Прививка от гепатита а детям нужна ли комаровский: Welcome: 100%РЕЗУЛЬТАТ: Проверено

Содержание

Доктор Комаровский рассказал все, что вам надо знать о прививках

В воскресенье, 28 января, известный детский врач Евгений Комаровский в прямом эфире авторской программы Евгения Киселева рассказал о причинах боязни прививок и о том, почему прививать детей и прививаться взрослым все же надо.

Откуда пошла вакцинофобия?

«Парадокс этого явления состоит в том, что люди не боятся болезни, пока ее у них нет. Причем, умудряемся не бояться даже исключительно опасных заболеваний. Например, если в стране нет кори, так зачем от нее спасаться? Другое дело, если прививки делают все окружающие, так срабатывает стадный инстинкт: «Ладно, сделаю на всякий случай прививку и я».

Но когда начинают во дворах появляться детские гробики, ситуация меняется кардинально и сразу же. А тут еще люди ежедневно слышать по телевизору, что там кто-то умер, там и еще вон там, вакцинофобия исчезает сразу же. И уже никто не говорит о вреде или бесполезности прививок. Сегодня в Украине есть корь, есть летальные случаи от нее, и люди массово прививают детей.

Я еще в 2011 году записал часовую программу про корь и как от нее спасаться. Ее сегодня надо каждую неделю крутить по телевизору, я готов ее предоставить бесплатно, но редакциям телеканалов это не надо.

Но и обвинять в таком поведении только простых людей неправильно. Люди имеют огромные и справедливые претензии к государственной программе вакцинации. Уже многие годы у них нет никаких наглядных примеров, что тема вакцинации интересует государственных чиновников. Вы когда-нибудь хоть от какого-то из украинских президентов слышали о необходимости вакцинации? Нет! И я тоже. Вы видели по телевизору, как президента прививают от гриппа, хотя реально прививают, конечно? Нет! Вот как Обаму прививали показывали не только всей Америке, но еще и у нас на общенациональных каналах.

Далее люди очень сомневаются в том, что наши медицинские чиновники купили за границей действительно качественную вакцину. Может, она сто раз качественная, а может быть и нет. Опять же завозить то могли качественную, а хранили как? Люди это могут проверить? Нет и еще раз нет!», — рассказал доктор Комаровский.

Мифы о вакцинах

«Миф первый: в страну завозят дешевую, но фальшивую вакцину. Заявляю сразу: фальсифицировать вакцину невозможно в принципе, поскольку это безумно дорого, ровно столько, сколько сделать нормальную вакцину. Речь идет о десятках миллионов долларов или евро. Никто фальсификат вакцины делать не будет, ибо это не выгодно.

Второй миф, навязываемый обществу, — об опасности индийских вакцин. Это при том, что Индия — крупнейший в мире производитель вакцин. Индийскими вакцинами привито 2/3 населения Земли. Вот сказал это, а завтра в Интернете появится статья, что индусы Комаровскому взятку дали.

Но мы, украинцы-то, крутые. Нам европейские вакцины подавай. Почему? Да потому, что такие слухи распускаются самими врачами. Европейская вакцина раз в десять дороже индийской, при этом ничем ее не лучше. Но если мамочка послушает своего педиатра и побежит либо в частную клинику прививать чадо, либо в аптеку покупать европейский аналог, то потом такого педиатра отблагодарят.

Некоторые индийские вакцины, например, от коклюша, хуже детьми переносятся, но дают более крепкий иммунитет. Но комплексная вакцина от кори, краснухи и паротита что индийская, что европейская полностью идентичны. Только индийскую вашему ребенку привьют бесплатно, по госпрограмме, а за европейскую придется заплатить», — сказал Евгений Комаровский.

Что же делать?

«Проблемы с наличием вакцин в стране возникли не нынешней зимой, и даже не прошлой. Еще в 2008 году я начал писать, что в случае,когда ребенок умер после вакцинации еще не значит, что он умер именно от нее. Но уже тогда пошел шквал разговоров против вакцинации. И сегодня мы имеем то, что имеем.

 

 

Поэтому надо перестать заниматься фигней, надо прививать детей и самим прививаться, пока еще есть нормальные вакцины по государственным программам.

Граждане, прививайтесь от дифтерии

Сегодня у нас вспышка кори. А если завтра к нам пожалует дифтерия, что будем делать? Каждый взрослый, не говоря уж о детях, должен раз в 10 лет ревакцинироваться от дифтерии. Сколько у нас таковых? А Бог его знает… А дифтерия не лечится ничем, кроме противодифтерийной сыворотки. Которой в стране просто нет.

Да, дифтерией у нас заболевает 1-2 человека в год, и индусы сыворотку дадут. Но есть страны, где вспышки дифтерии постоянны. Венесуэла, Бангладеш, Йемен. И если оттуда приедет носитель дифтерийной палочки, который сам не болеет и может не заболеть никогда, и проконтактирует с не привитыми людьми, то вспышку этой смертельно опасной болячки получим и тут. И тогда 10% из заболевших, а не вообще от населения страны, умрут.

Есть ли сегодня в Украине эпидемия кори?

В отдельных городах есть! Но все, что вам надо сделать, просто привиться от нее, и тогда эта корь будет вам до одного места.

Ведь чем коварна корь? От нее умирает 0,1% заболевших детей. То есть, если заболеет отдельно взятый ребенок, то с вероятностью 99,99% он выздоровеет без последствий. А если заболеет 1000 детей, то 10 из них гарантировано умрут. Кто может сказать, что в эту десятку не войдет именно его ребенок? А у взрослых процент летальных исходов от кори еще немного выше из-за наличия у взрослых других болячек.

И еще лекарства именно от кори нет, ее лечат симптоматически: высокая температура — жаропонижающее, обезвоживание — обильное питье. Самое главное: появилась ни с чего сыпь — немедленно к врачу! Корь по заразности стоит на третьем месте после чумы и натуральной оспы. Гриппу до нее далеко.

Проблема вакцинации населения — проблема национальной безопасности

А ситуация с вакцинацией населения не изменится до тех пор, пока президент, премьер-министр или спикер Верховной Рады не стукнет кулаком по столу и не погонит своих депутатов, министров или советников скопом в поликлинику на прививки, с обязательным показом этого по всем телеканалам. После такого и простой люд потянется. Но такого нет и вряд ли будет. У меня вообще такое впечатление, что это из серии проповеди хищникам пользы растительной пищи. Хищники послушать могут, но перейти с мяса на картошку не смогут никогда, на то они и хищники.

Хотя можно сделать по-другому: пусть вакцинацию начнут пропагандировать ученые, артисты, спортсмены, художники, которых мы все любим и которым верим, тогда глядишь и не надо было бы показывать прививки президента», — считает Евгений Комаровский.

Алексей Логинов

Стоит ли делать прививки в разгар пандемии — Российская газета

Как должна проводиться вакцинация в период пандемии коронавируса, можно ли прививками перегрузить иммунную систему, что будет, если отказаться от них вовсе, рассказала "РГ" заведующая отделением вакцинопрофилактики детей с отклонениями в состоянии здоровья и семейной вакцинации "НМИЦ здоровья детей" Минздрава России Наталья Ткаченко.

Нужно делать плановые прививки ребенку в разгар эпидемии коронавируса?

Наталья Ткаченко: Категорического запрета на плановую вакцинацию детей пока не было. По совершенно понятной причине: если отказаться от прививок, то через 3-6 месяцев мы получим вспышки других заболеваний, в числе которых - коклюш, пневмококковая инфекция, корь, краснуха, паротит, ветрянка и другие. Даже в условиях эпидемии коронавируса вакцинация должна проводиться, но с соблюдением всех мер предосторожности.

Стоит опасаться, что из-за прививки ослабнет иммунитет ребенка?

Наталья Ткаченко: Нет... Прививка стимулирует иммунитет, она заставляет его вырабатывать антитела против инфекции. Суть вакцинации - это обучение иммунной системы.

Активный иммунитет, который мы приобретаем к инфекционным болезням, можно получить только двумя способами: переболеть или сделать прививку. Первый способ опасен тем, что сложно предсказать, как человек будет болеть: легко или очень тяжело.

Можно прививками перегрузить иммунную систему?

Наталья Ткаченко: Многие боятся прививаться, а уж использовать комбинированные многокомпонентные вакцины тем более! Например, есть шестивалентная вакцина против коклюша, дифтерии, столбняка, полиомиелита, вирусного гепатита B и гемофильной инфекции. Приходят родители и просят все сделать по отдельности, чтобы уменьшить "нагрузку" на иммунную систему ребенка. То есть предлагают сначала три раза сделать прививку от полиомиелита, потом отдельно три раза от коклюша, дифтерии, столбняка и гепатита B. О чем они беспокоятся? Вакцина полиомиелитная инактивированная содержит 3 антигена, противококлюшная - столько же, против дифтерии и столбняка - по одному антигену. Для сравнения - нагрузка цельноклеточной вакцины АКДС, которая начала применяться во второй половине ХХ века в Советском Союзе и до сих пор широко используется, равна трем тысячам антигенов. Почувствуйте разницу: три тысячи или всего десять антигенов! От чего вы хотите освободить ребенка? Современные вакцины высокоэффективны, хорошо переносятся, не угнетают иммунную систему, а, скорее наоборот, стимулируют ее.

Осторожность в прививках необходима при врожденном или приобретенном иммунодефиците, например, в том случае, когда ребенок получает иммуносупрессивную терапию, которая снижает иммунный ответ организма. В частности, абсолютно противопоказана вакцинация живыми вакцинами после трансплантации почки, печени, сердца, легких, а также детям с онкологическими заболеваниями, которым назначена химиотерапия. Живые вакцины противопоказаны также при беременности, поэтому позаботиться о своем здоровье и здоровье будущего ребенка женщина, планирующая беременность, должна заранее!

Какие бывают противопоказания для того, чтобы на время отложить вакцинацию?

Наталья Ткаченко: Если ребенок заболел, к примеру, у него температура или понос, рвота, тогда на некоторое время вакцинация откладывается. Но нужно смотреть на общее состояние пациента. Если болезнь протекала легко и это была обычная сезонная респираторная инфекция без высокой температуры, то на самом деле через 2-3 дня после нормализации температуры прививку можно делать. Если болезнь сопровождается лихорадкой, ребенок лечится антибиотиками, лучше подождать, иногда необходимо отложить вакцинацию до месяца. Зависит от того, как будет улучшаться состояние.

Живые вирусы содержатся в вакцинах против кори, краснухи, ветряной оспы, паротита, полиомиелита. Фото: istock / Bet_Noire

Насколько оправданы прививки в грудном возрасте? Можно от них отказаться?

Наталья Ткаченко: Когда 1,5 года назад мы проводили анкетирование родителей по вакцинации детей против пневмококковой инфекции, которая начинается в 2 месяца, то были удивлены. Это одна из самых ранних вакцин в Национальном календаре профилактических прививок России. В тех случаях, когда эта вакцинация не проводилась, мы ожидали на первом месте увидеть отказы родителей от нее. Но были страшно удивлены, когда на первое место вышли рекомендации врача. Причем зачастую это были не письменные медотводы, а устные советы об отказе или переносе сроков иммунизации! Это был шок, потому что наиболее тяжело пневмококковая инфекция протекает именно у ребенка самого раннего возраста. Если это отит - то гнойный, с частыми осложнениями, если пневмония, то она зачастую приобретает деструктивный характер. Кроме того, именно у маленьких детей отмечается самый высокий уровень заболеваемости пневмококковыми менингитами!

Новорожденный ребенок рождается "стерильным". Сразу после рождения его иммунная система сталкивается с огромным количеством антигенов. Это всевозможные бактерии, которые находятся вокруг, вирусы, пищевые антигены, например, те, что он получает с молоком матери, антигены пылевые и пыльцевые. Но его иммунная система с этим благополучно справляется. Другое дело, что она еще не обучена и не готова сопротивляться инфекционным болезням. Вакцинация восполняет собой эту слабость, позволяя заблаговременно выработать антитела к разным инфекциям.

Бывает, что организм не может справиться с вирусом или микробом, который содержит вакцина?

Наталья Ткаченко: На самом деле большинство вакцин - неживые. Это значит, что инфекционный агент в них предварительно умерщвлен. Более того, часто они содержат лишь часть бактериальной клетки или вируса. Это касается прививок от вирусных гепатитов А и B, вируса папилломы человека, полиовируса, коклюша, дифтерии, столбняка. Любая инактивированная вакцина не содержит патогена, который вызывает болезнь. Живые вирусы содержатся в вакцинах против кори, краснухи, ветряной оспы, паротита, полиомиелита, но культуры в них настолько ослаблены, что не способны размножаться в организме. Они не вирулентны, то есть не могут причинить вреда организму, в отличие от инфекции.

Что будет, если вовсе отказаться от прививок?

Наталья Ткаченко: Как только падает процент охвата вакцинацией населения в каком-либо регионе, там возникает вспышка инфекции. Так было в 90-е годы в России. Советский Союз распался в 1991 году, и уже в 1993-1994 годах было зарегистрировано порядка 40 тысяч случаев дифтерии в Российской Федерации. В 2011 году Европа получила мощнейшую вспышку кори, когда резко упала привитость населения против этого заболевания. Тогда и в Российской Федерации был отмечен резкий подъем заболеваемости корью, и мы тоже были вынуждены последние несколько лет активно проводить догоняющую вакцинацию взрослых против кори. Не будет вакцинации от гриппа - будут вспышки гриппа, колоссальные вспышки.

Насколько эффективна прививка от гриппа, учитывая, что вирус постоянно мутирует?

Наталья Ткаченко: Истинная мутация - это то, что произошло с коронавирусом: где, когда и как он мутировал, на этот вопрос не ответит никто. Доподлинно неизвестно, когда конкретно появится эффективная вакцина. А когда мы говорим о вакцинации против гриппа, это рутинная вакцинация, это обыденное дело для человечества. Истинных мутаций встречается не так уж и много. На самом деле это просто чередование видов гриппа А и гриппа B. Все штаммы хорошо известны, пути распространения гриппа тоже понятны и изучены. Как правило, шествие гриппа начинается с Юго-Восточной Азии, где сезонная вспышка начинается весной. Штаммы отбираются, исследуются, и уже летом производится вакцина для других территорий. Выбранную вакцину запускают в производство, чтобы в дальнейшем опередить волну гриппа, которая неизбежно придет.

От себя добавлю, что в предстоящем эпидсезоне 2020-2021 гг. особое внимание надо уделить именно вакцинации против пневмотропных инфекций, таких как грипп, пневмококковая инфекция и коклюш.

Что нужно и нельзя делать до и после прививки

Прививки — это важный шаг в жизни ребенка и серьезное испытание для родителей. Существует множеством мифов, которые не только осложняют уход за ребенком до и после вакцинации, но и отвлекают внимание родителей от действительно важных моментов, связанных с прививками.


Перед тем как сделать прививку

Принимая во внимание тот факт, что в подавляющем большинстве случаев, прививки хорошо переносятся здоровыми детьми без всякой подготовки и предварительного лечения, самым важным пунктом в подготовке ребенка к прививке является определение противопоказаний к прививкам, то есть тех случаев болезни у ребенка, при которых прививка может дать серьезные побочные реакции. Противопоказания и предосторожности для вакцинации, в некоторых случаях проведение вакцинации у детей либо категорически запрещено, либо должно быть отложено на более поздний срок. Чтобы правильно оценить противопоказания и предосторожности для проведения вакцинации у ребенка важно следовать календарю вакцинации и знать заранее, какая прививка и когда должна быть поставлена ребенку. Перед тем как поставить ребенку прививку и в день вакцинации прочтите, какие противопоказания и предосторожности связаны с введением той или иной прививки и убедитесь в том, что у ребенка нет никаких противопоказаний для введения прививки. Если определение некоторых противопоказаний или предосторожностей вызывает у вас затруднение (например, насколько опасна у ребенка простуда или кашель) – покажите его врачу. Вслепую отказываться от прививки из-за легкого насморка или кашля не следует – это только сорвет план вакцинации.


Подготовка ребенка к прививке Необходимая подготовка ребенка к прививке обычно гораздо проще, чем принято считать

Питание ребенка За несколько дней до вакцинации не следует вводить в рацион ребенка новые продукты питания. Если ребенок находится на грудном вскармливании – матери лучше отказаться от новых продуктов и питаться как обычно. Это поможет избежать возникновения аллергических реакций, которые могут быть спутаны с действием прививки. Профилактический прием антигистаминных лекарств и жаропонижающих средств Прием антигистаминных препаратов (например, Супрастин) за день до прививки рекомендуется только в случае детей, страдающих различными проявлениями аллергии (крапивница, атопический дерматит, астма), или у которых прошлая доза прививки вызвала появление сильного отека, покраснения и боли на месте инъекции. Назначение антигистаминных препаратов ребенку следует обсудить с врачом. Для того чтобы профилактическое лечение было эффективным важно правильно подобрать дозу лекарства в зависимости от силы аллергии и массы тела ребенка. Профилактический прием жаропонижающих средств не рекомендуется. Исключение составляют только дети склонные к фебрильным судорогам, которым следует дать жаропонижающее средство непосредственно перед прививкой или сразу после прививки. Перед тем как пойти на прививку убедитесь в том, что лекарства есть у вас дома (Парацетамол в свечах или в сиропе в дозировке соответствующей возрасту ребенка и Супрастин).


Сразу перед прививкой

Непосредственно перед прививкой расспросите врача о том, какую прививку или прививки получит ребенок и том, какие побочные реакции могут возникнуть после такой прививки и что следует предпринять по их поводу.


В момент прививки и сразу после прививки

В момент прививки постарайтесь подержать ребенка и успокоить его после инъекции. Обычно дети грудного возраста быстро успокаиваются, если их приложить к груди (после живой оральной прививки против полиомиелита нельзя кормить или поить ребенка в течении часа), а дети постарше – если им предложить игрушку (игрушкой лучше запастись из дому).


Сразу после прививки

Сразу после прививки не спешите покидать поликлинику. Если врач не предложил вам – вам следует по собственной инициативе остаться в поликлинике еще на 10-15 минут. Такая предосторожность связана с риском возникновения коллапса или сильных аллергических реакций на прививку (анафилактический шок). Несмотря на то, что такие реакции возникают исключительно редко, возможность их развития всегда следует иметь в виду.


Уход за ребенком в последующие дни после прививки Уход за ребенком после прививки заключается в следующем

Питание ребенка после прививки В течение нескольких дней после прививки следует воздержаться от введения в рацион ребенка или кормящей матери новых продуктов. После прививки, особенно если у ребенка есть температура, понос или рвота, следите за тем, чтобы ребенок получал достаточно жидкости. Не переживайте, если в течение 2-3 дней после прививки у ребенка нет аппетита.


Лечение температуры и профилактика аллергии после прививки

Повышение температуры это нормальная реакция организма ребенка на прививку, которая означает, что иммунная система отреагировала на прививку и начинает вырабатывать иммунитет (однако отсутствие повышенной температуры после прививки не означает, что прививка оказалась неэффективной). В случае совершенно здоровых детей не следует сбивать температуру после прививки, если она не превышает 38, 5С. В случаях более значительного повышения температуры, а также когда температура держится на уровне 38,5 С вечером, ребенку следует дать жаропонижающее. Для лечения температуры после прививки рекомендуется использовать Парацетамол. В качестве жаропонижающего средства у детей ни в коем случае нельзя использовать Аспирин.

В случае детей со склонностью к фебрильным судорогам следует начать лечение температуры при повышении ее выше 37,5 или дать ребенку жаропонижающее до появления температуры, если так посоветовал невропатолог, наблюдающий ребенка.

Профилактика аллергических реакций после прививок показана только в случае детей склонных к развитию аллергии. В таких случаях рекомендуется использовать Супрастин или другое антигистаминное лекарство по назначению врача.


Лечение покраснения и отека на месте инъекции

Большинство прививок приводят к появлению более или менее выраженного покраснения или отека на месте инъекции. Наиболее выжженная местная реакция на введение прививки наблюдается в случае АКДС (покраснение, отек и болезненность на месте инъекции) и БЦЖ (образование долго незаживающей язвочки). В случае всех типов прививок рекомендуется воздержаться от любого локального лечения покраснения или отека на месте инъекции. Если ребенок расчесывает место инъекции, его можно покрыть легкой марлевой повязкой. На месте АКДС нередко образуется уплотнение, располагающееся в глубине мышцы – «шишка». Часто такое уплотнение бывает болезненным, и ребенок легко прихрамывает на одну ножку (если прививка была введена в бедро). Образование плотной «шишки» после АКДС считается нормальной реакцией и не требует никакого лечения. В течение нескольких недель шишка самостоятельно рассасывается.


Можно ли купать ребенка после прививки?

Если после прививки у ребенка нет температуры, его можно купать, без всяких опасений намочить прививку. Место прививки, однако, лучше не растирать мочалкой. Исключение составляет только проба Манту (это не прививка) которую нельзя мочить или растирать до чтения результатов.


Можно ли гулять с ребенком после прививки?

Прививка не является противопоказанием для прогулок и игр на улице. Прогулки после прививок совершенно безопасны, если у ребенка нет температуры и он хорошо себя чувствует.


Понос и рвота после прививки

Из-за высокой чувствительности вегетативной нервной системы детей к любым раздражителям после прививок нередко наблюдаются отдельные эпизоды рвоты или короткие эпизоды поноса. Ни однократная рвота, ни кратковременный понос не должны вызывать беспокойства и не требуют никакого специального лечения.

Немецкий педиатр: почему не надо делать анализы перед прививками | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Сразу важно подчеркнуть: мы знакомим вас с принятыми нормами в немецкой медицине, всего лишь обращая внимание на существующие различия в подходах на Западе и в постсоветских странах. Эта информация не должна восприниматься как медицинские рекомендации по вакцинации ваших детей. Детский врач и представитель Союза педиатров Германии (Des Berufsverbandes der Kinder- und Jugendärzte) Херман Йозеф Каль (Hermann Josef Kahl) объясняет подход немецких врачей.

DW: Почему в Германии младенцев начинают прививать на девятой неделе?

Херман Йозеф Каль

Херман Йозеф Каль: У новорожденного есть еще антитела от мамы. Когда их количество сокращается, мы начинаем их прививать. Если мы будем делать это раньше, то вакцина не будет действовать, так как у ребенка, вероятно, есть еще защита, нейтрализующая вредное действие чужеродных агентов в организме.

- В России, как правило, в платных клиниках, часто рекомендуют сделать общий анализ крови или мочи, чтобы установить степень готовности иммунной системы к проведению вакцинации. На примере многочисленных знакомых могу сказать, что это приводит к растягиванию календаря прививок. Понятно, что за каждый анализ родители платят. В Германии вы проверяете детей перед тем, как делать прививку?

- Мы смотрим на общее состояние ребенка. Если у него сильная инфекция и повышенная температура, то прививку переносят. Ребенка, который родился здоровым, можно прививать, не делая дополнительных анализов. Если в семье есть иммунные заболевания, можно задуматься о том, чтобы сделать тест, но если ребенок развивался нормально первые недели, оснований для обследования нет.

- В Германии с 1998 года не делается прививка БЦЖ, которая защищает от тяжелых форм туберкулеза. В России ее делают в роддоме, как и прививку от гепатита, или в течение первых десяти дней. Что вы думаете по этому поводу?

- От туберкулеза мы вообще не прививаем, так как вакцина была не очень эффективной. Если прививают, то это делают действительно в первые дни после рождения. Если семья часто бывает в странах, где туберкулез относится к распространенным заболеваниям, я могу рекомендовать только прививаться на месте.

От гепатита В мы прививаем младенца сразу в роддоме, только если родители, особенно мама, болели этой болезнью. В большинстве же случаев прививка от гепатита В делается позже - в рамках комбинированной вакцины, когда за раз ребенка прививают сразу от шести заболеваний: дифтерии, гепатита В, гемофильной инфекции, коклюша, полиомиелита и столбняка.

- С 2013 года Постоянная комиссия по вакцинации при Институте Роберта Коха рекомендует делать прививку от ротавирусной инфекции. Вы относите ее к обязательным?

- Мы советуем делать детям прививку от ротавирусов, как и против менингококковой инфекции. Конечно, в наших регионах дети не умирают от ротавирусов, но бывают тяжелые инфекции, когда приходится ставить капельницу. 

- Министерство здравоохранения России в сентябре 2017 года предложило вводить штрафы для родителей, чьи дети заболели из-за отказа от прививок. Правда, потом от этой инициативы решили отказаться. А вы как считаете, это было бы правильно - наказывать рублем, евро?

- Я бы не рекомендовал вводить денежные санкции. Но если ребенок посещает детский сад, ходит в школу, то у общественного учреждения должно быть право запретить ему посещать его, если у ребенка нет прививок. Ведь он может заразить малышей, которым еще не сделали прививку, а также детей с иммунодефицитом или проходящих химиотерапию. Поэтому когда речь идет об общественном учреждении, которое получает средства от налогоплательщиков, оно должно быть доступно для всех, но все должны соблюдать правила в одинаковой степени, чтобы дети оставались здоровыми. В Германии пока родители решают сами, а общественные учреждения не могут отказать в приеме ребенка по причине отсутствия у него вакцинации.

Смотрите также:

  • Где играют дети в Германии?

    Много или мало?

    Детских площадок в Германии - относительно немного: они есть далеко не в каждом дворе. В немецких городах нет традиции оборудовать площадки на каждом шагу. Но если уж площадка есть, ее практически невозможно "отбить" у города под гаражи, магазины или офисные здания. Обычно городские площадки расположены в живописных уголках и среди зелени.

  • Где играют дети в Германии?

    Не по трафарету

    На большой немецкий город приходится от 600 до 800 городских детских площадок. Некоторые из них - настоящие жемчужины. Главная особенность немецких площадок - разнообразие. Типовых нет, большинство носит индивидуальный характер. Лабиринты, горки, гимнастические элементы чаще всего выполнены из дерева. Есть и миниатюрные площадки - как эта.

  • Где играют дети в Германии?

    Доверяй, но проверяй

    Все общественные площадки для детских игр в Германии контролируются согласно единому европейскому стандарту DIN EN 1176. Эксперты технических служб ежегодно проверяют около 1500 объектов. При этом немецкие специалисты все равно советуют сесть на качели сначала родителям, а потом качать в них детей.

  • Где играют дети в Германии?

    Изобретательность

    Игровые элементы могут быть очень разными. Вот такого "Троянского коня" установили в Анкерсхагене перед музеем имени Генриха Шлимана (Heinrich Schliemann). Этот археолог-самоучка открыл древнюю Трою и нашел знаменитый "клад Приама".

  • Где играют дети в Германии?

    Детям до 14-ти лет

    А эти правила написаны черным по белому на табличках, которые можно увидеть на каждой площадке: "Использование под вашу ответственность. Родители отвечают за своих детей". На большинстве площадок действуют возрастные ограничения. Как правило, разрешается играть на площадках только детям до 14 лет. Собакам и другим домашним животным вход воспрещен!

  • Где играют дети в Германии?

    Правила игры

    Инспекцией площадок занимается компания TÜV Rheinland - международный концерн, один из ведущих в мире по предоставлению независимых аудиторских услуг. Инспекторы подготовили 10 "золотых правил" для родителей: сообщать о дефектах в TÜV Rheinland, самостоятельно контролировать инвентарь, следить за чистотой, сообщать о нецелевом использовании и т.д.

  • Где играют дети в Германии?

    Лучший инспектор - родитель

    Самые большие проблемы на детских площадках - это износ инвентаря, загрязнение и вандализм, а также ошибки конструкции. Даже при наличии надлежащих проверок родителям всегда следует тщательно проверять горки и другие элементы, прежде чем отпускать детей играть.

  • Где играют дети в Германии?

    Испытание для родителей

    Некоторые детские площадки - не для слабонервных родителей. Пока ребенок будет с удовольствием осваивать сложную конструкцию, как, например, эту на набережной Рейна, родителям лучше не спускать с него глаз!

    Автор: Марина Борисова


Рекомендации после прививки на сайте клиники ДЕТСТВО Плюс

Наши советы помогут разобраться в порядке действий после прививки:

В первые 30 минут после прививки

Не забудьте и не стесняйтесь задать ваши вопросы врачу. Врач разъяснит, какие реакции на прививку могут возникнуть и когда, а также – в каких случаях обращаться за медицинской помощью.

Не торопитесь покинуть поликлинику или медицинский центр. Посидите в течение 20-30 минут неподалеку от кабинета. Во-первых, это поможет успокоиться, во-вторых – позволит быстро оказать помощь в случае возникновения непредсказуемых немедленных аллергических реакций на прививку.

Если ребенок находится на грудном вскармливании – дайте ему грудь, это поможет ему успокоиться.

Если ребенок достаточно взрослый, порадуйте его каким-нибудь приятным сюрпризом, наградите его чем-нибудь, похвалите. Скажите ему, что все в порядке.

По возвращении домой после прививки

Если у ребенка поднялась температура выше 38,5 С (в подмышечной впадине) – дайте ему дозу (свечку или сироп) жаропонижающего. Для этой цели подойдет парацетамол (калпол, цефекон, эффералган, панадол и другие) или ибупрофен (нурофен, ибуфен и другие)

Если у ребенка нет температуры – можно искупаться под душем, как обычно. Наличие реакций в месте укола – не противопоказание к купанию и даже наоборот.

Первая ночь после прививки

Чаще всего, температурные реакции на инактивированные вакцины возникают в первые сутки-двое после прививки.

При температурных реакциях можно обтереть ребенка водой комнатной температуры. Не используйте для обтираний спирт и уксус – они раздражают и сушат детскую кожу.

Давайте ребенку жаропонижающее только по показаниям – при температуре выше 38,5 С (в подмышечной впадине). Помните о том, что суточная дозировка парацетамола или ибупрофена не безгранична (!!!). При передозировке возможны тяжелые осложнения. Внимательно прочтите инструкцию к препарату, которым пользуетесь.

Ни в коем случае не пользуйтесь аспирином! Его применение у детей младшего возраста чревато тяжелыми осложнениями. Анальгин – препарат, который детям может вводиться только инъекционно (не через рот или в свече!), под контролем врача или бригад скорой медицинской помощи.

Первые два дня после прививки (все вакцины)

Не вводите новых продуктов в рацион ребенка (и в свой рацион, если ребенок находится на грудном вскармливании). Это можно будет сделать на 3-и сутки после прививки и позже.

Принимайте те препараты для профилактики аллергии, которые назначил врач.

Следите за температурой тела ребенка. Старайтесь, чтобы она не поднималась выше 38,5 С (в подмышечной впадине). Если температура остается повышенной, продолжайте принимать жаропонижающие согласно инструкции к препаратам.

У части детей на фоне повышения температуры возможно появление так называемых фебрильных судорог. В этом случае необходимо, чтобы ребенка осмотрел врач.

С ребенком можно гулять (по самочувствию), можно купать его под душем.

Если была проведена проба Манту – при купании старайтесь, чтобы вода не попадала на место постановки пробы. Не забывайте, что пот это тоже жидкость, поэтому следите за тем, чтобы ручка ребенка не потела (ничем не заклеивайте место пробы).

При появлении сильных реакций в месте укола (припухлость, уплотнение, покраснение) можно местно использовать контрастные примочки (чередовать ткань, смоченную водой комнатной температуры и ткань, смоченную теплой водой), а также использовать рекомендованные врачом мази.

После прививки – не всегда означает «вследствие прививки»

Если возникла какая-либо нежелательная реакция после 48 часов после прививки инактивированной вакциной, то вакцинация с 99% вероятностью здесь ни при чем. Наиболее частой причиной температурных и некоторых других реакций у детей младшего возраста являются режущиеся зубки, у детей старшего возраста – простудные инфекции.

В любом случае, сохраняющаяся дольше 3 дней после прививки температурная реакция требует осмотра ребенка врачом.

Через 5-12 дней после прививки (живые вакцины)

В случае прививки живыми вакцинами побочные реакции обычно возникают на 5-12 сутки после прививки.

Коревая вакцина иногда вызывает температурную реакцию, насморк, боль в горле, подкашливание, конъюнктивит, иногда небольшую сыпь, похожую на коревую. Все эти симптомы проходят за 2-3 дня, сами по себе.

Краснушная вакцина нередко сопровождается кратковременной сыпью, похожей на саму краснуху. Лечения такая сыпь не требует, она не опасна и проходит сама за 1-2 суток, без следа.

Паротитная вакцина также иногда дает температурные реакции и небольшое увеличение околоушных слюнных желез.

В случае вакцинации живой полиомиелитной вакциной побочных реакций практически не бывает, но после прививки необходимо соблюдать правила личной гигиены (отдельная кровать, горшок, отдельные от других детей постельное белье, одежда и изоляция привитого ребенка в семье от больных иммунодефицитом).

Если после прочтения данной статьи у Вас остались какие-либо вопросы по вакцинации, обратитесь к лечащему врачу.

Желаем здоровья Вам и Вашим детям!

О прививках. Как подготовить ребёнка к прививке?

Главная » Здоровье » О прививках. Как подготовить ребёнка к прививке?

Родители знают: уберечь свое чадо от инфекционных заболеваний в большом детском коллективе, будь то ясли, детский садик или школа, практически невозможно. Единственным средством защиты детей остаются прививки.

Цифры в календаре прививок означают лишь приблизительный возраст, с которого можно начинать вакцинацию. Но родителям всегда стоит помнить, что нужный момент подбирается индивидуально. Если у малыша есть отклонения в развитии (не только отставание, но и опережение) или противопоказания (аллергия и т.п.) лечащий врач может отойти от строгого графика.

          Раньше срока делаются лишь прививки в случаях, если в группе детского садика или семье кто-то заболел заразной болезнью.

          Отложить прививку необходимо, если ребенок только что перенес какое-либо инфекционное или вирусное заболевание. Нужно хорошенько долечить его и только тогда отправляться на прививку. Врачи советуют переждать как минимум месяц после выздоровления, а также воздержаться от плановых прививок во время эпидемий гриппа и ОРЗ.

     Количество плановых прививок рассчитано на самый слабый иммунитет. Потому что практически у всех наших детей сегодня он именно такой. И даже еще слабее, потому что участились случаи заболевания привитых детей, чей организм не способен выработать необходимые антитела даже будучи специально спровоцированным вакциной. Правда, в случае заболевания привитый ребенок переносит его в несравнимо более легкой форме и никогда не погибает.

          Вакцины не оказывают на организм ребенка по-настоящему вредного воздействия. Реакция на внесение в организм «заразы» хотя часто и пугает родителей (повышение температуры, краснота, припухлость и болезненность в месте прививки), но неизмеримо легче самой инфекции, против которой делается прививка.

          Чем мы можем помочь нашему малышу, чтобы прививка подействовала с максимальной пользой? Уже за 5-7 дней до прививки постарайтесь отгородить ребенка от многочисленных сборищ – и не только детских. Не стоит вести его на рынок, запихивать в переполненный автобус и идти с ним на юбилей к любимой троюродной бабушке. Если ребенок часто страдает пищевой аллергией, придется несколько дней соблюдать диету, отказавшись от всех «запретных» лакомств. Накануне искупайте ребенка, ведь, как правило, несколько следующих дней ему придется обойтись без ванны. В день прививки измерьте ребенку температуру.

          После прививки будьте повнимательнее к малышу. Его «обычные» капризы на этот раз могут быть вызваны недомоганием: побалуйте его ласками, но не лакомствами. Контролируйте температуру – ее повышение до38,5 градусов можно считать нормой. Она держится не дольше 2-3 дней и снижается без применения каких-либо лекарственных препаратов. Если состояние ребенка выходит за рамки обычного легкого недомогания, побалуйте его ласками, но не лакомством.

О профилактике поствакцинальных осложнений
Когда подходит время делать ребенку плановую прививку, у родителей возникает масса опасений и подозрений, касающихся ее безопасности. Как подготовить ребенка к вакцинации и в последствии отличить нормальную реакцию детского организма от негативной? Особенно эти вопросы волнуют родителей детей, страдающих хроническими заболеваниями.

Вакцинация - единственный способ защиты от ряда заболеваний, которые невозможно вылечить другими средствами или само лечение может вызвать осложнение (например, корь, дифтерия и пр.). Врожденной невосприимчивости к инфекционным заболеваниям, от которых существуют прививки - нет. Если мама ребенка когда-то болела ими, то первые 3--6 месяцев жизни доношенный ребенок может быть защищен материнскими антителами, которые попали к нему через плаценту во время беременности и через грудное молоко. У недоношенных детей и детей на искусственном вскармливании такой защиты нет. Поскольку возможность заболеть из-за контактов с другими людьми велика, очень важно прививать малышей с самого раннего возраста.

Как же подготовить малыша к прививке и попытаться свести к минимуму риск возникновения осложнений?

 

 

 

          Сразу отметим, что здоровых детей не требуется специально готовить к прививке, нужно лишь предварительно измерить температуру тела (она должна быть нормальной, чаще 36,6 градусов С; у детей до 1 года нормальной температурой может быть 37,1--37,2 градусов за счет особенностей теплообмена, он повышен, не зря детей, которые уже ходят, бегают, рекомендуется одевать чуть холоднее, чем взрослых), привести ребенка к специалисту и ответить на его вопросы.
      Некоторые врачи прибегают к практике назначения всем детям перед прививкой, так сказать профилактически, приема противоаллергических препаратов, например ТАВЕГИЛА, КЛАРИТИНА, ЗИРТЕКА. В действительности такой "поголовной" необходимости нет. Не все дети предрасположены к аллергии и соответственно не все нуждаются в таких лекарствах. Скорее это происходит из-за желания врача лишний раз подстраховаться или из-за того, что выявление детей группы риска по аллергии это более трудоемкий процесс. Но если ребенок склонен к аллергическим реакциям, то профилактическое применение противоаллергических препаратов оправдано. Например, такая ситуация, ребенок первого года жизни, ранее аллергия не проявлялась, прививается против коклюша, дифтерии, столбняка (АКДС). 

          Первая прививка (на первом году АКДС делается трижды) прошла без особенностей, но после второй прививки ребенку начали вводить новое питание, и у малыша появилась впервые аллергическая сыпь, значит, перед третьей прививкой следует профилактически дать ребенку противоаллергический препарат, чтобы высыпания не повторились. Для профилактики поствакцинальных осложнений врач должен, в первую очередь, оценить состояние здоровья ребенка перед прививкой. Выявить противопоказания к ней -- временные и постоянные (например, выраженная аллергическая реакция на предыдущее введение подобной вакцины), и решить вопрос о необходимости назначения каких-либо предварительных дополнительных обследований и лекарственных препаратов.       Перед прививкой врач (фельдшер) осматривает ребенка, измеряет температуру (она должна быть нормальной - 36,6 градусов С), подробно расспрашивает родителей о жизни ребенка, перенесенных им заболеваниях и прочее. Родители, в свою очередь, должны проинформировать врача о всех особенностях и проблемах здоровья своего малыша.

 

О чем необходимо сказать врачу:

 

  1. Не повышалась ли температура в дни, предшествующие вакцинации? Не было ли каких-либо других признаков нездоровья, например, кашля, чихания, насморка, которые могут свидетельствовать о начале заболевания?
  2. Имеются ли у ребенка какие-либо хронические заболевания и не получает ли он в связи с этим постоянно лекарственные препараты, если да, то какие?
  3. Не было ли ранее судорог, выраженных аллергических реакций на пищу, лекарства и пр.?
  4. Необходимо рассказать, как ребенок переносил предыдущие прививки, повышалась ли у него температура, ухудшалось ли самочувствие и др.
  5. Не рекомендуется делать прививки сразу после возвращения из длительной поездки, особенно, если резко менялся климат, так как это создает условия для заболеваний.
  6. Необходимо сказать, получал ли ребенок в последние три месяца препараты, изготовленные на основе крови, или производилось ли переливание крови. Это влияет на сроки последующей вакцинации против кори, краснухи и паротита, они увеличиваются, т.к. препараты крови содержат готовые антитела - специфические защитные белки крови против указанных инфекций, которые "мешают" ребенку активно выработать иммунитет самому.

 

Если при осмотре перед прививкой врач делает заключение, что ребенок практически здоров, проводится прививка.

Когда и как прививают больных детей?

          Если у ребенка имеются заболевания, находящиеся в настоящее время вне обострения и ему нужно сделать прививку, то к мерам профилактики, проводимым у здоровых детей, добавляются предварительные обследования. Решается вопрос о необходимости назначения различных препаратов за 3--4 дня до проведения прививки и на весь период после процесса: 3--5 дней после введения неживых, химических вакцин и т.д., и 14 дней при использовании живых вакцин. В своих прошлых публикациях мы указывали на возможность развития осложнений после прививок . Их профилактика включает еще целый комплекс мероприятий, к которым относится соблюдение техники вакцинации, назначение в ряде случаев до прививки и после лекарственных средств, помогающих избежать осложнений, определенный режим и питание ребенка, патронаж (специальное наблюдение) после вакцинации. Медицинские работники навещают привитого ребенка на дому или узнают о состоянии его здоровья по телефону, чтобы не пропустить ситуации осложнения, развившиеся после прививки.

Какие признаки могут указать на неврологические проблемы ребенка при осмотре перед прививкой?

       У маленьких детей - напряжение, выбухание большого родничка в вертикальном положении, расширение подкожных вен головы, частые срыгивания, излишние движения языка, повышение мышечного тонуса рук и ног, тремор (мелкое дрожание) подбородка и рук в спокойном состоянии, нарушение сна и пр. Перечисленные признаки могут свидетельствовать о повышенном внутричерепном давлении. Чрезмерно быстрый рост головы, увеличение размеров большого родничка, вместо его сокращения и другие признаки могут свидетельствовать о гидроцефальном синдроме - избыточном накоплении мозговой жидкости в желудочках мозга и других внутричерепных пространствах. Эти и другие заболевания нервной системы выявляет и описывает при плановом осмотре детей до 3-х месяцев невролог. 

          Для подтверждения или исключения патологии проводят дополнительные исследования, например, ультразвуковое исследование головного мозга - нейросонографию, когда датчик аппарата устанавливается на большом родничке и на экране отображается картина строения мозга. Многие педиатры, неврологи склонны настороженно относиться к вакцинации детей с неврологическими проблемами из-за боязни усугубить течение патологии в поствакцинальном периоде. Это не правильно, так как инфекция, от которой проводится прививка, гораздо более опасна для ребенка с поражением нервной системы. Например, коклюш у таких детей, особенно в возрасте до года может вызывать тяжелые поражения мозга, судороги и прочее. К сожалению, иногда о поражении нервной системы начинают думать уже после прививки, которая спровоцировала временные ухудшения в работе этой системы. Поэтому основным средством предупреждения поствакцинальных осложнений со стороны нервной системы является своевременное выявление неврологической патологии у новорожденного, ее лечение и проведение прививок на фоне медикаментозной терапии или по ее окончании. 

Какие медикаментозные средства обычно применяют при подготовке к иммунизации детей с неврологическими проблемами? 

       Детям с повышенным внутричерепным давлением и гидроцефальным синдромом, назначают мочегонные средства (в том числе травы), препараты, улучшающие кровоток и обмен веществ в мозговой ткани. Курсы терапии повторяют 2-3 раза в год, в эти же периоды может быть проведена иммунизация ребенка. Если прививкуделают после завершения лечения, то желательно в момент иммунизации снова провести короткий курс ранее применявшихся средств (мочегонных, успокоительных и т.п.). Если у ребенка были судороги, вызванные повышенной температурой, прививкиможно проводить не ранее, чем через 1 месяц после приступа. До и после прививки назначают противосудорожные, и иногда мочегонные лекарства. Детям, перенесшим судороги, причиной которых являлась температура выше 38,0 градусов С, в дальнейшем можно делать все прививки. Если судороги были на фоне температуры менее 38,0 градусов С, то не вводят коклюшную вакцину, входящую в состав комплексной вакцины против коклюша, дифтерии, столбняка (АКДС). Остальные вакцины могут быть использованы. Всем детям, ранее имевшим судороги или предрасположенным к ним, после прививки назначают и жаропонижающие препараты, так как вакцины могут вызвать высокую температуру и снова провоцировать судороги. 

         При наличии у ребенка эпилепсии, вакцинация также осуществляется не ранее, чем через 1 месяц после приступа, без коклюшной вакцины, на фоне противосудорожной терапии. При тяжелых формах эпилепсии вопрос о прививках решается индивидуально с врачом невропатологом. Дети с непрогрессирующими поражениями нервной системы (хромосомные, генетические заболевания, врожденные аномалии развития, детский церебральный паралич и т.п.), психическими заболеваниями вне острого периода, с умственной отсталостью и перенесшие воспалительные заболевания нервной системы не имеют противопоказаний к прививкам. Их вакцинируют с использованием симптоматической (применяемой при лечении конкретного заболевания) терапии или не назначают лекарств совсем.

Прививки и аллергические заболевания

          Достаточно частой патологией на первом году жизни и в более старшем возрасте являются аллергические заболевания: пищевая аллергия, бронхиальная астма и т.п. Прививки в таком случае проводят не ранее 1 месяца после завершения обострения. Основными принципами профилактики осложнений после вакцинации у этой группы детей является - режим питания (особенно для детей с пищевой аллергией), исключающий введение новых продуктов за 5-7 дней до и после прививки. На новую пищу у них возможна аллергическая реакция, которую родители и врач ошибочно будут трактовать как реакцию на вакцину. Так же исключаются аллергены, на которые ребенок заведомо дает аллергические реакции. Например, ребенка с аллергией на пыльцу какого-либо растения не прививают, когда оно цветет. 

         До и после прививки могут быть назначены противоаллергические препараты, препараты, содержащие бифидо- и лактобактерии. Они благотворно влияют на микрофлору кишечника, так как при аллергических заболеваниях часто происходит ее нарушение. Детям с бронхиальной астмой, постоянно получающим ингаляционные препараты, в том числе и гормональные, это лечение не отменяется, а продолжается.

Вакцинация часто болеющих детей

      При иммунизации детей, страдающих частыми респираторными заболеваниями, хроническими заболеваниями ЛОР - органов (уши, гортань, нос), повторными бронхитами, пневмониями, наиболее частой проблемой является развитие респираторных и других инфекций в поствакцинальном периоде. Предрасполагают к возникновению частых заболеваний особенности иммунной системы ребенка. Не у всех детей в одно время "созревают" иммунные реакции, поэтому одни являются более, а другие - менее восприимчивыми к инфекциям. Способствует заболеваниям и стрессовая ситуация, например, когда ребенок не комфортно себя чувствует в детском учреждении и находится в состоянии хронического стресса. 

          В какой-то мере к стрессу можно отнести и прививку. Для профилактики таких заболеваний до и после вакцинации назначают общеукрепляющие средства (витамины, растительные и гомеопатические средства) или противовирусные препараты, изготовленные на основе крови человека (ИНТЕРФЕРОН) или синтетический интерферон (ВИФЕРОН) и пр., а также, препараты, способные моделировать иммунитет (РИБОМУНИЛ, ПОЛИОКСИДОНИЙ и др.).

Как готовят к прививке старших дошкольников с хроническими заболеваниями?

     У более старших детей после прививки могут обостриться уже диагностированные хронические заболевания эндокринной системы, соединительной ткани, крови и кроветворных органов, почек, печени, сердца и др. Основной принцип иммунизации таких детей -- прививать не ранее, чем через 1 месяц после окончания обострения и осуществлять профилактику обострений после прививки. Детям с хроническими заболеваниями проводят минимальное лабораторное обследование (например, анализы мочи при болезнях почек). Если анализы в норме, то ребенка прививают на фоне противорецидивной терапии, которую назначают за 3-5 дней до и на 7-14 дней после прививки. Рекомендуется провести контрольные лабораторные обследования через 7, 14 и 30 дней после прививки (анализы мочи, крови и др.). Такое обследование позволяет быть уверенным в достаточности медикаментозной терапии, которую получал ребенок в момент прививок. Если в анализах выявляются изменения, характерные для обострения хронического заболевания, то последующие прививки проводят после нормализации состояния на фоне более интенсивного лечения. Вот такая непростая последовательность комбинаций требуется для прививания заведомо нездорового малыша. 

        Но все же следует помнить о том, что инфекция, в плане обострения хронического заболевания много опаснее, чем возможность минимальных, крайне редко встречающихся, контролируемых обострений при вакцинации. Кроме того, детям с любыми хроническими заболеваниями рекомендуется проводить дополнительные прививки (помимо плановых) против гемофильной инфекции типа В, менингококковой, пневмококковой инфекций, гриппа. После прививки, и в последующие дни, родителям следует обращать внимание на состояние ребенка. 

    Первые три дня рекомендуется измерять температуру, особенно после прививкипротив коклюша, дифтерии и столбняка (АКДС, Тетракок). Если состояние не изменилось и не ухудшилось, т.е. малыш весел, бодр, у него хороший аппетит, спокойный сон и пр., то его режим жизни менять не нужно. Продолжайте как обычно, кормить, купать ребенка, гулять с ним. Единственно - следует ограничить общение с чихающими, кашляющими людьми, и детьми, чтобы ребенок не имел шансов заразиться. С этой же точки зрения не желательно путешествовать с ребенком сразу после прививки

             Если родителям необходимо куда-то уезжать с малышом, следует подумать о прививках заранее, за 1-2 недели до отъезда. За это время успеют выработаться антитела на введенную вакцину и успеют проявиться нежелательные эффекты от прививки, если им суждено быть. В дороге или в чужом городе может оказаться сложнее оказать медицинскую помощь ребенку.

Что же делать, если после прививки повысилась температура, ухудшилось общее состояние малыша?

       Следует воздержаться от купания и прогулок. Сообщите о нарушении состояния ребенка медицинской сестре, которая проводит патронаж после прививки или врачу. Дайте жаропонижающие средства в возрастной дозировке: для детей, перенесших ранее судороги - сразу же при любой повышенной температуре (даже если это 37,1 градусов С), для остальных - при температуре выше 38,5 градусов С. Своевременное обращение к врачу позволит выяснить, с чем связана температура - с обычной реакцией на вакцину, случайным заболеванием или с чем-либо еще. 

      Правильно поставленный диагноз - залог безопасности дальнейшей вакцинации. Помните, что в месте введения всех вакцин может появиться краснота и уплотнение, которые должны пройти через 1-3 дня. Если уплотнение, покраснение держится дольше 4 дней или его размеры более 5-8 см, необходимо обязательно проконсультироваться у врача.

Можно ли делать прививку в специальном центре?

          Любого ребенка, а тем более, страдающего каким-либо заболеванием можно прививать в специализированных центрах иммунопрофилактики (филиалы таких центров могут существовать и в участковых поликлиниках), под наблюдением врачей иммунологов. Они составят индивидуальный график прививок, подберут оптимальный тип вакцины для конкретного малыша и пр. Такие меры позволят свести к минимуму риск развития поствакцинальных осложнений и создать эффективную защиту организма от тяжелых и опасных инфекций.

Исключение из правил

          Известно, что детям во время острого заболевания или обострения хронического, плановые прививки не проводят. Вакцинацию откладывают до выздоровления или завершения обострения хронического процесса. Однако, если возникает экстренная ситуация, когда нужно привить нездорового ребенка, это может быть сделано (вакцинация по экстренным показаниям). Например, ребенок болен ОРВИ, или у него обострилось хроническое заболевание, и при этом он общался с больным дифтерией или его укусила собака и т.д. В таких случаях противопоказаниями к вакцинации можно пренебречь, чтобы по жизненно важным обстоятельствам срочно привить ребенка.

Комаровский: синдром Илларионова я наблюдаю у себя последние лет пять (Гордон, Украина) | Политика | ИноСМИ

Интервью главного редактора интернет-издания «ГОРДОН» Алеси Бацман с украинским врачом-педиатром и телеведущим Евгением Комаровским.

— Евгений Олегович, добрый вечер.

— Привет, дорогая. Мне так приятно, что ты меня отбила у своего мужа!

— В долгих, продолжительных боях, но у меня это получилось.

— Его и так много! Давай мы с тобой без него… (смеются).

— Но я уже соскучилась, я вам честно скажу.

— Молодец.

— У нас с вами последняя наша программа была — не знаю — больше года назад, наверное.

— А теперь мы вдвоем, а голодный Гордон ходит кругами вокруг.

— Он завидует.

— Да, пусть завидует. (Говорит на камеру) Иди завидуй.

— Вот на этом мы и начнем наше интервью. Скажите, как за последний год поменялась ваша жизнь в связи с тем, что в мир пришел коронавирус?

— Ну как она поменялась? Мне стали задавать много вопросов про коронавирус. Это раз. Мы сосредоточились… Как бы убедились в том, что львиная доля работы связана с темой коронавируса. Хотя я лично был уверен, что закрыл для себя эту тему к концу апреля. Я записал почти 300 или даже больше ответов на вопросы по поводу коронавируса, к концу апреля они были готовы и я решил, что как бы все, ребята, я вам все рассказал — берите и пользуйтесь. Потому что та инструкция по самоспасению, которая сейчас имеет более 6 миллионов просмотров в YouTube и которая до сих пор абсолютно актуальна, — она была записана в апреле — можете пользоваться сейчас: все это работает. Ну, как бы принципы, как обойтись, как жить в ситуации, когда тебе никто не может помочь… А это же ничего не меняется. Поэтому моя жизнь в основном пришла к коронавирусу. Ну вот и все.

— То есть вы хотите сказать, что начиная с апреля вы уже ничего нового о коронавирусе не узнали?

— Принципиально новое, что я узнал, касается исключительно темы вакцин. Тут много новой информации, появились какие-то прикладные результаты и началась вакцинация, и с этим связано сейчас много вопросов. Главным образом речь идет об этом.

— Хорошо. Вот как раз о вакцинах давайте поговорим. Вы лично будете вакцинироваться?

— Обязательно. Более того: я привьюсь, все мои сотрудники привьются — и вообще все люди, которые мне доверяют, — если у них будет доступ к адекватной, нормальной вакцине, — они привьются.

Гордон
NV.ua
Главред
ZIK

— А какой вакциной?

— На сегодня? А у нас что, на сегодня есть выбор вакцин, к которым есть доступ и о которых есть достоверная информация об их качестве? Где у нас доступ к AstraZeneca, к Moderna, к Pfizer? Какая? Где у нас доступ? Нет пока. Поэтому сейчас для любого жителя нашей страны вакцинация — это теория. Она не вышла в прикладное русло.

— Исходя из того, что вы знаете, если бы у вас была возможность, какой бы из вакцин?..

— Pfizer. Сейчас Pfizer я бы привился мгновенно.

— Вы бы прививались.

— Вот мгновенно.

— Хорошо. Тогда я спрошу у вас об опасениях, о которых мне говорят даже некоторые доктора. Это не только Facebook-эксперты пишут. Правда ли, что вакцина от коронавируса — первая в мире, которая разработана как генно-модифицированная, и влияет или вторгается в человеческое ДНК?

— Первое: ни одна генная модификация не вторгается в человеческое ДНК. Это чушь. Если вам кто-то с дипломом врача сказал, что это первая вакцина генно-модифицированная, то это вообще не врач. Хотя бы потому, что, например, вакцина от гепатита Б, которая миллиардами доз применяется уже десятки лет и которая фактически прекратила во многих странах эпидемию гепатита Б, — это генно-модифицированная вакцина. И все наши дети, которые идут по стандартному календарю вакцинации, получают ее. И твои дети привиты от гепатита Б генно-модифицированной вакциной. Это вакцина от гепатита Б.

Поэтому я вообще не понимаю, что тут комментировать. У нас просто — ну понимаешь какая… Те врачи наши… Даже врачи в нашей стране лечат гомеопатией, противовирусными препаратами, «фуфломицинами», лечат вирусные инфекции антибиотиками, назначают при коронавирусе по три антибиотика. И это все — люди с дипломами о высшем медицинском образовании. Поэтому когда мы говорим, что у нас в стране мало врачей, то вы даже не представляете, насколько у нас мало врачей. И все эти, кстати, врачи, которые рассказывают про генную модификацию, которые борются с вакцинацией как таковой, которые лечат гомеопатией, которые получают откаты за лечение «фуфломицинами», — они всеми фибрами своей души ненавидят доктора Комаровского. И все. Поэтому — что я тебе тут могу сказать?

— Хорошо. Вакцина от коронавируса с точки зрения разработки или формата влияния на человеческий организм не отличается от того, что уже было?

— Нет.

— Правильно?

— Неправильно.

— А ну объясните.

— Вот, например, та вакцина китайская, о которой идет речь… Вот вы слышали, да?

— Да.

— Что «Лекхим» заключает… Это вакцина, очень похожая на вакцины от гепатита, от гриппа, которые есть. Инактивированная классическая вакцина. Она очень похожа. Единственное — что она так быстро появилась у китайцев, потому что китайцы разрабатывали вакцину к коронавирусу, к тому SARS 2004 года, и она была почти готова к SARS, и они просто сейчас…

— Но они ее доделали.

— Они ее чуть-чуть изменили и сделали под COVID-19. Поэтому сейчас — китайцы. А что касается вакцин… Просто — вот видишь, в чем беда? В том, что мы не можем населению страны рассказать, какая разница между вакцинами, какие они бывают. Потому что для населения что «Спутник V», что Pfizer, что Moderna, что AstraZeneca — все это одно и то же. Понимаешь?

Я спрашиваю: ребята, вы понимаете, какая разница между м-РНК-вакцинами и «вектором»? Нет. Если я вам расскажу, что Pfizer и Moderna — это м-РНК-вакцины, которые фактически появились, потому что разрабатывались очень серьезные технологии, как с помощью вакцин лечить онкологические заболевания. И немецкая фирма BioNTech была лидером разработок. И поэтому им удалось, используя эти разработки, создать вот эту м-РНК-вакцину.

— То есть на основе разработок вакцины против рака.

— Различных — да — онкологических заболеваний.

— Так.

— Это немецкая фирма. Кстати, созданная выходцами из Турции, как это ни парадоксально.

— Там очень много докторов турецких.

— И BioNTech заключила договор с Pfizer, чтобы Pfizer взял на себя только клинические испытания и маркетинг.

—  По сути, политическое прикрытие, да?

— Да. Защиту, регистрацию — вот это взял на себя Pfizer. И сейчас, когда все говорят Pfizer, Pfizer, Pfizer…

— Как интересно!

— Там Pfizer…

— Как интересно!

— Вот мозги и все остальное там немецкие. Это м-РНК-вакцина. Суть ее состоит в том, что молекулы РНК в особой наножировой пленочке попадают в организм. Короче говоря, это очень сложно даже просто объяснить. И она в самом организме человека начинает производить один из белков вируса. То есть человек сам производит в своем организме белок вируса, и тут же в огромном количестве на него вырабатываются антитела. Такой технологии никогда в медицине не было. И эта вакцина «пфайзеровская» и вакцина Moderna — она из той же технологии… Это м-РНК-вакцины. Просто там сама РНК и жировая пленка, в которой находятся они, — они очень нестабильны. Поэтому и надо очень низкую температуру. Вот с этим это связано. Ну, вот такие вакцины.

А когда мы говорим, например, про AstraZeneca или «Спутник V» — это вообще другое. Это уже аденовирусные так называемые векторные вакцины, где в структуру обычного аденовируса, которым болел практически каждый человек, встроен как вектор фрагмент коронавируса, и мы вырабатываем к нему иммунитет. Но тут есть опасность. Какая опасность? Опасность состоит в том, что если ты болела аденовирусом и у тебя есть к нему антитела, то ты нейтрализуешь эту вакцину. Поэтому используются редкие аденовирусы, или как «Спутник V» — там две дозы. Одна доза — один тип аденовируса, а вторая доза — второй тип аденовируса. И это увеличивает вероятность того, что он не будет инактивирован. Представляешь, как интересно? А AstraZeneca — это вообще аденовирус шимпанзе используется.

Короче, понимаешь, какая ситуация? И когда я практически всем каналам, блин, этой страны говорю: «Ребята, давайте. Давайте заключим контракт — я буду работать, я буду просвещать население», — им это нахрен всем не надо. Им надо что угодно — обсирать друг друга, выяснять отношения… Понимаешь? Информация никому не нужна. Не нужна — идите в жопу.

— (Смеется.)

— Вот понимаете, какая ситуация? Ну и ладно, хрен с вами. Я вам всем предложил, всем. Они молчат, как рыбы. И меня это угнетает. Почему? У меня на сегодня по соцсетям — ну что тебе рассказывать?— там 13 млн подписчиков. Я им говорю, каналам Украины: «Ребята, я готов сотрудничать. Людей надо учить базовым вещам: как выживать в этой ситуации». Никому не интересно.

— Ну а вы понимаете, что ни один украинский телеканал не может тягаться с размером вашей аудитории?

— Есть огромная аудитория бабушек, теток зомбированных, которые сидят, уткнувшись в телевизор, и глотают «фуфломицины».

— Все меньше и меньше.

— Да. Ну что? Так что, пусть вымирают?

— Все больше и больше уходят в YouTube. Нет.

— Ну вот и все.

— Нет-нет-нет.

— Ладно, проехали, моя дорогая. Все, ты все поняла — да?

— Мы поговорим о соцсетях. Мы поговорим отдельно обязательно. Вы мне только единственное что скажите: российская вакцина же самая неисследованная? Я сейчас — без политики. Но учитывая то, что они не прошли третью фазу, они дали так мало людей, на которых это все испытывалось, ученые с именем, ну никак не могут признавать эту вакцину более-менее какой-то состоятельной. Ну не зря же ни одна страна мира цивилизованная…

— Я тебя услышал. Первое: я, конечно, не ученый, как ты понимаешь, с мировым именем, но свое мнение у меня есть. Я ненавижу, когда любой лекарственный препарат приписывается какой-то стране. Для врача лекарства делятся на те, которые лечат, и те, которые не лечат. Это моя базовая… Поэтому вот все.

— Вот давайте поговорим про «лечит или не лечит».

— «Спутник V» — я допускаю, что это очень хорошая вакцина. При этом допуская, понимая, как реализуется международный маркетинг в российской фармпромышленности, я понимаю, что они могли просрать, простите, все, что только можно.

— Но если такая хорошая вакцина, чего же они данные не дали свои?

— Правильно. Вот…

—  Просто не открыли все, не дали исследования, не дали количество людей, не дали все этапы. Пожалуйста.

— У тебя есть ответ на этот вопрос: почему? У меня нет.

— Нет. Значит, это хреновая вакцина.

— Они сказали…

— У меня есть ответ: потому что она не действует. Фикция.

— Первое предположение: это хреновая вакцина. Второе: люди, ответственные за информационную политику…

— Учитывая то, как работает роспропаганда и сколько денег тратится…

— Роспропаганда умеет…

— …это как раз сильная их сторона…

— Я думаю, что все люди…

— Там просто пиарить нечего.

— Все люди, умело умеющие манипулировать, находятся в политическом поле. Они все там. Если бы надо было навешать лапшу про… Короче говоря, главное для меня: действительно, я на сегодня не могу рекомендовать своим зрителям «Спутник V». Не потому, что это российская вакцина, а прежде всего потому, что у меня нет нормальных, цивилизованных протоколов, статей, по которым я бы понимал, как это все проходит испытания. Поэтому я допускаю, что есть определенные проблемы.

Опять-таки, смотри: это, кстати, очень важно. Я сейчас тебе объясню тему, которая на самом деле для нас очень актуальна, для Украины. Вот смотри: россияне сказали, когда только презентовали эту вакцину, что они к Новому году привьют 30 миллионов человек. Они сказали. А привили меньше 1 миллиона. Значительно меньше 1 миллиона. Что должно в такой ситуации произойти?

— Как в соцсетях шутят? Догнать не могут: страна большая — люди разбегаются.

— Так вот…. С моей точки зрения, если вы что-то декларируете, а у вас это не получается, то что надо сделать?

— Нарисовать статистику, как в сталинские времена делали.

— Либо рисовать статистику, либо спокойно объяснять. Либо объяснять людям. Почему мне не нравится, когда власти любой страны принимают любые решения, не объясняя их сути и смысла? Например, я, как вы знаете, живу в Харькове. Вот вы назначили губернатора в Харьковскую область. Вы, товарищ президент, назначили губернатора в Харьковскую область. Прошло несколько месяцев — и вы убрали губернатора из Харьковской области. Вопрос: почему вы убрали губернатора из области, где живет 5 млн человек? Еще раз говорю: 5 млн человек, которым вы поставили своего губернатора, а потом его убрали, — они заслуживают того, чтобы им сказали: «Этот губернатор убран нами потому, что он: а) не справился, совершил ошибки, вовремя не поделился, сказал что-то не то, оказался…»

Если он плохой, кто ответил за то, что 5 млн людей управлялись неадекватным специалистом? Вы поставили другого специалиста. Может быть, он в тысячу раз лучше. Мы достойны?.. 5 миллионов человек хотят, имеют право знать, что… То есть в любом случае вы лохи. Поймите: лохи. Вы настолько… Кто вас после этого будет уважать? Ну кто вас будет уважать, если… Но самое интересное — что когда при Порошенко было же то же самое… Когда был губернатор, которого сняли, — поставили второго. Ну дальше?

— А дальше возвращаемся к коронавирусу и политике, только в мировом ключе поговорить. Уже прошел почти год, мы уже можем на расстоянии что-то оценивать и смотреть — адекватна ли жесткость карантинных мер, жесткость экономических мер в разных странах мира коронавирусной угрозе? Адекватны ли вот эти локдауны и такое, собственно говоря, убийство своих экономик, свобод граждан тому вызову, который представляет коронавирус?

— Применительно к цивилизованной стране, которая находится в лидерах, условно говоря, для стран Евросоюза, для Канады, для США, где, по крайней мере по их декларациям, каждая человеческая жизнь бесценна, все мероприятия однозначно оправданы. В странах, которые считают каждую копейку, ну, что еще не успели украсть, любые ограничения — это перераспределение ресурсов. Там взяли…

Вот теперь надо понимать: допустим, мы ввели локдаун. Когда мы вводим локдаун, люди, опять-таки, достойны того, чтобы с ними разговаривали. Им надо показать статистику: мы считаем, что, закрыв вот эти предприятия, не работая столько-то времени, мы сможем спасти столько-то человеческих жизней. Кто это должен сказать? Должен сказать академик медицинских наук, которого мы содержим за наши деньги. Мы им платим очень прилично. Ну, по крайней мере раз они существуют. Им же хочется… Это раз. Опять-таки, они же нам должны сказать, во сколько нам обойдется закрытие этих предприятий, сколько их обанкротится и так далее. То есть мы должны понимать цену. Это не я должен сказать, не ты. Для этого мы содержим в стране ученых, которые должны давать ответы на эти вопросы. Другой вопрос — еще раз говорю: надо прекратить практику рассматривать население страны как быдло. С населением страны надо разговаривать, объяснять.

— Какая мысль интересная!

— Понимаете, когда я слушаю выступления политиков бекающих, наших, — они все именно говорят, вот как — ну, я не знаю, как с кем. «Дети мои…» Ну вот правда, мне стыдно.

— Мы сейчас про локдаун наш поговорим.

— А мы еще не начали, да?

— Нет-нет-нет. Я хочу продолжить затронутую нами тему. Если говорить о мировых локдаунах, не правильно ли было бы ограничиться не такими жесткими мерами, а ношением масок, дистанцией, дезинфекцией рук, — и деньги, которые мы сэкономили в связи с тем, что не ввели локдаун, просто вложить в медицину?

— Конечно.

— И таким образом…

— Я об этом говорил в марте месяце.

— Таким образом лечить или сохранять и так далее…

— Да. Да. Особенно для страны: с учетом нашей страны, когда шансов, что мы получим нормальную вакцину быстро, немного… Раз. Во-вторых, как только мы получим вакцину, если ее будет достаточное количество… Послушай меня, увидишь: через две недели после появления вакцины… Вот сейчас все орут, что мы остались без защиты, без вакцины. Как только появится вакцина, все начнут кричать, что нас начали чипировать, это заговор международный, все хотят нас поубивать и так далее. Посмотри: у нас же каждый день сейчас — каждый день — рассказывают, что после прививки вакциной Pfizer в Финляндии умерло два человека.

— Ну я видела.

— Там-то умерло, в Израиле…

— Да.

— Понимаешь, прививают тысячами. В Израиле десятками тысяч прививают население 60 плюс. Ну, понятно, что среди населения 60 плюс кто-то умирает сам по себе, потому что ему сам бог велел помирать уже.

— Хорошо. Давайте по мифам о вакцинах пройдемся. То, что больше всего беспокоит народ, ту часть, которая говорит про чипы или еще о чем-то, — они говорят: «Хорошо, но вакцина же настолько молодая, что в разбеге год-два-три-пять-десять — мы не знаем, что после нее в организме человека начнется. Начиная от онкологии и заканчивая репродуктивными функциями и так далее».

— Послушай меня: вся вакцинация — это…

— Ну вот разбейте эти мифы.

— Да ради бога. Любая вакцинация — это соотношение рисков. Понимаешь? Ты боишься коронавируса и ты боишься вакцины. Ну логично? Ты выбираешь, что тебе…

— Так я же не знаю, какие побочные эффекты у вакцины через пять лет будут.

— А у коронавируса — ты знаешь, какие побочные? Нет.

— Нет.

— Побочный риск коронавируса — это смерть. Это смерть. Вот сейчас. У коронавируса есть такой побочный — смерть. Ты знаешь, сколько семей распадется просто потому, что человек пожизненно или, там, на годы потеряет обоняние? Или у него извратится — ему жена будет пахнуть по-другому. Ты считаешь, это хиханьки? Это для кучи народа трагедия.

— Да я не смеюсь.

— Понимаешь? Потому что по огромному количеству данных, до 50% браков постельных держится только потому, что вас устраивает, как вы пахнете.

— Да вы что?!

— Да. Оказывается. Понимаешь? Ну потому что если рядом с тобой мужик, который тебе воняет, ты с ним жить не будешь, даже если он сильно умный.

— (Смеется.)

— Понимаешь? И все. Так вот коронавирус испортит многое для всех. Короче говоря, ты соотносишь риски. Это раз. Второе: вот ты перенес коронавирус, ты знаешь, как надолго после коронавируса иммунитет? Никто на сегодня не знает.

— Три месяца, пять.

— Никто толком не знает.

— Да.

— После вакцины — это та же самая ситуация — никто толком сейчас не знает. Поэтому, когда идут полноценные исследования, тогда ждут пять — семь лет, чтобы сказать, как долго.

На сегодня однозначно следующее — и это не вызывает никаких сомнений — что у привитых образуются антитела. Антитела образуются в количестве большем, чем после перенесенного заболевания. То есть теоретически по крайней мере поствакцинальный иммунитет сильнее, чем иммунитет после перенесенной болезни. И так для многих инфекций на самом деле. Ну, например, для такой болезни, как та же дифтерия. Там поствакцинальный иммунитет сильнее, чем после перенесенной болезни. И таких болезней много. Не в этом даже дело. Это первое.

Второе: рисков вакцины пока нет… непонятно, в чем они. Ну, вот пока по тому, как мы понимаем механизмы действия РНК-вакцин векторных, мы не понимаем, в чем там могут быть суперотдаленные риски и последствия. Нет, мы пока этого не видим и не понимаем. Я могу сказать следующее: для человека из группы риска, то есть 60 плюс и с наличием фоновой патологии — неврологической, сердечной, сахарного диабета, лишний вес и так далее — для таких людей риск вакцинации однозначно меньше, чем риск коронавирусной инфекции. Все. Поэтому я считаю, что молодой, здоровый человек вне группы риска — скорее всего, я ему скажу: «Как хочешь: это твое желание». Если же человек из группы риска, я однозначно буду рекомендовать вакцинацию.

— Хорошо. Сейчас можно говорить, что Украина провалила закупки вакцины от коронавируса?

— А что, Украина что-то закупила? Украина что-то закупила?

— А почему не подготовились?

— А потому, что… Вот смотри: например, Украина бы взяла и заплатила, например, Pfizer какие-то деньги. Ну вот перевела бы им один миллиард долларов и законтрактовала вакцину. А Pfizer бы провалил испытания. Что бы было? Да вы бы первые — все СМИ — кричали бы, что «вы просрали наши народные деньги». У нас все боятся принимать решения.

— Как надо было действовать? Вы бы как действовали в этой ситуации? Деньги же в «ковидном» фонде есть? Например, давайте от этого отталкиваться.

— Хорошо. Я вам скажу: я бы… Я могу тебе сказать, что бы делал я… Опять-таки, кем я должен быть, чтобы…

— Вы руководите медициной в стране.

— Нет, если я руковожу медициной, у меня нет никаких денег — ничего. Руководитель медицины в стране не может уволить главного врача. У него ни денег — ничего.

— Хорошо. Вы — президент Украины.

— Это другой вопрос. Если я президент, я собираю Совет национальной безопасности и обороны как его председатель и говорю: «Ребята! На сегодня у нас есть информация, что в разработке коронавирусной вакцины в лидерах три компании: Moderna, Pfizer и AstraZeneca. Я предлагаю информировать население страны, что мы с вами принимаем решение законтрактовать 8 млн вакцин…» Почему, опять-таки, мы считаем, сколько нам нужно доз? Мы говорим, что мы включаем туда все население старше 60 лет, мы туда включаем всех медиков…

— Группы риска, медиков.

© AP Photo, Noah Berger Пожилому мужчине делают прививку вакциной Pfizer— Все группы риска, да. Дальше мы примерно понимаем, чтобы из оставшихся еще, там, 20% населения желательно привить. Надо посчитать. И выясняется, что нам нужно, допустим, привить 8 млн человек — это, соответственно, 16 млн доз. Мы законтрактовали и всем людям об этом сказали — мотивы, почему мы принимаем это решение. Все. Поскольку мы, друзья мои, говорю я как президент или как председатель Совета национальной безопасности, не знаем — это я говорю в апреле — мы не знаем, чем закончатся все испытания, — то мы решили диверсифицировать риски. И мы закажем 4 миллиона доз вакцины AstraZeneca, 4 миллиона Moderna, 4 миллиона Pfizer. Вот мы принимаем такое решение. И объясняем логику принятия этого решения. Вот так это должно быть.

Но это я так это понимаю — да? Но можно же как? Сидеть и понимать, что… А что, а ты же президент, ты же к медицине отношения не имеешь вроде как — зачем она тебе надо? Пусть кто-то принимает решения — он же и окажется в дураках. Но зато никто не рисковал. Никто же не виноват в том, что он купил не ту вакцину. Вообще никакой не купили. Ля-ля-ля-ля. Что такое? Как-то задумалась…

— Очень плохо это все.

— В стране кто-то должен принимать решения.

— Но это же ужасно.

— В стране должен быть институт советников нормальных, которые что-то понимают.

—  Кислородные концентраторы не закупили… Я делала интервью недавно с Кириллом Тимошенко, который сейчас один из ближайших соратников президента Владимира Зеленского.

— Я видел это твое интервью, и мне очень понравилось, как он рассказывал о том, как они сейчас занимаются кислородом. И я пытаюсь понять…

— Так он признал. Я говорю: «Кирилл, скажи: почему не хватает кислорода? Почему? Ну можно же было станции сделать в больницах, поставить за это время, за лето. Можно было концентраторы…»

— Алеся, скажите мне, пожалуйста…

— Он говорит: «Ну, вот да, из-за того, что там непонятно кто принимал решения, было несколько центров». Я говорю: «А ответственность кто-то будет нести, что люди умерли за это время, пока все было?»

— Скажи, пожалуйста, какое отношение администрация, блин, президента имеет к кислородным концентраторам? Я вот хочу это понять. И если они сами понимают, что никакого, какого черта Кирилл Тимошенко занимается кислородом? Какое отношение администрация президента, которая определяет политику страны и безопасность страны, занимается вообще кислородными концентраторами и строит дороги? Если они строят дороги к танковым полигонам, к границе — ну, я понимаю, я согласен. Вдоль границы вам нужна дорога, чтобы таки забрасывать, — хорошо, это национальная безопасность. Но дорога Харьков — Киев — вы тут при чем? Продажа тендеров или как? Чем вы занимаетесь? Понимаешь, какая ситуация? Политика осталась — вот вообще ничего не поменялось. Стало хуже. Все стало хуже.

— Вы расстроены.

— Я? Я стал относиться к нашей стране как к паллиативному больному. Это ужасно.

— Да вы что?!

— Да. Вот если раньше я для себя думал о том, что страну нельзя вылечить терапевтическими методами, что нужен человек, который возьмет на себя ответственность, который примет жесткие решения, который прекратит этот бардак, который объединит людей, который строжайшим образом накажет всех, кто пытается людей делить, который порубает все проекты, направленные на разделение страны… То есть я пытался… для себя делал вывод, что надо от терапевтических методов переходить к хирургическим. Ну да? Но сейчас я отношусь к лечению пациента исключительно как к паллиативному больному. И для меня это коренное изменение моей позиции. Я просто уже не вижу врачей, которые могут всем этим заняться. И я вижу огромные силы на правом фланге, на левом фланге, которые тотально заинтересованы в том, чтобы проект под названием «Украина» погиб. И все информационное поле заполнено… и оно фактически руководится людьми, которые заинтересованы в гибели проекта «Украина».

— Разорвать… Мы поговорим об этом тоже сейчас. Хорошо. Вот по поводу карантина. Беларусь и Швеция — два ярких примера стран, которые не вводили локдауны. Они пошли по другому пути. Сейчас можно говорить, что они оказались правы, или нет все-таки?

— Нет, нельзя говорить, что они оказались правы, но они оказались и не левы. Ну, на самом деле смотрите: цыплят считают по осени — итоги «прав — лев» считают по окончании пандемии. Как можно сейчас подводить?.. Как вообще можно сравнивать, допустим, Швецию и Украину или Израиль и Украину? Ну как можно сравнивать ту же Италию с населением 80 плюс огромным и нас, где 80 плюс давным-давно все почили в бозе?

— В минус, да.

— Да. Поэтому надо учитывать особенности ментальные, как живут страны. Взять ту же Швецию, допустим, где люди живут в основном небольшими… Ну, тебе 16 лет — как только ты завел себе полового партнера — тебя родители выгнали из дому, у тебя свое жилье, вы живете вдвоем, допустим. Или Италию, где живет три-четыре поколения семьи в одном доме. Понимаешь, как можно это сравнивать? Правда же? То есть, естественно, страна, которая огромная по территории, с редким населением, со свежим воздухом, где люди спят, и в спальне +16 и вентиляция или +27 и все закрыто… Есть же разница? Понимаешь? И так далее.

А у нас… А когда ты людям объясняешь, говоришь: «Ребята, это давным-давно уже доказано, что вероятность заболеть прямо обусловлена системой вентиляции». Потому что сейчас я специально, приглашаю ребят-вентиляционщиков, записываю программы, чтобы показать вам: ребята, что вы творите, блин? Понимаете? Потому что если мы не проветриваем помещение, если у нас жара и сухой воздух, мы убиваем друг друга. Понимаете? А мы рассуждаем… Мы про это не будем говорить, потому что на открытой форточке ты же ни хрена не заработаешь. Понимаешь? Ни хрена! А на «фуфломицинах» заработаешь. Поэтому во всех СМИ — что? Не про открытые форточки, а про то, как продать что-то, ну и так далее. Вот эти все крики «вот вакцина»… И все типа родители за благо: народное благо… «вы не купили вакцины — вы бандиты». Как только купят вакцину, скажут, что купили не то.

— То есть о мировом каком-то заговоре в контексте пандемии или коронавируса мы не говорим — да? То есть те все, кто пишет…

— Никакого заговора.

— …в соцсетях, что вот там где-то что-то, это все вообще фикция, — давайте мы им расскажем, как на самом деле дела обстоят.

— Естественный и природный вирус вырвался. Отличается высокой контагиозностью. На планете Земля живет 8 млрд человек. Ни у одного из них нет иммунитета. Ну вот, естественно, возникает проблема. Причем, наверное, если бы это был не XXI век с соцсетями, с обменом информацией, с возможностью создания тестов… Ведь да, это же уникально. Ведь фактически болезнь, которая диагностируется только тогда, когда ты сходил в лабораторию. Это же не корь, что ты сказал — да? А вот только с помощью лаборатории. То есть оказывается, что это болезнь, которую, в принципе, диагностировать можно только потому, что есть современные технологии. А без этих технологий говорили бы, что там ОРЗ, тут ОРЗ, тут сопли, вот в этом году у меня куча от гриппа поумирали и так далее. А про это бы и говорили: про вспышку ОРЗ и так далее.

— А воспаление легких…

— Да. И воспаление легких. Лечились бы и все такое. Вот так бы и было. Но на самом деле то, что благодаря коронавирусу… Давайте искать плюсы теперь в этом — да?

— Вот хотела спросить: а кто выиграл благодаря пандемии?

— На самом деле в результате благодаря пандемии выиграют те, у кого есть мозги, кто может делать правильные выводы. Например, скорее всего, благодаря именно м-РНК-вакцинам типа Pfizer, Moderna обязательно будет огромный прорыв в области лечения онкологических болезней.

—  О!

— Это очень важно. Раз. Скорее всего, будет огромный прорыв в телекоммуникациях, в телемедицине. Это очень важно. Потому что, реально, например, на сегодня — понимаешь, какая ситуация? Очень дешевое программное обеспечение в обычном смартфоне или в планшете плюс несколько насадок, с помощью которых любая мать может к ребенку приложить стетоскоп, посмотреть ему в ухо, в нос, снять электрокардиограмму. И все это может сделать после 20-минутного обучения. Понимаешь, да? И не надо для этого переться в поликлинику с коляской.

И на самом деле если бы правильно делали выводы, правильно вкладывали деньги, то в Киеве мог быть огромный центр телекоммуникаций и любая тетка в самой дальней, в самой глухой деревне могла бы взять своего ребенка, прийти к местной, условно говоря, медсестре, библиотекарше, учительнице, которая бы прошла курсы и ее ребенка, сидя в Киеве, видели бы классные специалисты. Опять-таки, когда сейчас для того, чтобы сделать анализ мочи, нужно опустить в мочу тест-полоску и получить все результаты, когда гематологический анализатор, который сам возьмет кровь, стоит уже не миллионы, а несколько тысяч долларов, и все это можно сейчас убрать: все эти примитивные фельдшерско-акушерские пункты и так далее… Все это можно убрать и заменить очень качественной и серьезной медициной. Только эту технологию надо реализовывать, надо перестать отмывать на этом деньги. Понимаешь? Надо учить людей и так далее.

Причем когда сидит человек, который окончил… Понимаешь, вот я как человек, который с 1996 года… вот в 1996 году у меня появилась электронная почта. Представляешь себе? В 1998 году у меня появился сайт. Моему сайту 22 года. Я получил за это время около миллиона писем с вопросами. И если бы все то, что только я получил, отсортировать — я могу сказать, что примерно 5 тыс. вопросов задают родители. Вот из всего, что они спрашивают, — 5 тыс. Причем из этих 5 тыс. 300 они задают каждый день. Все. Я могу сейчас посадить людей, которые будут отвечать на эти вопросы, и я на 90% уменьшу посещаемость поликлиник. Но если же они перестанут ходить в поликлиники, как выживут врачи? Как они выживут, бедные? Им же для того, чтобы выжить на их зарплату, надо, чтобы вы ходили в поликлинику.

Короче говоря, я очень огорчен, что мы не можем увидеть плоды всего этого. Казалось бы, страна, где какие крутые программисты у нас…

— Да.

— Где очень высокий уровень образования. И сейчас весь мир уходит в эти технологии. Ну ребята, развяжите руки. Я хочу, чтобы дети в конце концов хотели заниматься программированием, зарабатывать деньги, уходить в IT-сектор, а не работать охранниками в супермаркетах. Молодые ребята. Я хочу, чтобы они перестали митинговать и рассказывать, что такое хорошо, кто любит Украину, кто не любит, а зарабатывали деньги нормальные.

— Некоторые и на митингах…

— На митингах тоже можно зарабатывать деньги. Но это же…

— Но это же зависит от того, настоящие активисты или те, кто за деньги.

— А для чего Служба безопасности Украины? Должна отделить настоящих от ненастоящих. Вот для этого мы и выбрали президента — чтобы он эти базовые вопросы решил. А поскольку эти вопросы никто не решает, то мы умираем. Мы — умирающая страна.

— Вот по поводу локдауна в Украине. Объясните мне: где логика? Я не понимаю. Когда у нас было 15 тысяч заболевших в сутки, локдаун мы не вводили. А когда у нас сейчас 4 тысячи, мы вдруг захотели, оказалось, что нам очень надо ввести локдаун.

 Послушай меня, у нас не четыре тысячи. У нас 4 тысячи положительных тестов. Разница огромная.

— Но тогда тоже было не 15 — правильно? Было больше.

— Да, конечно. Но сейчас особое время. Когда в холодильнике куча пропадающих салатов, никто не пойдет сдавать тесты. Они умирать будут, но тесты они сдавать не пойдут. Я это тебе рассказываю как человек, который знает, что такое дежурство на Новый год. На Новый год дежурство в реанимации — шансов, что кто-то приедет умирать на Новый год, — никогда. Но дежурство 1 января — это самая страшная катастрофа, которая… Короче, все, кто не успел помереть 31-го, — они таки салаты доели и приехали умирать 1-го. Точнее, родители привезли этих детей 1-го. Это самое страшное дежурство — 1 января. У ребенка начнутся судороги — его накроют черной тряпкой и будут продолжать бухать и доедать салаты. А его привезут 1-го таки. Понимаешь? А потом будут кричать, что врачи его убили, и так далее. Поэтому наши люди не ходят на праздники по лабораториям.

Кстати, я недавно увидел на BBC такое интервью: мэр Лондона, что-то говорит… «Представляете, — говорит мэр Лондона, — «какой ужас! На сегодня каждый 30-й житель Лондона переболел коронавирусом». Говорит мэр Лондона. Какой ужас! Слушайте, в Украине заболело официально 1 млн человек, а население у нас — сколько? Ну, где-то около 30 миллионов. Где-то — да? То есть у нас даже по официальной…

— Я хотела сказать 35, но…

— Но где-то… Но я к чему говорю? То есть если у нас официально заболел один миллион, то неофициально — два-три. То есть у нас получается, каждый десятый уже переболел коронавирусом. Но они там, в Лондоне, психи какие-то. А у нас все спокойно. У нас президент на лыжах катается — все классно.

— В локдаун, собой же введенный.

— Да. Нет, ну чего? Я тут сейчас вот по центру Киева гулял. Сегодня тут такой каток красивый под «Гулливером»… Очень красивый каток. Очень.

— Тоже локдаун — все соблюдают.

— Все носятся… «Локдаун, локдаун, локдаун». Да круто.

— Все соблюдают, да?

— Все классно, угу. Смешные вы все.

© AP Photo, Efrem Lukatsky«Хватит шастать». Социальная реклама с Виталием Кличко во время пандемии коронавируса в Киеве, Украина— Так надо было вводить или нет?

— Послушай меня, с точки зрения медицины, любые — любые! — методы разделения людей — они оправданы. Они уменьшают нагрузку на стационар.

— А носки с колготками при чем? Это же мемом стало уже в соцсетях.

— Рассказываю. Сейчас стоп. Я сейчас тебе вот про носки с колготками… я точно знаю.

— Так.

— Вот смотри. Это, кстати, очень показательный момент — про носки с колготками. Когда примерно сказали, что локдаун с 8-го числа?

— С месяц назад уже.

— Месяц назад. Месяц назад вам всем сказали, блин, вам всем сказали: с 8-го числа будут открыты только продовольственные магазины. Вам всем сказали. Нет, блин, 8-го числа всей стране понадобились колготки, презервативы, моющие средства, пакетики для унитазов и так далее. Вот всем понадобились — все поперлись. Понимаешь? И понятно, что это дурь: что если ты уже зашел в супермаркет…

— Ну?

— Послушай меня, я — о другом. А теперь смотрите: вот что меня буквально угнетает, бесит. Просто не могу вас всех слушать. Вот есть в стране средства массовой информации. Каждый божий день в стране врут, воруют, но страна обсуждает, блин, колготки. Ведь это же чистый кайф. Понимаете, все время находится, о чем…

— Но про колготки же еще не было.

— Правильно. Потому что про коррупцию…

— Евгений Олегович, врут, воруют и так далее — это же уже типичное, обыденное явление.

— Потому что врут и воруют — вы ничего. Вы уже поставили крест на том, что как врали, так и будут врать, как воровали, так и будут воровать, что с коррупцией ничего сделать нельзя. Да это уже даже неинтересно говорить. Давайте поговорим о несчастных людях, которые… вот локдаун объявили — и они теперь, бедняги, без презервативов. Как страшно жить! Прерванный половой акт — это не наши методы.

— То есть вы хотите сказать, что введенный за месяц локдаун — он основывается на математических расчетах, а не на субъективной какой-то логике?

— Давай сделаем так… Логика здесь действительно очень субъективная. Очень субъективная. Люди попытались с помощью локдауна уменьшить нагрузки на лечебные учреждения. Спроси у любого доктора… Вот будешь встречаться, там, с Ольгой Анатольевной [Голубовской] в очередной раз — спроси ее: «Как вы относитесь к локдауну?» И она тебе скажет: «Я молюсь на локдаун». Потому что в тот день, когда введен локдаун, в реанимацию поступит не 20, а 16. И эти четыре, которые не поступят, дадут возможность медсестре сесть или выйти покурить. И для любого человека, который находится возле больных, любой локдаун в любое время — по математической модели, просто потому, что кому-то это взбрело в голову, — он будет…

— А с точки зрения государства и других потерь, которые во многих местах мы понесем?

— Подожди. Мы начали… Ты хочешь поговорить со мной о потерях государства? Тогда давай…

— И конкретно взятого гражданина в этом государстве.

— Так, подожди, пожалуйста. У нас конкретно взятый гражданин — он как только выясняет, что он житель этого государства, у него начинаются потери. Всего.

— (Смеется.)

— Чувства собственного достоинства… Понимаешь?

— Смешная у нас сегодня программа.

— Да. А что, это для нас для всех загадка? Страна, где коррупция пронизала все, на любом уровне. Где люди просто уже научились жить. Потому что когда мы слышим вот эти все разговоры о том, какие мы все несчастные, как страна наша катится вот по наклонной, все умирают, голодают, люди перекрывают дорогу, потому что электричество… И при этом реально запарковаться возле супермаркета же невозможно. То есть мы настолько все научились выяснять отношения с государством, от него прятаться, понимать каждый раз, что когда ты не доплатил, не заплатил налоги и этим горд, то ты же не заплатил — кому? Вот тут это самый интересный вопрос. То есть, с одной стороны, ты вроде как сволочь, потому что ты не заплатил налоги, и поэтому не хватит врачам, учителям и пенсионерам. А с другой стороны, ты прекрасно понимаешь, что те налоги, которые ты не заплатил, — они же 70% украдут.

— То есть не дал украсть тому негодяю жирному, который сидит сверху.

— Да-да-да. То есть ты — наоборот. Ты просто взял эти деньги и отдал своей пожилой маме. Вместо того чтобы кормить этих людей — мерзавцев, которые 70% украдут.

— Борис Михайлович Тодуров недавно в интервью мне сказал, что 300-процентные надбавки, которые должны платить всем медикам, которые контактируют с «ковидными» больными, на самом деле не выплачиваются — это так не работает. На примере его клиники. В итоге получается в месяц у них две-три тысячи доплат за то, что они работают с этим. А как вообще это произошло? Это что, обман, получается?

— Нет, это не ко мне, извини. То, что это сплошной обман, — это раз. Пойми: для меня это самый болезненный вопрос, потому что я в своей жизни в течение суток был советником кандидата в президенты.

— Как вы так быстро провернулись…

— И как бы очень быстро понял, что я же четко озвучил, что главная проблема медицины — это кадры, и этим надо срочно заниматься… Дальше: на следующий день после того, как я это озвучил, коллектив из, по-моему, около 100 организаций под управлением Минздрава, [Уляны] Супрун написали целое открытое письмо, что на самом деле с кадрами у нас все хорошо. Причем еще раз говорю: это куча организаций была. И будущий президент это все абсолютно проигнорировал и так далее, и вообще это никого не интересовало. И я реально прекрасно понимаю, что на сегодня что произойдет? Итоги коронавируса какие будут? В нормальных странах люди еще больше поймут цену медицинским работникам. Это раз. Далее: профсоюзы медсестер и профсоюзы врачей это — все, что было, — так не оставят.

— Это отдельно? Медсестры и врачи — это отдельные профсоюзы?

— Ну конечно. Конечно. Профсоюз медсестер — это вообще мощнейшая организация.

— А у нас тоже так есть?

— У нас… у нас есть профсоюзы?

— Я не знаю — я спрашиваю.

— Нет. Нет, у нас они формально есть. У нас они формально есть.

— Я думала, что условно профсоюз медиков.

— Подождите. Профсоюзы — это же теоретически то, что должно защищать врачей.

— Ну да.

— А что, кто-то защищает врачей? Я не знаю. Я думаю, что если бы профсоюзы хотя бы боролись за то, чтобы в приемном отделении каждой больницы была служба безопасности, которая просто от побоев бы защищала врачей, — да, уже бы что-то было. Но этого…

Я продолжу. Так вот: медсестры и врачи, их профсоюзы, там, где они работают, — они таки добьются пересмотра трудовых договоров везде: в Польше, в Словакии, в Германии, во Франции, в США, в Канаде. Везде. Они изменят и финансовое обеспечение…

— Интересно.

— …и гарантии на случай болезни, связанной… И так далее. То есть после того, как они повысят все это, у них возникнет еще большая потребность в нормальных, трудолюбивых людях. И наши люди, которые согласны работать за… ну, по их меркам, копейки, — они еще больше будут востребованы во всем мире. И к чему это приведет? Это приведет к тому, что… Вот ты хочешь, например, дома положить плитку. Вот ты куда ни ткнешься, тебе говорят: «Квадратный метр — 50 долларов». Ты говоришь: «Вы что, екнулись? 50 долларов — квадратный метр». — «Нет? Ну, ходи без плитки. Ну нет у нас плиточника дешевле чем 50». Вот будет то же самое. Услуги врача стоят столько-то. И больше нисколько. Вот столько — меньше они не могут стоить.

— Я опять процитирую Бориса Тодурова. Он мне сказал, что у него в клинике — это одна из лучших украинских клиник в столице — хирург, который оперирует каждый день, получает 7400 гривен. Это вообще как?

— Как? Это повод к тому, чтобы Академия медицинских наук, комитет Рады дружно вышли на Крещатик и застрелились. Ну, все это… Пойми: все эти правила игры — они не нами придуманы, и придуманы хрен знает когда. И я все жду, что кто-то когда-то решит эти правила поменять. Вот бюджет берем и смотрим. Ну давайте.

— Сколько процентов ВВП должно уходить на медицину?

— 9%.

— На ваш взгляд, 9%?

— Это минимум 9%. Я понимаю, что сейчас это невозможно. Я это понимаю. Но я поэтому и говорю: должно быть 5%. Должно быть принято, что в этом году — 5%, на следующий год — 6%, потом — 7%.

— А у нас?

— У нас, по-моему, дали, там, 3,5 или 4 — я не знаю сколько. Хотя по закону… Так давайте тогда вопрос конкретный.

— По закону — не меньше пяти.

— Да хорошо. Есть закон, по которому — не меньше пяти.

— Да.

— Да? А есть люди, которые проголосовали за этот бюджет. То есть они проголосовали и открыто нарушили закон. Где Конституционный Суд? Где вообще суд? Где прокуратура? Где Служба безопасности? Как? Открыто нарушается закон. Подождите, ребята, я не понял. Ну и все, тема закрыта. Для меня лично тема закрыта. Каждый, кто проголосовал за этот бюджет, фактически совершил преступление. А какая ответственность предусмотрена за нарушение законов страны? Это же не просто закон. Это же закон, неисполнение которого чревато гибелью десятков тысяч людей. Более того: чревато тем, что огромное количество людей молодых, предприимчивых, энергичных покинут страну и уедут. И все.

Ну и дальше? Посмотрите, какая сейчас кайфовая ситуация. На сейчас практически все страны бывшего соцлагеря — Польша, Словакия, Чехия — они все уже поняли все, и они практически… Там не надо подтверждать наш диплом о медицинском образовании. Все, что тебе надо, — выучить язык. Человеку, который в 23-24-25 лет окончил высшее медицинское заведение, — ему надо максимум год, чтобы освоить чешский, словацкий, польский — какой хотите. И он оказывается врачом в цивилизованной стране, защищенным профсоюзами…

— С официальной, белой высокой зарплатой.

— Какой? Высочайшей. С уважением в обществе, со своим домом. Господи, я помню, в 2019-м мы с женой были в Вене и заехали… там недалеко от Вены, километров 40, — огромный аутлет. Мы туда заехали и я там встретил пять ребят. Они приехали из Братиславы. Они: «Что мы в Словакии? Мы врачи, мы педиатры. Уехали из Днепропетровска», — ребята говорят мне. И мы поговорили. Я понимаю: никаких шансов, что эти люди вернутся. Это, знаешь, как есть на фронте санитарные потери, а есть безвозвратные потери. Вот это — безвозвратные потери.

— Вы мне сейчас это рассказываете, а я вспоминаю, как Владимир Зеленский, когда он только стал президентом… И кстати, он об этом говорил, и когда баллотировался, во время своей предвыборной кампании, что его главная цель — это вернуть украинцев домой. Он говорил: «Приезжайте, возвращайтесь». Это самое-самое-самое…

— Знаешь, Алеся, я тебе честно скажу: когда мы в последний раз разговаривали с Владимиром Александровичем, я ему об этом рассказывал. Он уже был президентом. И я ему рассказывал, что мне звонили люди из Канады и говорили: «Доктор, неужели это правда, что Вова победил? Неужели мы сможем вернуться?»

— Да.

— И я ему об этом рассказывал. О том, чтобы вернуться, ни у кого на сегодня нет не только мыслей — у них уже нет надежды. Они уже не воспитывают своих детей там, как «вы украинцы, вы вернетесь на Родину». Нет. Их уже воспитывают в понимании «Вы канадцы. Забудьте. Это мы украинцы. А вы канадцы». Понимаешь? «Вы израильтяне. Вы американцы. Вы чехи, вы поляки. Но вам там делать нечего. Потому что в здравом уме вы не должны возвращаться».

Понимаешь, какая ситуация? Что самое грустное? В том, что для того, чтобы все это преодолеть в XXI веке, нужно преодолеть очень мощное информационное сопротивление. Информационное прежде всего. Потому что информационное поле забито приговорами нашей стране. То есть если тебе нужна мотивация, уезжать или оставаться, все, что тебе надо, — почитать новости. И все.

— Для этого просто нужны победы какие-то реальные. И информационное поле станет другим — оно поменяется.

— Ты знаешь, я тебе честно скажу, что иногда, когда я мотаюсь в Харьков и Киев… Там на выезде сейчас из Харькова, на трассе, огромный терминал «Новой почты». Такой красивый, заставленный классными машинами. О, победа! Едешь по трассе — тут новая развязка, тут, там светофор красивый… По Полтаве…

— Вот видите? Вы говорите, дороги не надо строить Кириллу Тимошенко. Молодец.

— Подожди. Администрация президента не должна к этому иметь отношение. Администрация президента как раз должна заниматься тем, чтобы Украина дружила со всеми соседями. Дружила, ну, или хотя бы не воевала. Уже со всеми надо было…

— С теми, кто против нас войной пошел, дружить — сорри — невозможно.

— Подожди. Ну давайте сейчас вот с венграми посремся, давайте, там, с румынами… Ну, у нас же есть поводы всегда. С поляками давайте выяснять отношения. С Израилем мы сейчас отношения выясняем. Вот это — задача администрации президента. Понимаешь? Страну презентовать в мире. Но не дороги, уж извини, не строительство заводов с кислородными концентраторами. Если администрация президента занимается закупками и строительством — звыняйте, это вообще никакого отношения к президенту не имеет. Многие говорят, что стране надо отказаться от поста президента и так далее. Мое личное убеждение в том, что вывести страну из тупика может только сильный лидер с сильными полномочиями.

— Лидер.

— И да, если бы у нас появился президент, который может дать всем по мозгам, кому надо, всем показать свое место, личным примером показать, как можно пахать ради страны с утра до ночи, научился коммуницировать с людьми, объяснять свои действия и так далее… Вот это все. Так вот, нужна именно сильная президентская вертикаль.

— Голобородько таким и был. Есть киношный персонаж. (Василий Голобородько — главный герой сериала «Слуга народа», его роль исполнил нынешний президент Украины Владимир Зеленский. — «ГОРДОН»).

— Замечательно. Ну еще раз говорю: у меня почему-то внутренняя убежденность в том, что мы никогда не узнаем правду, что на Голобородько что-то у кого-то есть. Ну вот как яйцо Кощеево у кого-то в руке. И поэтому это не Голобородько.

— Так. А сейчас расшифруйте то, что вы сказали. Я чувствую, что что-то интересное. Но что вы имеете в виду?

— Нет. Почему? Я, по-моему, предъявил. Я на самом деле не первый раз озвучиваю эту мысль. И она в том, что Владимир Александрович ведет себя так не потому, что ему так хочется вести, а потому, что он не может иначе.

— Почему?

— Потому что у кого-то в руках Кощеево яйцо.

—  То есть на него есть компромат?

— Что-то у кого-то есть, да. Вне всякого сомнения.

—  А какой на него может быть компромат? Он до этого не был нигде в политике, ни на госслужбе, к коррупции не мог иметь отношение.

— Ты считаешь… И я не знаю. Я не знаю. Ты не знаешь, я не знаю.

—  Но вы так думаете. Хорошо, что мы не знаем. А у кого это может быть теоретически?

— Служба безопасности.

— Так Служба безопасности его.

— Ты же понимаешь, Алеся, я как раз не готов на эти темы… То есть я не знаю. Но просто это единственное логическое построение, как я могу объяснить метаморфозы, которые случились. Иначе я объяснить это не могу. Мои представления о логике и здравом смысле дальше этого объяснения… Просто вдруг представить себе, что человек, который готов был действительно менять страну — и сохранил в этой стране все — ну все, — что эту страну разрушает: тотальную коррупцию — еще раз говорю — везде, где только можно… Медицину нищенскую… Ну, короче говоря, постоянное вливание денег в какую-то дебильную пропаганду и так далее. Это ужас. Я вообще этого не понимаю.

— А вы общаетесь сейчас с Владимиром Александровичем?

— Нет, конечно. Как мы можем общаться? Я же, похоже, уже там… Нет, там, кто-то уже что-то накапал, как обычно. Мне так кажется. Там рядом с президентом есть люди, которые рассказывают, кто хороший, кто плохой. А я поскольку все равно там бы никак не ужился бы, то слава богу, что меня там рядом нет.

— А вам приветы какие-то передавали?

— Мне?

— Да.

— Зачем?

— Нет?

— Нет. Какие мне могут передать приветы?

— Ну, не знаю. Вот вы что-то не то сказали — как вы могли?

— А, нет. Нет. Зачем со мной связываться? У меня такая аудитория — я начну рассказывать, кто мне передавал приветы. Чего со мной связываться? Ты че? Нет. Я же никуда не лезу.

— А когда вы в последний раз с ним говорили?

— И никуда не лезу — понимаешь? К счастью. Поэтому мне никто не передает приветы. Если бы я сказал, что я, там, поддерживать буду Васю, тогда, может быть… А так поскольку я ни за Васю, ни за Петю, ни за Вову — ни за кого, — а сам за себя… За здравый смысл.

— А когда вы в последний раз говорили с ним или переписывались?

— Перед выборами в Верховную Раду (парламентские выборы состоялись в июле 2019 года. — «ГОРДОН»).

— И он тогда предлагал вам идти…

— В Раду.

— Вы сказали «нет» — и на этом общение…

— Да. И все, мы закончили на этом.

— А какие-то планы, чтобы вы, там, советником президента стали…

— Ну, вроде мы тогда… Я тогда изложил свою позицию, что я предпочел бы остаться советником, желательно не на зарплату, то есть во внештатных рядах. И на этом «хорошо» сказал Владимир Александрович.

— И вас никуда не позвали, чтобы что-то советовали кому-то…

— Нет. Нет-нет-нет. Нет. Я тебе честно скажу, что я примерно это все — всегда всю мою жизнь. Как только любой начальник со мной поговорит, на любом уровне, я ему расскажу, что такое хорошо, что такое плохо, то после того, как мы закончим говорить, возле начальника окажется 50 близких, которые расскажут ему о том, как Комаровский его пытается ввести в заблуждение и на нем, несчастном, заработать. Понятно?

— Евгений Олегович, но вот если бы сейчас — представим себе — Владимир Александрович вам позвонил и сказал… Я не знаю, как вы друг с другом: «Женя», «Вова», на «ты»…

— Мы на «ты» были. Были на «ты», да.

— Да. «Женя, вот я посмотрел интервью, которое ты Алесе Бацман давал. Вот ты меня критикуешь, ты говоришь, я что-то не так делаю. А скажи мне конкретно: ну что я делаю не так?» Что бы вы ему сказали?

— Тогда я бы спросил: «Вова, а что ты делаешь так? Давайте оценивать. Первое: ты стал президентом. Раз. Как оценить вообще работу президента можно? Как? Людей в Украине стало больше? Эмиграция прекратилась? Жизнь бюджетников хоть на каком-то этапе стала лучше? Кто-то стал лучше зарабатывать, защита простого человека улучшилась, да? В прокуратуре, в судах, в больнице, в полиции стало меньше коррупции и стало кому-то проще жить? Те грани общественной жизни, по которым делится вся страна: вот все эти религии, там, языки и все остальное — стало что-то лучше? Что изменилось в лучшую сторону? Коррупции стало меньше?»

— А он вам скажет: «Ну так здрасьте, коронавирус. В какой стране улучшилось? Как можно улучшать? Пандемия выпала».

— Несмотря на коронавирус, мы же нашли деньги финансировать патриотические эти… А финансировать Тодурова — не нашли. Что, я не прав? По-моему, прав. Это логично? Логично. Ну, и дальше: изменилась как-то информационная политика? С какой страной у нас улучшились отношения? Еще раз говорю: я задам конкретный вопрос: «Скажите, пожалуйста: ты назначил губернатора в Харьковскую область — ты когда его снимал, не надо было извиниться перед страной и перед 5 млн жителей области? „Извините, что я вам назначил не того — я сейчас назначу лучше". А? Хорошо, город Харьков. 80% населения этого города выбрали тебя как президента (Зеленского во втором туре президентских выборов поддержало почти 87% избирателей в Харьковской области. — „ГОРДОН"). То есть они тебе доверили. И 80 примерно процентов жителей этого же города выбрали мэром Кернеса (Кернес получил 60,34% голосов на местных выборах 2020 года. — „ГОРДОН"). Хороший он, плохой — неважно. Одни и те же люди выбрали тебя и его. Он умер…»

— Вы сейчас к чему клоните?

— «Город достоин был того, чтобы президент обратился к жителям города по этому поводу? Мне кажется, да. Это все — человеческое. Еще раз говорю: без личностей. Одни и те же люди выбрали вас и Петю. Понимаешь? Один из двоих скончался — второй должен понимать, что это его избиратели. Понимаешь?»

— Гену. Вы сказали «Петю».

— Я сказал «Васю». Я сказал «Васю». Понятно? Хорошо, вот Гену — его.

— Да.

— Ну, вот так.

— А вы даете еще какой-то хотя бы малейший шанс на то, что все-таки он вырулит?

— Ну, называй это синдромом Илларионова. Вот то, что ты сейчас говоришь мне, — это…

— Так а у Илларионова нет синдрома. Он, наоборот, первым сказал: Зеленский — все.

— Нет, я тебе рассказываю, что такое синдром Илларионова. Я тебе расскажу.

— Расскажите мне.

— Синдром Илларионова я наблюдаю у себя последние лет пять. Когда я слушаю Илларионова, который дает очередное интервью Гордону, и он начинает говорить, с моей точки зрения, абсолютный геополитический бред… Это мне так кажется.

— Да ладно!

— Послушай меня дальше.

— Ну?

— А дальше вдруг выясняется, что он прав.

— О!

— Понимаешь? И я начинаю понимать, что если у тебя вот этот синдром Илларионова, это неверие в очевидные вещи. Вот это нежелание принять очевидные вещи, которые Илларионов уже принял.

— То есть он молодец?

— Ну конечно, молодец, да. Так вот я еще раз говорю: синдром Илларионова — это когда он говорит диагноз, ты не веришь в то, что… Это вот как есть люди, которые отрицают онкологию или коронавирус. Или отрицают возможность того, что что-то изменится вот уже. Когда Илларионов сказал, что Зеленский — все, это было когда?

— Еще в апреле.

— В апреле.

— В апреле. Вообще никто…

— Я был такой возмущенный!

— Правда? Я тоже.

— Да, и ты тоже. И Дима был такой же.

— Да все были.

— Все были. И все считали, что вот он и лоханулся — Илларионов. Потому что неправда, не может такого быть.

— А Андрей Николаевич…

— А еще я понимаю, что это называется «синдром Илларионова». Это как отрицание болезни, как отрицание коронавируса, отрицание очевидности.

— Потрясающе. Потрясающее вы название дали. Андрей Николаевич красавчик.

— Синдром Илларионова — это значит, Андрей Николаевич красавчик. Тоже перевод неплохой.

— (Смеется.) Хорошо, много критики сейчас льется, сыплется на голову Владимира Александровича. Много обоснованной критики. Окей. Но представим себе ситуацию: вот сейчас он берет и уходит. А кто вместо него? С одной стороны — Порошенко, с другой стороны — Медведчук, которые вообще разорвут Украину. Ну нет же альтернативы. Или вы ее видите? Скажите, есть ли та центристская какая-то фигура, которая реально объединит страну?

— Я прошу прощения у всех, кто нас смотрит, но я реально знаю, реально понимаю фамилии центристов или людей, которые реально могут объединить страну, но я прекрасно понимаю, что если я буду называть эти фамилии, то те, которые справа и слева, — они более серьезно будут с этими людьми бороться. Я не буду называть фамилии. Я знаю, что люди есть.

— То есть вы говорите, что есть люди сейчас, которые способны стать общенациональными лидерами?

— Понимаешь, какая ситуация? Беда вот в чем: что в XXI веке нельзя стать лидером, если у тебя нет поддержки средств массовой информации и социальных сетей.

— Ну да, это логично.

— На сегодня средства массовой информации полностью поделены между теми людьми, которых ты называешь. Все.

— Ну, во-первых, не полностью. Во-вторых, всегда есть в информационном поле и соцсети, и так далее. Это как раз вопрос дискуссионный.

— Ну я готов дискутировать. У людей, к которым лично я по многим позициям прислушиваюсь, которые мне интересны, я вижу ряд Telegram-каналов, может быть, но не более того. Не более того. Я вижу, что такие люди есть, но невозможно отправляться в бой, не будучи уверенным в победе или заранее зная, что проиграешь. Похоже, никто не хочет ставить на кон свою карьеру политическую, потому что такие силы будут против тебя, что ты можешь лишиться и жизни, и здоровья, и всего остального.

Украина — страна политического бандитизма. Это совершенно однозначно. У нас любой политической проект — это бизнес-проект. Бизнес-проект. У нас нет никаких идеологических споров — у нас все дискуссии на тему, кто пробьется к распределению средств. Все. Мы вообще перестали обсуждать, там, партия, какая идеология или вообще…

— Ну, вождистские партии все.

— Ну хорошо. Потому что все вождистские партии ставят перед собой — какую цель? Распределять средства бюджетные.

— Вот человек говорит: «Я лидер». И в общем…

— Все, вперед. Поэтому…

— Своего имени партию создает.

— А на самом деле я говорил об этом еще, по-моему, до президентских выборов. Я говорил, что все, что надо на сегодня, надо… Я хочу, чтобы мы составили список принципиальных вопросов. Условно говоря, интернационализм — национализм, например. Вот вопрос — да?

— Ну и что? И референдум? Или что?

— Нет. Нет. Вот интернационализм — национализм. Один язык — два языка. Короче говоря, главные, там… Дружить, там… летать в Москву самолетом или только поездом можно, например. Понимаешь?

— Ну, или вообще нельзя.

— Или вообще нельзя.

— Так как война.

— Ну вот так вот я хочу, чтобы записали такой список базовых вопросов, которые волнуют каждого. Человека видно по ответам на эти вопросы. И я хочу, чтобы политические силы просто поставили плюсики и минусики возле каждого вопроса. И все.

— (Смеется.)

— Чтобы вы просто сказали. Вот увидишь: все станет понятно.

— Это перед выборами, я так понимаю, анкетку надо — да?— заполнить?

Українська правда
Страна.ua
Главред
AgoraVox

— Да. Каждая политическая сила… Общество — мы бараны все. Мы бараны, которые выбирают вожака, который нас, баранов, куда-то поведет. Причем куда…

— Льва хоть?

— Куда?..

— Во главе стада баранов. Или наоборот, барана? Во главе…

— Не знаю. Нет, наверное, все-таки мы пытаемся выбрать льва, но потом выясняется, что он не лев.

— (Смеется.)

— И даже не прав. Так вот: я к чему это все? Нам хочется хотя бы до того, как мы отдадим свои шкуры этому льву, который нас куда-то поведет, — чтобы мы понимали, куда он нас собрался вести: вверх, вниз, направо, налево, в лес, в поле или в воду он нас топить поведет.

— Как это?.. Как ты ни ложись, а все равно…

— Просто я представляю себе следующее. Если бы перед выборами задали конкретным кандидатам в президенты очень конкретные вопросы… Одна церковь, один язык, никакой федерализации. Вот ты за федерализацию или нет? Ну в конце концов! Мы же прекрасно понимаем, что, допустим, тот же Порошенко скажет, что он — нет.

— Я — нет. Я за унитарную страну.

— Медведчук, что… Хорошо, я тоже за унитарную, но вопрос не в этом. Ну я не утверждаю, что я однозначно прав, но я лично считаю, что федерализация убьет Украину как независимый проект. Но вопрос не в этом. Я хочу, еще раз тебе говорю, чтобы вот эти базовые вопросы: ты за федерализацию или против, ты за… Вот все то, что я сейчас…

— Но тема интересная.

— Так вот еще раз говорю: я хочу… А может быть, нам взять это на себя. Вот есть же, в конце концов, у нас определенное количество людей, которые имеют отношение… Вот давайте разработаем, соберемся вместе — блогеры известные, журналисты, руководители интернет-изданий — и создадим опросник вот такой. Причем еще раз говорю: там не должно быть много… Максимум три варианта ответа. Максимум. Например, если федерализация — «да» и «нет». Не надо ничего объяснять. Скажи просто. Продажа земли — «да», «нет». Марихуана для лечебных целей — «да», «нет». Еще раз говорю: просто. И твое издание говорит о том, что пока политическая сила не ответит на эти вопросы, мы вообще не будем упоминать эту политическую силу в нашем средстве массовой информации. Хотите к людям обратиться — скажите, пожалуйста, перестаньте юлить: направо, налево, туда-сюда. Вот давайте. Я примерно 20-30 вопросов таких уже готов задать.

— Прекрасно.

— Готов. Я не считаю, что губернатора должен назначать президент. Это глубочайшая ошибка.

— Интересный стартап, Евгений Олегович. Я вот — по поводу…

— Это… Стартап — это же тот же бизнес-проект. Хотя у нас же политика — это бизнес-проект.

— Да.

— Нужно попробовать.

— По поводу темы информации хочу развить историю. Вот Twitter полностью удалил аккаунт действующего президента США Дональда Трампа, у которого там больше 88 миллионов подписчиков. (интервью записывали до истечения каденции Трампа и инаугурации Джо Байдена. — «ГОРДОН») А вот скажите: сколько у вас в разных соцсетях подписчиков?

— Около 13 миллионов.

— Это вот все?

— Это все. Если Украину считать…

— Twitter, Instagram, TikTok…

— Twitter я практически не занимаюсь. У меня…

— Facebook…

— Facebook. Смотри, Алеся: надо понимать, что там есть пересечение.

— Пересечение аудитории.

— Если без учитывания, 2,5 миллионов, там, 2,7 миллиона — YouTube, 9 миллионов — Instagram, 1.5 миллиона — Facebook, 600 или 700 тысяч — TikTok, 600 тысяч — «ВКонтакте», Telegram — 100 тысяч.

— Потрясающе.

— Да. То есть я прекрасно понимаю все это. Знаешь, что я тебе хочу рассказать еще, чтобы вы понимали? Мои подписчики — это уникальные. Сейчас я тебе объясню почему.

— Секта.

— Что такое мои 9 миллионов в Instagram? Вы не понимаете. Сейчас я тебе объясню. У нас есть такой один общий друг — знаешь, наверное, его, Гордон фамилия. Вот этот Гордон — он как возьмет какое-то интервью — да, ну, там, 1 миллион подписчиков — и все… А потом Гордон взял и какое-то интервью записал, в котором шла речь о детях. Про методы воспитания детей Гордон решил поведать. И у этого интервью что-то, по-моему, 10 тысяч просмотров.

—  А я не обратила на такое, если честно…

— Обрати на это внимание. Да, даже причем прикольно…

 Методы воспитания чтобы Гордон рассказывал — интересно.-

— Да-да-да, вот ты посмотришь. Причем заметь: это интервью про детей, которое дал Гордон, — что уникально, даже его жена не смотрела.

 Да… (Смеется.)

— Понимаешь, что прикольно? Так вот: я к чему говорю? Чтобы собрать аудиторию, надо говорить про войну, про политику, про голых баб, рассказывать анекдоты, матюкаться, рассказывать, кто у кого украл. Вот тогда собрать аудиторию легко. Собрать 9 миллионов человек на детях… 

— Послушайте, вот не надо рассказывать. Когда он делает интервью с вами, а это в основном тема детей…

— Да какие там темы детей? Я тебя прошу…

— Да-да-да. Не надо, не надо. И тема медицины, и тема детей, все то, что важное, здоровье наше, жизнь. Там миллионные просмотры всегда. Поэтому не жалуйтесь.

— Хорошо. Но я, собственно говоря, к тому и говорю, что на самом деле 9 миллионов, которые собраны вокруг темы детей — это примерно можешь умножать на три, если сравнивать, там, с искусством, с эстрадой, со всеми делами.

— Нет-нет, это верное ваше…

— Все. Поэтому все.

— А вы не боитесь, что при таком прецеденте вас тоже могут или удалить, или…

— Грохнуть?

— Да, заблокировать.

— Ну, ради бога. Ну, вот меня удалят. Ну дальше что? Во-первых, давай так: я занимаюсь просветительством. Это моя миссия.

— То есть в политику не идешь — безопасность, правильно?

— Конечно, вне всякого сомнения. И более того: для меня этот вопрос очень важный в плане личной безопасности. И я тебе объясню почему. Потому что любой политик прекрасно понимает, что если я «за» или я «против», то эта аудитория, которая за мной стоит, — она тоже может как-то изменить свое мнение — да? И поэтому если я ни за кого, то я в безопасности.

— Ну, слушайте…

— Как только я принимаю какую-то сторону…

—  Может наступить время, когда вы будете за кого-то, потому что есть…

— Может, конечно.

— …есть ситуации, когда надо рвануть рубашку и сказать то, что думаешь. Вы всегда высказывали свое мнение и вы особо никогда ни на кого не обращали внимания.

— По большому счету, да, но еще раз говорю: я до сих пор очень болезненно отношусь к интернет-травле. Очень болезненно. Я плохо к этому…

— Но вы понимаете, что в основном это боты, что это просто технология за деньги?..

— Ну я же победил эту тему.

— Я понимаю. Ну так а почему расстраиваться?

— Нет, я тебе…

— Ну, вот это как по поводу синдрома, как вы назвали, Илларионова. То есть вы понимаете, что болезнь — она вот такая, она имеет свои причины, следствие — и потом выздоровление наступает… А вы расстраиваетесь.

— Нет. Алеся, я на самом деле — тьфу-тьфу-тьфу! — в 2020 году наконец-то эту тему решил для себя. Я просто создал новый ресурс, который называется «Журнал доктора Комаровского». Очень дорогой.

— Это с подпиской, да?

— Да-да. Он очень дорогой.

— Это украинцы готовы платить за контент?

— Нет, не украинцы — кто угодно.

— Ну, неважно. Но я говорю о нас, о нашей стране.

— Кто угодно, да. Ну, о нашей стране. То есть человек может зайти, подписаться. И это дорого: это стоит доллар в месяц. Дорого-дорого-дорого. Я тебе объясню, почему это дорого. Потому что доллар в месяц — оказывается, абсолютно непреодолимая преграда для хейтеров.

— (Смеется.)

— Абсолютно. Вот цена этому быдлу — доллар в месяц. Это много.

— Красиво.

— Поняла? Вот смотри: естественно, наученный горьким опытом, я в журнале в этом, а там премодерация комментариев… Восемь месяцев журнал существует — там около 30 тысяч комментариев. Ни одного не удалили. То есть ни одного дурного слова…

— Но это приходят те, кто вас реально хочет слышать, любит, знает, доверяет.

— Даже вопрос не в этом. Которые реально понимают, что Комаровский не будет продавать информацию для того, чтобы заработать на… Он будет говорить правду.

— Вы зарабатываете на этом журнале?

— Это, конечно, заработок. Естественно, это заработок.

—  Много вы зарабатываете? Сколько?

— Если у тебя, допустим, 5 тыс. подписчиков, ты будешь зарабатывать 5 тыс. долларов в месяц. Но есть же, опять-таки, не просто. Чтобы эти люди у тебя были, тебе же надо создавать контент.

— Конечно.

— А другой вопрос в том, что есть, оказывается, очень большая разница между созданием контента для YouTube — открытой платформы — и для закрытой платформы. Ну вот я тебе приведу пример. Если ты запишешь видео о плюсах и минусах применения или использования «Кока-колы», то тебя же обязательно обвинят в том, что тебе либо «Кока-кола» дала деньги, либо, наоборот, тебе дала деньги «Пепси-кола». Ну кто-то же дал — понимаешь? То есть ее нельзя делать. Дальше. Например, есть лекарство, которое называется, допустим, там, «Парацетамол». И «Парацетамол» выпускается в… ну только на рынке Украины больше 100 торговых названий: и «Панадол», «Калпол» и «Фералган»… Ну сама как мать это все прекрасно понимаешь. И вот я точно знаю, что вот это название — вот это — на рынке Украины 90% — это фальсификат. Если я озвучу это в открытом доступе в YouTube — естественно, передо мной будет перспектива процессов каких-то.

— Да, все верно.

— У меня есть закрытый аккаунт. Я могу там об этом рассказать. Я рассказываю только своим: тем, кто знает, что на этой информации я…

— Хочется прям на вас подписаться.

— Нет, ты не потянешь. У тебя муж бедный.

— (Смеется.)

— Ваша семья…

— Так я сама…

— Да, но смотри… Ты же — да — должна все-таки.

— Да.

— А у тебя что, доллар в месяц есть на Комаровского? Подумай. Подумай, Алеся. Подумай.

— Конечно, это будет большой удар по семейному бюджету, но…

— Но тем не менее…

— Да.

— Обычно все-таки люди подписываются на премиум-аккаунт в YouTube. Это дороже.

— То есть вы мне сразу сейчас уже… Понимаете, мало того, что я на доллар согласилась — я чувствую, я сейчас два заплачу. (Смеется.)

— Нет-нет-нет. Нет. Почему? Я просто пытаюсь тебя сагитировать, что, например, там, аккаунт… дополнительные гигабайты в Google или в Dropbox, или, там, премиум-аккаунт в Youtube… Или YouTube-music, или, не дай бог, ты этот самый — как его?— Netflix… Это же в десятки раз дороже, чем Комаровский. Понимаешь? Поэтому… Ну, Netflix — это 11 долларов в месяц, а Комаровский — всего один.

— А вы сами подписаны на Netflix?

— Нет, конечно. Это дорого для меня.

— Ну ладно…

— А мне некогда сериалы смотреть, еще и деньги на это…

— Как вы относитесь к истории с Трампом, с Twitter и захватом Капитолия?

— Ну, очень показательная история на самом деле. И главное то, что никому из тех, кто зашел, размахивая руками, и в нарушение закона кто поднялся по ступеням Капитолия, — никому это не сойдет с рук. Ни одному.

— Да-да. Уже ФБР начало отслеживать, приходить в дома…

— Ну вот и все. Так может, нам надо всей страной понимать, что эволюционирование от Майдана к законопослушанию — может быть, будущее за этим?

© CC BY-SA 4.0, Пресс-служба Офиса президента Украины | Перейти в фотобанкПрезидент Украины Владимир Зеленский выступает на форуме «Украина 30. Коронавирус: вызовы и ответы»— А вы проводите параллели эти, да?

— Те люди, которые в самых жестких и решительных словах осуждают захват Капитолия, — это те же люди, которые в самых жестких словах приветствовали украинскую революцию.

— Среди моих знакомых я не могу такой параллели провести. Потому что все очень индивидуально.

— У каждого разные параллели. Но по крайней мере…

— Но это у вас — да?

— Да, у меня по крайней мере сложилось так, что Демократическая партия США, которая категорически осуждает их революционные порывы, — она всячески приветствует наши революционные порывы. Мне это непонятно.

— Хорошо.

— Мне непонятно наше равнение на эти институты демократии в такой ситуации. Может, давайте равняться на то, что да, невозможно остановить толпу, да, но после того, как энтузиазм толпы схлынет, можно расставить точки над «і».

—  Вы биткоины покупаете?

— Нет.

—  Почему?

— У меня нет свободных средств. Таких. Наверное, если бы… Ну, это вообще не мое.

— В 2009 году доллар стоил биткоин.

— Вот я же не такой умный.

— В 2009-м.

— Да, был. Это мы сейчас все умные. Да.

—  А куда вы деньги вкладываете?

— Чего ты говоришь-то?

—  Свободные. Ну у вас же есть какие-то свободные деньги?

— Я вкладываю свободные деньги в отдых. В рыбалку. Вот для меня это важно. Я вообще понимаю все больше и больше, что, знаешь, все-таки… вся жизнь — борьба — это неправильно. Мы живем для того, чтобы радовать близких, радоваться самим, получать удовольствие от общения с друзьями. Надо окружать себя хорошими людьми по максимуму. Именно поэтому меня воротит от украинской политики. Именно воротит. Потому что я вижу огромное количество людей, способных на все ради кусочечка власти, возможности унижать других людей, возможности быть выше. Вот это то, что мне настолько противно…

Просто моя максимальная власть, которая у меня была в жизни, если говорить о должности какой-то, — это должность заведующего отделением. И у меня в подчинении было пять врачей и 30 медсестер. А, еще и 20 санитаров. Вот для меня всегда сделать медсестре замечание была очень большая проблема. Я не тот человек, который будет кого-то, там, нудить, воспитывать, орать, строить. Ну вот вообще не мое. Я воспитывал двух человек: старшую медсестру и сестру-хозяйку. А они уже воспитывали по диагонали там — понимаешь?

— Ну правильно.

— Правильно. Так вот: я вижу людей, для которых главный наркотик в жизни — это возможность управлять другими людьми. Я вижу, какое огромное количество людей готово пресмыкаться, унижаться, только чтобы получить свой кусочек власти. Которые готовы на все возможные преступления, даже не ради денег. Вот есть люди, для которых большего кайфа, чем унижать или властвовать над другими людьми, просто нет в жизни. Это мне настолько непонятно… Ну вот я просто это вижу — почему? Я тебе объясню. Потому что как только эпизодически в украинском информационном поле проходят то ли слухи, то ли информационные волны о том, что Комаровский куда-то идет, что он будет советником президента, что он станет министром здравоохранения, что… Короче, и как только я вижу, как эта волна пошла, — я тут же начинаю получать сотни писем в день во все мессенджеры, что «доктор, я готов проявить невиданную личную щедрость и преданность, но я должен быть рядом с вами, и я готов на все это»…

Я вижу и я представляю: боже, это же только-только вот слухи прошли, что я стану министром. А если я, не дай бог, им стану, что они?.. Боже, для меня это страшно. И это на самом деле очень плохо. Я говорил об этом и еще раз повторяю: наша главная на сегодня проблема — главная — это отсутствие морали. Вот мы деградировали как общество, мы перестали обсуждать темы, базовые вопросы, ответы на вопросы, что такое хорошо, что такое плохо. Мы перестали любить друг друга по-настоящему, радоваться за успехи других людей. Мы ничего не можем сделать со злорадством как национальной идеологией. Я прекрасно понимаю, что если со мной что-то случится, то какое количество людей будут счастливы! Просто счастливы — понимаешь? Вот те люди, которым я мешаю: мешаю зарабатывать деньги на продаже «фуфломицинов» и так далее, — все они будут безумно счастливы. И поэтому мне хочется так держаться от всего этого подальше, чтобы не делать их счастливыми.

— Хорошо. Тем украинцам, у которых есть немножко свободных денег, куда бы вы советовали их вкладывать?

— В домик на берегу Дуная.

— Так.

— Если у вас есть немножко денег… Понимаешь, какая ситуация? Я это уже понял: чтобы принципиально менять алгоритм действий, надо зарабатывать не больше, чем у вас есть, а больше на порядок. Тогда вы можете изменить что-то. Понимаешь? От того, что ты будешь получать, там… у тебя есть тысяча долларов в месяц свободная, да, — это ничего не изменит в твоей жизни. А вот если у тебя есть 20 тысяч долларов в месяц лишних, то тогда вкладывай их. Как можно рекомендовать вложение денег в страну, в Украину, если любой участок земли либо может быть завтра приватизирован кем-то другим, может быть рейдерский захват?..

—  Ну а в себя можно вкладывать?

— В себя — можно. В свое здоровье — конечно, можно, да. В своих близких — можно. В свой отдых — можно. В свое образование — можно.

—  Вы, кстати, отдыхать сейчас поедете куда-то?

— А куда сейчас можно поехать? То, куда можно поехать, — я лучше… У меня в Украине есть лучше возможности для отдыха.

—  По Украине?

— Да, пока, сейчас — да.

— Когда примерно мир вернется к более-менее обычной, нормальной жизни?

— Я предполагал: конец 2022-го. По эпидемиологическим рамкам… Я не хочу накручивать. Вот представь себе просто… Смотри, какая сейчас ситуация. Она очень грустная на самом деле. Вот смотри: мы получили вакцину. Ее много, ее хватает на всех. И вакцина действительно может остановить вспышку, уменьшить нагрузку на лечебные учреждения. Она может. Но если мы взяли город, например, Киев, и вот в городе Киеве привили 100 тысяч человек в течение двух дней, из этих 100 тысяч людей, сегодня привитых, обязательно в течение ближайших суток два-три человека умрут от естественных причин. Как только начнется массовая вакцинация, все информационное поле будет заполнено информацией о том, как кто-то умер после прививки.

— Нет, но это же везде. Это же сейчас ситуация, которая касается не только Украины.

— Подожди минутку. Понимаешь, какая ситуация? Когда вот Израиль на сегодня приближается уже к тому, что они привили около 20% населения. Уже — представляешь? Они планируют к марту вообще закончить вакцинацию населения страны. Представляешь? Это вообще! Так вот: когда там кто-то подобную информацию начнет распространять, что вот вакцина убила, — то тут же президент, врачи, средства массовой информации начнут рассказывать о том, что «после» не значит «из-за», о том, что должна быть причинно-следственная связь и так далее. У нас депутаты Верховной Рады пишут, не стесняясь, что COVID-19 не существует…

— Нет, но сейчас Facebook уже начал удалять эти записи.

— Так слава богу. Хорошо. Ну подожди, Facebook начал удалять, а партия не считает, понимаешь…

— Удалить.

— Удалить.

—  Нет.

— Нет. А я считаю: вот отсюда. Понимаешь, какая ситуация? Что если человек, который является депутатом правящей партии, рассказывает, что все вакцины — бред, что COVID-19 не существует, — я хочу только одного: чтобы его завтра укусила бешеная собака. И я хочу посмотреть: он будет рассказывать, что все вакцины — бред, или побежит вакцинироваться от бешенства? Вот я хочу просто посмотреть на него — понимаешь? И все.

—  Понимаю.

— Все. Поэтому я к чему говорю? Мы опять упираемся вот в ту самую информационную политику. Поэтому применительно к Украине… Скорее всего, у нас вакцинация в достаточном объеме будет невозможна. Потому что нет информационной… Ну послушай меня. В Украине привито на сегодня максимум 50% детей. Максимум. Это в лучшем случае.

— Наша история в принципе с прививками и с планами — это ужасно. Когда выходят эти антипрививочники и рассказывают, что не надо прививаться.

— Вот-вот. Так Украина — чемпион мира по заболеваемости корью. Украина в центре Европы. Даже более 150 тысяч заболевших корью ничего не изменили в отношении страны к вакцинации. Все. Не знаю, о чем вы говорите, что, как…

—  Я просто надеялась, что к лету ситуация в мире выровняется и уже будет более-менее…

— Скорее всего, да. Скорее всего, выровняется. Хотя бы потому, что все-таки, как мы уже понимаем, к лету заболеваемость однозначно… Да, не так… не так…

—  Ну, я имею в виду, выровняется и пойдет дальше нормально.

— Выровняется и потому, что эпидемиологический процесс такой. Но дело просто в том, что все равно осенью будет опять подъем. Как только у нас закончится отопительный сезон, откроются окна, люди выйдут на улицу — будет уменьшение.

— Ну, будет уже, во-первых, вакцинировано сколько по разным странам…

— Тут — нет. А там — да.

—  Плюс переболевших все-таки. Какой-никакой, но иммунитет тоже будет.

— Конечно, будет, да. Да-да-да, я согласен, но поэтому, наверное, будь я человеком, который принимает медицинские решения, я бы попросил две цифры: а) потери от…

— Локдауна.

— Да. От ограничительных мероприятий. Дайте мне реальные цифры экономических потерь. После того, как мне сказали: вот цифры — а теперь давайте подумаем. Вот мы озвучили цифры. Если мы вводим ограничительные карантинные меры, мы теряем, допустим, миллиард долларов. А теперь давайте представим себе, что мы этот миллиард долларов вкладываем в систему здравоохранения.

— Шикарно.

— И подумаем… И после этого давайте посчитаем наши возможности: сколько мы теряем? Давайте посчитаем. Просто нужна объективная информация. Дайте мне статистику.

— Евгений Олегович, а будет эта история, когда мы и другие люди не сможем путешествовать, по крайней мере в цивилизованные страны, если у нас не будет справки о том, что мы вакцинированы?

— О вакцинации? Скорее всего, да. Просто, опять-таки, все время ощущение дежавю. По-моему, шесть или семь лет назад в Исламабаде — это столица Пакистана, прямо в центральном аэропорту Исламабада был прививочный пункт. Ни один житель Пакистана не мог купить билет на самолет, пока ему не накапают в рот вакцину от полиомиелита.

— Так а что же капать, если он в самолет сел, если он уже полиомиелитом больной?

— Ему уже накапали. Нет. Он… К счастью, с полиомиелитом больной далеко не улетит. Но вопрос в другом. Так вот, скорее всего, мы придем просто к тому, что… Я вообще этого не понимаю немножко, вот этих наших европейских друзей. Понимаешь, какая ситуация? Нам мотивировали безвиз нашим политическим строем фактически. Ну, то есть вот политика безвизовая определялась нашей…

—  Устремлением к демократии и к европейским ценностям, к Евросоюзу.

— Да, вот это. Мне почему-то казалось, что безвиз должен иметь и другие корни. По крайней мере, нельзя вводить безвиз со страной, где привито 50% детей официально. А из этих 50%, которые официально привиты, у половины купленные справки.

— Нет, так это повод, чтобы другую государственную политику по плановым прививкам проводить.

— Да. Но исходя из этого, я прихожу к выводу, что на самом деле в конце концов вакцинация жителей Украины — это определяет здоровье прежде всего жителей Украины. Это же очевидно. Мы сами заинтересованы в этом.

— Конечно.

— Так вот: нашим европейским друзьям абсолютно насрать, привиты наши дети или нет, какие у нас детские больницы, сколько денег у нас получают врачи, в каких условиях находятся наши учителя. Понимаешь? Им на это на все абсолютно наплевать. Но на то, на каких языках нам говорить, с кем нам дружить, им не наплевать. И это политика не то что трехстандартная, а очень странная. Поэтому я хочу, чтобы мы в конце перестали…

— Но нам надо, чтобы нам было не наплевать на наше здоровье, на все остальное.

— Вот. Поэтому нам надо перестать…

—  При чем здесь наши европейские друзья? Они пусть своими…

— Классная мысль.

—  …они своими странами занимаются. А нам надо…

— Послушай меня. При чем тут?.. Ты сейчас произносишь фразу.

— Да.

— При чем тут наши европейские друзья? Хотя перед этим мы пять лет только и говорили о том, что сказали наши европейские друзья, как наши европейские друзья отреагировали на наше путешествие туда-то, туда-то, на принятие наших законов и так далее.

— Евгений Олегович, но это же извечная ситуация: когда нужно на кого-то постоянно смотреть и кивать в его сторону. Сначала — Россия, теперь — Европа, потом — еще Америка. Зачем?

— Правильно. Вот.

— Если нам нужно о себе думать и сделать здесь, чтобы были все богатые и счастливые.

— Так я хочу в конце концов услышать политика, который выберет не между Россией и Америкой, а политика, который выберет между Украиной и не Украиной. Вот же в чем дело. Понимаешь, я хочу, чтобы политики выбирали Украину. Украину. Почему нам — стране с такой природой, с такими людьми, с такими базовыми культурными ценностями — почему мы должны к кому-то идти? Почему? Почему мы не можем сами у себя определять, как нам жить, что нам есть, как разговаривать, каким богам молиться? Почему?

— Ну мы и должны были бы, если бы на нас еще не нападали соседи северные и территории не отбирали, не рассказывали нам, что мы тут притесняем кого-то. Понимаете?

— Ну, там же…

— С танками со своими.

— …не только северные соседи.

— Так те — пожалуйста. Но они хоть не нападают. Спасибо им за это. А эти, извините, пришли с оружием и…

— Мы очень далеко. К счастью, мы от них далеко. Я думаю, что если бы мы были как Куба, к нам бы тоже пришли.

— Куба рядом, Куба.

— Да-да-да. Мы же не Гондурас, не Гватемала. У нас все попроще.

—  Давайте вот закончим чем-то… Такой веселый у нас вечер, веселая программа. Давайте реально закончим анекдотом каким-то. Веселым — может, вашим любимым.

— Четыре строчки всего. Мой внук, кстати, выучил этот стих. «Бобры загрызли Буратино. Он весь в березовом соку. Лежит в траве, раскинув руки. И дятлы кружатся над ним».

— (Смеется.) А автор-то кто?

— Ну, это стишки-пирожки. У него там есть автор. И все время они выскакивают куда-то. Там еще есть такой на эту тему… Вообще стишки-пирожки это. Вот мне нравится там оптимизм, знаешь. «Забыв топор на месте казни, палач торопится назад. А мать кричит ему вдогонку: «Еще бы голову забыл!»

—  (Смеется.) Все.

— Все.

— Я чувствую, градус повышаем. На этом мы можем заканчивать, Евгений Олегович.

— Давай, пока. Давай.

— Спасибо вам за интервью.

— Пожалуйста. Оптимизма тебе, моя дорогая.

— Нет, оптимизма я хочу пожелать всем нашим зрителям.

— Давайте. Оптимизма.

— Оптимизма. Спасибо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Вакцина (прививка) от гепатита A

Прививка от гепатита A безопасна.

закрашенный кружок

Вакцина против гепатита А очень безопасна и эффективна для предотвращения заболевания гепатитом А. Вакцины, как и любое лекарство, могут иметь побочные эффекты. Обычно они легкие и проходят сами по себе.

Каковы побочные эффекты?

Наиболее частые побочные эффекты обычно легкие и длятся 1-2 дня. В их числе:

  • Больная рука от выстрела
  • Головная боль
  • Усталость
  • Лихорадка
  • Потеря аппетита (нежелание есть)

значок сердца

Подготовьтесь к вакцинации вашего ребенка. Посетите и узнайте, как вы можете это сделать:

  • Изучите вакцины и подготовьте ребенка к визиту
  • Утешайте ребенка во время приема
  • Уход за ребенком после укола
До, во время и после съемки

Что такое гепатит А?

Гепатит А - серьезное заболевание печени, вызываемое вирусом гепатита А.У детей с вирусом часто нет симптомов, но они часто передают болезнь другим, в том числе своим непривитым родителям или опекунам. Эти люди могут сильно заболеть.

Каковы симптомы гепатита А?

У детей до 6 лет симптомы часто отсутствуют. Дети старшего возраста и взрослые чувствуют себя очень больными и слабыми. Симптомы обычно появляются через 2-6 недель после заражения человека.
Симптомы могут включать

  • Лихорадка
  • Потеря аппетита (нежелание есть)
  • Усталость
  • Боль в животе
  • Рвота
  • Темная моча
  • Желтая кожа и глаза

Это серьезно?

Детей старшего возраста, подростков и взрослых часто тошнит, и симптомы могут сохраняться до 6 месяцев.Специфического лечения гепатита А не существует.

больница alt solid icon

Гепатит А - серьезное заболевание, которое раньше было более распространенным в Соединенных Штатах. В 1980-х годах в США регистрировалось до 30 000 случаев в год. Благодаря вакцине количество случаев гепатита А в США снизилось на 95%.

Как распространяется гепатит А?

Вирус гепатита А обнаружен в стуле (фекалиях) человека, инфицированного этим вирусом. Он распространяется, когда человек кладет в рот что-то с вирусом гепатита А.Даже если предмет выглядит чистым, на нем все еще может быть вирус, который может распространиться на других. Количество стула может быть настолько маленьким, что его нельзя увидеть невооруженным глазом. Вы можете получить его, прикоснувшись к таким предметам, как дверные ручки или подгузники, или съев пищу, на которой есть вирус.

Соблюдайте график вакцинации

Центры по контролю и профилактике заболеваний, Американская академия семейных врачей и Американская академия педиатрии настоятельно рекомендуют детям получать все вакцины в соответствии с рекомендованным графиком вакцинации.

Вакцина против гепатита А: что нужно знать

Зачем делать прививки?


Вакцина против гепатита А может предотвратить гепатит А.

Гепатит А - серьезное заболевание печени. Обычно он передается при тесном личном контакте с инфицированным человеком или когда человек неосознанно проглатывает вирус из предметов, еды или напитков, загрязненных небольшим количеством стула (фекалий) инфицированного человека.

У большинства взрослых с гепатитом А наблюдаются такие симптомы, как усталость, низкий аппетит, боль в животе, тошнота и желтуха (желтая кожа или глаза, темная моча, светлые испражнения).У большинства детей младше 6 лет симптомы отсутствуют.

Человек, инфицированный гепатитом А, может передавать болезнь другим людям, даже если у него нет никаких симптомов болезни.

Большинство людей, заболевших гепатитом А, чувствуют тошноту в течение нескольких недель, но обычно они полностью выздоравливают и не имеют стойких повреждений печени. В редких случаях гепатит А может вызвать печеночную недостаточность и смерть; это чаще встречается у людей старше 50 лет и у людей с другими заболеваниями печени.

Вакцина против гепатита А сделала это заболевание гораздо менее распространенным в Соединенных Штатах. Однако вспышки гепатита А среди непривитых людей все же случаются.

Вакцина против гепатита А


Детям нужны 2 дозы вакцины против гепатита А:

Старшие дети и подростки От 2 до 18 лет, которые ранее не были вакцинированы, должны быть вакцинированы.

Взрослые , которые ранее не были вакцинированы и хотят защитить себя от гепатита А, также могут получить вакцину.

Вакцина против гепатита А рекомендована для следующих людей:

  • Все дети в возрасте 12–23 месяцев

  • Невакцинированные дети и подростки в возрасте 2–18 лет

  • Международные путешественники

  • Мужчины, практикующие половые контакты с мужчинами

  • Люди, употребляющие инъекционные или неинъекционные наркотики

  • Люди с профессиональным риском заражения

  • Люди, которые ожидают близкого контакта с международным усыновленным

  • Люди, страдающие бездомностью

  • Люди с ВИЧ

  • Люди с хроническим заболеванием печени

  • Любое лицо, желающее получить иммунитет (защиту)

Кроме того, лицо, ранее не получавшее вакцину против гепатита А и имеющее прямой контакт с кем-либо с гепатитом А должны получить вакцину против гепатита А тонкий через 2 недели после заражения.

Вакцину против гепатита А можно вводить одновременно с другими вакцинами.

Поговорите со своим врачом


Сообщите своему провайдеру вакцины, если у человека, получающего вакцину, была аллергическая реакция после предыдущей дозы вакцины против гепатита A или тяжелых, опасных для жизни аллергии .

В некоторых случаях ваш лечащий врач может решить отложить вакцинацию против гепатита А до следующего визита.

Люди с легкими заболеваниями, такими как простуда, могут быть вакцинированы.Людям с умеренным или тяжелым заболеванием обычно следует дождаться выздоровления, прежде чем делать прививку от гепатита А.

Ваш лечащий врач может предоставить вам дополнительную информацию.

Риски реакции на вакцину


  • Болезненность или покраснение в месте укола, лихорадка, головная боль, усталость или потеря аппетита могут возникнуть после вакцинации против гепатита А.

  • Иногда люди теряют сознание после медицинских процедур, включая вакцинацию.Сообщите своему врачу, если вы чувствуете головокружение, изменения зрения или звон в ушах.

  • Как и в случае любого другого лекарства, существует очень малая вероятность того, что вакцина вызовет тяжелую аллергическую реакцию, другую серьезную травму или смерть.

Что делать, если возникла серьезная проблема?


Аллергическая реакция может возникнуть после того, как вакцинированный покинет клинику. Если вы видите признаки тяжелой аллергической реакции (крапивница, отек лица и горла, затрудненное дыхание, учащенное сердцебиение, головокружение или слабость), позвоните по телефону 9-1-1 и доставьте человека в ближайшую больницу.

Если вас беспокоят другие признаки, позвоните своему врачу.

Безопасность вакцин постоянно контролируется. Для получения дополнительной информации посетите сайт по безопасности вакцин.

О побочных реакциях следует сообщать в Систему сообщений о побочных эффектах вакцин (VAERS). Этот отчет обычно подает ваш лечащий врач, или вы можете сделать это самостоятельно. Посетите веб-сайт VAERS или позвоните по телефону 1-800-822-7967 . VAERS предназначен только для сообщения о реакциях, и персонал VAERS не дает медицинских рекомендаций.

Национальная программа компенсации травм от вакцин


Национальная программа компенсации травм от вакцин (VICP) - это федеральная программа, которая была создана для компенсации людям, которые могли быть травмированы некоторыми вакцинами. Посетите веб-сайт VICP или позвоните по телефону 1-800-338-2382 , чтобы узнать о программе и о том, как подать иск. Срок подачи иска о компенсации ограничен.

Как я могу узнать больше?

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра.Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

Взгляд на каждую вакцину: Вакцина против гепатита А

Вакцина против гепатита А рекомендуется для всех детей в возрасте от 12 месяцев до 18 лет, проживающих в Соединенных Штатах. Также рекомендуется для других лиц, которые, как считается, подвержены повышенному риску заражения, в том числе:

  • Те, кто едут в страны с умеренным или высоким уровнем гепатита А
  • Те, кто находится в тесном контакте с ребенком, усыновленным из страны с умеренным или высоким уровнем гепатита А
  • Бездомные
  • Мужчины, практикующие секс с мужчинами
  • Люди, употребляющие инъекционные или неинъекционные наркотики
  • Люди с хроническим заболеванием печени или ВИЧ-инфекцией
  • Люди с повышенным риском заражения из-за работы
  • Беременные женщины группы повышенного риска
  • Невакцинированные лица в возрасте 1 года и старше, подверженные риску заражения гепатитом А во время вспышек
  • Люди, подвергшиеся воздействию гепатита А в течение последних двух недель (известная как постконтактная профилактика).

Вакцина против гепатита А обычно вводится серией из двух прививок, причем вторая вводится не позднее, чем через 6 месяцев после первой. Детям, получившим первую прививку, должно быть не менее 1 года. Лица до 18 лет, которые не были вакцинированы против гепатита А, должны получить вакцину.

Поскольку вспышки гепатита А происходят каждый год в США, взрослые, желающие защитить себя от этого заболевания, могут быть вакцинированы.

Если непривитый человек в возрасте 1 года и старше инфицирован гепатитом А, он должен получить одну дозу вакцины против гепатита А в течение 2 недель после заражения.Это называется постконтактной профилактикой. Эти люди должны получить вторую дозу через 6 месяцев после первой для долгосрочной защиты.

Угроза вируса гепатита А

Хотя угроза заражения вирусом гепатита А высока в развивающихся странах, Соединенные Штаты ни в коем случае не свободны от вируса гепатита А. Ежегодно около 1 000–17 500 человек в Соединенных Штатах, многие из которых - дети, заражаются вирусом гепатита А. И ежегодно около 75 человек умирают от заражения вирусом гепатита А.В результате Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют вакцинировать всех детей от гепатита А в возрасте от 12 до 23 месяцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *