилактические и лечебные стратегии для этого потенциально опасного для жизни состояния.51)

За исключением желудочковых аритмий, LVNC может также перерасти в эпизод симптоматического трепетания желудочков, требующего электрической кардиоверсии. 52), 53) Семья, в которой двое У взрослых членов были обнаружены изолированные LVNC, и сообщалось об одном случае их возникновения, связанном с синдромом преждевременного возбуждения желудочков.54)

LVNC также может иметь множественные интрамуральные тромбы ЛЖ одновременно.55), 56) Диагноз левой кардиогенной эмболии в первую очередь основан на эхокардиографической демонстрации губчатого миокарда с левосторонней сердечной недостаточностью и единичными или множественными тромбами ЛЖ.

Иногда пациент может также страдать от острого инфаркта миокарда, инсульта и другой системной эмболии из-за интрамуральных тромбов ЛЖ, что обычно осложняется тяжелой систолической дисфункцией ЛЖ. 40), 57), 58)

LVNC в популяции плода и детей

Были проанализированы опубликованные отчеты о случаях LVNC плода.Пренатальная диагностика LVNC плода может быть достигнута с помощью эхокардиографии.59) Отчет о случае гидропса плода, связанного с пороком сердца, был обнаружен с помощью стандартной эхокардиографии, показав полный дефект аурикуловентрикулярной перегородки, некомпактный миокард и брадикардию 70-90 ударов в секунду. минут, что приводит к подозрению на левую изомерию. Гибель плода наступила через 20 недель и 3 дня. Вскрытие соответствовало пренатальному диагнозу LVNC. 60)

Данные относительно LVNC новорожденных, младенцев и детей немногочисленны.61) Полный анамнез и эхокардиографическое исследование были выполнены у шести детей-пациентов со сложным врожденным пороком сердца. Сопутствующими врожденными пороками сердца были: аномалия Ульха, отсутствие правого предсердно-желудочкового соединения, одиночный желудочек, расщелина митрального клапана, транспозиция магистральных артерий, двойное входное отверстие в LV.62)

В то время как аритмии и тромбоэмболические события были редкими, часто обнаруживалась хроническая сердечная недостаточность. Столь же агрессивный режим противозастойного лечения и даже трансплантация сердца могут показаться показанными для лечения LVNC у детей.63)

Обычно раннее появление симптомов LVNC в педиатрической популяции связано с плохим прогнозом. При проспективной оценке LVNC, по-видимому, ранее недооценивался в педиатрической популяции.64)

Junga et al.65) сообщили, что ограниченная перфузия миокарда и снижение резерва кровотока в областях желудочковой несжатости наблюдались у детей, продемонстрированных эмиссией позитронов. томография. Дефекты перфузии миокарда в неуплотненных областях могут быть причиной повреждения миокарда и, возможно, лежать в основе аритмий и отказов помпы.

Субэндомиокардиальный фиброз LVNC был идентифицирован в компактном и некомпактном миокарде с помощью гистологического наблюдения и МРТ. 29), 66) Связанная с субэндомиокардиальным фиброзом желудочковая рестриктивная диастолическая дисфункция LVNC может быть обнаружена с помощью спектральной допплеровской и тканевой допплерэхокардиографии и МРТ может быть суррогатом субэндомиокардиального фиброза.

Рассмотрение обновленных диагностических критериев и номенклатуры

Определение патологических фенотипов, связанных с генетическим фоном, может быть ключевым компонентом более точных клинических диагностических критериев желудочковой несжатости для лучшего понимания патофизиологического механизма и более персонализированной терапии.

Глобальному и сегментарному даже трансмуральному электромеханическому ремоделированию и разнообразным анатомическим и функциональным особенностям и осложнениям так называемой атипичной желудочковой несжатости следует уделять больше внимания во время эхокардиографического исследования для правильной и подробной клинической классификации.

Тенденция к использованию морфологического / патофизиологического подхода вместо исключительно морфологического подхода является многообещающим в поисках точной и надежной диагностической системы LVNC. Мы должны понимать различие между морфологическими находками и морфологическими находками с патофизиологией.Наше будущее понимание LVNC должно зависеть от интеграции сердечной морфологии, физиологии, патофизиологии и развивающейся генетики.29)

Следует разработать новую концепцию «желудочкового некомпактного синдрома», а не только генетического синдрома, на основе систематическое исследование, основанное на результатах этиологии (т. е. генетики, такой как генная мутация, модуляция и взаимодействие и т. д.), патологии, патофизиологии и клинических проявлений, и это глубоко изменит профиль так называемых "генетических или смешанная кардиомиопатия ».Приоритет, который мы должны сделать, - это выявить потенциальный признак неблагоприятного клинического прогноза при таком генетическом или приобретенном изменении структуры и функции миокарда в клинической практике и как можно раньше установить стратификацию риска некомпактных желудочков. и откажитесь от любых бесполезных попыток отличить LVNC от других кардиомиопатий.

Ссылки

1. Беллет С., Гули Б.А. Врожденный порок сердца с множественными сердечными аномалиями: отчет о случае, показывающий атрезию аорты, фиброзный рубец в миокарде и синусоидальные остатки эмбриона.Am J Med Sci. 1932; 183: 458–465. [Google Scholar] 2. Лауэр Р.М., Финк Х.П., Петри Е.Л., Данн М.И., Диль А.М. Ангиографическая демонстрация интрамиокардиальных синусоидов при атрезии клапана легочной артерии с интактной межжелудочковой перегородкой и гипоплазией правого желудочка. N Engl J Med. 1964. 271: 68–72. [PubMed] [Google Scholar] 3. Feldt RH, Rahimtoola SH, Davis GD, Swan HJ, Titus JL. Аномальный рисунок миокарда желудочков у ребенка со сложным врожденным пороком сердца. Am J Cardiol. 1969; 23: 732–734. [PubMed] [Google Scholar] 4.Дусек Дж., Остадал Б., Дускова М. Послеродовое сохранение губчатого миокарда с эмбриональным кровоснабжением. Arch Pathol. 1975. 99: 312–317. [PubMed] [Google Scholar] 5. Энгбердинг Р., Бендер Ф. Идентификация редкой врожденной аномалии миокарда с помощью двумерной эхокардиографии: сохранение изолированных синусоидов миокарда. Am J Cardiol. 1984; 53: 1733–1734. [PubMed] [Google Scholar] 6. Марон Б.Дж., Таубин Дж.А., Тьен Дж., Анцелевич С., Коррадо Д., Арнетт Д., Мосс А.Дж., Зайдман К.Э., Янг Дж.Б., Сердечная недостаточность.Современные определения и классификация кардиомиопатий: научное заявление Американской кардиологической ассоциации Совета по клинической кардиологии, сердечной недостаточности и трансплантологии; Качество медицинской помощи и исследования результатов и Междисциплинарные рабочие группы по функциональной геномике и трансляционной биологии; и Совет по эпидемиологии и профилактике. Тираж. 2006; 113: 1807–1816. [PubMed] [Google Scholar] 7. Охслин Э., Дженни Р. Еще раз о неуплотнении левого желудочка: особый фенотип с генетической гетерогенностью? Eur Heart J.2011; 32: 1446–1456. [PubMed] [Google Scholar] 8. Captur G, Nihoyannopoulos P. Неуплотнение левого желудочка: генетическая гетерогенность, диагноз и клиническое течение. Int J Cardiol. 2010. 140: 145–153. [PubMed] [Google Scholar] 9. Блейл С.Б., Мамфорд Б.Р., Браун-Харрисон М.С., Паготто Л.Т., Кэри Дж. К., Пишер Т.Дж., Уорд К., Чин Т.К. Xq28-связанное несуплотнение миокарда левого желудочка: пренатальная диагностика и патологический анализ больных. Am J Med Genet. 1997. 72: 257–265. [PubMed] [Google Scholar] 10.Штёлльбергер С., Финстерер Дж., Блазек Дж., Биттнер РЭ. Неуплотнение левого желудочка у пациента с мышечной дистрофией Беккера. Сердце. 1996; 76: 380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Чин Т.К., Перлофф Дж.К., Уильямс Р.Г., Джу К., Морманн Р. Изолированное некомпактирование миокарда левого желудочка. Исследование восьми случаев. Тираж. 1990; 82: 507–513. [PubMed] [Google Scholar] 12. Хук С., Ратлифф Н. Б., Розенкранц Э., Стерба Р. Изолированное несжатие миокарда желудочков. Pediatr Cardiol.1996; 17: 43–45. [PubMed] [Google Scholar] 13. Баарс HF, ван дер Смагт JJ, Doevendans PA. Клиническая кардиогенетика. Лондон: Спрингер; 2010. С. 102–104. [Google Scholar] 14. Hoedemaekers YM, Caliskan K, Majoor-Krakauer D, van de Laar I, Michels M, Witsenburg M, ten Cate FJ, Simoons ML, Dooijes D. Дефекты тяжелой цепи бета-миозина сердца в двух семьях с некомпактной кардиомиопатией: соединение некомпактной кардиомиопатии: -компенсация гипертрофической, рестриктивной и дилатационной кардиомиопатии. Eur Heart J. 2007; 28: 2732–2737.[PubMed] [Google Scholar] 15. Klaassen S, Probst S, Oechslin E, Gerull B, Krings G, Schuler P, Greutmann M, Hürlimann D, Yegitbasi M, Pons L, Gramlich M, Drenckhahn JD, Heuser A, Berger F, Jenni R, Thierfelder L. гены саркомерного белка при некомпактном состоянии левого желудочка. Тираж. 2008; 117: 2893–2901. [PubMed] [Google Scholar] 16. Монсеррат Л., Эрмида-Прието М., Фернандес Х, Родригес I, Дюмон С., Касон Л., Куэста М.Г., Гонсалес-Хуанатей С., Петейро Дж., Альварес Н., Пенас-Ладо М., Кастро-Бейрас А.Мутация в гене альфа-сердечного актина, связанная с апикальной гипертрофической кардиомиопатией, неуплотнением левого желудочка и дефектами перегородки. Eur Heart J. 2007; 28: 1953–1961. [PubMed] [Google Scholar] 17. Удэоджи Д.Ю., Филип К.Дж., Моррисси Р.П., Фан А., Шварц Э.Р. Кардиомиопатия без компактации левого желудочка: обновленный обзор. Ther Adv Cardiovasc Dis. 2013; 7: 260–273. [PubMed] [Google Scholar] 18. Kołodzińska A, Heleniak A, Ratajska A. Вызванная ретиноевой кислотой желудочковая некомпактная кардиомиопатия у мышей.Kardiol Pol. 2013; 71: 447–452. [PubMed] [Google Scholar] 19. Finsterer J, Stöllberger C, Schubert B. Приобретенная гипертрабекуляция / некомпактность левого желудочка при митохондриопатии. Кардиология. 2004. 102: 228–230. [PubMed] [Google Scholar] 20. Jenni R, Oechslin E, Schneider J, Attenhofer Jost C, Kaufmann PA. Эхокардиографические и патологоанатомические характеристики изолированной некомпактности левого желудочка: шаг к классификации в качестве отдельной кардиомиопатии. Сердце. 2001; 86: 666–671. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21.Cheng H, Zhao S, Jiang S, Yu J, Lu M, Ling J, Zhang Y, Yan C, Liu Q, Li S, Jin L, Jerecic R, He Z. Характеристики магнитно-резонансной томографии сердца изолированного некомпактного левого желудочка в китайское взрослое население хань. Int J Cardiovasc Imaging. 2011; 27: 979–987. [PubMed] [Google Scholar] 22. Гебхард К., Штали Б.Е., Гройтманн М., Бьяджи П., Дженни Р., Таннер ФК. Уменьшение толщины компакта левого желудочка: новый эхокардиографический критерий кардиомиопатии без уплотнения. J Am Soc Echocardiogr.2012; 25: 1050–1057. [PubMed] [Google Scholar] 23. Лампропулос К.М., Дунис В.Г., Аггели С., Илиопулос Т.А., Стефанадис С. Контрастная эхокардиография: вклад в диагностику кардиомиопатии без уплотнения левого желудочка. Hellenic J Cardiol. 2011; 52: 265–272. [PubMed] [Google Scholar] 24. Ван С, Дэн Ю.Б., Чжу Ю, Лю Юн, Би XJ. Оценка тонкого несуплотнения миокарда с помощью контрастной эхокардиографии у пациентов с гипертрофической кардиомиопатией и его связь с регионарной систолической дисфункцией желудочков.J Ultrasound Med. 2012; 31: 1551–1557. [PubMed] [Google Scholar] 25. Гомати С.Б., Макадиа Н., Аджит С.М. Необычный случай изолированного некомпактного миокарда правого желудочка. Eur J Echocardiogr. 2008; 9: 424–425. [PubMed] [Google Scholar] 26. Махешвари М, Гокроо РК, Кошик СК. Изолированный некомпактный миокард правого желудочка. J Assoc Physitors Индия. 2012; 60: 56–57. [PubMed] [Google Scholar] 27. Чавушоглу Ю., Ата Н., Тимуралп Б., Горенек Б., Гоктекин О., Кудайбердиева Г., Уналир А. Несокращение миокарда желудочков: сообщение о двух случаях с двустворчатым аортальным клапаном с плохим прогнозом и выраженным поражением правого желудочка.Эхокардиография. 2003. 20: 379–383. [PubMed] [Google Scholar] 28. Bertini M, Ziacchi M, Biffi M, Biagini E, Rocchi G, Martignani C, Ferlito M, Pasquale F, Cervi E, Branzi A, Rapezzi C, Boriani G. Влияние сердечной ресинхронизирующей терапии на дилатационную кардиомиопатию с изолированной желудочковой несжатостью . Сердце. 2011; 97: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 29. Патерик Т.Е., Таджик А.Дж. Некомпакция левого желудочка: диагностически сложная кардиомиопатия. Circ J. 2012; 76: 1556–1562. [PubMed] [Google Scholar] 30.Xing Y, Ichida F, Matsuoka T, Isobe T, Ikemoto Y, Higaki T, Tsuji T, Haneda N, Kuwabara A, Chen R, Futatani T, Tsubata S, Watanabe S, Watanabe K, Hirono K, Uese K, Miyawaki T. , Боулз KR, Боулз NE, Towbin JA. Генетический анализ у пациентов с некомпактированием левого желудочка и доказательства генетической гетерогенности. Mol Genet Metab. 2006. 88: 71–77. [PubMed] [Google Scholar] 31. Srivastava D, Olson EN. Генетический план развития сердца. Природа. 2000; 407: 221–226. [PubMed] [Google Scholar] 32. Сандху Р., Финкельхор Р.С., Гунавардена Д.Р., Бахлер Р.С.Распространенность и характеристики некомпактации левого желудочка в когорте пациентов с систолической дисфункцией в стационаре. Эхокардиография. 2008; 25: 8–12. [PubMed] [Google Scholar] 33. Белэнджер А.Р., Миллер М.А., Донтиредди Ю.Р., Наджовиц А.Дж., Голдман М.Э. Новая классификационная схема некомпактирования левого желудочка и корреляция с работой желудочков. Am J Cardiol. 2008. 102: 92–96. [PubMed] [Google Scholar] 34. Статичный CJ, Тейлор, доктор медицины, Мазур В., Крип Л.Х., Кинг Э., Пратт Дж., Бенсон Д.В., Хор К.Н.Некомпакция левого желудочка при мышечной дистрофии Дюшенна. J Cardiovasc Magn Reson. 2013; 15:67. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Lilli A, Chioccioli M, Del Meglio J, Menichetti F, Magnacca M, Tessa C, Salvatori L, Casolo G FESC, FACC. Коронарные микрофистулы, связанные с некомпактным миокардом: редкая причина ишемии миокарда, выявляемая с помощью мультимодального метода визуализации. Int J Cardiol. 2012; 159: e16 – e17. [PubMed] [Google Scholar] 36. Иньянгетор Д., Чарнецкий С., Сэндс М.Дж., Авелар Э.Некомпактность левого желудочка, связанная с множественными коронарными камеральными свищами. Tex Heart Inst J. 2012; 39: 294–295. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Кальцолари М., Гадди О., Илари Б., Йотти Р., Торторелла Дж., Муиа Н., Гвидуччи У. [Ассоциация некомпактного миокарда и открытого артериального протока у молодого бессимптомного пациента мужского пола: результаты скрининга на соответствие требованиям к контактным видам спорта] Ital Heart J Дополнение 2002; 3: 659–664. [PubMed] [Google Scholar] 38. Нимери Н.А., Абу Нахиа Ф.Ф., Ибрагим А.С., Хелла А.Ю.Первый зарегистрированный случай некомпактной кардиомиопатии у недоношенного ребенка с аномалией Эбштейна. BMJ Case Rep.2012; 2012: pii: bcr0220125861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Кирнан Т.Дж., Фахи Г. Множественные дополнительные пути, физиология двойных АВ-узлов, некомпактный миокард и открытое овальное отверстие у пациента с аномалией Эбштейна: отчет о случае. Int J Cardiol. 2007. 114: 412–413. [PubMed] [Google Scholar] 40. Bottio T, Farina D, Piccoli P, Muzzi L, Negri A, Bisleri G, Berlinghieri N, Muneretto C.Массивная недостаточность митрального и легочного клапана у пациента с некомпактным миокардом левого желудочка. J Heart Valve Dis. 2007; 16: 93–95. [PubMed] [Google Scholar] 41. Трехо Габриэль И Галан Дж. М., Санчес Мата Н., Браво Ангиано Й., Телес Гарсия Дж. М.. [Неуплотненная кардиомиопатия, проявляющаяся повторным инсультом] Rev Clin Esp. 2010. 210: 365–366. [PubMed] [Google Scholar] 42. Деллегротталье С., Педротти П., Роги А., Педретти С., Кьяриелло М., Перроне-Филарди П. Региональная и глобальная систолическая функция желудочков при изолированной желудочковой некомпактности: патофизиологические выводы из магнитно-резонансной томографии.Int J Cardiol. 2012; 158: 394–399. [PubMed] [Google Scholar] 43. Энрикес Р.А., Баеза В.Р., Габриэлли Н.Л., Кордова А.С., Кастро Г.П. [Некомпактная кардиомиопатия: серия из 15 случаев] Rev Med Chil. 2011; 139: 864–871. [PubMed] [Google Scholar] 44. Aras D, Tufekcioglu O, Ergun K, Ozeke O, Yildiz A, Topaloglu S, Deveci B, Sahin O, Kisacik HL, Korkmaz S. левожелудочковая недостаточность.J Card Fail. 2006; 12: 726–733. [PubMed] [Google Scholar] 46. Fazio G, Corrado G, Novo G, Zachara E, Rapezzi C, Sulafa AK, Sutera L, D'angelo L, Visconti C, Stollberger C, Sormani L, Finsterer J, Cavusoglu Y, Di Gesaro G, Grassedonio E, Ferrara F. , Галия М., Мидири М., Пипитон С., Карердж С., Ново С. Дисфункция желудочков и количество некомпактных сегментов без уплотнения: независимые предикторы. Int J Cardiol. 2010. 141: 250–253. [PubMed] [Google Scholar] 47. Cheng H, Zhao S, Jiang S, Lu M, Yan C, Ling J, Zhang Y, Liu Q, Ma N, Yin G, Wan J, Yang Y, Li L, Jerecic R, He Z.Сравнение характеристик магнитно-резонансной томографии сердца изолированной некомпактности левого желудочка у взрослых с дилатационной кардиомиопатией у взрослых. Clin Radiol. 2011; 66: 853–860. [PubMed] [Google Scholar] 48. Леунг С.В., Элайи С.С., Чарниго Р.Дж., младший, Саид М.А. Клиническое значение дисфункции правого желудочка при некомпактной кардиомиопатии левого желудочка. Int J Cardiovasc Imaging. 2012; 28: 1123–1131. [PubMed] [Google Scholar] 49. Немес А., Анвар А.М., Калискан К., Солиман О.И., ван Дален Б.М., Гелейнсе М.Л., десять Кейт Ф.Дж.Кардиомиопатия без уплотнения связана с увеличением митрального кольца и функциональным нарушением: трехмерное эхокардиографическое исследование в реальном времени. J Heart Valve Dis. 2008; 17: 31–35. [PubMed] [Google Scholar] 50. Акьери А., Родригес Гранилло Г., Васкес Бланко М., Лерман Дж. [Внезапная смерть из-за сердечного приступа, связанного с некомпактным миокардом] Medicina (B Aires) 2011; 71: 542–546. [PubMed] [Google Scholar] 51. Borges-Cancel W, Calderón RE. Прерванная внезапная сердечная смерть как проявление изолированной кардиомиопатии без уплотнения.P R Health Sci J. 2011; 30: 84–86. [PubMed] [Google Scholar] 52. Коррейя Е., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Феррейра П., Нуньес Л., Пипа Дж., Кабрал С., Дионисио О., Сантос О. Несокращение левого желудочка: диагностика с помощью трехмерной эхокардиографии. Rev Port Cardiol. 2009. 28: 1277–1283. [PubMed] [Google Scholar] 53. Гарсиа-Паредес Т., Фернандес-Замора, доктор медицины, Мора-Ордоньес Дж, Феррис Мартин Дж.А., Муньос-Боно Дж., Вера-Алмазан А., Кесада-Гарсиа Г. [Неуплотненная кардиомиопатия: необычная причина желудочковой тахикардии] Med Intens.2007. 31: 261–264. [PubMed] [Google Scholar] 54. Божич И., Фабиянич Д., Каревич В., Юриль Р., Зеканович Д., Бонацин Д. Изолированная кардиомиопатия без уплотнения левого желудочка, связанная с преджелудочковым преждевременным возбуждением: клинический случай. Coll Antropol. 2009; 33: 1415–1419. [PubMed] [Google Scholar] 55. Ариал М.Р., Бадал М., Гири С., Прадхан Р. Неуплотнение левого желудочка, проявляющееся сердечной недостаточностью и интрамуральным тромбом. BMJ Case Rep.2013; 2013: pii: bcr2013009757. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56.Пайва М., Пинхо Т., Соуза А., Коррейя А.С., Соуза С., Ранжел И., Оливейра С., Масиэль М.Дж. Эмболическое осложнение отсутствия уплотнения левого желудочка как необычная причина острого инфаркта миокарда. Rev Port Cardiol. 2012; 31: 751–754. [PubMed] [Google Scholar] 57. Коррейя Э., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Кабрал С., Сантос О. Несокращение миокарда у пациента с острым инфарктом миокарда. Arq Bras Cardiol. 2010; 94: e62 – e64. [PubMed] [Google Scholar] 58. Штёлльбергер К., Финстерер Дж., Содек Г.Х., Грассбергер М., Цимпфер Д.Инсульт из-за отсутствия компрессии не выявлен при эхокардиографии. Int J Cardiol. 2011; 148: 357–358. [PubMed] [Google Scholar] 59. Цапакис Е.Г., Элефтериадес М., Даскалакис Г., Хрелиас С., Хассиакос Д. Пренатальная диагностика некомпактной кардиомиопатии левого желудочка плода. Ультразвуковой акушерский гинекол. 2012; 39: 592–594. [PubMed] [Google Scholar] 60. Rocha IJ, Nogueira RM, Carriço AL. Неуплотненный миокард и левая изомерия плода как этиология водянки. Кардиол Янг. 2010; 20: 223–225. [PubMed] [Google Scholar] 61.Weisz SH, Limongelli G, Pacileo G, Calabro P, Russo MG, Calabro R, Vatta M. Неуплотнение левого желудочка у детей. Congenit Heart Dis. 2010; 5: 384–397. [PubMed] [Google Scholar] 62. Lilje C, Rázek V, Joyce JJ, Rau T., Finckh BF, Weiss F, Habermann CR, Rice JC, Weil J. Осложнения отсутствия уплотнения миокарда левого желудочка в педиатрической популяции: проспективное исследование. Eur Heart J. 2006; 27: 1855–1860. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ябур-Эспития М., Эспинола-Завалета Н. [Неуплотнение желудочков, связанное со сложным врожденным пороком сердца] Rev Med Inst Mex Seguro Soc.2011; 49: 65–70. [PubMed] [Google Scholar] 64. Сабате Ротес А., Уэртас-Киньонес В.М., Бетриан П., Карретеро Дж., Хименес Л., Жирона Дж., Уриэль С., Перич Р., Колелл Р., Прада Ф, Альберт Д. К.. [Некомпактная кардиомиопатия: клиническая характеристика, эволюция и прогностические данные в детстве. Результаты многоцентрового исследования] An Pediatr (Barc) 2012; 77: 360–365. [PubMed] [Google Scholar] 65. Junga G, Kneifel S, Von Smekal A, Steinert H, Bauersfeld U. Ишемия миокарда у детей с изолированной некомпактностью желудочков.Eur Heart J. 1999; 20: 910–916. [PubMed] [Google Scholar] 66. Alsaileek AA, Syed I., Seward JB, Julsrud P. Фиброз миокарда левого желудочка: магнитно-резонансная томография без компактирования. J. Магнитно-резонансная томография. 2008. 27: 621–624. [PubMed] [Google Scholar]

Некомпактная кардиомиопатия или желудочковый некомпактный синдром?

J Кардиоваск Ультразвук. 2014 Dec; 22 (4): 165–172.

, MD

Lixue Yin

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Отделение ультразвукового исследования сердечно-сосудистой системы и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, Сычуань, Китай.

Автор, ответственный за переписку. Адрес для корреспонденции: Лисюэ Инь, ключевая лаборатория ультразвука в кардиологической электрофизиологии и биомеханике, отделение сердечно-сосудистого ультразвука и неинвазивной кардиологии, Сычуаньская академия медицинских наук и Народная больница провинции Сычуань, 32 2-е Западное отделение 1-го круга, Чэнду, Сычуань 610072 , Китай Тел .: + 86-28-873-94921, Факс: + 86-28-739-4921, мос.361 @ caidrac_euxilniy

Поступило в редакцию 13 октября 2014 г .; Пересмотрено 25 ноября 2014 г .; Принято 27 ноября 2014 г.

Авторские права © Корейское общество эхокардиографии, 2014 г. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/), разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Неуплотнение миокарда желудочков было признано и определено Американской кардиологической ассоциацией как генетическая кардиомиопатия с 2006 года. Аргумент в отношении номенклатуры и патогенеза этого вида некомпактности миокарда желудочков, характеризующийся утолщением региональной стенки желудочка и глубоким трабекулярным углубления, которые часто осложняются хронической сердечной недостаточностью, аритмией и тромбоэмболией и обычно перекрывают генетику и фенотипы других видов генетической или смешанной кардиомиопатии, все еще существуют.Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будут способствовать точному и полному пониманию этиологии и связанного с ней патофизиологического механизма для лучшей стратификации риска и более индивидуализированной терапии заболевания индивидуально. Вся генетическая гетерогенность и фенотипическое совпадение, а также разнообразие гистопатологических, электромеханических и клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариаций развития миокарда, связанных с генной мутацией и фенотипом одного или группы генов, вызванных взаимодействующими и нарушенный процесс модуляции генов в различных звеньях экспрессии функций генов и некоторых других этиологий.Этот обзор направлен на установление новой концепции «синдрома желудочковой некомпактности», основанной на демонстрации текущих результатов этиологии, эпидемиологии, гистопатологии и эхокардиографии, связанных с нарушением компактизации миокарда желудочков и развитием электромеханической функции миокарда.

Ключевые слова: Некомпактный, желудочек, кардиомиопатия, синдром

Введение

Первый случай неуплотнения желудочков был описан в 1932 году после вскрытия новорожденного с атрезией аорты и коронарно-желудочковой фистулой, проведенной Bellet и Gouley, 1) несколько исследований, опубликованных с опозданием, подтвердили этот вид губчатой ​​мальформации миокарда с помощью вентрикулографии и патологической анатомии.2), 3), 4) Изолированная некомпактная кардиомиопатия была впервые определена с помощью двумерной эхокардиографии Энгбердингом и Бендером5) в 1984 году. С тех пор неуплотнение левого желудочка (LVNC) получило все большее признание в течение последних 30 лет. .

Классификация и номенклатура из LVNC

Американская кардиологическая ассоциация (AHA) в 2006 г. отнесла неуплотнение желудочков к категории генетической кардиомиопатии.6) Несмотря на то, что с тех пор существуют аргументы в пользу классификации патологических и патофизиологических фенотипов порока миокарда.Некоторые кардиологи рассматривают некомпактный желудочек как сложное нарушение развития и построения структуры и функции миокарда желудочков, вызванное различной этиологией и связанным с ней патологическим механизмом.

Вопрос о классификации LVNC в первую очередь поднимается на основании данных о частом генетическом совпадении с гипертрофической (HCM) и даже дилатационной кардиомиопатией (DCM) и некоторыми системными миопатиями, а также с рядом патологических и патофизиологических вариаций миокарда. архитектура и функция некомпактного желудочка.

Как мы знаем, существует морфологический признак структуры миокарда с широким спектром от нормальных вариантов до патологических фенотипов LVNC, который отражает эмбриогенную структуру сердца человека из-за остановки процесса уплотнения в течение первого триместра. с другими сопутствующими врожденными пороками сердца или без них. 7) Правильная классификация и правильная номенклатура некомпактных желудочков будет способствовать точному и полному пониманию этиологии, такой как генетический фон, мутации, модуляции, патологические фенотипы и связанные с ними патологические состояния. физиологический механизм для более персонализированной терапии этого вида заболевания индивидуально.Наконец, правильное название этого типа некомпактного желудочка поможет нам реформировать распознавание и классификацию кардиомиопатии, основываясь не только на открытии медицинских изображений, но и на генетическом фоне, других этиологических и патологических данных и связанных патологических механизмах.

Генетика LVNC

В последние годы был идентифицирован ряд патогенных генов LVNC. Распространенными патогенными мутациями генов являются: гены, кодирующие белок тафаззин TAZ, G4.5, белок, связывающий домен LIM 3, ZASP / LDB3 / Cypher, ядерные гены, кодирующие слой белкового волокна A / C (ген LMNA, кодирующий ламин A / C), белок саркоплазматического ретикулума. -кодирующие гены (гены MYH7, ACTC, TNNT2, TPM1), альфа-2-дистробревин, DMPK, DTNA, гены, кодирующие протеинкиназу DM, и такие как митохондриальные гены.8) Но генетический механизм LVNC до конца не ясен. Самые ранние исследования показали, что LVNC считается рецессивным по Х-хромосоме, а патогенный ген LVNC расположен в локусе гена Xq28 G4.5 на хромосоме. Аналогичным образом, LVNC может быть вызван одной или несколькими генными мутациями. 9)

Опубликованные результаты показали, что LVNC представляет собой сложное генетическое разнообразие. Было обнаружено, что это расположение находится в непосредственной близости от других генов, связанных с системными миопатиями (мышечная дистрофия Эмери-Дрейфуса, миотубулярная миопатия, синдром Барта), которые обычно сопровождаются различными кардиомиопатиями и аритмиями.9) Кроме того, типичный LVNC был описан у пациента с мышечной дистрофией Беккера, 10) предполагая, что LVNC может возникать как часть системного миопатического процесса. Хотя преобладание мужчин является правилом в семейных случаях изолированной LVNC, 11) оба пола страдают несемейной формой болезни, 12), 13) которая не была генетически охарактеризована. У детей с LVNC наблюдались неспецифические дисморфические черты лица (выступающий лоб, косоглазие, низко посаженные уши и микрогнатия).1)

Было обнаружено, что

патогенных генов, связанных с HCM, перекрываются с генами, вызывающими заболевание LVNC. Например, ген тяжелой цепи бета-миозина является распространенным геном, вызывающим заболевание семейной HCM, и опубликованные результаты исследований показали, что существует самая высокая частота мутаций патогенного гена гена MYH7 при HCM.

Недавно некоторые результаты исследований подтвердили перекрытие патогенных генов HCM и LVNC.14), 15) В исследовании генов, вызывающих заболевание LVNC, Klaassen et al.15) проанализировали 63 пациентов с LVNC, обнаружили мутацию гена у 11 случаев и генные мутации 7 случаев в MYH7.Можно подумать, что причина мутации HCM MYH7 может быть тесно связана с возникновением LVNC. Кроме того, Monserrat et al.16) обнаружили, что мутации гена альфа-актина сердца также возникают при HCM, LVNC и дефекте межпредсердной перегородки (ASD) при обнаружении, которое долгое время считалось ведущим к DCM.

Кроме того, семейное возникновение LVNC часто происходит с аутосомно-доминантной и Х-сцепленной передачей. Были идентифицированы различные мутации в javascript генов белка саркомера, и, по-видимому, существует общая молекулярная этиология различных кардиомиопатических фенотипов, включая LVNC, HCM, DCM.Таким образом, генетическая гетерогенность с перекрытием различных фенотипов и вариабельность наследственных паттернов поднимают больше вопросов о том, существует ли конкретный морфологический признак от DCM / HCM до LVNC и каковы триггеры и модификаторы для развития DCM, HCM или LVNC у пациентов с одной и той же мутацией. 17) Разнообразие клинических проявлений, генетическая гетерогенность и фенотип первой трансгенетической животной модели мутации, связанной с LVNC, ставят под сомнение гипотезу о том, что LVNC представляет собой отдельную кардиомиопатию.Кажется, что это скорее отдельный фенотип или фенотипическое морфологическое выражение различных основных заболеваний, чем отдельная кардиомиопатия. 7) Вся генетическая гетерогенность, фенотипическое совпадение и разнообразие клинических проявлений указывает на то, что некоторые из кардиомиопатий могут быть просто разными последствиями вариации развития миокарда, связанные с мутацией и фенотипом одного или группы генов, индуцированные взаимодействующим и нарушенным процессом модуляции генов в различных звеньях экспрессии функции генов.Эти генетические данные усилили подозрение, что AHA классифицирует LVNC как изолированную первичную генетическую кардиомиопатию.

Другая приобретенная этиология LVNC

Другим важным свидетельством, а не генетикой, является то, что была обнаружена точная концентрация ретиноевой кислоты в тканях, что она необходима для правильного взаимодействия клеток второго поля сердца с клетками сердечного нервного гребня и индукции сигнальных путей, и важен для нормального роста миокарда. Поскольку дефицит ретиноевой кислоты во время эмбриогенеза вызывает отсутствие уплотнения, за исключением генной мутации, было подтверждено, что избыток ретиноевой кислоты на стадии удлинения сердечной трубки может также вызывать истончение стенки миокарда, что приводит к неуплотнению.Этот вид кардиомиопатии более очевиден в правом желудочке (ПЖ), чем в левом желудочке (ЛЖ) .18)

Сообщалось, что LVNC также может быть связан с приобретенной компенсацией повреждения миокарда.19)

Критерии визуализации из LVNC

Четыре морфологических критерия изолированного LVNC, установленные Jenni et al.20) в 2001 году на основании результатов двумерной и цветной допплеровской эхокардиографии, следующие: 1) Сопутствующие сердечные аномалии отсутствовали (по определению).2) Была замечена двухслойная структура с уплотненной тонкой эпикардиальной лентой и гораздо более толстым, неуплотненным эндокардиальным слоем трабекулярной сети с глубокими эндомиокардиальными пространствами. Максимальное конечное систолическое соотношение между неуплотненными и уплотненными слоями> 2 является диагностическим. 3) Преобладающая локализация патологии - среднебоковая, апикальная и средне-нижняя области. Сопутствующая региональная гипокинезия не ограничивалась неуплотненными сегментами. 4) Цветной допплерографический анализ глубоких перфузионных межтрабекулярных углублений.Основываясь на этих критериях, Jenni предположила, что в то время изолированную LVNC как отдельную кардиомиопатию.

Магнитно-резонансная томография сердца также может обеспечить точную и надежную оценку локализации и протяженности некомпактного миокарда в конце диастолы. Конечное диастолическое соотношение некомпактного и уплотненного миокарда (соотношение некомпактный / компактный, соотношение NC / C)> 2,5 имело высокую диагностическую точность для изолированного LVNC в китайской взрослой популяции хань (n = 30). Китайские исследователи сообщили, что конечное диастолическое соотношение NC / C> 2.5 имел 96,4% чувствительность и 97,4% специфичность для выявления пациентов с изолированным LVNC.21)

Максимальная толщина систолической компакты <8 мм является еще одним специфическим признаком LVNC и позволяет дифференцировать LVNC от нормального сердца, а также от сердца с утолщением миокарда из-за стенозу аортального клапана. Это наблюдение может быть особенно полезным в качестве дополнительного диагностического критерия для предотвращения гипердиагностики LVNC.22)

В настоящее время установлено шесть диагностических критериев, основанных на визуализации, на основе методов эхокардиографии и магнитно-резонансной томографии (МРТ) и принятых кардиологами во всем мире.Большинство этих диагностических критериев сосредоточены только на видимых морфологических признаках архитектуры миокарда, за исключением дисфункции миокарда. Недавние патологические и гистологические исследования показали, что миокардиальные выемки LVNC могут быть достаточно большими, чтобы быть похожими на желудочковую трабекулярную гиперплазию из-за стеноза и перегрузки выходного отверстия желудочка, или могут быть достаточно тонкими, чтобы их нельзя было визуализировать с помощью обычных методов визуализации, предполагают, что обновленные диагностические критерии визуализации LVNC должны включать конкретные критерии глобальной и региональной дисфункции миокарда и электромеханического ремоделирования миокарда LVNC, особенно в атипичных случаях LVNC, для систематической демонстрации патологии и патофизиологии LVNC от аномалий анатомического развития миокарда. структура миокардиальной дисфункции.

В эхокардиографии контрастные вещества имеют двоякое значение, поскольку они могут считаться необходимыми для надежного различия между уплотненным и некомпактным миокардом, в то же время позволяя точно измерить соотношение. 23) Тонкие углубления неуплотнения миокарда и регионарной желудочковой систолической и диастолической дисфункции у пациентов с LVNC и HCM можно было выявить с помощью контрастной эхокардиографии. Показано, что контрастная эхокардиография превосходит стандартную двумерную эхокардиографию для выявления незначительного отсутствия уплотнения у пациентов с LVNC с HCM.

Глобальная пиковая систолическая продольная деформация у пациентов с ГКМП без уплотнения имеет значительно более низкое абсолютное значение, чем у пациентов без уплотнения и у здоровых людей, что указывает на то, что общее количество сегментов, затронутых сосуществующим тонким несуплотнением у пациентов с HCM был независимым предиктором систолической дисфункции LV24)

Другие полезные методы диагностики LVNC включают магнитно-резонансную томографию сердца, компьютерную томографию и даже левую вентрикулографию следует выборочно использовать для получения дополнительной информации о характеристиках LVNC в будущем.21)

Обычно неуплотнение желудочков также подразделяется на три морфологических типа:

LVNC: ЛЖ является наиболее пораженным участком, но в некоторых случаях сообщалось о вовлечении ПЖ.

Отсутствие уплотнения правого желудочка: хотя обычным местом поражения является ЛЖ, правый желудочек может быть поражен редко, но вовлечение ПЖ не является редкостью. Среди случаев, зарегистрированных в последние годы, более молодой пациент с изолированным неуплотнением правого желудочка. кажется более частым.25), 26), 27)

Неуплотнение бивентрикулов: сообщалось о некомпактации левого и правого желудочков, осложненной тяжелой легочной гипертензией.Легочная гипертензия может быть следствием повышенного давления в легочных венах, вызванного систолической и диастолической дисфункцией сердца, вторичной по отношению к LVNC.28)

Очевидно, такая классификация не могла помочь нам полностью понять формирование и развитие желудочков и сопровождающие их врожденные патологические аномалии , например, отсутствие уплотнения желудочков в сочетании с ГКМП, ДКМП и системными миопатиями.

Диагностика LVNC является проблемой для медицинского сообщества, потому что состояние LVNC имеет общие морфологические особенности HCM и DCM, основанные на визуализации.Диагноз требует опыта в широком спектре совпадающих кардиомиопатий. Разграничение между LVNC и нормальными или аномальными фенотипическими вариациями часто нечеткое.29)

На основании вышеизложенных результатов существующих исследований мы в настоящее время поняли, что основными причинами диагностической неопределенности могут быть следующие:

Отсутствие подробных данных. оценка фенотипа и дальнейший анализ генов болезней на основе морфологии, что приводит к неточно определенным диагностическим критериям всех генетических и генетических родственных кардиомиопатий.

Отсутствие комплексной оценки базовой некомпактной патологической анатомии и патофизиологических отклонений на основе анатомических и функциональных патологических изменений.

Отсутствие более точной диагностической информации об анатомических и функциональных особенностях, полученных с помощью различных методов медицинской визуализации и т. Д.

Некоторые исследователи также пришли к выводу, что неопределенность, связанная с диагнозом LVNC, связана с отсутствием «совершенного диагностического инструмента», такого как как воспроизводимый генетический маркер.29)

К сожалению, такого совершенного диагностического прибора в реальном мире не существует. Младенцы и педиатрические пациенты, по-видимому, связывают X, что считается возможным с мутациями гена Xq28 G4.5. Аутосомно-доминантный патогенез у взрослых пациентов с LVNC может быть связан с мутациями аутосомных генов. Однако в подавляющем большинстве семейств LVNC и исследования спорадических случаев не смогли найти сайты мутаций генов, в отчете Xing говорится, что только в 6 из 79 случаев LVNC были обнаружены мутации ДНК, что указывает на то, что LVNC снова имеет значительную генетическую гетерогенность.Уплотнение или уплотнение миокарда не может быть достигнуто с помощью нескольких патогенных генов, но известные гены могут составлять только часть всех патогенетических генов. В отличие от трехчастичной деформации хромосомы 21, даже если G4.5 (TAZ), альфа-дистробревин (DTNA), 11 вариантов гена p15 были обнаружены в тесте околоплодных вод, LVNC плода не может быть непосредственно определена. только на основании генетического анализа провести раннюю диагностику LVNC у эмбрионов невозможно. Возможные показания для LVNC должны быть установлены в сочетании с результатами ультразвуковой визуализации на ранних сроках беременности с аномальной конструкцией и дисфункцией стенки LV.После обнаружения дисфункции миокарда, сопровождающейся уплотнением миокарда, можно вовремя установить клинический диагноз LVNC.

Распространенность, спектр и функциональные последствия LVNC

Отсутствие уплотнения желудочков может быть не редким явлением и сравнимо с другими более широко известными, но менее распространенными причинами сердечной недостаточности, такими как послеродовая миопатия, заболевания соединительной ткани, хронические вещества. злоупотребление и болезнь ВИЧ также.

Опубликованные исследования показали, что разница в эхокардиографической частоте выявления желудочковой несжатости слишком велика, что указывает на наличие ряда нерешенных диагностических проблем желудочковой несжатости.Можно предположить, что эхокардиография чрезмерно чувствительна и не обладает специфичностью с учетом определенных в настоящее время измерений и соотношений, используемых для диагностики LVNC, как указано выше. Доступные диагностические критерии показывают склонность к гипердиагностике LVNC.29) Распространенность определенного или вероятного LVNC составила 3,7% у пациентов с фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ) ≤ 45% и распространенностью 0,26% для всех пациентов, направленных на эхокардиографию. Это заметно выше, чем в предыдущих отчетах из высших учебных заведений.32)

Напротив, исследование показало, что 2 слепых рецензента оценили 500 трансторакальных эхокардиограмм для LVNC на предмет адекватного качества исследования, отсутствия сопутствующей кардиомиопатии и LVNC. При наличии измеряли соотношение максимальной линейной длины NC / C и планиметрической площади LVNC на апикальной 4-камерной проекции. Пациенты были классифицированы по степени отсутствия уплотнения, измеренной либо по соотношению NC / C, либо по площади LVNC, как контрольные, легкие, средние и тяжелые; В анализ были включены 380 пациентов и 60 (15.8%) имели доказательства отсутствия уплотнения желудочков. У пациентов с нарастающей тяжестью отсутствия уплотнения фракция выброса значительно снижалась. Эти данные показывают, что LVNC может быть более распространенным, чем считалось ранее, и может существовать в виде широкого спектра, как упоминалось ранее.33)

Распространенность LVNC в популяции с мышечной дистрофией Дюшенна (МДД) составляет 28% (27/96). Высокая распространенность LVNC при МДД связана со снижением систолической функции ЛЖ (EF <55%, 53,3%, 16/27), которая развивается с течением времени и может отражать мышечную дегенерацию по сравнению с компенсаторным ремоделированием.34)

Неуплотнение миокарда ЛЖ может происходить изолированно или в сочетании с аномалиями коронарных артерий (то есть свищами коронарных артерий) из-за тесных эмбриогенных пространственно-временных отношений35), 36) и других комбинаций с пороками сердца. Обычно LVNC ассоциируется с дефектом межжелудочковой перегородки, дефектом межжелудочковой перегородки, открытым артериальным протоком и т. Д. 37) и очень редко ассоциируется с аномалией Эбштейна. Сообщалось также о генетических синдромах, нервно-мышечных расстройствах и системных миопатиях.7)

Аномалия Эбштейна - редкое врожденное сердечное заболевание, первоначально описанное Вильгельмом Эбштейном в 1866 году. Первичная патология включает значительное апикальное смещение перегородки створки трехстворчатого клапана и наличие избыточной удлиненной передней створки трикуспидального клапана. Этот врожденный порок имеет множество известных сопутствующих морфологических и электрофизиологических сердечных патологий. Nimeri et al.38) сообщили о редком случае тяжелой сердечной недостаточности и сложной сердечной аномалии, включая бивентрикулярное отсутствие уплотнения, аномалии Эбштейна и большой открытый артериальный проток с тяжелой стойкой легочной гипертензией у недоношенного ребенка в возрасте 31 недели.Впоследствии сообщалось о другом случае аномалии Эбштейна с множественными дополнительными обходными путями, физиологией двойного АВ-узла, некомпактным миокардом ЛЖ и открытым овальным отверстием. Действительно, в случаях аномалии Эбштейна требуется полное обследование левого отдела сердца для точной оценки структуры и функции миокарда ЛЖ. 39)

Один случай пациента, перенесшего операцию на сердце по поводу стеноза клапана легочной артерии в детстве и представленного взрослым. с признаками и симптомами тяжелой застойной сердечной недостаточности не поступало.ЛЖ продемонстрировал увеличенный трабекулярный паттерн в области верхушки, митральное кольцо было сильно расширено с митральной недостаточностью, выводной тракт правого желудочка (RVOT) был в значительной степени расширен с аневризмой обеих легочных артерий, и имелись признаки легочной артерии. несостоятельность клапана. Ранее сообщалось о редких случаях стойкого LVNC у пациентов с врожденной обструкцией левого желудочка или RVOT.40)

Связанные клинические сердечные осложнения варьируются в зависимости от различных патологических проблем и связаны с другими врожденными сердечно-сосудистыми пороками или проявляются как изолированное заболевание.LVNC может характеризоваться широким разнообразием клинических проявлений, которые варьируются от полного отсутствия симптомов до застойной сердечной недостаточности, летальных желудочковых аритмий и тромбоэмболических проявлений; краткосрочный и среднесрочный прогноз довольно тяжелый.41)

LVNC часто, но не всегда, связан с систолической дисфункцией LV. Факторы, влияющие на региональную и глобальную функцию ЛЖ, неизвестны. У пациентов с LVNC тяжесть заболевания коррелирует со степенью дисфункции LV на региональном уровне.Степень неуплотнения миокарда может быть независимым предиктором глобальной дисфункции ЛЖ. 42)

Исследование с участием 15 пациентов в возрасте 52 ± 17 лет (40% мужчин) с сердечной недостаточностью в 53% случаев. Сообщалось об обмороках у 20%, желудочковых аритмиях у 13% и инсульте у 7%, диагностированных как LVNC в лаборатории эхокардиографии. Конечный диастолический диаметр ЛЖ составил 66 ± 11 мм, а расчетная фракция выброса - 27 ± 10%. Во всех случаях были задействованы апикальные и / или средние желудочковые сегменты ЛЖ.Легочная гипертензия присутствовала у 40%. Средний срок наблюдения составил 19 месяцев, и за этот период ни один пациент не умер. Шестьдесят семь процентов пациентов имели проявления сердечной недостаточности, 27% имели стойкие желудочковые аритмии и 20% имели фибрилляцию или трепетание предсердий, тогда как 13% имели церебральные эмболии. Автоматический внутренний кардиовертер-дефибриллятор был имплантирован 47% пациентов. 43)

В другом исследовании сообщалось, что LVNC является формой кардиомиопатии с более высокой распространенностью и относительно лучшим прогнозом, чем сообщалось ранее.Возраст при первичном обращении, соотношение NC / C и количество пораженных сегментов, по-видимому, являются основными детерминантами систолической дисфункции ЛЖ, в то время как исходная ФВ ЛЖ и последняя функциональная способность предсказывают смертность в этой когорте. сопровождается хронической систолической дисфункцией. Сообщалось об одном случае у взрослого с небольшим дефектом межжелудочковой перегородки, первоначально проявлявшим легкую систолическую дисфункцию и слегка выраженные трабекулы ЛЖ, прогрессирующие в течение 13 лет до тяжелого ДКМП и явного отсутствия уплотнения.Морфологический и функциональный прогресс в этом случае убедительно свидетельствует о корреляции между степенью отсутствия уплотнения и степенью систолической дисфункции. Первоначальное присутствие небольшого дефекта межжелудочковой перегородки и умеренных трабекуляций подчеркивает генетические детерминанты отсутствия уплотнения и важность тщательного наблюдения за пациентами с легким нарушением уплотнения из-за возможности прогрессирования. Необходимы более чувствительные диагностические критерии, чтобы не упустить из виду легкие случаи, в которых могут быть заметные трабекулы без достижения необходимого соотношения уплотненной и некомпактной ткани.45)

Напротив, исследование, проведенное в Италии, показало, что желудочковая дисфункция, по-видимому, полностью не зависит от количества сегментов некомпактных сегментов. Чтобы определить корреляцию между желудочковой дисфункцией и количеством сегментов, вовлеченных в отсутствие уплотнения, из реестра Società Italiana di Ecografia Cardiovascolare (SIEC) была оценена последовательная серия из 238 пациентов, пострадавших от отсутствия уплотнения. Средний возраст пациентов составил 41,5 года (от 1 до 92 лет), из них 137 мужчин и 101 женщина.В 122 случаях выявлены систолические дисфункции желудочков со средним значением ФВ 34,6%. Было обнаружено, что количество пораженных сегментов из-за некомпакации и диастолической дисфункции не являются независимыми прогностическими факторами систолической дисфункции ЛЖ. 46)

Была изучена последовательная серия из 50 пациентов с изолированным LVNC из одного учреждения. В течение того же периода были проспективно включены 50 пациентов с ДКМП с выраженными трабекулами, сопоставимыми по возрасту, полу и площади поверхности тела.Морфологию и функцию ЛЖ оценивали с помощью МРТ сердца. По сравнению с пациентами с DCM, пациенты с изолированным LVNC имели значительно более низкий индекс сферичности LV и индекс конечного диастолического объема (LVEDVI) и более высокий LVEF, количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C. Не было значительных различий в индексе ударного объема, сердечном выбросе и сердечном индексе между двумя группами пациентов. У пациентов с изолированным LVNC количество трабекулярных сегментов и соотношение NC / C положительно коррелировали с LVEDVI (r = 0.626 и r = 0,559 соответственно) и отрицательно с LVEF (r = -0,647 и r = -0,521, соответственно, p <0,001 для всех). У пациентов с ДКМП количество некомпактных сегментов и соотношение NC / C не коррелировали ни с LVEDVI (r = -0,082 и r = -0,135 соответственно), ни с ФВЛЖ (r = 0,097 и r = 0,205, соответственно) .47)

Эти парадоксальные результаты могут указывать на то, что систолическая дисфункция ЛЖ не только связана с количеством и уровнем некомпактного сегмента, но также более тесно связана с тяжестью и точным расположением аномальной архитектуры миокарда и электрооборудования. -механическая активация в каждом задействованном сегменте.

Дисфункция ПЖ присутствовала у половины пациентов с LVNC. Значительная дисфункция правого желудочка, по-видимому, является маркером развитого LVNC и может иметь худший прогноз. 48)

Пациенты с LVNC-DCM имели более выраженное обратное ремоделирование LV после сердечной ресинхронизирующей терапии, чем пациенты с DCM. Чем больше площадь неуплотнения (большее количество изолированных некомпактных сегментов желудочков), тем выше шанс достижения сердечного ответа на ресинхронизирующую терапию и большее обратное ремоделирование ЛЖ.28)

Увеличение митрального кольца и функциональное нарушение присутствовали у пациентов с LVNC, с более высокой частотой и тяжестью митральной регургитации. Распространенность и тяжесть митральной регургитации были сопоставимы в группах LVNC и DCM, но были выше, чем в контрольной группе, а количество некомпактных сегментов не коррелировало с диаметром и площадью митрального кольца.49)

LVNC особенно может вызвать летальный желудочковый аритмии следует учитывать у молодых пациентов, у которых внезапная сердечная смерть является обычным патогенезом.50) В молодых случаях LVNC может проявляться абортированной внезапной сердечной смертью. Таким образом, можно разработать профилактические и лечебные стратегии для этого потенциально опасного для жизни состояния.51)

За исключением желудочковых аритмий, LVNC может также перерасти в эпизод симптоматического трепетания желудочков, требующего электрической кардиоверсии. 52), 53) Семья, в которой двое У взрослых членов были обнаружены изолированные LVNC, и сообщалось об одном случае их возникновения, связанном с синдромом преждевременного возбуждения желудочков.54)

LVNC также может иметь множественные интрамуральные тромбы ЛЖ одновременно.55), 56) Диагноз левой кардиогенной эмболии в первую очередь основан на эхокардиографической демонстрации губчатого миокарда с левосторонней сердечной недостаточностью и единичными или множественными тромбами ЛЖ.

Иногда пациент может также страдать от острого инфаркта миокарда, инсульта и другой системной эмболии из-за интрамуральных тромбов ЛЖ, что обычно осложняется тяжелой систолической дисфункцией ЛЖ. 40), 57), 58)

LVNC в популяции плода и детей

Были проанализированы опубликованные отчеты о случаях LVNC плода.Пренатальная диагностика LVNC плода может быть достигнута с помощью эхокардиографии.59) Отчет о случае гидропса плода, связанного с пороком сердца, был обнаружен с помощью стандартной эхокардиографии, показав полный дефект аурикуловентрикулярной перегородки, некомпактный миокард и брадикардию 70-90 ударов в секунду. минут, что приводит к подозрению на левую изомерию. Гибель плода наступила через 20 недель и 3 дня. Вскрытие соответствовало пренатальному диагнозу LVNC. 60)

Данные относительно LVNC новорожденных, младенцев и детей немногочисленны.61) Полный анамнез и эхокардиографическое исследование были выполнены у шести детей-пациентов со сложным врожденным пороком сердца. Сопутствующими врожденными пороками сердца были: аномалия Ульха, отсутствие правого предсердно-желудочкового соединения, одиночный желудочек, расщелина митрального клапана, транспозиция магистральных артерий, двойное входное отверстие в LV.62)

В то время как аритмии и тромбоэмболические события были редкими, часто обнаруживалась хроническая сердечная недостаточность. Столь же агрессивный режим противозастойного лечения и даже трансплантация сердца могут показаться показанными для лечения LVNC у детей.63)

Обычно раннее появление симптомов LVNC в педиатрической популяции связано с плохим прогнозом. При проспективной оценке LVNC, по-видимому, ранее недооценивался в педиатрической популяции.64)

Junga et al.65) сообщили, что ограниченная перфузия миокарда и снижение резерва кровотока в областях желудочковой несжатости наблюдались у детей, продемонстрированных эмиссией позитронов. томография. Дефекты перфузии миокарда в неуплотненных областях могут быть причиной повреждения миокарда и, возможно, лежать в основе аритмий и отказов помпы.

Субэндомиокардиальный фиброз LVNC был идентифицирован в компактном и некомпактном миокарде с помощью гистологического наблюдения и МРТ. 29), 66) Связанная с субэндомиокардиальным фиброзом желудочковая рестриктивная диастолическая дисфункция LVNC может быть обнаружена с помощью спектральной допплеровской и тканевой допплерэхокардиографии и МРТ может быть суррогатом субэндомиокардиального фиброза.

Рассмотрение обновленных диагностических критериев и номенклатуры

Определение патологических фенотипов, связанных с генетическим фоном, может быть ключевым компонентом более точных клинических диагностических критериев желудочковой несжатости для лучшего понимания патофизиологического механизма и более персонализированной терапии.

Глобальному и сегментарному даже трансмуральному электромеханическому ремоделированию и разнообразным анатомическим и функциональным особенностям и осложнениям так называемой атипичной желудочковой несжатости следует уделять больше внимания во время эхокардиографического исследования для правильной и подробной клинической классификации.

Тенденция к использованию морфологического / патофизиологического подхода вместо исключительно морфологического подхода является многообещающим в поисках точной и надежной диагностической системы LVNC. Мы должны понимать различие между морфологическими находками и морфологическими находками с патофизиологией.Наше будущее понимание LVNC должно зависеть от интеграции сердечной морфологии, физиологии, патофизиологии и развивающейся генетики.29)

Следует разработать новую концепцию «желудочкового некомпактного синдрома», а не только генетического синдрома, на основе систематическое исследование, основанное на результатах этиологии (т. е. генетики, такой как генная мутация, модуляция и взаимодействие и т. д.), патологии, патофизиологии и клинических проявлений, и это глубоко изменит профиль так называемых "генетических или смешанная кардиомиопатия ».Приоритет, который мы должны сделать, - это выявить потенциальный признак неблагоприятного клинического прогноза при таком генетическом или приобретенном изменении структуры и функции миокарда в клинической практике и как можно раньше установить стратификацию риска некомпактных желудочков. и откажитесь от любых бесполезных попыток отличить LVNC от других кардиомиопатий.

Ссылки

1. Беллет С., Гули Б.А. Врожденный порок сердца с множественными сердечными аномалиями: отчет о случае, показывающий атрезию аорты, фиброзный рубец в миокарде и синусоидальные остатки эмбриона.Am J Med Sci. 1932; 183: 458–465. [Google Scholar] 2. Лауэр Р.М., Финк Х.П., Петри Е.Л., Данн М.И., Диль А.М. Ангиографическая демонстрация интрамиокардиальных синусоидов при атрезии клапана легочной артерии с интактной межжелудочковой перегородкой и гипоплазией правого желудочка. N Engl J Med. 1964. 271: 68–72. [PubMed] [Google Scholar] 3. Feldt RH, Rahimtoola SH, Davis GD, Swan HJ, Titus JL. Аномальный рисунок миокарда желудочков у ребенка со сложным врожденным пороком сердца. Am J Cardiol. 1969; 23: 732–734. [PubMed] [Google Scholar] 4.Дусек Дж., Остадал Б., Дускова М. Послеродовое сохранение губчатого миокарда с эмбриональным кровоснабжением. Arch Pathol. 1975. 99: 312–317. [PubMed] [Google Scholar] 5. Энгбердинг Р., Бендер Ф. Идентификация редкой врожденной аномалии миокарда с помощью двумерной эхокардиографии: сохранение изолированных синусоидов миокарда. Am J Cardiol. 1984; 53: 1733–1734. [PubMed] [Google Scholar] 6. Марон Б.Дж., Таубин Дж.А., Тьен Дж., Анцелевич С., Коррадо Д., Арнетт Д., Мосс А.Дж., Зайдман К.Э., Янг Дж.Б., Сердечная недостаточность.Современные определения и классификация кардиомиопатий: научное заявление Американской кардиологической ассоциации Совета по клинической кардиологии, сердечной недостаточности и трансплантологии; Качество медицинской помощи и исследования результатов и Междисциплинарные рабочие группы по функциональной геномике и трансляционной биологии; и Совет по эпидемиологии и профилактике. Тираж. 2006; 113: 1807–1816. [PubMed] [Google Scholar] 7. Охслин Э., Дженни Р. Еще раз о неуплотнении левого желудочка: особый фенотип с генетической гетерогенностью? Eur Heart J.2011; 32: 1446–1456. [PubMed] [Google Scholar] 8. Captur G, Nihoyannopoulos P. Неуплотнение левого желудочка: генетическая гетерогенность, диагноз и клиническое течение. Int J Cardiol. 2010. 140: 145–153. [PubMed] [Google Scholar] 9. Блейл С.Б., Мамфорд Б.Р., Браун-Харрисон М.С., Паготто Л.Т., Кэри Дж. К., Пишер Т.Дж., Уорд К., Чин Т.К. Xq28-связанное несуплотнение миокарда левого желудочка: пренатальная диагностика и патологический анализ больных. Am J Med Genet. 1997. 72: 257–265. [PubMed] [Google Scholar] 10.Штёлльбергер С., Финстерер Дж., Блазек Дж., Биттнер РЭ. Неуплотнение левого желудочка у пациента с мышечной дистрофией Беккера. Сердце. 1996; 76: 380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Чин Т.К., Перлофф Дж.К., Уильямс Р.Г., Джу К., Морманн Р. Изолированное некомпактирование миокарда левого желудочка. Исследование восьми случаев. Тираж. 1990; 82: 507–513. [PubMed] [Google Scholar] 12. Хук С., Ратлифф Н. Б., Розенкранц Э., Стерба Р. Изолированное несжатие миокарда желудочков. Pediatr Cardiol.1996; 17: 43–45. [PubMed] [Google Scholar] 13. Баарс HF, ван дер Смагт JJ, Doevendans PA. Клиническая кардиогенетика. Лондон: Спрингер; 2010. С. 102–104. [Google Scholar] 14. Hoedemaekers YM, Caliskan K, Majoor-Krakauer D, van de Laar I, Michels M, Witsenburg M, ten Cate FJ, Simoons ML, Dooijes D. Дефекты тяжелой цепи бета-миозина сердца в двух семьях с некомпактной кардиомиопатией: соединение некомпактной кардиомиопатии: -компенсация гипертрофической, рестриктивной и дилатационной кардиомиопатии. Eur Heart J. 2007; 28: 2732–2737.[PubMed] [Google Scholar] 15. Klaassen S, Probst S, Oechslin E, Gerull B, Krings G, Schuler P, Greutmann M, Hürlimann D, Yegitbasi M, Pons L, Gramlich M, Drenckhahn JD, Heuser A, Berger F, Jenni R, Thierfelder L. гены саркомерного белка при некомпактном состоянии левого желудочка. Тираж. 2008; 117: 2893–2901. [PubMed] [Google Scholar] 16. Монсеррат Л., Эрмида-Прието М., Фернандес Х, Родригес I, Дюмон С., Касон Л., Куэста М.Г., Гонсалес-Хуанатей С., Петейро Дж., Альварес Н., Пенас-Ладо М., Кастро-Бейрас А.Мутация в гене альфа-сердечного актина, связанная с апикальной гипертрофической кардиомиопатией, неуплотнением левого желудочка и дефектами перегородки. Eur Heart J. 2007; 28: 1953–1961. [PubMed] [Google Scholar] 17. Удэоджи Д.Ю., Филип К.Дж., Моррисси Р.П., Фан А., Шварц Э.Р. Кардиомиопатия без компактации левого желудочка: обновленный обзор. Ther Adv Cardiovasc Dis. 2013; 7: 260–273. [PubMed] [Google Scholar] 18. Kołodzińska A, Heleniak A, Ratajska A. Вызванная ретиноевой кислотой желудочковая некомпактная кардиомиопатия у мышей.Kardiol Pol. 2013; 71: 447–452. [PubMed] [Google Scholar] 19. Finsterer J, Stöllberger C, Schubert B. Приобретенная гипертрабекуляция / некомпактность левого желудочка при митохондриопатии. Кардиология. 2004. 102: 228–230. [PubMed] [Google Scholar] 20. Jenni R, Oechslin E, Schneider J, Attenhofer Jost C, Kaufmann PA. Эхокардиографические и патологоанатомические характеристики изолированной некомпактности левого желудочка: шаг к классификации в качестве отдельной кардиомиопатии. Сердце. 2001; 86: 666–671. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21.Cheng H, Zhao S, Jiang S, Yu J, Lu M, Ling J, Zhang Y, Yan C, Liu Q, Li S, Jin L, Jerecic R, He Z. Характеристики магнитно-резонансной томографии сердца изолированного некомпактного левого желудочка в китайское взрослое население хань. Int J Cardiovasc Imaging. 2011; 27: 979–987. [PubMed] [Google Scholar] 22. Гебхард К., Штали Б.Е., Гройтманн М., Бьяджи П., Дженни Р., Таннер ФК. Уменьшение толщины компакта левого желудочка: новый эхокардиографический критерий кардиомиопатии без уплотнения. J Am Soc Echocardiogr.2012; 25: 1050–1057. [PubMed] [Google Scholar] 23. Лампропулос К.М., Дунис В.Г., Аггели С., Илиопулос Т.А., Стефанадис С. Контрастная эхокардиография: вклад в диагностику кардиомиопатии без уплотнения левого желудочка. Hellenic J Cardiol. 2011; 52: 265–272. [PubMed] [Google Scholar] 24. Ван С, Дэн Ю.Б., Чжу Ю, Лю Юн, Би XJ. Оценка тонкого несуплотнения миокарда с помощью контрастной эхокардиографии у пациентов с гипертрофической кардиомиопатией и его связь с регионарной систолической дисфункцией желудочков.J Ultrasound Med. 2012; 31: 1551–1557. [PubMed] [Google Scholar] 25. Гомати С.Б., Макадиа Н., Аджит С.М. Необычный случай изолированного некомпактного миокарда правого желудочка. Eur J Echocardiogr. 2008; 9: 424–425. [PubMed] [Google Scholar] 26. Махешвари М, Гокроо РК, Кошик СК. Изолированный некомпактный миокард правого желудочка. J Assoc Physitors Индия. 2012; 60: 56–57. [PubMed] [Google Scholar] 27. Чавушоглу Ю., Ата Н., Тимуралп Б., Горенек Б., Гоктекин О., Кудайбердиева Г., Уналир А. Несокращение миокарда желудочков: сообщение о двух случаях с двустворчатым аортальным клапаном с плохим прогнозом и выраженным поражением правого желудочка.Эхокардиография. 2003. 20: 379–383. [PubMed] [Google Scholar] 28. Bertini M, Ziacchi M, Biffi M, Biagini E, Rocchi G, Martignani C, Ferlito M, Pasquale F, Cervi E, Branzi A, Rapezzi C, Boriani G. Влияние сердечной ресинхронизирующей терапии на дилатационную кардиомиопатию с изолированной желудочковой несжатостью . Сердце. 2011; 97: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 29. Патерик Т.Е., Таджик А.Дж. Некомпакция левого желудочка: диагностически сложная кардиомиопатия. Circ J. 2012; 76: 1556–1562. [PubMed] [Google Scholar] 30.Xing Y, Ichida F, Matsuoka T, Isobe T, Ikemoto Y, Higaki T, Tsuji T, Haneda N, Kuwabara A, Chen R, Futatani T, Tsubata S, Watanabe S, Watanabe K, Hirono K, Uese K, Miyawaki T. , Боулз KR, Боулз NE, Towbin JA. Генетический анализ у пациентов с некомпактированием левого желудочка и доказательства генетической гетерогенности. Mol Genet Metab. 2006. 88: 71–77. [PubMed] [Google Scholar] 31. Srivastava D, Olson EN. Генетический план развития сердца. Природа. 2000; 407: 221–226. [PubMed] [Google Scholar] 32. Сандху Р., Финкельхор Р.С., Гунавардена Д.Р., Бахлер Р.С.Распространенность и характеристики некомпактации левого желудочка в когорте пациентов с систолической дисфункцией в стационаре. Эхокардиография. 2008; 25: 8–12. [PubMed] [Google Scholar] 33. Белэнджер А.Р., Миллер М.А., Донтиредди Ю.Р., Наджовиц А.Дж., Голдман М.Э. Новая классификационная схема некомпактирования левого желудочка и корреляция с работой желудочков. Am J Cardiol. 2008. 102: 92–96. [PubMed] [Google Scholar] 34. Статичный CJ, Тейлор, доктор медицины, Мазур В., Крип Л.Х., Кинг Э., Пратт Дж., Бенсон Д.В., Хор К.Н.Некомпакция левого желудочка при мышечной дистрофии Дюшенна. J Cardiovasc Magn Reson. 2013; 15:67. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Lilli A, Chioccioli M, Del Meglio J, Menichetti F, Magnacca M, Tessa C, Salvatori L, Casolo G FESC, FACC. Коронарные микрофистулы, связанные с некомпактным миокардом: редкая причина ишемии миокарда, выявляемая с помощью мультимодального метода визуализации. Int J Cardiol. 2012; 159: e16 – e17. [PubMed] [Google Scholar] 36. Иньянгетор Д., Чарнецкий С., Сэндс М.Дж., Авелар Э.Некомпактность левого желудочка, связанная с множественными коронарными камеральными свищами. Tex Heart Inst J. 2012; 39: 294–295. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Кальцолари М., Гадди О., Илари Б., Йотти Р., Торторелла Дж., Муиа Н., Гвидуччи У. [Ассоциация некомпактного миокарда и открытого артериального протока у молодого бессимптомного пациента мужского пола: результаты скрининга на соответствие требованиям к контактным видам спорта] Ital Heart J Дополнение 2002; 3: 659–664. [PubMed] [Google Scholar] 38. Нимери Н.А., Абу Нахиа Ф.Ф., Ибрагим А.С., Хелла А.Ю.Первый зарегистрированный случай некомпактной кардиомиопатии у недоношенного ребенка с аномалией Эбштейна. BMJ Case Rep.2012; 2012: pii: bcr0220125861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Кирнан Т.Дж., Фахи Г. Множественные дополнительные пути, физиология двойных АВ-узлов, некомпактный миокард и открытое овальное отверстие у пациента с аномалией Эбштейна: отчет о случае. Int J Cardiol. 2007. 114: 412–413. [PubMed] [Google Scholar] 40. Bottio T, Farina D, Piccoli P, Muzzi L, Negri A, Bisleri G, Berlinghieri N, Muneretto C.Массивная недостаточность митрального и легочного клапана у пациента с некомпактным миокардом левого желудочка. J Heart Valve Dis. 2007; 16: 93–95. [PubMed] [Google Scholar] 41. Трехо Габриэль И Галан Дж. М., Санчес Мата Н., Браво Ангиано Й., Телес Гарсия Дж. М.. [Неуплотненная кардиомиопатия, проявляющаяся повторным инсультом] Rev Clin Esp. 2010. 210: 365–366. [PubMed] [Google Scholar] 42. Деллегротталье С., Педротти П., Роги А., Педретти С., Кьяриелло М., Перроне-Филарди П. Региональная и глобальная систолическая функция желудочков при изолированной желудочковой некомпактности: патофизиологические выводы из магнитно-резонансной томографии.Int J Cardiol. 2012; 158: 394–399. [PubMed] [Google Scholar] 43. Энрикес Р.А., Баеза В.Р., Габриэлли Н.Л., Кордова А.С., Кастро Г.П. [Некомпактная кардиомиопатия: серия из 15 случаев] Rev Med Chil. 2011; 139: 864–871. [PubMed] [Google Scholar] 44. Aras D, Tufekcioglu O, Ergun K, Ozeke O, Yildiz A, Topaloglu S, Deveci B, Sahin O, Kisacik HL, Korkmaz S. левожелудочковая недостаточность.J Card Fail. 2006; 12: 726–733. [PubMed] [Google Scholar] 46. Fazio G, Corrado G, Novo G, Zachara E, Rapezzi C, Sulafa AK, Sutera L, D'angelo L, Visconti C, Stollberger C, Sormani L, Finsterer J, Cavusoglu Y, Di Gesaro G, Grassedonio E, Ferrara F. , Галия М., Мидири М., Пипитон С., Карердж С., Ново С. Дисфункция желудочков и количество некомпактных сегментов без уплотнения: независимые предикторы. Int J Cardiol. 2010. 141: 250–253. [PubMed] [Google Scholar] 47. Cheng H, Zhao S, Jiang S, Lu M, Yan C, Ling J, Zhang Y, Liu Q, Ma N, Yin G, Wan J, Yang Y, Li L, Jerecic R, He Z.Сравнение характеристик магнитно-резонансной томографии сердца изолированной некомпактности левого желудочка у взрослых с дилатационной кардиомиопатией у взрослых. Clin Radiol. 2011; 66: 853–860. [PubMed] [Google Scholar] 48. Леунг С.В., Элайи С.С., Чарниго Р.Дж., младший, Саид М.А. Клиническое значение дисфункции правого желудочка при некомпактной кардиомиопатии левого желудочка. Int J Cardiovasc Imaging. 2012; 28: 1123–1131. [PubMed] [Google Scholar] 49. Немес А., Анвар А.М., Калискан К., Солиман О.И., ван Дален Б.М., Гелейнсе М.Л., десять Кейт Ф.Дж.Кардиомиопатия без уплотнения связана с увеличением митрального кольца и функциональным нарушением: трехмерное эхокардиографическое исследование в реальном времени. J Heart Valve Dis. 2008; 17: 31–35. [PubMed] [Google Scholar] 50. Акьери А., Родригес Гранилло Г., Васкес Бланко М., Лерман Дж. [Внезапная смерть из-за сердечного приступа, связанного с некомпактным миокардом] Medicina (B Aires) 2011; 71: 542–546. [PubMed] [Google Scholar] 51. Borges-Cancel W, Calderón RE. Прерванная внезапная сердечная смерть как проявление изолированной кардиомиопатии без уплотнения.P R Health Sci J. 2011; 30: 84–86. [PubMed] [Google Scholar] 52. Коррейя Е., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Феррейра П., Нуньес Л., Пипа Дж., Кабрал С., Дионисио О., Сантос О. Несокращение левого желудочка: диагностика с помощью трехмерной эхокардиографии. Rev Port Cardiol. 2009. 28: 1277–1283. [PubMed] [Google Scholar] 53. Гарсиа-Паредес Т., Фернандес-Замора, доктор медицины, Мора-Ордоньес Дж, Феррис Мартин Дж.А., Муньос-Боно Дж., Вера-Алмазан А., Кесада-Гарсиа Г. [Неуплотненная кардиомиопатия: необычная причина желудочковой тахикардии] Med Intens.2007. 31: 261–264. [PubMed] [Google Scholar] 54. Божич И., Фабиянич Д., Каревич В., Юриль Р., Зеканович Д., Бонацин Д. Изолированная кардиомиопатия без уплотнения левого желудочка, связанная с преджелудочковым преждевременным возбуждением: клинический случай. Coll Antropol. 2009; 33: 1415–1419. [PubMed] [Google Scholar] 55. Ариал М.Р., Бадал М., Гири С., Прадхан Р. Неуплотнение левого желудочка, проявляющееся сердечной недостаточностью и интрамуральным тромбом. BMJ Case Rep.2013; 2013: pii: bcr2013009757. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56.Пайва М., Пинхо Т., Соуза А., Коррейя А.С., Соуза С., Ранжел И., Оливейра С., Масиэль М.Дж. Эмболическое осложнение отсутствия уплотнения левого желудочка как необычная причина острого инфаркта миокарда. Rev Port Cardiol. 2012; 31: 751–754. [PubMed] [Google Scholar] 57. Коррейя Э., Сантос Л.Ф., Родригес Б., Гама П., Кабрал С., Сантос О. Несокращение миокарда у пациента с острым инфарктом миокарда. Arq Bras Cardiol. 2010; 94: e62 – e64. [PubMed] [Google Scholar] 58. Штёлльбергер К., Финстерер Дж., Содек Г.Х., Грассбергер М., Цимпфер Д.Инсульт из-за отсутствия компрессии не выявлен при эхокардиографии. Int J Cardiol. 2011; 148: 357–358. [PubMed] [Google Scholar] 59. Цапакис Е.Г., Элефтериадес М., Даскалакис Г., Хрелиас С., Хассиакос Д. Пренатальная диагностика некомпактной кардиомиопатии левого желудочка плода. Ультразвуковой акушерский гинекол. 2012; 39: 592–594. [PubMed] [Google Scholar] 60. Rocha IJ, Nogueira RM, Carriço AL. Неуплотненный миокард и левая изомерия плода как этиология водянки. Кардиол Янг. 2010; 20: 223–225. [PubMed] [Google Scholar] 61.Weisz SH, Limongelli G, Pacileo G, Calabro P, Russo MG, Calabro R, Vatta M. Неуплотнение левого желудочка у детей. Congenit Heart Dis. 2010; 5: 384–397. [PubMed] [Google Scholar] 62. Lilje C, Rázek V, Joyce JJ, Rau T., Finckh BF, Weiss F, Habermann CR, Rice JC, Weil J. Осложнения отсутствия уплотнения миокарда левого желудочка в педиатрической популяции: проспективное исследование. Eur Heart J. 2006; 27: 1855–1860. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ябур-Эспития М., Эспинола-Завалета Н. [Неуплотнение желудочков, связанное со сложным врожденным пороком сердца] Rev Med Inst Mex Seguro Soc.2011; 49: 65–70. [PubMed] [Google Scholar] 64. Сабате Ротес А., Уэртас-Киньонес В.М., Бетриан П., Карретеро Дж., Хименес Л., Жирона Дж., Уриэль С., Перич Р., Колелл Р., Прада Ф, Альберт Д. К.. [Некомпактная кардиомиопатия: клиническая характеристика, эволюция и прогностические данные в детстве. Результаты многоцентрового исследования] An Pediatr (Barc) 2012; 77: 360–365. [PubMed] [Google Scholar] 65. Junga G, Kneifel S, Von Smekal A, Steinert H, Bauersfeld U. Ишемия миокарда у детей с изолированной некомпактностью желудочков.Eur Heart J. 1999; 20: 910–916. [PubMed] [Google Scholar] 66. Alsaileek AA, Syed I., Seward JB, Julsrud P. Фиброз миокарда левого желудочка: магнитно-резонансная томография без компактирования. J. Магнитно-резонансная томография. 2008. 27: 621–624. [PubMed] [Google Scholar]

У детей с некомпактированием левого желудочка и соотношением без компактации к уплотнению

Мы представляем первое ретроспективное исследование NC / C <2 у пациентов с LVNC до настоящего времени и обнаружили, что пациенты с i-LVNC и NC / C <2 имели хороший прогноз, чем у пациентов с NC / C <2 ( p = 0.022) и три случая смерти показали, что пациенты с i-LVNC с NC / C <2 не всегда были доброкачественными. За последнее десятилетие в 2D-эхокардиографии произошел значительный технологический прогресс в разрешении изображений, что привело к лучшей диагностике LVNC. В этом исследовании были рассмотрены все госпитализированные пациенты с диагнозом LVNC за последние 10 лет и изучены отдаленные исходы у этих пациентов на основе соотношения NC / C.

Неуплотнение левого желудочка характеризуется наличием трабекул во внутреннем слое миокарда и более тонким, чем обычно, внешним компактным миокардиальным слоем.Эта аномалия часто связана с другими врожденными пороками сердца, такими как дефекты желудочков и сужение аорты [19, 20]. Кроме того, LVNC чаще встречается у детей с врожденными пороками сердца [21]. В нашем исследовании более половины пациентов с LVNC имели врожденные пороки сердца; неполная трабекуляция была вторичным изменением после других заболеваний миокарда [22]. Существует три часто цитируемых эхокардиографических определения для определения LVNC, включая глубину межтрабекулярных углублений, соотношение NC / C и количество трабекул.Все они широко используются в клинических условиях с известными ограничениями [23, 24]. Kohli et al. изучили эти критерии и обнаружили, что между ними существует плохая корреляция: только 29,8% пациентов соответствуют всем трем критериям; эти параметры также оказались очень субъективными [24]. Кроме того, диагноз LVNC подвержен вариабельности между наблюдателями. Даже при использовании одного и того же определения опытные эхокардиографы из разных лабораторий расходились во мнениях в 35% случаев, а после взаимного рассмотрения 11% случаев оставались сомнительными [25].В нашем исследовании диагноз был основан на эхокардиографических критериях, предложенных Штёллбергером [13]. Учитывая, что стандарт NC / C> 2, предложенный Jenni [12], также широко используется, мы объединили два различных диагностических критерия для анализа пациентов в нашем исследовании. В большинстве исследований пациенты с NC / C <2 обычно исключались из LVNC и до сих пор не изучались систематически [12]. Однако мы обнаружили, что пациенты с LVNC <2 составляли около половины группы пациентов в этом исследовании.Некоторые исследователи предположили, что технический прогресс в разрешении изображений привел к более сложной визуализации миокарда левого желудочка, что привело к гипердиагностике LVNC [26]. Важный вопрос, поставленный этим исследованием, заключался в том, объясняется ли высокая доля пациентов, удовлетворяющих текущим диагностическим критериям LVNC с соотношением NC / C <2, подлинной врожденной аномалией или преувеличением нормальных паттернов трабекуляции.

По нашей классификации более половины пациентов имели ni-LVNC со структурными изменениями сердца.После устранения структурных дефектов сердца у некоторых пациентов некомпактность прекратилась. Генетические мутации и негенетические факторы, такие как условия нагрузки (нагрузка объемом / давлением), способствуют ремоделированию желудочков (концентрическое ремоделирование, концентрическая / эксцентрическая гипертрофия) и фенотипу миокарда, наблюдаемому при LVNC [23, 24]. Неуплотнение в этих случаях может быть связано с воздействием высокого давления на желудочек, в результате чего изменения исчезают после лечения основного заболевания.Это согласуется с результатами исследования Роберта Х. Андерсена, показавшего, что повышенная сердечная постнагрузка может вызывать временное несжатие [22]. Однако несопоставление со структурными заболеваниями сердца из-за генетических аномалий может сохраняться после лечения. Остается полностью определить, является ли LVNC физиологическим или патологическим фенотипом миокарда. Поскольку LVNC может иметь важное влияние на заболеваемость и смертность, важно дифференцировать варианты и LVNC, а надежный диагноз имеет решающее значение.

Прогноз пациентов с ni-LVNC в большей степени зависит от сопутствующего заболевания, поэтому мы проанализировали клинические характеристики и прогноз пациентов с i-LVNC независимо. Мы обнаружили, что отсутствие смерти составляло 68,1% для пациентов с i-LVNC при среднем периоде наблюдения 12 (3–30) месяцев. Этот результат согласуется с 10-летней выживаемостью без трансплантации (60–86%) в исследованиях, проведенных в Торонто и Техасе [27, 28]; однако наш показатель был ниже 93–95%, полученных в исследованиях из Японии и Цинциннати [6, 29].Эти различия, вероятно, связаны с историей исследуемых пациентов. Более низкая смертность в нашем исследовании могла произойти, потому что мы классифицировали пациентов с LVNC и DCM на ni-LVNC, которые имеют прогноз, аналогичный таковому для чистого DCM [6]. Более того, результаты обычно лучше у детей с i-LVNC, чем у детей с LVNC и ассоциированными кардиомиопатиями [6]. Более низкая смертность в японском исследовании может быть отражением более высокой доли бессимптомных случаев, что связано с созданием программ систематического скрининга детей в Японии.Кроме того, более низкая смертность в Цинциннати может быть связана с исключением пациентов с аритмией. Согласно недавнему ретроспективному отчету одного учреждения, аритмии являются важным фактором в прогнозировании неблагоприятных исходов для пациентов [30]. В нашем исследовании большинство детей с i-LVNC умерли в течение 1 года после постановки диагноза, что согласуется с результатами предыдущего исследования [31]. Регрессионный анализ Кокса не выявил значимых прогностических факторов, что согласуется с результатами другого одноцентрового исследования [32].Однако несколько исследований показали, что более молодой возраст на момент постановки диагноза, более высокий конечный диастолический диаметр левого желудочка и некомпактные сегменты, наблюдаемые на ЭКГ, были связаны с плохим прогнозом [12]. Как и в других исследованиях, тяжесть систолической дисфункции была наиболее важным показателем выживаемости в любое время в течение периода наблюдения [31]. В соответствии с этим выводом, класс большинства умерших пациентов по NYHA (73,3%) был III / IV. Отсутствие статистической значимости этого результата может быть связано с небольшим количеством пациентов, которые прошли последующее наблюдение.

Число пациентов в двух группах было одинаковым, что делало невозможным игнорировать пациентов с соотношением NC / C <2. Хотя исходные эхокардиографические измерения были одинаковыми среди групп, отклонения от нормы на ЭКГ и возникновение тромбоэмболических событий были выше среди пациентов с NC / C> 2, чем среди пациентов с NC / C <2. В литературе описаны множественные типы наследования LVNC; Х-сцепленный рецессивный или аутосомно-доминантный являются наиболее распространенными, а также описаны аутосомно-рецессивное и митохондриальное наследование [27].В нашем исследовании два (4,3%) пациента с i-LVNC имели положительный семейный анамнез кардиомиопатии, который был намного ниже, чем 16–44%, о которых сообщалось в опубликованных исследованиях [27, 29, 31]. Это несоответствие может быть связано с отсутствием понимания болезни, неадекватным скринингом ближайших членов семьи и непопулярным характером теста домашних генов. Регулярное генетическое тестирование имеет решающее значение для установления корреляции генотип-фенотип и перехода к следующему этапу, который включает генетически подтвержденный диагноз LVNC [23].Согласно оценке Каплана-Мейера, долгосрочные результаты были намного лучше для детей с i-LVNC с соотношением NC / C <2 по сравнению с детьми с NC / C> 2. Смертность была намного выше среди пациентов с NC / C> 2, чем среди пациентов с NC / C <2; есть два возможных объяснения этого результата. Во-первых, соотношение NC / C может быть связано с серьезностью заболевания, что указывает на то, что низкая смертность в этой группе может отражать высокую долю бессимптомных случаев из-за технологических достижений в разрешении изображений.Некоторые исследования показали, что соотношение NC / C было независимым предиктором систолической дисфункции левого желудочка [33]. Однако в исследовании, которое включало период наблюдения 7,2 года, трансплантация сердца и смерть не были связаны с соотношением NC / C. Более того, отношение NC / C имеет специфическую частоту мутаций, и воспроизводимость измерений плохая [16]. Во-вторых, технический прогресс в разрешении изображений привел к более сложной визуализации миокарда левого желудочка, что привело к гипердиагностике LVNC [17].Однако 3 из 23 пациентов с соотношением NC / C <2 умерли, что позволяет предположить, что пациенты с этим соотношением NC / C не всегда имеют доброкачественные исходы или лучший прогноз. Большинство исследований исключали из исследования пациентов NC / C, и лечением этих пациентов часто пренебрегали [12, 32, 33]. Согласно нашему исследованию, мы предполагаем, что эта группа пациентов также нуждается в регулярном наблюдении, а интервал может быть относительно увеличен, чтобы прогноз мог быть точно определен путем долгосрочной оценки последующего наблюдения.Используя МРТ, генетическое тестирование и исследования клинических данных, необходимы дальнейшие разъяснения относительно гипердиагностики LVNC у пациентов с соотношением NC / C <2.

LVNC - редкое заболевание у детей, и наши данные, которые были пилотным исследованием из единый центр имеет местные характеристики, которые могут отражать характеристики болезни на юго-западе Китая. Однако необходимы более крупные многоцентровые исследования для подтверждения этих предварительных результатов и получения более убедительных диагностических и прогностических данных.Результаты настоящего исследования не могут быть распространены на детей, не имеющих компарации с другими фенотипами, детей без симптомов, диагностированных во время обычного семейного скрининга, или детей, диагностированных с помощью генетического тестирования. Точная причина смерти некоторых пациентов не была известна, потому что их связали по телефону. Не все пациенты прошли генетическое и митохондриальное тестирование в течение периода исследования, а отсутствие возможности ультразвукового исследования несколько лет назад привело к недооценке фактической заболеваемости и пропущенным семейным историям.Ограниченное количество случаев не позволяло проводить многомерный анализ. Поскольку эхокардиографическая диагностика LVNC была частично субъективной, отсутствие центральной центральной лаборатории эхокардиограммы в этом исследовании было ограничением, которое могло привести к заниженной или гипердиагностике LVNC в нашей когорте. Лишь небольшому числу пациентов была выполнена МРТ сердца, которая потенциально является более эффективным методом диагностики LVNC.

Мифы, которые нужно развенчать: некомпактный миокард | Дополнения Европейского журнала сердца

Абстрактные

Неуплотнение левого желудочка (LVNC) определяется триадой: выраженная анатомия трабекул, тонкий уплотненный слой и глубокие межтрабекулярные углубления.Ни один человек, больной или здоровый, не демонстрирует идентичную анатомию трабекулы; их конфигурация представляет собой своего рода индивидуальный динамический «сердечный отпечаток». LVNC можно наблюдать у здоровых субъектов с нормальным размером и функцией левого желудочка (ЛЖ), у спортсменов, беременных женщин, а также у пациентов с гематологическими нарушениями, нервно-мышечными заболеваниями и хронической почечной недостаточностью; это может быть приобретено и потенциально обратимо. Когда LVNC наблюдается у пациентов с дилатационной кардиомиопатией (DCM), гипертрофической кардиомиопатией, рестриктивной кардиомиопатией или аритмогенной кардиомиопатией, существует риск неправильного наименования кардиомиопатии как «LVNC-кардиомиопатии» вместо того, чтобы должным образом описать, т.е.е. «DCM, связанный с LVNC». В редких младенческих CMP (парадигма - тафаззинопатия или синдром Барта) неуплотнение (NC) является неотъемлемой частью сердечного фенотипа. LVNC также часто встречается при врожденных пороках сердца (ВПС), а также при хромосомных нарушениях с системными проявлениями. Высокая распространенность LVNC у здоровых спортсменов, его возможная обратимость или регресс, а также увеличение выявления у здоровых субъектов предполагают осторожное использование термина «LVNC кардиомиопатия», который описывает морфологию, но не функциональный профиль сердечного заболевания.Генетическое тестирование, если оно положительное, обычно отражает генетические причины основной кардиомиопатии, а не NC, который часто не разделяется с фенотипом CMP в семьях. Следовательно, когда он связан с дилатацией и дисфункцией ЛЖ, гипертрофией или ИБС, ведущим диагнозом является кардиомиопатия или ИБС, за которыми следует дескриптор LVNC.

Определение LVNC

Стенка миокарда желудочков состоит из плотного слоя и трабекулярного слоя, характеризующегося чередованием трабекул и межтрабекулярных углублений.Определение некомпактного миокарда подразумевает отсутствие или уменьшение компактного слоя стенки левого желудочка (ЛЖ). Три анатомических компонента:

  1. Тонкий компактный слой;

  2. Выступающие трабекулы, которые выступают в внутриполостную сторону желудочка; и

  3. Глубокие межтрабекулярные углубления.

Определение неуплотнения левого желудочка (LVNC) не включает дескрипторы функции и размера левого желудочка. Сам по себе , некомпактный миокард описывает структурное / анатомическое состояние стенки ЛЖ.

Функция трабекул

Трабекулы работают как маленькие, механически активные рычаги во время раннего систолического выброса и увеличивают перфузию субэндокарда за счет расширения границы раздела между эндокардом и внутрижелудочковой кровью. Эмбриогенная гипотеза происхождения LVNC постулирует, что во время раннего эмбриогенеза уплотнение миокарда прекращается в пользу трабекулярного миокарда.В процессе созревания камеры сердца трабекулы составляют первичное состояние развития стенки миокарда желудочков. Действительно, в эмбриональном миокарде трабекулы вносят вклад в сердечный выброс, питание трабекулярных миоцитов и поглощение кислорода до коронарной васкуляризации. 1–3 По мере созревания сердечных стенок компактный миокард и система коронарной артерии развиваются одновременно, трабекулы претерпевают прогрессивное ремоделирование.

LVNC у новорожденного vs.LVNC у взрослых

LVNC у новорожденного с кардиомиопатией или врожденным пороком сердца (ВПС), вероятно, может быть связано с остановкой созревания стенок желудочков в контексте основного сердечного заболевания. LVNC у взрослого, у которого он не присутствовал при рождении и не вызывал клинических проявлений до момента клинического наблюдения, вряд ли будет иметь такое же происхождение, как у новорожденного.

Эмбриогенная гипотеза не объясняет, почему во взрослом возрасте LVNC наблюдался как приобретенный и потенциально обратимый признак. 4 у спортсменов или беременных женщин или у пациентов с артериальной гипертензией, почечными и гематологическими нарушениями. 5–12

Диагностика

Ни один человек, больной или здоровый, не демонстрирует идентичную анатомию трабекулы. Трабекулярная анатомия представляет собой настоящий сердечный отпечаток. Критерии определения LVNC основаны исключительно на визуализации с помощью двумерной трансторакальной эхокардиографии, сердечно-сосудистого магнитного резонанса или компьютерной томографии без какого-либо упоминания дисфункции LV. Визуализация обеспечивает качественные характеристики трабекул ЛЖ (заметные, выраженные, заметные, тяжелые и т. Д.).) и количественные оценки соотношений между толщиной, массой и объемами неуплотненных и уплотненных слоев ЛН. Пороговые значения этих отношений получаются либо путем увеличения толщины трабекул, либо путем уменьшения толщины компактного слоя. 13 , 14 В большинстве индексов соотношение между плотностью / объемом / массой в уплотнении и NC определяют определение LVNC. 4 Нозологическое назначение существует при отсутствии диагностических рекомендаций и согласованных критериев. 13 , 14

Кардиомагнитный резонанс (CMR) обычно превосходит эхокардиографию в идентификации NC миокарда, с 12-кратной распространенностью LVNC, когда оценка проводится с помощью CMR относительно эхокардиографии среди различных кардиологических пациентов когорты. 15 Многодетекторная компьютерная томографическая ангиография полезна, когда сердечно-сосудистый CMR невозможен или когда эхокардиография и CMR предоставляют противоречивые данные; это добавляет преимущество неинвазивного исследования коронарного дерева.Тем не менее, чувствительность и специфичность соотношений NC / уплотнение с помощью эхокардиографии, магнитно-резонансной томографии сердечно-сосудистой системы и компьютерной томографии трудно установить из-за отсутствия рекомендуемых золотых стандартов.

В диагнозе и определении LVNC не упоминается дисфункция LV. Функция ЛЖ и гемодинамика могут быть нормальными у людей с ЛЖН. Тканевая допплеровская региональная деформация, по-видимому, отличает изолированную LVNC от дилатационной кардиомиопатии (DCM), 13 , 16 и 2D спекл-трекинг-эхокардиография, по-видимому, выявляет дисфункцию миокарда у детей с LVNC и нормальной функцией LV обычными методами. 17

LVNC как изолированный и неизолированный признак

Изолированный LVNC у здоровых лиц

Изолированный LVNC может наблюдаться у людей с нормальной систолической и диастолической функцией ЛЖ, размером и толщиной стенки. Патогенез здорового сердца неизвестен. Когорта долгосрочного последующего наблюдения MESA сначала показала, что LVNC не влияет на прогноз (когорта исследования MESA). 18 Исследование TASCFORCE дало аналогичные результаты, показывающие, что отношение NC / C по длинной оси отрицательно коррелировало с систолическим артериальным давлением и массой ЛЖ, но величина эффекта была минимальной и не имела клинического значения. 19 В метаанализе, включающем 574 пациентов с LVNC и 677 без LVNC, среди 158 пациентов с LVNC не было серьезных сердечных событий, не было позднего повышения гадолиния (LGE) и сохраненной фракции выброса LV (LVEF), что демонстрирует ФВЛЖ, пациенты с LVNC и без него имеют одинаковый прогноз. 20

LVNC при кардиомиопатиях

LVNC может возникать в сердце с DCM, гипертрофической кардиомиопатией (HCM), рестриктивной кардиомиопатией (RCM) или аритмогенной кардиомиопатией (ACM).Выраженные трабекулы при ДКМП могут представлять собой эффект большей потребности в усилении воздействия на ранней систоле и могут способствовать поддержанию сократительной функции. Выступающие трабекулы в сердце с ГКМП вместо этого могут целенаправленно отвечать на повышенные потребности в питании трабекулярных миоцитов и поглощении кислорода. 1 , 3 LVNC может наблюдаться при кардиомиопатиях с перекрывающимися фенотипами, например, при кардиомиопатиях, связанных с митохондриальной ДНК (HCM с потенциальной расширенной эволюцией) 4 или связанных с дилатацией и дисфункцией LV в начале, например, при парадигматический инфантильный DCM при синдроме Барта. 21 В проспективном исследовании с участием 113 пациентов с LVNC, наблюдавшихся в течение 4 лет, неблагоприятный исход был связан с наличием сердечных симптомов, положительным семейным анамнезом неишемической кардиомиопатии, нервно-мышечными заболеваниями, предшествующими злокачественными аритмиями и тромбоэмболическим событием. . Сама по себе степень трабекуляции не имела никаких прогностических последствий, помимо хорошо установленных прогностических маркеров, таких как дилатация ЛЖ или LGE. 22

LVNC при врожденных пороках сердца

LVNC часто встречается при ИБС (от открытого артериального протока, дефектов перегородки, аномалии Эбштейна до гипопластического синдрома левых отделов сердца) 23 , а также при хромосомных нарушениях (синдром делеции 1p36; интерстициальный 1q43 – q43del; del (1) (q) синдром; del5q35; 7p14.Делеция 3p14.1, синдром 8p23.1 del; Субтеломерная делеция 18p; Синдром делеции 22q11.2; Синдром дистальной делеции 22q11.2; трисомия 13 и 18; тетрасомия 5q35.2–5q35; Робертсоновская транслокация 13; 14; и мозаики, такие как 45, X / 46XX и 45, X / 46, X, i (Y) (стр. 11)). 24

LVNC у лиц без сердечных заболеваний

Как и ожидалось, изолированные LVNC могут возникать у спортсменов, 8 , 11 , 12 у беременных женщин, 10 у пациентов с гематологическими нарушениями, 7 нервно-мышечных расстройств, 5 , 25 и хроническая почечная недостаточность. 6 Обзор и метаанализ Росс и др. . 15 предоставили сравнительную распространенность LVNC при оценке с помощью 2DTTE или CMR в разных когортах. Среди спортсменов предполагаемая распространенность LVNC составляла 3,16% в когортах 2DTTE и 27,29% в когортах с оценкой CMR, соответственно. В некардиологических когортах распространенность LVNC составила 2,21% и 36,2% с 2DTTE и CMR, соответственно. Кроме того, среди 1480 бессимптомных, свободных от известных сердечно-сосудистых заболеваний, значительная часть участников исследования TASCFORCE (15%) выполнила диагностические критерии LVNC на основе CMR. 19

LVNC при синдромных заболеваниях

При спорадических или семейных синдромах с LVNC морфология NC является одним из сердечных признаков, связанных как с моногенными дефектами, так и с хромосомными аномалиями. К первым относятся редкие заболевания: некоторые из них (например, болезнь Андерсона – Фабри и болезнь Данона) 26 , 27 хорошо известны кардиологам, поскольку их HCM-подобный фенотип часто является первым клинически явным проявлением.Последние представляют собой сложные синдромы, которые демонстрируют несколько полиорганных дефектов: хромосомные аномалии включают делеции, транслокации и трисомию или тетрасомию. 23

Генетика и LVNC

Текущие рекомендации предполагают генетическую оценку пациентов с кардиомиопатией и LVNC или синдромами, при которых LVNC может рецидивировать, или случайно обнаруженным LVNC. 4 , 28 Клинический семейный скрининг (включая кардиовизуализацию) должен проводиться для того, чтобы оценить, является ли признак спорадическим или семейным (у большего количества членов семьи обнаруживается LVNC) и разделяется ли он с основным сердечным фенотипом. либо кардиомиопатия, либо ИБС, либо другие, несердечные заболевания / синдромы.Семейный скрининг еще больше углубляется с помощью генетического теста, изучающего несколько генов-кандидатов. Возможные сценарии следующие:

  1. Болезненная мутация разделяется с фенотипом кардиомиопатии, а также разделяется с LVNC. В этом сценарии совпадение кардиомиопатии с LVNC может означать, что трабекулярная анатомия является частью самой кардиомиопатии (типичным примером является тафаззинопатия у новорожденных / детей).

  2. Мутация, связанная с кардиомиопатией в семье, не отделяется от LVNC: бессимптомные члены семьи с нормальным размером и функцией LV могут демонстрировать гипертрабекуляцию LV или наоборот, затронутые и мутировавшие члены семьи могут проявлять кардиомиопатию, но не LVNC.При исходной оценке возможна двойная интерпретация: (i) члены семьи, демонстрирующие LVNC и нормальный размер и функцию ЛЖ, моложе (потомство), чем пробанд и затронутые родственники; фенотип может проявиться позже в течение их жизни; (ii) причина LVNC является дополнительной по отношению к кардиомиопатии (две или более генетических мутации / вариантов, одна из которых потенциально влияет на трабекулярную анатомию LV).

Клинический мониторинг семей может продемонстрировать, что анатомия трабекул может развиваться: LVNC может прогрессировать или регрессировать.Хотя в прошлом предполагалось, что несколько генов специфически связаны с изолированным LVNC, подтверждений и подтверждений нет. Обычно исследуются гены, вызывающие кардиомиопатии, при которых может присутствовать LVNC. 25

Превратить здоровых в больных: случай

Диагностическое обследование особенно сложно, когда здоровые люди с выраженными трабекулами, вплоть до LVNC, отправляются на генетический путь. Генетический тест часто требуется для компенсации клинической неопределенности.Пример, описанный в следующем абзаце, демонстрирует разрушительный эффект диагноза «кардиомиопатия LVNC» у здорового человека и его семьи. 49-летний мужчина, спортсмен-агонист танцевального спорта, был обращен к нашему вниманию после случайного обнаружения LVNC во время оценки спортивной пригодности. Это привело от 2DTTE к первому CMR, который подтвердил NC / C = 2,9, а через год - ко второму CMR, в котором не было зарегистрировано LVNC. Дальнейшее исследование 2DTTE подтвердило гипертрабекуляцию, нормальный размер и функцию ЛЖ.Большой набор генов дал отрицательный результат. Клинический семейный скрининг (родственники 1-го класса: родители, братья, сестры и потомки) дал нормальные результаты при отсутствии в семейном анамнезе сердечных заболеваний или внезапной сердечной смерти (, рис. 1, ).

Рисунок 1

На рисунке показана семейная родословная; В таблице обобщен анамнез пробанда и его родственников: свидетельств сердечного заболевания в семье нет. На изображениях показаны изображения сердца пробанда в 2DTTE (панели A и B ) и CMR (панели C и D ).За 3 года наблюдения признаков дилатации и дисфункции левого желудочка не наблюдалось. Повторные 24-часовые ЭКГ Холтеры не выявили каких-либо значительных аритмий. Пробанд, резко снизивший физическую активность, протекает бессимптомно. 2DTTE, двумерная трансторакальная эхокардиография; ОКС, острый коронарный синдром; ФП, фибрилляция предсердий; ОИМ, острый инфаркт миокарда; CMR, магнитный резонанс сердца; LE, позднее улучшение; LV, левый желудочек; ОАК, пероральный антикоагулянт; ЧКВ, первичное коронарное вмешательство.

Рисунок 1

На рисунке показана семейная родословная; В таблице обобщен анамнез пробанда и его родственников: свидетельств сердечного заболевания в семье нет. На изображениях показаны изображения сердца пробанда в 2DTTE (панели A и B ) и CMR (панели C и D ). За 3 года наблюдения признаков дилатации и дисфункции левого желудочка не наблюдалось. Повторные 24-часовые ЭКГ Холтеры не выявили каких-либо значительных аритмий.Пробанд, резко снизивший физическую активность, протекает бессимптомно. 2DTTE, двумерная трансторакальная эхокардиография; ОКС, острый коронарный синдром; ФП, фибрилляция предсердий; ОИМ, острый инфаркт миокарда; CMR, магнитный резонанс сердца; LE, позднее улучшение; LV, левый желудочек; ОАК, пероральный антикоагулянт; ЧКВ, первичное коронарное вмешательство.

Почему нет новых рекомендаций: с 2006 (AHA) и 2008 (ESC) проблема LVNC все еще не решена

Научные общества, вероятно, смотрят на LVNC с осторожностью: является ли LVNC CMP? Более 10 лет назад при разработке руководящих принципов явно не было бы достаточных доказательств.Сегодня, в 2020 году, прежде чем писать новую нозологию или новые определения или диагностические критерии, следует рассмотреть доказательства сотен визуализационных исследований у пациентов с сердечными заболеваниями, в когортах здоровых людей из контрольной группы и спортсменов, а также у пациентов с несердечными заболеваниями. Выводы недавнего обзора и метаанализа содержат важное предупреждение: «Неуплотнение левого желудочка у взрослого населения - плохо определенная сущность, которая, вероятно, будет одновременно физиологической адаптацией и патологическим заболеванием.Более высокая распространенность наблюдается при использовании изображений CMR, которые легче выявляют изменения LVNC. Клиническое значение этих результатов остается неясным; однако существует значительный потенциал для гипердиагностики, чрезмерного лечения и ненужного последующего наблюдения ». Мы полностью согласны с выводами этого исследования, как мы уже ожидали в прошлом. 4 , 24 , 28

Выводы

LVNC может присутствовать при рождении в сочетании с синдромальной или несиндромальной ИБС или редкими кардиомиопатиями.Однако у взрослых LVNC является приобретенным признаком, потенциально обратимым, повторяющимся при сердечных заболеваниях (кардиомиопатиях и ИБС), при неврологических, почечных и гематологических заболеваниях, при гипертонии, во время беременности или у спортсменов. Таким образом, следует отказаться от вводящего в заблуждение термина «кардиомиопатия LVNC» в пользу DCM или HCM, ACM или RCM с гипертрабекуляцией LV или LVNC. Здоровые люди, у которых случайно диагностирована повышенная трабекуляция, не должны считаться пораженными кардиомиопатией, если их размер и функция ЛЖ в норме.

Конфликт интересов: Не объявлен.

Список литературы

1

Лю

Дж

,

Брессан

M

,

Hassel

D

,

Huisken

J

,

Staudt

D

,

Кикучи

К

,

Poss

KD

,

Микава

T

,

Stainier

DYR.

Двойная роль передачи сигналов ErbB2 в сердечной трабекуляции

.

Девелопмент

2010

;

137

:

3867

-

3875

,2

Минот

CS.

Эмбриологические основы патологии

.

Наука

1901

;

13

:

481

-

498

,3

Rychter

Z

,

Остадал

Б.

Механизм развития коронарных артерий у куриного эмбриона

.

Folia Morphol

1971

;

19

:

113

,4

Арбустини

E

,

Фавалли

В

,

Нарула

N

,

Серио

A

,

Грассо

М.

Некомпактирование левого желудочка: особая генетическая кардиомиопатия?

J Am Coll Cardiol

2016

;

68

:

949

-

966

.5

Hofer

M

,

Stöllberger

C

,

Финстерер

J.

Приобретенное некомпактирование, связанное с миопатией

.

Int J Cardiol

2007

;

121

:

296

-

297

,6

Маркович

N

,

Димкович

N

,

Дамьянович

Т

,

Loncar

G

,

Димкович

С.

Изолированное некомпактирование желудочков у пациентов с хронической почечной недостаточностью

.

Клин Нефрол

2008

;

70

:

72

-

76

,7

Пига

A

,

Longo

F

,

Musallam

KM

,

Велтри

А

,

Ferroni

F

,

Чирибири

А

,

Бонамини

р.

Некомпактирование левого желудочка у пациентов с β-талассемией: выявление ранее нераспознанной аномалии

.

Am J Hematol

2012

;

87

:

1079

-

1083

,8

Гати

S

,

Чандра

N

,

Беннет

RL

,

Рид

M

,

Kervio

G

,

Panoulas

VF

,

Гани

S

,

Шейх

N

,

Заиди

А

,

Уилсон

M

,

Пападакис

M

,

Carré

F

,

Шарма

S.

Повышенная трабекуляция левого желудочка у высококвалифицированных спортсменов: нужны ли нам более строгие критерии для диагностики неуплотнения левого желудочка у спортсменов?

Сердце

2013

;

99

:

401

-

408

,9

Гати

S

,

Пападакис

M

,

Ван Никерк

N

,

Рид

M

,

Еген

т

,

Шарма

S.

Повышенная трабекуляция левого желудочка у лиц с серповидно-клеточной анемией: физиология или патология?

Int J Cardiol

2013

;

168

:

1658

-

1660

.10

Гати

S

,

Пападакис

M

,

Papamichael

ND

,

Заиди

А

,

Шейх

N

,

Рид

M

,

Шарма

R

,

Тилаганатан

B

,

Шарма

S.

Обратимые de novo трабекулы левого желудочка у беременных женщин: значение для диагностики неуплотнения левого желудочка в группах низкого риска

.

Тираж

2014

;

130

:

475

-

483

.11

Д'Асенци

Факс

,

Pelliccia

A

,

Натали

BM

,

Бонифаци

M

,

Mondillo

S.

Гипертрабекуляция левого желудочка в сердце спортсмена, вызванная физической нагрузкой

.

Int J Cardiol

2015

;

181

:

320

-

322

.12

Caselli

S

,

Jost

CHA

,

Jenni

R

,

Pelliccia

A.

Диагностика и лечение без компактации левого желудочка, относящиеся к предварительному скринингу спортсменов

.

Am J Cardiol

2015

;

116

:

801

-

808

.13

Jenni

R

,

Охслин

EN

,

ван дер Лоо

Б.

Изолированное желудочковое неуплотнение миокарда у взрослых

.

Сердце

2007

;

93

:

11

-

15

.14

Улусой

РЭ

,

Кучукарслан

N

,

Кирилмаз

А

,

Демиральп

E.

Некомпактирование миокарда желудочков с вовлечением обоих желудочков

.

Eur J Echocardiogr

2006

;

7

:

457

-

460

.15

Росс

SB

,

Джонс

К

,

Бланш

Б

,

Пураник

R

,

МакГичан

К

,

Barratt

A

,

Семсарян

С.

Систематический обзор и метаанализ распространенности неуплотнения левого желудочка у взрослых

.

Eur Heart J

2020

;

41

:

1428

-

1436

.16

Niemann

M

,

Лю

Д

,

Hu

K

,

Сайкс

M

,

Пиво

M

,

Herrmann

S

,

Gaudron

PD

,

Hillenbrand

H

,

Voelker

W

,

Эртл

G

,

Weidemann

F.

Эхокардиографическая количественная оценка регионарной деформации помогает отличить изолированное неуплотнение левого желудочка от дилатационной кардиомиопатии

.

евро J Heart Fail

2012

;

14

:

155

-

161

,17

Ari

ME

,

Цетин

II

,

Коджабас

A

,

Ekici

F

,

Джейлан

O

,

Суруджу

М.

Снижение деформации у бессимптомных детей с изолированной некомпактностью левого желудочка и нормальной фракцией выброса

.

Педиатр Кардиол

2016

;

37

:

201

-

207

.18

Земрак

Ф

,

Альман

MA

,

Captur

G

,

Мохиддин

SA

,

Кавель-Бем

N

,

Князь

MR

,

Луна

JC

,

Хандли

WG

,

Лима

JAC

,

Bluemke

DA

,

Петерсен

SE.

Связь трабекуляции левого желудочка с функцией и структурой желудочков в течение 9,5-летнего периода наблюдения: исследование MESA

.

J Am Coll Cardiol

2014

;

64

:

1971

-

1980

,19

Weir-McCall

JR

,

Yeap

PM

,

Papagiorcopulo

C

,

Фитцджеральд

К

,

Ганди

SJ

,

Ламберт

М

,

Белч

JJF

,

Кавин

I

,

Литтлфорд

R

,

Macfarlane

JA

,

Мэтью

SZ

,

Николая

RS

,

Struthers

AD

,

Салливан

Ф

,

Во

SA

,

Белый

RD

,

Хьюстон

JG.

Некомпактирование левого желудочка: анатомический фенотип или выраженная кардиомиопатия?

J Am Coll Cardiol

2016

;

68

:

2157

-

2165

.20

Grigoratos

C

,

Барисон

А

,

Иванов

А

,

Андрейни

D

,

Амзулеску

М-С

,

Мазуркевич

L

,

Де Лука

А

,

Grzybowski

J

,

Masci

PG

,

Марчак

M

,

Heitner

JF

,

Швиттер

Дж

,

Гербер

BL

,

Эмдин

М

,

Aquaro

GD.

Метаанализ прогностической роли позднего повышения уровня гадолиния и глобального систолического нарушения при некомпактности левого желудочка

.

JACC Cardiovasc Imaging

2019

;

12

:

2141

-

2151

,21

Феррейра

C

,

Томпсон

R

,

Вернон

Х.

Синдром Барта. 2014 окт. 9 In:

Pagon

RA

,

Адам

MP

,

Ардингер

HH

,

Уоллес

SE

,

Амемия

А

,

Бин

LJH

,

Птица

TD

,

Фонг

CT

,

Меффорд

HC

,

Смит

RJH

,

Стивенс

К

, ред.

GeneReviews ® [Интернет]

.

Сиэтл (WA

):

Вашингтонский университет, Сиэтл

;

1993

–2016. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK247162/PubMed PMID: 25299040.22

Andreini

D

,

Pontone

G

,

Bogaert

J

,

Роги

А

,

Барисон

А

,

Швиттер

Дж

,

Муштак

S

,

Вовас

G

,

Сормани

П

,

Aquaro

GD

,

Monney

P

,

Сегурини

C

,

Гульельмо

M

,

Conte

E

,

Fusini

L

,

Делло Руссо

А

,

Ломбарди

M

,

Грипари

П

,

Багджано

A

,

Fiorentini

C

,

Lombardi

F

,

Барторелли

AL

,

Пепи

M

,

Masci

PG.

Долгосрочное прогностическое значение сердечного магнитного резонанса при невыполнении компрессии левого желудочка: проспективное многоцентровое исследование

.

J Am Coll Cardiol

2016

;

68

:

2166

-

2181

.23

Stähli

BE

,

Гебхард

C

,

Biaggi

P

,

Клаассен

S

,

Валсангиакомо Бючель

E

,

Аттенхофер Йост

CH

,

Jenni

R

,

Таннер

FC

,

Гройтманн

М.

Неуплотнение левого желудочка: распространенность при врожденных пороках сердца

.

Int J Cardiol

2013

;

167

:

2477

-

2481

.24

Арбустини

E

,

Торо

Д

,

Джулиани

А

,

Нарула

л

,

Favalli

N

,

В

. Некомпактирование левого желудочка.В:

Camm

AJL

,

Thomas

F.

,

Серруис

PW

,

Maurer

G

, ред.

Учебник сердечно-сосудистой медицины ESC

. 3-е изд:

Oxford University Press

;

2018

,25

Арбустини

E

,

Ди Торо

А

,

Джулиани

L

,

Фавалли

В

,

Нарула

N

,

Грассо

М.

Сердечные фенотипы при наследственных мышечных заболеваниях: современный обзор JACC

.

J Am Coll Cardiol

2018

;

72

:

2485

-

2506

.26

Козор

R

,

Callaghan

F

,

Тчан

М

,

Гамильтон-Крейг

C

,

Фигтри

GA

,

Скорбь

см.

Непропорционально большой вклад папиллярных мышц и трабекул в общую массу левого желудочка делает выбор метода сердечно-сосудистого магнитно-резонансного анализа критически важным при болезни Фабри

.

J Кардиоваск Магн Резон

2015

;

17

:

22.

27

Van Der Starre

P

,

Deuse

T

,

Pritts

C

,

Брун

С

,

Фогель

H

,

Oyer

P.

Поздняя глубокая мышечная слабость после трансплантации сердца из-за болезни Данона

.

Мышечный нерв

2013

;

47

:

135

-

137

.28

Арбустини

E

,

Weidemann

F

,

Холл

JL.

Некомпактирование левого желудочка: отдельная кардиомиопатия или общая черта различных сердечных заболеваний?

J Am Coll Cardiol

2014

;

64

:

1840

-

1850

.

Опубликовано от имени Европейского общества кардиологов. © Автор (ы) 2020.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

Неуплотнение желудочков у детей: клиническая характеристика и течение ☆ | Интерактивная сердечно-сосудистая и торакальная хирургия

Аннотация

Изолированная неуплотнение левого желудочка (LVNC) - редкая кардиомиопатия, характеризующаяся выраженными трабекулами и глубокими внутритрабекулярными выемками.В этом исследовании мы стремились выявить клинические характеристики детей с некомпактизацией желудочков и определить факторы, влияющие на прогноз. Мы ретроспективно оценили 29 детей с LVNC, наблюдавшихся в отделении детской кардиологии детской больницы доктора Сами Улуса с декабря 2004 года по ноябрь 2009 года. Было 13 женщин (45%) и 16 мужчин (55%), а средний возраст обращения составил 4,8 ± 4,6. лет (от одного месяца до 15 лет). Хотя статистической значимости не было; Возраст раннего обращения и высокий конечный диастолический диаметр левого желудочка на момент постановки диагноза были связаны с худшим прогнозом.

1. Введение

Неуплотнение желудочков (VNC) - это редкая врожденная кардиомиопатия, характеризующаяся выраженными трабекулами и глубокими внутритрабекулярными углублениями в непосредственном контакте с полостью [1]. Диагноз VNC обычно ставится с помощью эхокардиографии (ЭКГ). Так как эту кардиомиопатию можно легко не заметить во время эхокардиографических исследований, она стала часто обсуждаемой темой [2]. Здесь мы стремились определить факторы, влияющие на прогноз, и выявить клинические характеристики детей с VNC.

2. Материалы и методы

Мы ретроспективно оценили 29 детей с VNC, наблюдавшихся в отделении детской кардиологии детской больницы доктора Сами Улуса с декабря 2004 г. по ноябрь 2009 г. Все пациенты и их семейные истории были записаны. Также регистрировались возраст и симптомы на момент обращения, связанные с полом сердечные и экстракардиальные аномалии и дисморфические особенности.

Диагноз VNC поставлен по ЭКГ. Трансторакальная ЭКГ выполнялась с помощью Vivid 7 (GE Healthcare, Милуоки, Висконсин, США).Наличие двухслойного миокарда с более толстым неуплотненным (NC) слоем и тонким уплотненным (C) слоем, соотношение> 2 в парастернальной короткой оси или апикальной проекции, многочисленные чрезмерно выступающие трабекулы и глубокие межтрабекулярные углубления, которые были напрямую связаны с внутрижелудочковой полостью, показанной на цветном допплеровском исследовании, были приняты в качестве эхокардиографических критериев отсутствия уплотнения. Эхокардиограммы также использовались для расчета фракции выброса (EF), фракционного укорочения (FS), конечного диастолического диаметра левого желудочка (LVEDD) и для выявления дополнительных сердечных аномалий.LVEDD, превышающий доверительный интервал ± 2 S.Ds для возраста и площади поверхности тела, был определен как дилатация левого желудочка. Когда EF и FS левого желудочка были ниже стандартных значений, это было названо систолической дисфункцией левого желудочка.

У всех пациентов в этом исследовании была диагностирована аритмия. У всех была ЭКГ в двенадцати отведениях, и холтеровское исследование проводилось при отклонении от нормы ЭКГ или в случае подозрения на аритмию.

Были сопоставлены систолические функции левого желудочка до и после противозастойной терапии и оценены факторы, которые могут повлиять на прогноз.

Все анализы были изучены с использованием версии SPSS 11.5 (Чикаго, Иллинойс, США). Значение P <0,05 было принято как статистически значимое.

3. Результаты

Под наблюдением находились 29 детей с ВНК, которые наблюдались в отделении детской кардиологии детской больницы доктора Сами Улуса с декабря 2004 по ноябрь 2009 года. Из 29 пациентов 13 (45%) были женщинами и 16 (55%) мужчинами. Двое были братьями и сестрами, и у них был положительный семейный анамнез. Средний возраст при обращении составил 4 года.8 лет (от одного месяца до 15 лет). Средний срок наблюдения составил 16 месяцев (два месяца - четыре года).

Всем пациентам поставлен диагноз по ЭКГ. Наиболее часто вовлекались верхняя, нижняя и боковая части левого желудочка соответственно (рис. 1).

Рис. 1.

Эхокардиографическое изображение пораженной области левого желудочка.

Рис. 1.

Эхокардиографическое изображение пораженной области левого желудочка.

Дилатация левого желудочка наблюдалась у 25 пациентов (87%). У двух пациентов (7%) не было кардиомиопатических изменений, у каждого пациента (3%) были изменения, соответствующие гипертрофической и рестриктивной кардиомиопатии (РКМ) (таблица 1).

Таблица 1

Дисперсия пациентов в соответствии с морфологией левого желудочка

Морфология Количество
пациентов (%)
Дилатация ЛЖ 2580 2580 Ограничительная 1 (3%)
Гипертрофическая 1 (3%)
Без изменений 2 (7%)
Число
Морфология пациентов (%)
Дилатация ЛЖ 25 (87%)
Ограничительная 1 (3%)
Гипертрофическая 2080
% изменение 2 (7%)
Таблица 1

Распределение пациентов по морфологии левого желудочка

Морфология Количество
пациентов (%)
Дилатация ЛЖ 25 (87%)
Гиперстриктивная ( ) 1 1 (3%)
Без изменений 2 (7%)
дилатация На момент постановки диагноза у 25 пациентов (87%) была систолическая дисфункция левого желудочка, а в оставшихся четырех (13%) случаях систолическая функция левого желудочка была в пределах нормы.На момент презентации среднее значение EF составляло 44%, а среднее значение FS составляло 21%. Ни у одного из пациентов не было внутрисердечного тромбоза.

Пациентам с дилатацией левого желудочка проводилась противозастойная и профилактическая антикоагулянтная терапия. Сначала мы использовали петлевой диуретик и ингибиторы ацетилсалициловой кислоты. Некоторым пациентам мы добавляли дигитал и альдактон в зависимости от клинического состояния.

В младшей возрастной группе чаще встречались такие жалобы, как тахипноэ, раздражительность и задержка роста, тогда как в старшей возрастной группе общими симптомами были утомляемость и одышка.Клинические данные при поступлении: тахипноэ, раздражительность и задержка роста у девяти пациентов (31%), кардиомегалия у четырех (14%), шум у трех (10%), дисморфизм лица у двух (7%), боль в груди у двух. пациенты (7%). Во время семейного скрининга были обнаружены два пациента (таблица 2). У семи пациентов (24%) ранее в разных центрах были диагностированы различные формы кардиомиопатии, и все они были госпитализированы с симптомами сердечной недостаточности. У этих пациентов ранее была диагностирована дилатационная кардиомиопатия (ДКМП) у шести пациентов, а у одного - по ОКМ.

Таблица 2

Клинические проявления на момент постановки диагноза

Морфология Количество
25 (87%)
Ограничительная 1 (3%)
Гипертрофическая 1 (3%)
Без изменений 2 (7%)

680

Клинические симптомы Число
пациентов (%)
Симптомы сердечной недостаточности 20 (6920%) Шум 3 (10%)
Дисморфизм лица 2 (7%)
Боль в груди 2 (7%)
% Бессимптомная
20 2
9 2078
Клинические симптомы Число
пациентов (%)
Симптомы сердечной недостаточности 20 (69%)
Мурм
Дисморфизм лица 2 (7%)
Боль в груди 2 (7%)
Бессимптомный 2 (7%)
Таблица 2

Клинические проявления на момент постановки диагноза

Клинические симптомы Число
Симптомы сердечной недостаточности 20 (69%)
Шум 3 (10%)
Дисморфизм лица 2 (7%)
Боль в груди 2 (7 72079)
Бессимптомно 2 (7%)
Клинические симптомы Число
пациентов (%)
%)
Шум 3 (10%)
Дисморфизм лица 2 (7%) 9 2080
Боль в груди 2 (7%)
Бессимптомная 2 (7%)

У некоторых пациентов наблюдались сердечные и экстракардиальные патологии.В семи случаях (24%) были выявлены дополнительные проблемы с сердцем. У пяти пациентов был только один порок сердца. Дефект межпредсердной перегородки (ASD), открытый артериальный проток (PDA), аномалия Эбштейна, дилатация корня аорты и пролапс митрального клапана (MVP) присутствовали у каждого пациента. У трех пациентов было более одной дополнительной сердечной аномалии: ДМПП и дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП), аномалия Эбштейна и ДМЖП, ДМЖП и фиброэластоз эндокарда (ЭФЭ). У остальных 22 пациентов (76%) были изолированы VNC.Все дополнительные сердечные заболевания были гемодинамически и клинически незначимы. Мы решили, что ни один из них не способствует застойной сердечной недостаточности.

В восьми случаях (28%) наблюдались экстракардиальные патологии: у пяти пациентов (17,2%) была умственная и двигательная отсталость, у одного (3,4%) была микроцефалия, у одного (3,4%) был пузырно-мочеточниковый рефлюкс (ПМР) и у одного пациента ( 3,4%) кисты легких. Эти результаты представлены в таблице 3. Два пациента (7%) с дисморфической внешностью были направлены в другой центр для генетических исследований, у этих пациентов также была умственная и двигательная отсталость.

Таблица 3

Экстракардиальные патологии у пациентов с ВНК

Внекардиальная патология Количество
пациентов (%)
Умственная и моторная задержка Микроцефалия 1 (3,4%)
Пузырно-мочеточниковый рефлюкс 1 (3,4%)
Кисты легких 1 (3.4%)
0
Экстракардиальная патология Количество
пациентов (%)
Умственная и моторная отсталость

0

520 1 (3,4%)
Пузырно-мочеточниковый рефлюкс 1 (3,4%)
Кисты легкого 1 (3,4%)
Таблица 3

Экстракардиальная патология 9203 у пациентов с

3209204%)
Экстракардиальная патология Количество
пациентов (%)
Умственная и моторная отсталость 5 (17.2%)
Микроцефалия 1 (3,4%)
Пузырно-мочеточниковый рефлюкс 1 (3,4%)
Кисты легкого
1 (3,4%)

83

83

83

83

83

83

83

Экстракардиальная патология Количество
пациентов (%)
Умственная и двигательная отсталость 5 (17,2%)
Микроцефалия 1
Пузырно-мочеточниковый рефлюкс 1 (3,4%)
Кисты легкого 1 (3,4%)

За время наблюдения шесть пациентов (21%) умерли. Причинами смерти стали сердечная недостаточность у четырех и тяжелая пневмония и сепсис у двух. На фоне противоотечной терапии улучшение систолической функции левого желудочка (ЛЖ) было выявлено у 11 пациентов (38%). Среди этих пациентов систолическая функция левого желудочка все еще была ниже нормальных значений у трех (10%) и в пределах нормы у восьми (28%).Несмотря на подходящую противозастойную терапию, у пяти пациентов (17%) не наблюдалось изменений или ухудшения систолической функции левого желудочка. Из наблюдения выбыли семь пациентов (24%). Кроме того, три пациента (10%) также получали карведилол. При последующем наблюдении функция левого желудочка одного пациента достигла нормального уровня, другой умер, а еще один покинул исследование.

Ни пол, ни наличие дополнительных сердечных аномалий не оказались статистически значимыми для прогноза. Несмотря на отсутствие статистической значимости, диагностика в раннем возрасте и более низкая систолическая функция ЛЖ на момент постановки диагноза были немного связаны с более плохим прогнозом (таблица 4).

Таблица 4 Факторы

, которые могут повлиять на прогноз

Переменная P -значение
Возраст 0,163
Пол
0,2 Логическая функция диагноза 0,058
Наличие дополнительных сердечных аномалий 0,220
Переменная P -значение
920

Пол 0,212
Систолическая функция ЛЖ на момент установления диагноза 0,058
Наличие дополнительных сердечных аномалий 0,220
Таблица факторов, влияющих на
Переменная P -значение
Возраст 0,163
Пол 0.212
Систолическая функция ЛЖ на момент постановки диагноза 0,058
Наличие дополнительных сердечных аномалий 0,220
-

80

80

9

80

Переменное значение
Возраст 0,163
Пол 0,212
Систолическая функция ЛЖ на момент постановки диагноза 0.058
Наличие дополнительных сердечных аномалий 0,220

В ходе наблюдения различные аритмии были обнаружены у восьми пациентов (28%). У двоих детей (7%) была синусовая тахикардия, у пяти (17%) была желудочковая экстрасистолия (ВЭС) и у одного пациента (3%) была желудочковая тахикардия (ЖТ). Трое из этих пациентов (11%) получали антиаритмическое лечение, и все ответы на терапию были удовлетворительными. Пропранолол, амиодарон и соталол использовались у каждого пациента с СВЭ, СВЭ и ЖТ соответственно.В двух случаях (7%) постоянный кардиостимулятор был установлен из-за сердечной недостаточности в другом центре.

Шесть пациентов (21%) имели положительный семейный анамнез сердечной недостаточности. Из этих пациентов двое были братьями и сестрами, а у трех пациентов в анамнезе была смерть братьев и сестер от сердечной недостаточности. Брат одного пациента наблюдался с диагнозом DCM в другом центре. Родители восьми пациентов (28%) были кровнородственными родственниками.

4. Обсуждение

VNC были впервые описаны в 1990 году Чином и его коллегами [3].Морфологически сосочковые мышцы у этих пациентов развиты недостаточно, а неуплотненные внутренние слои миокарда составляют более 50% толщины стенки желудочка. Сопутствующий EFE существует из-за нарушения микроциркуляции.

На VNC приходится примерно 9% всех кардиомиопатий у детей [4]. Наши пациенты без уплотнения составляли 11,3% от всех пациентов, за которыми мы наблюдали из-за различных кардиомиопатий. Однако, поскольку диагностические критерии являются субъективными, и VNC можно легко упустить из виду во время исследования ЭКГ, поскольку апикальный сегмент, который наиболее часто поражает заболевание, трудно отобразить на трансторакальной ЭКГ, и он также часто наблюдается при хорошо известных кардиомиопатиях, таких как DCM или гипертрофические кардиомиопатии (HCM), VNC могут возникать чаще, чем предполагалось.

Если VNC не сосуществует с другими сердечно-сосудистыми патологиями, он называется «изолированным» VNC. Хотя чаще всего поражается левый желудочек (62%), в некоторых случаях поражаются оба желудочка (22–38%) [5]. Из наших пациентов у 22 (76%) были изолированные VNC, и у всех был поражен только левый желудочек.

Примерно 44% случаев являются семейными, и в обеих группах можно обнаружить дисморфизм лица, такой как косоглазие, микрогнатия, задержка психомоторного развития и проблемы со зрением [3].В наших случаях ведущей экстракардиальной аномалией была умственная и двигательная отсталость. При обнаружении заболевания требуется семейный скрининг [6]. Двум нашим пациентам (6,8%) был поставлен диагноз во время семейного скрининга.

Диагноз ставится на основании ЭКГ. Диагностические критерии были впервые описаны Jenni et al. в 2001 г. [7]. Эти критерии были изменены в более поздних публикациях [8]. Диагностические критерии включают, по крайней мере, четыре отчетливых трабекулярных и внутритрабекулярных углубления, в основном включающих апикальную, средне-нижнюю и средне-латеральную области, прямой контакт углублений с полостью желудочка, что показано цветной допплеровской ЭКГ, и соотношение от широкой неуплотненной структуры к тонкой компактной структуре выше 2 на парастернальном изображении по короткой оси.Последний критерий особенно противоречив у детей. Исследования пришли к выводу, что если соотношение NC / C, измеренное эхокардиографией, превышает 1,4, необходимо учитывать последующее эхокардиографическое наблюдение за пациентом. Тем не менее, у всех наших пациентов соотношение NC / C было выше 2.

Заболевание чаще всего путают с ДКМП по данным ЭКГ. Дифференциальный диагноз также включает гипертрофические и рестриктивные кардиомиопатии, EFE, миокардит и аритмогенную дисплазию правого желудочка.Подобные структурные изменения миокарда также были зарегистрированы в случаях тяжелого стеноза аорты и у пациентов с атрезией легочной артерии и с интактной межжелудочковой перегородкой, но они патологически различаются [9].

В 36% случаев в различных отчетах были выявлены дополнительные сердечные патологии. Различные дефекты перегородки, ОАП, легочный стеноз и расщелина митрального клапана - вот лишь некоторые из приведенных примеров [10]. В семи (24,1%) наших случаях были обнаружены сопутствующие пороки сердца, включая различные дефекты перегородки и ПМК, аномалию Эбштейна и дилатацию корня аорты.Наличие дополнительных сердечных аномалий не было статистически значимым фактором, влияющим на прогноз.

Пациенты могут получить диагноз от периода новорожденности до преклонного возраста. В нашей группе самый ранний диагноз был поставлен в возрасте одного месяца, а последний - на 15-м году жизни; последняя протекала бессимптомно, и диагноз был поставлен во время семейного сканирования с помощью ЭКГ. Как и в других зарегистрированных случаях, преобладание мужчин (56–82%) также наблюдалось у наших пациентов (55%) [3].

Диагноз может быть поставлен бессимптомному пациенту со сниженной функцией левого желудочка на случайной ЭКГ или при сердечной недостаточности, показаниями могут быть аритмии и тромбоэмболические явления [11].Клинические проявления на момент постановки диагноза представлены в таблице 2. Семь случаев (24%) уже были диагностированы как DCM, HCM или RCM в других медицинских центрах, и все они были госпитализированы с симптомами сердечной недостаточности.

Механизм систолической сердечной недостаточности у пациентов без уплотнения не очень ясен. Неуплотненный миокард более чувствителен к снижению поступления кислорода в миокард и токсическому действию катехоламинов. Количество вовлеченных сегментов, по-видимому, является основным детерминантом систолической дисфункции ЛЖ [12].

Механизмы аритмий при гипертрабекуляции левого желудочка (ГЛЖ) в значительной степени неизвестны. Аритмии у детей возникают реже, чем у взрослых, наиболее частым из которых является СВЭ. Также встречаются отклонение оси влево и вправо, наджелудочковые экстрасистолы, фибрилляция предсердий, суправентрикулярная тахикардия, синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта, блокада левой ножки пучка Гиса и АВ-блокада [13]. Считается, что за эти аритмии ответственны субэндокардиальная гипоперфузия и дисфункция микроциркуляции [14].Различные виды аритмий выявлены в восьми (27,5%) наших случаях.

Низкая ФВ, нарушения ритма и глубокие впадины могут вызывать системную эмболию [15]. У наших пациентов не было обнаружено тромбоэмболических явлений.

Несколько исследований показали, что более молодой возраст на момент постановки диагноза, соотношение NC / C> 3 и более высокие немедленные LVEDD и большее количество гипертрабекулярных сегментов, наблюдаемых при эхокардиографии, были связаны с плохим прогнозом [7]. В этом исследовании не было обнаружено, что прогностический фактор статистически влияет на прогноз.Но ранний возраст и более низкая систолическая функция ЛЖ на момент постановки диагноза, по-видимому, создают плохие прогностические факторы, в то время как у пожилых бессимптомных пациентов с левым желудочком нормального размера на момент постановки диагноза прогноз, по-видимому, лучше. Отсутствие статистической значимости может быть связано с небольшим количеством пациентов, за которыми можно наблюдать.

5. Выводы

Наши пациенты без уплотнения составили 11% от всех случаев, за которыми мы наблюдали, из-за различных кардиомиопатий.В 27% случаев выявлялись экстракардиальные заболевания, в основном умственная и двигательная отсталость. Наиболее частые жалобы при поступлении были связаны с сердечной недостаточностью (69%). Смертность составила 21%, смерть наступила в результате сердечной недостаточности и сепсиса. Статистически значимых прогностических факторов не обнаружено.

Список литературы

1,,,,.

Новая классификационная схема некомпактности левого желудочка и корреляция с желудочковой производительностью

,

Am J Cardiol

,

2008

, vol.

102

(стр.

92

-

96

) 2,,.

Эхокардиографические особенности некомпактной кардиомиопатии. Пропущенное или ошибочно диагностированное заболевание

,

Arq Bras Cardiol

,

2009

, vol.

93

(стр.

e21

-

e23

) 3,,,,.

Изолированное некомпактирование миокарда левого желудочка: исследование восьми случаев

,

Circulation

,

1990

, vol.

82

(стр.

507

-

513

) 4,,,,,.

Детерминанты исхода изолированного некомпактирования желудочков в детском возрасте

,

Am J Cardiol

,

2004

, vol.

94

(стр.

1581

-

1584

) 5,,,.

Некомпактирование миокарда желудочков с вовлечением обоих желудочков

,

Eur J Echocardiogr

,

2006

, vol.

7

(стр.

457

-

460

) 6,.

Мутации саркомера при кардиомиопатии, некомпактации и развивающемся сердце

,

Circulation

,

2008

, vol.

117

(стр.

2847

-

2849

) 7,,,,.

Эхокардиографические и патологоанатомические характеристики изолированной неуплотнения левого желудочка: шаг к классификации в качестве отдельной кардиомиопатии

,

Сердце

,

2001

, vol.

86

(стр.

666

-

671

) 8,.

Неуплотнение левого желудочка: генетическая гетерогенность, диагностика и клиническое течение

,

Int J Cardiol

,

2010

, vol.

140

(стр.

145

-

153

) 9,,,,,.

Эхокардиографическая диагностика безкомпактной кардиомиопатии

,

Eur J Echocardiogr

,

2002

, vol.

3

(стр.

301

-

302

) 10,,,.

Некомпактирование левого желудочка: патологическое исследование 14 случаев

,

Human Pathol

,

2005

, vol.

36

(стр.

403

-

411

) 11,.

Вариабельные клинические проявления и исходы при отсутствии компрессии миокарда желудочков у младенцев и детей, недиагностированной кардиомиопатии

,

Cardiol Young

,

2004

, vol.

4

(стр.

409

-

416

) 12,,,.

Нарушения ритма у детей с изолированной некомпакцией желудочков

,

Pacing Clin Electrophysiol

,

2005

, vol.

28

(стр.

1198

-

1202

) 13,,.

Клиническая характеристика некомпактности левого желудочка у детей. Относительно распространенная форма кардиомиопатии

,

Обращение

,

2003

, т.

108

(стр.

2672

-

2678

) 14,,,,,,,,,,,,,,,,,,,.

Дисфункция желудочков и количество некомпактных сегментов в отсутствии уплотнения: независимые предикторы

,

Int J Cardiol

,

2010

, vol.

141

(стр.

250

-

253

) 15,,,,,.

Клинические особенности изолированного некомпактирования миокарда желудочков: отдаленное течение, гемодинамические свойства и генетический фон

,

J Am Coll Cardiol

,

1999

, vol.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *