Реинфузия это переливание крови: Реинфузия крови в хирургии. Современное состояние проблемы

Содержание

Реинфузия крови в хирургии. Современное состояние проблемы

А.Ю. Лубнин, В.В. Громова

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» Минздрава Российской Федерации, Москва, Россия

Для корреспонденции: Лубнин Андрей Юрьевич — д-р мед. наук, профессор, руководитель отдела анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии ФГАУ «НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» МЗ РФ, Москва; е-mail: [email protected]

Для цитирования: Лубнин А.Ю., Громова В.В. Реинфузия крови в хирургии. Современное состояние проблемы. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2019;4:58–67. DOI: 10.21320/1818-474X-2019-4-58-67


Реферат

В работе на основании данных литературы и собственного опыта анализируется современное состояние проблемы реинфузии крови в хирургии. Рассмотрены технические решения, методические подходы, аппаратура для проведения реинфузии крови у хирургических больных. Также рассмотрены такие аспекты проблемы, как показания, противопоказания и особенности применения методики в различных областях хирургии.

Ключевые слова: реинфузия крови в хирургии, технические решения, показания и противопоказания, возможные осложнения

Поступила: 06.03.2019

Принята к печати: 05.11.2019

Читать статью в PDF


Введение

С момента возникновения хирургии как медицинской дисциплины и до наших дней операционная кровопотеря, в особенности массивная и стремительная, остается одним из наиболее грозных осложнений периоперационного периода, ответственных за недостаточную радикальность, инвалидизацию и даже летальные исходы. За долгие годы человечество все же научилось определенным образом бороться с проблемой операционной кровопотери с помощью трех основных подходов: 1) применение инфузионных растворов; 2) трансфузии заготовленных заранее донорских компонентов крови; 3) возврат больному его собственной крови, излившейся в ходе операции. Все три подхода имеют длинную и достаточно интересную историю, останавливаться на которой в рамках данной небольшой работы нет возможности, но есть интересные публикации на эту тему, и заинтересованный читатель может с ними ознакомиться [1–4]. Отметим лишь, что все эти три подхода в настоящее время продолжают развиваться и с успехом используются клинически. Инфузионные растворы, особенно коллоидные, позволяют быстро и эффективно ликвидировать дефицит ОЦК, вызванный операционной кровопотерей, правда, не замещая кислородтранспортной функции потерянных эритроцитов, однако при объеме до 30 или 50 % ОЦК это позволяет решить проблему хотя бы на некоторое время. Заготовка и хранение донорских компонентов крови все более совершенствуются, но главная проблема этого подхода, связанная с возможным инфицированием пациента, остается пока практически нерешенной. Более того, год от года количество потенциальных инфектагентов, передаваемых трансфузионно, расширяется (вирусы, бактерии, простейшие, прионы и т.

д. Список очевидно не закончен). Возможно, поэтому третий подход в виде реинфузии собственной крови больного, потерянной в ходе операции, а иногда и в ближайшем послеоперационном периоде, представляется все более интересным и перспективным.

Так получилось, что шесть лет назад нам удалось собрать замечательный авторский коллектив — группу авторов из разных клиник — и выпустить книгу по дан- ной теме [5]. Насколько я знаю, ни я сам, ни другие авторы этой книги не прилагали каких-либо героических усилий по ее распространению. Тем не менее она довольно быстро разошлась по стране и получила даже определенные положительные оценки. Спасибо. Одна- ко с 2013 года прошло шесть лет — срок не большой, но и не малый, и, отчасти по определенным внешним мотивам, отчасти из внутренних побуждений, нам захотелось посмотреть, что же изменилось за это время в клинической «реинфузиологии». Обратившись к поисковой системе PubMed по теме «blood reinfusion», мы обнаружили более 2000 публикаций, что совсем не мало. Кроме того, весной 2018 года мне [А.Л.] удалось поучаствовать в очередной сессии NATA, на которой проблема реинфузии крови также была в центре внимания. Попробуем взглянуть на все это внимательно.

Терминология

На наш взгляд, важно с самого начала договориться об использовании адекватной терминологии. Дело в том, что в настоящее время существует целый ряд различных кровесберегающих технологий, в ходе реализации которых собственная кровь пациента эксфузируется из его организма с последующим возвратом. Это прежде всего предоперационное аутодонорство (ПАД) и острая изоволемическая гемодилюция (ИВГД). Нам представляется, что это достаточно эффективные самостоятельные методики, но причислять их к реинфузии крови (РК) неправильно. Здесь и далее в изложении мы понимаем под РК только возврат оперируемому пациенту компонентов крови, полученных из его собственной, потерянной в ходе хирургического вмешательства.

Простая и аппаратная реинфузия крови

Этот, казалось бы, вполне очевидный момент читатель должен уяснить себе сразу, хотя информация по этой теме за последние годы существенных изменений не претерпела. Следует сразу отметить, что так называемые простые (не аппаратные) методы РК в настоящее время имеют больше историческое значение и могут быть использованы клинически только в экстренных ситуациях и только для спасения жизни больного (ситуации массивного внутреннего кровотечения, как при нарушенной внематочной беременности; при отсутствии доступного ресурса донорской крови). Это строгое ограничение обусловлено высоким риском вторичных осложнений такой РК, вплоть до возможности летального исхода. Поэтому в настоящее время использование простых методов РК при плановых хирургических вмешательствах признается недопустимым [6]. Тем удивительнее выглядит упорство некоторых производителей, которые до сих пор продолжают производить и торговать простыми устройствами для РК (системы типа Solcotrans Auto, Bellovac ABT Sangvia и подобные им), не предусматривающими какой-либо обработки излившейся или дренажной крови, кроме простой фильтрации.

Излившаяся раневая кровь может несколько отличаться по своему составу в различных областях хирургии (например, примесь жировых глобул в травматологии и ортопедии, амниотической жидкости в акушерстве), но в целом она характеризуется высоким содержанием таких крайне нежелательных компонентов, как разрушенные эритроциты и свободный гемоглобин, активированные лейкоциты и тромбоциты и, конечно, большое количество различных биологически активных веществ.

Один из ведущих специалистов в мире по РК в хирургии, профессор Э. Ханзен вообще называл такую среду «супом». Не удивительно, что внутривенное введение такой трансфузионной среды часто вызывает тяжелые последствия [6]. Обработка раневой крови на селл-сейвере путем многократного отмывания стерильными кристаллоидными растворами и последующей сепарации в камере центрифуги позволяет, с одной стороны, удалить все нежелательные примеси, указанные выше, с другой — получить наиболее безопасный компонент (отмытые аутоэритроциты) [7]. Цена этой безопасности — безвозвратная потеря с промывной жидкостью тромбоцитов и плазменных факторов гемостаза. Но, как показывает клиническая практика, вопрос целенаправленной компенсации таких потерь становится актуальным только при массивной и сверхмассивной кровопотере.

Современные селл-сейверы

За прошедшие с выхода нашей книги шесть лет ситуация с коммерчески доступными селл-сейверами не сильно изменилась [8–10]. Те же производители и почти те же машины с почти теми же самыми техническими характеристиками.

Единственное отличие, что мне удалось заметить на выставке при последней сессии NATA в Лиссабоне весной 2018 года, — уменьшение количества рабочих режимов в CATSmart до 3 с 11 в CATS прежних моделей. Очевидно, что производитель решил упростить машину. Оправданно это или нет, будущее покажет. Во всяком случае, качество реинфузата существенно не ухудшилось [11, 12].

Принципиальное устройство большинства современных селл-сейверов схематично представлено на рис. 1 и мало чем отличается у различных производителей.

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Принципиальная схема устройства селл-сейвера [14]

Основными компонентами любого селл-сейвера являются: 1) отсосная двухпросветная линия и кардиотомный резервуар; 2) центрифуга с магистралями; 3) роликовый насос (насосы), обеспечивающий движение всех жидкостей в контуре селл-сейвера; 4) емкость для сбора отмытых эритроцитов.

Отсосная линия селл-сейвера отличается от таковой обычного хирургического отсоса наличием специального второго канала, через который на кончик отсоса подается стерильный раствор антикоагулянта (гепарин или цитрат).

Это важно для предотвращения образования тромбов и сгустков в собираемой раневой крови. Величина разряжения в отсосной системе может иметь значение. Слишком большие значения вакуума (более 100 см Н2О) могут привести к увеличению количества разрушенных эритроцитов [8]. Кардиотомный резервуар в большинстве коммерчески доступных моделей селл-сейвера рассчитан на объем 2–3 литра, а встроенные в него крупнодисперсные фильтры позволяют удалять крупные частицы.

Центрифуга с магистралями являются «сердцем» любого селл-сейвера. Обычная центрифуга типа Latham имеет характерный вид колокола. Такая модель с не- большими модификациями использована в большинстве селл-сейверов, выпускаемых различными фирмами. Незначительно отличается от нее центрифуга типа Baylor. И только в аппарате САTS, разработанном фирмой «Фрезениус», центрифуга устроена принципиально иначе, что и позволяет, в отличие от всех остальных устройств, проводить непрерывную обработку раневой крови [8, 13].

Роликовые насосы продвигают стабилизированную раневую кровь, промывную жидкость и готовый реинфузат по магистралям.

Качество обработки реинфузата (содержание Hb) и попадание воздушных эмболов в магистрали контролируют специальные сенсоры прибора. Емкость для сбора отмытых эритроцитов — это последний обязательный компонент селл-сейвера перед возвратом реинфузата пациенту.

Режимы обработки

Режимы обработки могут быть различными, и с этой позиции все имеющиеся в настоящее время селл-сейверы могут быть разделены следующим образом:

  1. Обработка раневой крови осуществляется дискретно или непрерывно (имеет значение для времени процедуры и качества реинфузата). Непрерывная обработка возможна только в аппарате
  2. Наличие возможности ручного регулирования процесса отмывки. Эта опция есть во многих машинах, но в CATS процесс полностью автоматизирован и ручной режим управления процессом не предусмотрен.
  3. Собственно различные режимы обработки реинфузата. Считается, что количество циклов отмывки реинфузата определяет его чистоту и, соответственно, качество. По количеству циклов отмывки выделяют обычный (пять циклов отмывания) и высококачественный (семь циклов) режимы.
    В селл-сейвере CATS это со- ответственно Quality и High Quality
  4. Педиатрический режим предусматривает прежде всего возможность работы с малыми объемами излившейся крови. Этот режим есть не во всех машинах и обычно предусматривает необходимость использования специальных малообъемных педиатрических центрифуг. В CATS для реализации педиатрического режима может быть использована обычная центрифуга, позволяющая начинать работу с минимальных объемов излившейся крови.
  5. Общее количество режимов обработки. В этом аспекте бесспорным «лидером продаж» являются старые модели Их там было одиннадцать! Однако в последней своей разработке (CATSmart) производители сдвинулись в сторону упрощения программного обеспечения, оставив только три наиболее часто используемых режима. В целом же сравнительная характеристика основных доступных коммерчески в настоящее время селл-сейверов представлена в специальной главе нашей книги [14].

Наличие достаточного количества селл-сейверов  с различными техническими характеристиками является, на наш взгляд, позитивным моментом, так как позволяет пользователю выбрать машину под свои конкретные потребности.

Показания и противопоказания для проведения реинфузии крови в хирургии

По этому разделу ожидаемо принципиальных изменений за прошедшие шесть лет не произошло. Прежние, выстраданные практикой, положения остаются актуальными. Показания для использования РК в хирургии достаточно просты и вполне очевидны: все оперативные вмешательства, проведение которых сопряжено с риском развития массивной операционной кровопотери. Предполагаемый объем операционной кровопотери – это, бесспорно, важный практический фактор, так как, с одной стороны, РК — это относительно недешевая процедура, а с другой — при массивной и сверхмассивной операционной кровопотере РК может сильно изменить структуру ИТТ в сторону аутокрови [15]. В настоящее время в нашей клинике (Центр нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко), если по каким-либо техническим причинам мы не можем обеспечить проведение РК пациенту с прогнозируемой массивной кровопотерей (1 должный ОЦК и более), мы откладываем проведение планового нейрохирургического вмешательства [16].

Однако здесь возникает вопрос прогнозирования объема предстоящей операционной кровопотери. Для пациентов с нейрохирургической патологией, с которыми мы и имеем дело в нашей клинике, нам удалось за годы работы выработать перечень таких прогностических признаков (табл. 1). Очевидно, что для любой из областей хирургии, где планируется применение РК, необходимо сформулировать свой аналогичный перечень прогностических критериев.

Таблица 1. Прогностические критерии массивной операционной кровопотери в нейрохирургии (цит. по [17])

Критерий

1

Большой объем опухоли и его непосредственная близость к крупным артериальным и венозным коллекторам

2

Выраженное накопление контрастного вещества тканью опухоли при КТ и МРТ

3

Выраженная собственная сосудистая сеть опухоли, контрастируемая при церебральной ангиографии

4

Анамнез предыдущих хирургических вмешательств, свидетельствующий о массивной операционной кровопотере

5

Врожденные или приобретенные нарушения гемостаза в виде гипокоагуляции

Конечно, как и любое прогнозирование, перечень из табл. 1 может давать ошибку. Но в этом случае мы рискуем лишь затратами на инсталлированный, но не использованный по назначению стартовый набор «расходки» (отсос и кардиотомный резервуар), стоимость которых невелика. Существенно же более дорогую центрифугу и магистрали следует инсталлировать уже только по факту состоявшейся массивной кровопотери [8].

По сравнению с простыми и понятными показаниями для РК в хирургии противопоказания для ее применения существенно более многочисленны и сложны. Согласно консенсусу экспертов американской ассоциации банков крови (ААВВ), противопоказания для применения РК в хирургии могут быть абсолютными и относительными [18] (табл. 2).

Таблица 2. Противопоказания для применения методики РК в хирургии

I. Абсолютные противопоказания

1.    Наличие в раневой крови гноя

2.    Наличие в раневой крови примеси содержимого толстого кишечника

3.    Наличие в раневой крови примесей веществ, запрещенных к в/в введению. (некоторые антибиотики, бетадин, перекись водорода, дистиллированная вода, спирт, авитен и другие местные гемостатические препараты, созданные на основе коллагена)

II.  Относительные противопоказания

1.    Примесь в раневой крови амниотической жидкости

2.    Примесь в раневой крови содержимого тонкого кишечника

3.    Применение АР при онкохирургических вмешательствах

Некоторые из положений, приведенных в табл. 2, представляются нам далеко не бесспорными. Например, примесь перекиси водорода или дистиллированной воды. Понятно, что попадание этих химических соединений в кровь может спровоцировать гемолиз. Но этот процесс развивается в ране и в кардиотомном резервуаре; в дальнейшем и гемолизированные эритроциты, и свободный гемоглобин будут удалены в процессе обработки раневой крови на селл-сейвере. А наличие спирта в крови вообще не всегда омрачает жизнь! Относительные же противопоказания, как нам представляется, в настоящее время вообще перестали быть противопоказаниями.

Примесь амниотической жидкости в реинфузате. Амниотическая жидкость содержит колоссальное количество самых различных биологически высоко активных веществ, и чем обычно заканчивается ее попадание в системный кровоток матери, хорошо известно. Это тяжелейшая катастрофа с высокой летальностью. Однако есть отдельные исследования, правда только с одной из машин (CATS), в которых было убедительно показано, что при использовании режима высококачественной обработки (High Quality Wash) достижимо полное устранение амниотической жидкости из реинфузата [19, 20]. Это означает, что при использовании машин высокого класса и в режимах усиленного отмывания мы не подвергаем наших пациентов никакому дополнительному риску. Ситуация с примесью в реинфузате содержимого тонкого кишечника примерно такая же, как и в случае с амниотической жидкостью. Качественная обработка на хорошем приборе позволяет решить и эту проблему — получить качественно отмытые аутоэритроциты [8].

Онкология

Это одна из наиболее сложных и до сих пор обсуждаемых тем касательно РК. Рассмотрим ее подробнее. С одной стороны, онкохирургия является одной из наиболее «кровавых». Кровопотери при онкохирургических вмешательствах зачастую могут достигать по объему 2–3 должных ОЦК, особенно при мультиорганных поражениях или когда в онкологический процесс вовлечены магистральные сосуды [21, 22]. С другой стороны, риск попадания жизнеспособных опухолевых клеток в реинфузат и, как следствие, в системный кровоток пациента является абсолютно реальным, а экспериментальные исследования на лабораторных животных подтвердили способность этих опухолевых клеток вызывать рост вторичных метастатических узлов опухоли [22–25]. Конечно, справедливости ради следует признать, что наличие опухолевых клеток в крови пациента не является феноменом, идентичным метастазированию. Так, феномен наличия опухолевых клеток в крови описан у 70 % больных раком желудка и 50 % пациенток с раком молочной железы [22], но при этом статистика отдаленного метастазирования у этих пациентов существенно ниже. Понятно, что метастазирование — это сложный многокомпонентный биологический процесс, но наличие опухолевых клеток в крови, возможно, является его основополагающим фактором [26, 27].

Интересна предыстория внедрения реинфузии крови в онкохирургию. В 80–90-х годах прошлого столетия, когда РК крови только начала активно внедряться в хирургическую практику, в США была проведена серия исследований по применению РК с помощью селл-сейверов именно в онкохирургии (удаление рака простаты, матки и др.) [28–31]. Особенностью этих исследований было то, что в них авторы вовсе не использовали никаких мер против контаминации реинфузата опухолевыми клетками! Как это получилось возможным при наличии строгого контроля со стороны FDA и других аналогичных структур в продвинутых в медицинском отношении странах — не вполне понятно, но для нас интересно другое: авторы проследили катамнез больных в группах ауто- и донорской крови, и выяснилось, что в группах пациентов с реинфузией аутокрови, даже без использования каких-либо мер по очистке реинфузата от примеси опухолевых клеток, выживаемость была в 2–3 раза выше, чем в группах больных, у которых была использована донорская кровь! Авторы объяснили это выраженным иммуносупрессивным эффектом донорских компонентов крови.

Тем не менее сейчас все не так уж безнадежно, и человечество выработало несколько решений для этой непростой проблемы. Вот они.

  1. Отказ от применения селл-сейвера на основ- ном этапе удаления опухоли [32]. Однако при высокоинвазивных опухолях это технически не всегда просто, да и основной наиболее «кровавый» этап вмешательства — это как раз именно этап удаления опухоли. Это, естественно, означает, что такой подход также неизбежно снизит эффективность самой процедуры РК.
  2. Использование фильтров. Опухолевые клетки, попавшие в реинфузат, могут быть успешно удалены из него при прохождении через специальные фильтры. Сейчас для этой цели разрабатываются специальные фильтры, эффективность которых пока еще требует доказательства. Некоторые же  авторы, и мы в их числе [15], используют с успехом для этой цели обычные лейкоцитарные фильтры [33–36]. Применение лейкоцитарных фильтров позволяет эффективно уменьшать количество лейкоцитов (до 10−5) по сравнению с их содержанием в реинфузате до фильтрации, однако это все же сохраняет, хотя и минимальный и теоретический, но риск отдаленного метастазирования.
  3. Облучение крови. Вероятно, данный подход действительно позволяет полностью решить эту клиническую проблему. В настоящее время доказано, что однократное облучение аутокрови, полученной в результате РК, дозой в 50 Гр вызывает стойкое нарушение митотической активности во всех клетках, содержащих ядра [21]. На эритроциты же, не содержащие ядра, это облучение какого-либо негативного эффекта не оказывает. Ситуацию облегчает наличие на рынке специально разработанных и коммерчески доступных эффективных и безопасных приборов (в том числе отечественных), специально предназначенных для облучения крови. При их использовании процедура занимает не более 30–40 минут.

Наличие даже не одного, а двух надежных способов решения проблемы контаминации реинфузата опухолевыми клетками позволяет в целом рассматривать возможность эффективного использования аппаратной реинфузии крови в онкохирургии как решенную проблему. Тем более шокирующим для меня [А.Л.] прозвучало выступление доктора P. Meybohm (Германия) на спонсорском сателлитном симпозиуме в Лиссабоне. Докладчик, не сильно задумываясь, перечислил онкологию в числе противопоказаний к реинфузии крови (?!). Правда, как сообщил потом докладчик, его опыт занятия клинической «реинфузиологией» насчитывает всего-то пять лет. Ну а с многочисленными публикациями своего соотечественника профессора Эрнила Ханзена, он, по-видимому, просто не знаком. Онкология в настоящее время противопоказанием для аппаратной реинфузии крови не является. Надо просто использовать известные методы деконтаминации реинфузата, эффективность которых убедительно доказана.

Осложнения методики реинфузии крови

Как и любой методике, РК присущи определенные осложнения, хотя в огромном исследовании, приводимом DeAndrade et al. (более 43 000 пациентов), общая частота осложнений аппаратной РК оказалась экстремально низкой — от 0 до 0,0006 % [37]. К ним следует отнести системные нарушения гемостаза, гемолиз, воздушную эмболию и бактериальную контаминацию реинфузата.

Развитие системных нарушений гемостаза в ситуации массивной операционной кровопотери является вполне закономерным явлением из-за простой потери тромбоцитов и плазменных факторов гемостаза. Если учесть тот факт, что селл-сейвер позволяет вернуть больному только отмытые эритроциты, причина развивающейся гипокоагуляции становится вполне понятной. Вряд ли обоснованно считать эту ситуацию осложнением именно РК. Коррекция нарушений гемостаза с помощью донорских тромбоцитов и СЗП (донорской или ауто) представляется эффективным решением этой проблемы [8, 15].

Ранее в литературе обсуждался вопрос о возможном развитии системной гипокоагуляции из-за попадания антикоагулянта (гепарин, цитрат), используемого для стабилизации излившейся крови, в кровь оперируемого больного в результате реинфузии [8]. Однако последующие исследования убедительно показали, что  в процессе обработки раневой крови на селл-сейвере происходит полное отмывание антикоагулянта, а сам реинфузат не вызывает серьезных нарушений в системе гемостаза у пациента [38–40].

Относительно редко, но в результате РК возможно развитие гемолиза в реинфузате с последующей гематурией и даже острым почечным повреждением [41–43]. Его развитию могут способствовать вполне очевидные факторы, такие как механическое повреждение эритроцитов роликовыми насосами, контакт крови с магистралями контура селл-сейвера, высокие цифры разряжения в отсосе, разрушающий эффект УЗИ-аспираторов. Независимым предрасполагающим фактором является возможная патология мембран эритроцитов. Важно помнить о реальной возможности развития этого осложнения, риск которого особенно возрастает при сверхмассивных кровопотерях (2–3 должных ОЦК), когда эритроциты проходят через контур селл-сейвера 2–3 раза, и быть готовым к его лечению. Ключевым моментом в лечении этого осложнения и профилактике его наиболее тяжелого вторичного осложнения — развития ОПН — являются ранняя ощелачивающая терапия и форсированный диурез.

Воздушная эмболия, даже с летальным исходом, как осложнение РК, хотя и было описано в литературе [44], но имеет скорее историческое значение, так как относится к тем далеким временам, когда селл-сейверы имели совсем примитивную конструкцию. Все современные машины для РК оснащены датчиками детекции воздушных эмболов, которые вызывают немедленную остановку процесса при попадании даже небольшого количества воздуха в магистрали [14].

Проблема бактериальной контаминации реинфузата до сих пор остается недооцененной. К сожалению, это справедливо и для нашей книги, где данная проблема даже не рассматривается. Извините. Ряд специальных бактериологических исследований выявил достаточно настораживающую ситуацию: даже в таких относительно «чистых» областях хирургии, как нейро- и кардиохирургия, а также трансплантология, частота бактериальной контаминации реинфузата на основании результатов его бактериологических посевов может достигать 70–80 % [45–47]. Основными бактериями, высеваемыми из реинфузата в этих ситуациях, являются микроорганизмы, содержащиеся в воздухе операционной и на коже пациента. Клинически важным, однако, остается тот факт, что АР при такой частоте бактериальной контаминации исключительно редко сопровождается признаками сепсиса или генерализованной инфекции.   В рамках рассматриваемой проблемы определенный интерес представляет результат метаанализа по частоте инфекционных осложнений среди больных, получавших для компенсации операционной кровопотери реинфузат либо донорские эритроциты [48]. Частота послеоперационных инфекционных осложнений оказалась достоверно выше в группе больных, получивших донорские эритроциты, что авторы склонны объяснять их выраженным иммуносупрессивным эффектом. Аналогичные результаты были получены недавно на большом массиве ортопедотравматологических больных [49]. Другой, вполне логичный подход в решении этой проблемы предложили Perez-Ferrer et al. [50]. Они добавили в иригационный раствор ванкомицин в концентрации 10 мкг/мл. Последующие посевы реинфузата в исследуемой группе остались стерильными, тогда как в контрольной группе (без ванкомицина) рост был отмечен в 50 % наблюдений. Снижению бактериальной контаминации реинфузата способствует также применение лейкоцитарных фильтров [51].

Другие осложнения реинфузии крови

Попадание частиц кобальта и хрома в реинфузат описано при установке металлических имплантов в единичном наблюдении [52]. Kim и et al. описали формирование фибриновых сгустков и эритроцитарных агрегатов в реинфузате в двух клинических наблюдениях [53], однако эта информация вряд ли имеет серьезное практическое значение, в том случае если при трансфузии эритроконцентрата используются лейкоцитарные фильтры. Следует ли считать иммунологические модуляции, вызываемые процедурой РК, осложнением методики — большой вопрос [54].

Особенности применения РК в различных областях хирургии

Более подробно эта информация приведена в нашей книге. Здесь же мы кратко остановимся только на от- дельных ключевых вопросах.

Сердечно-сосудистая хирургия является, по-видимому, основным полем для использования методики РК. Величина операционной кровопотери часто является достаточно большой; аппаратной обработке может быть подвергнута не только раневая, но и дренажная кровь в послеоперационном периоде и содержимое контура аппарата искусственного кровообращения; кровь пациента часто уже содержит антикоагулянты, что препятствует развитию тромботических осложнений; грудная полость, полости сердца и сосудов относительно стерильны. Поэтому публикаций по применению РК в кардиохирургии много. Резюме их однозначно свидетельствует об эффективности такого подхода [55–57]. И это касается не только больших кардиохирургических операций, но и малоинвазивных, и их осложнений [58, 59].

В травматологии и ортопедии кровопотери так- же могут быть значительными по объему, но главной проблемой, специфической для этих больных, является риск попадания жировых глобул из костного мозга в реинфузат и далее в системный кровоток пациента с развитием синдрома жировой эмболии. Решение этой проблемы связано с применением фильтров, причем интересно, что специальные жировые фильтры по своему «делипидизирующему» эффекту оказались менее эффективными, чем простые лейкоцитарные [60].

Массивная кровопотеря в акушерстве до сих пор остается одной из ведущих причин материнской летальности. Учитывая тот факт, что РК — это единственный метод кровесбережения, эффективность которого возрастает с увеличением объема операционной кровопотери, его применение в акушерстве абсолютно показано [61]. Опасность представляет возможность попадания в реинфузат околоплодных вод с последующим развитием синдрома эмболии околоплодными водами. Однако, как уже упоминалось выше, современные селл-сейверы позволяют эффективно отмывать эритроциты и в этой клинической ситуации, а экономическая эффективность РК в акушерстве считается в настоящее время доказанной при значительной по объему кровопотере [62–65].

Применение РК в онкохирургии связано с риском контаминации реинфузата опухолевыми клетками, с последующим возможным развитием отдаленного метастазирования. Использование лейкоцитарных фильтров, особенно облучение реинфузата,  позволяет  решить и эту проблему [17].

В нейрохирургии реализация РК может быть затруднена из-за проблемы эффективного сбора раневой крови. Применение ультразвуковых аспираторов может существенно снизить эффективность РК из-за повышенного разрушения клеток крови [16]. В случае же нейроонкологии проблема возможной контаминации реинфузата опухолевыми клетками также представляется актуальной (возможные ее решения рассмотрены выше).

Большое количество публикаций за последние пять- семь лет посвящено применению аппаратной РК в спинальной нейрохирургии и при коррекции сколиоза [66– 71]. Все авторы отмечают клиническую эффективность аппаратной РК при этих вмешательствах, с некоторыми расхождениями в оценке экономической эффективности методики. Причем метастатические поражения при этом исключением не являются [72, 73].

В детской хирургии, особенно у детей младшего возраста, серьезной проблемой является небольшой объем реинфузата. В этой клинической ситуации обойтись без донорских компонентов крови крайне сложно, но РК при этом может уменьшить вынужденную трансфузионную нагрузку на организм оперируемого ребенка [74, 75].

При трансплантации печени, частота которой сей- час в мире достигает 25 000 в год, аппаратная РК рассматривается как рутинная процедура [76].

Заключение

Идея компенсации операционной кровопотери при хирургических вмешательствах с помощью возврата излившейся раневой крови оперируемому больному, возникшая много десятилетий назад, прошла сложный путь и в настоящее время реализована в эффективную медицинскую технологию. Реинфузия крови позволяет существенно снизить трансфузионную нагрузку на больного донорскими компонентами крови, а в ряде случаев, при успешном сочетании с другими кровесберегающими методиками, полностью отказаться от применения донорских компонентов. Методика РК не только развивается технически, но и получает все большее клиническое распространение. Мы искренне надеемся, что кратко приведенная здесь информация по методике РК будет способствовать повышению интереса к ней и еще более широкому ее клиническому распространению.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Лубнин А.Ю., Громова В.В. — анализ информации, написание и редактирование текста статьи.

ORCID автора

Лубнин А.Ю. — 0000-0003-2595-5877


Литература

  1. Громова В.В., Лубнин А.Ю. История развития реинфузии крови в хирургии. Вестн. инт. терапии. 2008; 3: 81–87. [Gromova V. V., Lubnin A.Yu. History of development of blood reinfusion in surgery. Int. Ther. Gerald. 2008; 3: 81–87. (In Russ)]
  2. Громова В., Лубнин А. История развития реинфузии крови в хирургии. Ч. 2. Вестн. инт. терапии. 2008; 4: 65–72. [Gromova V.V., Lubnin A.Yu. History of development of blood reinfusion in surgery. Int. Ther. Gerald. 2008; 4: 65–72. (In Russ)]
  3. Громова В., Лубнин А. История развития реинфузии крови в хирургии. Ч. 3. Вестн. инт. терапии. 2009; 1: 62–68. [Gromova V.V., Lubnin A.Yu. History of development of blood reinfusion in surgery. Int. Ther. Gerald. 2009; 1: 62–68. (In Russ)]
  4. Kaspar S.-M., Neis K. The history of autologous blood transfusion. In: Hempelman G., et al. (Eds.). Autologous haemotherapy. Bierman. 1994: 1–9.
  5. Лубнин А., Громова В. , Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013. [Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013. (In Russ)]
  6. Ханзен Э. Почему нельзя переливать больному необработанную раневую кровь. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013: 212–229.[Hansen E. Why it is impossible reinfused to the patient nonprocessed blood. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 212–229. (In Russ)]
  7. Konig G., Waters J.H. Washing and filtering of cell — salvaged blood — does it make autotransfusijn safer? TATM. 2012. DOI: 10.1111/j.1778-428X.2012.01155.x
  8. Sikorsky R.A., Rizkalla N.A., Young W.W., Frank S.M. Autologous blood salvage in the era of patient blood management. VoxSang. 2017. DOI: 10.1111/vox.12527
  9. Burman J.F., Westlake A.S., Davidson S.J., et al. Study of five cell salvage machines in coronary artery surgery. Transfus. Med. 2002; 12: 173–179.
  10. Yarham G., Clements A., Oliver M., et al. Evaluating the “next generation” of cell salvage — will it make difference? Perfusion. 2011; 26: 263–270. DOI: 10.1177/02676591111399951
  11. Alberts M., Groom R.C., Walczak R.Jr., et al. In vitro evaluation of the Fresenius Kabi CFTSmart autotransfusion system. J. Extra Corpor. Technol. 2017; 49: 107–111.
  12. Lindau S., Kohlhaas M., Nosch M., et al. Cell salvage using the continuous autotransfusion device CATSmart — an observational bicenter technical evaluation. BMC Anesthesiol. 2018; 18: 189. DOI: 10.1186/s12871-018-0651-0
  13. Громова В.В., Лубнин А.Ю. Анализ современных аппаратов для реинфузии крови. Анест. и реан. 2009; 5: 71–76. [Gromova V.V., Lubnin A.Yu. An analysis of modern devices for blood reinfusion. Anesth. Reanim. 2009; 5: 71–76. (In Russ)]
  14. Громова В.В., Лубнин А.Ю. Современное техническое обеспечение реинфузии крови. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013: 175–211.[Gromova V.V., Lubnin A.Yu. Modern technical equipment for blood reinfusion. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 175–211. (In Russ)]
  15. Громова В., Лубнин А., Мошкин А., Гаджиева О. Интраоперационная реинфузия эритроцитов в нейроанестезиологии. Анест. и реан. 2001; 2: 35–43. [Gromova V.V., Lubnin A.Yu., Moshkin A.V., et al. Intraoperative blood reinfusion in neuroanesthesiology. Anesth. Rean. 2001; 2: 35–43. (In Russ.)]
  16. Громова В., Лубнин А. Применение реинфузии крови в нейрохирургии. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013: 264–305.[Gromova V.V., Lubnin A.Yu. Blood reinfusion in neuroanesthesiology. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 264–305. (In Russ)]
  17. Лубнин А.Ю., Громова В.В. Проблема операционной кровопотери и применение современных кровесберегающих методик в нейроанестезиологии. Анест. и Реан. 2003; 3: 26–30. [Lubnin A.Yu., Gromova V.V. The problem of blood loss and utilization of modern blood saving technologies in neuroanesthesiology. Anesth. Rean. 2003; 3: 26–30. (In Russ)]
  18. AABB. Standards for perioperative autologous blood collection and administration. 7th edition. ISBN: 9781563959295. http: www.aabb.org/press/Pages/pr140325
  19. Gousher H., Wong C.A., Patel S.K., et al. Cell salvage in obstetrics. Anesth. Analg. 2015; 121: 465–468. DOI: 10.1213/ANE0000000000000786
  20. Milne M.E., Yozer M.H., Waters J.H. Red blood cell salvage during obstetric hemorrhage. Obstet. Gynecol. 2015: 125: 919–923.
  21. Ханзен Э. Реинфузия крови в онкохирургии. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Тверь: Триада, 2013: 398–423. [Hansen E. Blood reinfusion in oncologic surgery. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 398–423. (In Russ)]
  22. Hansen E., Bechman V., Altmehhen J. Intraoperative blood salvage in oncologic surgery — Answers to current questions. Infus. Ther. Transf. Med. 2002; 29: 138–141.
  23. Hansen E., Wolf N., Knuechel R., et al. Tumor cells in blood shed from the surgical field. Arch. Surg. 1995; 130: 387–393.
  24. Hansen E. Cell salvage in the presence of malignancy. TATM. 2003; 5: 472–477.
  25. Valbonesi M., Bruni R., Giannini G., Florio G. Intraoperative blood salvage (IOBS) for tumor surgery. Int. J. Artif. Org. 1998; 21: 1–3.
  26. Kumar N., Zaw A.S., Kantharajanna S.B., et al. Metastatic efficiency of tumour cells can be impaired by intraoperative cell salvage process: truth or conjecture? Transfus. Med. 2017; Suppl. 5: 327–334. DOI: 10.1111/tme.12453
  27. Zaw A.S., Bangalore Kanthrajanna S., Kumar N. Is autologous salvaged blood a viable option for patient blood management in oncologic surgery? Transfus. Med. Rev. 2017; 31: 56–61. DOI: 10.1016/j.tmrv.2016.06.003
  28. Miller G.V., Ramsden C.W., Primrose J.N. Autologous transfusion: an alternative to transfusion with banked blood during surgery for cancer. Br. J. Surg. 1991; 78: 713–715.
  29. Connor J.P., Morris P.C., Alagoz T., et al. Intraoperative autologous blood collection and autotransfusion in the surgical management of early cancer of uterine cervix. Obstet. Gynecol. 1995; 86: 373–378.
  30. Klimberg J., Sirois R., Wajsman Z. Intraoperative autotransfusion in urologic oncology. Arch. Surg. 1986; 121: 1326–1329.
  31. Pisters L.L., Wajsman Z. Use of predeposit autologous blood and intraoperative autotransfusion in urologic cancer surgery. Urology. 1992; 40: 211–215.
  32. Cataldi S., Bruder N., Dufor H., et al. Intraoperative autologous blood transfusion in intracranial surgery. Neurosurgery. 1997; 40: 765–772.
  33. Muller M., Kuhn D.F., Hinrichs B., et al. Ist die elimination von osteosarkomzellen durch “mashinielle autotransfusion” und leukozyten-depletionsfilter moglich? Anaesthesist. 1996; 45: 834–838.
  34. Kongsgaard U.E., Wang M.Y., Kvalheim G. Leucocyte depletion filter removes cancer cells in human blood. Acta Anaesth. Scand. 1996; 40: 118–120.
  35. Perseghin P., Vigano M., Rocco G., et al. Effectiveness of leukocyte filters in reducing tumor cell contamination after intraoperative blood salvage in lung cancer surgery. VoxSang. 1997; 72: 221–224.
  36. Wiesel M., Gudemann C., Staehlev G. Tumorzellseparation durch cell — saver und membranfilterpassage. Infusionstherapie. 1991; 18: 143–144.
  37. DeAndrade D., Waters J.H., Triulzi D.J., et al. Very low rate of patient-related adverse events associated with the use of intraoperative cell salvage. Transfusion. 2016; 56: 2768–2772. DOI: 10.1111/trf.13791
  38. Froessler B., Weber I., Hodyl N.A., Saadat-Gilani K. Dynamic changes in clot formation determined using thromboelastometry after reinfusion of unwashed anticoagulated cell-salvaged whole blood in total hip arthroplasty. Blood Transfus. 2015; 13; 448–454. DOI: 10.2450/2015.0311-14
  39. Konig G., Yazer M.H., Waters J.H. The effect of salvaged blood on coagulation function as measured by thromboelastography. Transfusion. 2013; 53: 1235–1239. DOI: 10.1111/j.1537-2995.2012.03884.x
  40. Luque-Oliveros M. Haematological alterations in the cardiac patient after use of an autotransfusion system. Rev. Esp. Anestesiol. Reanim. 2018; 65: 74–80. DOI: 10.1016/j.redar.2017.09.003
  41. Keverline J.P., Sanders J.O. Hematuria associated with low-volume cell saver in pediatric orthopedics. J. Pediatr. Orthop. 1998; 18: 594–597.
  42. Minkara A.A., Lin A.Y., Vitale M.G., Roye D.P. Acute kidney injury secondary to cell saver in posterior spinal fusion. Spine Deform. 2017; 5: 430–434. DOI: 10.1016/j.jspd.2017.03.010
  43. You D., Peiro-Garcia A., Ferri-de-Barros F., Parsons D. Hemolysis following intraoperative cell salvage replacement in scoliosis patient with sickle cell trait: a case report. Spine. 2017; 42: E1332–E1333. DOI: 10.1097/BRS.0000000000002211
  44. Linden J.V., Kaplan H.S., Murphy M.T. Fatal air embolism due to perioperative blood recovery. Anesth. Analg. 1997; 84: 422–426.
  45. Bland L.A., Villarino M.E., Arduino M.J., et al. Bacteriologic and endotoxin analysis of salvaged blood used in autologous transfusion during cardiac operations. J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 1992; 103: 582–588.
  46. Filtracco P., Michioletto S., Barbieri S., et al. Microbiologic contamination of intraoperative blood salvaged during liver transplantation. Transplant. Proceed. 2007; 39: 1889–1891.
  47. Kudo H., Fuita H., Hanada Y., et al. Cytological and bacteriological studies of intraoperative autologous blood in neurosurgery. Surg. Neurol. 2004; 62: 195–200.
  48. Duffu G., Neal K.R. Differences in post-operative infection rates between patients receiving autologous and allogenic blood transfusion: a meta-analysis of published randomized and nоn-randomized studies. Transfus. Med. 1996; 6: 325–328.
  49. Klasan A., Dworchak P., Heyse T.J., et al. Transfusions increase complications and infections after hip and knee arthroplasty: an analysis of 2760 cases. Technol. Health Care. 2018; 26: 825–832. DOI: 10.3233/THC-181324
  50. Perez-Ferrer A., Gredilla-Diaz E., de Vicente-Sanchez J., et al. Vancomycin added to the wash solution of the cell-saver. Effect on bacterial contamination. Rev. Esp. Anestesiol. Reanim. 2017; 64: 185–191. DOI: 10.1016/j.redar.2016.10.002
  51. Waters J., Tuohy M., Hobson D., et al. Bacterial reduction by cell-saver salvage washing and leukocyte depletion filtration. Anesthesiology. 2003; 99: 652–655.
  52. Parker L.M., Yazer M.H., Waters J. H. Metallosis identified via intraoperative cell salvage: a case report. A.A.Case Rep. 2017; 8: 67–69. DOI: 10.1213/XAA.0000000000000428
  53. Kim J.H., Bae J.Y., Lee S.I., et al. Blood clot formation in reinfusion bag with CATSmart: two case report. Int. J. Artif. Organs. 2019; 42: 668–672. DOI: 10.1177/0391398819855403
  54. Bomberg H., Volk T., Biedler A., Schneider S.O. Impact of intraoperative blood salvage on monocyte subsets alteration and intracellular tumor necrosis factor alfa production. J. Biomed. Res. A. 2018; 106: 815–821. DOI: 10.1002/jbm.a.36281
  55. Wang G., Bainbridge D., Pharm P., Cheng D. The efficacy of an intraoperative cell-saver during cardiac surgery: A meta-analysis of randomized trials. Anesth. Analg. 2009; 109: 320–323.
  56. Yuet C., Salmi L.R., Fergusson D., et al. A meta-analysis of the effectiveness of cell salvage to minimize perioperative allogenic blood transfusion in cardiac and orthopedic surgery. International study of perioperative transfusion (ISPOT) investigators. Anesth. Analg. 1999; 89: 861–869. DOI: 10.1097/00000539-199910000-00009
  57. Xie Y., Shen S., Zhang J., Wang J., Zheng J. The efficacy, safety and cost-effectiveness of intra-operative cell salvage in hugh-bleeding-risk cardiac surgery with cardiopulmonary bypass: a prospective randomized and controlled trial. Int. J. Med. Sci. 2015; 12: 322–328. DOI: 10.7150/ijms.11227
  58. Raphael C.E., Maor E., Panaich S.S., et al. The use of intraprocedural reinfusion during mitraclip implantation to reduce blood loss and transfusion requirements. J. Invasive Cardiol. 2018; 30: E1–E3.
  59. Fiocca L., Cereda A.F., Bernelli C., et al. Autologous blood reinfusion during iatrogenic acute hemorrhagic cardiac tamponade: safety and feasibility in a cohort of 30 patients. Catheter Cardiovasc. Interv. 2019; 93: E56–E62. DOI: 10.1002/ccd.27784
  60. Капырина М. , Аржакова Н. Инфузионно-трансфузионная терапия и реинфузия крови при травматолого-ортопедических вмешательствах. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013: 304–350.[Kapirina M.V., Arjakova N.I. Infusion-transfusion therapy and blood reinfusion during traumatologic and orthopedic surgery. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V., Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 304–350. (In Russ)]
  61. Tevet A., Grisaru-Granovsky S., Samuelof A., Joscovich A. Peripartum use of cell salvage: a university practical audit and literature review. Arch. Gynecol. Obstet. 2012; 285: 281–284.
  62. Федорова Т.А., Рогачевский О.В. Реинфузия крови в акушерстве и гинекологии. В кн.: Лубнин А.Ю., Громова В.В., Ханзен Э. Реинфузия крови в хирургии. Тверь: Триада, 2013: 218–246.[Fedorova T.A., Rogachevsky O.V. Blood reinfusion in obstetrics and gynecology. In: Lubnin A.Yu., Gromova V.V. , Hansen E. Blood reinfusion in surgery. Tver: Triada, 2013: 218–246. (In Russ)]
  63. Dharival S.K., Khan K.S., Allard S., et al. Does current evidence support the use of intraoperative cell salvage in reducing the need for blood transfusion in caesarean section. Curr. Opin. Obstet. Gynecol. 2014; 26: 425–430.
  64. Khan K.S., Moore P., Wilson M., et al. A randomized controlled trial and economic evaluation of intraoperative cell salvage during caesarean section in women at risk of haemorrhage: the SALVO (cell salvage in obstetrics) trial. Health Technol. Assess. 2018; 22: 1–88.
  65. Lim G., Melnyk V., Facco F.L., et al. Cost — effectiveness analysis of intraoperative cell salvage for obstetric hemorrhage. Anesthesiology. 2018; 128: 128–134.
  66. Djurasovic M., McGraw K.E., Bratcher K., et al. Randomized trial of cell saver in 2- tj 3-level lumbar instrumented posterior fusions. J. Neurosurg. Spine. 2018; 29: 582–587. DOI: 10.3171/2018. 4.SPINE18116
  67. Hasan M.S., Choe N.C., Chan C.Y.W., et al. Effect of intraoperative autologous transfusion techniques on perioperative hemoglobin level in idiopathic scoliosis patients undergoing posterior spinal fusion: a prospective randomized trial. J. Orthop. Surg. 2017; 25: 2309499017718951. DOI: 10.1177/2309499017718951
  68. Gum J.L., Carreon L.Y., Kelly M.P., et al. Cell saver for adult spinal deformity surgery reduced cost. Spine Deform. 2017; 5: 272–274. DOI: 10.1016/j.jspd.2017.01.005
  69. Liu J.M., Fu B.Q., Chen W.Z., et al. Cell salvage used in scoliosis surgery: Is it really effective? World Neurosurg. 2017; 101: 568–576. DOI: 10.1016/j.wneu.2017.02.057
  70. Stone N., Sardana V., Missiuna P. Indications and outcomes of cell saver in adolescent scoliosis correction surgery: A systematic review. Spine. 2017; 42: E363–E370. DOI: 10.1097/BRS.0000000000001780
  71. Nemani V.M., Kim H.J., Mina C.A., et al. Post-operative blood salvage and autotransfusion for adult spinal deformity: A randomized controlled trial. Spine. 2019. DOI: 10.1097/BRS.0000000000003176
  72. Elmalky M., Yasin

7. Реинфузия крови и аутогемотрансфузия. Определение понятия. Техника выполнения. Показания и противопоказания.

При реинфузии осуществляется обратное переливание крови больного, которая излилась в брюшную, грудную полости во время травмы или операции.Техника выполнения: Кровь, излившаяся в полость тела, отличается по своему составу от циркулирующей крови - в ней снижено содержание тромбоцитов, фибриногена, высокий уровень свободного гемоглобина. В настоящее время используются специальные автоматические устройства, отсасывающие кровь из полости, затем кровь поступает в стерильный резервуар через фильтр с порами 120 мкм.

Применение интраоперационной реинфузии крови показано при кровопотерях превышающих 20% объема циркулирующей крови: сердечнососудистая хирургия, разрывы при внематочной беременности, ортопедическая хирургия, травматология. Противопоказаниями служат - бактериальное загрязнение крови, попадание амнитотической жидкости, отсутствие возможности отмывания излившейся во время операции крови.

При аутогемотрансфузии(А) осуществляется переливание консервированной крови больного, которая заготавливается заблаговременно.

Заготовка крови осуществляется одновременным забором до операции в объеме 400 мл.Достоинства метода:исключается риск инфицирования крови и иммунизации;

экономичность; хороший клинический эффект приживаемости и полноценности эритроцитов. Показания :плановые хирургические операции с предполагаемой кровопотерей более 20% от общего объема циркулирующей крови; беременным женщинам в 3 триместре при наличии показаний к плановой операции;

невозможность подбора адекватного количества донорской крови при редкой группе крови пациента; отказ пациента от трансфузии.

объем разовой кроводачи для лиц с массой тела более 50 кг не должен превышать 450 мл

уровень гемоглобина у аутодонора перед кроводачей не должен быть ниже 110 г/л, гематокрита - не ниже 33%. При кроводаче объем плазмы, уровень общего белка и альбумина восстанавливается через 72 часа, таким образом, последняя кроводача перед плановой операцией не может выполняться ранее 3 суток. Надо помнить, что каждый забор крови (1 доза = 450 мл) снижает запасы железа на 200 мг, поэтому перед кроводачей рекомендован прием препаратов железа.Противопоказания к аутодонорству:очаги инфекций или бактериемия; нестабильная стенокардия;

стеноз аорты; серповидноклеточная аритмия; тромбоцитопения; положительный тест на ВИЧ, гепатит, сифилис.

8. Тромбофлебиты нижних конечностей. Классификация. Этиология и патогенез.

Тромбофлебит-патологический процесс, характеризующийся воспалением стенки вены (флебитом) и окружающих её тканей (перифлебитом) с образованием внутрисосудистых тромбов.

Термином "флеботромбоз" обозначают тромбоз глубоких вен без признаков воспаления стенки вены.

Классификация: Т:острый, подострый, хронический. От локализации воспалительного процесса или тромба:Т глубоких вен нижних конечностей, Т поверхностных вен.По характеру процесса :гнойный ,негнойный Т. Т бывают инфекционные и асептические. К первым относятся: 1) послеродовые; 2) послеабортные; 3) после сыпного тифа; 5) при флегмонах, абсцессах или после них; 6) при роже и после неё; 7) послеоперационные тромбофлебиты и эмболии; 8) после гриппа; 9) при фурункулёзе и после него; 10) при туберкулёзных заболеваниях; 11) при септикопиемии или в результате её.

К асептическим относятся: 1) тромбофлебиты при варикозном расширении вен; 2) мигрирующий тромбофлебит формы Бюргера; 3) тромбофлебит при сдавлении вен, например, опухолью; 4) тромбофлебиты после закрытой травмы, при ранениях, кровоизлияниях с повреждением вен; 5) тромбофлебиты при сердечно-сосудистых заболеваниях.

Этиология: варикозная трансформация (деформация и расширение вены, несостоятельность клапанного аппарата, легкая ранимость стенки, изменения адгезивно-аггрегационных свойств форменных элементов крови), → нарушение нормального тока крови, который замедляется и приобретает характер вихревого (турбулентного). Также имеют значение общие факторы, способствующие тромбообразованию: возраст старше 60 лет; гиподинамия, постельный режим, парезы и параличи, травмы, приводящие к длительной иммобилизации, ожирение, сердечная недостаточность, инфекции, прием гормональных препаратов (эстрогены, глюкокортитикоиды), беременность, роды и ранний послеродовый период

тромбофилия (врожденно обусловленная склонность к тромбозам, вследствие дефицита противосвертывающих факторов),онкологические заболевания

операции (особенно на нижних конечностях и органах малого таза).К.п.поражаются большая подкожная вена и ее притоки (95%) .

Патогенез:

В патогенезе тромбообразования имеют значение нарушения структуры венозной стенки, замедление кровотока и повышение свертываемости крови (триада Вирхова).

В нормальных условиях основной отток венозной крови в нижних конечностях происходит через глубокие вены. Из поверхностных вен через перфорантные вены кровь идет в глубокую венозную сеть. Клапанный аппарат перфорантных вен пропускает кровь только в одном направлении — из поверхностных в глубокие. При нарушении проходимости, ↓ функции "мышечного насоса", в системе глубоких вен отток крови значительно извращается. Вся кровь устремляется в ретроградном направлении через перфоранты в поверхностную систему вен. Возникает функциональная клапанная недостаточность как в перфорантных, так и поверхностных венах. Постепенно клапанный аппарат разрушается, развивается истончение стенок вен, варикозное расширение глубоких вен, вторичному расширению подвергаются поверхностные вены. В ходе гемодинамических нарушений происходит реканализация глубоких вен (реже возникает септическое расплавление и окклюзия). Глубокие вены становятся регидными, склерозированными трубками, без клапанного аппарата. Кровоток еще больше извращается. Кровь по перфорантным венам движется в обоих направлениях: сокращение мышц приводит к выбросу из вен, при расслаблении происходит обратное поступление, поскольку функция клапанного аппарата в глубоких и поверхностных венах утрачена. Кровь как бы балансирует в глубоких и поверхностных венах нижних конечностей, наступит венозный застой → тяжелые трофическим изменениям; нарушению метаболизма в тканях. Развивается отек конечности, появляется цианоз, возникает экзема, трофическая язва, боли.

В связи с развитием дилятации венул и капилляров ↑ проницаемость их стенок, что приводит к проникновению в клетчатку форменных элементов крови и плазмы, электролитов, белков, соединений. Постепенно происходит нарушение не только венозного кровотока, но и артериального и лимфатического. Развивается тяжелая форма лимфовенозной недостаточности.

В развитии тромбозов вен важную роль играет изменение эндотелия сосудов на пораженной конечности. Повреждение эндотелия сопровождается выделением интерлейкинов, фактора агрегации тромбоцитов, который активирует тромбоциты и коагуляционный каскад.

Когда пациент лежит без движений, с прижатыми к операционному столу или к постели икроножными мышцами, в указанных синусах возникает застой крови, способствующий формированию тромбов. Этому благоприятствует изменение коагулирующих свойств крови под влиянием оперативной травмы и изменений стенок вен. У оперированных больных тромбообразо-вание в глубоких венах голени в большинстве случаев начинается уже на операционном столе.

У онкологических больных, как правило, имеется гиперкоагуляция, значительно увеличивающая риск тромбообразования. При злокачественных опухолях почек опухолевая ткань подобно тромбу распространяется по просвету почечной вены в супраренальный отдел нижней полой вены и полностью или частично перекрывает ее просвет.

СПОСОБЫ ПЕРЕЛИВАНИЯ КРОВИ - Med24info.com


По способу введения крови гемотрансфузии разделяют на внутривенные и внутриартериальные (внутрикостные в настоящее время не применяются). В подавляющем большинстве случаев кровь вводят в организм больного внутривенно капельно. Лишь при массивной кро- вопотере с резким ослаблением сердечной деятельности и крайне низким уровнем артериального давления прибегают к внутриартериальному нагнетанию крови.
По виду используемой крови методы переливания можно разделить на две принципиально различные группы:
  • переливание собственной крови (аутогемотрансфузия),
  • переливание донорской крови.
  1. АУТОГЕМОТРАНСФУЗИЯ

Основная черта аутогемотрансфузии, определяющая ее несомненное преимущество, — это отсутствие иммунологических реакций на переливаемую кровь и возможности передачи с кровью инфекционных заболеваний.
Аутогемотрансфузия осуществляется двумя способами:
  • трансфузия собственной заранее заготовленной крови,
  • реинфузия крови.

а)              Трансфузия заранее заготовленной крови
Такой метод аутогемотрансфузии применяется при плановых операциях, сопровождающихся массивной кровопотерей. Используют либо однократный метод забора крови, либо ступенчато-поэтапный метод. Противопоказаниями к заготовке крови с последующей гемотрансфузией являются исходная анемия и тяжелые сопутствующие заболевания.
При однократном заборе крови накануне или прямо в операционной до начала операции проводят эксфузию в объеме 400-500 мл крови, возмещая ее кровезамещающим раствором.
Переливание крови проводят в конце операции после завершения основного по травматичности этапа или в раннем послеоперационном периоде. Однократный забор применяют при операциях с относительно небольшой кровопотерей.
Ступенчато-поэтапный метод позволяет накопить значительные (800 мл и более) объемы крови путем чередования эксфузии и трансфузии ранее заготовленной аутокрови (метод «прыгающей лягушки»).
Например, у больного забирают 400 мл крови, заместив кровезамещающим раствором или донорской плазмой. Через несколько дней забирают 600 мл крови, параллельно возмещая кровопотерю предварительно забранными 400 мл и кровезаменителями. Еще через несколько дней аналогичным образом осуществляют забор уже 800 мл крови с возвращением 600 мл крови, забранной ранее, и введением плазмозамещающих средств. В результате в распоряжении врача к моменту операции удается создать достаточный запас свежей крови.
б)              Реинфузия крови
Реинфузия является разновидностью аутогемотрансфузии и заключается в переливании больному его собственной крови, излившейся в закрытые полости организма (грудную или брюшную), а также в операционную рану.
При реинфузии кровь собирают в асептических условиях специальными черпаками или с помощью стерильных трубок и добавляют стабилизатор (гепарин, глюгицир и др.). После этого кровь фильтруют (наиболее просто — через 4-6 слоев марли), собирают в стерильные бутылочки (полиэтиленовые пакеты) и переливают через систему для гемотрансфузии (с фильтром) внутривенно.
Противопоказаниями к реинфузии являются:
  • нахождение крови в полости более 12 часов (возможность дефиб- ринирования и инфицирования),
  • сопутствующее повреждение полых органов (желудок, кишечник).

Во всех остальных случаях при массивном скоплении крови в полости или ране реинфузия является методом выбора. Наиболее широко она применяется при нарушенной внематочной беременности и разрыве кисты яичника, разрыве селезенки, внутриплевральном кровотечении, травматичных операциях на костях таза, бедренной кости, позвоночнике.
  1. ПЕРЕЛИВАНИЕ ДОНОРСКОЙ КРОВИ

В качестве трансфузионной среды используется кровь донора.
При этом переливание крови и ее компонентов может быть прямым (непосредственным) и непрямым (посредственным). Кроме того выделяют обменное переливание крови.
а)              Прямое переливание
Прямым называется метод переливания непосредственно от донора — больному, без стабилизации и консервации крови. Таким методом переливается только цельная кровь. Возможны следующие способы прямого переливания крови:
  1. Прямое соединение сосудов донора и реципиента пластиковой трубкой (непрерывный способ).
  2. Взятие крови у донора с помощью шприца (20 мл) и максимально

быстрое переливание ее реципиенту (прерывистый способ).
  1. Прерывистый способ с использованием специальных аппаратов.

Преимущества прямого метода: отсутствие консерванта и переливание свежей, теплой крови, сохраняющей все свои функции.
Недостатки:
  • риск попадания в кровеносное русло реципиента мелких тромбов,
  • переливание недостаточно проверенной донорской крови,
  • риск инфицирования донора (!).

Указанные недостатки, особенно последний, подрывающий сами основы донорства, привели к тому, что в настоящее время классическое прямое переливание крови не применяется.
При необходимости производят переливание теплой донорской крови: вызывают донора резерва, забирают у него кровь в бутылочку (пакет) со стабилизатором и непосредственно после забора в другом помещении эту кровь переливают реципиенту.
Таким образом, переливают теплую свежую кровь, сохранившую все свои функции, но момент забора крови у донора и гемотрансфузия реципиенту разделены во времени и пространстве, что исключает всякий риск заражения донора.
б)              Непрямое переливание
Непрямое переливание крови — это основной метод гемотрансфузии. Он отличается простотой выполнения и несложным техническим оснащением, при нем исключается опасность инфицирования донора и отрицательный психологический эффект присутствия донора при переливании.
Важно, что такой метод дает возможность заготовки больших количеств донорской крови, которую можно использовать как в плановом, так и в экстренном порядке.
При непрямом переливании заготовка крови в специальные флаконы (пакеты) с консервантом осуществляется в плановом режиме на станциях (в отделениях) переливания крови. Заготовленная кровь, хранящаяся в определенных условиях, составляет так называемый банк крови и используется по мере необходимости.
В то же время этот метод имеет и ряд отрицательных моментов: в процессе хранения кровь и ее компоненты теряют некоторые ценные целебные свойства, а наличие консервантов может вызывать побочные реакции у реципиента.
в)              Обменное переливание
Обменное переливание крови применяется при гемолитической желтухе новорожденных (Rh-конфликт), массивном внутрисосудистом гемолизе, тяжелых отравлениях. При этом наряду с переливанием донорской крови осуществляется эксфузия собственной крови реципиента.

Гемотрансфузия и реинфузия крови | SYMONA.RU

ВВЕДЕНИЕ.

В ургентной абдоминальной хирургии и гинекологии часто возникают ситуации, связанные с необходимостью коррекции кровопотери (абдоминальная травма, прерывании внематочной беременности, апоплексия яичника). В связи с обширностью вопроса и неоднозначностью взглядов на проблему, необходим короткий обзор литературы.

В комплексной терапии патологии массивной кровопотери в последние годы изучались и внедрялись патогенетически обоснованные методы восстановления ОЦК. Были расставлены приоритеты в инфузионно-трансфузионной терапии (1,2,3). При этом нет окончательных представлений об адекватности кислородно-транспортной функции при кровопотере. Не последнее место среди причин, которые привели к пересмотру показаний к гемотрансфузии, занимают проблемы, связанные с использованием донорской крови (4):

Инфекционные заболевания, связанные с переливанием препаратов крови:

  • Бактериальное загрязнение: бактерии присутствовали в крови донора, бактерии попали в кровь донора во время забора, бактерии попали в кровь донора в процессе приготовления ее препаратов, хранении, непосредственно во время тансфузии.
  • Вирусы и другие микроорганизмы. Вирусы гепатита В, С, G, трансфузионный вирус (TTV), вирусы группы герпеса (например, цитомегаловирус), парвовирусы (например, парвовирус В19), другие инфекции (сифилис, малярия), прионы (болезнь Крейнцфельда-Якоба).

При этом, в Европе в настоящее время все препараты крови проходят пробы, как минимум, на следующие инфекции: на вирусный гепатит В – НвsAg, часто – на HвcAg; на вирусный гепатит С – антиНСVAt; на ретровирусы –антитела к HIV-1, HIV-2, часто – к HTLV-1, HTLV-2; на другие микроорганизмы — сифилис, малярия (с учетом эндемичности).

В странах СНГ становится все тяжелее проверять препараты крови простейшими тестами. Кроме того, значительно изменился контингент доноров, среди которых появились асоциальные элементы (больные наркоманией и алкоголизмом).

Иммунологические вопросы: иммунологическая несовместимость (По системе АВ0, по системе резус, по другим системам (Даффи, Кидд), Immune suppression, сопровождающая любую гемотрансфузию.

Проблемы, связанные с необходимостью переливания больших объемов донорской крови, что нередко приводит к синдрому массивных гемотрансфузий, наиболее опасными компонентами которого являются РДСВ — и ДВС- синдромы, которые значительно повышают летальность в этой группе больных.

Экономические затруднения, связанные как с исследованием крови на вышеназванные инфекции, так и с организацией службы крови, и вообще обеспечением препаратами крови, особенно в ургентной хирургии.

Кроме того, качество самой донорской крови часто вызывает сомнения в ее использовании. Известны данные об изменениях, происходящих в донорской крови при ее хранении. Так, во время хранения эритроциты теряют до 96 % 2,3-дифосфоглицерата, что сопровождается повышением сродства гемоглобина к кислороду и смещением кривой диссоциации оксигемоглобина влево. Гемоглобин эритроцитов долгих сроков хранения на протяжении 4 часов после гемотрансфузии не способен отдавать кислород тканям, а полностью восстанавливает свои функции только через 24 часа. Таким образом, при мнимом улучшении газотранспортной функции (по показателям гемоглобина и сатурации артериальной крови), за счет снижения артериовенозной разницы, гемическая гипоксия не будет достаточно скоррегирована. Кроме того, общая приживаемость донорских эритроцитов разных сроков хранения тоже различна: наиболее жизнестойкие эритроциты до 5 суток хранения – из них с кровообращения выключается 22 %, при больших сроках – до 50 % общего количества. При хранении в донорской крови постепенно снижается кислотность, нарастает калий и количество микросгустков, практически отсутствуют тромбоциты, недостаточное количество факторов свертывания (1).

Вышеуказанные проблемы при трансплантации гомологической крови заставляют искать новые подходы в коррекции кислородно-транспортной функции крови:

Пересмотр классических показаний к гемотрансфузии.

  • Применение гемостатических препаратов, обеспечивающих снижение интра- и послеоперационную кровопотерю (апротинин, десмопрессин, трансксаминовая кислота и др.).
  • Использование искусственных заменителей крови.
  • Использование аутокрови пациента.

Проблема ограничения использования донорской крови путем использования аутокрови пациента в настоящее время решается 4 основными путями (5):

  • Предоперационная заготовка крови пациента.
  • Острая нормоволемическая гемодилюция.
  • Интраоперационный забор крови из операционной раны с дальнейшей реинфузией.
  • Послеоперационный забор крови из дренажей с ее обработкой и реинфузией.

Интраоперационный забор крови из операционной раны с дальнейшей реинфузией существует виде обычного и аппаратного варианта. Данные исследования касаются обычной реинфузии, так как аппараты для реинфузии только сравнительно недавно были представлены в Украине, а их стоимость не позволяет широко применять метод в условиях обычной клиники.

Способы переливания крови. Пути введения крови. Совместимость крови донора и реципиента.

Подробности

По виду используемой крови методы переливания можно разделить на две принципиально различные группы:
■ переливание собственной крови (аутогемотрансфузия),
■ переливание донорской крови.

АУТОГЕМОТРАНСФУЗИЯ

Основная черта аутогемотрансфузии, определяющая ее несомненное преимущество, — это отсутствие иммунологических реакций на переливаемую кровь и возможности передачи с кровью инфекционных заболе-ваний.
Аутогемотрансфузия осуществляется двумя способами:
■ трансфузия собственной заранее заготовленной крови,
■ реинфузия крови.

а) Трансфузия заранее заготовленной крови

Такой метод аутогемотрансфузии применяется при плановых операциях, сопровождающихся массивной кровопотерей. Используют либо однократный метод забора крови, либо ступенчато-поэтапный метод. Противопоказаниями к заготовке крови с последующей гемотрансфузией являются исходная анемия и тяжелые сопутствующие заболевания.
При однократном заборе крови накануне или прямо в операционной до начала операции проводят эксфузию в объеме 400-500 мл крови, возмещая ее кровезамещающим раствором.
Переливание крови проводят в конце операции после завершения основного по травматичности этапа или в раннем послеоперационном периоде. Однократный забор применяют при операциях с относительно небольшой кровопотерей.
Ступенчато-поэтапный метод позволяет накопить значительные (800 мл и более) объемы крови путем чередования эксфузии и трансфузии ранее заготовленной аутокрови.

б) Реинфузия крови

Реинфузия является разновидностью аутогемотрансфузии и заключается в переливании больному его собственной крови, излившейся в закрытые полости организма (грудную или брюшную), а также в операционную рану.
При реинфузии кровь собирают в асептических условиях специальными черпаками или с помощью стерильных трубок и добавляют стабилизатор (гепарин, глюгицир и др.). После этого кровь фильтруют (наиболее просто — через 4-6 слоев марли), собирают в стерильные бутылочки (полиэтиленовые пакеты) и переливают через систему для гемотрансфузии (с фильтром) внутривенно.

Противопоказаниями к реинфузии являются:
■ нахождение крови в полости более 12 часов (возможность дефибринирования и инфицирования),
■ сопутствующее повреждение полых органов (желудок, кишечник).
ПЕРЕЛИВАНИЕ ДОНОРСКОЙ КРОВИ
В качестве трансфузионной среды используется кровь донора.

При этом переливание крови и ее компонентов может быть прямым (непосредственным) и непрямым (посредственным). Кроме того выделя¬ют обменное переливание крови.

а) Прямое переливание

Прямым называется метод переливания непосредственно от донора — больному, без стабилизации и консервации крови. Таким методом переливается только цельная кровь. Возможны следующие способы прямого переливания крови:
1. Прямое соединение сосудов донора и реципиента пластиковой трубкой (непрерывный способ).
2. Взятие крови у донора с помощью шприца (20 мл) и максимально быстрое переливание ее реципиенту (прерывистый способ).
3. Прерывистый способ с использованием специальных аппаратов.
Преимущества прямого метода: отсутствие консерванта и переливание свежей, теплой крови, сохраняющей все свои функции.
Недостатки:
■ риск попадания в кровеносное русло реципиента мелких тромбов,
■ риск инфицирования донора (!).

б) Непрямое переливание

При непрямом переливании заготовка крови в специальные флаконы (пакеты) с консервантом осуществляется в плановом режиме на станциях (в отделениях) переливания крови. Заготовленная кровь, хранящаяся в определенных условиях, составляет так называемый банк крови и используется по мере необходимости.
В то же время этот метод имеет и ряд отрицательных моментов: в процессе хранения кровь и ее компоненты теряют некоторые ценные целебные свойства, а наличие консервантов может вызывать побочные реакции у реципиента.

в) Обменное переливание

Обменное переливание крови применяется при гемолитической желтухе новорожденных (Rh-конфликт), массивном внутрисосудистом гемолизе, тяжелых отравлениях. При этом наряду с переливанием донорской крови осуществляется эксфузия собственной крови реципиента.

Основные пути введения крови

Внутривенное переливание крови – основной путь вливания крови. Чаще используют локтевую вену или подключичную, реже используют венесекцию.
Внутриартериальное переливание крови применяется при массивной кровопотере в состоянии клинической смерти больного, тяжелого травматического шока с длительным снижением систолического АД до 60 мм. рт. ст.

Внутриаортальное переливание крови проводят через катетеры, проведенные в аорту из переферических артерий (бедренной, плечевой).
Внутрикостное введение трансфузионных сред раньше применялись при обширных ожогах, с помощью иглы Кассирского с рукояткой, кровь вливали в грудину, в гребень подвздошной кости или пяточную кость. В настоящее время этот способ трансфузии не применяется.

Проба на индивидуальную совместимость позволяет убедиться в том, что у реципиента нет антител, направленных против эритроцитов донора и таким образом предотвратить трансфузию эритроцитов, несовместимых с кровью больного.

Основной метод определения – это двухэтапная проба в пробирках с антиглобулином.

Первый этап. В маркированную пробирку вносят 2 объема (200 мкл) сыворотки реципиента и 1 объем (100 мкл) 2% взвеси трижды отмытых эритроцитов донора, суспендированных в физиологической растворе или LISS (раствор низкой ионной силы). Содержимое пробирки перемешивают и центрифугируют при 2500 об/мин (около 600g) в течение 30 с. Затем оценивают наличие гемолиза в надосадочной жидкости, после чего осадок эритроцитов ресуспендируют, слегка постукивая кончиком пальца по дну пробирки, и определяют наличие агглютинации эритроцитов. При отсутствии выраженного гемолиза и/или агглютинации переходят к выполнению второго этапа пробы с использованием антиглобулиновой сыворотки.

Второй этап. Пробирку помещают в термостат при температуре 37°С на 30 мин, после чего снова оценивают наличие гемолиза и/или агглютинации эритроцитов. Затем эритроциты трижды отмывают физиологическим раствором, добавляют 2 объема (200 мкл) антиглобулиновой сыворотки для пробы Кумбса и перемешивают. Пробирки центрифугируют в течение 30 с, осадок эритроцитов ресуспензируют и оценивают наличие агглютинации.

Учет результатов проводят невооруженным глазом или через лупу. Выраженный гемолиз и/или агглютинация эритроцитов указывает на присутствие в сыворотке реципиента групповых гемолизинов и/или агглютининов, направленных против эритроцитов донора, и свидетельствует о несовместимости крови реципиента и донора. Отсутствие гемолиза и/или агглютинации эритроцитов свидетельствует о совместимости крови реципиента и донора.

Инфузия и основы трансфузиологии -Медицинский портал

Тестовые задания для обучения и контроля знаний.

 

Тема 1.5. Инфузия и основы трансфузиологии.

 

ВЫБЕРИТЕ ОДИН ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ:

1. Реинфузия – это переливание:

а) крови, излившейся в полые органы

б) крови, излившейся в полости

в) после эксфузии

г) консервированной крови.

 

2. Определять группы крови и Rh-фактор при повторных гемотрансфузиях:

а) нужно только перед первой трансфузией

б) не нужно; взять из истории болезни

в) не нужно; взять из паспорта больного

г) нужно перед каждой трансфузией.

 

3. Пробу на индивидуальную (групповую) совместимость при повторных трансфузиях проводить:

а) нужно перед каждым переливанием

б) нужно только перед первым переливанием

в) не нужно, выясняется из анамнеза

г) не нужно, есть в истории болезни.

 

4. Гемодинамические кровезаменители – это:

а) альбумин и протеин

б) полиглюкин и реополиглюкин

в) гемодез и полидез

г) хлосоль и дисоль.

 

5. При определении группы крови физиологический раствор добавляют с целью:

а) ускорить реакцию агглютинации

б) отличить IV группу от других

в) отличить истинную агглютинацию от ложной

г) определить пригодность крови к переливанию.

 

 

6. Переливание крови противопоказано при

а) тяжелой интоксикации

б) шоке

в) потере более 25% ОЦК

г) тяжелом нарушении деятельности почек.

 

7. При переливании плазмы необходимо провести пробу на

а) биологическую совместимость

б) резус – совместимость

в) индивидуальную совместимость

г) пробы не нужны.

 

8. Компоненты и препараты крови – это

а) полиглюкин, гемодез, полидез

б) глюгицир, глюкоза, гаммаглобулин

в) альбумин, тромбоцитарная масса, плазма

г) аминокровин, физиологический раствор.

 

ВЫБЕРИТЕ НЕСКОЛЬКО ПРАВИЛЬНЫХ ОТВЕТОВ.

9. При определении II группы крови, агглютинация произойдет с сыворотками:

а) O (I) и A (II)

б) A (II) и AB (IV)

в) O (I)

г) B (III)

д) A (II).

 

10. При подготовке больного к гемотрансфузии необходимо:

а) сделать общий анализ мочи

б) дать обильное питье

в) сделать анализ кала на скрытую кровь

г) сделать клинический анализ крови

д) собрать трансфузионный анамнез.

 

11. Ранние симптомы переливания несовместимой крови это

а) сужение зрачков

б) боли в животе и пояснице

в) анурия

г) чувство жара

д) чувство стеснения в груди.

 

12. Агглютиноген «А» присутствует в эритроцитах крови:

а) I группы

б) II группы

в) III группы

г) IV группы

д) I и II группы.

 

13. Агглютинин альфа присутствует в плазме крови:

а) I группы

б) II группы

в) III группы

г) IV группы

д) II и IV группы.

 

14. Признаки  пригодности крови к переливанию:

а) однородно красная кровь

б) наличие осадка эритроцитов

в) наличие слоя лейкоцитов и тромбоцитов

г) желтая прозрачная плазма

д) розовая плазма.

 

15. Признаки непригодности крови к переливанию:

а) однородно красная кровь

б) наличие осадка эритроцитов

в) наличие хлопьев в плазме.

г) истечение срока годности.

 

ОТВЕТЫ:

1-б, 2-г, 3-а,4-б, 5-в, 6-г, 7-а, 8-в, 9-в, г, 10-а, г, д, 11-б, г, д, 12-б, г, 13-а, в, 14-б, в, г, 15-а, в, г.

 

Лечение и чего ожидать

Во многих случаях для излечения анемии достаточно отдыха и изменения диеты. Однако иногда человеку может потребоваться переливание крови, чтобы спасти свою жизнь. Они могут составлять часть продолжающегося лечения, которое они получают, чтобы помочь справиться с анемией.

В этой статье описывается, как переливание крови может помочь в лечении различных форм анемии. Также будет объяснена процедура переливания, возможные риски и осложнения.

Переливание крови - это обычная медицинская процедура, при которой врач передает кровь от донора по венам человеку, который в ней нуждается. Благодаря этому процессу люди могут получить:

  • цельную кровь
  • эритроцитов
  • плазмы
  • тромбоцитов

Хотя люди часто сдают цельную кровь, которая включает все указанные выше продукты крови и лейкоциты, врачи не делают этого. часто используйте его при переливаниях.

Переливание крови обычно проводится в больнице, но люди могут получить его в амбулаторных условиях, в кабинете врача и даже дома.

У людей с анемией кровь не переносит столько кислорода к клеткам по всему телу, сколько следовало бы.Причина в том, что либо не хватает крови, либо недостаточно богатых гемоглобином, полностью функционирующих красных кровяных телец для транспортировки кислорода.

Врачи могут использовать анализ крови на уровень гемоглобина для диагностики анемии. По данным Американского общества гематологов, женщины с показателем гемоглобина ниже 12,0 граммов на децилитр (г / дл) и мужчины с показателями ниже 13,5 г / дл страдают анемией.

Исследования показывают, что около 25% людей в мире страдают анемией, которая оказывает значительное влияние как на качество жизни, так и на здоровье населения.У людей может развиться анемия по разным причинам, в том числе:

  • беременность
  • необычно обильная менструация
  • травма
  • операция
  • плохое питание
  • хронические состояния, такие как серповидноклеточная анемия или гемофилия
  • внутреннее кровотечение
  • болезнь почек
  • Заболевания костного мозга
  • инфекции
  • рак и лечение рака
  • частые анализы крови

Каждые 2 секунды кому-то в США нужна кровь, но запасы недостаточны из-за COVID-19.Чтобы узнать больше о донорстве крови и о том, как вы можете помочь, посетите наш специализированный центр.

Лучший способ лечения анемии зависит от основного заболевания, вызвавшего ее. Например, людям с анемией из-за рака толстой кишки потребуется лечение от рака.

Наиболее частой причиной анемии является дефицит железа, который у людей может развиваться по многим причинам, включая хроническое заболевание почек, воспалительное заболевание кишечника и хроническую сердечную недостаточность. Исследователи рекомендуют ограничить использование переливания крови при такой анемии.

Однако врачи могут использовать переливание крови для лечения и лечения определенных форм анемии, таких как:

  • Серповидно-клеточная анемия: Это состояние влияет на гемоглобин и искажает форму красных кровяных телец. Переливание крови может быть особенно полезным, когда люди находятся в кризисной ситуации. Врачи могут использовать переливание крови для лечения боли, проблем с грудной клеткой или язв на ногах, а также для предотвращения инсульта.
  • Апластическая анемия: Когда костный мозг не вырабатывает достаточное количество клеток крови, переливание крови может помочь предотвратить инфекцию, кровотечение и усталость.
  • Талассемия: Людям с этим заболеванием, при котором организм не вырабатывает достаточное количество нормального гемоглобина, переливание крови помогает организму поддерживать перемещение кислорода через кровь.

По данным американского Красного Креста, который обеспечивает США 40% запасов крови и продуктов крови, для сдачи пинты цельной крови требуется всего около 8–10 минут.

Национальный институт сердца, легких и крови отмечает, что переливание крови обычно занимает 1–4 часа.

Полный процесс переливания крови может включать более 70 этапов.

Сначала врачи определят, какой тип переливания крови необходимо, и проверит кровь пациента, чтобы определить группу крови. Эта информация необходима им для того, чтобы найти подходящий вариант для переливания.

Используя иглу, поставщик медицинских услуг вводит внутривенную (IV) трубку в кровеносный сосуд, чтобы новая кровь или продукты крови могли попасть в вены человека.

Врачи будут внимательно следить за пациентом, получающим переливание крови, на предмет каких-либо побочных реакций. Как только переливание будет завершено, они удалят капельницу.

Время, необходимое для переливания крови, варьируется. Это зависит от таких факторов, как количество крови, необходимое человеку и необходимый продукт крови.

При анемии людям будет назначено переливание эритроцитов, что занимает больше времени, чем переливание плазмы или тромбоцитов.Типичная продолжительность такой процедуры составляет около 4 часов.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о том, сколько времени нужно для переливания крови.

Большинство людей, которым делают переливание крови, не испытывают никаких побочных эффектов. Однако некоторые люди могут чувствовать боль и синяки, когда врач вводит им в руку иглу для внутривенного вливания, в то время как у других может возникнуть жар или озноб. Аллергические реакции, от легких до более серьезных, встречаются редко.

По большей части эксперты считают переливание крови в США очень безопасным.S., а вероятность передачи таких инфекций, как ВИЧ или гепатит, составляет примерно 1 на 1 миллион. Однако, как и при любых медицинских процедурах, существуют риски, такие как:

  • лихорадка
  • травмы легких
  • стресс системы кровообращения из-за большого объема крови
  • иммунная система или аллергические реакции на донорскую кровь
  • слишком много железа в системе
  • увеличивает риск аллергической реакции при более высокой частоте переливаний

Кроме того, единицы крови стоят дорого, и если люди получают больше крови, чем необходимо, это увеличивает расходы на медицинские расходы .

Анемия - одно из самых распространенных заболеваний крови в мире. Многие факторы способствуют развитию расстройства, включая неправильное питание, опасное для жизни заболевание или пожизненное состояние здоровья.

Переливание крови может быть ключевым элементом лечения людей с анемией, когда это необходимо. Большинство людей, которым делают переливание крови, замечают мало побочных эффектов, если таковые имеются, хотя процедура сопряжена с риском.

Wikizero - Аутотрансфузия

Аутотрансфузия - это процесс, при котором человек получает собственную кровь для переливания вместо хранимой в банке аллогенной крови (отдельного донора).Существует два основных типа аутотрансфузии: кровь может быть аутологически «предварительно сдана» (это называется так, несмотря на то, что «донорство» обычно не относится к самоотдаче) до операции, или, альтернативно, ее можно собирать во время и после операции с использованием интраоперационное устройство для сбора крови (например, Cell Saver, HemoClear или CATS). Последняя форма аутотрансфузии используется в хирургических вмешательствах, где ожидается большая кровопотеря - например, аневризма, эндопротезирование суставов и операции на позвоночнике.Эффективность, безопасность и экономия средств интраоперационного спасения клеток у людей, перенесших торакальную или абдоминальную операцию после травмы, неизвестны. [1]

Первое документально подтвержденное использование «самодональной» крови было в 1818 году, и интерес к этой практике сохранялся до Второй мировой войны, после чего обеспечение кровью стало менее важной проблемой из-за увеличения числа доноры крови. Позже интерес к процедуре вернулся с опасениями по поводу аллогенных (раздельных донорских) переливаний.Аутотрансфузия используется, в частности, в ряде ортопедических, травматических и кардиологических случаев. Там, где это целесообразно, он имеет определенные преимущества, в том числе снижение риска инфицирования и обеспечение более функциональными клетками, не подвергающимися значительным срокам хранения, характерным для хранимых в банках аллогенных (раздельных донорских) продуктов крови.

Аутотрансфузия также относится к естественному процессу, при котором (во время родов) матка естественным образом сокращается, отводя кровь обратно в кровоток матери. [2] Это важно во время беременности, потому что матка (на более поздних стадиях развития плода) может содержать до 16% кровоснабжения матери. [2]

Применение в медицине [править]

Аутотрансфузия предназначен для использования в ситуациях, характеризующихся потерей одной или нескольких единиц крови, и может быть особенно выгодным для использования в случаях, связанных с редкими группами крови, риском передачи инфекционных заболеваний, ограниченным гомологичным кровоснабжением или другими медицинскими ситуациями, для которых использование гомологичная кровь противопоказана. Аутотрансфузия обычно используется во время и после операции. Интраоперационная аутотрансфузия относится к восстановлению крови, потерянной во время операции или концентрации жидкости в экстракорпоральном контуре. Послеоперационная аутотрансфузия относится к восстановлению крови в экстракорпоральном контуре в конце операции или из аспирационного дренажа. [3] Необходимы дальнейшие клинические исследования в форме рандомизированных контролируемых испытаний для определения эффективности и безопасности этой процедуры при хирургических вмешательствах при травмах брюшной полости или грудной клетки. [1]

Преимущества [редактировать]

  • Высокий уровень 2,3-DPG
  • Нормотермический
  • pH относительно нормальный
  • Более низкий риск инфекционных заболеваний
  • Функционально более совершенные клетки
  • Более низкий уровень калия (по сравнению с хранимым кровь)
  • Быстро доступен
  • Может снизить потребность в переливании аллогенных эритроцитов во время некоторых операций, например, плановых кардиологических и ортопедических операций у взрослых. [4]

Вещества вымыты [править]

  • Плазма
  • Тромбоциты
  • Белые клетки
  • Раствор антикоагулянта
  • Гемоглобин, свободный от плазмы
  • Клеточная строма
  • Активированные ферменты
  • Факторы свертывания крови
  • Антибиотики, связанные с плазмой

Побочные эффекты [править]

Недостатком аутотрансфузии является истощение плазмы и тромбоцитов.Отмытая система аутотрансфузии удаляет плазму и тромбоциты, чтобы устранить активированные факторы свертывания крови и активированные тромбоциты, которые могли бы вызвать коагулопатию, если бы они были повторно введены пациенту, создавая продукт упакованных красных кровяных телец (PRBC). Этот недостаток очевиден только при очень больших кровопотерях. Аутотрансфузионист контролирует кровопотерю и порекомендует переливание свежезамороженной плазмы (СЗП) и тромбоцитов, когда кровопотеря и возврат аутотрансфузионной крови увеличиваются. Обычно пациенту требуются СЗП и тромбоциты, так как предполагаемая кровопотеря превышает половину объема крови пациента. По возможности следует проводить диагностические тесты для определения потребности в каких-либо продуктах крови (например, PRBC, FFP и тромбоциты).

Противопоказания [править]

Использование крови, взятой из операционного поля, противопоказано при наличии бактериального заражения или злокачественных новообразований. Использование аутотрансфузии при наличии такого загрязнения может привести к распространению патологических микроорганизмов или злокачественных клеток.Следующие утверждения отражают текущие клинические проблемы, связанные с противопоказаниями к аутотрансфузии. [3]

Загрязнение операционного поля [править]

Любая абдоминальная операция представляет собой риск кишечного заражения пролитой кровью. Бригада хирургов должна внимательно следить за признаками загрязнения кишечника кровью. Если возникает вопрос о возможном загрязнении, кровь может храниться до тех пор, пока хирург не определит, находится ли содержимое кишечника в операционном поле. Если кровь загрязнена, все содержимое следует выбросить. Если от этого кровоснабжения зависит жизнь пациента, с согласия хирурга он может быть повторно введен. Хотя промывание большим количеством раствора хлорида натрия снизит бактериальное загрязнение крови, оно не будет устранено полностью.

Злокачественные новообразования [править]

Существует возможность реинфузии раковых клеток из места операции. [5] Возможны исключения из этого противопоказания:

  • Хирург считает возможным полное удаление инкапсулированной опухоли.Кровь можно аспирировать из места операции, обработать и повторно перелить с согласия хирурга.
  • При недостаточном кровоснабжении промытые эритроциты могут быть использованы для поддержания жизненно важных функций пациента с согласия хирурга.

Рекомендуется использование лейкоцитарных фильтров.

Акушерство [править]

Аутотрансфузия обычно не используется при кесаревом сечении, потому что существует возможность эмболии околоплодными водами. Появляющаяся литература предполагает, что околоплодные воды очищаются во время цикла стирки.Не исключено, что использование аутотрансфузии в акушерстве может возрасти по мере завершения дополнительных исследований. Однако, если у пациента есть риск потери крови и, например, он является свидетелем Иеговы, можно использовать спасатель клеток при строгих правилах обильного орошения для удаления околоплодных вод и последующего отсасывания теряемой крови.

Неотложная помощь [править]

В жизненно важных ситуациях с согласия хирурга аутотрансфузию можно использовать при наличии ранее заявленных противопоказаний i.е. сепсис, загрязнение кишечника и злокачественные новообразования.

Сбор и обработка крови [править]

С помощью специальной двухпросветной аспирационной трубки жидкость отсасывается из операционного поля и смешивается с раствором антикоагулянта. Собранная жидкость фильтруется в стерильном резервуаре для кардиотомии. Резервуар содержит фильтр и вмещает от двух до трех литров жидкости. Когда будет собран объем, достаточный для заполнения умывальника, можно начинать обработку. Объем, необходимый для заполнения бачка, зависит от гематокрита (HCT) и размера промывного бачка центрифуги.Если HCT пациента нормальный, количество, необходимое для обработки единицы, примерно в два раза превышает объем чаши. [6]

При аспирации крови важно по возможности использовать следующую технику:

  • Забор крови из бассейнов, а не сбор жидкости.
  • Держите всасывающий наконечник ниже уровня границы раздела воздух-кровь.
  • Избегайте закупоривания всасывающего наконечника (т. Е. Использования аспиратора в качестве ретрактора).

Следование этим методикам поможет уменьшить гемолиз эритроцитов и поможет увеличить количество эритроцитов, которые будут спасены.

Особые соображения [править]

Ирригация антибиотиками [

Можно ли передать Covid-19 при сдаче крови?

Дата выдачи:

Потребность в донорстве крови увеличилась в результате пандемии Covid-19. Ранние исследования показали, что образцы донорской крови заражены коронавирусом. Но означает ли это, что сдача крови небезопасна?

Согласно исследовательскому письму, написанному пятью китайскими исследователями, предварительно опубликованному на веб-сайте Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDD), исследователи «обнаружили положительные образцы плазмы на вирусную РНК от четырех бессимптомных доноров.”

Исследователи, проверившие 2 430 донорских крови, обнаружили, что четыре из них оказались положительными. В статье описан один донор, в пробе крови которого обнаружено заражение. Ему пришлось сдать мазок из горла, он был признан положительным и изолированным в одной из наспех построенных контейнерных больниц в Ухане и освобожден после получения отрицательного результата через две недели.

Однако у донора никогда не было никаких симптомов, что делало первоначальную профилактику его инфекции невозможной без предварительного тестирования.

Передается ли Covid-19 при переливании крови?

Американский Красный Крест призывает добровольцев «сдать кровь, помочь спасти жизни», заявив, что ему «» нужна помощь доноров крови, чтобы поддерживать кровоснабжение в достаточном количестве на несколько недель вперед.”

Передается ли Covid-19 при переливании крови?

По данным Управления по контролю за продуктами и лекарствами США, «респираторные вирусы не передаются при переливании крови, и не было зарегистрировано случаев коронавируса, передаваемого при переливании крови».

Красный Крест заявляет, что «нет данных или доказательств того, что этот коронавирус может передаваться при переливании крови», добавляя, что он «собирает кровь только у людей, которые здоровы и чувствуют себя хорошо на момент сдачи крови.«Красный Крест и другие центры сбора крови, такие как Мемориальный центр крови, специально не тестируют на Covid-19.

Сайты связывания

«Нет абсолютно никаких доказательств трансфузионной передачи COVID-19 или любого другого коронавируса», - говорит доктор Стивен Дрюс, заместитель директора по микробиологии Канадской службы крови (CBS).

«Это семейство респираторных вирусов, похоже, не передается при переливании крови».

Согласно Канадской службе крови, «вирусы полагаются на« сайты связывания »на своих клетках-хозяевах, белки, которые позволяют им прикрепляться и вторгаться.Сайты связывания COVID-19 расположены в легких и кишечнике. «Нет никаких доказательств того, что этот новый коронавирус нацелен на клетки крови или даже использует плазму для перемещения и вторжения в другие органы», - сообщает CBS.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *