Индукция наркоза: Индукция анестезии в педиатрической практике – Ваш браузер устарел

Содержание

Индукция анестезии в педиатрической практике

 

 

Говоря в общих чертах, для индукции анестезии в педиатрической практике используются те же анестетики, что и у взрослых пациентов. Тем не менее, по сравнению со взрослыми, существуют немаловажные и характерные для детей отличия фармакологических свойств препаратов. Кроме этого, могут возникать технические сложности, связанные с небольшим размером тела, а также физиологическими и поведенческими реакциями, причина которых незрелость органов и систем. Эти факторы делают индукцию в педиатрической практике более рискованным этапом анестезии.

Существует несколько методов индукции анестезии в педиатрии:

  • Ингаляционная индукция основана на вдыхании газовой смеси, содержащей ингаляционный анестетик. Цель ингаляции анестетика - утрата сознания. 
  • При внутривенной индукции анестетик вводится в венозное русло, также до наступления анестезии.
  • К прочим методам относятся те, при которых анестетик назначается, минуя внутривенный путь введения: в основном, перорально, ректально или внутримышечно.

 

Фармакология препаратов для внутривенной анестезии в педиатрии

 

Тиопентал натрия

Введенный в клиническую практику с 1930 года этот барбитурат и по сей день остается препаратом выбора для внутривенной индукции. К распространенным синонимам относятся пентотал и нембутал. Тиопентал представляет собой порошок желтого цвета, смешанный с карбонатом натрия. Перед использованием препарат разводят водой для инъекций. Концентрация раствора имеет большое значение, отсутствие боли при введении возможно, если она не превышает 2,5% (менее 25 мг/мл). При внесосудистом введении возможно развитие некроза тканей, особенно при использовании концентрированных растворов. Индукционная доза тиопентала у взрослых составляет 4-6 мг/кг и 5-7 мг/кг у детей. Индукция анестезии протекает быстро и, как правило, сопровождается минимальным возбуждением, которое может проявляться непроизвольными движениями и икотой. Тиопентал связывается с белками плазмы и является высоко жирорастворимым соединением. Его эффект на ЦНС и потеря сознания прекращаются за счет перераспределения препарата, сознание восстанавливается в среднем через 5 минут после введения однократной индукционной дозы. При повторном введении пробуждение может заметно замедляться. Тиопентал метаболизируется в печени, но активность этого процесса не является определяющей в продолжительности действия препарата. Действие тиопентала у детей несколько отличается от взрослой популяции. Индукционная доза препарата в целом выше. Время полувыведения снижено, что говорит о том, что при использовании в педиатрической практике тиопентал чаще приводит к замедленному пробуждению ("зависанию"), по сравнению с использованием у взрослых. Введение препарата ведет к быстрому наступлению анестезии, что сопровождается короткой дыхательной паузой, которая, однако, редко длится более нескольких секунд. После восстановления спонтанного дыхания может быть начата подача ингаляционного анестетика. Обычно отмечается некоторое повышение ЧСС на фоне вазодилатации и падения сердечного выброса. Этот эффект имеет клиническое значение при введении тиопентала натрия на фоне гиповолемии и некоторых сопутствующих соматических заболеваний. Тем не менее, переносимость препарата обычно хорошая. Нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы менее выражены, чем в случае использования пропофола (см. ниже). Согласно литературным данным, риск анафилактических реакций не превышает 1 случая на 50.000 анестезий, но уровень летальности при этом грозном осложнении может достигать 50%. Одним из важных специфических противопоказаний к использованию тиопентала является наличие порфирии.

 

Пропофол

Относится к небарбитуратным внутривенным анестетикам. Препарат был введен в практику в 80-х годах и представляет собой водную эмульсию, состоящую из соевого масла и яичного фосфатида (эмульгатор). При введении в дозе 2,5-4,0 мг/кг пропофол вызывает быстрое наступление анестезии. При использовании таких дозировок типично двигательное возбуждение, в связи с чем у детей, не получавших премедикацию, принято превышать означенную выше дозировку. Обычно препарат вводится в виде болюса 4 мг/кг, с последующим углублением анестезии болюсами по 0,5-1,0 мг/кг, что обеспечивает гладкий переход к ингаляционной анестезии.

Даже при использовании повышенных доз двигательное возбуждение и объем непроизвольных движений выражены сильнее, чем при использовании тиопентала натрия. В отличие от тиопентала, повторное введение препарата не сопровождается падением качества посленаркозного восстановления. Препарат может действительно использоваться для седации в течение длительного периода времени (но не в педиатрической практике). Введение индукционной дозы сопровождается более длительной дыхательной паузой. В реальных условиях препарат нередко приводит к значимому апноэ. Выраженное подавление рефлексов дыхательных путей после введения индукционной дозы пропофола позволяет с легкостью выполнить восстановление проходимости дыхательных путей, что не всегда достигается при использовании других анестетиков. Сердечно-сосудистые эффекты препарата носят дозозависимый характер, тем не менее, снижение АД наблюдается практически всегда. В случае исходной гиповолемии гипотензия может принять угрожающий жизни характер. Этот эффект пропофола выражен сильнее, если сравнивать его с равноэффективными дозами тиопентала натрия. Несмотря на менее выраженное, чем в случае тиопентала, раздражающее действие при ошибочном введении мимо вены, главным недостатком пропофола остается болезненность при адекватном внутрисосудистом введении. Болевые ощущения весьма выражены, что нарушает гладкое наступление анестезии. Боль в области введения может быть уменьшена, но не предотвращена полностью при одновременном введении лидокаина в дозе 1 мг на 1 мл 1% раствора пропофола. Длительное введение высоких доз препарата детям с критическими нарушениями (в условиях ОПТ) может привести к "синдрому инфузии пропофола". Механизм этого нарушения окончательно не выяснен. Тем не менее, пропофол считается безопасным индукционным агентом для использования в педиатрической практике, но не разрешен для использования с целью длительной внутривенной седации. Стоимость пропофола в Великобритании в три раза превышает таковую для эквивалентной дозы тиопентала натрия.

 

Этомидат

 

Этот небарбитуратный индукционный агент используется в дозе 0,3-0,4 мг/кг. По сравнению с тиопенталом препарат менее угнетает сердечно-сосудистую систему и практически не приводит к уменьшению частоты или глубины дыхания. Введение сопровождается выраженным двигательным возбуждением, что делает индукцию сравнительно менее "плавной". Может возникать боль при введении. Этомидат ингибирует синтез стероидов надпочечниками, чем объясняли высокую смертность у детей при использовании этого препарата для седации в условиях ОПТ. Опуская подавление коры надпочечников, боль при введении и двигательное возбуждение явились достаточным поводом к падению популярности этого препарата для индукции анестезии в педиатрической практике.

 

Кетамин

Этот анестетик обладает рядом полезных и необычных качеств. Хотя анестезия наступает после введения дозы порядка 2 мг/кг, наличие видений, открывание глаз и сохранение дыхания не позволяют говорить о "критериях" глубины анестезии. По сравнению с тиопенталом индукция может занимать больше времени. Наблюдается поддержание ЧСС и АД на нормальном уровне, либо повышение этих показателей, повышение частоты и глубины дыхания; рефлексы дыхательных путей также остаются относительно интактными. Именно эти свойства позволили кетамину завоевать популярность в ситуациях, когда он может быть использован как моноагент, например, при ограниченном доступе к анестезиологическому оборудованию. Тем не менее, при передозировке рефлекторная активность дыхательных путей и дыхание может угнетаться, в связи с чем требуется доступ к кислороду. Еще одним преимуществом кетамина является разнообразие путей ведения. Возможно внутривенное, внутримышечное, ректальное и пероральное введение препарата. К недостаткам относятся избыточная саливация и неприятные видения. Слюнотечение и секреция могут быть уменьшены при помощи холиноблокаторов, например, атропина. Галлюцинации и видения подавляются при одновременном назначении бензодиазепинов. Кетамин относится к относительно недорогим препаратам.

 

Бензодиазепины

В качестве индукционных агентов могут быть использованы бензодиазепины мидазолам и диазепам. Дозировки обоих представителей этого класса широко варьируют. Для индукции анестезии могут потребоваться дозы диазепама, колеблющиеся от 0,05 до 0,5 мг/кг. Время достижения пикового эффекта значительно выше, чем в случае прочих внутривенных анестетиков, в связи с чем большинство анестезиологов предпочитают использовать эти препараты лишь в составе премедикации. На этом подготовительном этапе особенно популярен мидазолам: препарат назначается перорально в дозе 0,5-0,75 мг/кг, что редко приводит к наступлению сна, но делает ребенка спокойным и послушным. К дополнительным положительным свойствам относится развитие амнезии. Исследования показали, что использование мидазолама в схеме премедикации перед хирургическими вмешательствами "одного дня" не сопровождается замедлением пробуждения после анестезии.

 

Фармакология ингаляционных анестетиков, используемых для индукции анестезии в педиатрии

 

Эфир

Является прототипом ингаляционных анестетиков и все еще активно используется в разных странах мира. Высокая растворимость и раздражающее действие эфира на дыхательные пути не позволяют считать его хорошим агентом для индукционной анестезии в педиатрической практике. В связи с техническими и экономическими трудностями препарат все еще используется в качестве моноагента в некоторых странах мира, но не будет обсуждаться в дальнейшем.

 

Галотан

Введен в клиническую практику в 50-х годах и быстро завоевал популярность как препарат для ингаляционной индукции и поддержания ингаляционной анестезии, как во взрослой, так и в педиатрической практике. Галотан дозируется при помощи специального испарителя. Его МАК составляет 1,1% для детей и 0,6% для взрослых. Препарат не оказывает раздражающего влияния на дыхательные пути и не вызывает неприятных ощущений. Обычно, индукция анестезии с использованием галотана начинается с ингаляции газовой смеси-носителя (например, смесь кислорода и закиси азота). Изначально концентрация галотана устанавливается на 0,5% с последующим повышением на 0,5% после каждых 5 глубоких вдохов до достижения целевой индукционной концентрации, составляющей 5%. После утраты сознания, фракция галотана может быть понижена до необходимой величины. Препарат относится к подавляющим дыхание анестетикам и вызывает снижение дыхательного объема. Галотановая анестезия может несколько повышать частоту дыхания, что сопровождается, однако, снижением чувствительности к гипоксии и гиперкапнии. Тем не менее, эти респираторные эффекты галотана менее выражены, чем в случае использования других ингаляционных агентов, за исключением эфира. Главным недостатком агента является потенцирование аритмогенного действия катехоламинов на миокард. Аритмии, в частности вентрикулярные их формы, возникают при использовании галотана чаще, чем в случае прочих ингаляционных агентов. Гиперкапния вызывает высвобождение катехоламинов из надпочечников. Сочетание умеренной обструкции дыхательных путей, гиперкапнии и ингаляции галотана является типичным фоном возникновения аритмий во время проведения анестезии. Как правило, нарушения ритма сердца носят доброкачественный характер и устраняются после коррекции проходимости дыхательных путей. Однако, при поступлении экзогенного адреналина (например, после подкожного введения) аритмии могут принять угрожающий характер. Были отмечены случаи развития "галотанового гепатита". Механизмы поражения печени, связанные с использованием галотана, продолжают активно изучаться.

 

Энфлюран и изофлюран

Эти ингаляционные анестетики отличаются более выраженным раздражающим действием на дыхательные пути и при использовании на этапе индукции анестезии не имеют каких-либо преимуществ перед галотаном.

 

Севофлюран

Клиническое использование этого агента начато в Японии с 70-х годов XX века. МАК изофлюрана составляет 2,3 у детей и 1,8 для взрослых. Главным преимуществом препарата является отсутствие раздражающего едкого запаха, в связи с чем возможна индукция с использованием более высоких начальных концентраций. Севофлюран не обладает аритмогенным эффектом. По сравнению с галотаном использование более высоких концентраций препарата в начале индукции переносится лучше. Таким образом, севофлюран позволяет достичь более быстрого наступления анестезии. К недостаткам относится более выраженное подавляющее действие на дыхание. Задержка дыхания может наступить, когда достаточная глубина анестезии еще не достигнута. Это и является причиной, по которой некоторые анестезиологи предпочитают использовать для ингаляционной индукции анестезии на фоне обструкции дыхательных путей галотан. Еще одним значимым недостатком севофлюрана является его высокая стоимость.

 

Индукция анестезии в педиатрии

 

Ингаляционная индукция анестезии в педиатрии

Остается наиболее распространенным способом индукции анестезии в педиатрической практике. Подобный подход реже встречается при анестезии у взрослых, что является причиной низкой компетенции некоторых анестезиологов общего профиля в данной области. Объяснимо, что дети стараются избежать любых медицинских процедур, требующих инвазивных манипуляций, например, инъекций. Многие знают о наличии возможных альтернатив и отдают предпочтение ингаляционным методам. Выбору ингаляционной индукции также способствуют трудности, связанные с канюляцией периферических вен у детей. Практически во всех случаях индукция выполняется без сосудистого доступа, а в случае, если он все-таки установлен, препараты сложно назначать, особенно в отсутствие ассистента.

Лежащие на операционном столе новорожденные могут дышать через лицевую маску, присоединенную к T-коннектору, или любому другому анестезиологическому дыхательному контуру с низким внутренним сопротивлением. Дети старшего возраста, после некоторых разъяснений, часто ведут себя хорошо и без осложнений переносят ингаляционную индукцию. Независимо от возрастной группы все усилия и навыки анестезиолога должны быть направлены на обеспечение гладкой индукции анестезии. Присутствие родителей в операционной часто оказывает весомый успокаивающий эффект на детей и младенцев. В некоторых ситуациях это невозможно, но если условия позволяют, подобный подход к созданию психологического комфорта ребенка дает положительный эффект. Одновременно с проведением масочной индукции мать или отец могут прижимать ребенка к себе. Ребенок старшего возраста может поддаваться просьбам со стороны родителей, убеждающих его "дышать через маску". Типичной ассоциацией, с помощью которой анестезиологи склоняют детей к дыханию газовой смесью, является просьба "надуть воздушный шарик". К дополнительным методам относится использование сильно пахнущих пищевых ароматизаторов для нанесения на лицевую маску. Корка от апельсина может быть полезным средством, позволяющим сгладить запах ингаляционных анестетиков. При нанесении ароматического вещества на маску можно приступить к увлекательной игре "угадай, что за фрукт", что позволяет гладко выполнить индукцию. Использование прозрачных пластиковых лицевых масок уменьшает явления клаустрофобии, нередко возникающие на фоне применения масок из черной резины. При использовании галотана необходимо обратить внимание на необходимость постепенного наращивания его концентрации. Быстрое повышение концентрации приводит к возникновению кашля. Многие анестезиологи отдают предпочтение использованию 70% закиси азота перед добавлением в дыхательную смесь галотана. Этот подход позволяет достичь частичной анестезии пациента к моменту начала ингаляции газообразного анестетика, что особенно важно в случае использования севофлюрана. Как только пациент засыпает, большинство анестезиологов переходят к использованию 100% кислорода в качестве газа-переносчика.

После наступления сна родители ребенка должны покинуть операционную. Необходимо установить пульсоксиметр, стараясь при этом как можно меньше беспокоить ребенка. После формального засыпания пациент проходит через фазу возбуждения. Если у ребенка возникает двигательная активность, например, попытки удалить одежду, необходимо опасаться стимуляции рефлекторных реакций со стороны дыхательных путей. Анестезиолог должен продолжать удерживать маску и поддерживать адекватную проходимость дыхательных путей и вентиляцию. Вскоре, при поддержании высокой концентрации ингаляционного агента будет достигнута достаточно глубокая анестезия. Только после этого можно уложить ребенка в нужное операционное положение, снять одежду и установить датчики мониторов и хирургические приспособления. При необходимости внутривенного доступа настает время, когда его можно выполнить. В некоторых случаях, катетеризация и вентиляция могут быть выполнены одним врачом, однако, при сложностях с поддержанием проходимости дыхательных путей или нахождением вены может потребоваться помощь ассистента.

Возникает очевидный вопрос: "Что делать, если побочные и неблагоприятные явления развиваются до установки внутривенного доступа?" К счастью, за исключением обструкции дыхательных путей осложнения носят характер казуистических. Гиповентиляция может быть выявлена при помощи наблюдения за резервуарным мешком, экскурсии которого в этом случае будут снижаться. Обструкция дыхательных путей сопровождается шумным дыханием, повышением работы дыхания (повышение экскурсии грудной клетки при снижении экскурсии мешка). Обычно коррекция положения головы пациента ведет к устранению гиповентиляции. Шумное дыхание часто является следствием коллапса верхних дыхательных путей во время выдоха. Купировать эти нарушения можно при помощи создания небольшого постоянного положительного давления в дыхательных путях (CPAP), что обычно может быть реализовано путем поддержания напряженного состояния дыхательного мешка при помощи одной руки. О развитии гипоксии свидетельствуют показания пульсоксиметрии или появление цианоза. Необходимо проверить, действительно ли пациент получает максимально возможную концентрацию кислорода и увеличить постоянное давление в дыхательных путях. В некоторых случаях может быть использован парафарингеальный воздуховод, однако, не следует пытаться установить его на фоне поверхностной анестезии. Лишь в редких случаях серьезный ларингоспазм не уступит терпению врача, применению CPAP, 100% кислородотерапии и правильному положению больного. Если ситуация не разрешается, рассмотрите возможность других причин обструкции дыхательных путей. Необходимо удалить секреты из полости глотки при помощи отсоса. При необходимости миорелаксации после засыпания пациента, но до введения венозного катетера, помните о возможности внутримышечного введения суксаметония. В этой ситуации доза препарата составляет 5 мг/кг, а эффект развивается в течение 2-3 минут. Многие анестезиологи отдают предпочтение интубации без использования миорелаксантов, при этом необходимые условия достигаются на фоне глубокой ингаляционной моноанестезии. Была подтверждена безопасность введения суксаметония в мышцу языка, но я не обладаю собственным опытом использования этого пути введения. Мне кажется, что такой способ миорелаксации может затруднить проходимость дыхательных путей в связи с возникновением кровотечения из места пункции. Более быстрое наступление миорелаксации при использовании внутриязычного введения суксаметония по сравнению с прочими мышцами не доказано.

Существуют обстоятельства, в которых ингаляционная индукция анестезии не может считаться методом выбора. Если венозный доступ уже был установлен ранее, например, для проведения инфузионной терапии, введение внутривенных анестетиков может быть выполнено без причинения какого-либо дополнительного дискомфорта. В этой ситуации многие дети отдают предпочтение именно внутривенной индукции. Кроме того, в ряде случаев имеются прямые показания к быстрой последовательной индукции, когда об ингаляционной анестезии не может быть и речи.

 

Внутривенная индукция анестезии в педиатрии

К основным трудностям, возникающим во время внутривенной индукции, относятся боль при введении венозной канюли, прирожденный детский "страх перед иглами" и технические сложности катетеризации. Те же недостатки сопутствуют методу и у взрослых, однако, в этой ситуации можно объяснить необходимость таких действий и предупредить о болезненности процедуры.

Дети после пяти лет могут хорошо понимать необходимость катетеризации и воспринимать тот факт, что канюлю нелегко установить и может возникнуть потребность в повторных попытках. Каков бы не был уровень внушаемости ребенка, процедура может быть куда более комфортной в случае местной анестезии области катетеризации, для чего используется крем EMLA (эвтектическая смесь местных анестетиков). Эффект этого препарата развивается приблизительно в течение одного часа. При нанесении на область катетеризации и достаточной экспозиции эффективность метода весьма высока. Эффект аметокаина наступает значительно быстрее. К сожалению, эти препараты не всегда доступны и единственный способ спокойно выполнить катетеризацию - убеждение ребенка в ее необходимости и использование канюли минимального диаметра. При наличии закиси азота, ингаляция ее смеси с кислородом во время катетеризации облегчает процесс. Подобный подход нередко приводит к сочетанному эффекту наиболее пугающих ребенка составляющих обоих методов индукции - "ужасной маски" и "жуткой иглы"! Введение венозного катетера легче при прямой визуализации вен. Тем не менее, в некоторых случаях обнаружить их нелегко, что особенно актуально при наличии большого количества подкожной жировой клетчатки. Увеличение объема жировых отложений наиболее выражено у детей, начинающих ходить. Доступ к венам затрудняется при охлаждении, дегидратации и испуге детей. Цель подготовки - согретый, волемически восполненный и испытывающий чувство комфорта ребенок. На пути достижения этой цели большую роль может играть грамотная премедикация.

После выполнения катетеризации должен быть налажен необходимый мониторинг. Анестетики выбора представлены выше, однако у исходно здорового ребенка он разумно ограничен двумя препаратами - тиопенталом натрия и пропофолом. Пропофол обеспечивает более быстрое пробуждение. Тем не менее, это его преимущество перед тиопенталом после введения в течение часа становится незначительным. Боль при введении представляет собой серьезную проблему, особенно при хорошей профилактике боли при самой катетеризации. Таким образом, за исключением ситуаций, когда требуется быстрый перевод после окончания вмешательства, предпочтения остаются за тиопенталом натрия. Агент вводится в дозе 5-6 мг/кг и обеспечивает безболезненное засыпание ребенка. Наблюдается длящийся несколько секунд период апноэ, после которого ребенок продолжает адекватно дышать. Поддержание анестезии может быть обеспечено при помощи ингаляционных анестетиков, при этом удается избежать периода контролируемой ручной масочной вентиляции, который обычно бывает неизбежным при использовании пропофола.

 

Быстрая последовательная индукция анестезии в педиатрии

Показания к выполнению быстрой последовательной индукции не зависят от возраста пациента. Метод используется при риске аспирации рвотных масс, как в детской практике, так и у взрослых. При выполнении у детей процедура не имеет принципиальных особенностей. Обязательным условием является наличие действующего доступа к венозному руслу. На фоне проведения мониторинга пациент должен быть уложен на функциональную тележку. Необходимо подготовить приспособление для удаления секрета из дыхательных путей. После инсуффляции кислорода при помощи плотно прилежащей лицевой маски в течение 3 минут выполняется индукция анестезии. Как только появляются признаки действия индукционного агента, ассистент выполняет надавливание на перстневидный хрящ, а другой рукой обеспечивает разгибание шеи пациента, придерживая ее сзади. Эти действия перекрывают просвет пищевода, что препятствует поступлению содержимого желудка в глотку. Обычно используют тиопентал натрия (5 мг/кг) и суксаметоний (2-3 мг/кг). На практике использование этой процедуры сопряжено с рядом проблем. В случае использования у детей быстрая последовательная индукция редко позволяет достичь адекватной оксигенации, которая наблюдается у взрослых. Хорошее взаимопонимание обычно достигается с детьми средней возрастной группы, в то время как объяснить свои действия и добиться сотрудничества со стороны маленьких детей практически невозможно. В последнем случае, единственное, чего удается достигнуть, это три-четыре громких крика на фоне дыхания через лицевую маску. В подобной ситуации представляется разумным отсроченное введение короткодействующего деполяризующего релаксанта. Требуется выждать, пока ребенок не сделал несколько глубоких вдохов кислородом. При использовании этой техники должны быть также выполнены попытки, направленные на преоксигенацию ребенка до индукции. Введение тиопентала сопровождается быстрым наступлением анестезии. На фоне выполнения перстневидной компрессии на лицо ребенка накладывается маска. Пациент начинает дышать спустя небольшой промежуток времени после введения тиопентала, как только выполнено несколько вдохов вводится миорелаксант. Эффект суксаметония наступает при использовании равных доз быстрее, чем у взрослых. Необходимость проведения экстренного вмешательства у ребенка без сосудистого доступа и с полным желудком ставит трудную задачу перед анестезиологом. Хотя мое мнение может быть спорным, я считаю, что в таком случае анестезия может быть индуцирована при помощи летучих анестетиков в положении маленького пациента на боку. После наступления анестезии легче канюлировать вену. Далее, на фоне выполнения приема Селлика пациент поворачивается на спину и интубируется.

 

Прочие методы индукции анестезии в педиатрии

В некоторых редких случаях индукция анестезии может быть выполнена с помощью кетамина. Препарат может быть введен внутримышечно с помощью тонкой иглы и обеспечивает адекватную анестезию при дозе 7,5 мг/кг. Эффект развивается в течение 5 минут. Внутримышечный путь введения, по-видимому, является более надежным, чем пероральный, в случае использования которого рекомендованные в литературе дозировки могут очень широко варьировать.

 


Конференции детских анестезиологов всегда сопровождаются дебатами, какой препарат и метод анестезии у детей лучше. Сам факт возникновения споров на эту тему говорит о том, что ответ на вопрос не найден. Наибольшее значение играет опыт и подготовка анестезиолога, позволяющие ему реагировать на быстро изменяющееся течение анестезии и получать максимальные преимущества от использования выбранного метода.

Автор(ы): Др. Джо Меллор (Лидз, Великобритания)

Что происходит во время анестезии

Скорее всего, анестезию вам будет проводить специалист-анестезиолог. Заключительные приготовления перед проведением вам хирургического вмешательства, могут включать:

  • Подсоединение контрольных приборов для мониторинга вашего дыхания, уровня кислорода, частоты сердечных сокращений и других функций тела.

  • Размещение тела в положение, нужное для операции. Вас разместят таким образом, чтобы обеспечить хирургу доступ к соответствующей части тела и избежать при этом давление на любую часть вашего тела.

Три основных этапа анестезии – это индукция, поддержание и вывод из наркоза.

Индукция (вводный наркоз)

Первая фаза анестезии, когда вы начинаете получать анестетик, называется индукцией.

При местной анестезии и многих типах регионарной анестезии, индукция происходит тогда, когда местный анестетик инъекционно вводится в ту часть тела, которая подлежит анестезии. Местная и регионарная анестезия часто дается вместе с другими лекарствами, которые расслабляют или усыпляют вас (седативные) или ослабляют боль (анальгетики). Эти лекарства обычно вводятся в вену (внутривенно) до введения местной анестезии.

Индукция эпидуральной и спинальной анестезии может требовать введения иголки в участок вокруг спинальных нервов в поясничном отделе. До введения иголки вы получите инъекцию местного анестетика для того, чтобы уменьшить дискомфорт.

Общая анестезия чаще всего индуцируется анестетиками, вводимыми внутривенно, но для нее также могут применяться ингаляционные анестетики.

  • Поскольку они вводятся напрямую в кровь, внутривенные анестетики обычно вводят человека в бессознательное состояние менее, чем за 1 минуту.

  • Ингаляционные анестетики тоже действуют быстро, но до того, как они введут вас в бессознательное состояние, вам нужно будет вдыхать их в течение непродолжительного времени. Ингаляционные анестетики обычно даются через маску, которая закрывает ваш нос и рот. Индукция с помощью ингаляционных анестетиков используется в основном для маленьких детей и взрослых, которые не имеют внутривенного катетера.

Поддержание наркоза и мониторинг

Вторая фаза анестезии называется поддержание. Во время поддержания, специалист-анестезиолог поддерживает баланс лекарственных препаратов, при этом выполняется тщательный мониторинг вашего дыхания, ритма сердечных сокращений, кровяного давления, и других жизненно важных функций. Анестезия регулируется на основании ваших реакций во время процедуры.

При местной анестезии и регионарных нервных блокадах, поддержание часто требует дополнительных инъекций седативных средств для продления воздействия в течение более продолжительных процедур.

При общей анестезии, после того, как вы войдете в бессознательное состояние, анестезия может поддерживаться с помощью одного ингаляционного анестетика, внутривенного анестетика, или, что бывает чаще всего, с помощью сочетания обоих. Очень часто, ингаляционные анестетики даются через эндотрахеальную трубку или ларингеальную маску (LMA), которая представляет собой дыхательную трубку, которая помещается в заднюю часть вашего горла, но не в трахею, как эндотрахеальная трубка. Дыхательная трубка вставляется после того, когда вы войдете в бессознательное состояние.

При общей анестезии достаточно часто пациентам дают другие лекарства внутривенно для того, чтобы поддерживать стабильными жизненно важные функции, и для того, чтобы помочь предотвратить или уменьшить боль или тошноту после процедуры.

Вывод из наркоза

Финальная фаза анестезии называется выводом из наркозе. Когда ваша процедура будет завершена, специалист-анестезиолог прекратит давать анестетик. Когда ваш организм начнет выводить анестетики, их действие начнет уменьшаться, и функции вашего тела начнут возобновляться. То, как быстро вы восстановитесь после анестезии, зависит того, какие анестетики и другие лекарства были использованы, и от вашей реакции на лекарственные средства.

При местной и регионарной анестезии, выход из наркоза происходит вместе с ослаблением действия введенного инъекционно анестетика и возобновлением ощущений. То, сколько времени потребуется для возвращения ощущений, зависит от того, какой анестетик использовался, какую дозу его вы получили, и от того, на какую часть тела оказывалось воздействие. Местная анестезия и некоторые блокады регионарных нервов могут проходить за 1-2 часа. Выход из эпидуральных или спинальных блокад длится дольше.

Выход из общей анестезии начинается тогда, когда прекращается подача внутривенного или ингаляционного анестетика. Процесс вывода организмом анестетика может занять некоторое время. Врачи будут проводить мониторинг ваших жизненных функций для того, чтобы убедиться, что вы можете хорошо дышать самостоятельно; что ваш сердечный ритм, кровяное давление и другие функции находятся на нормальном уровне; и ваш мышечный контроль вернулся. Если использовалась эндотрахеальная трубка или ларингеальная маска, их удалят как только вы будете дышать самостоятельно.

В некоторых случаях, для того, чтобы ускорить выход из наркоза, применяются агенты отмены – они нейтрализуют, или реверсируют воздействие определенных анестетиков. Эти вещества могут помочь сократить время, которое занимает у вас восстановление от анестезии.

Выход из наркоза не означает, что вы полностью восстановились после всех воздействий анестезии. Некоторые воздействия могут продолжаться в течение многих часов после окончания наркоза. Например, у вас может быть онемелость или пониженные ощущения в той части тела, для которой проводилась анестезия, пока анестетик не выйдет из организма полностью. Даже если вы чувствуете себя как обычно и полным сил, анестезия может оказывать влияние на ваши суждения и рефлексы еще некоторое время, особенно если вы продолжаете принимать медикаменты, как, например, те, которые помогают контролировать боль или тошноту. Но если вы ощущаете онемение или пониженную чувствительность дольше, чем ожидалось, поставьте в известность об этом своего специалиста-анестезиолога.

Белорусское общество анестезиологов-реаниматологов | Общая анестезия

Миорелаксация

Для помощи в управлении дыханием анестезиолог вводит миорелаксанты, чтобы расслабить мышцы гортани и мышцы живота. Миорелаксанты имеют два основных полезных эффекта.

 

  • Они облегчают анестезиологу, проведение эндотрахеальной трубки через рот (или в некоторых случаях через нос) в трахею. Этот процесс известен как интубация трахеи. Без миорелаксантов анестезиолог должен будет вводить более высокие дозы других препаратов для того, чтобы расслабить мышцы и провести эндотрахеальную трубку.

 

  • Кроме того, они позволяют хирургу выполнять множество операций, без повреждения мышечных волокон. На самом деле, хирургу трудно оперировать, если мышцы живота не расслаблены. То же самое относится и к другим операциям, например, на бедре или на грудной клетке, но обычно это не касается операций на коже или поверхности тела.

 

Как только вводится миорелаксант, расслабляются все мышцы, в том числе мышцы, обеспечивающие дыхание. В этом случае анестезиолог «дышит за вас». Для этого используют дыхательный аппарат, который через дыхательный контур подает газ в легкие. Кроме того может быть использована ручная вентиляция, при которой анестезиолог сжимает дыхательный мешок, соединенный с дыхательным контуром.

 

Воздуховоды и дыхательные трубки

Простейший способ проведения дыхания — с помощью воздуховода. В среднем воздуховод для взрослого человека составляет около десяти сантиметров в длину и один сантиметр в диаметре и изогнут к задней части языка. Воздуховоды чаще всего используется для коротких операций. Ларингеальная маска длиннее и устанавливается на верхней части гортани. Многие анестезиологи сейчас используют ларингеальную маску в случае, для которых ранее использовались воздуховоды, и в случае, когда возможно потребуется эндотрахеальная трубка.

 

Эндотрахеальная трубка достаточно длинная, она проходит ото рта или носа до голосовых связок и ниже. Решение об использовании эндотрахеальной трубки зависит от вашего состояния, объема операции, и положения, в котором вы оказываетесь во время операции. Обычно эндотрахеальная трубка используется для операций на мозге, области головы и шеи, груди, спины, живота и таза.  Хотя анестетик вводится, когда вы лежите на спине, хирургу может потребоваться другое положение на операционном столе. Например, если у вас операция на спине, операционная бригада повернет вас на живот после того как вы уже будете без сознания и с эндотрахеальной трубкой.

 

Дыхательные трубки проводят пациентам, находящимся без сознания. Очень редко эндотрахеальная трубка может быть установлена в сознании, так называемая «интубация в сознании». Это касается пациентов с трудными дыхательными путями, опухолью или обструкцией в горле.

 

При проведении интубации в сознании, перед введением эндотрахеальной трубки, пока пациент еще находится в сознании, в рот и горло впрыскивается местный анестетик для обезболивания и подавления кашлевого рефлекса.

 

После установки ларингеальной маски или эндотрахеальной трубки, их подключают к дыхательному контуру, обеспечивая поступление и выведение газовой смеси из организма.

 

Быстрая последовательная индукция

Эта техника используется у пациентов, которым требуется экстренное оперативное вмешательство и у пациентов с полным желудком.  Сначала при быстрой последовательной индукции вы дышите через маску 100%-м кислородом в течение 3-4-х минут.

 

На следующем этапе анестезиолог рассчитывает дозу двух препаратов — гипнотика (обычно пропофола или тиопентала натрия) и миорелаксанта быстрого действия. Затем эти препараты вводятся быстро внутривенно и пациент быстро засыпает.

 

Как только пациент засыпает, анестезиолог просит своего помощника надавить на переднюю часть шеи (перстневидный хрящ). Давление на перстневидный хрящ изолирует пищевод и снижает вероятность попадания желудочного содержимого в легкие.

 

Поддержание анестезии

В течение фазы подержания анестезии, анестезиолог поддерживает пациента в бессознательном состоянии, используя смесь ингаляционных либо внутривенных анестетиков. Ингаляционные анестетики вводят через дыхательный контур. Они включают в себя закись азота и «летучие» анестетики. Ингаляционные анестетики являются сильными препаратами, способными поддерживать вас без сознания, а также они потенцируют действие анальгетиков и миорелаксантов. Эти препараты могут вызывать побочные эффекты, такие как снижение артериального давления, изменения сердечного ритма, а также трудности с дыханием.

 

Также анестезиолог может выбрать и препараты для внутривенной анестезии. В зависимости от препарата он может углубить наркоз, ввести анальгетик для облегчения боли после операции. Если хирургу необходимо, чтобы ваши мышцы были больше релаксированы, анестезиолог введет необходимую дозу миорелаксанта. Внутривенные введения препарата могут быть как в виде отдельных доз (болюсно), так и в виде постоянного введения с помощью инфузоматов.

 

Иногда анестезиолог не использует ингаляционные анестетики вообще. В этом случае все препараты вводятся внутривенно, и такой вид анестезии называется тотальная внутривенная анестезия.

 

Пробуждение

Третья фаза наркоза — это восстановление сознания. В эту фазу анестезиолог прекращает подачу ингаляционных анестетиков (кроме кислорода) и введение препаратов внутривенно. Вы постепенно приходите в сознание. Анестезиолог может инактивировать действие миорелаксантов путем введения антагониста. Как только у вас восстанавливается сознание и анестезиолог уверен, что пациент может дышать самостоятельно, дыхательная трубка удаляется.  При правильном подсчете дозы каждого препарата, анестезиолог гарантирует вам отсутствие сознания во время операции. Путем тщательного расчета количества каждого препарата, ваш анестезиолог может гарантировать, что во время операции вы будете находиться в бессознательном состоянии, а проснувшись, будете обезболены.

пропофол, тиопентал и кетамин. Что нового?

В терапевтических дозах пропофол умеренно угнетает дыхание. Он также вызывает дозозависимое снижение артериального давления, главным образом, за счет уменьшения сердечного выброса и системного сосудистого сопротивления. Уникальным свойством пропофола является его противорвотное действие, которое проявляется в концентрациях, значительно меньше седативных. Индукционная доза, сопровождающаяся потерей сознания, составляет 1–2 мг/кг с поддерживающей скоростью инфузии 100–200 мкг/кг/мин. Для продленной седации дозы от 25 до 75 мкг/кг/мин, как правило, достаточны. При скорости инфузии пропофола более 30 мкг/кг/мин, у пациентов развивается амнезия. По сравнению с мидазоламом, когда он используется в качестве основного препарата для седации, пропофол так же или лучше контролируем и обеспечивает более быстрое пробуждение.
Синдром инфузии пропофола является редким, но летальным осложнением, связанным с инфузией пропофола в дозе, равной или превышающей 4 мг/кг/ч в течение более 48 ч. Впервые он был описан у детей, но впоследствии наблюдался у тяжелобольных взрослых. Клиническими признаками синдрома инфузии пропофола являются острая рефрактерная брадикардия, приводящая к асистолии, в присутствии одного или более из следующих признаков: метаболический ацидоз (дефицит оснований более 10 ммоль/л), острый рабдомиолиз, гиперлипидемия, увеличение печени или жировой гепатоз [Kam PC, Cardone D: Propofol infusion syndrome. Anaesthesia 62:690-701, 2007]. Другие признаки включают: кардиомиопатию с острой сердечной недостаточностью, скелетную миопатию, гиперкалиемию, увеличение печени и липемию [Kang TM: Propofol infusion syndrome in critically ill patients. Ann Pharmacother 36: 1453-1456, 2002]. Теории о причинах его развития включают митохондриальную токсичность, дефекты митохондрий, нарушение оксигенации тканей и дефицит углеводов. Основными факторами риска для развития синдрома инфузии пропофола, вероятно, являются сниженная доставка кислорода к тканям, сепсис, тяжелое повреждение головного мозга и высокие дозы пропофола. В некоторых исследованиях было отмечено нарастание липемии, вероятно, связанное с нарушением печеночной регуляции вследствие сниженной оксигенации, низкого уровня глюкозы или сочетания этих факторов. В некоторых случаях рост липемии был первым признаком развития синдрома инфузии пропофола, в связи с чем она не должна рассматриваться как неопасный признак [Ahlen K, Buckley CJ, Goodale DB, Pulsford AH: The «propofol infusion syndrome»: The facts, their interpretation and implications for patient care. Eur J Anaesthesiol 23:990-998, 2006].
С целью седации пропофол рекомендован в интенсивной терапии. Однако существуют и альтернативы, например ингаляционная седация севофлураном или изофлураном с помощью устройства AnaConDa, подробнее читать здесь…

Чурсин В.В. Внутривенная анестезия (методические рекомендации) > MedElement

 

Интубация трахеи.

Показанием для использования именно Пропофола для индукции можно считать кратковременные операции или манипуляции, требующие интубации трахеи, например бронхоскопию. Рекофол показан для вводного наркоза больным с исходно высоким артериальным давлением, когда весь наркоз будет вестись с использованием этого гипнотика.

Если в качестве базисного гипнотика планируется применить другой препарат (диазепам, дормикум), то использование Пропофола не целесообразно даже с экономической точки зрения – есть другие не менее эффективные схемы индукции, например фентанил с диазепамом или дормикумом.

Не стоит использовать Пропофол у экстренно оперируемых больных, имеющих признаки гиповолемии – есть высокая вероятность значительного снижения артериального давления.


В зависимости от конкретной ситуации можно предложить несколько схем индукции.


1. Планируется кратковременная процедура, например бронхоскопия, длительностью 5-10 минут.
Премедикация: атропин 0,3-0,5 мг, лучше подкожно (п/к), димедрол 10 мг внутривенно (в/в). Далее вводят калипсол в/в из расчёта 0,7 мг/кг (приблизительно 50 мг на 70 кг) и начинают болюсно, по 2-4 мл, вводить Рекофол из расчёта 1,5-2 мг/кг (приблизительно 100 мг на 70 кг) до утраты сознания и угнетения ресничного рефлекса. Затем вводят листенон, 1,5-2 мг/кг (приблизительно 100-150 мг на 70 кг).
Вспомогательную вентиляцию маской начинают после утраты сознания, после наступления релаксации вентилируют 1 минуту кислородно-воздушной (40%) смесью и интубируют пациента.
После интубации вводят ещё 20-40 мг (1-2 мл) Пропофола и начинают процедуру. Каждые 3-4 минуты вводят дополнительно по 20-30 мг Пропофола и, при необходимости, листенон по 50 мг.
После окончания процедуры больные просыпаются и могут быть экстубированы через 10-15 минут. Последействие препаратов сохраняется в течение 30-50 минут.

Применение малых доз калипсола объясняется необходимостью обеспечения анальгезии при интубации и выполнении процедуры.

Собственный опыт показывает, что отрицательные свойства калипсола (галлюцинации, головокружение, возбуждение при пробуждении) практически не проявляются.


2. Планируется полостная операция под общим обезболиванием.

Премедикация: атропин 0,3-0,5 мг, лучше п/к, димедрол 10 мг в/в, желательно промедол 10-20 мг в/в. Индукцию начинают не ранее чем через 10 минут – необходимо время для начала действия промедола. Если промедол не используется, то перед началом введения Пропофола в/в вводят 0,1-0,2 мг фентанила или калипсол 50-100 мг.
В принципе, можно провести и моноиндукцию Пропофолом, но в сочетании с вышеперечисленными препаратами реже отмечается подъём АД во время интубации или сразу после неё, что более благоприятно для больных с сопутствующей патологией сердечно-сосудистой системы.

Обезболивание малых хирургических вмешательств с использованием Пропофола.


Примером таких операций может быть флебэктомия, аппендэктомия, аденомэктомия, ТУР, ортопедические, травматологические, косметологические, гинекологические операции.


При кратковременных или малотравматичных операциях обычно проводится в/в анестезия на спонтанном дыхании. Несмотря на кажущуюся простоту, эти наркозы сложны и опасны. Анестезиолог не может отвлечься от больного ни на секунду – требуется контроль за дыханием, адекватность которого зависит от глубины наркоза, от положения головы и челюсти пациента. Дозы вводимых препаратов должны не угнетать дыхание при достаточном обезболивании и обеспечить быстрое пробуждение.


Необходимо соблюдать все меры профилактики для предотвращения регургитации и аспирации, так как очень часто такие наркозы проводят по экстренным показаниям или в амбулаторных условиях. После приёма пищи должно пройти не менее двух часов, после приёма жидкости – один час.

Основное правило – опять же, слишком не углублять анестезию и седацию для сохранения гортанных рефлексов.


С особой ответственностью следует решать вопрос о возможности использования Пропофола в травматологии. Хотя нет литературных данных, но Пропофол, являясь жировой эмульсией, может спровоцировать или усугубить жировую эмболию. Не следует рисковать и использовать Рекофол при остеосинтезе в течение 5-7 дней после получения травмы.


Премедикация: димедрол 10 мг, атропин 0,2-0,5 мг, лучше п/к или медленно в/в. Для обеспечения анальгезии в течении нескольких часов после операции можно уже в премедикацию включить кетонал или ксефокам.

Желательно использовать промедол (10-20 мг) или стадол, обеспечивающие через 10-15 минут достаточную анальгезию.

Далее вводят калипсол в/в из расчёта 0,4 мг/кг (25 мг на 70 кг) и начинают болюсно, по 2-3 мл, вводить Рекофол до утраты сознания и угнетения ресничного рефлекса. Вводят ещё 25 мг калипсола. Введение в наркоз при такой тактике может занимать до 10 минут, но зато мала вероятность угнетения дыхания. Начинают операцию. Дыхание обычно не угнетается. Повторные дозы Пропофола – 1-2 мл вводят каждые 3-5 минут, калипсола (25 мг) – каждые 10 минут.


Для углубления анестезии можно использовать фентанил по 0,5-1,0 мл (0,025-0,05 мг) в промежутках между введением калипсола, т.е. каждые 5 минут вводят то калипсол, то фентанил. Можно в один шприц набрать 2 мл (100 мг) калипсола и 2 мл (0,1 мг) фентанила и вводить по 0,5 мл каждые 3-5 минут.


Двигательная активность обычно не свидетельствует о недостаточной анестезии, в этом плане лучше ориентироваться на гемодинамику. Для успокоения больного лучше ввести дополнительно Пропофол.

Наиболее частая ошибка в таких ситуациях – спешка, с которой начинают вводить всё подряд, стараясь обездвижить больного. Необходимо помнить, что любой препарат действует не моментально, нужно 2-3 минуты, чтобы введённый калипсол, фентанил или Пропофол достигли точки приложения и успокоили больного. На это время можно попросить хирурга прекратить манипуляции. Ввёденные же поспешно избыточные дозы угнетают спонтанное дыхание и гортанные рефлексы, создавая проблемы анестезиологу.


Рекофол можно вводить инфузоматом со скорость 4-8 мг/кг в час – это наиболее удобный способ введения. Часто используют и инфузию, разводя Рекофол 5% глюкозой.

При достаточном опыте длительность операций под таким обезболиванием может достигать 5-6 часов, например в косметологии.

В сознание больные приходят через 10-20 минут после последнего введения Рекофола, через час могут самостоятельно передвигаться. Малые дозы калипсола не вызывают выраженного последействия. Но не следует злоупотреблять этим – пациенты должны оставаться под наблюдением медперсонала как минимум ещё 2-3 часа. При использовании больших доз наркотиков время наблюдения пролонгируется как минимум до 12 часов.

Обезболивание объёмных хирургических операций с использованием Пропофола.


Рекофол с успехом можно применять при любых торакальных или абдоминальных операциях. С осторожностью следует использовать Пропофол у больных с гиповолемией и при большой кровопотере, т.к. он может значительно снизить артериальное давление.


Особые преимущества Пропофол будет иметь у больных с артериальной гипертензией, хронической сердечной или лёгочной патологией. Способствуя периферической вазодилятации, препарат уменьшает нагрузку на сердце.


Быстрое пробуждение уменьшает время аппаратного дыхания в послеоперационном периоде, что также благоприятно для этой категории больных.

Премедикация: димедрол 10 мг, атропин 0,2-0,5 мг, лучше п/к или медленно в/в. Если операция длится более двух часов, то атропин можно вводить повторно п/к для уменьшения саливации и снижения бронхиальной секреции. Для обеспечения анальгезии в течение нескольких часов после операции можно уже в премедикацию включить кетонал или ксефокам.


Желательно использовать промедол (10-20 мг), даже если основным анальгетиком будет фентанил. Это обеспечит более глубокую и ровную анальгезию.

Индукцию проводят по вышеприведённой схеме.


Поддержание анестезии фентанилом в дозе 6 – 10 мкг/кг/ в течение первого часа, 4 – 7 мкг/кг в последующие часы операции. При дополнительном использовании промедола 0,2 – 0,3 мг/кг/час или калипсола в дозе 2 – 3

мг/кг/час, дозы фентанила можно уменьшить на 15 – 20%.


Фентанил вводят с максимальным интервалом в 20 минут, оптимально каждые 10 – 15 минут. Разовая доза, в зависимости от веса пациента и, соответственно, расчётной дозы, от 1 до 4 мл. Например, пациенту весом 120 кг в течение второго часа операции фентанил необходимо вводить по 4 мл (0,2 мг) каждые 15 минут (7 мкг * 120 кг  800 мкг = 0,8 мг за час).


Седацию проводят введением Рекофола в дозе 6 – 12 мг/кг в час. В среднем уходит 2 ампулы (40 мл = 400 мг) препарата на час на обычного пациента (60 – 70 кг). Оптимальный способ введения – инфузомат. Болюсно – каждые 4 - 5 минут по 2 –4 мл (20 – 40 мг). Инфузия – через отдельную систему.

Дозу подбирают с учётом изменений гемодинамики. При подъёме АД и увеличении ЧСС увеличивают дозу до стабилизации показателей. Затем придерживаются этой скорости введения до окончания основного (болезненного) этапа операции. Потом дозу можно постепенно снижать.


Признаками передозировки является гипотония и брадикардия.


При неэффективности повышения дозировки Рекофола нет смысла дополнительно вводить другие седатики - диазепамы, дормикум, ГОМК.

Можно попробовать углубить обезболивание – ввести дополнительные дозы фентанила или калипсола. Если и это не помогает, необходимо искать другую причину повышения АД или тахикардии. Чаще всего это неадекватная ИВЛ.


Вне зависимости от длительности операции, при стабильном течении анестезии, больные просыпаются в течение 30-40 минут после окончания введения Пропофола. После декураризации их можно экстубировать сразу после пробуждения. Сонливость менее выражена, чем при использовании диазепамов.

При дефиците Пропофола можно использовать смешанную схему обеспечения седации. Индукцию и первую половину операции проводят с использованием диазепамов или дормикума, а затем переходят на Пропофол.

Рекофол начинают вводить через 30-40 минут после последнего введения диазепамов. Оптимальный эффект получают когда Пропофол начинают использовать за час-полтора до окончания операции. За это время прекращается действие введённых в начале операции диазепамов или дормикума.


Быстрая последовательная индукция

Ингаляционная индукция

 

Общепринятые показания для ингаляционной индукции:

  • младенцы и маленькие дети;
  • взрослые, которые боятся уколов;
  • острая обструкция верхних дыхательных путей из-за патологических процессов в глотке и вокруг нее, в том числе острый эпиглотит, периларингеальные опухоли;
  • бронхоплевральный свищ;
  • труднодоступные вены.

 

По возможности следует объяснить пациенту сущность процедуры во время предоперационного посещения.

 

У детей, которых все еще кормят грудью, можно применить маску со встроенным соском. При работе с более взрослыми детьми рукой, сложенной в пригоршню, обхватывают трубку для подачи свежего газа. Галотан или севофлюран — препараты выбора для индукции, обеспечивающие мягкое ее течение.

 

У пациентов с обструкцией дыхательных путей используют 100% кислород, в других случаях допустимо применение 50% закиси азота с кислородом. При применении галотана начальная концентрация во вдыхаемой смеси должна составлять 1%, с последующим увеличением на 0,5% до тех пор, пока не будет достигнут уровень хирургической анестезии (сужение зрачков и снижение АД). Концентрация севофлюрана должна составлять около 4-8%.

 

У пациентов, сотрудничающих с врачом, можно использовать технику индукции одиночным вдохом. 4-литровый мешок (или два 2-литровых мешка последовательно) заполняют 5% галотаном или 8% севофлюраном с кислородом. Пациент делает полный выдох, затем один обычный вдох и задерживает дыхание настолько, насколько возможно. Плавная индукция может наступить в течение 30-60 с.

 

Трудности при проведении ингаляционной индукции

 

  • Медленная индукция. У пациентов со стридором альвеолярный минутный объем снижен. Индукция и углубление анестезии будут медленными. Севофлюран может не обеспечить анестезию необходимой глубины для манипуляций на дыхательных путях. Адекватность глубины анестезии обычно определяется по снижению артериального давления и сужению зрачков. Может оказаться эффективной замена на галотан.

 

  • При стридоре во время индукции следует поддерживать режим ППД.
  • Иногда выраженность обструкции дыхательных путей может сделать ингаляционную индукцию невозможной. Следует подумать о трахеостомии под местной анестезией.

 

  • Проблемы с дыхательными путями могут возникнуть во 2-й стадии анестезии (возбуждение) сразу после того, как пациент потеряет сознание. Следует попытаться поднять подбородок и вывести нижнюю челюсть. Введение воздуховода может вызвать кашель и ларингоспазм. В этих случаях можно использовать носовой воздуховод.
  • Ларингоспазм.

 

Быстрая последовательная индукция

 

Применяется у пациентов с полным желудком, нуждающихся в общей анестезии. Сущность ее в выключении сознания с последующей интубацией в условиях прижатия перстневидного хряща, без масочной вентиляции. Если интубация не удалась, препараты быстро выводятся из организма, и пациент начинает снова дышать самостоятельно, прежде чем наступит гипоксия.

 

Тщательная предоперационная оценка состояния дыхательных путей обязательна для выявления возможных трудностей при интубации трахеи. Если при предоперационном осмотре возникает подозрение на трудную интубацию, следует подумать о других альтернативных методиках — операции под местной или региональной анестезией, или оптоволоконной интубации. Анестезиолог должен иметь план действий на случай неудачной интубации.

 

Техника

 

  • Проверяют наркозный аппарат, ларингоскопы и эндотрахеальные трубки.
  • Пациент должен лежать на каталке с возможностью изменения положения.
  • Подключают соответствующие мониторирующие устройства.
  • Пациента укладывают на спину в положении «принюхивания к утреннему воздуху» (одна подушка под головой, шейный отдел позвоночника в положении сгибания с разгибанием в краниоцервикальном сочленении).

 

  • Для выполнения прижатия перстневидного хряща необходим, по меньшей мере, один обученный ассистент.
  • Отсос включить и провести его под подушкой пациента к правой руке анестезиолога.
  • Преоксигенация 100% кислородом в течение 3-5 мин (или в экстренных случаях четыре вдоха с высоким потоком в контуре).

 

  • Вводят внутривенный препарат для индукции в гипнотической дозе (тиопентал 2- 5 мг/кг, этомидат 0,2-0,3 мг/кг, пропофол 1 — 2 мг/кг) с немедленным введением после этого суксаметония 1,5 мг/кг.
  • Как только пациент потеряет сознание, прижимают перстневидный хрящ.
  • Интубируют, как только наступит расслабление мышц.
  • Продолжают прижимать перстневидный хрящ до раздувания манжетки трубки, при этом контролируют правильное положение трубки с помощью аускультации легких и данных капнографии.

 

Основная проблема быстрой последовательной индукции — это нестабильность гемодинамики. Избыточные дозы препарата для индукции могут вызвать циркуляторный коллапс (особенно если у пациента гиповолемия), тогда как недостаточная доза может привести к тахикардии и гипертензии.

 

Особенности

 

  • Тщательная преоксигенация жизненно важна. Маска должна плотно прилегать к лицу, должно быть видно движение дыхательного мешка. Любое примешивание воздуха во время преоксигенации сводит на нет всю процедуру. Начните заново.

 

  • Препараты вводят во время быстрой инфузии физраствора через канюлю большого диаметра.
  • У пациентов, которые не переносят преоксигенацию (например, у болезненных детей), можно применить легкую вспомогательную вентиляцию после введения препаратов.

 

  • Пациентам, для которых нежелательна гипертензия и тахикардия (например, с ишемией/гипертензией), можно ввести альфентанил в дозе 10 мкг/кг в течение 1 мин перед индукцией и последующей преоксигенацией. В случае неудачной интубации в качестве антидота применяют налоксон (400 мкг в/в).

 

Правильное выполнение прижатия перстневидного хряща

 

Техника прижатия перстневидного хряща для предотвращения попадания регуртитационных масс в глотку была описана Селликом. Этот простой прием должен быть выполнен правильно, так как неправильное выполнение может вызвать трудности.

 

Хрящ удерживают между большим и средним пальцами, давление осуществляется преимущественно указательным пальцем. Некоторые авторы рекомендуют бимануальную технику, при которой вторая рука находится позади шеи. Необходимая минимальная сила — 30 Н. При правильном выполнении приема прижатие перстневидного хряща позволяет провести масочную вентиляцию без угрозы растяжения желудка, однако при этом возможна обструкция дыхательных путей, особенно если прием выполняет неопытный ассистент.

2. Индукция анестезии

Операции на сердце выполняют в условиях общей анестезии, интубации трахеи и ИВЛ. Индукцию анестезии при плановых вмешательствах проводят медленно, не допуская резких гемодинамических сдвигов, контролируя ситуацию и управляя ею на каждом этапе. Такую методику часто называют кардиоиндукцией; ее принципы обсуждаются в главе 20. Как правило, выбор анестетика менее важен, чем методика его применения. Потреб­ность в анестетике чрезвычайно варьируется: обычно доза анестетика находится в обратной за­висимости от функции ЛЖ. При индукции анесте­зии у тяжелых больных используют медленное дробное введение анестетика. Чтобы определить, достаточна ли глубина анестезии для интубации трахеи без выраженной вазопрессорной или гипо-тензивной реакции, осуществляют проверочные пробы: исследование роговичного рефлекса (его исчезновение — критерий выключения сознания), установку рото- или носоглоточного воздуховода, катетеризацию мочевого пузыря, введение темпе­ратурного датчика в прямую кишку. Только после этих проб допустимо интубировать трахею. Резкое повышение ЧСС и АД в ходе пробы указывает на недостаточную глубину анестезии и необходи­мость дополнительной дозы анестетика с проведе­нием следующей пробы. Наоборот, снижение АД и ЧСС свидетельствует о допустимости выполне­ния более ноцицептивной пробы. Миорелаксант вводят сразу после выключения сознания. При снижении АД более чем на 20 % показано назначе­ние вазопрессоров.

После интубации часто наблюдается постепен­ное снижение АД, что обусловлено действием ане­стетиков (вазодилатация, угнетение симпатичес-

Рис. 21-2. Подпись см. с. 87

АО = аорта; AK = аортальный клапан; ВПВ = верхняя полая вена; ВТЛЖ = выносящий тракт левого желудочка;

ВТПЖ = выносящий тракт правого желудочка; КЛА = клапан легочной артерии; КС = коронарный синус;

ЛВЛВ = левая верхняя легочная вена; ЛЖ = левый желудочек; ЛКА= левая коронарная артерия; ЛП = левое предсердие;

ЛС = легочный ствол; MK = митральный клапан; НПВ = нижняя полая вена; ПЖ = правый желудочек; ПП = правое предсердие;

TK = трехстворчатый клапан; УЛП = ушко левого предсердия.

Рис. 21-2. Информативные срезы при чреспищеводной эхокардиографии в верхней пищеводной (А), нижней пище­водной (Б) и трансгастральной позиции (В) датчика. Отметим, что в каждой из этих позиций могут быть получены различные срезы. Для получения поперечных срезов датчик наклоняют вперед (антефлексия) или назад (ретрофлек­сия), для получения сагиттальных срезов датчик поворачивают слева направо. Поперечные срезы в каждом из трех положений датчика приведены в том порядке, в котором датчик последовательно меняет свой наклон спереди назад; сагиттальные срезы приведены в порядке поворота датчика слева направо. (С разрешения. Из: Richardson S. G. et al. Biplane transesophageal echocardiography utilizing transverse and sagittal imaging planes. Echocardiography, 1991; 8: 293.)

кого тонуса) и отсутствием хирургической стиму­ляции. Нередко сопутствующим состоянием явля­ется гиповолемия, вызванная голоданием перед операцией или лечением диуретиками; в этом слу­чае хороший эффект дает быстрая инфузия жидко­сти. Коллоидные растворы увеличивают ОЦК быстрее, нежели кристаллоидные (гл. 29). Мас­сивная инфузия, проводимая в отсутствие крово­течения до подключения АИК, усиливает соп­ряженную с И К гемодилюцию. Во избежание чрезмерной артериальной гипотонии назначают малые дозы фенилэфрина (25-50 мкг) или эфед­рина (5-10 мг). После интубации и начала ИВЛ повторно измеряют параметры гемодинамики, а также определяют исходные значения ABC (нор­ма < 130 с), ГАК, гематокрита и концентрации ка­лия в сыворотке.

Выбор анестетиков

Хотя тотальную внутривенную анестезию часто противопоставляют ингаляционной, но в большин­стве случаев используют сочетание обеих методик.

Тотальная внутривенная анестезия предпочти­тельнее при тяжелой дисфункции ЛЖ, тогда как ин­галяционную анестезию рекомендуется применять при относительно сохранной функции ЛЖ (фракция выброса 40-50 % или выше,). Вне зависимости от методики анестезии используют миорелаксанты, облегчающие интубацию трахеи и ретракцию груд­ной клетки, а также предотвращающие возникнове­ние движений пациента и мышечной дрожи.

А. Ингаляционная анестезия. Ингаляционной анестезии практически всегда предшествует внут­ривенная индукция. Для индукции используют барбитураты (тиопентал, тиамилал, метогекси-тал), бензодиазепины (диазепам, мидазолам), опи-оиды, этомидат, пропофол или кетамин, по отдель­ности или в сочетании. После утраты сознания вводят миорелаксант и добавляют ингаляционный анестетик, концентрацию которого медленно уве­личивают и осторожно титруют, ориентируясь на величину АД. По достижении адекватной глу­бины анестезии интубируют трахею. Главное преимущество ингаляционных анестетиков — воз-

можность быстрого изменения глубины анестезии, главный недостаток — непосредственное дозозави-симое угнетение сократительной способности миокарда. Наиболее распространенным ингаляци­онным анестетиком остается изофлуран несмотря на несколько сообщений о феномене обкрадыва­ния коронарного кровотока (гл. 20). Закись азота обычно не используют из-за присущей ей способнос­ти увеличивать объем внутрисосудистых пузырь­ков воздуха, которые могут образоваться в ходе HK. Если к закиси азота все же прибегают, ее пода­чу прекращают за 15-20 мин до начала ИК.

Б. Тотальная внутривенная анестезия. Специ­ально для операций на сердце была разработана и нашла широкое внедрение высокодозная опиоид-ная анестезия. Из опиоидов в кардиоанестезиоло-гии наибольшее распространение получили два препарата: фентанил и суфентанил. Примение этих опиоидов без других анестетиков вызывает лишь минимальное угнетение сократимости миокарда, и гемодинамика остается стабильной. Напротив, в сочетании с малыми дозами других неингаляцион­ных анестетиков (бензодиазепинов или барбиту­ратов) опиоиды способны вызвать артериальную гипотензию, обусловленную вазодилатацией и уг­нетением сократимости миокарда. Вероятность подавления сократимости миокарда суфентани-лом больше, чем фентанилом, особенно при тяже­лой дисфункции ЛЖ и у пожилых пациентов. Аль-фентанил в высоких дозах, как правило, не применяют из-за дороговизны препарата и мень­шей, чем при введении фенталина и суфентанила гемодинамической стабильности. Быстрое в/в вве­дение любого из перечисленных опиоидов иногда приводит к брадикардии и мышечной ригидности (гл. 8). Для предотвращения развития ригидности мышц, сразу после отключения сознания рекомен­дуется ввести миорелаксант. Недеполяризующий миорелаксант (например, панкуроний, 1 мг) в ма­лой дозе назначенный, до индукции анестезии, позволяет значительно уменьшить ригидность мышц.

Опиоиды вводят либо струйно по мере необхо­димости, либо дают нагрузочную дозу вначале, а затем переходят на поддерживающую инфузию. Фентанил вводят в/в струйно медленно в дозе 20-40 мкг/кг для индукции и интубации, а поддержа­ние анестезии осуществляют либо посредством струйного введения в дозе 5 мкг/кг по мере необхо­димости, либо посредством непрерывной инфузии в дозе 0,3-1,0 мкг/кг/мин. Общая доза фентанила обычно составляет 50-100 мкг/кг. По аналогичной методике применяют суфентанил: доза для индук­ции 5-10 мкг/кг, доза для поддержания — либо

1 мкг/кг в/в струйно по мере необходимости, либо 0,075 мкг/кг/мин в виде непрерывной инфузии. Общая доза суфентанила, как правило, не превы­шает 15-30 мкг/кг.

Высокодозная опиоидная анестезия имеет два серьезных недостатка: она сопряжена со значи­тельным риском интраоперационного восстановле­ния сознания и не при всех эпизодах хирургической стимуляции позволяет предотвратить подъем АД. Риск подъема АД особенно велик при хорошей функции ЛЖ; он гораздо меньше при лечении (3-адреноблокаторами и тяжелой дисфункции ЛЖ. Для предотвращения подъема АД в момент выра­женной хирургической стимуляции может потре­боваться введение вазодилататора (нитрогли­церина или нитропруссида), (3-адреноблокатора (эсмолола) или ингаляционного анестетика. Соче­тание опиоида с бензодиазепином или ингаляци­онным анестетиком в малых дозах снижает риск интраоперационного восстановления сознания. Депрессия дыхания обычно не вызывает возникно­вение проблем, поскольку после операции на серд­це практически всем больным проводят ИВЛ. После высоких доз суфентанила (методика дли­тельной инфузии) сознание восстанавливается быстрее и экстубацию выполняют раньше, чем после высоких доз фентанила.

При сочетании кетамина с мидазоламом в про­цессе индукции и поддержания анестезии обеспечи­вается стабильная гемодинамика, хорошая амнезия и анальгезия, а также минимально угнетается дыха­ние после операции. Кетамин и мидазолам имеют сходные фармакокинетические профили, совмести­мы в растворе и могут смешиваться в одном шприце или во флаконе в соотношении 20:1. Для индукции используют медленное в/в струйное введение кета-мина (1-2 мг/кг) с мидазоламом (0,05-0,1 мг/кг). Для поддержания анестезии применяют длитель­ную инфузию кетамина (20-60 мкг/кг/мин) в соче­тании с мидазоламом (1-3 мкг/кг/мин). Выражен­ный подъем АД перед индукцией анестезии или при хирургической стимуляции требует примене­ния вазодилататоров или даже малых доз ингаля­ционных анестетиков. Мидазолам в сочетании с кетамином лучше всего подходит больным с тя­желой дисфункцией ЛЖ. Кетамин с диазепамом также обеспечивают стабильную гемодинамику и дают минимальные побочные эффекты.

В. Миорелаксанты. Если трудностей при инту­бации не предвидится, то для ее обеспечения при­меняют недеполяризующие миорелаксанты. Вы­бор миорелаксанта определяется желаемым гемодинамическим эффектом. В идеале миорелак­сант не должен влиять на кровообращение. В соот-

ветствии с этим, препаратами выбора считаются рокуроний, векуроний, доксакурий и пипекуро-ний. Вместе с тем векуроний способен значительно потенцировать брадикардию, вызываемую опиои-дами. Панкуроний является препаратом выбора при высокодозной опиоидной анестезии, посколь­ку у него есть ваголитический эффект, который противодействует индуцированной опиоидами брадикардии. Сочетание панкурония и метокури-на (в соотношении 1:3) также обеспечивает ста­бильную гемодинамику, не вызывая тахикардии или гипотонии, опосредованной высвобождением гистамина (гл. 9). Если существует риск трудной интубации (гл. 5), применяют сукцинилхолин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *