Опиоиды что это: Идеальный опиоид, или Как избавиться от Дамоклова меча

Содержание

Идеальный опиоид, или Как избавиться от Дамоклова меча

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Для того чтобы избавиться от боли у современного человека есть обширный выбор лекарственных препаратов. Наверняка, вам в голову никогда не приходила идея употребить морфий для устранения головной боли. Но есть такие категории больных людей, для которых опиоидные анальгетики, хотя они и вызывают ряд побочных эффектов, являются не просто препаратами выбора, а жизненной необходимостью. Что сделали ученые для этих пациентов, перевернув историческую основу опиоидов на молекулярном уровне, обсудим в данной статье.

Эта работа опубликована в номинации «Свободная тема» конкурса «био/мол/текст»-2016.


Генеральным спонсором конкурса, согласно нашему краудфандингу, стал предприниматель Константин Синюшин, за что ему огромный человеческий респект!


Спонсором приза зрительских симпатий выступила фирма «Атлас».

Какой философ
Зубную боль переносил спокойно!
А ведь они с бессмертным красноречьем
Писали против рока и страданий.

Уильям Шекспир. Много шума из ничего

Прекрасное или ужасное?

Международная ассоциация по изучению боли (IASP) определяет боль как «неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с реальным или потенциальным повреждением тканей или описываемое в терминах такого повреждения» [1]. Независимо от степени выраженности боли, она всегда требует ответных действий, чем быстрее, тем лучше. Но боль хроническая, нетерпимая, как у онкологических больных, не реагирует на прием «стандартных» ненаркотических анальгетиков или лекарств из «бабушкиной аптечки». Такие больные вынуждены принимать более сильные по своему обезболивающему эффекту препараты, чаще всего — опиоиды.

Лекарственные препараты, уменьшающие или купирующие боль, называются анальгетики. Современная классификация анальгетиков предполагает разделение их на четыре основные группы [2]:

  • наркотические (опиоидные) анальгетики;
  • ненаркотические (неопиоидные) анальгетики;
  • анальгетики смешанного типа действия;
  • препараты других фармакологических групп, обладающие анальгетическим эффектом.

Все что-то слышали об опиоидах, но, скорее всего, у большинства людей возникают ассоциации, связанные со злоупотреблением применения данных веществ. Но нас же интересует не рекреационный эффект алкалоида Papaver somniferum, а его медицинское применение.

Пожалуй, «звезду мирового масштаба» среди группы наркотических анальгетиков знает каждый. Встречайте, морфин. Отцом его можно без зазрения совести считать аптекаря Фридриха Вильгельма Сертюрнера, двадцатилетнего на тот момент юношу (рис. 1). В лаборатории своего отца, увлекавшегося, как модно было в то время, искусством алхимии, юный Сертюрнер получил все навыки для последующего открытия. После смерти отца он начинает экспериментировать с различными веществами в придворной аптеке в Падерборне. Так как опиум был покрыт ореолом таинственности, то, конечно же, Сертюрнер не обошел и его своим вниманием. Выделенный порошок был смело опробован на всех пробегающих мимо аптеки собаках. Собаки не возражали и после угощения с примесью волшебного порошка засыпали глубоким сном, не чувствуя щипки Сертюрнера [3].

Молодой ученый сразу понял, что вещество с подобными свойствами могло приобрести для человечества огромное значение. Совершив ряд опытов на себе, Сертюрнер назвал его в честь греческого бога сна морфием. Это произошло в 1804 году. Дальнейшую историю вы знаете. От столетий использования и восторгания до законодательных актов для ограничения использования опиоидов и возникновения черных рынков.

Рисунок 1. Фридрих Вильгельм Сертюрнер — немецкий фармацевт, открывший морфин в 1804 году.

Обоюдоострый меч: положительные и отрицательные эффекты опиоидов

Рисунок 2. Димерная структура опиоидного μ-рецептора.

Проще всего понять механизм действия опиодов, зная, что опиоид — субстрат, возбуждающий определенные рецепторы. Опиоидных рецепторов в современной фармакологии различают пять типов, наиболее изученные из которых — μ, δ, κ. Все опиоиды в той или иной степени взаимодействуют с разными типами опиоидных рецепторов, но при этом для каждого типа опиоидных рецепторов есть наиболее типичные агонисты и антагонисты. Эффектов, реализуемых через эти рецепторы, масса, все они очень интересные и влияют на человека, если не на организменном уровне, то уж точно на полиорганном (начиная с ЦНС, заканчивая мочевыделительной системой). Ярко выраженная активность опия проявляется больше через воздействие на μ-рецепторы (рис. 2).

μ-рецепторы разделяют на подтипы. Всего их три, и через воздействие на определенный подтип реализуются разные эффекты. Воздействие лиганда на μ1-рецептор приведет к возникновению обезболивающего эффекта. В то же время через этот подтип рецептора развивается физическая толерантность к препаратам опия. При взаимодействии лиганда с подтипом μ2-рецептора возникают побочные эффекты: угнетение дыхания вплоть до апноэ, снижение перистальтики в желудочно-кишечном тракте, физическая и психическая зависимость. Кроме того, могут возникать такие эффекты, как угнетение сердечно-сосудистого центра в продолговатом мозге, олиго- или анурия, тошнота, рвота, запор и еще много всего очень нежелательного [2], [4]. Функция μ3-рецептора пока не известна.

Основной интересующий нас эффект — анальгетический — реализуется через угнетение активности структур центральной нервной системы. Эти структуры находятся на разных уровнях и выполняют контролирующую (ограничительную) функцию по отношению к болевым стимулам. Их можно разделить на 3 уровня [5]:

  1. подкорковые структуры — околопроводное серое вещество, ретикулярная формация, ядра шва;
  2. гипоталамус;
  3. кора больших полушарий.

Также анальгетический эффект осуществляется через снижение возбудимости эмоциональных и вегетативных центров гипоталамуса, лимбической системы и коры больших полушарий, что приводит к ослаблению отрицательной эмоциональной и психической оценки боли [2].

Эндогенные опиоиды

Что касается анальгетического эффекта, то тут опиоиды просто великолепны и превзошли многих! Всегда интересно раскрыть секреты тех, у кого что-то получается великолепно. Секрет же опиоидов был раскрыт в конце прошлого века. Сначала были открыты рецепторы в мозге, которые отвечали на воздействие опиатов. Затем произошло одно из выдающихся достижений в неврологии — открытие нейронного механизма действия опиатов [6]. Эти исследования привели к обнаружению класса химических веществ, выделяемых мозгом, которые называются энкефалины, а позже к открытию эндорфинов. Все это — морфиноподобные эндогенные субстанции (

эндогенные опиоиды). У эндорфинов довольно долгий путь образования: начинается все с проопиомеланокортина (ПОМК), который вырабатывается в передней и промежуточной долях гипофиза и в некоторых других тканях (кишечнике, плаценте). После волшебных превращений ПОМК в адренокортикотропный гормон (АКТГ) и β-липотропин, в разных клетках из этих предшественников образуется разный набор пептидов, в том числе и эндорфины (рис. 3).

Рисунок 3. Эндорфины — морфиноподобные эндогенные субстанции.

Представьте! У каждого из нас есть собственная отличная система защиты от любой боли, любых переживаний, любых отрицательных явлений.

Ведь эндогенные опиоиды также, как и экзогенные, связываются с опиоидными рецепторами и реализуют эффект обезболивания. Все так, да не совсем.

После открытия эндорфинов действительно предпринимались попытки получить их синтетические аналоги, так как теперь стало ясно, что опиоиды не такое уж и зло, а, как обычно и бывает в отношении лекарственных препаратов, обоюдоострый меч. Предполагалось, что такие соединения будут мощными обезболивающими, свободными от неблагоприятных последствий, связанных с использованием наркотических препаратов: все же это собственный продукт человеческого организма. К сожалению, успехом поиски не увенчались. Анальгезирующее действие у полученных веществ было слабее, чем у морфина. А если ученые пытались сделать эффект сопоставимым по уровню обезболивания с экзогенными опиатами, то получали в результате серьезные побочные эффекты [7].

Почему же это происходило? Давайте вспомним, что в нашем организме есть система обеспечения гомеостаза. Все со школы помнят, что это такое. Можно даже хором: способность организма поддерживать постоянство внутренней среды. Так вот, при нормальном физиологическом состоянии отмечается баланс между синтезом, высвобождением, связыванием с рецептором и обратным захватом нейромедиатора, результатом которого является чувство внутреннего комфорта. Что важно, сам организм не вырабатывает чрезмерное количество эндогенных опиоидов, так как это может привести к ряду побочных эффектов, о которых уже упоминалось (привыкание, угнетение дыхания вплоть до апноэ, тошнота, запор и др.). Таким образом в человеческом организме осуществляется один из видов гомеостаза — так называемое состояние «опиоидной достаточности». Если в организм извне поступает вещество, способное связаться с опиоидным рецептором, то данное состояние нарушается.

От кого зависит результат

Наиболее высокая концентрация μ-рецепторов обнаружена в хвостатом ядре. В больших концентрациях эти рецепторы представлены в коре, таламусе, гипоталамусе. Также они найдены в умеренном количестве в околопроводном сером веществе, теле желудка, в двенадцатиперстной кишке, в подвздошной кишке и в меньших количествах в других местах [8], [9]. Эти рецепторы (GPCRs ) расположены на мембране клетки и взаимодействуют через G-белок с мембранным ферментом [4]. G-белок — универсальный посредник при передаче от рецептора к ферментам клеточной мембраны сигналов, катализирующих образование вторичных посредников гормонального сигнала. Когда опиоид попадает на рецептор, G-белок активируется, меняя свою конформацию, и активно взаимодействует с ферментом мембраны. Итогом является изменение скорости и активности процессов в клетке.

Взаимодействие опиоида с μ-рецептором приводит к конформационным изменениям не только G-белка, но также превращает сам рецептор в субстрат для протеинкиназы. Активированный лигандом рецептор фосфорилируется по остаткам серина или треонина [10]. С активированным и фосфорилированным рецептором связываются β-аррестины (рис.  4). Вот тот, кто нам нужен! Именно β-аррестины «решают», появится ли побочный эффект от приема опиоидного вещества. Доказательством вышесказанного послужили исследования на мышах. Было установлено, что если мышам, лишенным μ-рецепторов, ввести морфин, то у них не появится ни анальгетического эффекта, ни побочных эффектов, в частности угнетения дыхательного центра. Ученые на этом не остановились и исследовали, что будет у мышей без β-аррестинов 1 и 2. Выяснилось, что при введении таким мышам морфина, анальгетический эффект у них возникал, причем сильнее и дольше, чем у мышей с β-аррестинами 1 и 2. А вот, что примечательно, угнетения дыхания, запора и других отрицательных проявлений не было [11]. Вывод был очевиден. Нужно продолжать работать в направлении исследования β-аррестинов.

Рисунок 4. Возникновение побочных эффектов связано с присоединением к активированному и фосфорилированному опиоидному μ-рецептору β-аррестина. Схема отображает концепцию первой гипотезы реализации этой зависимости, которая подробно изложена в [11].

К семейству белков аррестинов относятся четыре белка. Аррестины 1 и 4 экспрессируются в палочках и колбочках сетчатки соответственно. Аррестины 2 и 3 (известные так же, как β-аррестины 1 и 2) представлены во всех тканях. Они управляют активностью рецепторов, сопряженных с G-белками, на трех уровнях:

  • сайленсинга — отделения рецептора от его G-белка;
  • интернализации — удаления рецептора с цитоплазматической мембраны, повторного возвращения на мембрану и/или деградации;
  • проведения сигнала — активации или ингибирования внутриклеточных сигнальных путей независимо от G-белков.

Управленческие способности β-аррестина обеспечивают клатрин-зависимый эндоцитоз — вхождение фрагментов цитоплазматической мембраны вместе со всем содержимым в клетку в виде пузырьков, покрытых снаружи решеткой из полимеризованного клатрина. Клатрин — белок, обладающий способностью формировать структуры с упорядоченной сеткой, их еще называют клатратами. Сформированный пузырек, внутри которого рецептор, подвергается эндоцитозу, а дальнейший ход событий может складываться по-разному [12].

Начало детализированного изучения опиоидов можно отсчитывать от вышеизложенного открытия Сертюрнера в 1804 году. Многое с тех пор прояснилось, но конкретный молекулярный механизм возникновения побочных эффектов до сих пор обсуждается. Одно признается всеми учеными без исключения: возникнет или нет отрицательный эффект в виде угнетения дыхания, снижения перистальтики в желудочно-кишечном тракте, физической и психической зависимости и других эффектов зависит от β-аррестина. Существуют три основные гипотезы реализации этой зависимости [11]. Возникали они постепенно, но заменить и исключить друг друга не смогли. Поэтому постараемся разобраться во всех трех предположениях. Хочется подчеркнуть, что гипотезы и не призваны исключить друг друга. Возможно, все механизмы имеют место, ведь в человеческом организме сложноустроенные процессы встречаются повсеместно.

Гипотезы, которые работают

Первая гипотеза (наиболее молодая по происхождению) является наиболее обоснованной и понятной. В ней утверждается, что β-аррестины 1 и 2 стимулируют внутриклеточные молекулярные сигналы независимо от G-белков и связанных с G-белком дальнейших каскадов (рис. 5). β-аррестины могут активировать митоген — протеинкиназный каскад. Основа этого каскада — MAP-киназы — серин/треонин-специфичные протеинкиназы, которые в ответ на внеклеточные стимулы регулируют клеточную активность (экспрессию генов, митоз, дифференцировку, выживание клеток, апоптоз и др.).

Рисунок 5. Присоединение β-аррестина стимулирует каскад внутриклеточных молекулярных сигналов независимо от G-белка и связанных с ним путей. На этапе начала формирования эндосомы с комплексом GPCR + лиганд(опиоид) + β-аррестин на мембране β-аррестин способствует активацию каскада реакций. Каскад заключается в активации ERK1/2 пути. В последующем через активацию других неизвестных киназ или через активацию неизвестных цитоплазматических субстратов происходит стимуляция внутриядерных процессов транскрипции и последующей экспрессии молекул. Через образование этих молекул реализуются эффекты на полиорганном уровне. О том, как это происходит читайте в [12].

После того как лиганд-опиоид присоединился к μ-рецептору, происходит связывание этого комплекса с β-аррестином. Одновременно начинается погружение рецепторного комплекса внутрь клетки с формированием эндосомы. Образовавшийся комплекс (GPCRs + лиганд-опиоид + β-аррестин) способен далее связаться с МАР-киназой. Есть несколько сигнальных путей, связанных с этой системой, но здесь работает один. Эта система — путь ERK (extracellular signal-regulated kinase), который включает цепь активаций и взаимодействий белков ERK1/2 с другими киназами, результатом чего является прохождение сигнала в ядро клетки. Здесь уже происходят процессы транскрипции и дальнейшей экспрессии соответствующих молекул, благодаря которым клетка так или иначе может реагировать на внешние стимулы. Функция такого механизма до конца не изучена.

Интересно, что данная сигнальная парадигма была подтверждена у некоторых GPCRs (к примеру, у ангиотензиновых GPCRs), но еще не подтверждена у μ-опиоидных рецепторов. Ученые предполагают, что если такой механизм свойственен одному виду GPCRs, то и на другие системы он распространяется [11–14]. Можно попытаться предположить, что внутриядерные процессы, реализуемые через МАР-киназный каскад, приводят к следующим изменениям: после внутриядерных процессов, опосредуемых через МАР-киназы, происходит экспрессия определенных молекул, которые регулируют ионные обменники, преимущественно затрагивая калиевые и кальциевые каналы. Так реализуются все последующие эффекты в организме, о которых упоминалось, — через активацию калиевых и ингибирование кальциевых каналов [14], [15]. Необходимо, чтобы произошел выход большого количества калия из клетки согласно концентрационным градиентам, после чего возникает гиперполяризация мембраны. Такое состояние также называют тормозным постсинаптическим потенциалом. Очевидно, что в это время клетка не способна к генерации потенциала действия и проведению импульсов. Происходит торможение тех процессов, в которых данная клетка принимает участие. Так и реализуется эффект обезболивания (клетка не способна ответить на активирующие импульсы от различных нейропептидов, отвечающих за проведение болевых импульсов), эффект угнетения дыхания, возникновение запоров из-за угнетения перистальтики в желудочно-кишечном тракте.

Кроме того, доподлинно известно, что угнетение дыхания частично реализуется через калиевые каналы внутреннего выпрямления (IRK). Опыт по исследованию эффекта от систематической инфузии опиоидов мышам с отсутствием IRK показал, что в итоге опиоид все равно привел к снижению частоты дыхания и последующему его угнетению. Это показывает, что все-таки реализация эффектов сложнее, чем все думали, и требует изучения. Возможно, эти механизмы связаны с G-протеин-независимыми сигнальными каскадами, впервые предположенными в исследованиях с β-аррестин-лишенными мышами, о которых говорилось ранее [14]. При подобном сценарии устранение β-аррестина или ослабление афинности молекулы рецептора по отношению к нему может нивелировать путь передачи сигнала и последующий биологический ответ. Собственно, преимущественно на основе этой гипотезы и была получена новая лекарственная молекула PZM21. О ней мы поговорим позже.

Вторая гипотеза связана с тем, что β-аррестин действует в разных подтипах μ-рецепторов (μ1 и μ2) по-разному. Воздействие лиганда на μ1-рецептор приведет к возникновению обезболивающего эффекта, а взаимодействие лиганда с μ2-рецептором приведет к развитию побочных эффектов. Логичным для ученых кажется, что, соответственно, μ1-рецепторы расположены в нервной системе (например, в околопроводном сером веществе, ретикулярной формации), а μ2-рецепторы расположены в тех областях, побочные эффекты в которых они вызывают. Например, угнетение дыхательного центра связано с расположением μ2-рецепторов в дыхательном центре. Эта гипотеза в настоящее время считается недостаточно достоверной и требует исследования [11], [13]. Но все же авторы статей даже в 2016 году упоминают ее (хотя эта гипотеза существует уже более 30 лет без 100-процентной доказательной базы), поэтому и мы все еще верим в ее реализацию на практике [14].

Третья гипотеза утверждает, что β-аррестин воздействует через другие рецепторы, т.е не через GPCRs. Например, на серотониновые рецепторы 5-HT4, влияя на их активность в нейронах комплекса PBC (pre-Bötzinger complex). Под этим комплексом понимается скопление нейронов в вентролатеральной области продолговатого мозга. В совокупности они отвечают за генерацию ритма дыхания. Соответственно, влиянием на данный комплекс реализуется эффект угнетения дыхания. Были проведены исследования, в которых ученые показали, что больше половины всех 5-HT4-рецепторов в PBC-комплексе взаимосвязаны с опиатными μ-рецепторами в этом же комплексе. Данные рецепторы, по пока не объясненному учеными механизму, способны выступать как антагонисты. Активируется μ-рецептор — антагонистически угнетается деятельность 5-HT4-рецепторов. Итогом каскада последующих событий является эффект угнетения дыхания. Для проверки этой гипотезы были проведены исследования агонистами 5-HT4-рецепторов. Их влияние на эти рецепторы приводило к снижению угнетения дыхания, вызванного опиоидами. Но при этом, что интересно, не было потери обезболивающего эффекта [11], [16].

Данная гипотеза объясняет лишь механизм одного побочного эффекта. При этом она, как и предыдущие гипотезы, всего лишь гипотеза, пока не имеющая 100-процентно достоверных доказательств. Следует уточнить, что ученые не сдаются и не довольствуются возникшим положением дел. Например, современные концепции утверждают, что действия ERK1/2 (о которых говорилось ранее в первой гипотезе) приводят в нейронах околопроводного серого вещества к угнетению толерантности к опиоидам [17]. Подобные исследования указывают на то, что механизм действия опиоидов не односложен. Каждый каскад сигналов, молекулярных путей, возможностей взаимодействия молекул важен и несет информацию, которая в совокупности даст нам полное понимание проблемы. Зная суть проблемы, мы сможем ее решить.

Есть ли решение?

Опиоидные анальгетики действуют так, что у больного человека, вынужденного их принимать, быстро формируются побочные эффекты. Это заставляет задуматься о целесообразности и законности применения опиоидов, что резко снижает их доступность для пациентов.

До недавнего времени опиоидные анальгетики, не имеющие пока альтернативы по своей эффективности обезболивать, были «головной болью» ученых и врачей. Предметом исследований была особая группа пациентов, для кого все возможные нежелательные проявления — лишь крупица по сравнению с болью, справиться с которой под силу только опиоидам. В мае 2016 года на второй российской конференции по поддерживающей терапии в онкологии один из докладчиков отметил, что, хотя опиоиды и являются препаратами выбора при терапии хронического болевого синдрома в интервале от средней до сильной боли, Россия все же находится на последнем месте по их медицинскому потреблению среди наркотических анальгетиков по сравнению с другими странами (Канада — 57,9%, США — 31,0%, Западная Европа — 34,2%, Восточная Европа — 4,2%, страны Балтии — 2,3%, Россия — 0,5%) [18]. Это связано как с законодательными аспектами, так и с многочисленными отрицательными факторами: частый прием (каждые 4 часа), быстрое развитие толерантности, необходимость частых визитов к врачу, трудность самостоятельного введения в домашних условиях, многократно упоминавшиеся побочные эффекты и др.

Можно надеяться, что если и не все, то большинство проблем в области применения опиоидных анальгетиков будут скоро решены. В 2016 году журнал Nature опубликовал статью «Structure-based discovery of opioid analgesics with reduced side effects», в которой описано интересное и важное исследование (рис. 6) [14]. Авторам удалось подойти ближе к решению давно неразрешимой, да и уже успевшей стать привычной, проблемы — создать наркотический анальгетик без побочных эффектов, свойственных этой группе препаратов. Путем длительных умственных и компьютерных изысканий ученые пытались найти подходящую молекулу.

Рисунок 6. Один из авторов статьи «Structure-based discovery of opioid analgesics with reduced side effects» — Аашиш Манглик. Ученый так описывает в соцсети свой круг интересов: «I am a physician-scientist with an interest in understanding human physiology from a biochemical perspective. I am particularly motivated to leverage recent advances in the understanding of G protein-coupled receptors to study and address various clinical diseases» («Я врач-ученый, стремящийся понять физиологию человека с биохимической стороны. Я особенно ориентирован на использование последних достижений в понимании сопряженных с G-белком рецепторов для изучения и лечения различных клинических заболеваний»).

Изначально было получено более трех миллионов молекул, конформационно подходящих под строение μ-рецептора. 2500 наилучших соединений затем проанализировали вручную на взаимодействие с ключевыми полярными участками активного центра рецептора. Из отобранных 23 молекул семь продемонстрировали наибольшее сродство к μ-рецептору. Самое высокоселективное соединение получило название PZM21 (запомните название — возможно, это будущая знаменитость!).

Данное вещество воздействует на опиоидный μ-рецептор следующим образом (рис. 7). Ранее говорилось о том, что β-аррестин присоединяется к активированному и фосфорилированному после последовательных реакций GPCR (μ-рецептору). Его присоединение обеспечивает дальнейший ход событий, итогом которых является возникновение побочных эффектов. Но PZM21 работает таким образом, что даже после фосфорилирования, активации и изменения конформации GPCR к рецептору не присоединяется β-аррестин. Это связано с изменением конформации самого μ-рецептора в пользу дальнейшей активации именно G-зависимого пути, через который не возникает побочных эффектов.

Рисунок 7. Синтезированное соединение PZM21 и взаимодействие его с опиоидным μ-рецептором. Сравнение конфигурации и активного взаимодействия PZM21 с TRV130 по отношению к μ-рецептору. Компьютерная модель, основанная на кристаллической структуре молекул.

Так, подтверждением вышесказанного стал опыт с присутствием сверхэкспрессируемых GRK2 (G-protein-coupled receptor kinase2). Это семейство серин/треонин-протеинкиназ, которые распознают и фосфорилируют агонист-активированные GPCRs. То есть фосфорилируют μ-рецептор после того, как к нему присоединится лиганд-опиоид [19]. Только этого момента и ждет β-аррестин, готовый «на всех парах» способствовать реализации побочных нежелательных эффектов. Но конформация μ-опиоидного рецептора изменяется так, что β-аррестин не способен с ним связаться. И в опыте было показано, что даже в условиях сверхэкспрессии GRK2 при максимальной концентрации PZM21 содержание β-аррестина по-прежнему остается низким. Вывод: при использовании PZM21 в качестве μ-опиоидного агониста происходит дальнейшее формирование цепи реакций не по пути β-аррестина, а по пути, связанному с G-белком. В итоге это приводит к позитивному терапевтическому эффекту (анальгезии), при чем нивелируются побочные эффекты в виде угнетения дыхания, снижения перистальтики в желудочно-кишечном тракте, физической и психической зависимости. Максимальный обезболивающий эффект PZM21 in vivo длился 180 минут и при этом без побочных эффектов. Интересным стало сравнение воздействий PZM21 и морфина. Так, при одинаковой дозе двух веществ PZM21 вызвал обезболивающий эффект у 87% мышей через 15 минут, морфин — у 92% мышей через 30 минут.

Авторы исследования делают все же акцент, что, возможно, некоторые столь положительные по сравнению с другими агонистами опиоидных μ-рецепторов эффекты возникли случайно, поэтому требуют дальнейших многочисленных испытаний. Кроме того, будет ли такой беспрецедентный положительный эффект сохраняться in vivo в условиях многообразия реакций и всех процессов жизнедеятельности человеческого организма. Каковы будут метаболизм, фармакокинетика и фармакодинамика такого препарата — для нас пока неизвестность.

Авторы исследования указывают, что источником их вдохновения явились предыдущие опыты поиска агонистов μ-рецепторов [14]. Например, в 2014 году была опубликована статья «Biased agonism of the μ -opioid receptor by TRV130 increases analgesia and reduces on-target adverse effects versus morphine: a randomized, double-blind, placebo-controlled, crossover study in healthy volunteers» [20]. Наблюдали 30 здоровых мужчин, из которых часть получала препарат вещества TRV130 (агонист μ-рецепторов), часть — плацебо, часть — морфин. Исследовались многочисленные показатели, включая безопасность, переносимость и обезболивающий эффект TRV130. Обезболивающий эффект препарата был прекрасный даже по сравнению с воздействием морфина, но вот угнетение дыхания, пусть и в меньшей мере, все же происходило. Плюс наблюдался ряд дополнительных побочных эффектов, например, тошнота [20].

В исследовании 2016 года ученые также сравнили «новоиспеченный» PZM21 с TRV130 и морфином на предмет угнетения дыхания. Выяснили, что морфин приводит к апноэ через 30 минут, TRV130 индуцирует временное, преходящее угнетение, в среднем, на 15 минут, а вот PZM21 не влияет на дыхательный ритм [14]. Даже если проблема побочных эффектов опиоидов и не будет решена, хочется, чтобы данное исследование послужило основой для дальнейших открытий. Особенно хочется, чтобы исследования касались не только фармакологических эффектов и синтезирования новых молекул, а уточнения вышеизложенных гипотез. Все же, читая современную статью, не хочется видеть фразу «механизм до конца не выяснен».

Выводы

К боли можно относиться по-разному: можно ее терпеть и пытаться победить согласно трактату Иммануила Канта «О способности духа силою только воли побеждать болезненные ощущения». Можно о ней философствовать и говорить словами Делии Гусман: «Нам бы следовало не бороться с болью, а скорее воспринимать ее как путеводный свет, как некий способ предостеречь нас и заставить пересмотреть наши поступки и скорректировать действия». Можно рассматривать боль, как некую функцию высокоорганизованной системы и защитную реакцию, но все это остается позади, когда ты чувствуешь ее сам или видишь, как чувствует ее кто-то другой. Необходимо бороться с болью, необходимо предпринять все возможные меры для того, чтобы облегчить человеку жизнь, улучшить ее качество. Теперь нам остается наблюдать за дальнейшими многочисленными клиническими испытаниями и исследованиями этого чрезвычайно интересного и важного открытия, возможно, ждать новых работ, связанных с блокированием воздействия β-аррестина, а, возможно, участвовать в открытиях самим. Все для того, чтобы человек, испытывающий боль, жил не по принципу графа Монте-Кристо «ждать и надеяться», а жил полноценной жизнью, насколько возможно включить все положительное в это понятие.

Статья написана в соавторстве с Серегиным Г. З.

  1. Рекомендации ВОЗ по медикаментозному лечению персистирующей боли у детей с соматическими заболеваниями. М.: Практическая медицина, 2014. — 208 с.;
  2. Муляр А.Г., Бунятян Н.Д., Саядян Х.С. Фармакология. Тверь: Триада-Х, 2010. — 432 с.;
  3. Глязер Г. Драматическая медицина. Опыты врачей на себе. М.: Молодая гвардия, 1965. — 216 с.;
  4. Opioid receptor. Сайт Chemeurope.com;
  5. Дегтярев В.П. и Будылина С.М. Нормальная физиология. М.: Медицина, 2006. — 736 с.;
  6. Snyder S.H. (1980). Brain peptides as neurotransmitters. Science. 209, 976–983;
  7. Коста Э. и Трабукки М. Эндорфины. М.: Мир, 1981. — 386 с.;
  8. Pert C.B., Kuhar M.J., Snyder S.H. (1976). Opiate receptor: autoradiographic localization in rat brain. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 73, 3729–3733;
  9. Mosińska P., Zielińska M., Fichna J. (2016). Expression and physiology of opioid receptors in the gastrointestinal tract. Curr. Opin. Endocrinol. Diabetes Obes. 23, 3–10;
  10. Нобелевская премия по химии (2012): за рецепторы наших первого, третьего и четвертого чувств;
  11. Pattinson K.T.S. (2008). Opioids and the control of respiration. Br. J. Anaesth. 100, 747–758;
  12. Luttrell L.M. and Lefkowitz R.J. (2002). The role of β-arrestins in the termination and transduction of G-protein-coupled receptor signals. J. Cell Sci. 115, 455–465;
  13. Raehal K.M., Walker J.K., Bohn L.M. (2005). Morphine side effects in β-arrestin 2 knockout mice. J. Pharmacol. Exp. Ther. 314, 1195–1201;
  14. Manglik A., Lin H., Aryal D.K., McCorvy J.D., Dengler D., Corder G. et al. (2016). Structure-based discovery of opioid analgesics with reduced side effects. Nature. 537, 185–190;
  15. Zamponi G.W., Striessnig J., Koschak A., Dolphin A.C. (2015). The physiology, pathology, and pharmacology of voltage-gated calcium channels and their future therapeutic potential. Pharmacol. Rev. 67, 821–870;
  16. Manzke T., Guenther U., Ponimaskin E.G., Haller M., Dutschmann M., Schwarzacher S., Richter D.W. (2003). 5-HT4(a) receptors avert opioid-induced breathing depression without loss of analgesia. Science. 301, 226–229;
  17. Al-Hasani R. and Bruchas M.R. (2011). Molecular mechanisms of opioid receptor-dependent signaling and behavior. Anesthesiology. 115, 1363–1381;
  18. Руденко А.В. Организационно-экономические аспекты управления фармацевтической промышленностью при производстве наркотических средств: автореф. дис….канд. экон. наук. — Москва, 2003. — 23 с.;
  19. Jurado-Pueyo M., Campos P.M., Mayor F., Murga C. (2008). GRK2-dependent desensitization downstream of G proteins. J. Recept. Signal. Transduct. Res. 28, 59–70;
  20. Soergel D.G., Subach R.A., Burnham N., Lark M.W., James I.E., Sadler B.M. et al. (2014). Biased agonism of the μ -opioid receptor by TRV130 increases analgesia and reduces on-target adverse effects versus morphine: a randomized, double-blind, placebo-controlled, crossover study in healthy volunteers. Pain. 155, 1829–1835.

Болевой порок: как Америка подсела на таблетки и с чего начинался опиоидный кризис, который уносит 70 тысяч жизней ежегодно

«Я делал неплохую карьеру в автомобильном бизнесе. Зарабатывал много денег, более $100 000 в год. Потом я начал принимать оксиконтин. Это было удивительное чувство, словно теплое объятие Иисуса… Я начал говорить себе: «Ну, если я могу чувствовать себя так хорошо в пятницу и субботу, почему я не могу чувствовать себя так же хорошо во вторник и среду?» А потом цена начала расти, и вдруг таблетки стали продаваться по $80 за штуку. К этому моменту я уже принимал по 6−7 таблеток в день. Я не вставал с кровати, не приняв одну. Я не хочу умирать, вопреки мнению окружающих. Я не пытаюсь покончить с собой. Я просто наркоман», — рассказывает о своей зависимости в специальном проекте Time житель штата Массачусетс Джон.

Джон лишь один из многих американцев, которые приобрели зависимость от опиоидных анальгетиков, отпускаемых по рецепту. По официальной статистике на 2016−2017 годы, в США рецептурными обезболивающими злоупотребляют 11,4 миллиона человек, а от зависимости страдают 2,1 миллиона американцев. Та же статистика говорит о том, что в результате передозировки опиоидами в США ежедневно погибают более 130 человек.

Опиоидные препараты воздействуют на рецепторы, отвечающие за восприятие боли, и блокируют болевые сигналы. Как правило, их назначают по рецепту при сильных болях после операций или при лечении тяжелых заболеваний. При этом эти препараты стимулируют дофаминовые пути в мозгу и вызывают эйфорию.

Расстройства, связанные с употреблением опиоидами, включают абстинентный синдром — так называемую ломку. У человека развивается толерантность к препарату, и ему приходится принимать все большие дозы для достижения «эффекта», к которому он привык. Часто это заканчивается героиновой зависимостью — просто потому, что этот наркотик дешевле и доступнее рецептурных препаратов, которые на черном рынке могут стоить сотни долларов.

Getty Images

Опиоидная эпидемия: с чего все началось

Опиодный кризис в США зародился в 1990-е годы, когда компания Purdue Pharma выпустила на рынок новый препарат оксиконтин. Компания позиционировала его как высокоэффективный и утверждала, что в отличие от других сильнодействующих обезболивающих оксиконтин не вызывает привыкания. Но это было неправдой — и Purdue Pharma в 2007 году официально это признала, выплатив огромный штраф в размере более чем $600 миллионов.

Однако процесс уже был запущен: все больше людей приобретали зависимость, все больше компаний заходили на рынок и начинали производить и продавать обезболивающие. Ежегодные продажи опиоидов в США выросли с $6,1 миллиарда в 2006 году до $8,5 миллиарда в 2012 году, согласно отраслевым данным, собранным IQVIA, информационной и консалтинговой компанией в области здравоохранения.

Препараты стали назначать при любых мало-мальски неприятных болевых ощущениях, на которые жаловались пациенты. Эту ситуацию можно сравнить с назначением морфия в середине XIX века — тогда его прописывали в качестве обезболивающего и считали, что он не вызывает привыкания.

Ядром опиоидного кризиса стал штат Флорида — там стали открываться клиники лечения боли, откуда пациенты уходили с рецептами на мощные обезболивающие препараты. По сути, эти учреждения были легальным прикрытием для коррумпированных врачей и наркоторговцев, отмечает The Washington Post. Масштаб был такой, что клиники размещали билборды с рекламой своих препаратов и услуг на крупных межштатных автомагистралях. Во Флориду «запастить таблетками» стало ездить так много людей, что появилось сленговое обозначение таких путешественников — их стали называть «рецептурными туристами» (prescription tourists).

Трассу из Флориды в штаты Джоржия, Кентукки, Западная Вирджиния и Огайо стали называть «голубой автомагистралью» в честь одного из препаратов компании Mallinckrodt — с 2008 по 2012 год было перевезено 500 миллионов таблеток. Когда на дорожных маршрутах появился патруль, наркодельцы поднялись в воздух: открылись прямые рейсы из Флориды в северные штаты, которые стали называть «окси-экспресс.

По данным на 2018 год, примерно от 21 до 29% пациентов в США, которым назначают опиоиды для избавления от хронической боли, злоупотребляют ими, у 12% развиваются расстройства, связанные с употреблением психоактивных препаратов. Около 80% американцев, употребляющих героин, сначала злоупотребляли рецептурными опиоидами. Кроме того, в США участились случаи синдрома абстиненции у новорожденных из-за применения наркосодержащих препаратов матерями и неправильной дозировки во время беременности.

Getty Images

«Процесс века»

В США существует правительственная база данных, где ведется учет всех рецептурных обезболивающих, которые продаются на территории США, — путь каждой таблетки прослеживается от производителя до дистрибьютора, поставляющего препараты во все аптеки в американских городах. Базу данных, известную как автоматизация отчетов и консолидированных заказов (ARCOS), ведет Управление по борьбе с наркотиками министерства юстиции США (DEA).

Вплоть до июля 2019 года эти данные были закрыты для широкой публики. Против выступали как фармацевтические компании, так и DEA: первые заявляли, что обнародование информации приведет к недобросовестной конкуренции на рынке, а вторые объясняли свою позицию тем, что это «повлияет на текущие расследования». Тем не менее в результате судебных тяжб The Washigton Post и HD Media удалось добиться рассекречивания данных с 2006 по 2012 год.

Публикация данных ARCOS подтвердила, какую роль сыграли фармацевтические компании в опиоидном кризисе, жертвами которого в США ежегодно становятся около 70 тысяч человек.

За шесть лет фармацевтические компании продали 76 миллиардов таблеток оксикодона и гидрокодона. Этого достаточно, чтобы обеспечить препаратами каждого взрослого и ребенка в стране на 36 лет вперед. Больше всего таблетки пользуются спросом в сельских местностях и таких штатах, как Западная Вирджиния, Кентукки, Южная Каролина, Теннесси и Невада.

После того как общественности стали известны эти цифры, против фармацевтических компаний и дистрибьюторов стали подавать многомиллиардные иски. Более 2000 исков из разных городов и округов объединили в одно общее дело, которое будут рассматривать в федеральном суде США в Кливленде. Американские СМИ называют его процессом века. Это гораздо серьезнее, чем табачное дело конца 1980-х, завершившееся тем, что крупнейшие производители табака обязались к 2025 году внести в бюджеты 46 штатов около $246 миллиардов, которые направят на урегулирование ситуации с курением и лечение жертв табакокурения.

J. Scott Applewhite / AP / East News

Это не считая 40 других исков, которые подали генеральные прокуроры штатов. Так, например, в мае этого года в рамках дела об опиоидной эпидемии Purdue Pharma согласилась выплатить $270 миллионов компенсации в бюджет штата Оклахома. К слову, последняя, согласно данным базы ARCOS, производит 3% обезболивающих препаратов. В тройку крупных игроков, которые контролирует 88% рынка, входят такие фармацевтические компании как SpecGx, Actavis Pharma и Par Pharmaceutical. Ответчками также выступают крупные дистрибьюторы — McKesson Corp., Walgreens, Cardinal Health, AmerisourceBergen, CVS, Walmart и другие.

Фармацевтические компании и дистрибьюторов обвиняют в том, что они «вступили в преступный сговор, чтобы затопить страну опиоидами». Компании, в свою очередь, обвинили врачей и аптеки в том, что они якобы «пренебрегали правилами и здравым смыслом и назначали опиоиды в чрезмерном количестве, злоупотребляя доверием клиентов». Они также утверждают, что «работали над тем, чтобы обеспечить потребности пациентов, отчаянно нуждающихся в обезболивании, законными рецептами».

Фармацевтические компании знали, какое количество таблеток уходили к дистрибьюторам и в какие именно города и торговые точки, утверждает сторона обвинения. При этом они не всегда уведомляли федеральные власти о подозрительных заказах, нарушавших федеральный закон о наркотиках (эти препараты потом уходили на черный рынок). Например, в 2012 году DEA расследовало дело в отношении McKesson, крупнейшего дистрибьютора лекарственных средств и оператора сети аптек. Так, с 2008 по 2013 год компания оформила 1,6 миллиона заказов в штат Колорадо, и только 16 из них были помечены как подозрительные. Одна из аптек в городе Брайтон с населением 38 тысяч человек выписывала по 2000 таблеток в день.

Все большие расследования DEA в отношении фармацевтов заканчивались досудебным урегулированием, отмечает The Washington Times. Компании соглашались выплачивать многомиллионые штрафы и обязывались «более тщательно мониторить ситуацию».

Что предпринимают власти США

«Вместе мы положим конец наркомании в Америке. Мы положим этому конец или, по крайней мере, нанесем серьезный удар по этой ужасной, ужасной проблеме», — заявил президент США Дональд Трамп в октябре 2018 года, подписав закон, направленный на борьбу с опиоидами.

Getty Images

Закон должен обеспечить поддержку пациентов и общин, которые столкнулись с зависимостью от опиоидов. Документ также направлен на поощрение исследований по поиску новых лекарств для лечения боли, не вызывающих привыкания. Он также расширяет доступ к лечению расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ.

Опиоидный кризис в США объявлен национальным бедствием, и в 2018 году Конгресс выделил более $8 миллиардов на борьбу с ним.

В июле 2019 года Центры по контролю и профилактике заболеваний Минздрава США опубликовали предварительные данные по результатам борьбы с опиоидным кризисом в США. Они показывают, что за 2018 год число случаев передозировки опиоидами снизилось на 5,1%. По данным агентства, в 2008 году от передозировки наркотиками погибли почти 69 тысяч человек, из них около 47,5 тысячи — из-за употребления опиоидов. Если цифры подтвердятся, то это будет первое снижение смертности от передозировки опиоидами в США за более чем два десятилетия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Убийцы боли»: история семьи Саклер, которая подсадила Америку на опиоиды и заработала миллиарды

Опиоиды | Referat.ru

Контрольная работа «Опиоиды» 1. Что такое опиоиды? Опиоиды — это класс препаратов, выделенных из макового сока (Papaver somniferum), используемых в основном для аналгезии. Опиум (от греч. — сок) содержит более 20 различных алкалоидов, которые делятся на два класса: фенантрены и бензилизохинолоны. Морфин, кодеин и тебаин — основные представители фенантренов, тогда как папаверин и носкапин — главные представители бензилизохинолонов. Опиоидами называют любые препараты натурального происхождения (из макового сока), произведенные из модифицированных натуральных компонентов (полусинтетические) или полностью промышленного производства (синтетические). Термин «опиоид» касается всех препаратов — синтетических и натуральных, включая антагонисты. 2. Дайте определение термину «наркотик». Этот термин происходит от греческого слова, означающего ступор. В течение многих лет «наркотиками» называли препараты с морфиноподобным действием. В настоящее время, однако, этот термин касается любого вещества, вызывающего зависимость, и больше не является специфичным определением опиоидов. 3. Существуют ли эндогенные опиоиды? Да. Обнаружение специфических рецепторов для субстанций производных макового сока побудило к поиску возможных эндогенных опиоидов или эндорфинов. Эндорфины являются производными одной из трех молекул: 1) проэнкефалина, 2) про-опиомеланокортина и 3) продинорфина. Полагают, что опиоиды являются частью эндогенной антиноцицептивной системы. 4. Опишите рецепторы, на которые воздействуют опиоиды. 1. Мю. Прототипом эндогенных лиганд является морфин. Мю-1. Главным результатом воздействия на этот рецептор является аналгезия, эндогенным лигандом является энкефалин. Мю-2. При связи с этим рецептором развиваются депрессия дыхания, брадикардия, физическая зависимость, эйфория и парез кишечника. Эндогенные лиганды не определены. Дельта. Эти рецепторы модулируют активность мю-рецепторов. Полагают, что мю-и дельта-рецепторы существуют вместе как комплекс. Они более высоко селективны для эндогенных энкефалинов, но все равно связываются с опиоидами. Каппа. Кетоциклозацин и динорфин являются прототипом экзогенных и

Марихуана против опиоидов? | Лечение и реабилитация зависимых

Иногда статистика может быть обманчива

Идея о том, что легальный каннабис может помочь в преодолении опиоидного кризиса, породила много надежды и энтузиазма.

Злоупотребление опиоидами, после ужесточения законодательных актов, снизилось в последние годы. Однако, употребление каннабиса растет, это связано с либерализацией многими государствами законодательства в отношении марихуаны.

Основываясь на последних исследованиях, некоторые сторонники этой связи утверждают, что более легкий доступ к марихуане снижает потребление опиоидов и, в свою очередь, смертность от передозировки. Однако, ряд современных исследований, не только призывает к осторожности, но иногда, и пишет о гибельности подобного подхода. 

Есть ряд доказательных исследований, сообщающих, что употребление марихуаны может помочь уменьшить боль. Систематические обзоры показывают, что ряд соединений, содержащиеся в марихуане действительно в определенных случают действуют болеутоляюще. Таким образом, при ряде медицинских показаний теоретически можно использовать каннабис вместо наркотических анальгетиков – морфина, промедола, фентанила и др.

Закон в некоторых американских штатах, включая Нью-Йорк, основан на идее, что упрощая доступ к медицинской марихуане, можно снизить нагрузку, на опиоиды, при коррекции боли. Проведенное в 2014 году исследование, опубликованное в JAMA Internal Medicine, дало дополнительную надежду на то, что либерализация законов о марихуане может облегчить последствия опиоидного кризиса.

Исследование сравнивало показатели смертности от передозировок опиоидными болеутоляющими в Штатах, которые приняли законы о медицинской марихуане, с теми, регионами, которые этого не сделали, за период с 1999 по 2010 годы. Исследователи обнаружили, что штаты, имеющие законы о медицинском применении марихуаны имели на 25% более низкий уровень смертности от опиоидных обезболивающих.

После публикации исследования JAMA другие организации сделали аналогичные выводы .Так, одно из исследований, опубликованное прошлой осенью обнаружило, что в округах с медицинскими диспансерами применяющими марихуану на 8 процентов меньше смертей, связанных с опиоидами, среди белых мужчин и на 10 процентов меньше смертей от героина.

 Другие исследования, указывающие на связь применения марихуаны со снижением смертности от опиатов были описаны в Medicaid и Medicare.

  

Почему мы должны быть скептичны.

Ничто из этого не доказывает, что либерализация марихуаны вызывает более низкую смертность, связанную с опиоидами, как на то указали авторы исследования JAMA 2014.

Корреляция, не означает причинно-следственную связь. Особая проблема в интерпретации корреляций в социальной науке имеет свое название – экологическая ошибка. Это ошибочный вывод, что отношения, наблюдаемые на более широком уровне (например, государство или регион), обязательно справедливы и на индивидуальном уровне.

 

Новое исследование пересмотрело опубликованный JAMA анализ с большим количеством данных. Его выводы ставят под сомнение идею о том, что медицинская марихуана помогает снизить смертность от опиоидов — по крайней мере, насколько мы можем судить по данным государственного уровня.

Между исследованием JAMA в 2010 году и 2017 годом, еще 32 государства легализовали медицинскую марихуану и восемь легализовали рекреационное использование. Новое исследование, опубликованное в издании «Исследования Национальной академии наук (P. N. A. S.)», пересмотрело взаимосвязь между этими законами и смертями опиоидов, используя тот же подход, что и исследование JAMA, но расширяя годы анализа до 2017.

По 1999-2010 годам проанализированным в изучении JAMA, новое изучение P. N. A. S. сделало подобные выводы: медицинская легализация марихуаны была связана с уменьшенными смертями от передозировки наркотическими анальгетиками. Но в расширенном анализе до 2017 года результаты изменились на противоположные – было установлено 23% увеличение смертности.

Это не обязательно означает, что либерализация марихуаны сначала спасала жизни, а затем, в последующие годы, способствовала смертельной передозировке.

“Если существует связь между медицинским употреблением каннабиса и передозировкой опиоидов на индивидуальном уровне, такое исследование не может ее выявить”, — сказал эпидемиолог Челси Л. Шовер, ведущий автор исследования P. N. A. S., научный сотрудник Медицинской школы Стэнфорда.

 

Другой научный сотрудник — Г-н Гликман объясняет: “Во всех этих исследованиях возможны другие источники потенциальной предвзятости. Поскольку государства либерализовали свои законы о марихуане, они могли изменить и другую политику, которая также повлияла на передозировки опиоидов». Мы можем быть введены в заблуждение ограниченными выводами, которые не охватывают все изменения и факторы.

Например, усилия, направленные на совершенствование системы лечения опийной наркомании могут снизить смертность. Или, тюремное заключение для большего числа пользователей опиоидов может увеличить смертность, потому что исследования показывают, что передозировки более вероятны после тюремного заключения.

 

Другие данные свидетельствуют о маловероятности того, что более легкий доступ к марихуане может значительно снизить уровень смертности от опиоидных болеутоляющих.

С другой стороны, некоторые работы ставят под сомнение идею о том, что медицинская марихуана может заменить опиоиды. Одно исследование показало, что использование медицинской марихуаны положительно коррелирует как с использованием, так и с неправильным использованием рецептурных препаратов, включая обезболивающие.

Другие исследования обнаружили, что пациенты с опиоидными обезболивающими, которые также используют медицинскую марихуану, имеют более высокие дозы опиоидов, чем те, кто не использует медицинскую марихуану. И еще одно исследование показало, что употребление марихуаны увеличивает вероятность развития опиоидного расстройства.

«Учитывая то, что мы знаем из исследований, мы должны отделить наши попытки найти связь между применением медицинского каннабиса и передозировкой опиоидов”, — сказала г-жа Шовер. «Однако есть и другие пути решения опиоидного кризиса».

К ним относятся повышение доступности препарата налоксона для отмены передозировки и улучшение доступа к медикаментозному лечению.

                                                         Источник:   www.nytimes.com

перевод:

Азат Асадуллин

врач психиатр-нарколог

доктор медицинских наук

Опиоиды

Опиоиды для лечения хронической боли

Что такое опиоиды?

Опиоиды — это химические вещества, натуральные или синтетические, которые взаимодействуют с нервными клетками и уменьшают боль. К классу наркотиков, опиоидов относятся:

  • Кодеин
  • Фентанил
  • Героин
  • Гидрокодон
  • Морфин
  • Оксикодон

Обычно назначаемые опиоиды могут вызывать привыкание, потому что они не только притупляют боль, но и вызывают у потребителя эйфорию.Медицинские работники изменили свою практику назначения лекарств, чтобы сократить продолжительность и силу опиоидов, назначаемых пациентам.

Не только взрослые страдают расстройствами, связанными с употреблением опиоидов. Все больше детей рождается с неонатальным абстинентным синдромом (НАС), потому что их матери злоупотребляли опиоидами во время беременности. Поскольку инъекции являются распространенным методом доставки при злоупотреблении опиоидами, ВИЧ и гепатит С также растут.

Что такое опиоидная эпидемия и как она началась?

Опиоидная эпидемия — это общенациональная модель злоупотребления опиоидами по рецепту.По данным Министерства здравоохранения и социальных служб США, в 2015 году 12,5 миллиона человек злоупотребляли рецептурными опиоидами.

Эпидемия опиоидов началась в 1990-х годах, когда медицинские работники начали выписывать опиоиды в больших количествах. В недавнем прошлом стало очевидно, что длительное употребление высоких доз опиоидов влечет за собой множество негативных последствий. Из-за этого практика назначения лекарств сместилась в сторону более коротких рецептов и меньших доз.

Каковы критерии диагностики расстройства, связанного с употреблением опиоидов?

При диагностике расстройства, связанного с употреблением опиоидов, учитывается несколько факторов.Эти факторы включают:

  • Отказ от употребления опиоидов
  • Употребление все большего и большего количества опиоидов
  • Попытки сократить или контролировать использование безуспешны
  • Тяга к опиоиду
  • Продолжение употребления опиоидов, несмотря на личные, социальные или рабочие проблемы

Каковы побочные эффекты употребления опиоидов?

  • Сонливость
  • Путаница
  • Тошнота
  • Запор
  • Угнетение дыхания (затрудненное дыхание)
  • Эйфория

В чем разница между острой и хронической болью?

Острая боль начинается внезапно и вызвана определенной причиной.Это может быть связано с операцией или травмой, и ваше тело обычно заживает в течение нескольких месяцев. Хроническая боль продолжается, и причина боли может быть менее ясной или даже неизвестной. Такая боль возникает из-за болезни, состояния, травмы или другой хронической болезни. Хроническая боль будет длиться продолжительное время.

Как лечится расстройство, вызванное злоупотреблением опиоидами?

Расстройство, связанное с злоупотреблением опиоидами, можно вылечить с помощью психологического консультирования и лечения с медицинской помощью. Консультирование включает изменение нездорового поведения человека в отношении злоупотребления опиоидами и изменение их взглядов на употребление опиоидов.Медикаментозное лечение, комплимент, консультирование. При обсуждении медикаментозного лечения обычно упоминаются три препарата. Метадон, бупренорфин / налоксон и налтрексон могут использоваться для уменьшения симптомов отмены и тяги к еде.

  • Метадон: Этот агонист опиоидов — препарат, который полностью активирует рецепторы — работает для устранения симптомов отмены. Метадон снижает тягу к еде, воздействуя на те же опиоидные рецепторы в мозге, что и наркотики, такие как героин, морфин и опиоидные обезболивающие.Метадон действует медленно, позволяя пациенту ощущать эффекты в течение более длительного периода времени.
  • Бупренорфин : Бупренорфин — это лекарство, отпускаемое по рецепту, которое может использоваться для лечения боли и иногда используется в составе комбинированного продукта с налоксоном в рамках программы лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов. Бупренорфин — опиоидный агонист, который имеет высокое сродство (сильную связь с клеткой) к опиоидному рецептору, но низкую внутреннюю активность (меньшую способность производить клеточные изменения).Это связано с меньшей гипералгезией, вызванной опиоидами (более высокая чувствительность к боли) и меньшим угнетением дыхания (затрудненное дыхание), чем другие опиоиды длительного действия. Это лекарство вызывает некоторое чувство эйфории, но оно имеет тенденцию к стабилизации (выравниванию) при увеличении дозы .
  • Налтрексон: Это лекарство является антагонистом опиоидов — лекарством, которое останавливает действие опиоидов, прикрепляясь к рецепторам и предотвращая активацию. Там, где метадон и бупренорфин все еще позволяют пользователю почувствовать некоторый уровень эйфории, налтрексон не допускает какой-либо полезной эйфории.Поскольку этот препарат не вызывает той эйфории, которую вызывают другие опиоиды, пациенты не всегда остаются на нем в течение длительного периода времени. Однако FDA одобрило инъекционную версию лекарства длительного действия (Вивитрол®), которая действует в течение нескольких недель. Этот вариант может помочь тем, у кого нет легкого доступа к медицинскому обслуживанию, или тем, у кого есть проблемы с регулярным приемом лекарств.

Лечения с помощью одних лекарств обычно недостаточно. Поведенческое и психологическое консультирование обычно включается в терапию.

Как лечится опиоидное расстройство во время беременности?

Лечение расстройства, связанного с употреблением опиоидов, во время беременности может быть трудным. Так же, как питательные вещества, принимаемые матерью, влияют на рост плода, прием лекарств может повлиять на беременность. Синдром неонатальной абстиненции (НАС) может возникнуть, когда беременная женщина злоупотребляет опиоидами во время беременности. В результате ребенок рождается с НАС. Некоторые симптомы NAS включают:

  • Ограничение роста плода
  • Отслойка плаценты
  • Преждевременные роды
  • Судороги плода
  • Смерть плода
  • Нелеченые материнские инфекции, такие как ВИЧ
  • Недоедание

Подобно медикаментозному лечению расстройств, связанных с употреблением опиоидов, перечисленных выше, беременных женщин можно лечить такими лекарствами, как метадон, бупренорфин и налтрексон, чтобы уменьшить зависимость плода от опиоидов.Использование этих лекарств может уменьшить воздействие опиоидов на плод. По данным Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками, бупренорфин, в частности, может снизить количество случаев НАС на 10 процентов. Использование этих препаратов может стабилизировать уровень опиоидов у плода, улучшить неонатальные результаты и связано с увеличением веса и гестационного возраста.

Несмотря на то, что эти препараты используются для лечения во время беременности, НАС все же может возникать. Однако при продолжении лечения эффекты могут быть уменьшены.

Сколько стоят эти процедуры?

Стоимость лечения может варьироваться в зависимости от региона, типа необходимого лечения, частоты лечения и многих других факторов. По оценкам Министерства обороны США, лечение метадоном с консультированием может стоить около 126 долларов в неделю и 6552 доллара в год. Стоимость лечения с использованием бупренорфина оценивается примерно в 115 долларов в неделю и 5 980 долларов в год. Лечение налтрексоном оценивается примерно в 1176 долларов в месяц и 14 112 долларов в год.

Как лечить передозировку?

Передозировка возникает при приеме слишком большого количества вещества, наносящего вред организму. Когда принимается слишком много опиоидов, отпускаемых по рецепту, дыхание может замедляться и останавливаться. Передозировка может быть несмертельной или привести к смерти. Незамедлительные действия необходимы, чтобы помочь человеку, пережившему передозировку. Налоксон (широко известный под торговой маркой Narcan®) — это лекарство, которое немедленно лечит передозировку. Налоксон может обратить вспять последствия передозировки опиоидов, если его быстро дать человеку.После введения налоксона по-прежнему требуется медицинская помощь.

Вероятность передозировки увеличивается при приеме опиоидов в сочетании с другими лекарствами. Бензодиазепины — седативные средства, обычно применяемые для лечения тревоги или бессонницы, — действуют как депрессант на центральную нервную систему. Они значительно увеличивают риск смерти от передозировки при приеме опиоидов по рецепту.

Все ли, кому прописаны опиоиды, становятся зависимыми?

Нет, не каждый, принимающий опиоиды по рецепту, становится наркоманом.Если следовать инструкциям по рецепту, шансы стать зависимыми снижаются. Опиоиды полезны для краткосрочного лечения острой боли. Однако, когда рецептурный препарат используется вне инструкций или при хронической боли, риск развития расстройства, связанного с употреблением опиоидов, увеличивается.

Что делается, чтобы остановить эпидемию опиоидов?

Новые правила назначения опиоидных препаратов были выпущены Медицинским советом штата Огайо в декабре 2018 года. Эти правила подробно описывают важность назначения более низких доз в течение более коротких периодов времени, когда опиоид является подходящим лекарством.По возможности следует изучить возможность приема других лекарств. В нормативных актах обсуждается информирование пациентов о прописанных опиоидах, риске зависимости и документирование этих разговоров со стороны медицинских работников. Кроме того, существуют требования для дополнительного обзора на уровне 50, 80 и 120 MED (суточная доза, эквивалентная морфину).

Опиоиды, сдерживающие злоупотребление, — это форма наркотиков, в которую встроены меры безопасности. Эти лекарства разработаны для предотвращения злоупотреблений. У некоторых очень жесткий внешний вид, что затрудняет их раздавливание, в то время как у других налтрексон интегрирован в капсулы, так что если его раздавить и принять перорально или ввести инъекцию, дополнительное лекарство остановит действие опиоида.Однако даже лекарства, сдерживающие злоупотребление, не защищают от злоупотребления. Решительность пользователя может преодолеть эти меры безопасности.

Последний раз проверял медицинский работник Cleveland Clinic 05.02.2019.

Список литературы

Получите полезную, полезную и актуальную информацию о здоровье и благополучии

е Новости

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр.Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Как безопасно употреблять опиоиды

Как безопасно использовать опиоиды

Лучшее время для планирования безопасного использования и утилизации опиоидов — это до того, как вы начнете принимать эти лекарства.

Персонал клиники Мэйо

Если вы принимаете опиоиды или обсуждаете с врачом этот вариант лечения, сейчас самое время спланировать безопасное использование и утилизацию этих лекарств. Соблюдение осторожности может означать разницу между жизнью и смертью для вас, ваших близких и даже ваших соседей.

Опиоидные обезболивающие вызывают сильное привыкание. Всего через пять дней приема опиоидов, отпускаемых по рецепту, вероятность того, что у вас разовьется долгосрочная зависимость от этих препаратов, резко возрастает, что увеличивает риск возможной зависимости и передозировки.И вам не нужен рецепт, чтобы подвергаться риску. Фактически, большинство людей, злоупотребляющих обезболивающими, отпускаемыми по рецепту, сообщают, что получили их от члена семьи или друга. Узнайте, какие шаги нужно предпринять, чтобы обезопасить себя и своих близких.

Перед тем, как начать курс опиоидов

Некоторым людям небезопасно даже рассматривать опиоиды. Ваша история болезни, семейный анамнез и личный анамнез употребления психоактивных веществ — все это помогает определить, безопасны ли для вас опиоиды.

Медицинские условия, повышающие риск возникновения опасных побочных эффектов от опиоидных препаратов, включают:

  • Апноэ во сне
  • Ожирение
  • Беспокойство или депрессия
  • Фибромиалгия

Проблемы психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами, повышающие риск злоупотребления опиоидами и зависимости, включают:

  • История тяжелой депрессии или тревоги
  • Сильное употребление табака
  • Прошедшая реабилитация от наркотиков или алкоголя
  • Семейный анамнез наркомании
  • Личный анамнез злоупотребления психоактивными веществами

Ваш врач спросит обо всех этих факторах риска, прежде чем назначать какие-либо новые опиоидные препараты.Будьте честны и не бойтесь задавать собственные вопросы. Самое безопасное время для предотвращения проблем, связанных с опиоидами, — до начала приема этих лекарств.

Чего ожидать от врача

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) предоставляют врачам рекомендации по безопасному назначению опиоидных препаратов. Следуя рекомендациям CDC , вы должны ожидать от врача:

  • Назначьте самую низкую эффективную дозу в течение кратчайшего необходимого периода при лечении острой боли. В большинстве случаев острая боль — например, боль после операции или перелома кости — недостаточно сильна, чтобы потребовать опиоиды более трех дней.
  • Избегайте или откладывайте назначение опиоидов при хронической боли. Эти лекарства часто не являются безопасными или эффективными при хронической боли, не связанной с раком или его лечением. Ваш врач должен помочь вам оценить многие другие методы лечения, включая немедикаментозные методы лечения и неопиоидные препараты, прежде чем рассматривать пробу опиоидов.
  • Работайте с вами, чтобы установить реалистичные цели лечения. Ваш врач должен помочь вам определить, какое обезболивание вам необходимо, чтобы улучшить вашу способность функционировать и улучшить качество жизни. От хронической боли нет лекарства даже с помощью таких сильнодействующих препаратов, как опиоиды, и есть риски, связанные со всеми обезболивающими. Вы и ваш врач должны быть партнерами в деле получения максимального удовольствия от жизни при минимизации рисков для здоровья, связанных с приемом лекарств.
  • Попросите вас подписать договор о лечении опиоидами, прежде чем вы начнете длительный курс приема опиоидных препаратов. Как правило, в этих соглашениях четко указываются ваши обязанности при приеме опиоидных препаратов. Вы соглашаетесь использовать опиоиды только по назначению и получать обезболивающие только у одного врача и в одной аптеке. Вы признаете, что не получите дополнительных лекарств, пока не закончится ваш текущий рецепт, даже если ваше лекарство потеряно или украдено.

    Вас могут попросить сдавать периодические анализы мочи и подсчет таблеток. Вы соглашаетесь соблюдать все аспекты вашего плана лечения, такие как физиотерапия или поведенческая медицина, и соблюдать все запланированные контрольные встречи.Нарушение любого из этих условий может привести к прекращению опиоидной терапии.

  • Запланируйте регулярные осмотры, пока вы принимаете опиоиды. Ожидайте, что ваш врач потребует повторного посещения через одну-четыре недели после начала опиоидной терапии, чтобы оценить преимущества и риски этих препаратов для вас на данный момент. Если вы продолжите прием опиоидов, вашему врачу необходимо будет продолжать часто посещать вас — либо при каждом пополнении рецепта, либо каждые три месяца — пока вы принимаете эти препараты.Эти посещения могут включать анализы мочи.
  • Помогает минимизировать синдром отмены после прекращения приема опиоидов. Если вы принимали опиоиды от хронической боли и решили, что пора прекратить, ваш врач должен помочь вам медленно и безопасно снизить дозу этих препаратов, чтобы избежать потенциально серьезных побочных эффектов.

Что вы можете сделать для безопасного приема лекарств

Вы играете решающую роль в обеспечении своей безопасности при приеме опиоидов. Ваш врач и фармацевт не могут помочь вам оставаться в безопасности, если у них нет полной и актуальной информации обо всех ваших лекарствах.

Примите следующие меры вместе со своими поставщиками медицинских услуг:

  • Сообщите всем поставщикам медицинских услуг обо всех лекарствах, которые вы принимаете. Опиоиды опасно взаимодействуют со многими лекарствами. Например, сочетание опиоидов с лекарствами, используемыми для лечения беспокойства или проблем со сном, может быть очень вредным или даже смертельным.

    Если вы посещаете разных врачей, каждый из них должен знать обо всех лекарствах, которые вы принимаете, включая лекарства, отпускаемые без рецепта, такие как аспирин, лекарства от аллергии и пищевые добавки.Будьте честны в отношении употребления алкоголя и любых запрещенных вами веществ.

  • По возможности заказывайте все лекарства в одной аптеке. В аптеке есть системы, которые предупреждают фармацевтов о потенциально опасных взаимодействиях между лекарствами, которые вы принимаете.
  • Прочтите инструкции и предупреждения на листе информации о безопасности лекарств, прикрепленном к вашему рецепту. Эти инструкции уведомят вас о потенциальных побочных эффектах и ​​помогут понять, как проверить свою реакцию на лекарство.
  • Немедленно сообщите врачу о побочных эффектах. Если у вас есть какие-либо побочные эффекты, такие как запор, тошнота, изменение настроения или спутанность сознания, немедленно свяжитесь с членом вашей медицинской бригады.
  • Проверьте срок годности на бутылке с таблетками. Лекарство теряет свою эффективность по прошествии определенного времени, и его действие становится непредсказуемым.

Когда срок действия лекарства истек или вы перестали его использовать, утилизируйте его надлежащим образом.

Как безопасно утилизировать неиспользованные лекарства

Не оставляйте неиспользованные опиоиды в аптечке «на всякий случай». По большей части кризис злоупотребления опиоидами вызван не людьми, которым изначально были прописаны лекарства, а людьми, принимающими лекарства, которые им не принадлежат. Если вы закончили с обезболивающими, очень важно избавиться от них как можно быстрее и правильно.

Не передавайте друзьям неиспользованные лекарства и не выбрасывайте их.Хотя некоторые виды рецептурных лекарств можно выбрасывать вместе с домашним мусором, FDA говорит, что опиоиды слишком опасны, чтобы выбрасывать их вместе с мусором, потому что даже одна доза, назначенная не тому человеку, иногда может быть смертельной.

Чтобы передать ваши лекарства в надежные руки, обратитесь в организацию с утвержденной программой возврата, например :

  • Ваш местный правоохранительный орган. Многие имеют программы возврата лекарств.
  • Ваша служба по переработке мусора. Спросите о вариантах утилизации лекарств и рекомендациях в вашем регионе.
  • Управление по борьбе с наркотиками (DEA) . DEA Персонал может направить вас на авторизованный сайт, где собирают неиспользованные лекарства. Это может быть розничная торговля, больничные или поликлинические аптеки, правоохранительные органы или даже программы обратной связи.

В некоторых случаях также рекомендуется промыть неиспользованные опиоидные препараты. Согласно Управлению по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), промывка должна рассматриваться, когда лекарство нельзя безопасно и надежно хранить до утилизации с помощью программы возврата или когда есть риски в ожидании этого.«Список промывки» FDA включает оксикодон, гидрокодон, фентанил и многие другие опиоиды.

Пластыри с фентанилом могут быть смертельными для маленьких детей, и их следует смывать, как только снимете их с кожи. Перед смыванием сложите липкие стороны вместе.

Если ваше лекарство отсутствует в списке для промывки FDA и в вашем районе нет программы возврата, проконсультируйтесь с фармацевтом.

Признаки беды

Опиоиды могут повлиять на ваше мышление и суждения.Даже когда вы принимаете опиоидные препараты в соответствии с предписаниями, вы можете принимать решения слишком быстро, не обдумывая их. Вы можете думать, что у вас все в порядке, и принимать правильные решения, когда это не так. Вы можете рискнуть и подвергнуть опасности себя и других. Это признаки того, что вам нужно вместе с врачом составить план безопасного прекращения приема лекарств.

Кроме того, если вы или ваш любимый человек в настоящее время принимаете опиоидные препараты, внимательно следите за признаками проблем. Признаки злоупотребления опиоидами включают:

  • Регулярный прием лекарств, превышающих предписанную
  • Принимать обезболивающие «на всякий случай», даже когда вы не испытываете боли
  • Изменения настроения
  • Заимствование лекарств у других людей или использование лекарств, прописанных кому-то еще

Если прием опиоидов становится центром вашей жизни, расскажите врачу, как это лекарство влияет на вас.

Безопасное прекращение приема опиоидов

Не пытайтесь самостоятельно отказаться от опиоидов в холодном виде. Это рецепт неудачи и риск серьезных последствий для здоровья. Если вы стали зависимыми от опиоидов или предпочитаете отказаться от них, попросите врача помочь вам снизить дозу. Есть много неопиоидных альтернатив, которые помогут вам справиться с болью.

Показать стенограмму

Вивьен Уильямс: Зависимость от опиоидных болеутоляющих может разрушить жизни.CDC сообщает, что в 2014 году 2 миллиона американцев злоупотребляли обезболивающими, такими как гидрокодон, оксикодон и метадон, или зависели от них.

Майк Хутен, доктор медицины (анестезиология, клиника Мейо): Самый важный первый шаг — это признать, что у вас есть проблема.

Вивьен Уильямс: Специалист по лечению боли в клинике Майо доктор Майк Хутен говорит, что второй шаг — это поговорить с врачом, который прописал лекарство.

Майкл Хутен, доктор медицины: Медикаментозное лечение может быть постепенно уменьшено, а затем, в то же время, при необходимости могут быть введены другие обезболивающие.И, наконец, вас необходимо направить к соответствующему специалисту по наркологии.

Вивьен Уильямс: Доктор Хутен говорит, что избавиться от опиоидов непросто. Но, в отличие от алкогольной абстиненции, которая может быть опасной для жизни,…

Майкл Хутен, доктор медицины: Острая абстиненция от опиоидов — нелетальный синдром. Это очень и очень неудобно, но не обязательно связано со смертью.

Вивьен Уильямс: Каждый день 78 человек умирают от передозировки опиоидов.Эксперты призывают к помощи любого, кто страдает зависимостью. Это может спасти тебе жизнь. В сети новостей клиники Мэйо я Вивьен Уильямс.

Показать стенограмму

Майк Хутен, доктор медицины (анестезиология, клиника Мэйо): Никогда не следует совместно использовать какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту, особенно опиоиды.

Вивьен Уильямс: Эксперт клиники Мэйо по лечению боли доктор Майк Хутен приводит две веские причины, по которым вам не следует совместно использовать опиоидные обезболивающие.

Майк Хутен, доктор медицины: Они опасны. Они могут иметь неблагоприятные последствия, которые люди могут даже не осознавать.

Вивьен Уильямс: Кроме того, совместное использование опиоидов является нарушением закона.

Вивьен Уильямс: Исследование показывает, что 1 из 5 человек, которым прописали опиоиды, разделял их, в основном, чтобы помочь друзьям или семье с болью. И почти половина людей в исследовании не знала, что делать с оставшимися таблетками.

Майк Хутен, М.Д .: Я рекомендую пациентам, если остались какие-то лекарства, их нужно утилизировать. Это должно быть вне дома. Это не то лекарство, которое вы хотите положить в шкафчик для использования в будущем.

Вивьен Уильямс: Доктор Хутен говорит, что правила утилизации лекарств варьируются от штата к штату. Посетите сайт fda.gov, чтобы узнать, как безопасно избавиться от лекарств. Я Вивьен Уильямс, сотрудник новостной сети клиники Мэйо.

Показать стенограмму

Вивьен Уильямс: Сколько рецептов на опиоидные обезболивающие выписывается в США каждый год? Более 250 миллионов.По оценкам, 4% взрослых получают опиоиды от хронической нераковой боли, как правило, от боли в спине и скелетно-мышечной боли.

Майкл Камиллери, доктор медицины (гастроэнтерология, клиника Мэйо): Мы знаем, что примерно у 40-80 процентов людей, принимающих опиоиды, развивается Г. симптомы, а наиболее распространенные Г. симптом — запор.

Вивьен Уильямс: Клиника Майо Доктор Майкл Камиллери говорит, что запор не опасен, но может быть очень неудобным.

Майкл Камиллери, доктор медицины: Иногда этот дискомфорт можно интерпретировать как боль в животе.

Вивьен Уильямс: Побуждает людей увеличить дозу, что ухудшает ситуацию.

Майкл Камиллери, доктор медицины: Две основные причины, по которым опиоиды вызывают запор, — это, во-первых, опиоидный тип, парализующий нервы и мышцы.

Вивьен Уильямс: Во-вторых, они ускоряют работу кишечника, чтобы поглотить лишнюю жидкость.Итак, что вы можете с этим поделать? Ешьте продукты, богатые клетчаткой, пейте воду и, при необходимости, попробуйте слабительное, отпускаемое без рецепта, даже если вам прописали опиоиды на короткий период, например, после травмы, перелома или операции. В тяжелых случаях могут помочь рецептурные лекарства.

Вивьен Уильямс: Доктор Камиллери говорит, что лучшее лекарство — это поиск альтернативы опиоидам вместе с вашим лечащим врачом. Я Вивьен Уильямс, сотрудник новостной сети клиники Мэйо.

24 апреля 2019 г., Показать ссылки
  1. Предотвратить злоупотребление опиоидами.Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/drugoverdose/patients/prevent-misuse.html. Проверено 20 сентября 2017 г.
  2. Wallevand KR. Фармакология. В: Решения для жизни с хронической болью. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxmoor House; 2016.
  3. Wallevand KR. О обезболивающих. В: Решения для жизни с хронической болью. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxmoor House; 2016.
  4. Центр обучения пациентов Барбары Вудворд Липс. Вопросы и ответы об опиоидных обезболивающих.Рочестер, Миннесота: Фонд Мейо медицинского образования и исследований; 2015.
  5. Брюс Б.К. и др. Разработка программы контроля боли. В: Руководство клиники Майо по обезболиванию. Рочестер, Миннесота: Фонд Мейо медицинского образования и исследований; 2013.
  6. Gupta A, et al. Использование опиоидов для лечения хронической нераковой боли. https://www.uptodate.com/contents/search. Проверено 20 сентября 2017 г.
  7. Центр обучения пациентов Барбары Вудворд Липс. Безопасное обращение с контролируемыми веществами.Рочестер, Миннесота: Фонд Мейо медицинского образования и исследований; 2016.
  8. Jamison RN, et al. Опиоидные анальгетики. Труды клиники Мэйо. 2015; 90: 957.
  9. Руководство CDC по назначению опиоидов при хронической боли. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/drugoverdose/prescribing/guideline.html. Проверено 20 сентября 2017 г.
  10. AskMayoExpert. Назначение опиоидов. Рочестер, Миннесота: Фонд Мейо медицинского образования и исследований; 2017 г.
  11. Опиоиды, отпускаемые по рецепту. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/drugoverdose/opioids/prescribed.html. Проверено 20 сентября 2017 г.
  12. Shah A, et al. Характеристики эпизодов начального назначения и вероятность длительного употребления опиоидов — США, 2006–2015 гг. MMWR. 2017; 66: 265. https://www.cdc.gov/mmwr/volumes/66/wr/mm6610a1.htm. Проверено 20 сентября 2017 г.
  13. Painter JT, et al. Хроническое употребление опиоидов при синдроме фибромиалгии. JCR: Журнал клинической ревматологии.2013; 19:72.
  14. Krieger CA (экспертное заключение). Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, 25 октября 2017 г.
  15. Hooten WM, et al. Заболеваемость и факторы риска перехода от краткосрочного к эпизодическому или долгосрочному назначению опиоидов: популяционное исследование. Труды клиники Мэйо. 2015; 90: 850.
  16. Хан У и др. Риски, связанные с выбросом в окружающую среду фармацевтических препаратов, внесенных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Наука об окружающей среде в целом. 2017; 609: 1023.
  17. Промывание некоторыми лекарствами. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. https://www.fda.gov/drugs/resourcesforyou/consumers/buyingusingmedicinesafely/ensuringsafeuseofmedicine/safedisposalofmedicines/ucm576167.htm. Проверено 25 октября 2017 г.
  18. Утилизация лекарств: вопросы и ответы. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. https://www.fda.gov/Drugs/ResourcesForYou/Consumers/BuyingUsingMedicineSafely/EnsuringSafeUseofMedicine/SafeDisposalofMedicines/ucm186188.htm. По состоянию на октябрь.25, 2017.
  19. Krieger CA (экспертное заключение). Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, 10 ноября 2017 г.
  20. Пластырь с фентанилом может быть смертельным для детей. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. https://www.fda.gov/ForConsumers/ConsumerUpdates/ucm300803.htm. По состоянию на 3 ноября 2017 г.
Узнать больше Подробно

.

Опиоидные препараты | FDA

Опиоиды, отпускаемые по рецепту, — это мощные обезболивающие, которые включают, среди прочего, оксикодон, гидрокодон и морфин, которые обладают как преимуществами, так и потенциально серьезными рисками.Однако слишком много американцев пострадали от серьезного вреда, связанного с этими лекарствами, и, несмотря на продолжающиеся усилия, масштабы опиоидного кризиса продолжают расти.

Одним из наивысших приоритетов FDA является продвижение усилий по преодолению кризиса злоупотребления опиоидными препаратами, наносящего вред семьям. Опиоиды уносят жизни ошеломляющими темпами, а передозировки отпускаемых по рецепту опиоидов сокращают продолжительность жизни в Соединенных Штатах.

В FDA мы работаем над всеми нормативными обязательствами, чтобы повлиять на этот кризис.Наш подход к сокращению злоупотребления опиоидами и злоупотребления ими изложен в Дорожной карте стратегической политики FDA на 2018 год, в которой рассматриваются различные аспекты этой сложной проблемы, поскольку простых ответов для обращения вспять этой эпидемии нет.

Снизить подверженность и предотвратить новую зависимость

Сокращение числа американцев, страдающих опиоидной зависимостью, и снижение количества новых зависимостей — один из важнейших приоритетов FDA. Это может быть достигнуто путем обеспечения того, чтобы опиоиды прописывались только соответствующим образом показанным пациентам и чтобы их продолжительность и дозы соответствовали клинической причине, по которой лекарство было прописано в первую очередь.

Поддержка лечения лиц с расстройством, вызванным употреблением опиоидов

Учитывая масштабы опиоидного кризиса, в котором уже пострадали миллионы американцев, профилактики недостаточно. Мы должны сделать все возможное, чтобы уменьшить человеческие жертвы, вызванные расстройством, связанным с употреблением опиоидов, и помочь тем, кто страдает от зависимости, путем расширения доступа к спасающему жизнь лечению.

Содействие развитию новых методов лечения боли

Продолжая бороться со злоупотреблением опиоидами и зависимостью, мы также должны предпринять шаги, чтобы помочь людям с острой и хронической болью, нуждающимся в доступе к лекарствам, в том числе опиоидам, получить более совершенные альтернативы лечения.Переход от нынешнего рынка, где доминируют обычные опиоиды, к рынку, на котором большинство опиоидов обладают свойствами сдерживания злоупотребления, открывает значительные перспективы для значимой пользы для общественного здравоохранения. Хотя эти инновационные составы разработаны, чтобы затруднить людям манипулирование опиоидными препаратами, чтобы ими нельзя было злоупотреблять, важно, чтобы лица, назначающие препараты, и пациенты понимали, что эти препараты не «защищают от злоупотребления» и не предотвращают зависимость. передозировка или смерть.

Улучшение правоприменения и оценка выгоды / риска

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США играет правоприменительную роль, когда дело касается незаконного рынка опиоидов и запрещенных наркотиков.Одна из этих ролей — сотрудничество с Таможенной и пограничной службой в работе по запрету наркотиков, пересылаемых по почте. Агентство получило новое финансирование для обработки лекарств и других товаров, импортируемых или предлагаемых для импорта через международные почтовые службы. Многие незаконные наркотики, ввозимые в США, в том числе продукты, содержащие смертельные дозы фентанила, покупаются в Интернете и отправляются по почте. Хотя продажа рецептурных опиоидов без действующего рецепта является незаконной, FDA продолжает видеть эти продукты в проверяемых нами упаковках.

Кроме того, частью нашей текущей работы является обеспечение того, чтобы решения об одобрении и отмене лекарств принимались в рамках системы «польза / риск», которая оценивает не только результаты применения опиоидов по рецепту, но и последствия для здоровья населения от ненадлежащего использования этих лекарств. . Мы постоянно переоцениваем безопасность одобренных опиоидных продуктов, основываясь как на послепродажных данных, которые FDA запросило от спонсоров, так и на дополнительных источниках информации в рамках нашего надзора за безопасностью.

Хронология

FDA составило график, чтобы предоставить хронологическую информацию о деятельности агентства и значимых событиях, связанных с опиоидами. На этой странице представлена ​​сводная временная шкала ключевых событий, за которой следуют годы с вкладками, которые предоставляют выбранные дополнительные действия и более подробную информацию об элементах, перечисленных в сводке.

В начало


Связанные ресурсы

Ресурсы для вас

В начало

  • Текущее содержание с:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *