Блокатор протонной помпы препараты список: 10 лучших ингибиторов протонной помпы

Содержание

Ингибиторы протоновой помпы – оптимальный выбор при кислотозависимой патологии | Махов В.М., Соколова А.А.

В общемедицинской и гастроэнтерологической практике все чаще приходится обращаться к лекарствам, снижающим секрецию соляной кислоты. Речь идет о больших группах заболеваний, таких как язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (ДПК), гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), патологии желудка, развивающейся при приеме нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП–гастропатиях), функциональной диспепсии, симптоматических язвах верхнего отдела пищеварительного тракта, синдроме Золингера–Эллисона и других.

Эти и другие заболевания объединены в группы кислотозависимой патологии, поскольку соляная кислота вместе с активированным ею пепсином являются основным агрессивным агентом для слизистой оболочки пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки.
Выделение кислотозависимых заболеваний не только подчеркивает важное патогенетическое звено объединенных в особую группу болезней (гиперпродукция соляной кислоты), но и выделяет ведущую задачу терапии – снижение кислотопродукции. Поэтому практически важным является выбор лекарства, позволяющего максимально и длительно уменьшать кислотность желудочного сока.
В настоящее время в снижении секреции соляной кислоты в соответствии с механизмами образования соляной кислоты и регуляции этого процесса мы можем задействовать холиноблокаторы, блокаторы гистминовых Н2–рецепторов, блокаторы протонной помпы, ваготомию, а также ингибирующие секрецию соляной кислоты гастроинтестинальные гормоны (соматостатин, секретин, глюкагон).
Все это является причиной наличия в арсенале антисекреторных средств большого количества препаратов, различающихся по механизму действия на процесс секреции соляной кислоты, по эффективности применения при разных болезнях, по набору побочных эффектов и по фармакоэкономическим показателям.
Сегодня ушедшими в прошлое считают холиноблокаторы, даже селективные из–за недлительного периода действия (8–10 часов), что требует 2–3–кратного приема, и невысокой способности снижать кислотопродукцию.
Сейчас в практической работе терапевта и гастроэнтеролога широко используют блокаторы Н2–рецепторов гистамина и ингибиторы протонной помпы.
Первое поколение блокаторов, осуществив революционные успехи в терапии в первую очередь язвенной болезни, имели значительные побочные эффекты (гепатотоксичность, повышение уровня пролактина). Более современные (II и III поколение) эффективно снижают кислотопродукцию, снижая стимулирующий эффект гистамина на париетальные клетки.
В самом механизме влияния этих средств на кислотопродукцию заложены их недостатки. Понятно, что после выключения влияния гистамина на обкладочную клетку продолжается воздействие других стимуляторов (ацетилхолин, гастрин). Действие лекарств продолжается только при его циркуляции в кровотоке; длительный прием Н2–блокаторов приводит к «усталости рецепторов» и снижению эффективности препарата.
Быстрая отмена лекарств этой группы приводит к эффекту «отдачи», когда высокая гипергастринемия, возникшая при длительном подавлении кислотопродукции, приводит к резкому повышению секреции соляной кислоты.
Оптимально использовать для подавления продукции HCl средства, непосредственно влияющие на процесс ее секреции. К таким лекарствам относят ингибиторы протонной помпы (ИПП). Протонная помпа – белок, встроенный в апикальную мембрану обкладочной клетки. Помпа осуществляет обмен внутриклеточных Н+ на внеклеточные К+. Это требует энергии, в связи с чем происходит гидролизация АТФ в АДФ, так как протонная помпа – белок, являющийся АТФ–азой.
Первый препарат группы ИПП – омепразол вошел в практику в1989 г.
Список заболеваний, отвечающих понятию кислотозависимых, т.е. в патогенезе которых важную роль играет повышение кислотопродукции, весьма широк.
Самое распространенное – гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ). ГЭРБ возникает как следствие нарушений функции гастроэзофагеальной системы и повторяющихся забросов в пищевод желудочного и дуоденального содержимого. Поступление желудочного и дуоденального рефлюктанта в пищевод приводит к клиническим проявлениям – изжоге, отрыжке, срыгиванию, дисфагии – это жалобы пищеводного происхождения. В клинике ГЭРБ и внепищеводные осложнениям с поражением бронхолегочной системы, ЛОР–органов, стоматологической патологии, рефлекторной стенокардей. Выделяют по результатам ЭГДС эндоскопически негативную форму ГЭРБ, эрозивные рефлюкс–эзофагит и пищевод Баррета.
Вне зависимости от разнообразия патогенеза (снижение функции нижнего пищеводного сфинктера, снижение клиренса пищевода, повышение агрессивности рефлюктанта, снижение резистентности слизистой пищевода) ведущим в развитии симптоматики и повреждения слизистой пищевода является воздействие на нее кислого желудочного содержимого, что происходит при рН ниже 4,0.
Симптомы ГЭРБ наблюдаются у 30% взрослого населения. Эзофагиты при ЭГДС выявляют в 5–7%.
По данным отечественного исследования МЭГРЕ, для лечения изжоги 88% респондентов принимали антациды, 32% — блокаторы Н2–рецепторов гистамина и только 23% — ИПП [4]. Результаты позволяют считать, что ИПП явно недооценены. Согласно Генвальским рекомендациям [5] больным с изжогой без тревожных симптомов может быть сразу назначено лечение препаратом группы ИПП, который назначается один раз в сутки без предшествующей эндоскопии. С такой тактикой трудно согласиться. При терапии без предшествующей ЭГДС можно «пропустить» ряд тяжелых заболеваний, таких как рак пищевода и желудка, язвы, эрозии, а также своевременно не выявить колонизацию H. pylori.
При эндоскопически негативной форме терапию можно начать с общих рекомендаций по изменению образа жизни, диеты и назначения антацидов или альгинатов. Больным с эрозивным рефлюкс–эзофагитом сразу после ЭГДС–диагностики назначают ИПП, лечение которыми, как правило, длительное.
 С учетом того, что при ГЭРБ нередко показана продолжительная терапия ИПП, наиболее важна проблема безопасности лечения. Несмотря на риск развития возможных нежелательных явлений ИПП [17], потенциальная польза от долгосрочного приема ИПП больными с осложненной ГЭРБ выше потенциального риска развития побочных эффектов от них. При этом постоянная терапия ИПП – это эффективная и адекватная форма поддерживающей терапии для многих больных ГЭРБ [18]. Безусловно, это положение не является абсолютным и успехи эндоскопической хирургии позволяют надеяться на внедрение этой техники при ГЭРБ. В качестве медикаментозной терапии ГЭРБ альтернативы ИПП пока нет. Высокая рН–селективность и низкий профиль лекарственных взаимодействий пантопразола  (Контролок®) делают его наиболее безопасным при длительном приеме.
Появление в России нового ингибитора протонной помпы – пантопразола с пролонгированным антисекреторным действием до 46 часов открывает дополнительные возможности в лечении кислотозависимых заболеваний, в том числе ассоциированных с Helicobacter pylori. Проведенные исследования подтверждают рациональность, эффективность и безопасность использования пантопразола в терапии эрозивного и неэрозивного эзофагита, язвенной болезни луковицы двенадцатиперстной кишки и язвенной болезни желудка (особенно у пациентов старше 50 лет). Особо подчеркивается возможность предсказуемости фармакокинетики пантопразола при значениях рН, близких к нейтральным, что важно в эрадикационной терапии, а также способность длительное время удерживать показатель рН > 6 в теле желудка.
Пантопразол (Контролок®) представляет собой ингибитор протонного насоса (Н+/К+–АТФазы) третьего поколения, который гарантированно снижает уровень базальной и стимулированной секреции соляной кислоты в желудке. Для заживления большинства пептических язв двенад­цатиперстной кишки необходимо тормозить образование НСl в желудке до рН более 3 в течение 18 часов в сутки; в терапии ГЭРБ – при рН более 4 в течение 18 часов. По результатам исследований времени восстановления секреции соляной кислоты, этот период для пантопразола составляет 46 часов, показатели лансопразола – менее 15 часов, для омепразола и рабепразола – около 23 часов, что является существенным фактором в терапии язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с Helicobacter pylori, так как снижение желудочной секреции повышает чувствительность микроорганизмов к антибиотикам. Кро­ме того, пантопразол обладает собственной противомикробной активностью в отношении этой бактерии, что делает его особенно ценным в составе тройной антихеликобактерной терапии.
Пантопразол хорошо абсорбируется, его абсолютная биодоступность составляет около 77%, связывается с белками плазмы на 98%, максимальная концентрация в плазме отмечается через 2 часа. Пантопразол стабилен при более низких значениях рН и близких к нейтральным из–за особенности в структуре радикалов на пиридиновом и бензимидазольном кольцах, что позволяет рассчитывать на его прогнозируемые фармакокинетические свойства.
Показаниями к назначению пантопразола является краткосрочный (до 16 недель) курс лечения эрозивного эзофагита на фоне гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), для поддерживающей терапии эрозивного эзофагита, для лечения острых язв желудка и двенадцатиперстной кишки и их поддерживающей терапии, лечения патологических гиперсекреторных состояний, а также в составе антихеликобактерной терапии.
Препарат представляет собой ингибитор «протонного насоса» (Н+, К+–АТФазы). Снижает уровень базальной и стимулированной (независимо от вида раздражителя) секреции соляной кислоты в желудке. При язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с Helicobacter pylori, такое снижение желудочной секреции повышает чувствительность микроорганизмов к антибиотикам. Продолжительность действия пантопразола, как и других препаратов из этой группы, зависит от скорости регенерации новых молекул «протонного насоса», а не от времени циркуляции препарата в организме. Препарат хорошо переносится. К числу его побочных эффектов относят головную боль, диарею и боль в животе. Рекомендуемая доза при лечении эрозивного эзофагита составляет 40 мг в сутки (per os) на протяжении 8 недель. У пациентов с выраженным гастроэофагеальным рефлюксом, которые не в состоянии принимать препарат в таблетированной форме, пантопразол вводится внутривенно по 40 мг на протяжении 15 минут один раз в сутки.
Продолжительность действия ингибиторов «протонного насоса» зависит от скорости регенерации новых «протонных насосов», а не от продолжительности нахождения препарата в организме. Среднее время полужизни пантопразола после его однократного внутривенного введения в дозе 40 мг составляет около одного часа [19], однако несмотря на это подавление секреции соляной кислоты сохраняется примерно в течение трех суток. Это обусловлено достижением определенного баланса между количеством вновь синтезируемых молекул «протонного насоса» и количеством ингибированных молекул [20].
Пантопразол неустойчив к воздействию кислоты, поэтому он выпускается в таблетках с кишечнорастворимой оболочкой. Пантопразол отличается быстрым всасыванием и его максимальная концентрация достигается примерно через 2,5 часа после однократного или повторного приема per os. Пантопразол в незначительной степени подвергается метаболизму первого прохождения. Препарат можно принимать вне зависимости от приема пищи или антацидных средств. Объем распределения равен примерно 11,0–23,6 литрам, а процент связывания с белками около 98%. В печени пантопразол подвергается экстенсивному метаболизму при участии цитохромной системы Р450. Пантопразол не аккумулируется в организме и повторные приемы препарата в течение суток не влияют на его фармакокинетику. Нет необходимости в специальном подборе дозы пантопразола у пожилых пациентов или у пациентов с почечной недостаточностью, а также с умеренно выраженной печеночной недостаточностью. Время полужизни пантопразола у пациентов с тяжелым циррозом печени увеличивается до 7–9 часов [21]. Пока не опубликованы данные относительно особенностей фармакокинетики пантопразола у лиц моложе 18 лет [22].
Язвенная болезнь (ЯБ) при всем разнообразии клинических проявлений, в период обострения четко документируется локальными пептическими язвами, т.е. дефектом слизистой оболочки желудка или ДПК, возникающими при агрессии кислотно–пептического фактора. Эпидемиологические исследования демонстрируют значительную распространенность ЯБ – 7–10% популяции. В последние годы отмечено снижение заболеваемости г.о. ЯБ ДПК, в отличие от увеличения выявляемости ГЭРБ. Это в первую очередь можно связать с проводимой эрадикационной терапией. При ЯБ ДПК этиологическим фактором в 92–95% является H. pylori. Этот микроорганизм объединяет патогенез и ЯБ ДПК и Нр–ассоциированного хронического антрального гастрита. Патогенез следующий – колонизация пилорическим геликобактером антрального отдела желудка сопровождается повышением кислотопродукции. Воздей­ствие Н. pylori инфекции в слизистой оболочке желудка на нейтрофилы приводит к повышению образования цитокинов (ИЛ–1, ФНО–α), а они, в свою очередь, стимулируют G–клетки, вызывая гипергастринемию. Гипер­гастрине­мия, помимо стимуляции обкладочных клеток, способствует гиперплазии ECL–клеток с повышением уровня гистамина. Повышенная продукция HCl в сочетании с нарушением моторной функции желудка, обусловленной также Н. pylori – инфекцией, сопровождается значительной ацидитацией ДПК, что приводит к метаплазии кишечного эпителия ДПК желудочным эпителием, с последующей адгезией Н. pylori на нем и образованием пептических язв ДПК. Н. pylori является также и причиной возникновения 75% язв желудка. Один из синонимов Н. pylori–ассоциированного антрального гастрита, подчеркивающий характер продукции HCl – гиперсекреторный. Пантопразол (Контролок®) оказался эффективным препаратом для лечения эрозивного эзофагита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Кроме того, было установлено, что препарат эффективен в качестве дополнительного средства при его комбинации с антибиотиками при эрадикации Helicobacter pylori. Панто­празол позволяет контролировать уровень кислотообразования при синдроме Золлингера–Элли­сона.
Повышенная продукция HCl, ассоциированная и не ассоциированная с Н. pylori, помимо эрозий и язв слизистой пищевода, желудка, ДПК, играет важную роль в развитии острого панкреатита и обострении хронического. Это обстоятельство учитывается при снижении внешнесекреторной функции поджелудочной железы – создании «покоя» органа. Это обеспечивается блокированием стимуляторов секреции железы, для чего в первую очередь подавляется кислотопродукция с целью свести до минимума поступление HCl в ДПК, тем самым уменьшив продукцию секретина и частично холецистокинина. Вводится режим голодания и используются ингибиторы протоновой помпы. Эта группа препаратов продемонстрировала свое преимущество в подавлении кислотопродукции при остром и при обострении хронического панкреатита. До появления в клинической практике омепразола для парентерального введения больным применяли препараты блокаторы гистаминовых Н2–рецепторов, т.к. имелись их лекарственные формы для парентерального введения. При этом отмечали непродолжительный кислотоподавляющий эффект, связанный с недлительным периодом полувыведения, что требовало болюсного или непрерывного введения препаратов. Большие же дозы блокаторов Н2–рецепторов могли приводить к негативному воздействию на функциональное состояние печени из–за вызываемого ими угнетения системы цитохрома Р450. В перечень побочных эффектов Н2–блокаторов входят экстрасистолия и атрио–вентрикулярная блокада. В настоящее время для внутривенного введения существуют лекарственные формы омепразола, лансопразола и пантопразола.
Для снижения панкреатической секреции при остром панкреатите и обострении хронического панкреатита в настоящее время применяют ингибиторы протонной помпы, в частности, пантопразол. Этот представитель ингибиторов имеет наибольшее время воздействия (до 48 часов) на Н,К–АТФазу, обеспечивая надежное снижение продукции соляной кислоты в желудке. В отличие от других представителей ингибиторов протонной помпы пантопразол после введения не метаболизируется в печени с использованием цитохрома P450 и его коферментов, поэтому пантопразол не вступает во взаимодействие с лекарственными препаратами, претерпевающими метаболизм в печени, не конкурирует с ними и его можно сочетать с другими. Начальная суточная доза пантопразола составляет 80 мг – дозу можно регулировать, увеличивая или уменьшая. При дозах, превышающих 80 мг в сутки, их необходимо разделить на два введения. Для парентерального введения порошок растворяют в 10 мл физиологического раствора. Этот раствор можно вводить болюсно или в 100 мл физиологического раствора или 5%–го раствора глюкозы. Внутривенное введение следует выполнять в течение 2–15 мин. Внутривенное введение пантопразола продолжается до стихания болей и нормализации активности амилазы в крови и в моче. Далее следует перейти на пероральный прием. Длительность и дозы определяются индивидуально.
Применением пантопразола при обострении хронического панкреатита и при остром панкреатите не исчерпываются возможности использования препарата в панкреатологии. Препарат эффективен, как средство профилактики панкреатогенных осложнений при операциях на желчевыводящих путях и желудочно–кишечном тракте.
Прием пантопразола целесообразен у пациентов с хроническим панкреатитом, сочетающимся с язвенной болезнью ДПК и хроническим Н. pylori–ас­социирован­ным гастритом (гиперсекреторным).
В терапии хронического панкреатита одной из задач является сохранение нутритивного статуса больного. Прогрессирующая внешнесекреторная недостаточность поджелудочной железы может усугубляться из–за денатурации поступающих в ДПК панкреатических ферментов вследствие ацидитации ДПК. Известно, что оптимум действия как собственных, так и принятых в виде заместительной терапии панкреатических ферментов находится в интервале рН 5–7. Поэтому создание стойкой щелочной среды в ДПК при хроническом панкреатите, достигаемое назначением ИПП, вносит вклад в оптимизацию пищеварения. При этом следует учесть, что закисление ДПК сопровождается и преципитацией желчных кислот, а это негативно влияет на переваривание жиров и на моторику кишечника.
Все большее внимание привлекает патология желудка и других участков пищеварительного тракта, возникающая при приеме нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). При приеме НПВП патологические изменения слизистой оболочки желудка и ДПК возникают в 70% случаев. Отмечено, что у трети употребляющих НПВП отсутствуют жалобы при том, что ЭГДС выявляет эрозивный геморрагический гастрит, дуоденит и даже язвенные дефекты. К врачу приводят жалобы на тошноту, ощущение переполнения в эпигастрии, метеоризм, нарушение стула. НПВП–ассоциированная гастропатия более выражена при пероральном приеме препаратов, но другие пути введения не гарантируют защиту от возникновения повреждения слизистой пищеварительной системы. Прием неселективных НПВП (индометацина, кетопрофена) сопровождается большим повреждающим эффектом, а использование ибупрофена, диклофенака – меньшим.
Колонизация слизистой оболочки желудка Н. pylori является дополнительным независимым фактором риска наряду с такими факторами риска НПВП–гастропатии, как одновременный прием ацетилсалициловой кислоты или глюкокортикоидов, а также прием антикоагулянтов, язвенная болезнь в анамнезе, а также пожилой и старческий возраст.
Оптимальным в лечении НПВП–гастропатии в настоящее время считается назначение средств, подавляющих кислотопродукцию. При назначении таких средств достигается следующие эффекты: сдвиг рН выше 4,0 снижает активацию пепсина из пепсиногена, что в целом снижает потенциально агрессивные возможности кислотно–пептического фактора. При высоком рН оптимизируется продукция гидрокарбонатов слизистой желудка, уменьшается обратная диффузия водородных ионов.
При сравнении лечебного эффекта приема блокаторов рецепторов гистамина и ИПП достоверно продемонстрировано преимущество ИПП. Этот убедительный опыт позволяет рекомендовать для лечения гастропатии, вызванной НПВП, препараты ИПП.
Таким образом, ИПП можно объективно оценивать, как основную группу, как рекомендуемую группу лекарств при лечении и профилактике НПВП–гастропатий. При этом, если выявлена Н. pylori, то следует в соответствии с рекомендациями Маастрихтского соглашения IV (сентябрь 2011) провести эрадикацию.
Самое тяжелое осложнение НПВП–гастропатии – кровотечение. ИПП хорошо зарекомендовали себя и при таких тяжелых состояниях, как желудочно–кишечные кровотечения, возникающие при симтоматических в том числе и НПВП–ассоциированных и стрессовых язвах.
Очень часто ГЭРБ, НПВП–гастропатия и другие кислотозависимые заболевания сочетаются с ИБС и другой патологией, требующей назначение антиагрегантов и антикоагулянтов. FDA опубликовала сообщение о возможном уменьшении эффекта клопидогрела при приеме омепразола и о нежелательности использования такой комбинации. Напротив, пантопразол практически не оказывает влияния на фармакокинетику клопидогрела.
Список возможных лекарственных взаимодействий ИПП не ограничивается клопидогрелом и включает варфарин, глибенкламид, диазепам, дигоксин, диклофенак, карбамазепин, кофеин, L–тироксин, метопролол, напроксен, нифедипин, оральные контрацептивы, пироксикам, теофиллин, феназон, фенитоин, циклоспорин этанол и др. Ни с одним из вышеперечисленных препаратов пантопразол не имеет лекарственного взаимодействия [10,11]. Вот почему, если больному, получающему ИПП, показан одновременный прием других лекарств, препаратом выбора является пантопразол (Контролок®), профиль взаимодействия которого наиболее хорошо изучен и описан.
У всех ИПП продолжительность антисекреторного эффекта коррелирует не с концентрацией препарата в плазме крови, а с площадью под фармакокинетической кривой «концентрация–время» (AUC), которая отражает количество препарата, достигшего протонной помпы [12]. После первого приема ИПП наибольший показатель AUC у пантопразола, что обеспечивает наибольшую продолжительность его антисекреторного эффекта в дневной и ночной периоды [13–15].
Пантопразол (Контролок®) является наиболее рН–селективным ИПП. Он быстро активируется при низких значениях рН и практически прекращает превращение в активное вещество при рН≤5, что ограничивает возможное нежелательное влияние на SH–группы тканей, не имеющих отношения к секреции соляной кислоты [16]. Эта особенность фармакокинетики делает пантопразол наиболее безопасным при длительной терапии.
Пантопразол оказывает наиболее длительное угнетение продукции хлористоводородной кислоты по сравнению с другими препаратами, он безопасен и совместим с другими лекарствами.

Литература
1. Златкина А.Р, Белоусова Е.А., Никитина Н.В., Силиверстова Т.Р. Современная терапия хронического панкреатита. 2–я Гастр. неделя. 1996. Отдельн. выпуск. 4 с.
2. Исаков В.А., Домарадский И.В. Хеликобактериоз. М.: Медпрактика–М. 2003. 411 с.
3. Heartburn across America: a Gallop Organization National Survey. Princeton, NJ: Gallop Organization, 1998. 1342 p.
4. Лазебник Л.Б., Машарова А.А., Бордин Д.С. и др. Многоцентровое исследование «Эпидемиология гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в России (МЭГРЕ): первые итоги // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2009; 6: 4–12.
5. Dent J., Brun J., Fendrick A. M. et al. An evidence–based appraisal of reflux dis–ease management — the Genval Workshop report // Gut. 1999; 44: 1–16.
6. Стандарты диагностики и лечения кислотозависимых и ассоциированных с Helicobacter pylori заболеваний (четвертое Московское соглашение) // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2010; 5: 113–118.
7. Pilotto A., Franceschi M., Leandro G. et al. Long–term clinical outcome of elderly patients with reflux esophagitis: A six–month to three–year follow–up study // Amer. J. Ther. 2002. Vol. 9. Р. 295–300.
8. Thomson A. B. Are the orally administered proton pump inhibitors equivalent? A comparison of lansoprazole, omeprazole, pantoprazole, and rabeprazole // Curr Gastroenterol Rep. 2000; 2 (6):482–493.
9. Cuisset T., Frere C., Quilici J. et al. Comparison of omeprazole and pantoprazole influence on a high 150–mg clopidogrel maintenance dose // J Am Coll Cardiol. 2009; 54: 1149–1153.
10. Beil W., Staar U., Sewing K. F. Pantoprazole: a novel H+/K+–ATPasa inhibitor with an improved pH stabili ty // Eur. J. Pharmacol. 1992. 218. 265–271.
11. Blume H. et al. Pharmacokinetic drug interaction profiles of proton pump inhibi–tors // Drug Safety. 2006. 29 (9). 15–20.
12. Исаков В. А. Ингибиторы протонного насоса: их свойства и применение в гастроэнтерологии. М.: ИКЦ «Академкнига», 2001, с. 14.
13. Thomson A. B. Are the orally administered proton pump inhibitors equivalent? A comparison of lansoprazole, omeprazole, pantoprazole, and rabeprazole // Curr Gastroenterol Rep. 2000; 2 (6):482–493.
14. Katashima M., Yamamoto K., Tokuma Y., Hata T., Sawada Y., Iga T. Compare–tive pharmacokinetic/pharmacodynamic analysis of the proton pump inhibitors omeprazole, lan–soprazole and pantoprazole, in humans // Eur. J. Drug. Metab. Pharmacokinet. 1998. 23. 19–2630
15. Pisegna J. R., Martin P., McKeand W., Ohning G., Walsh J. H., Paul J. Inhibition of pentagastrin–induced gastric acid secretion by intravenous pantoprazole: a dose–response study // Am. J. Gastroenterol. 1999. 94. 2874 м2880.
16. Bardou M., Martin J. Pantoprazole: from drug metabolism to clinical relevance // Expert Opin Drug Metab Toxicol. 2008; 4: 471–483.
17. Ткаченко Е.И., Успенский Ю.П., Каратеев А.Е., Бакулин И.Г., Пахомова И.Г. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь: патогенетические основы дифференцированной тактики лечения // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2009..№ 2, с. 104–114.
18. DeVault K.R., Castell D.O. Updated guidelines for the diagnosis and treatment of gastroesophageal reflux disease. The Practice Parameters Committee of the American College of Gastroenterology //Am. J. Gastroenterol. 1999. 94. 1434–1442.
19. Bliesath H, Huber R, Hartmann H et al. Dose linearity of the pharmacokinetics of the new Н+, К+–ATPase inhibitor pantoprazole after single intravenous administration. Int J Clin Pharmacol Ther. 1996;34(suppl 1):S18–24.
20. Hartmann М, Ehrlich А, Fuder H et al. Equipotent inhibition of gastric acid secre–tion by equal doses of oral or intravenous pantoprazole. Aliment Pharmacol Ther. 1998;12:1027–32.
21. Huber R, Hartmann М, Bliesath Н et al. Pharmacokinetics of pantoprazole in man. Int J Clin Pharmacol Ther. 1996; 34(suppl 1): S7–16.
22. Protonix (pantoprazole sodium) delayed–release tablets package insert. Philadel–phia: Wyeth Laboratories; 2000.

.

На больной желудок: средство от язвы повышает риск смерти при СOVID-19 | Статьи

Популярные препараты, помогающие при язве, гастрите и изжоге, могут ухудшить состояние пациентов с коронавирусной инфекцией. К такому выводу пришли ученые из США. В их исследовании 15,6% госпитализированных с COVID-19 принимали лекарства «Омепрозол», «Омез», «Доксилак» и т.д. Смертность среди них оказалась в 2,3 раза выше, чем у тех, кто не получал подобную терапию. Также в 2,5 раза возрастал риск оказаться на искусственной вентиляции легких. Сниженный уровень соляной кислоты, вызванный приемом определенных лекарств, снижает барьерную функцию желудка и изменяет микробиоту кишечника, сообщили российские гастроэнтерологи. Это способствует повышенному проникновению вирусных частиц через слизистые оболочки и усугубляет заболевание. Поэтому медики рекомендуют отказаться от приема данных средств во время развития в организме инфекции.

Опасность в желудке

Ученые из Бруклинского университета опубликовали препринт статьи, в котором сообщили, что популярные препараты против язвы, гастрита и изжоги — ингибиторы протонной помпы (ИПП) — потенциально могут усугублять течение коронавирусной инфекции. В исследовании 15,6% пациентов с COVID-19 принимали данные лекарства (к которым относятся «Омепрозол», «Доксилак», «Пантопрозол» и т.д.). Смертность среди этой группы была в 2,3 раза выше, чем среди тех, кто их не принимал. К тому же, в 2,5 раза возрастал риск попадания на ИВЛ.

«Существует гипотеза, что SARS-CoV-2 может избежать нейтрализации желудочной кислотой из-за гипохлоргидрии (повышенное содержание соляной кислоты в желудочном соке. — «Известия»), вызванной применением блокаторов протонной помпы (это фермент, выполняющий важнейшую роль при секреции соляной кислоты в желудке. — «Известия») и могут предрасполагать к тяжелой форме COVID-19, а также к искусственной вентиляции легких», — сказано в тексте препринта.

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Блокаторы протонной помпы относятся к антисекреторным препаратам, снижающим продукцию соляной кислоты в клетках слизистой оболочки желудка, пояснил в разговоре с «Известиями» профессор кафедры госпитальной терапии Медицинского института РУДН (вуз — участник проекта повышения конкурентоспособности «5-100») Николай Кислый.

Они применяются при лечении широкого круга заболеваний желудочно-кишечного тракта, в основе развития которых лежит повышенная выработка соляной кислоты: диспепсии (затрудненное и болезненное пищеварение. — «Известия»), язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (воспаление стенок нижнего отдела пищевода), хронического гастрита и некоторых других, — сообщил эксперт. — Соляная кислота, помимо участия в переваривании пищи, может разрушать микрофлору. Сниженный уровень этого вещества, вызванный приемом ИПП, ослабляет барьерную функцию желудка, изменяет микробиоту ЖКТ и способствует массивному проникновению вирусов через слизистую оболочку.

Это, вероятно, и вызывает более тяжелое течение COVID-19, отметил Николай Кислый.

Повышает риски

Ученые подчеркивают, что это первое сообщение о повышенной смертности и более частой потребности в применении ИВЛ у больных COVID-19, основанное на анализе 46 случаев. Однако, так как исследование пока не прошло обязательную процедуру рецензирования и не опубликовано, опираться на него в клинической практике нельзя.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Статья другой американской научной группы, опубликованная неделю назад, косвенно подтвердила полученные данные, пояснил «Известиям» руководитель курса прикладной фармакологии и фармакотерапии факультета наук о здоровье университета OsloMet (Норвегия) Юрий Киселев.

— Они использовали другой метод — онлайн-анкетирование 53 130 человек, 3386 из которых были позитивны на коронавирус. Оказалось, что риск инфекции повышен у лиц, принимавших ингибиторы протонной помпы, причем этот риск был дозозависимым, — рассказал фармаколог. — Еще одна важная находка состоит в том, что прием другой группы препаратов, подавляющих кислотопродукцию в желудке — блокаторов гистаминовых рецепторов (фамотидин и подобные), не был связан с повышенным риском инфекции.

По словам специалиста, в целом ИПП нередко связывают с угрозой заражения теми инфекциями, при которых оно происходит через органы ЖКТ.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Авторы предполагают, что если заражение COVID-19 через желудочно-кишечный эпителий действительно частый феномен, то приведенный выше механизм может объяснять связь между ИПП и коронавирусом. Подчеркну, что результаты обоих исследований требуют подтверждения, а пациентам, принимающим ИПП по назначению врача, не следует самостоятельно прекращать терапию, — отметил Юрий Киселев.

Применять с осторожностью

Авторы перечисленных работ напоминают о необходимости применять минимально эффективную дозу этих лекарств, используя их только по утвержденным показаниям. Профессор кафедры поликлинической терапии Сеченовского университета, гастроэнтеролог Алексей Буеверов сообщил «Известиям», что в случае инфицирования данные препараты действительно лучше не пить.

— Если у пациента идет активный инфекционный процесс, то от ИПП на этот период лучше отказаться. Еще в XIX веке в холерных лабораториях висела надпись «На пустой желудок не входить». Потому что пища — это стимулятор секреции кислоты. Если она подавлена, то через рот могут попасть различные патогены. Также это может повлиять на течение уже имеющегося заболевания, — подчеркнул эксперт.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

К тому же данные препараты обычно назначаются курсом, постоянно они требуются очень малому числу пациентов. Поэтому отказ от них на какое-то время не причинит большого вреда, заявил гастроэнтеролог. Для принятия решения о тактике ведения таких больных необходимы исследования с определением уровня рН в желудке, добавил Николай Кислый.

— Прием любых препаратов должен быть обоснован. Вероятно, для больных с COVID-19, принимавших на догоспитальном этапе ИПП, необходимо дополнительно обсуждать вопрос о показаниях к дальнейшему приему этого класса препаратов, основываясь на клинической картине заболевания ЖКТ и показаниях рН, — полагает специалист.

Авторы препринта из Бруклина утверждают, что результаты требуют дальнейшего изучения в будущих исследованиях, чтобы оценить, насколько связан прием ИПП с худшими исходами при COVID-19, включая летальный.

Ингибиторы протонового насоса » Справочник ЛС

Секреция соляной кислоты париетальными клетками обусловлена трансмембранным переносом протонов, который осуществляется при помощи протонного насоса — (Н+, К+)-АТФазы. Активированные молекулы (Н+, К+)-АТФазы встраиваются в мембрану секреторных канальцев париетальной клетки и, используя энергию АТФ, переносят ионы водорода из клетки в просвет железы, где они обмениваются на ионы калия из внеклеточного пространства. Благодаря градиенту концентраций ионов калия из цитозоля париетальной клетки выходят ионы хлора и в просвете секреторного канальца появляется соляная кислота. В результате чего создается концентрационный градиент ионов водорода и устанавливается значительная разница рН между цитозолем париетальной клетки (рН 7,4) и просветом секреторного канальца (рН — 1).

Ингибиторы протонной помпы (ИПП), после прохождения желудка, попадают в тонкую кишку, где растворяются, после чего по кровотоку поступают в печень, а затем проникают через мембрану в париетальные клетки слизистой оболочки желудка, где концентрируются в секреторных канальцах. Здесь, при кислом значении рН, ингибиторы протонного насоса активируются и превращаются в тетрациклическийсульфенамид, который заряжен, в связи с чем не способен проникать через мембраны и не покидает кислого компартмента внутри секреторных канальцев париетальной клетки. В этой форме ингибиторы протонной помпы образуют прочные ковалентные связи с меркаптогруппами цистеиновых остатков Н+/К+-АТФазы, что блокирует конформационные переходы протонной помпы, и она становится необратимо исключенной из процесса секреции соляной кислоты. Для возобновления продукции кислоты необходим синтез новых Н+/К+-АТФаз. Половина Н+/К+-АТФаз человека обновляется за 30-48 часов и этот процесс определяет продолжительность терапевтического действия препаратов. При первом или однократном приеме ИПП его эффект не бывает максимальным, так как не все протонные помпы к этому времени встроены в секреторную мембрану, часть из них находится в цитозоле. Когда эти молекулы, а также вновь синтезированные Н+/К+-АТФаз появляются на мембране, они вступают во взаимодействие с последующими дозами ИПП, и его антисекреторный эффект реализуется полностью. Продолжительность антисекреторного эффекта обусловлена скоростью обновления протонных помп. Поскольку синтез (Н+, К+)-АТФазы происходит довольно медленно (половина молекул обновляется за 30—48 ч), продукция кислоты подавляется на длительное время. При первом приеме ИПП не удается достичь максимального антисекреторного эффекта, так как в этом случае ингибируются не все молекулы (Н+, К+)-АТФазы, а только находящиеся на секреторной мембране. Полностью антисекреторный эффект реализуется, когда поступающие из цитозоля париетальной клетки молекулы протонной помпы встраиваются в секреторную мембрану и вступают во взаимодействие с последующими дозами препарата.

Антисекреторная активность ИПП определяется:

  • количеством молекул активной (Н+, К+)-АТФазы, скоростью их обновления;
  • площадью под кривой зависимости концентрации в крови от времени (AUC — area under curve), которая в свою очередь зависит от биодоступности и дозы препарата.

При однократном приеме ИПП наблюдается дозозависимое угнетение желудочной секреции. Например, омепразол в дозе 20 мг через 1—4 ч после введения снижает стимулированную продукцию кислоты на 36%. Происходит также снижение объема желудочной секреции. Этот эффект носит дозозависимый и обратимый характер — через 2—3 суток показатели секреции возвращаются к исходному уровню.

При повторном приеме ИПП происходит нарастание антисекреторного эффекта в течение четырех дней со стабилизацией на пятый день (см. «Механизм действия»). При этом наблюдается существенное повышение внутрижелудочного рН на протяжении суток.

ИПП превосходят по силе и продолжительности антисекреторного эффекта блокаторы Н2-рецепторов гистамина. В сравнительном исследовании на 7-е сутки лечения базальная и стимулированная продукция кислоты уменьшалась на 98% и 80% соответственно при применении омепразола (30 мг/сут) и на 50% и 25% соответственно при использовании ранитидина (150 мг/сут).

Эзомепразол — первый блокатор протонной помпы — моноизомер: новые перспективы в лечении кислотозависимых заболеваний

Биологически активные вещества, как правило, существуют в форме стереоизомеров. Их молекулы имеют одинаковый состав и одинаковую последовательность химических связей атомов, но различное их расположение относительно друг друга в пространстве. Для описания пары оптических изомеров (или энантиомеров — изомеров, являющихся зеркальными изображениями друг друга) существует общепринятая номенклатура, опирающаяся на расположение химических групп вокруг специального атома в молекуле, так называемого хирального центра. Пары оптических изомеров обозначаются как R (rectus, от латинского «правый» или «по часовой стрелке») и S (sinister — «левый» или «против часовой стрелки»). Изомеры могут отличаться, причем довольно существенно, по биологической активности.

Более высокую эффективность одного оптического изомера из пары можно было бы использовать в фармакологии, если создать моноизомер, отвечающий заданным требованиям. Однако до недавнего времени это было неосуществимо. В обычных условиях возможен синтез только рацематов — смеси оптических изомеров в пропорции 1 : 1. В 2001 году лауреатами Нобелевской премии по химии стали трое ученых — Вильям Ноулз, Бэрри Шарплесс и Риоджи Нойори. Так высоко был оценен их вклад в создание новых технологий разделения оптических изомеров. Задача состояла в разработке асимметричного синтеза, для которого были предложены специальные катализаторы. Нобелевские лауреаты положили начало совершенно новому направлению в науке и технологии, благодаря которому стал возможен синтез молекул с принципиально новыми свойствами. Примером внедрения этих разработок и является эзомепразол — моноизомер омепразола, который стал первым блокатором протонной помпы париетальных клеток желудка, созданным в виде чистого оптического изомера. Эзомепразол — это S-изомер омепразола, в то время как все другие ингибиторы протонной помпы являются смесью изомеров, или рацематами.

После перорального приема эзомепразол всасывается в тонкой кишке и попадает в кровоток. Он транспортируется к месту действия — париетальной клетке слизистой оболочки желудка и путем диффузии накапливается в просвете секреторных канальцев. Там происходит переход эзомепразола в активную форму, благодаря чему становится возможным связывание с тиоловыми группами цистеина в составе протонной помпы и ингибирование этого фермента. Результатом является снижение секреции кислоты. Таким образом, механизм действия эзомепразола — подавление Н++-АТФазы париетальных клеток желудка — такой же, как у омепразола и других препаратов этого класса.

В чем же отличие эзомепразола от более ранних ингибиторов протонной помпы? Эзомепразол как моноизомер по-другому метаболизируется. После всасывания в тонкой кишке препараты этого класса попадают в печень, где происходит так называемый метаболизм первого прохождения. Метаболизм любого блокатора протонной помпы осуществляется печеночным ферментом цитохромом Р450. И эзомепразол, и R-изомер омепразола биотрансформируются двумя изоформами цитохрома Р450 — CYP2C19 и CYP3A4. Образующиеся метаболиты неактивны и выводятся из организма. Важно отметить, что взаимодействие фермента и субстрата стереоселективно: S-изомер и R-изомер омепразола по-разному взаимодействуют с цитохромом Р450. Соотношение метаболизируемого CYP2C19 эзомепразола существенно ниже (73 %), чем R-изомера (98 %) [1].

Клиренс эзомепразола ниже такового омепразола и R-изомера. Следствием этого является повышение биодоступности эзомепразола по сравнению с биодоступностью омепразола. Другими словами, большая доля каждой дозы эзомепразола остается в кровотоке после метаболизма первого прохождения и соответственно достигает фермента-мишени.

Графическим отображением биодоступности препарата является площадь под кривой зависимости концентрации препарата в плазме от времени после приема. У здоровых добровольцев на первый день приема эзомепразола в дозе 15 мг площадь под этой кривой была в 1,6 раза больше, чем при приеме омепразола в дозе 15 мг один раз в сутки, и на седьмой день — в 2 раза больше [2]. У больных с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ) площадь под фармакокинетической кривой на пятый день приема эзомепразола 20 мг/сут была на 80 % больше, чем на фоне приема омепразола 20 мг/сут. При приеме эзомепразола 40 мг один раз в сутки (эта доза препарата признана стандартной) наблюдалось дальнейшее увеличение изучаемого показателя, который на пятый день лечения в 5 раз превышал таковой при применении омепразола в стандартной дозе 20 мг/сут (рис. 1) [8]. Таким образом, увеличение площади под кривой зависит от дозы эзомепразола, но эта зависимость не является прямой. Кроме того, она принципиально отличается у омепразола и эзомепразола, что свидетельствует о существенной разнице в метаболизме двух препаратов (рис. 2).

Каков антисекреторный эффект эзомепразола в сравнении с другими ингибиторами протонной помпы? Остановимся на двух исследованиях: они представляют интерес в связи с тем, что сравнивалась эффективность одинаковых доз эзомепразола и другого ингибитора протонного насоса. T. Andersson и соавт. [3] сопоставили действие 20 мг эзомепразола и 20 мг омепразола на кислотную продукцию, стимулированную пентагастрином, у здоровых добровольцев — эзомепразол оказался более мощным ингибитором желудочной секреции.

Так, уже в первый день его приема было достигнуто подавление кислотной продукции на 46 %, при приеме омепразола — на 35 %. С. Wilder-Smith и соавт. [15] проводили сравнительное изучение 40 мг эзомепразола и 40 мг пантопразола у больных ГЭРБ. Результаты рН-метрии, показывающие преимущества эзомепразола, представлены в табл. 1. K. Rohss и соавт. [11] в более позднем исследовании сравнивали антисекреторный эффект стандартных доз эзомепразола (40 мг), омепразола (20 мг) и пантопразола (40 мг) у больных ГЭРБ, а также эзомепразола (40 мг), лансопразола (30 мг) и рабепразола (20 мг) у здоровых добровольцев. В этом исследовании был доказан более выраженный антисекреторный эффект эзомепразола по сравнению с таковым других ингибиторов протонной помпы.

Мощное и предсказуемое антисекреторное действие эзомепразола обеспечивает его успешное применение при язвенной болезни и ГЭРБ. В соответствии с современными представлениями терапией выбора язвенной болезни является эрадикация инфекции Н.pylori, причем лучшей схемой для терапии первой линии признано сочетание ингибитора протонной помпы с амоксициллином и кларитромицином [9]. Во втором Маастрихтском соглашении подчеркивается, что при неосложненной язвенной болезни двенадцатиперстной кишки нет необходимости продолжать прием антисекреторных препаратов после завершения курса эрадикационной терапии. В ряде клинических исследований показано, что после удачной эрадикации хеликобактерной инфекции для заживления язвы, действительно, не требуется дальнейшего назначения лекарственных средств. С этой точки зрения интересен эзомепразол, который в составе тройной терапии (вместе с кларитромицином и амоксициллином) уже при регистрации одобрен для использования при язвенной болезни в течение только 7 дней. Проведенное клиническое исследование [12] показало одинаковую эффективность семидневной тройной терапии с эзомепразолом без последующего применения ингибитора протонной помпы и семидневной тройной терапии с омепразолом и дальнейшей трехнедельной монотерапии омепразолом при обострении язвенной болезни. Процент больных с зажившими язвами в конце исследования был одинаковым. Скорость и степень купирования болевого синдрома также не отличалась в группах сравнения, как и частота эрадикации Н.pylori. Стабильно высокий показатель эрадикации Н.pylori при применении эзомепразола (90 %) получен и в других исследованиях [14], в том числе в России.

В нескольких рандомизированных контролируемых исследованиях изучалась эффективность эзомепразола при ГЭРБ. Так, в двух многоцентровых двойных слепых исследованиях сравнивали частоту купирования симптомов и устранения рефлюкс-эзофагита при применении эзомепразола (в стандартной дозе 40 мг) и омепразола (в стандартной дозе 20 мг). Тяжесть рефлюкс-эзофагита при включении больных в исследование оценивали в соответствии с критериями Лос-Анджелесской классификации. План исследований был сходным. В одно было включено 2425 больных [10], в другое — 1304 [7]. По обоим критериям эффективности эзомепразол превосходил омепразол. Принципиальное значение имеет тот факт, что применение эзомепразола обеспечивало одинаково эффективное устранение эзофагита вне зависимости от его исходной степени. Причем больные с тяжелым эзофагитом (В, С и D), лечение которых обычно представляет собой серьезную проблему, значительно легче поддавались терапии эзомепразолом. По мере нарастания тяжести эзофагита увеличивалось превосходство моноизомера над омепразолом (рис. 3).

Недавно были опубликованы данные сравнительного исследования эзомепразола и лансопразола (в стандартной дозе 30 мг) при рефлюкс-эзофагите — EAZEE [4]. В него был включен 5241 больной ГЭРБ с эрозивным эзофагитом. Эзомепразол вызывал более быстрое и эффективное купирование симптомов ГЭРБ и устранение рефлюкс-эзофагита, причем больные с более тяжелым эзофагитом лучше поддавались терапии эзомепразолом (рис. 4). Результаты исследования EAZEE еще не включены в метаанализы, однако в последнем систематизированном обзоре была проанализирована эффективность эзомепразола в сравнении с таковой других ингибиторов протонной помпы [5].

Материал по эзомепразолу был получен при изучении работ P.J. Kahrilas и соавт. [7] и J.E. Richter и соавт. [10]. Эзомепразол обеспечивал более эффективное устранение рефлюкс-эзофагита, чем омепразол, через 4 и 8 недель лечения. Другие ингибиторы протонной помпы (лансопразол, пантопразол, рабепразол) по эффективности не отличались от омепразола (табл. 2).

Эзомепразол (в дозе, составлявшей половину от стандартной) использовали для поддерживающей терапии у больных, успешно прошедших курсовое лечение рефлюкс-эзофагита [6, 13]. Доля больных, у которых через 6 мес. при эндоскопии выявлена ремиссия, при применении эзомепразола в дозе 20 мг/сут составила 79 и 93 % в двух исследованиях, а при применении плацебо — 29 %.

Таким образом, эзомепразол — это новый ингибитор протонной помпы париетальных клеток желудка, являющийся единственным лекарственным препаратом — моноизомером. Доказаны высокая эффективность эзомепразола в лечении язвенной болезни и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни.

Впервые опубликовано в журнале
«Клиническая фармакология и терапия», 2002,
том 11, № 2  

Bibliography

1. Abelo A., Andersson T., Bredberg E. et al. Stereoselective metabolism by human liver CYP enzymes of a substituted benzimidazole // Drag. Metab. Dispos. — 2000. — 28. — 58-64.

2. Andersson Т., Bredberg E., Sunzel M. et al. Pharmacokinetics and effect on pen-tagastrin stimulated peak acid output of omeprazole and its 2 optical isomers, S-omeprazole/esomeprasole and R-meprazole // Gastroenterology. — 2000. — 118. — A1210.

3. Andersson Т., Rohss K., Hassan-Alin M., Bredberg E. Pharmacokinetics and dose-response relationship of esomeprasole // Gastroenterology. — 2000. — 118. — A1210.

4. Castell D., Castell D., Kahrilas P. et al. Esomeprazole provides more effective healing than lansoprazole in GERD patients with erosive oesophagitis // Gut. — 2001. — 49 (Suppl. Ill). — A3363.

5. Edwards S., Lind Т., Lundell L. Systematic review of proton pump inhibitors for the acute treatment of reflux eosophagitis // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2001. — 15. — 1729-1736.

6. Johnson D., Benjamin S., Vakil N. et al. Esomeprazole once daily for 6 months is effective therapy for maintaining healed erosive eosophagitis and for controlling gastroesophageal reflux disease symptoms: a randomized, double-blind, placebo-controlled study of efficacy and safety // Amer. J. Gastroenterol. — 2001. — 96. — 27-34.

7. Kahrilas P., Falk J., Johnson D. et al. Esomeprazole improves healing and symptom resolution as compared with omeprazole in reflux oesophagitis patients: a randomized controlled trial // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2000. — 14. — 1249-1258.

8. Lind T., Rydberg L., Kyleback A. et al. Esomeprazole provides improved acid control versus omeprazole in patients with symptoms of gastro-oesophageal reflux disease // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2000. — 14. — 861-867.

9. Malfertheiner P., Megraud F., Morain С. et al. Current concepts in the management of Helicobacter pylori infection — the Maastricht 2-2000 Consensus Report // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2002. — 16. — 167-180.

10. Richter J., Kahrilas P., Johanson J. et al. Efficacy and safety of esomeprazole compared with omeprazole in GERD patients with erosive oesophagitis: a randomized controlled trial // Amer. J. Gastroenterol. — 2001. —96. — 656-665.

11. Rohss K., Wilder-Smith C., Claar-Nilsson С. et al. Esomeprazole 40 mg provides more effective acid control than standard doses of all other proton pump inhibitors // Gastroenterology. — 2001. — 120. — A2140.

12. Tulassay Z., Kryszewski A., Dite P. et al. 7-day treatment with esomeprazole-based triple therapy eradicates H.pylori and heales patients with DU disease // Gastroenterology. — 2000. — 118. — A502.

13. Vakil N., Shaker R., Johnson D. et al. The new proton pump inhibitor esomeprazole is effective as a maintanence therapy in GERD patients with healed erosive eosophagitis: a 6-month, randomized, double-blind, placebo-controlled study of efficacy and safety // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2001. — 15. — 927-935.

14. Veldhuizen van Zanten S., Lauritsen K., Dechier J. et al. One-week triple therapy with esomeprazole provides effective eradication of Helicobacter pylori in duodenal ulcer disease // Aliment Pharmacol. Ther. — 2000. — 14. — 1605-1611.

15. Wilder-Smith C., Rohss K., Lundin C., Rydholm H. Esomeprazole 40 mg provides more effective acid control than pantoprazole 40 mg // Gastroenterology. — 2000. — 118. — A22.

Риск развития злокачественных новообразований у больных, получающих ингибиторы протонной помпы

Новости онкологии

27.01.2016

Риск развития злокачественных новообразований у больных, получающих ингибиторы протонной помпы

Канцерогенные свойства ингибиторов протонной помпы (ИПП) активно изучались на лабораторных животных. Риск развития онкологических заболеваний у людей, длительное время принимающих ИПП, до сих пор вызывает сомнение. Помимо этого, дискутабельным остается вопрос, насколько канцерогенные свойства между отдельными препаратами данной группы различаются между собой. У грызунов введение ИПП продемонстрировало выраженный канцерогенный эффект и вызвало развитие ряда опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В отдельных исследованиях было показано, что по сравнению с препаратами, оказывающими краткосрочный эффект, только ИПП пролонгированного действия увеличивали риск развития онкологических заболеваний у лабораторных животных. Подобные различия объяснялись длительным временем экспозиции ИПП пролонгированного действия в организме животного [1-3].

Один из возможных механизмов повышенного риска развития онкологических заболеваний у больных, принимающих ИПП, ассоциирован с гормоном гастрином. Связываясь со специфическими гастриновыми рецепторами в желудке, он увеличивает секрецию соляной кислоты и стимулирует рост клеток. При снижении секреции соляной кислоты пониженная pH среды желудка стимулирует ее продукцию, что в конечном итоге приводит к увеличению ее секреции [4]. При приеме ИПП, угнетающих секрецию соляной кислоты, секреция гастрина резко повышается. Возникающая при этом гипергастринемия может вызвать феномен «кислотного рикошета», что часто происходит при резкой отмене препаратов. При этом секреция кислоты может повыситься даже выше уровня, который был до лечения. Более того, в ряде исследований было показано, что гипергастринемия потенциально может увеличивать риск развития онкологических заболеваний. В частности, есть работы, демонстрирующие взаимосвязь между гипергастринемией и риском развития рака желудка у лабораторных животных [1, 2, 5-10]. Насколько полученные результаты имеют отношение к людям, до сих пор остается неизвестным. Как бы то ни было, в ряде исследований не было доказано наличие четкой взаимосвязи между применением ИПП и риском развития онкологических заболеваний. Например, по результатам одной из работ, проведенных в США, у больных, принимающих ИПП, был выявлен повышенный риск развития колоректального рака (OR=1,7; 95% CI 0,8-4,0), в то время как в других исследованиях подобной взаимосвязи продемонстрировано не было [11-14]. Информация по риску развития рака поджелудочной железы или рака печени у больных, принимающих ИПП, представлена также крайне противоречиво [15, 16]. В ряде исследований было показано, что риск развития онкологических заболеваний зависит от конкретного вида ИПП [17-19].

В связи с неоднозначностью представленной на сегодняшний день информации Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) было инициировано исследование, целью которого было сравнение риска развития злокачественных новообразований у больных, длительное время принимающих ИПП пролонгированного действия (пантопразол), с ИПП короткого действия [20].

В исследовании приняли участие больные, записанные в один из регистров США (Kaiser Permanente Northern California, KPNC). На сегодняшний день в данном регистре представлена информация о 3,3 млн. человек, получавших какие-либо лекарственные препараты. Зафиксирована информация не только о фармакологической группе, к которой принадлежит препарат, но также о назначаемой дозе, числе выданных таблеток, инструкции по применению, количеству дней приема. Помимо этого представлена более детальная информация о пациенте (пол, возраст…) и показания к назначению препарата.

В исследование включались пациенты, получавшие пантопразол или другие виды ИПП (омепразол, лансопразол, рабепразол, эзомепразол) в течение не менее 240 дней с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2003 г. Максимальный срок приема препаратов должен был быть 1 год (365 дней).

Главным критерием оценки была частота развития рака желудка. Помимо этого оценивались частота развития рака толстой кишки, рака печени, рака тонкой кишки и рака поджелудочной железы. Информация о развитии того или иного злокачественного новообразования бралась из регистра. При оценке риска развития анализировались пол, возраст, кумулятивная доза и продолжительность экспозиции ИПП, а также развитие различных сопутствующих заболеваний в процессе терапии (полипы и язвы желудка, атрофический гастрит, пищевод Барретта, вирусные гепатиты B и C, сахарный диабет, полипы толстой кишки). Среди других факторов риска учитывались наличие онкологических заболеваний у членов семьи, курение, а также проводимая терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori.

В общей сложности в исследовании приняли участие 61684 больных. Из них 34178 пациентов находились на терапии пантопразолом и 27686 больных получали другие ИПП. Сравниваемые группы были сопоставимы между собой по возрасту, полу и времени наблюдения. Медиана длительности терапии также была сопоставима между сравниваемыми группами.

По результатам данного исследования как больные, получавшие пантопразол, так и больные, получавшие другие ИПП, имели одинаковый риск развития рака желудка (HR 0,84; 95% CI 0,44-1,49). Более того, риск не зависел от возраста и пола пациентов (HR 0,81; 95% CI 0,44-1,49). Аналогичной зависимости не было выявлено при оценке факторов риска (терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori, кумулятивная доза ИПП, продолжительность терапии ИПП; HR 0,68; 95% CI 0,24-1,93).

При оценке риска развития колоректального рака, рака поджелудочной железы, рака печени и рака тонкой кишки оказалось, что в группе больных, получавших пантопразол, он был незначительно выше по сравнению с контрольной группой (HR 1,30; 95% CI 1,02-1,67). Однако при проведении подобного анализа, исходя из возраста и пола пациента, а также наличия других факторов риска, подобной зависимости выявлено не было (HR 0,95; 95% CI 0,65-1,40).

Риск развития каких-либо других злокачественных новообразований помимо опухолей ЖКТ был сопоставим между сравниваемыми группами (HR 1,06; 95% CI 0,93-1,21) и не зависел ни от вида ИПП, ни от наличия факторов риска.

Авторы исследования сделали вывод о том, что в сравнении с ИПП короткого действия ИПП пролонгированного действия пантопразол не увеличивает риск развития рака желудка и других злокачественных новообразований.

Литература:

  1. Betton GR, Dormer CS, Wells T, et al. Gastric ECL-cell hyperplasia and carcinoids in rodents following chronic administration of h3-antagonists SK&F 93479 and oxmetidine and omeprazole. Toxicol Pathol 1988; 16: 288-98.
  2. Berlin RG. Omeprazole. Gastrin and gastric endocrine cell data from clinical studies. Dig Dis Sci 1991; 36: 129-36.
  3. Freston JW. Omeprazole, hypergastrinemia, and gastric carcinoid tumors. Ann Intern Med 1994; 121: 232-3.
  4. Waldum HL, Sandvik AK, Brenna E, et al. Gastrin-histamine sequence in the regulation of gastric acid secretion. Gut 1991; 32: 698-701.
  5. Waldum HL, Sandvik AK, Idle JR. Gastrin is the most important factor in ECL tumorigenesis. Gastroenterology 1998; 114: 1113-5.
  6. Qvigstad G, Falkmer S, Westre B, et al. Clinical and histopathological tumour progression in ECL cell carcinoids («ECLomas»). APMIS 1999; 107: 1085-92.
  7. Kidd M, Tang LH, Modlin IM, et al. Gastrin-mediated alterations in gastric epithelial apoptosis and proliferation in a mastomys rodent model of gastric neoplasia. Digestion 2000; 62: 143-51.
  8. Ho AC, Horton KM, Fishman EK. Gastric carcinoid tumors as a consequence of chronic hypergastrinemia: spiral CT findings. Clin Imaging 2000; 24: 200-3.
  9. Henwood M, Clarke PA, Smith AM, et al. Expression of gastrin in developing gastric adenocarcinoma. Br J Surg 2001; 88: 564-8.
  10. Dockray GJ, Varro A, Dimaline R, et al. The gastrins: their production and biological activities. Annu Rev Physiol 2001; 63: 119-39.
  11. van Soest EM, van Rossum LG, Dieleman JP, et al. Proton pump inhibitors and the risk of colorectal cancer. Am J Gastroenterol 2008; 103: 966-73.
  12. Chubak J, Boudreau DM, Rulyak SJ, et al. Colorectal cancer risk in relation to use of acid suppressive medications. Pharmacoepidemiol Drug Saf 2009; 18: 540-4.
  13. Robertson DJ, Larsson H, Friis S, et al. Proton pump inhibitor use and risk of colorectal cancer: a population-based, case-control study. Gastroenterology 2007; 133: 755-60.
  14. Yang YX, Hennessy S, Propert K, et al. Chronic proton pump inhibitor therapy and the risk of colorectal cancer. Gastroenterology 2007; 133: 748-54.
  15. Bosetti C, Lucenteforte E, Bracci PM, et al. Ulcer, gastric surgery and pancreatic cancer risk: an analysis from the International Pancreatic Cancer Case-Control Consortium (PanC4). Ann Oncol 2013; 24: 2903-10.
  16. Bradley MC, Murray LJ, Cantwell MM, et al. Proton pump inhibitors and histamine-2-receptor antagonists and pancreatic cancer risk: a nested case-control study. Br J Cancer 2012; 106: 233-9.
  17. Mackenzie IS, Coughtrie MW, MacDonald TM, et al. Antiplatelet drug interactions. J Intern Med 2010; 268: 516-29.
  18. Wedemeyer RS, Blume H. Pharmacokinetic drug interaction profiles of proton pump inhibitors: an update. Drug Saf 2014; 37: 201-11.
  19. Arbel Y, Birati EY, Finkelstein A, et al. Platelet inhibitory effect of clopidogrel in patients treated with omeprazole, pantoprazole, and famotidine: a prospective, randomized, crossover study. Clin Cardiol 2013; 36: 342-6.
  20. Schneider JL, Kolitsopoulos F, Corley DL. Risk of gastric cancer, gastrointestinal cancers and other cancers: a comparison of treatment with pantoprazole and other proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther. 2016 Jan; 43(1): 73-82.

Одинаковые и разные | Remedium.ru

Препараты одного класса, обеспечивая схожие эффекты, могут сильно отличаться в плане межлекарственных взаимодействий, что важно учитывать при консультировании. Характерный пример – ингибиторы протонного насоса – наиболее современные, эффективные и мощные средства для лечения кислотозависимых заболеваний1,2.
Индивидуальные отличия

В настоящее время врачам и пациентам доступно 6 различных ингибиторов протонного насоса (ИПН): омепразол, пантопразол, лансопразол, рабепразол, эзомепразол и декслансопразол. Они заметно разнятся по целому ряду фармакокинетических и фармакодинамических параметров: скорости наступления и продолжительности антисекреторного действия, pH-селективности, кратности приема и другим характеристикам1–4. Дело в том, что биохимическая трансформация ИПН происходит главным образом в печени с участием изоформ цитохрома P450 (CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6 и CYP3A4), и вот тут есть определенные нюансы, имеющие практическое значение3. Например, омепразол и эзомепразол обладают максимальной аффинностью к CYP2C19, поэтому образуют гидрокси- и деметилированные метаболиты, что определяет их высокий потенциал взаимодействия с другими ЛС (табл.)3

В противоположность им наименьшее влияние на CYP2C19 оказывает пантопразол, поэтому ему отдают предпочтение при лечении больных, получающих сразу несколько препаратов3. Также пантопразол имеет наибольший показатель AUC (площадь под фармакокинетической кривой, характеризующая количество действующего вещества, поступающего в кровь) после первого приема. Скажем, у эзомепразола он ниже, но, постепенно нарастая в течение 7 суток, потом превышает таковой даже у пантопразола3. У омепразола AUC меньше, чем у других ИПН, и в отличие от них его обычно назначают не 1, а 2 раза в сутки. 

По длительности эффекта пантопразол (10 часов) уступает лансопразолу (11,5 часа), омепразолу и рабепразолу (12 часов)4. Кстати, последний способен активироваться в самом широком диапазоне рН, чем обусловлен его ранний антисек­реторный эффект3. Кроме того, метаболизм рабепразола проходит без участия изоферментов CYP2C19 и CYP3A4, поэтому он меньше остальных ИПН влияет на метаболизм (разрушение) других препаратов4.

Ингибиторы протонного насоса редко вызывают побочные эффекты, речь идет, скорее, о возможных нежелательных явлениях, которые, как правило, выражены незначительно и носят обратимый характер

1.
Возможные альтернативы

ИПН выпускаются в разных дозировках – есть как рецептурные, так и OTC- формы. Они могут быть рекомендованы врачом для курсового применения или приема «по необходимости». Если по тем или иным причинам их использование нежелательно или сопряжено с высоким риском опасных лекарственных взаимодействий, с изжогой и другими проявлениями кислотозависимых заболеваний (КЗЗ) помогут справиться:

  • антациды (кальция карбонат, магния гидроксид, алюминия фосфат и др.) отдельно и в различных комбинациях, отличающиеся более ранним развитием эффекта, но в ряде случаев способные усилить секрецию HCl при длительном применении

  • блокаторы H2-гистаминовых рецепторов (ранитидин, фамотидин и др.), подавляющие синтез соляной кислоты за счет конкурентного связывания с Н2-гистаминовыми рецепторами париетальных клеток слизистой оболочки желудка.

Еще одна группа препаратов для «плана Б» – гастропротекторы (висмута трикалия дицитрат, сукральфат и др.), проявляющие широкий спектр терапевтических эффектов и успешно применяемые, в частности, при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, хроническом гастрите и гастродуодените.

Из истории ингибиторов протонного насоса

1973 – открытие Н++-АТФазы, фермента класса гидролаз, встроенного в канальцевые мембраны париетальных клеток фундального отдела желудка и обеспечивающего заключительный этап секреции соляной кислоты.
1978 – синтез первого ИПН, родоначальника нового класса препаратов – омепразола.
1988 – омепразол официально рекомендован к широкому применению в практике.
1991 – синтез лансопразола, превосходящего омепразол по биодоступности.
1995 – одобрение лансопразола для использо­вания в клинике.
1999 – вывод на рынок рабепразола, наименее pH-селективного препарата группы.
2000 – одобрение пантопразола, наиболее химически стабильного и pH-селективного ИПН.
2001 – появление эзомепразола – первого моноизомера ИПН, левовращающего стереоизомера омепразола, отличающегося, как и все аналогичные производные, более высокой биологической активностью.
2009 – становится доступным второй моноизомер – декслансопразол, правовращающий стереоизомер лансопразола.

 
Логика выбора

Антациды, как правило, предпочтительнее при редких эпизодах изжоги. Если эта проблема возникает часто, стоит обратить внимание на безрецептурные формы ИПН в низких (половинных) дозировках для приема «по необходимости». Кроме того, в подобных ситуациях целесообразно обращаться к врачу: возможно, потребуется более тщательный подход к выбору конкретного ЛС или даже их комбинации. Если человек принимает еще и другие лекарства, в качестве препаратов выбора рассматривают моноизомеры (эзомепразол, декслансопразол) и более современные ЛС того же класса (рабепразол, пантопразол), поскольку у них ниже риск опасных межлекарственных взаимодействий, или альтернативные средства из других групп1–3. В остальных случаях вполне подойдут омепразол или лансопразол.

Итак, ИПН – базисные препараты в лечении широко распространенных и социально значимых КЗЗ– один из наиболее безопасных классов ЛС: персональный риск для конкретного больного представляется крайне малой величиной1. Исключение составляют пациенты, получающие клопидогрел или двойную антитромбоцитарную терапию (клопидогрел и ацетилсалициловая кислота)1.


1. Лапина Т.Л. Безопасность ингибиторов протонной помпы // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии, 2009. № 4. С. 29–35.

2. Захарова Н.В. Подводные камни длительной кислотосупрессии ингибиторами протонной помпы // Лечащий врач, 2014. № 8. С. 21–26.
3. Бордин Д.С. Как выбрать ингибитор протонной помпы больному ГЭРБ // Клиническая фармакология, 2010. № 2. С. 53–58.
4. Самсонов А.А. Ингибиторы протонной помпы – препараты выбора в лечении кислотозависимых заболеваний // Фарматека, 2007. № 6. С. 10–15.

Марина Скороходова

Журнал «Российские аптеки» №11, 2017

Топ-5 эффективные препараты от изжоги

В гастроэнтерологии для купирования образования в желудке соляной кислоты часто используют блокаторы водородной помпы, препараты, эффективно избавляющие от изжоги.

Пациенты с патологиями ЖКТ (желудочно-кишечного тракта) знают не понаслышке фармакологические названия данных лекарств, но мало кто интересовался, к какой группе медикаментов они относятся. Препараты от изжоги относят к семейству ингибиторов протонной помпы, которые имеют индивидуальные особенности.

Ингибиторы протонной помпы – что это такое?

Когда антациды, лекарственные средства, направленные на подавление соляной кислоты, вырабатываемой желудком, посредством химической нейтрализации не помогают пациенту, врачи прибегают к помощи блокаторов водородной помпы. Данные препараты от изжоги способны подавлять активность протонного насоса для снижения выработки соляной кислоты, которая продуцируется в мембране клетки, отвечающей за пищеварение.

Ингибиторы проникают в периетальные клетки слизистой оболочки желудка

Это новый и современный подход в лечении таких заболеваний, как изжога, рефлюкс, язва, гастрит. При применении медикаментов, нейтрализация биохимических процессов основывается на уровне секреторных клеток. Пациенту необходимо знать, как воздействуют на организм блокаторы водородной помпы.

Препараты от изжоги нового поколения, проходя желудок, начинают своё действие уже в тонком кишечнике, где происходит активный процесс растворения и дальнейшая транспортировка активного вещества по кровотоку в печень. На этом воздействие медикамента не заканчивается, ингибиторы проникают в периетальные клетки слизистой оболочки желудка через мембрану и достигают пика концентрации в канальцах секреторного типа.

Не пропустите полезные советы врачей: Как быстро вылечить заеды в уголках губ. Действенные способы и средства. 

Далее основная задача ИПП, при повышении кислотности желудка, воздействовать на структуры клеток, которые предназначены для выработки кислоты. Функциональная работа данных клеток снижается, поэтому при последующем поступлении пищи в желудок, блокираторы ликвидируют продуцирование кислоты. При этом ингибиторы способны не только избавлять от изжоги, но и заживлять эрозии, язвы, выполнять защитную функцию пищеварительной системы.

К препаратам ингибиторной группы относят:

  • Омепразол;
  • Пантопразол;
  • Рабепрозол;
  • Эзомепрозол;
  • Лансопразол.

Выше представлен самый известный список медикаментов, которые направлены на борьбу со многими заболеваниями ЖКТ.

Обратите внимание! Первым препаратом, входящим в группу блокаторов водородной помпы, является Омепразол. Он считается родоначальником лекарств, направленных на купирование выработки соляной кислоты, благодаря воздействию на клеточные мембраны желудка.

Топ-5 эффективных препаратов

Омепразол

Относится к самым известным и проверенный временем препаратам. Его можно применять при следующих патологиях:

  • язвенная болезнь различной этиологии;
  • гастрит;
  • дуоденит;
  • синдром Золлингера-Эллисона;
  • рефлюксэзофагит.

Во время наблюдений за действием препарата на организм больного, было обнаружено, что его применение сказывается положительно даже при злокачественной опухоли.

Интересный факт! Медикамент, как и многие другие из группы блокаторов, обладает феноменом, который называется в медицине «ночным кислотным прорывом». Заключается он в том, что во время ночного сна происходит высокий выброс соляной кислоты на протяжении часа. Причём явление не зависит от дозы принимаемого накануне препарата. Данный факт приводит к тому, что процесс восстановления замедляется.

Омепразол выпускается  в различных формах: кишечнорастворимые капсулы, таблетки и порошок для приготовления раствора. Лекарство заслужило свою популярность так же благодаря минимальному спектру противопоказаний, что невозможно сказать о побочных действиях. При применении препарата необходимо помнить, что дозировку может назначать только лечащий врач.

Лансопразол

Является противоязвенным средством. Препарат имеет отличие от Омепразола в конструкции радикалов, которые обеспечивают получение противосекреторного явления. В аптеках можно увидеть только одну форму препарата – капсулы. Список противопоказаний у данного медикамента обширнее, чем у предшественника. Лансопразол оказывает активное воздействие на кислотность в последней стадии секреции.

В зависимости от того, на какой стадии развития находится патология пищеварительной системы, препарат рекомендуется применять в дозировке по 15, 30 и 60 мг в сутки. Он показывает положительную динамику при лечении язвы, которая зарубцовывается после 28 дней применения медикамента.

Пантопразол

У данного лекарства есть неоспоримое преимущество – возможность длительного применения для поддержания терапевтического эффекта при язвенной болезни. Препарат возможно применять перорально и внутривенно. Выпускается он в виде таблеток. Исследования, которые проводились на протяжении 10 лет, доказали, что случаи рецидива при использовании данного лекарства маловероятны.

Осторожно! При лечении Пантопразолом, больным с тяжёлой недостаточностью работы печени необходимо постоянно измерять уровень печёночных ферментов. Так при повышении показателей медикамент применять запрещается.

Рабепразол

Препарат, как и его предшественники, блокирует образование повышенной кислоты в желудке. Применять его возможно не только при изжоге, но и как терапевтическое средство в борьбе с заболеваниями, связанными с повышенной кислотностью. Выпускается в виде кишечнорастворимых таблеток.

Как и Омепразол, Рабепразол имеет 3 пункта в противопоказании к применению: беременность, лактация и индивидуальная непереносимость. При использовании препарата в 95% случаев язвенная болезнь купировалась за 1 месяц.

Эзомепразол

Считается, что на сегодняшний день это самый эффективный препарат, который способен на протяжении 14 часов контролировать ЖКТ. Выпускается только в форме таблеток.

Специалисты обычно рекомендуют до и во время обследования применять 20 мг в сутки при признаках заболеваний, связанных с повышением кислотности. Далее врач самостоятельно назначает дозировку. Многолетние исследования показали, что язвенная болезнь способна зарубцеваться в течение 3-4 недель использования медикамента.

Как правильно выбрать ингибитор

Современная фармакология предлагает блокаторы водородной помпы, препараты от изжоги и лечения язвы различной этиологии, в широком ассортименте. Это 5 современных препаратов, которые были описаны выше. Все они схожи по своему химическому составу, побочными реакциями и особенностями метаболизма. Однако выбор препарата зависит от нескольких факторов, которые учитывает лечащий врач при назначении рецепта.

Гастроэнтерологи считают, что все современные блокаторы водородной помпы, как препараты от изжоги не имеют сильного расхождения по конечному воздействию на организм. Терапевты уверенны, что выбирать самостоятельно медикамент крайне нежелательно, так как всё же между ними существует различие, которое при неправильном употреблении может повлиять на течение заболевания.

К факторам, влияющие на выбор лекарства, режим принятия и дозировку можно отнести:

  • присутствие в организме хеликобактерной инфекции;
  • стадия заболевания, тяжесть;
  • важность скоростной реакции препарата;
  • состояние печени и других органов пищеварения;
  • возрастные особенности;
  • взаимодействие с другими медикаментами.

Специалисты разработали алгоритм по правилам выбора ингибиторов протонной помпы. В первую очередь, как медик, так и пациент должны учитывать наличие параллельно текущих патологий не только со стороны пищеварительного тракта, но и всей системы организма в целом.

Возраст имеет одно из главных значений при выборе медикамента, так как после 60-65 лет есть риск развития осложнений, в подростковом возрасте желательно прибегать к менее агрессивной терапии и только при её неэффективности назначать блокаторы водородной помпы. Препараты от изжоги данной группы должны подбираться с учётом индивидуальной реакции организма на кислотоподавляющий эффект.

Выбор препарата зависит от нескольких факторов, которые учитывает лечащий врач при назначении рецепта

У некоторых пациентов может возникать «ночной кислотный прорыв» или наблюдаться резистентность по отношению к ингибиторам протонной помпы. На данные факторы влияет состояние всего организма в целом и генетические особенности больного. Терапия, которая предусматривает использование блокаторов водородной помпы, как препаратов от изжоги, несомненно, должна проводиться под контролем врача и по ходу лечения корректироваться.

Рекомендации врачей о том, Что делать и чем лечить шум в ушах и голове. Главные причины шума в голове. 

Любой пациент должен подходить к выбору ингибиторов ответственно и только с помощью лечащего врача. Перед применением медикамента необходимо прочесть инструкцию по применению и уделить особое внимание пунктам по противопоказанию и побочным эффектам, так как иногда даже специалисты могут что-то упустить из виду. Возможно, что пациент забыл предупредить о наличие какой-либо патологии, которая может сыграть злую шутку при приёме блокаторов.

Противопоказания

Противопоказания в основном у всех препаратов идентичные, относятся они к индивидуальной непереносимости компонентов медикамента, новообразования различной этиологии в ЖКТ, период беременности и лактации. Это стандартные условия, при которых терапия с использованием ингибиторов будет невозможна.

Терапевты рекомендуют пройти обследование перед длительным приёмом медикаментов из данной группы препаратов, потому как нарушения в работе сердечной деятельности, дыхательной системы могут спровоцировать осложнения.

Препараты от изжоги частые помощники в период беременности, но применение блокаторов водородной помпы в данной ситуации не представляется возможным. Это может привести к патологиям в развитии плода. Все медикаменты, относящиеся к данной группе, способны проникать через плацентарный барьер. На сегодняшний день исследования проводились касательно Омепразола и его воздействия на организм беременной женщины и ребёнка.

Учёные предполагают относительную безопасность препарата, но только при назначении специалиста

Проводились так же эксперименты с участием Лансопразола среди животных. В итоге не было выявлено каких-либо нарушений у плода в результате введения лекарственного средства. Несмотря на все проводимые исследования, Омепразол и Лансопразол имеют коренное отличие по степени безопасности и клинические современные данные не рекомендуют использование данных медикаментов в период вынашивания ребёнка.

Возможные последствия после приёма ингибиторов

Мало кто задумывается о последствиях применения блокаторов водородной помпы, препараты от изжоги способны не только помочь при патологиях пищеварительной системы, но и сказаться негативно на организме человека. Это необходимо учитывать перед тем, как начинать приём лекарственных средств. Ингибиторы протонной помпы блокируют появление соляной кислоты, но при этом они значительно снижают секрецию желудочного сока.

Если в желудке с выделением кислоты нет проблем, приём ингибиторов может стать причиной для развития инфекции, вызываемой бактериями C.difficile.

Если человек начнёт самостоятельный приём блокаторов водородной помпы, чтобы избавится от изжоги, это вполне может привести к печальным последствиям

Для оптимального поступления кальция в наш организм необходимо присутствие в нём кислотной среды, если ингибиторы длительное время будут купировать данный процесс, у человека может развиться гиперпаратиреоз, когда из костной системы вымываются все полезные минералы. Это может привести к снижению костной массы и, как следствие, переломам.

Важно знать! Исследования, проводимые по данному направлению, показали, что инфекция чаще всего встречается у людей, часто применяющих в качестве терапии пищеварительной системы препараты из группы блокаторов водородной помпы.

При использовании ингибиторов протонной помпы необходимо помнить, что они считаются эффективными и безопасными медикаментами. Риск развития осложнений или побочных эффектов всегда ниже, чем польза, которую приносят препараты. Главное, как и при лечении другими лекарственными средствами, не заниматься самолечением, а обращаться за помощью к специалистам. Будьте здоровы!

Полезная информация о ингибиторах (блокаторах водородной помпы) в этом видео:

Почему возникает изжога:

Как бороться с изжогой во время беременности:

Автор публикации

не в сети 1 день

simon

0 Комментарии: 29Публикации: 1790Регистрация: 11-06-2015

ингибиторов протонной помпы — Harvard Health Publications

Стоит ли беспокоиться о побочных эффектах ИПП или много шума из-за чего?

Желудочная кислота — это натуральное вещество, ценное химическое вещество, способствующее нормальному пищеварению. Но в избытке или в неправильном месте это угроза, вызывая воспаление и раздражение пищевода, обычно вызывая изжогу и иногда способствуя развитию язв в желудке и двенадцатиперстной кишке, первой части тонкой кишки.

Люди боролись с проблемами, связанными с желудочной кислотой, разными способами, как доказанными, так и другими, на протяжении веков, но только в середине 1970-х годов и появлении циметидина (тагамет) лечение было направлено на производство желудочной кислоты. сам. Циметидин имел огромный коммерческий успех; по некоторым данным, это был первый наркотик-блокбастер. Другие препараты того же класса, известные как блокаторы h3, быстро последовали их примеру.

Теперь препараты-ингибиторы протонной помпы (ИПП) затмили блокаторы h3 как наиболее часто назначаемые препараты для снижения кислотности желудка.ИПП включают лансопразол (Prevacid), омепразол (Prilosec), пантопразол (Protonix), рабепразол (AcipHex) и эзомепразол (Nexium). Их назначают как для профилактики, так и для лечения язв двенадцатиперстной кишки (где развивается большинство язв) и желудка. Они также борются с различными проблемами, возникающими при попадании желудочной кислоты в пищевод, что, если это происходит на регулярной основе, представляет собой состояние, называемое гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ). В большинстве непосредственных испытаний было доказано, что ИПП превосходят блокаторы h3.

Снижение уровня кислоты в желудке — не одна из задач медицины, но это работа йомена, поэтому ИПП обычно считаются довольно успешным: безопасные (подробнее об этом чуть ниже), эффективные лекарства, которые нацелены на источник множества желудочно-кишечных расстройств. .

Однако сейчас возникают некоторые сомнения по поводу PPI. Эти опасения делятся на две широкие категории: чрезмерное употребление и возможные лекарственные взаимодействия и побочные эффекты.

Что такое PPI?

Многие люди принимают ИПП при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).Снижая уровень кислоты в желудке, они уменьшают кислотный рефлюкс в пищевод и, как следствие, симптомы изжоги.

Чрезмерное использование ингибиторов протонной помпы

Прием ИПП имеет смысл, если у вас хроническая проблема с кислотностью желудка или есть перспектива ее развития. Но случайные случаи легкой изжоги не нужно лечить с помощью ИПП. Для такого рода дежурства старые резервные антациды, такие как Tums, Rolaids и Maalox, скорее всего, будут работать так же хорошо, как и любой из блокаторов h3.Фактически, требуется несколько дней, чтобы ИПП в полной мере влияли на секрецию кислоты, поэтому блокатор h3 может быть более эффективным при легкой краткосрочной проблеме с кислотой желудка. Тем не менее люди часто принимают ИПП, ошибочно полагая, что они являются лучшим лекарством при любых обстоятельствах.

Если проблема в изжоге, вы также можете внести изменения, которые могут помочь и не принимать ничего. Рекламы правы: съедание большого количества еды может вызвать изжогу, поэтому небольшие порции еды могут помочь решить эту проблему.А если у вас тяжелый вес, ГЭРБ и изжога входят в этот очень длинный список проблем, которые проходят и могут даже исчезнуть, если вы немного похудеете.

Побочные эффекты

Первоначально высказывались опасения, что ИПП могут увеличить риск развития рака желудка. Эти опасения были необоснованными, но их место заняли другие, отчасти потому, что люди часто принимают ИПП каждый день в течение многих лет, поэтому общее воздействие препарата оказывается довольно значительным. Вот краткое изложение некоторых побочных эффектов, вызывающих беспокойство:

Риск перелома. Некоторые исследования показали связь между ИПП и риском перелома, особенно перелома бедра, в то время как другие нет. Кальций всасывается в тонком кишечнике, а не в желудке. Но низкий уровень кислоты в желудке может иметь побочные эффекты, особенно в двенадцатиперстной кишке, и некоторые исследования показывают, что одним из них может быть снижение всасывания кальция, что может привести к остеопорозу, ослаблению костей и, как следствие, увеличению шансов сломать кость. . Риск перелома, вероятно, довольно невелик, но это еще одна причина не принимать ИПП без необходимости.

Риск пневмонии. Несколько исследований показали, что люди, принимающие ИПП, с большей вероятностью заболеют пневмонией, чем те, кто этого не делает. Эта ассоциация была задокументирована как среди людей, живущих в сообществе, так и среди пациентов больниц. Обычно желудочная кислота создает довольно неблагоприятную среду для бактерий, но если уровень кислоты снижается с помощью ИПП, количество бактерий может возрасти. Считается, что у людей с ГЭРБ, принимающих ИПП, содержащееся в бактериях содержимое желудка может подниматься по пищеводу, а затем попадать в дыхательное горло и легкие, где бактерии вызывают пневмонию.

C. difficile риск . У людей обычно развивается инфекций Clostridium difficile в больнице после приема антибиотиков, которые нарушили естественную бактериальную экологию толстого кишечника. Инфекции вызывают диарею, но также могут стать более серьезными и даже опасными для жизни. Исследования показали довольно сильную статистическую корреляцию между использованием ИПП и инфекцией C. difficile , хотя это все еще просто корреляция, а не доказательство прямой причины и следствия.Некоторые экспериментальные данные свидетельствуют о том, что ИПП могут изменять условия в кишечнике, делая их более благоприятными для бактерий C. difficile .

Дефицит железа и B 12 . Желудочная кислота помогает превращать железо и витамин B из пищи в формы, которые легко усваиваются. Таким образом, было опасение, что непреднамеренным последствием ИПП будет дефицит этого витамина и минерала из-за более низкого уровня кислоты в желудке. Но исследования показали, что если и есть какой-либо эффект, то он умеренный, поэтому эти опасения в значительной степени развеялись.

Итог

ИПП являются наиболее мощными ингибиторами желудочного сока, и они являются долгожданным дополнением к медицинскому арсеналу. Но каждая таблетка — по сути, каждое медицинское вмешательство — балансирует риск и пользу. Вам не нужно принимать ИПП при случайной изжоге. Если у вас есть рецепт, его причины следует периодически пересматривать, чтобы убедиться, что они все еще действительны; люди обычно принимают лекарства намного дольше, чем необходимо, и это особенно верно в отношении ИЦП.Если вам нужен рецепт на ИПП — а многие люди его делают — это должна быть самая низкая эффективная доза. Существуют различия в химических свойствах разных ИПП и в способах их метаболизма. Но сравнительные исследования не выявили явных победителей, поэтому менее дорогие ИЦП — лучший выбор для большинства людей.

Изображение: dragana991 / Getty Images

В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента.Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей. На этом сайте нет контента, независимо от даты, никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

Список ингибиторов протонной помпы (ИПП), марки и рекомендации по безопасности

Ингибиторы протонной помпы ограничивают секрецию кислоты в организме. Они обычно используются для лечения изжоги, расстройства желудка и ГЭРБ.

Список ингибиторов протонной помпы | Что такое ингибиторы протонной помпы? | Как они работают | Использует | Кому можно принимать ингибиторы протонной помпы? | Безопасность | Побочные эффекты | Стоит

Если вы когда-либо чувствовали неприятное ощущение жжения, поднимающееся из груди после еды, вы, вероятно, испытали гастроэзофагеальный рефлюкс (ГЭР), также известный как кислотный рефлюкс.Другие симптомы, которые вы, возможно, почувствовали, — это срыгивание кислого содержимого в рот или горло, тошнота, боль в горле, охриплость голоса и повышенное слюноотделение. ГЭР случается время от времени, когда содержимое желудка снова попадает в пищевод. Однако, если это неприятное чувство возникает регулярно, у вас может быть гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), которую лечат разными способами.

Обычно ваш врач сначала порекомендует некоторые изменения образа жизни, чтобы улучшить ваши симптомы.Если они не работают, ваш врач может также порекомендовать ингибитор протонной помпы (ИПП). Существует шесть различных ИЦП, все с одинаковой эффективностью, поэтому, если вы не ответите на один из них, у вас есть несколько других вариантов, которые можно попробовать. Продолжайте читать, чтобы узнать больше о различных ингибиторах протонной помпы, представленных на рынке, их использовании, торговых марках и информации о безопасности.

* доступен в рецептурных и безрецептурных препаратах

Что такое ингибиторы протонной помпы?

Ингибиторы протонной помпы — популярные лекарства, которые чаще всего используются для лечения ГЭРБ и его осложнений, таких как пептическая стриктура и пищевод Барретта.ИПП также используются для лечения язвенных состояний, таких как инфекции Helicobacter pylori (H. pylori) и язв, вызванных нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП). Этот класс лекарств также используется для управления производством тяжелой кислоты при определенных типах опухолей желудка. Некоторые ИЦП можно найти без рецепта, в то время как другие требуют рецепта. Тем не менее, ингибиторы протонной помпы широко используются в лечении кислотных состояний. Фактически, из-за их обилия и эффективности ингибиторами протонной помпы часто злоупотребляют дольше, чем рекомендованный курс терапии.Чтобы убедиться, что вы принимаете лекарства в течение правильного периода времени, обязательно обсудите это со своим фармацевтом или врачом.

Как действуют ингибиторы протонной помпы?

Ингибиторы протонной помпы работают путем связывания и инактивации H + / K + -АТФазы, которая является помпой, которая отвечает за секрецию кислоты в желудок. Поскольку такие состояния, как ГЭРБ и пептические язвы, усугубляются желудочной кислотой, подавление количества секреции кислоты в вашем теле не только лечит изжогу, расстройство желудка и боль в животе, связанные с ГЭРБ, но также может помочь вылечить слизистую оболочку пищевода, если она была затронута. кислотной эрозией.

Модификации образа жизни, такие как потеря веса (если у вас избыточный вес или недавно набрал вес), приподнятие изголовья кровати, отказ от приема пищи с высоким содержанием жиров в течение 2–3 часов после сна и отказ от кислой пищи и напитков — все это помогает облегчить ГЭРБ. . Ваш врач может также порекомендовать антациды или другой класс препаратов, называемых h3-блокаторами, для лечения вашего ГЭРБ.

Для чего используются ингибиторы протонной помпы?

Показания зависят от конкретного препарата. Примеры включают:

  • Изжога
  • ГЭРБ
  • Диспепсия (расстройство желудка)
  • Эрозивный и неэрозивный эзофагит
  • Х.Пилори-ассоциированные язвы
  • Язвы, ассоциированные с НПВП
  • Язва желудка и двенадцатиперстной кишки
  • Профилактика повторного кровотечения из язвенной болезни
  • Неязвенная диспепсия
  • Профилактика кровотечения слизистой оболочки, связанного со стрессом
  • Гастриномы
  • Синдром Золлингера-Эллисона

Кто может принимать ингибиторы протонной помпы?

Взрослые

Ингибиторы протонной помпы обычно очень безопасны и эффективны для взрослых мужчин и женщин.Хотя для этого класса лекарств есть некоторые побочные эффекты и предупреждения, использование минимальной необходимой дозы и не превышение рекомендованной продолжительности терапии обычно приводит к низким показателям серьезных последствий.

Младенцы и дети

Ингибиторы протонной помпы одобрены для использования у детей старше 1 года и дозируются в зависимости от веса. Использование ИПП у детей может привести к повышенному риску инфекций, таких как пневмония и желудочная инфекция, вызванные организмом C.difficile. Ингибиторы протонной помпы также могут повышать риск переломов у детей. Поэтому эти лекарства обычно не назначают детям, если предварительно не проконсультироваться с врачом. Младенцам с симптомами ГЭРБ может быть назначена смешанная суспензия ИПП. Однако, поскольку использование ингибитора протонной помпы у младенцев не одобрено Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), решение о необходимости остается на усмотрение вашего поставщика медицинских услуг.

Пенсионеры

Поскольку длительное использование ИПП может увеличить риск C.difficile, потеря костной массы и переломы, они не рекомендуются для длительного использования пожилым людям. Фактически, Список потенциально неприемлемых лекарств для пожилых людей Бирса рекомендует не более восьми недель непрерывного приема у взрослых старше 65 лет.

Безопасны ли ингибиторы протонной помпы?

Отзывает ингибиторы протонной помпы

ООО «Ауромедикс Фарма»: добровольный отзыв пантопразола 40 мг для инъекций из-за наличия частиц стекла во флаконе, декабрь 2017 г.

Ограничения ингибитора протонной помпы

Не принимайте ингибиторы протонной помпы, если у вас в анамнезе есть реакция гиперчувствительности на какой-либо ингибитор протонной помпы.

За исключением эзомепразола, следует избегать применения ингибиторов протонной помпы пациентам, которые также принимают препараты, содержащие рилпивирин.

Другие предупреждения включают:

  • Из-за кислотного подавления ингибиторов протонной помпы, восстановление кислотности может произойти после внезапного прекращения приема одного из этих лекарств. Если вы пытаетесь прекратить прием ИПП, рекомендуется постепенно снижать дозу даже после короткого периода лечения в 8 недель.
  • В редких случаях у пациентов, принимающих ИПП, наблюдается обратимое заболевание почек.Это называется тубулоинтерстициальным нефритом и обычно проявляется симптомами, варьирующимися от аллергической реакции (лихорадка, сыпь, одышка) до более специфических для почек реакций (анорексия, недомогание, тошнота). При появлении этих симптомов прием ингибитора протонной помпы следует прекратить и немедленно обратиться за медицинской помощью.
  • Длительное употребление (2 года и более) может привести к снижению всасывания витамина B12 и, в конечном итоге, к дефициту B12. Поскольку B12 является жизненно важным витамином для организма, важно контролировать его уровень или принимать дополнительные добавки, если вы принимаете ингибитор протонной помпы более двух лет.
  • Желудочная кислота может беспокоить, когда она не попадает в желудок. Однако в желудке эта кислотность важна для контроля уровня хороших и вредных бактерий. Поскольку ингибиторы протонной помпы подавляют кислотность желудка, длительное использование может привести к перенаселению вредных бактерий, а именно C. difficile. C. difficile — это инфекция, которая при отсутствии лечения вызывает тяжелую диарею, обезвоживание и серьезные осложнения. Следовательно, лучше всего использовать самую низкую дозу и самую короткую продолжительность терапии ингибиторами протонной помпы, особенно у более восприимчивого пожилого населения.
  • Было показано, что длительное использование ингибиторов протонной помпы увеличивает риск остеопороза и переломов костей. Если вы принимаете высокие дозы или длительную терапию ИПП, вам следует регулярно контролировать состояние костей. Некоторые поставщики медицинских услуг могут даже рекомендовать прием добавок кальция или витамина D во время приема ингибитора протонной помпы.
  • В редких случаях использование ингибитора протонной помпы более трех месяцев приводило к снижению уровня магния. Более серьезные случаи могут включать судороги или ощущение нерегулярного сердцебиения.Если вы также принимаете мочегонное средство, дигоксин или другое лекарство, которое может вызвать гипомагниемию, ваш врач может сначала измерить ваш уровень магния, чтобы отслеживать его.
  • Другой редкий побочный эффект, связанный с длительным использованием ингибиторов протонной помпы, — это аутоиммунное заболевание, называемое волчанкой. Обычно, если волчанка возникает при использовании ИПП, она проявляется в виде высыпаний или поражений на участках кожи, которые больше всего подвергаются солнечному воздействию, и называется кожной волчанкой. Иногда может возникнуть реакция всего тела, которая проявляется болью в суставах, сыпью, сильной усталостью и низкой температурой.Реакция всего организма, называемая системной волчанкой, может возникнуть в течение нескольких дней после использования ингибитора протонной помпы. К счастью, волчанка, возникающая в результате использования ингибитора протонной помпы, обычно проходит в течение 1-3 месяцев после прекращения приема лекарства.
  • Ингибиторы протонной помпы могут снизить эффективность клопидогреля, препарата, используемого для предотвращения образования тромбов. Это происходит потому, что ИПП ингибируют фермент CYP2C19, который важен для преобразования клопидогреля в его активную форму. Из-за этого потенциального лекарственного взаимодействия необходимо сообщить врачу перед началом приема ИПП, если вы уже принимаете клопидогрель, или наоборот.

Можно ли принимать ингибиторы протонной помпы во время беременности или кормления грудью?

Беременным женщинам следует сначала попытаться изменить образ жизни, чтобы справиться с ГЭРБ, и проконсультироваться со своими врачами, прежде чем принимать ИПП. Поскольку небольшие количества этих препаратов могут попадать в грудное молоко, кормящим матерям следует поговорить со своим лечащим врачом, прежде чем использовать ингибитор протонной помпы.

Являются ли ингибиторы протонной помпы контролируемыми веществами?

Нет, ингибиторы протонной помпы не являются контролируемыми веществами.

Общие побочные эффекты ингибиторов протонной помпы

Ингибиторы протонной помпы обычно хорошо переносятся. Однако могут возникнуть некоторые общие побочные эффекты, такие как головная боль, запор, диарея и расстройство желудка.

Более серьезные побочные эффекты, требующие немедленной медицинской помощи, следующие:

  • Признаки аллергической реакции (сыпь, крапивница, затрудненное дыхание или глотание или отек губ, горла или рта)
  • Признаки низкого уровня магния (изменения настроения, мышечная боль или слабость, судороги, дрожь, судороги, аномальное сердцебиение)
  • Изменения функции почек (невозможность мочеиспускания, кровь в моче или резкое увеличение веса)
  • Головокружение или потеря сознания
  • Онемение или покалывание в руках и ногах
  • Боль в костях
  • Спазмы желудка, очень жидкий стул, диарея
  • Может возникнуть серьезная кожная реакция, называемая синдромом Стивенса-Джонсона.Хотя это случается редко, это серьезная реакция. Немедленно обратитесь за медицинской помощью, если вы чувствуете покраснение, опухание, волдыри или шелушение кожи или язвы во рту, горле, носу или глазах.

Сколько стоят ингибиторы протонной помпы?

Ингибиторы протонной помпы отпускаются без рецепта и без рецепта. Безрецептурные версии, такие как эзомепразол и лансопразол, обычно стоят не более 30 долларов в местной аптеке. Ингибиторы протонной помпы, отпускаемые по рецепту, обычно дороже, в среднем более 100 долларов за месячный запас, если они не застрахованы.Например, омепразол — первый ИЦП, выведенный на рынок, но без страховки он по-прежнему составляет в среднем более 50 долларов в месяц. Купон от SingleCare может снизить стоимость омепразола, так что вы будете платить менее 10 долларов в участвующих аптеках. У вашей страховки могут быть предпочтения в отношении того, какие ингибиторы протонной помпы они будут покрывать, поэтому, если ваш выбор не указан в формуле, всегда уточняйте в SingleCare, чтобы убедиться, что вы платите лучшую цену.

Ресурсы:

  • Отзыв пантопразола Auromedics, FDA
  • Список сортов пива
  • С.Diff, CDC.gov
  • Эзофагит, клиника Мэйо
  • Руководство по диагностике и лечению гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, Американский журнал гастроэнтерологии
  • Омепразол, Эпократ
  • Лансопразол, Эпократ
  • Кожная волчанка, Американский фонд волчанки
  • Возможный повышенный риск переломов бедра, запястья и позвоночника при применении ингибиторов протонной помпы, FDA
  • Ингибиторы протонной помпы, Harvard Health Publishing
  • Ингибиторы протонной помпы и риск перелома: обзор текущих данных и задействованных механизмов, Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения
  • Ингибиторы протонной помпы: рекомендации при длительном применении.Гастроэнтеролог, фармацевт США.
  • Вкладыш в упаковку Prilosec, FDA.gov
  • Соответствующее применение ингибиторов протонной помпы, Minerva Medica
  • Лечение ГЭР и ГЭРБ, Национальный институт диабета, болезней органов пищеварения и почек

Обзор лекарств с ингибиторами протонной помпы (ИПП)

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) — это класс очень эффективных и в целом безопасных лекарств, используемых для лечения изжоги, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) и язвы желудка.Но не всем, кто испытывает изжогу, она нужна.

Некоторые из ИЦП широко рекламировались среди потребителей и активно продвигались среди врачей, что привело к чрезмерному использованию лекарств при лечении изжоги садового сорта. ИПП являются одними из самых продаваемых классов лекарств в США: объем продаж в прошлом году составил 9,5 миллиарда долларов, и один из них, Nexium, был самым продаваемым среди всех лекарств, заработав почти 6 миллиардов долларов в 2012 году, по данным IMS Health. отслеживает продажи и маркетинг лекарств.

Если вы страдаете от случайной изжоги и у вас не диагностирована ГЭРБ, используйте антациды, отпускаемые без рецепта, такие как Маалокс, Миланта, Ролаидс и Тумс, или препараты, снижающие кислотность, известные как блокаторы h3, такие как циметидин (Тагамет), фамотидин (Пепцид) , низатидин (Axid) и ранитидин (Zantac), скорее всего, принесут облегчение. Все эти продукты доступны без рецепта как недорогие дженерики.

Поговорите со своим врачом о роли, которую изменения в питании и образе жизни могут сыграть в облегчении изжоги, например, есть небольшие порции и не ложиться в течение как минимум трех часов после еды, похудеть, если это необходимо, и избегать алкоголя.Если, однако, вы испытываете изжогу дважды в неделю или чаще в течение недель или месяцев подряд, часто срыгиваете едой в горло или рот (с изжогой или без нее) или если изжога не уменьшается с помощью упомянутых выше препаратов, вы может быть ГЭРБ и может потребоваться ИПП. ГЭРБ — это состояние, которое делает вас склонным к кислотному рефлюксу и со временем может вызвать повреждение пищевода.

Семь доступных лекарств с ИПП примерно равны по эффективности и безопасности, но различаются по стоимости.Три — омепразол (Prilosec, Prilosec OTC), лансопразол (Prevacid, Prevacid 24HR) и омепразол / бикарбонат натрия (Zegerid, Zegerid OTC) — доступны как по рецепту, так и без рецепта. Четыре — лансопразол, омепразол, омепразол / бикарбонат натрия и пантопразол (Протоникс) — доступны как в виде фирменных препаратов, так и в виде дженериков, которые содержат тот же активный ингредиент, но стоят значительно дешевле.

Принимая во внимание доказательства эффективности, безопасности, стоимости и других факторов, если вам нужен ИЦП, мы выбрали следующее в качестве Consumer Reports Best Buy Drugs :

  • Общий омепразол без рецепта
  • Общий лансопразол, отпускаемый без рецепта

Популярные лекарства от изжоги могут повысить риск смерти: исследование

3 июля 2017 г. — Популярные лекарства от изжоги, известные как ингибиторы протонной помпы, могут повысить вероятность смерти, показывают новые исследования.

Это не первый случай, когда препараты, также известные как ИПП, были связаны с опасностью для здоровья. Предыдущие исследования связывали эти препараты с проблемами почек, деменцией и переломами костей, хотя не все исследования подтвердили это.

В новом исследовании шансы умереть тем больше, чем дольше люди употребляли наркотики, говорит старший автор исследования Зияд Аль-Али, доктор медицины, директор клинической эпидемиологии в VA St. Louis Healthcare System.

Более 5 лет его команда отслеживала людей, которые принимали рецептурные ИПП, такие как Nexium и Prilosec.Он сравнил их с людьми, которые принимали другие препараты, снижающие кислотность желудка, известные как блокаторы h3 (например, Zantac или Pepcid). В исследовании не рассматривалось использование препаратов ИПП, которые можно купить без рецепта.

По сравнению с пользователями блокатора h3, «люди, принимающие ИПП около года, имеют примерно на 25% более высокий риск смерти», — говорит Аль-Али, который также является доцентом медицины в Медицинской школе Вашингтонского университета в Санкт-Петербурге. Луи.

Поскольку миллионы людей принимают ИПП регулярно, этот 25-процентный шанс может привести к тысячам смертей в год, сказал Аль-Али.

Тем не менее, исследование — это всего лишь ассоциация — оно не доказывает причинно-следственную связь. Представитель отрасли говорит, что лекарства безопасны, если люди следуют инструкциям на этикетке.

Людям, принимающим наркотики, не следует немедленно прекращать это, говорит Аль-Али. «Я бы сказал, что это небольшой, но значительный риск», — говорит он. «Это должно побудить людей задуматься о том, стоит ли им вообще принимать ИЦП».

ИПП являются одним из наиболее широко используемых типов лекарств в Соединенных Штатах: по данным исследовательской фирмы IMS, в 2015 году только на нексиум выписывалось 15 миллионов ежемесячных рецептов.

Несмотря на то, что рекомендуемая схема лечения для большинства ИПП является короткой — от 2 до 8 недель, например, для язв, — многие люди в конечном итоге принимают лекарства в течение месяцев или лет. Для некоторых пациентов врачи могли решить, что более длительное использование оправдано, и исследование показало, что шансы смерти значительно возрастают, если ИПП по рецепту принимались более года.

Рецептурные варианты ИПП и блокаторов h3 лечат серьезные состояния, такие как кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) и язвы.Безрецептурные препараты с более низкими дозами обычно используются для лечения изжоги и расстройства желудка.

Исследование не получило отраслевого финансирования. Он опубликован в Интернете в BMJ Open.

Подробности исследования

Аль-Али и его коллеги решили провести новое исследование после того, как недавнее исследование показало связь между использованием ИПП и другими проблемами со здоровьем. «Если действительно существуют все эти ассоциации с побочными эффектами, правда ли, что они также могут быть связаны с более высоким риском смерти?» он спросил.

Исследователи изучили медицинские записи примерно 275 000 человек, которые использовали рецептурные ИПП, и почти 74 000 человек, принимавших блокаторы h3.

Исследователи провели три анализа, сравнивая:

  • Людей, принимающих ИПП, с теми, кто принимает блокаторы h3
  • Пользователи PPI и не пользователи PPI
  • пользователи PPI с теми, кто не принимал ни PPI, ни блокаторы h3.

«Как бы мы ни посмотрели на данные, мы обнаружили [связь] с использованием ИПП и риском смерти», — говорит Аль-Али.По его словам, чем дольше вы используете, тем выше риск.

Когда исследователи учли, как долго они принимали препараты, риск возрастал с увеличением продолжительности приема. Согласно исследованию, шансы смерти среди людей, принимавших ИПП и группы блокаторов h3 в течение 30 дней, существенно не различались. Но шансы были почти на 50% выше среди людей, принимавших наркотики в течение 1-2 лет.

Одно из ограничений исследования, по словам исследователей, заключается в том, что у них нет информации о причинах смерти.

Исследователи не могут с уверенностью объяснить связь между употреблением наркотиков и более ранней смертью.Они предполагают, что лекарства могут ускорить старение, укорачивая теломеры, части хромосомы, которые контролируют клеточное старение. Или они могут вызвать вредную нагрузку на клетки.

Хотя и ИПП, и блокаторы h3 снижают кислотность желудка, они делают это по-разному, говорит Аль-Али.

В исследование были включены следующие препараты:

Perspective

Несмотря на полученные данные, «есть некоторые пациенты, которым могут помочь ИПП», — говорит Аль-Али. Например, он говорит, что у кого-то есть кровоточащая язва.

Однако, по его словам, препараты нельзя принимать без уважительной медицинской причины, и их нельзя принимать в течение длительного времени.

В отношении рецептурных ИПП врачи должны принимать решение о том, как долго пациенту следует принимать лекарства, — говорит он. «Любое использование, выходящее за рамки случайного использования, должно осуществляться под наблюдением врача», — говорит он.

«Очень часто людям прописывают ИПП по уважительной медицинской причине, но тогда врачи не останавливают это, и пациенты продолжают получать пополнение за пополнением за новым», — сказал Аль-Али.«Необходимо проводить периодические переоценки того, нужно ли людям принимать их. В большинстве случаев людям не нужно будет принимать ИЦП в течение года, двух или трех».

Второе мнение

В исследовании, опубликованном в 2016 году, Мэтью Паппас, доктор медицинских наук, научный сотрудник Кливлендского клинического центра исследований ценностей, обнаружил, что использование ИПП, вероятно, приводит к большему количеству смертей среди госпитализированных пациентов, не находящихся в стационаре. ICU. Он рассмотрел новые результаты.

«Все лекарства несут пользу и вред», — говорит он.

Он призывает пациентов и врачей помнить о том, почему они принимают лекарства. «Если нет веских причин для приема ингибитора протонной помпы (ИПП), вместо этого стоит попробовать стратегии с меньшим риском».

Среди них — похудание и отказ от продуктов, вызывающих раздражение, таких как алкоголь, кофеин и цитрусовые, — говорит Колин Робинсон, доктор медицины, терапевт в UCLA Health Santa Clarita и доцент медицины в Медицинской школе Дэвида Геффена Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Промышленность весит в

В электронном письме Александра Энгель, пресс-секретарь AstraZeneca, говорит: «Мы уверены в безопасности и эффективности Nexium и Prilosec при их использовании в соответствии с одобренной FDA этикеткой, которая была подтверждена многочисленными клинические испытания.«

В заявлении Ассоциации потребительских товаров для здоровья, отраслевой группы производителей безрецептурных лекарств и добавок, отмечается, что в новом исследовании рассматривались не отпускаемые без рецепта продукты, а только рецептурные ИЦП», которые обычно используются в более высоких дозах и в течение более длительного времени ».

Группа рекомендовала потребителям прислушиваться к этикетке FDA Drug Facts для понимания безопасного использования.« Безрецептурные ИПП с более низкими дозами одобрены для краткосрочного использования (от двух недель до трех раз год) «, — говорится в сообщении.

Ингибиторы протонной помпы — Knowledge @ AMBOSS

Последнее обновление: 4 августа 2021 г.

Резюме

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) — это группа препаратов, используемых в первую очередь для подавления секреции желудочной кислоты. Они в значительной степени заменили блокаторы H 2 , такие как ранитидин, в лечении состояний, вызванных чрезмерной кислотностью желудочно-кишечного тракта (например, диспепсия, ГЭРБ, пищевод Барретта, пептические язвы). ИПП действуют путем полного и необратимого ингибирования ферментной системы Н + / К + АТФазы (желудочного протонного насоса) в париетальных клетках желудка, что приводит к снижению выработки кислоты и увеличению рН желудочного сока.ИПП доступны в пероральной и внутривенной формах, из которых чаще всего вводят пероральную форму. Внутривенные ИПП предназначены для лечения тяжелых заболеваний, поскольку в редких случаях они могут вызывать необратимые нарушения зрения. Другие побочные эффекты преимущественно со стороны желудочно-кишечного тракта, включая такие симптомы, как тошнота и боль в животе, обычно уменьшаются в процессе лечения. Существенные лекарственные взаимодействия возникают, особенно с антикоагулянтами (варфарин, клопидогрель), и их следует учитывать перед назначением ИПП.

Обзор

  • Обычно используемые PPI
    • Омепразол
    • Эзомепразол
    • Пантопразол
    • Лансопразол, декслансопразол
    • Рабепразол
  • Администрация
    • 1 таблетка в день утром натощак (см. «Эффекты» ниже).
    • Продолжительность
      • 1–12 недель в зависимости от основного состояния
      • При осложненном заболевании следует избегать длительного приема препарата (см. «Побочные эффекты» ниже).

Индивидуальные ИПП различаются по pKa, биодоступности, пиковым уровням в плазме и путям выведения.Однако, поскольку эти различия еще не доказали свою клиническую значимость, ИПП часто используются как взаимозаменяемые.
Ссылки: [1] [2] [3]

Фармакодинамика

Ссылки: [1]

Побочные эффекты

  • Желудочно-кишечный тракт
  • Неврологический
  • Другое

Каталожные номера: [1] [5]

Мы перечисляем наиболее важные побочные эффекты.Выбор не исчерпывающий.

Показания

Каталожные номера: [1]

Взаимодействия

Хотя есть подозрения о взаимодействии нескольких лекарственных средств, доказано, что взаимодействия с омепразолом и эзомепразолом имеют клиническое значение, в основном в отношении взаимодействий, опосредованных CYP2C19:

Ссылки: [9]

Список литературы

  1. Кацунг Б., Тревор А. Базовая и клиническая фармакология . McGraw-Hill Education ; 2014 г.
  2. Маккарти DM.Побочные эффекты препаратов ингибиторов протонной помпы: подсказки и выводы. Curr Opin Гастроэнтерол . 2010; 26 год (6): с.624-631. DOI: 10.1097 / mog.0b013e32833ea9d9. | Открыть в режиме чтения QxMD
  3. Гомм В., Фонхольт К., Томе Ф. и др. Ассоциация ингибиторов протонной помпы с риском деменции: анализ данных фармакоэпидемиологических заявлений. JAMA Neurol . 2016; 73 (4): с.410-416. DOI: 10.1001 / jamaneurol.2015.4791. | Открыть в режиме чтения QxMD
  4. Фоль А.Л., Регал RE.Пневмония, связанная с ингибиторами протонной помпы: в конце концов, не глоток свежего воздуха ?. World J Gastrointest Pharmacol Ther . 2011; 2 (3): с.17-26. DOI: 10.4292 / wjgpt.v2.i3.17. | Открыть в режиме чтения QxMD
  5. Де Ягер С.П., Wever PC, Гемен Э.Ф. и др. Терапия ингибиторами протонной помпы предрасполагает к внебольничной пневмонии, вызванной Streptococcus pneumoniae. Алимент Фармакол Тер . 2012; 36 (10): с.941-949. DOI: 10.1111 / apt.12069.| Открыть в режиме чтения QxMD
  6. Джулиано К., Вильгельм С.М., Кале-прадхан ПБ. Связаны ли ингибиторы протонной помпы с развитием внебольничной пневмонии? Метаанализ. Эксперт Рев Клин Фармакол . 2012; 5 (3): с.337-344. DOI: 10.1586 / ecp.12.20. | Открыть в режиме чтения QxMD
  7. Baker DE. Ингибиторы протонной помпы для внутривенного введения. Рев Гастроэнтерол Дисорд . 2006; 6 (1): с.22-34.
  8. Пан Ш., Грэм Д.Клиническое руководство по использованию внутривенных ингибиторов протонной помпы при рефлюксе и язвенной болезни. Терапевт Гастроэнтерол . 2010; 3 (1): с.11-22. DOI: 10.1177 / 1756283X09352095. | Открыть в режиме чтения QxMD
  9. Ведемейер RS, Блюм Х. Профили фармакокинетического взаимодействия ингибиторов протонной помпы с лекарственными средствами: обновленная информация. Сейф с наркотиками . 2014; 37 (4): с.201-211. DOI: 10.1007 / s40264-014-0144-0. | Открыть в режиме чтения QxMD
  10. Герольд Г. Медицина внутренних болезней . Герольд Дж. ; 2014 г.
  11. Способ применения и дозы ингибитора протонной помпы (ИПП). http://www.nps.org.au/medicines/digestive-system/indigestion-reflux-and-stomach-ulcer-medicines/heartburn-and-reflux-medicines/for-health-professionals/dosage-and-administration . Обновлено: 30 марта 2015 г. Доступ: 21 февраля 2017 г.

% PDF-1.7 % 245 0 объект > эндобдж xref 245 94 0000000016 00000 н. 0000002844 00000 н. 0000002989 00000 н. 0000003025 00000 н. 0000004323 00000 п. 0000004446 00000 н. 0000004583 00000 н. 0000004721 00000 н. 0000004858 00000 н. 0000004996 00000 н. 0000005134 00000 п. 0000005271 00000 н. 0000005410 00000 н. 0000005549 00000 н. 0000005688 00000 п. 0000005827 00000 н. 0000005965 00000 н. 0000006103 00000 п. 0000006242 00000 н. 0000006375 00000 н. 0000006515 00000 н. 0000007060 00000 п. 0000007552 00000 н. 0000007952 00000 н. 0000008512 00000 н. 0000009039 00000 н. 0000009589 00000 н. 0000009849 00000 н. 0000009886 00000 н. 0000010504 00000 п. 0000010616 00000 п. 0000010730 00000 п. 0000010984 00000 п. 0000011407 00000 п. 0000011762 00000 п. 0000011846 00000 п. 0000012442 00000 п. 0000012469 00000 п. 0000013205 00000 п. 0000016335 00000 п. 0000016477 00000 п. 0000019287 00000 п. 0000022521 00000 п. 0000022659 00000 п. 0000023146 00000 п. 0000023173 00000 п. 0000026027 00000 н. 0000028662 00000 п. 0000029018 00000 н. 0000029271 00000 п. 0000029641 00000 п. 0000033347 00000 п. 0000033688 00000 п. 0000033951 00000 п. 0000034330 00000 п. 0000037169 00000 п. 0000039918 00000 н. 0000040550 00000 п. 0000040818 00000 п. 0000042736 00000 н. 0000055341 00000 п. 0000055467 00000 п. 0000067115 00000 п. 0000067185 00000 п. 0000069834 00000 п. 0000080212 00000 п. 0000080282 00000 п. 0000084255 00000 п. 00000 00000 п. 00000

00000 п. 0000098189 00000 п. 0000106228 00000 п. 0000106605 00000 п. 0000106879 00000 п. 0000106949 00000 п. 0000107033 00000 п. 0000110379 00000 н. 0000110652 00000 п. 0000110825 00000 н. 0000110852 00000 н. 0000111151 00000 н. 0000111220 00000 н. 0000111289 00000 н. 0000111358 00000 н. 0000111427 00000 н. 0000111496 00000 н. 0000111565 00000 н. 0000111639 00000 н. 0000111708 00000 н. 0000111777 00000 н. 0000111846 00000 н. 0000111915 00000 н. 0000111984 00000 н. 0000002176 00000 п. трейлер ] / Назад 346792 >> startxref 0 %% EOF 338 0 объект > поток hb«g`d`g`0gd @

Ингибиторы протонной помпы: слишком много хорошего?

До конца 20 века кислотно-пептические расстройства, такие как гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), обрекали людей на пожизненные неэффективные диетические ограничения и антациды. 4 Осложнения этих заболеваний были постоянной проблемой в гастроэнтерологии, 5 единственным эффективным долгосрочным лечением было хирургическое вмешательство. 6 Открытие лекарств, подавляющих кислотность желудочного сока — антагонистов рецепторов H 2 и ингибиторов протонной помпы (ИПП) — ознаменовало собой изменение. Хотя оба класса лекарств обеспечивают облегчение симптомов ГЭРБ, ИПП значительно более эффективны, чем антагонисты H 2 , в облегчении симптомов и лечении эзофагита. 7,8

Несмотря на высокую эффективность и благоприятный профиль безопасности, использование ИПП не может не вызывать беспокойства. С момента их появления в начале 90-х годов использование ИПП в Австралии увеличилось более чем на 1000%, 2 с более чем 19 миллионами рецептов в 2013–14 финансовом году. 1 За последнее десятилетие как минимум два ИЦП входили в десятку наиболее часто назначаемых лекарств, субсидируемых PBS. 1,9 Неудивительно, что во всем мире растет озабоченность по поводу их растущего использования. 2,10 Долгосрочное использование рекомендуется только в отдельных группах населения 11,12 , но данные показывают, что это составляет большую часть общего использования. 10 Несколько исследований показывают, что значительная часть пользователей ИПП не имеет четких показаний к терапии (Таблица 1). 13-18

Некоторые сообщения связывают использование ИПП с повышенным риском переломов, пневмонии, кишечных инфекций, дефицита витаминов и минералов и острого интерстициального нефрита. 5,19 Хотя абсолютный риск очень низок, многие из пациентов в этих отчетах были пожилыми людьми — группой, которая составляет наибольшую долю пользователей ИПП 2 и которые подвержены повышенному риску медицинских проблем. 20 Хотя доказательств для установления причинно-следственной связи недостаточно, эти отчеты заслуживают рассмотрения.

Чрезмерное использование также влечет за собой финансовые последствия, требующие больших затрат как для частных лиц, так и для правительства. В 2013–14 финансовом году в Австралии было около 7 миллионов рецептов на эзомепразол, субсидируемых PBS, на сумму более 200 миллионов долларов США. 1

Хотя ИПП остаются основой лечения кислотно-пептических расстройств, опасения по поводу побочных эффектов и затрат, связанных с чрезмерным назначением, подчеркивают необходимость повышенного внимания к их разумному использованию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *