Лапароскопия местный или общий наркоз: АНЕСТЕЗИЯ ПРИ ЛАПАРОСКОПИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ᐈ обезбаливание ᐈ наркоз

Содержание

Как они работают и стоит ли их бояться — Wonderzine

Правда ли, что можно проснуться во время наркоза или не проснуться после?

Проснуться во время операции теоретически можно, если неправильно рассчитана дозировка, неверно подобран анестетик или сам организм чрезмерно быстро перерабатывает введённые препараты. Но на практике такое встречается крайне редко. Обычно врач хорошо отслеживает ситуацию и знает, когда необходима «добавка» препарата, чтобы сон пациента оставался спокойным.

Риск не проснуться после проведённой под наркозом операции тоже существует, но эксперты обращают внимание, что вероятность летального исхода высока только в экстренной и нейрохирургии. Правда, и в этих ситуациях смерть чаще наступает не из-за наркоза, а по причине тяжёлого состояния — острой травмы или опасной для жизни болезни. В случае плановых операций вероятность не выжить по вине анестезии близка к нулю. В целом, если соблюдается техника и обеспечен необходимый контроль, наркоз не представляет угрозы для здоровья и тем более жизни.

Что такое седация


и зачем она нужна

Седация — это внутривенное введение ненаркотических снотворных препаратов, вызывающих поверхностный сон. Её применяют при разных видах эндоскопии, при колоноскопии, но чаще всего в кабинете стоматолога. Когда человек дремлет, с ним возможен лёгкий контакт: жизненно важные рефлексы и функции организма сохраняются и пациент реагирует на просьбы врача, например повернуть голову или «прикусить бумажку». Седация сопровождается местной анестезией, чтобы обезболить саму зону работы. 

По словам анестезиолога Юрия Тимонина, пропофол не вызывает побочных эффектов, а само вещество обладает кратковременным действием и быстро выводится из организма. Большой плюс седации в том, что она позволяет увеличить время лечения до 3,5–4 часов, причём без стресса для пациента, с лёгким пробуждением и отсутствием неприятных последствий после него. Врачи советуют этот метод при артериальной гипертензии и стенокардии, а также тем, кто боится стоматологов до потери сознания.

Безопасна ли стоматологическая анестезия во время беременности?

Имплантолог Михаил Попов подчёркивает, что местное обезболивание не только не угрожает здоровью плода, но и рекомендуется при лечении зубов, особенно во втором и начале третьего триместра беременности. Анестетик всасывается в кровь в ничтожных количествах и не проникает через плаценту, поэтому на ход беременности и состояние плода не повлияет. Юрий Тимонин добавляет, что местная анестезия позволяет на 1–1,5 часа «отключить» достаточно большой участок челюсти, связанный с блокированным нервом. Причём вреда от неё всегда меньше, чем от источника инфекции во рту.

Женщинам стоит предупреждать зубного о беременности перед началом лечения: эта информация позволит сделать выбор в пользу препаратов без адреналина, которые лучше всего подходят для будущих мам. Отложить решение несрочных стоматологических проблем стоит на 35–40 неделях беременности — но в случае необходимости срочного лечения, например при воспалительных процессах и гнойниках, местную анестезию делают в течение всего срока беременности. Что касается седации, этот способ противопоказан беременным женщинам: воздействие препаратов для неё на плод до конца не изучено.

Лапароскопическая операция по удалению желчного пузыря

Что такое лапароскопическая холецистэктомия?

Лапароскопическая  холецистэктомия – это  операция по удалению желчного пузыря. Лапаропической, или малоинвазивной, хирургией называют хирургические вмешательства с использованием видеокамеры и нескольких тонких инструментов.

Во время лапараскопической операции хирург делает небольшие разрезы (не более 1,27 см) и вводит через них пластиковые трубочки: порты. Затем через порты в брюшную полость вводят камеру и инструменты. Камера передает изображение органов брюшной полости на монитор. Поскольку при минимальном разрезе хирург не имеет возможности самостоятельно осмотреть внутренние органы пациента, камера становится его «глазами». Таким образом, хирург может проводить операцию, получая изображения с камеры, которая находится в теле пациента.

Лапароскопическая или малоинвазийная операция имеет ряд преимуществ по сравнению с обычной операцией: пациент испытывает меньше дискомфорта после операции, поскольку разрезы небольшие; быстрее отходит от наркоза; меньше находится в больнице; быстрее восстанавливается и возвращается к обычной жизни; послеоперационные шрамы почти незаметны. Кроме того, в отличие от открытой операции, после лапараскопической операции остается меньше рубцов на внутренних органах и тканях.

Цена

Стоимость лечения 168$

Как проходит лапароскопическая  холецистэктомия?

Наши врачи провели не одну тысячу лапароскопических операций по удалению желчного пузыря. Лапароскопическая холецистэктомия состоит из следующих основных этапов:

  1. пациенту дают общий наркоз;
  2. хирург делает четыре разреза: один разрез в области пупка (длиной не более 1,27 см) и еще три разреза длиной от 0,625 см до 1,27 см. Затем через разрезы вводят четыре  лапароскопические порта . Они предназначены для камеры и инструментов;
  3. лапараскоп (тонкий инструмент с линзой на конце) вводится через порт около пупка и подсоединяется к специальной камере. Лапараскоп передает на экран увеличенное изображение внутренних органов пациента;
  4. хирург вводит специальные длинные хирургические инструменты через три порта и аккуратно отделяет желчный пузырь от тканей, соединяющих его с печенью и желчным протоком. Затем хирург вытягивает желчный пузырь из брюшной полости через один из портов;
  5. при необходимости хирург может сделать рентген (холангиографию), чтобы определить, есть ли камни в желчных протоках;
  6. после удаления желчного пузыря из брюшной полости, хирург зашивает разрезы.

В каком случае хирург может принять решение заменить лапараскопическую операцию на операцию открытого типа?

В редких случаях пациентам проводят открытую операцию вместо лапароскопической. Хирург может принять такое решение, если во время операции выясняется, что у пациента имеется значительное количество рубцовой ткани, или анатомическая структура органов недостаточно ясна. Такое  происходит  не чаще, чем в 5% случаев.

Хирург может принять решение о замене лапароскопической операции на открытую, если есть угроза здоровью и жизни пациента. Факторы, которые могут повлиять на выбор типа операции: ожирение, наличие плотной рубцовой ткани, которая образовалась после предыдущих полостных операций, острый холецистит или кровотечение во время операции.

Каков риск послеоперационных осложнений при лапароскопической холецистэктомии?

Лапароскопическая холецистэктомия – одна из самых безопасных операций. Коэффициент возникновения осложнений не превышает 2%.  Подавляющее большинство пациентов быстро восстанавливаются и возвращаются к обычной жизни. После лапароскопической  холецистэктомии могут возникнуть такие осложнения, как кровотечение, инфицирование, вытекание желчи в брюшную полость, пневмония, образование тромбов и проблемы с сердцем.

В редких случаях при операции могут повредить соседние с желчным пузырем органы: общий желчный проток, двенадцатиперстную кишку или тонкую кишку. Для устранения повреждений может потребоваться еще одна операция. Если во время операции случайно или преднамеренно вскрывают желчный пузырь, камни могут попасть в брюшную полость и в дальнейшем привести к появлению рубцов.

Как быстро пациент восстановится и сможет выйти на работу?

Обычно восстановление занимает около недели. По прошествии семи дней пациенты могут снова садиться за руль, подниматься по лестнице, поднимать тяжести и работать. Все  зависит от самочувствия  пациента. Ходить можно и нужно. На следующий день после операции пациентам можно снимать повязку и принимать душ. Как правило, после возвращения домой состояние пациентов с каждым днем улучшается.

Большинство пациентов полностью восстанавливаются и выходят на работу спустя 7-10 дней после операции. В целом, все индивидуально и зависит от того, кем работает пациент. Тем, кто занят ручным трудом или работой, связанной с поднятием тяжестей, лучше повременить 2-4 недели.

Операция под общим наркозом в пожилом возрасте увеличивает риск деменции на 35%

Осложнением общей анестезии может стать послеоперационная когнитивная дисфункция. В пожилом возрасте она оборачивается болезнью Альцгеймера или другой разновидностью старческой деменции.

Преклонный возраст – время недугов, в том числе возрастных снижений интеллекта (деменции). Примерно каждый десятый пожилой человек страдает расстройствами памяти, внимания, речи; больным деменцией трудно сосредоточиться, строить планы и контролировать свои действия. У возрастной деменции много причин. Недавно специалисты Национального института здоровья и медицинских исследований (Франция) и университета Бордо под руководством профессора Франсуа Штарка обнаружили еще один фактор риска:

общая анестезия увеличивает вероятность развития старческой деменции на 35%.

Результаты они представили на Euroanaesthesia-2013, ежегодном конгрессе Европейского общества анестезиологии (ESA)

.

Фактически все известные анестетики негативно влияют на центральную нервную систему. Последствия их применения разнообразны, и одно из возможных нарушений – послеоперационная когнитивная дисфункция (ПОКД). Ее симптомы практически такие же, как у возрастной деменции. У пожилых пациентов, перенесших операцию, ПОКД встречается более чем в половине случаев и длится не менее трех месяцев, иногда и дольше, но спустя год-два, как правило, проходит.

Тем не менее специалисты полагают, что ПОКД может вызвать настоящую деменцию, поскольку оба недуга развиваются по общему механизму: в нервных клетках пациентов возникают бляшки бета-амилоидного белка.

Очевидно, анестетики вызывают в нервных тканях воспаление, приводящее к ПОКД или/и болезни Альцгеймера.

Французские исследователи проанализировали риск развития возрастной деменции, связанный с общей анестезией. С 1999-го по 2001 год они наблюдали за 9294 пациентами старше 65 лет, проживающими в Бордо, Дижоне и Монпелье, у которых из-за сосудистых нарушений был велик риск развития деменции и других когнитивных расстройств. Средний возраст пожилых людей составил 75 лет, из них 62% — женщины.

Участников программы тщательно обследовали в момент регистрации, а также 2, 4, 7 и 10 лет спустя. Каждое обследование включало комплексное тестирование когнитивных способностей. На встрече, состоявшейся через два года после первого собеседования, пациентов спрашивали, приходилось ли им за это время переносить общий или местный наркоз. Ко времени этой встречи только 7008 участников обследования не страдали деменцией. Треть из них, 2309 человека, перенесли операции, в том числе 1333 пациента – под общим наркозом. В последующие 8 лет деменция развилась у 629 человек (9%), причем у подавляющего большинства этих людей специалисты с разной степенью вероятности предположили болезнь Альцгеймера.

Исследователи обнаружили, что среди пациентов с ослабленными когнитивными функциями перенесли наркоз 37%, в том числе 22% — общую анестезию. Среди людей без психических отклонений таких было 32% и 19% соответственно.

Как утверждают авторы, после статистической обработки и коррекции результатов с учетом социально-экономического статуса и сопутствующих заболеваний оказалось, что у пациентов, перенесших хотя бы одну операцию под общим наркозом, риск развития деменции повышен на 35% по сравнению с пациентами, не переносившими общей анестезии.

Исследователи пришли к выводу, что послеоперационную когнитивную дисфункцию можно считать фактором риска развития деменции, за пожилыми пациентами с ПОКД необходимо наблюдать и контролировать их состояние.

вот так закончится моя жизнь» Что испытывают люди, внезапно проснувшиеся во время операции, и почему это происходит?: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Общая анестезия нужна для того, чтобы сделать медицинские процедуры безболезненными. Однако в исчезающе редких случаях она дает сбой, и больной может внезапно проснуться во время операции. Находясь в парализованном состоянии, он не в силах пошевелиться или хотя бы открыть глаза. К своему ужасу, человек чувствует каждое касание скальпеля, не имея возможности подать сигнал бедствия. Что на самом деле испытывают люди при интранаркозном пробуждении и в чем причина этого феномена — в материале «Ленты.ру».

Донна Пеннер из канадского города Альтона так и не смогла оправиться от психологической травмы, полученной 13 лет назад. В 2008 году, незадолго до своего 45-летия, она столкнулась с обильным кровотечением во время менструации и обратилась за медицинской помощью.

Врач направил ее на диагностическую лапароскопию — хирургическую операцию, при которой в животе пациента делается надрез для изучения органов брюшной полости на наличие травм или болезней. Пеннер успокоили, что опасаться нечего, так как ее ждет рядовая процедура. Однако что-то пошло не так, и женщина очнулась за считанные секунды до того, как хирург сделал первый надрез скальпелем.

Из-за нейромышечных блокирующих препаратов, применяемых одновременно с анестезией, тело Пеннер полностью парализовало. Она находилась в сознании и чувствовала, как хирург делает надрезы на ее животе. И пока врачи исследовали ее тело, пациентку пронизывала неописуемая боль. «Я думала: «Вот и все, вот так закончится моя жизнь, прямо здесь на операционном столе, и семья никогда не узнает, что я испытала в последние несколько часов своей жизни, потому что никто даже не заметит, что со мной происходило», — признавалась канадка.

Донна Пеннер

Фото: из личного архива

Болезненные воспоминания до сих пор не дают ей спокойно спать. По несколько раз за ночь она просыпается от кошмаров. Пеннер перестала носить одежду и аксессуары, перетягивающие шею, поскольку из-за них ей кажется, что она задыхается. То, что ей пришлось испытать незадолго до юбилея, она называет пожизненным приговором, который вряд ли можно отменить.

Медицинский случай Пеннер, бесспорно, редкий, однако не единичный. Исследование с участием 260 человек, проведенное в 2017 году анестезиологом Висконсинского университета Робертом Сандерсом, показывает, что около пяти процентов пациентов могут прийти в сознание на операционном столе, несмотря на то, что их погрузили в наркоз.

Правда, из-за действия анестезии многие из пациентов в конечном счете забывают об опыте интранаркозного пробуждения. Сейчас врачам как никогда важно исследовать подобные случаи, учитывая, как часто анестезию применяют при лечении больных.

Только в одной Великобритании за год применяют почти три миллиона анестезий. Я допускаю, что прямо сейчас в какой-нибудь части мира пациент находится в сознании во время операции

Питер Одор

регистратор больницы святого Георгия в Лондоне

Анестезиология появилась два века назад и стала настоящим прорывом в мире медицины. 16 октября 1846 года практиковавший в Бостоне стоматолог Уильям Мортон первым в мире успешно провел эфирный наркоз при удалении подчелюстной опухоли у пациента Гилберта Эббота. Несмотря на то что пациент все еще мог бормотать себе под нос, он уже не чувствовал боли, — лишь слабое ощущение того, что его кожу «царапают мотыгой».

В России первую операцию под наркозом провел товарищ Николая Пирогова по профессорскому институту, Федор Иноземцев, в феврале 1847 года. Неделей позже операцию с применением обезболивающего сделал и сам Пирогов. Вскоре он принял участие в военных действиях на Кавказе. Там он впервые в истории медицины начал оперировать раненых под эфирным наркозом. Всего хирург провел около 10 тысяч операций с эфирным обезболиванием.

До появления наркоза операция считалась крайним и самым жестоким способом лечения пациента. При этом области, в которых хирург мог практиковать, были строго ограничены: малая хирургия, ампутация конечностей, иссечение некротизированных тканей и удаление камней из мочевого пузыря. Брюшная полость и грудная клетка были запретными зонами.

Многие пациенты умирали на операционном столе, не выдерживая боли. Некоторые больные выживали только благодаря тому, что из-за агонии теряли сознание

Успешность операции без наркоза определялась лишь скоростью хирурга. Однако с появлением общей анестезии хирургия перешла на новый уровень. Теперь врачи могли оперировать больных медленнее, а значит, аккуратнее и точнее. Анестезиология позволила лечить и запретные зоны. Со временем эфир стали заменять на более современные ингаляционные анестетики.

В настоящее время у анестезиологов есть широкий ряд обезболивающих препаратов. Выбор того или иного средства, как и доза, зависят от процедуры и нужд конкретного больного.

Уильям Мортон проводит первый в мире наркоз (16 октября 1846 года)

Как правило, перед хирургами стоит задача не ввести пациента в бессознательное состояние, а снизить или полностью блокировать чувствительность определенной части тела. К примеру, для «заморозки» нижней половины тела используется региональное обезболивание: спинальная или эпидуральная анестезия. Чаще всего ее применяют во время родов, операций на мочевом пузыре и эндопротезировании тазобедренного сустава.

Препараты, которые вводят в организм пациента во время общей анестезии внутривенно или ингаляционно, полностью отключают сознание. Под наркозом человек не чувствует боли и чаще всего испытывает амнезию. Точные механизмы общей анестезии по сей день до конца не изучены. Существует теория, что анестетики притупляют нейромедиаторы — вещества, регулирующие работу мозга.

К примеру, краткосрочное снотворное средство пропофол используют при общей анестезии в качестве седативных препаратов. Оно усиливает работу гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) — важнейшего тормозного нейромедиатора центральной нервной системы.

Материалы по теме

00:03 — 29 июня 2019

За стеклянной стеной

Девочка росла изгоем из-за загадочной болезни. Она не могла говорить за пределами дома

00:04 — 4 октября 2019

«Вполне возможно, анестезия мешает активной передаче информации», — рассуждает анестезиолог из университета штата Висконсин Роберт Сандерс. В таком случае разум отключается, превращаясь в выключенный телевизор, не способный обрабатывать и реагировать на сигналы организма.

Однако анестезиологу важно учитывать много факторов при лечении каждого пациента. Специалист может использовать один препарат, чтобы ввести больного в медикаментозную кому, и другой, чтобы поддерживать это состояние. Кроме того, важны возраст и комплекция пациента, курил ли он, какие лекарства принимал, а также причина болезни, чтобы определить необходимую дозировку.

Врачи нередко вводят пациентам миорелаксанты — лекарства, снижающее тонус мускулатуры вплоть до полного обездвиживания человека. К примеру, в Великобритании почти половина общих наркозов включает и нейромускульные блокаторы. Эти лекарства временно парализуют больного, чтобы исключить вероятность спазмов и рефлекторных движений во время операции.

Анестезиология уже более 170 лет творит чудеса, спасая жизни миллионов людей. Однако, как и при других медицинских процедурах, в ней есть осложняющие факторы. Некоторые люди имеют высокий порог чувствительности к анестетикам. В таком случае лекарства не снижают активность головного мозга, и человек продолжает находиться в сознании. В сложных случаях, например, при ранениях с большой потерей крови, врачу приходится обходиться меньшими дозами анестетиков, чтобы не усугубить состояние пациента.

В некоторых случаях пациент может пошевелить конечностями и даже заговорить, чтобы предупредить хирурга о том, что препараты не подействовали. Однако, если больному ввели миорелаксанты, подать сигнал уже невозможно. Именно по этой причине небольшой процент людей становятся заложниками своего тела и находятся в сознании на операционном столе. Чаще всего, они слышат звуки и чувствуют боль, но не могут позвать на помощь.

Пеннер вспоминает, как волновалась перед лапароскопией, хотя в прошлом ей уже делали операции под наркозом, и все проходило без каких-либо проблем. Ее завезли в операционный блок, поместили на стол и ввели первую дозу медикаментов. Вскоре она начала проваливаться в сон, успев подумать: «Ну все, подействовало».

Когда канадка пришла в сознание, она услышала, как медсестры суетятся вокруг операционного стола. Пеннер почувствовала прикосновение к животу и решила, что обследование закончилось и медперсонал протирает ее кожу. «Я подумала: «Ну вот, а ты понапрасну переживала»», — рассказывает она. И тут она к своему ужасу услышала, как хирург попросил медсестру подать ему скальпель. Операция еще не закончилась, вдруг осознала она. В действительности, она еще даже не началась.

Следующее, что почувствовала пациентка, — острую боль от вонзившегося в тело ножа. Она отчаянно пыталась пошевелиться и заговорить, но из-за миорелаксантов ее тело было обездвижено.

Я чувствовала себя такой… такой беспомощной. Я ничего не могла сделать. Ни пошевелиться, ни закричать, ни открыть глаза. Я пыталась плакать, чтобы слезы стекали по щекам, надеясь, что они заметят это и поймут, что что-то не так. Но у меня не получалось заплакать

Пеннер направила все силы на то, чтобы пошевелить одной ступней, и в результате ей это удалось. Канадка почувствовала облегчение, когда медсестра прикоснулась к ее ноге рукой. Однако не успела она пошевелить ступней снова, медработница убрала руку. Пациентка трижды попыталась привлечь к себе внимание, но безрезультатно. «Я утратила всякую надежду, осознав, что у меня есть только один способ коммуникации, но даже он не работает», — признается она.

Фото: Christopher Furlong / Getty Images

Казалось, сразу после операции ее мучения должны были закончиться. Но как только эффект миорелаксантов начал сходить на нет, Пеннер начала шевелить языком возле вставленной в горло трубки. Таким образом она хотела намекнуть персоналу, что все это время она находилась в сознании.

Медработник понял ее послание иначе и преждевременно достал трубку, через которую поступал кислород — до того, как миорелаксанты окончательно перестали действовать и ее легкие заработали самостоятельно. «Я лежала на операционном столе, и он забрал то, что удерживало меня на плаву, мой кислород. Я не могла дышать», — говорит она.

Пеннер начала терять сознание, и в этот момент ей, по ее словам, показалось, что она чувствует присутствие Бога. К счастью, ее снова подключили к кислородному аппарату, после чего она очнулась в слезах

Воспоминания о пережитом и чувство незащищенности по сей день преследуют женщину. Психологическая травма вынудила ее временно уйти с работы и взять больничный отпуск. «Сложно сидеть дома и видеть, как соседи выходят по утрам из дома, садятся в свои машины и уезжают на работу, и осознавать, что я не могу», — жаловалась она в 2019 году в интервью.

Существуют различные организации по всему миру, исследующие подобные инциденты. Однако считается, что отделение «Реестр осведомленности в вопросах анестезии» в научно-исследовательском университете штата Вашингтон проводит наиболее детализированный анализ. Работая с 2007 года, университетская организация собрала информацию о сотнях медицинских случаев интранаркозного пробуждения.

И хотя все истории строго анонимны, они проливают свет на этот малоизученный феномен. Почти все пациенты, пережившие непреднамеренное пробуждение от общей анестезии, говорили, что слышали голоса и другие звуки.

«Я уcлышал песни в одном жанре и пытался понять, почему мой хирург выбрал именно его», — вспоминает один из больных. Другой пациент отметил, что тоже слышал разные голоса, и ему показалось, что люди взволнованы. «Они говорили, что теряют меня», — пересказал он.

Фото: BSIP / Universal Images Group via Getty Images

Более 70 процентов тех, кто пережил интраоперационный выход из наркоза, жаловались на болезненные ощущения. «Я почувствовал острую боль и жжение от четырех разрезов, ощущалось как порез пальца острым ножом, — вспоминает пациент. — И затем жгучая, невыносимая боль».

Именно парализующее действие миорелаксантов пугает пациентов больше остального. По рассказам больных, из-за блокаторов мышц у человека создается ощущение, что он перестает дышать. И ко всему этому — опустошающая беспомощность. «Про себя я кричал что-то вроде: «Неужели они не понимают, что я не сплю, открой глаза и подай им сигнал»», — отмечал один из пострадавших. Паника обостряется тем, что переживающие интранаркозное пробуждение пациенты не знают, что с ними происходит, и думают, что они умирают.

К счастью, судя по статистике, подобные инциденты происходят действительно крайне редко.

Одним из самых крупных и подробных исследований стал пятый проект национального аудита, проведенный британскими и ирландскими ассоциациями анестезиологов. Согласно договоренности, каждая государственная больница в Великобритании и Ирландии должна была в течение года сообщать о любых известных ей случаях интранаркозного пробуждения.

Результаты, опубликованные в 2014 году, показали: этот феномен встречается у одного из 19 тысяч пациентов, перенесших общую анестезию. При этом, если при наркозе вводили парализующие препараты, интраоперационный выход из наркоза происходил чаще — у одного из восьми тысяч больных — поскольку люди не могли предупредить врачей о проблеме.

Материалы по теме

07:22 — 16 января 2015

Очень страшная сила

Фотогалерея самых знаменитых жертв страсти к улучшению собственной внешности

00:03 — 12 октября 2018

Тяжелая рука

Хирург годами убивал и калечил пациентов. Никто не знал, как его остановить

Полученные данные и экспертные мнения подтверждают, что риск испытать интранаркозное пробуждение — исчезающе мал. Однако Питер Одор из больницы Святого Георгия в Лондоне считает, что результаты исследования недостаточно корректны, чтобы на их основе оценивать риски общей анестезии.

Проект национального аудита учитывал истории только тех пациентов, которые пожелали поделиться пережитым опытом. По мнению Одора, многие пострадавшие просто не смогли или не захотели рассказывать о полученной во время операции травме, чтобы оставить негативные воспоминания в прошлом.

Помимо этого, анестетики могут провоцировать у пациентов провалы в памяти. «Анестезирующие препараты нарушают способность запоминать, — говорит Одор. — И доза, которую используют, чтобы притупить память, меньше, чем та, что применяется для выведения человека из сознания». Из этого следует, что больший процент людей также мог выходить из наркоза во время операции, но после забывать об этом.

Для исследования этого феномена эксперты используют то, что они называют техникой изолирования руки. Во время инъекции анестезии плечо пациента перетягивают ремнем, который не позволяет миорелаксантам блокировать руку. Благодаря этому какое-то время больной все еще может шевелить рукой и отвечать на вопросы врача: находится ли он в сознании и чувствует ли боль.

В одном из крупнейших исследований такого рода анестезиолог из университета штата Висконсин Роберт Сандерс сотрудничал с коллегами из шести больниц в США, Европе и Новой Зеландии. Из 260 пациентов, участвовавших в опытах, 4,6 процента подтвердили, что все еще находились в сознании, несмотря на действие общей анестезии.

Полученные данные идут вразрез с показателями, отмеченными в рамках проекта национального аудита 2014 года. Примерно четыре из десяти пациентов, к которым применяли технику изолированной руки, — 1,9 процента всей исследуемой группы — также заявили, что чувствовали боль. Эти результаты ставят под сомнение этический аспект использования анестезии.

Всякий раз, когда я говорю с практикантами, я обсуждаю с ними этот философский вопрос. Если пациент ничего не запомнит, стоит ли об этом волноваться?

Роберт Сандерс

анестезиолог из университета штата Висконсин

По словам Сандерса, на сегодняшний день не существует доказательств, что пациенты, которые реагируют на боль во время экспериментов с перетягиванием руки ремнем, но не помнят о пережитом позже, не испытывают посттравматическое стрессовое расстройство и другие психологические проблемы, например, как в случае с Пеннер. Ведь если человек не испытывает в таком случае пагубных последствий и ничего не помнит, можно подумать, что интранаркозное пробуждение — пусть и неприятный, но чаще всего не вызывающий опасений опыт.

Сандерс решил провести опрос среди обычных людей и был удивлен, услышав неоднозначные мнения. Поразительно большое число опрошенных заявили, что они отнеслись бы к такому внезапному выходу из наркоза спокойно, если болезненный опыт наверняка исчезнет из их памяти после пробуждения.

Я считаю, что пациент надеется, что он будет находится без сознания; и как исследователи, которые хотят разобраться в механизмах этого явления, а также как врачи, желающие оказать качественную помощь и оправдать ожидания пациента, мы обязаны изучить этот процесс и выяснить, каково истинное влияние интранаркозного пробуждения на человека, а также узнать, каким образом мы можем уменьшить вероятность его проявления

Роберт Сандерс

анестезиолог из университета штата Висконсин

Бесспорно, различные статьи и исследования на тему интранаркозного пробуждения могут напугать пациентов, готовящихся к операции. Некоторые даже отказываются от наркоза и последующего лечения, чтобы избежать возможных последствий общей анестезии. Однако следует помнить, что риск внезапного выхода из медикаментозного сна крайне низок.

Медики убеждены, что этот феномен должен быть известен как можно большему числу людей. В некоторых случаях, описанных в медицинских журналах, пациенты не знали о существовании такого феномена и при пробуждении были убеждены, что умирают. Возможно, при большей осведомленности больные смогут менее болезненно пережить этот опыт.

Большая осведомленность в этом вопросе может также помочь врачам лечить пациентов, переживших интранаркозное пробуждение. Многие больные, в том числе Пеннер, утверждают, что их поведение на операционном столе воспринималось врачами неверно.

Фото: Klar / ullstein bild via Getty Images

Согласно исследованию ученых из университета штата Вашингтон, 75 процентов пациентов, переживших незапланированное пробуждение от анестезии, остались недовольны реакцией персонала на их жалобы. 51 процент людей утверждали, что ни анестезиолог, ни хирург не выразили им сочувствия. Лишь 10 процентов пострадавших сказали, что больница принесла им свои извинения, и только 15 процентов были направлены к специалистам, которые помогли им справиться с психологической травмой.

Когда Пеннер попыталась сообщить о произошедшем медсестрам, они в недоумении стояли и молчали. «Никогда не забуду выражения их лиц — казалось, они были в полном шоке, — говорит она. — Они не знают, что делать в подобной ситуации». Канадка считает, что медики должны больше изучать этот феномен.

Пеннер надеется, что дальнейшие исследования интранаркозного пробуждения помогут лучше понимать действие общей анестезии и, как следствие, сократить число случаев внезапного пробуждения во время операции. Ученые считают, что при более глубоком изучении медикаментозного сна врачи смогут использовать этот феномен во благо пациентов.

Клинические исследования подтверждают, что некоторые виды лечебного гипноза благоприятно влияют на пациентов. Таким образом, анестезия может стать идеальным способом ввести пациента в состояние гипнотического транса. И хотя головной мозг погружается в глубокий сон под действием анестетиков, доказано, что некоторые области продолжают функционировать, к примеру, слуховая зона. Это позволяет предположить, что врачи могут коммуницировать с находящимся без сознания пациентом прямо во время операции

Исследований, изучающих эту теорию, крайне мало, однако Дженни Розендаль и ее коллеги из университетской больницы в городе Йена, Германия, пытались собрать все имеющиеся доказательства. Их метаанализ показал небольшое, но значительное улучшение послеоперационных симптомов у пациентов, в частности, тошноты и рвоты, а также меньшее использование морфина в период реабилитации.

Немного окрепнув после полученной травмы, Пеннер вызвалась помогать канадским университетам распространять среди врачей информацию об интранаркозном пробуждении и наиболее эффективных методах лечения пациентов. «Я хочу, чтобы они были подкованы, — подчеркивает она. — Ведь когда операция идет не по плану, нужно знать, как реагировать; это крайне важно для благополучия пациента».

Полезная информация — «Скандинавия» Казань

Памятка пациентам при обращении в клинику на оперативное лечение под анестезией.

Ваше здоровье:

  • Состояние здоровья играет важную роль в том, как будет протекать наркоз, а также насколько комфортным будет пробуждение от наркоза. Перед наркозом важно пройти комплексное обследование организма, включающее консультацию врача терапевта, выполнение ряда анализов и инструментальных методов исследований. Если имеются какие-либо хронические заболевания, то с помощью лечащего врача необходимо достичь стойкой ремиссии этих болезней.
  • Проведение плановой анестезии возможно на фоне стабильного состояния здоровья, в день операции должны отсутствовать признаки ОРВИ.
  • Наиболее важная роль при проведении анестезии возлагается на сердце и легкие, поэтому перед наркозом работоспособность этих органов должна быть максимально приближена к удовлетворительной — это значит, что простуда, обструктивный бронхит, астма, гипертония, стенокардия, сердечная недостаточность должны быть пролечены и находиться в стадии компенсации.
  • Исключите курение сигарет за 6 недель до предполагаемого оперативного вмешательства. Это позволит значительно снизить риск дыхательных осложнений после операции. Если вы не смогли бросить курить, то постарайтесь хотя бы не курить в день операции.
  • Если Вы имеете шатающиеся зубы или коронки, то пройдите лечение у стоматолога, так как эти зубы могут быть потеряны, когда анестезиолог будет обеспечивать проходимость дыхательных путей (располагая в ротовой полости специально предназначенные для этого приспособления).
  • Не забудьте взять в больницу все принимаемые Вами лекарства.

Перед операцией необходимо сдать анализы, затем по результатам лабораторного обследования пройти консультацию терапевта и анестезиолога. Анализы сдаются натощак (нельзя есть и пить, накануне необходимо воздержаться от жирной и соленой пищи).

План обязательного обследования больных, подлежащих оперативному вмешательству под анестезией (анализы должны быть сданы не ранее, чем за 10 дней до операции):

  1. Общий анализ крови + Лейкоформула + тромбоциты.
  2. Время свертывания и длительность кровотечения.
  3. Группа крови и резус фактор.
  4. Глюкоза крови.
  5. Биохимический анализ крови: АЛТ, АСТ, общий билирубин, креатинин, мочевина, общий белок.
  6. Коагулограмма (ПТИ, Фибриноген, АЧТВ, Тромбиновое время).
  7. Общий анализ мочи.
  8. ВИЧ (3 месяца), Гепатиты В и С (1 месяц), RW (2 недели).
  9. Флюорография или Ro-графия грудной клетки.
  10. ЭКГ с расшифровкой.
  11. Заключение терапевта.

При наличии сопутствующих патологий необходима консультация узкого специалиста.

При поступлении в стационар в день операции — приходить на голодный желудок (с вечера разрешается легкий ужин, утром нельзя есть и пить). Очень важно при подготовке к анестезии, чтобы Ваш желудок был пустой, так как даже минимальное количество находящейся в желудке пищи или воды могут значительно снизить безопасность анестезии, предоставляя реальную угрозу для жизни.

Вечером в день до операции примите гигиенический душ. Ванна (душ) очистят кожу от невидимых загрязнений, что позволит уменьшить риск инфекции во время операции.

Перед операцией извлеките из ротовой полости все съемные предметы, если таковые имеются (зубные протезы, пирсинг). Все эти предметы после введения в наркоз могут вызвать проблемы с Вашим дыханием.

Подготавливаясь к наркозу также снимите контактные линзы, слуховой аппарат.

Ногти на руках должны быть свободны от маникюрного лака, который может быть причиной затрудненного считывания информации о дыхании, получаемой при помощи специального прибора, подключаемого при проведении наркоза к одному из пальцев руки.

Если Ваш анестезиолог разрешил оставить утренний прием какого-либо лекарства (которое Вы постоянно принимали до операции), то оптимальнее всего проглотить таблетки, не запивая их жидкостью. Если трудно поступить таким образом, то запейте таблетки минимальным глотком воды, сместив при этом прием лекарственных препаратов на максимально раннее утреннее время.


Операция во время беременности: существует ли опасность?

Ожидание малыша — время приятное и волнительное, даже, несмотря свойственные этому периоду трудности и на недомогание. Во время беременности могут возникнуть сопутствующие заболевания, требующие оперативных вмешательств. На протяжении всей беременности ваш малыш надежно защищен слоем амниотической жидкости в околоплодном пузыре. Это значит, что все неприятности, которые случились с Вами во время беременности, скорее всего не скажутся на его состоянии и здоровье.

Операция и анестезия во время беременности выполняются только по срочным и экстренным показаниям, при наличии строгих условий, представляющих угрозу для жизни матери. Если позволяет ситуация, операция и наркоз не требуют спешки и могут быть выполнены в плановом порядке, то оптимальнее всего дождаться рождения ребенка, а уж потом госпитализироваться в больницу для выполнения оперативного лечения.

Примерно у 2% женщин во время беременности возникает необходимость в проведении экстренной операции и анестезии. Чаще всего, это вмешательства в общей хирургии и гинекологии, стоматологии, травматологии. Немного подробнее хотелось их вам разъяснить.

Наиболее частой причиной госпитализации беременных женщин в хирургическое отделение являются: острый аппендицит, острый калькулезный холецистит, панкреонекроз, мочекаменная болезнь с нарушением оттока мочи и карбункул почки.

Острый аппендицит встречается с частотой 1 случай на 2000 родов. Особенно трудны его диагностика и лечение во 2-м и 3-м триместре беременности. Трудности диагностики связаны с тем, что увеличенная матка смещает внутренние органы с их типичных мест, особенно это касается такой подвижной части кишечника, как червеобразный отросток, или аппендикс, воспаление которого называется аппендицитом. Аппендикс во время беременности может перемещаться и вверх к печени, и вниз — к органам малого таза. Кроме того, тошнота, рвота и некоторые другие симптомы могут наблюдаться и при нормальной беременности. Зачастую такие беременные в стационар поступают поздно, уже с осложненной формой аппендицита. На первом этапе применяется УЗ-исследование и диагностическая лапароскопия, для того чтобы убедиться в необходимости операции. Диагностическая лапароскопия в некоторых ситуациях переходит в лечебную, а уж при отсутствии возможностей в ее выполнении, в лапаротомию — операцию открытым доступом.

В случае с аппендицитом необходимость в операции в принципе не подлежит сомнению, но при остром холецистите, панкреонекрозе и заболеваниях почек в большинстве случаев возможно применение симптоматических методов лечения, помогающих избежать или отсрочить операцию на период после родов.

В настоящее время гинекологические операции во время беременности проводят крайне редко. Но существуют экстренные ситуации, при которых оперативное лечение неизбежно. К ним относятся разрыв или перекрут кисты яичника, нарушение питания (некроз) в миоматозном узле, наложение швов на шейку матки при истмико-цервикальной недостаточности.

Даже доброкачественные кисты яичников потенциально могут оказаться опасными для беременной женщины: в случае с разрастанием кисты до больших размеров могут наблюдаться либо разрыв, либо перекрут яичника, что приводит к кровотечению, острой боли и потенциально может вызвать самопроизвольный выкидыш или преждевременные роды, и в данном случае проводится экстренное оперативное вмешательство. При нарушении питания в миоматозных узлах существует оптимальный срок для их удаления, это 16 и более недель беременности, когда концентрация вырабатываемого плацентой прогестерона — гормона беременности возрастает приблизительно в 2 раза, и под его воздействием сократительная деятельность матки уменьшается, снижается тонус и возбудимость матки, повышается растяжимость мышечных структур и усиливается запирательная функция шейки матки. Все это создает наиболее благоприятные условия для проведения операции. Гинекологические операции во время беременности проводят при помощи лапароскопии, а при отсутствии в его выполнении делают нижнесрединный разрез, что обеспечивает бережные и щадящие условия для плода. Хирургическая коррекция шейки матки проводится по показаниям под эпидуральной анестезией.

Экстренная стоматологическая помощь беременной женщине оказывается в любые сроки гестации с учетом сопутствующей патологии и аллергологического статуса пациентки, под местной анестезией, и не представляет никакой опасности для женщины и здоровья малыша. А вот для планового лечения необходимо выбрать более оптимальные сроки, начиная с 16 недели и более, после окончательного формирования плаценты. Во время беременности строго противопоказана имплантация зубов.

Многие женщины во время беременности становятся довольно неловкими, особенно на последних месяцах, и это неизбежно повышает вероятность несчастных случаев. Вам бывает нелегко справиться с непривычным весом и измененной осанкой, а приступы слабости или головокружения могут отвлечь внимание в самый неподходящий момент. В результате беременные то и дело получают мелкие травмы, такие как ушибы, кровоподтеки, вывихи и растяжения, а в некоторых случаях серьезные травмы или переломы, требующие оперативного лечения.

Постоянным и неразлучным спутником операции является анестезия. Пациенту никогда не будет проведена серьезная операция без анестезии. Когда мы говорим о каких-либо негативных воздействиях на мать и плод, то подразумеваем влияние, как анестезии, так и самой операции. Вероятность наличия врожденных аномалий у новорожденного в ситуации, когда мама во время беременности перенесла анестезию и операцию крайне мала и сопоставима с частотой развития данной патологии у беременных, не подвергшихся воздействию операции и наркоза. При анестезии во время беременности большое значение имеет не выбор лекарственного препарата, т.е. анестетика, а сама техника проведения анестезии. По уровню безопасности для матери и плода выбор вида анестезии должен быть сделан в сторону местной анестезии. При невозможности выполнения операции под местным обезболиванием следующий выбор должен быть сделан в пользу регионарной анестезии. И только в случае невозможности проведения операции под регионарной (эпидуральной) анестезией оперативное лечение может быть выполнено под общей анестезией.

И в заключение хочу еще раз напомнить будущим мамам: в Вашем положении всегда лучше «лишний раз» перестраховаться. При возникновении малейших подозрений обратиться к акушеру-гинекологу. Хирургические методы лечения и их анестезия для беременной сложны и опасны, но без них порой не обойтись. Берегите себя и своего малыша!

Анестезия: все, что волнует пациента

Анестези́я (греч. без чувства) — явление уменьшения чувствительности какой-либо области тела или органа, вплоть до полной её потери

По наблюдениям врачей, определенный процент людей боится анестезии больше, чем самой операции. И совершенно зря — предлагаемые сегодня формы анестезии эффективны и безопасны. 

Сегодня, благодаря большому количеству доступных анестезирующих средств хирургические вмешательства стали более безопасными и легко переносимыми. Проведением анестезии и контролем за жизненными функциями организма во время операции и в ближайшее время после операции занимается специально подготовленный врач-анестезиолог.

В чем преимущество современной анестезии?

Развитие современной анестезии проявляется, прежде всего, в появлении новых препаратов и их сочетании. Раньше использовался лишь один анестетик (так называемая моноанестезия), и это делало общий наркоз довольно токсичным. Сегодня анестезия является многокомпонентной — включает в себя целый ряд препаратов. Каждый из них отвечает за определенную функцию – отключение сознания, миорелаксацию (расслабление мышц), обезболивание, общую защиту организма от хирургической агрессии. В анестезиологии используются современные зарубежные наркозные препараты. Уже рутиной стал мониторинг основных показателей состояния пациента – артериального давления, ЭКГ, насыщения крови кислородом, концентрации углекислого газа в выдыхаемой газовой смеси и т.д. Самое важное достижение последнего времени – так называемая ларингеальная маска. Она обеспечивает проходимость дыхательных путей без интубации трахеи (для обеспечения дыхания в трахею вводится специальная трубочка), является менее травматичной, дает большую свободу хирургу при проведении операции.

Как выбирается тип анестезии?

При выборе типа анестезии главное для врача – ее безопасность. Люди должны уйти после операции здоровыми и в хорошем настроении. Поэтому перед операцией обязательно проводится тщательное обследование – общий и биохимический анализ крови, кардиограмма сердца и др. Очень важно, чтобы пациент откровенно рассказал анестезиологу обо всех болезнях, и даже страстях: быть может, когда-нибудь он злоупотреблял алкоголем, пробовал наркотики. В соответствии с общей картиной подбираются компоненты анестезии. В общей анестезии различают внутривенный и общий наркоз. Общая анестезии может применяться для обезболивания любого оперативного вмешательства любой длительности. Состояние наркоза достигается путем внутривенного введения лекарственных препаратов. Действие препаратов вызывает медикаментозный сон, делающий человека нечувствительным к боли. Во внимание обязательно принимается и тип операции, способ ее проведения, продолжительность во времени. Например, подтяжка лица и эндоскопические операции – достаточно длительные. Пациент должен быть максимально расслаблен, свободно дышать. Поэтому при проведении наркоза часто применяют искусственную вентиляцию легких кислородом («искусственное дыхание»). Чаще всего трубочка вставляется в трахею через рот – а это рядом с операционным полем. Ее надо закрепить так, чтобы она не выскочила, когда хирург поворачивает голову пациента. Поэтому есть свои особенности введения трубочки – через рот, через нос. Анестезиолог должен сделать так, чтобы хирургу было еще удобно работать.
Для обезболивания кратковременных вмешательств (гинекологические манипуляции, небольшие урологические и хирургические вмешательства) применяется метод внутривенной анестезии. Метод заключается во внутривенном введении некоторого количества обезболивающих и снотворных препаратов. Поскольку обычно эти вмешательства кратковременны и малотравматичны, то количество препаратов невелико и самостоятельное дыхание практически не страдает. Однако анестезиолог всегда тщательно следит за характером дыхания и при необходимости проводит поддерживающее искусственное дыхание маской дыхательного аппарата.

Влияет ли длительность анестезии на состояние здоровья?

Современные препараты лояльны к организму человека. Противопоказаний к общей анестезии нет. Анестезия проводится у крайне тяжелых больных – с различными патологиями. Она помогает им выжить. Давать наркоз без особого ущерба для здоровья можно достаточно долго. В пластической хирургии самая длительная операция продолжается до 12 часов! А в кардиохирургии она может длиться и двадцать. Конечно, бывают исключительные случаи, когда риск от анестезии перевешивает риск операции. Но это касается людей в очень тяжелом состоянии, которые вряд ли прибегут к пластической хирургии.
При современных методах наркоза человек приходит в себя уже через тридцать минут после операции. Адекватно отвечает на вопросы, выполняет просьбы персонала. Как правило, самостоятельно перебирается с операционного стола на каталку, а с каталки – на кровать. Правда потом он снова засыпает, и воспоминания о происходившем стираются.

Говорят: 20% успеха операции – работа анестезиолога. Что это означает?

Для успеха операции хирург и анестезиолог должны понимать друг друга с полуслова. Одна из задач анестезиолога — создавать хирургу комфортные условия работы. Сделать так, чтобы во время операции не было кровоточивости и кровопотери, скачков давления. Давление должно оставаться стабильным и после выхода из наркоза. От этого зависит успешность первых дней реабилитационного периода.

Почему сегодня используется общий наркоз?

Действительно, сегодня мы постепенно уходим от местной анестезии. Пациент должен полностью доверять анестезиологу и хирургу, быть психически уравновешенным. Однако в операционной все равно какая-то доля волнения присутствует – человек невольно нервничает, у него поднимается давление. Это мешает хирургу работать. Поэтому сегодня все чаще хирурги предпочитают общий наркоз. Он позволяет добиться лучшего эффекта от операции.

Как влияет анестезия на функции головного мозга?

Действительно, существует миф, что анестезия сказывается на ухудшении когнитивных функций. Происходит чуть ли не гибель нейронов головного мозга. Это совершенно не соответствует действительности! Тогда почему эти слухи появляются? Среди двух миллиардов людей нет двух совершенно одинаковых. И реабилитационный период у каждого имеет свои особенности. Кто-то говорит, что много спит, и стал рассеянным. Кто-то, к моему величайшему удивлению, заявлял, что у него начали выпадать волосы. Объяснение может быть только одно. Любая операция является для организма сильным стрессом. Анестезия старается этот стресс снять, но он все равно сохраняется. В результате обостряются какие-то хронические заболевания – то есть просто дают о себе знать «слабые места».

 

Лапароскопия (хирургия замочной скважины) — Как это выполняется

Лапароскопия выполняется под общим наркозом , поэтому во время процедуры вы будете без сознания и не помните об этом. Часто вы можете пойти домой в тот же день.

Подготовка

В зависимости от типа выполняемой лапароскопической процедуры вас обычно просят ничего не есть и не пить в течение 6–12 часов.

Если вы принимаете разжижающие кровь лекарства (антикоагулянты), такие как аспирин или варфарин, вас могут попросить прекратить их прием за несколько дней до этого. Это необходимо для предотвращения чрезмерного кровотечения во время операции.

Если вы курите, вам могут посоветовать бросить курить во время подготовки к операции. Это связано с тем, что курение может замедлить заживление после операции и увеличить риск таких осложнений, как инфекция.

Большинство людей могут выписаться из больницы в день процедуры или на следующий день.Перед процедурой вам нужно будет попросить кого-нибудь отвезти вас домой, потому что вам посоветуют не садиться за руль в течение как минимум 24 часов после этого.

Процедура

Во время лапароскопии хирург делает небольшой разрез (разрез) примерно от 1 до 1,5 см (от 0,4 до 0,6 дюйма), обычно около вашего пупка.

Через разрез вводится трубка, через которую закачивается углекислый газ для надувания живота (живота). Надувание живота позволяет хирургу более четко видеть ваши органы и дает им больше места для работы.Затем через эту трубку вводится лапароскоп. Лапароскоп передает изображение на телеэкран в операционной, давая хирургу четкое изображение всей области.

Если лапароскопия используется для проведения хирургического лечения, такого как удаление аппендикса, в брюшной полости будут сделаны дополнительные разрезы. Через эти разрезы можно вставить небольшие хирургические инструменты, и хирург может направить их в нужное место, используя обзор из лапароскопа. После установки инструменты можно использовать для проведения необходимого лечения.

После процедуры углекислый газ выходит из брюшной полости, разрезы закрываются швами или зажимами и накладывается повязка.

Когда лапароскопия используется для диагностики состояния, процедура обычно занимает 30-60 минут. Если хирург лечит какое-либо заболевание, это займет больше времени, в зависимости от типа выполняемой операции.

Восстановление

После лапароскопии вы можете почувствовать сонливость и дезориентацию, когда оправитесь от воздействия анестетика.Некоторых людей тошнит или их рвет. Это общие побочные эффекты анестетика, которые должны быстро пройти.

Медсестра будет наблюдать за вами в течение нескольких часов, пока вы полностью не проснетесь и не сможете есть, пить и мочиться.

Перед выпиской из больницы вам расскажут, как содержать раны в чистоте и когда возвращаться на контрольный прием или снимать швы (хотя часто используются рассасывающиеся швы).

В течение нескольких дней после процедуры вы, вероятно, почувствуете некоторую боль и дискомфорт в месте разрезов, а также у вас может возникнуть боль в горле, если использовалась дыхательная трубка.Вам дадут обезболивающее, чтобы облегчить боль.

Часть газа, используемого для наполнения вашего живота, может оставаться внутри вашего живота после процедуры, что может вызвать:

  • вздутие живота
  • судороги
  • боль в плече, поскольку газ может раздражать вашу диафрагму (мышцу, которую вы используете для дыхания. ), что, в свою очередь, может вызвать раздражение нервных окончаний в плече.

Эти симптомы не о чем беспокоиться и должны пройти через день или около того, как только ваше тело поглотит оставшийся газ.

Через несколько дней или недель после процедуры вы, вероятно, почувствуете большую усталость, чем обычно, поскольку ваше тело тратит много энергии на самоисцеление. Может помочь регулярный сон.

Время восстановления

Время восстановления после лапароскопии у всех разное. Это зависит от таких факторов, как причина, по которой была проведена процедура (использовалась ли она для диагностики или лечения заболевания), ваше общее состояние здоровья и развитие каких-либо осложнений.

Если вам сделали лапароскопию для диагностики состояния, вы, вероятно, сможете вернуться к своей обычной деятельности в течение 5 дней.

Период восстановления после лапароскопии для лечения заболевания зависит от типа лечения. После небольшой операции, такой как удаление аппендикса, вы сможете вернуться к нормальной жизни в течение 3 недель. После серьезной операции, такой как удаление яичников или почки из-за рака, время восстановления может достигать 12 недель.

Ваша хирургическая бригада может предоставить вам дополнительную информацию о том, когда вы сможете вернуться к нормальной деятельности.

Когда обращаться за медицинской помощью

Обычно рекомендуется, чтобы кто-нибудь оставался с вами в течение первых 24 часов после операции.Это на тот случай, если вы испытываете какие-либо симптомы, указывающие на проблему, например:

  • высокая температура 38 ° C или выше
  • озноб
  • сильная или непрерывная рвота
  • усиливающаяся боль в животе
  • покраснение, боль, отек, кровотечение или выделения вокруг ваших ран
  • аномальные выделения из влагалища или вагинальное кровотечение
  • боль и припухлость в одной из ваших ног
  • ощущение жжения или покалывания при мочеиспускании

Если у вас возникнут какие-либо из этих симптомов во время выздоровления, вам следует обратиться в медицинский центр в больнице, где проводилась процедура, за советом к вашему терапевту или NHS 111.

Роботизированная лапароскопия

Относительно недавним достижением в лапароскопии является использование роботов для помощи при проведении процедур. Это известно как «роботизированная лапароскопия».

Во время роботизированной лапароскопии ваш хирург использует консоль, расположенную в операционной, для выполнения процедуры, управляя роботизированными руками. Роботизированные манипуляторы содержат специальную камеру и хирургическое оборудование.

Роботизированная система обеспечивает увеличенное трехмерное зрение и увеличенный диапазон движения для инструментов, работающих внутри тела.

Роботизированная лапароскопия позволяет хирургам выполнять сложные процедуры с повышенной точностью и меньшими разрезами. В последние годы количество роботизированных лапароскопий, используемых в Великобритании, быстро увеличилось. В частности, роботизированная хирургия рака простаты.

Есть основания полагать, что роботизированная лапароскопия может иметь меньший риск осложнений, чем обычная лапароскопия или открытая операция, а также более короткое время восстановления.

Последняя проверка страницы: 1 августа 2018 г.
Срок следующей проверки: 1 августа 2021 г.

Лапароскопическая хирургия с использованием спинальной анестезии

JSLS.Апрель-июнь 2008 г .; 12 (2): 133–138.

, MS, FAIS, FICS, , MD, и, MD

Rajeev Sinha

Отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

S. C. Gupta

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Раджив Синха, хирургическое отделение, M.ФУНТ. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Автор, отвечающий за перепечатку. Запросы на переиздание адресуйте: Rajeev Sinha, MS, FAIS, FICS, Prof. and Head, Department of Surgery, M.L.B. Медицинский колледж, Джханси 284 128, Индия. Телефон: 0510 2320001, 2320003, 2370670, факс: 0510 2320002, 2371670, электронная почта: [email protected]_ahnis Авторские права © 2008 JSLS, Журнал Общества лапароэндоскопических хирургов Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях Некоммерческая лицензия Creative Commons Attribution без лицензии на производные (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 3.0 /), который разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа должным образом процитирована и никоим образом не изменена. статьи в ЧВК.

Abstract

Справочная информация:

Лапароскопическая абдоминальная хирургия обычно проводится под общим наркозом. Спинальная анестезия обычно предпочтительна у пациентов, которым противопоказана общая анестезия. Мы представляем наш опыт использования спинномозговой анестезии в качестве первого выбора для лапароскопической хирургии на протяжении более 11 лет, утверждая, что она является хорошей альтернативой анестезии.

Методы:

Спинальная анестезия использовалась у 4645 пациентов за последние 11 лет. Лапароскопическая холецистэктомия была выполнена 2992 пациентам, остальным пациентам были выполнены другие лапароскопические операции. Техника не претерпела изменений, а внутрибрюшное давление поддерживалось на уровне от 8 до 10 мм рт. Ст. При необходимости применялась седация, а пациенты, не ответившие на седацию или с неэффективностью спинномозговой анестезии, выполняли переход на общую анестезию. Результаты сравнивались с результатами 421 пациента, перенесшего лапароскопическую операцию под общим наркозом.

Результаты:

Двадцать четыре (0,01%) пациента потребовали перевода на общую анестезию. Артериальная гипотензия, требующая поддержки, была зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. В послеоперационном периоде у 2,09% (97) пациентов была рвота, по сравнению с 29,22% (123 пациента) пациентов, которым была проведена общая анестезия. Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) для устранения боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936% (63.21%) пациентов в течение первых 24 часов. Однако 90,02% пациентов, прооперированных под общим наркозом, нуждались в инъекционных анальгетиках в ближайшем послеоперационном периоде. Послеоперационная постуральная головная боль, сохраняющаяся в среднем 2,6 дня, наблюдалась у 255 (5,4%) пациентов. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Шкала статуса Карновского показала уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

Выводы:

Лапароскопическая операция, проведенная пациенту под спинальной анестезией, имеет несколько преимуществ по сравнению с лапароскопической операцией, проводимой пациенту под общей анестезией.

Ключевые слова: Лапароскопическая хирургия, Спинальная анестезия

ВВЕДЕНИЕ

Обычно общая анестезия (ГА) остается выбором для большинства открытых хирургических вмешательств на брюшной полости, а региональная анестезия предпочтительна только для пациентов, находящихся в группе высокого риска в период недержания мочи. Общая анестезия. В течение 27 лет мы проводим почти все операции на открытом животе, включая операции на верхних органах брюшной полости, таких как желудок и гепатобилиарная система, с пациентом под спинальной анестезией (СП).Преимущества равномерного полного расслабления мышц, сознание пациента и относительно быстрое восстановление после спинальной анестезии, с одной стороны, и защита от возможных осложнений общей анестезии, с другой, были основными причинами выбора спинальной анестезии в качестве первого выбора. Таким образом, это было логическим продолжением того, что мы перешли на спинальную анестезию для всех абдоминальных и забрюшинных лапароскопических операций после операций на первых нескольких пациентах с лапароскопической холецистэктомией (LC) под общей анестезией.В мировой литературе примерно 5 лет назад предлагалось только ГА в качестве варианта анестезии при абдоминальной лапароскопической хирургии, и только недавно начали появляться сообщения о лапароскопических операциях, проводимых у отдельных пациентов под спинальной или эпидуральной анестезией. 1–5 Это ретроспективное исследование пациентов, перенесших лапароскопическую операцию под спинальной анестезией с 1995 года в нашем центре.

МЕТОДЫ

Всем пациентам, перенесшим лапароскопические абдоминальные процедуры, была предложена СА в качестве первого выбора.С 1995 года 4645 последовательных пациентов перенесли абдоминальные лапароскопические операции во время СА. Пациенты, которые предпочитали ГА или имели противопоказания к СА, такие как дети младше 10 лет, пациенты с болезнью свертывания крови, деформацией позвоночника и патологией кожи над участком СА, были прооперированы во время ГА и оставались в качестве контроля.

Лапароскопическая холецистэктомия (ЖК) выполнена 2992 пациентам. Из этих пациентов 560 страдали острым холециститом, 2292 перенесли плановую холецистэктомию и 140 перенесли дополнительные лапароскопические или открытые операции на брюшной полости в том же положении вместе с LC () .Другие абдоминальные или забрюшинные лапароскопические операции были выполнены 1653 пациентам, находившимся под SA () .

Таблица 1.

Лапароскопическая холецистэктомия (n = 2992)

Спинальная анестезия Преобразование общей анестезии
12
С дополнительной операцией * 140

Таблица 2.

Другая лапароскопическая процедура (n = 1653)

киста яичника 9018 Травма брюшной полости пластика перфорации
Операция
Ремонт TEP U / L 92
TEP B / L
32
Лап-аппендэктомия 614
Трансперитонеальная нефрэктомия 2
Лап-ассистированная гемиколэктомия
91
пластика перфорации тонкой кишки 25
лапочная орхидэктомия брюшных яичек 1
поясничная симпатэктомия
Эхинококкоз перицистектоза лапки my 81
Диагностическая лапароскопия 401

Была проведена предварительная загрузка 1000 мл 5% -ной декстрозы в физиологическом растворе, и пациенты были предварительно назначены за 45 минут до операции гликопирролатом 0.2 мг внутримышечно + диазепам 10 мг (или мидазолам 5 мг) внутримышечно + диклофенак Na 3 мл (25 мг / мл) внутримышечно.

SA вводили с помощью иглы для люмбальной пункции 24FG или 25FG в межпозвонковое пространство L1-L2. Пятипроцентный ксилокаин от 1,6 мл до 1,8 мл (2 мг / кг) или у тех пациентов, у которых предполагалось время хирургического вмешательства более 30 минут, от 3 мл до 5 мл сенсокаина (бупивакаин HCl 5 мг + сод. Хл. 8 мг / мл). Наклон головы вниз от 10 до 20 градусов сохранялся в течение 5 минут. Достигнутый сегментарный уровень составил Т4-Т5, что позволило ввести эпигастральный порт.У пациента наблюдали артериальное давление, Sp0 2 , SpCO 2 , частоту сердечных сокращений и беспокойство пациента. Тревога пациента определялась как тревога, которая привела к невозможности завершить процедуру в соответствии с SA и потребовала преобразования в GA. Во время операции кислородная добавка была необязательной и вводилась через Ventimask со скоростью 5 л / мин только у пациентов с SpO 2 ниже 95%. Пациентам с жалобами на боль в шее, плече или и то и другое сразу вводили Трамадол 25 мг или Фортвин 15 мг в виде медленного внутривенного введения или капельно.Пациентам, у которых все еще сохранялась боль, применяли кетамин 25 мг в виде медленного внутривенного введения. Если пациент все еще беспокоился, переводили на GA. Брадикардия ниже 50 в минуту купировалась с помощью 0,3 мг 0,6 мг атропина внутривенно или 0,2 мг гликопирролата. Гипотония, определяемая как снижение АД более чем на 20% от исходного АД в любое время после СА во время или после операции, купировалась мефентермином в дозе от 3 до 6 мг с перерывами до максимальной дозы 15 мг, а последующая сохраняющаяся гипотензия купировалась с помощью дофамин от 4 мкг до 6 мкг / кг / мин во время операционного периода, или в послеоперационный период, или во время обоих, до стабилизации артериального давления.

Лапароскопические операции выполнялись стандартным образом с 3-х портов на 5-ти без каких-либо модификаций. Внутрибрюшинное давление поддерживалось от 8 до 10 мм рт. Ст.

Оцениваемые послеоперационные параметры включали боль в месте операции, оцениваемую по словесной числовой шкале боли как отсутствие боли и умеренную терпимую боль, не требующую каких-либо лекарств, а также умеренную и сильную боль, требующие приема лекарств. Другие параметры включали задержку мочи, головную боль и общую удовлетворенность пациента по шкале Karnofsky Performance Status на момент первого наблюдения через 10 дней после операции.Частота послеоперационной рвоты и боли сравнивалась с соответствующими параметрами у 421 пациента, перенесшего LC в то же отделение, находящегося под GA.

Пациенты наблюдались в плановом порядке в течение 1 месяца после операции.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Это ретроспективное исследование включало 4645 пациентов, перенесших абдоминальную лапароскопическую операцию в условиях СА, и 421 пациента, перенесших лапароскопическую холецистэктомию в период с июня 1995 года по май 2006 года. Данные были получены с помощью обзора диаграмм.В группе СА 2944 пациента составляли женщины, средний возраст — 42,7 года. Лапароскопическая холецистэктомия выполнена 2992 пациентам, из которых 560 страдали острым холециститом () . Другая группа лапароскопической хирургии включала широкий спектр хирургических процедур, как плановых, так и неотложных. Плановое хирургическое вмешательство включало лапароскопическую аппендэктомию у 614 пациентов, коррекцию ТЕР у 113 пациентов, уретеролитотомию у 192 пациентов, в то время как экстренная операция включала, среди прочего, восстановление перфорации двенадцатиперстной кишки у 91 пациента () .

Гипотония, требующая поддержки, зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов. Из этих пациентов только 41 потребовалось дополнительное использование дофамина, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. Внутривенное введение трамадола или фортвина потребовалось 2996 пациентам (64,5%), а кетамин — 567 (12,21%) пациентам. Десяти (0,21%) пациентам потребовалась конверсия из-за тревоги, несмотря на седативный эффект. Преобразование в GA также потребовалось у 4 пациентов с неэффективностью SA () .

Таблица 3.

Осложнения, связанные со спинальной анестезией

9018 Инфекция портала
Спинальная анестезия (n = 4645) Общая анестезия (n = 421) P Value *
Боль в шее / плече 571 (12,29%)
Гипотония (падение <20%) 846 (18.21%. по GA 24 балла
Послеоперационный
Рвота 97 (2,09%) 123 (29.22%. %)
Задержка мочи 19 (0,41%) 4 (0,01%) <0,001
Головная боль 255 (5,49%)
12 (0.26%) 1 (0,24%) NS

LC потребовалось в среднем 15,6 и 19,1 минут соответственно в выборных и аварийных условиях. Время для других лапароскопических операций варьировалось от 12 до 85 минут.

В послеоперационном периоде значительно меньшее количество пациентов испытали один или несколько эпизодов рвоты по сравнению с пациентами с ГА [97 (2,09%) пациентов против 123 (29,22%) пациентов]. Однако частота послеоперационной задержки мочи, требующей катетеризации, была значительно выше у пациентов после SA () .Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) пациентов из-за боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936 (63,21%) пациентов в течение первых 24 часов после операции по сравнению с 379 (90,02%) пациентами, которым требовалась инъекционная анальгезия. в группе ГА () . Таким образом, значительно большему количеству пациентов потребовались инъекционные анальгетики после ГА. Инфекция в области порта наблюдалась у 12 (0,26%) пациентов. Постуральная головная боль сохраняется в среднем 2.Шесть дней наблюдались у 255 (5,4%) пациентов и отвечали на то, что пациенты находились в лежачем положении и увеличивали потребление жидкости и соли. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Karnofsky Performance Status показал уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

ОБСУЖДЕНИЕ

Регионарная анестезия редко используется при абдоминальных лапароскопических операциях, за исключением диагностической лапароскопии. Основное показание для использования регионарной анестезии в терапевтической лапароскопии по-прежнему ограничено пациентами, не подходящими для ГА, и предпочтительным типом регионарной анестезии является эпидуральная анестезия.Таким образом, сообщений о лапароскопических операциях, проводимых пациентам под спинальной анестезией, даже меньше, чем у пациентов под эпидуральной анестезией. 3–5 В течение последних 27 лет мы выполняли большинство операций на открытой брюшной полости в основном пациентам под спинальной анестезией (СП). Редко при операциях на верхних отделах брюшной полости, особенно на кардиоэзофагеальном переходе или печени, требуется дополнительная седация или преобразование в ГА. Таким образом, было логично, что после выполнения первых нескольких лапароскопических операций с использованием ГА в 1994 году мы перешли на СА в качестве анестезии выбора для всех наших абдоминальных лапароскопических процедур.Оптимальная релаксация передней брюшной стенки и сознательный и восприимчивый пациент к SA вместе побудили нас опробовать SA для всех наших пациентов после лапароскопической хирургии. Другой причиной предпочтения SA было предотвращение потенциальных проблем GA. Первоначальной проблемой никогда не был подреберный уровень анестезии (Т4-Т5) для надчревных и подреберных портов, потому что мы успешно делали надрезы в верхней части живота при открытых операциях на брюшной полости без дискомфорта для пациента. Факторами, которые следует учитывать, было вызванное пневмоперитонеумом повышение внутрибрюшного давления, включая давление на диафрагму и вызванное углекислым газом раздражение брюшины.Первоначально, когда мы начинали, мы не имели ни малейшего представления о том, как сознательный пациент отреагирует на это. Первоначально мы начали LC с использованием SA, а затем перенесли другие лапароскопические операции на брюшной полости также на SA. Изменения в методологии размещения порта и использования закиси азота, которая менее раздражает брюшину по сравнению с углекислым газом, а также поддержание низкого внутрибрюшинного давления 8 мм рт. боль в плече. 3 Мы всегда работали при среднем давлении углекислого газа 8 мм, и не требовалось никаких изменений в размещении порта в SA по сравнению с пациентами GA. Это согласуется с недавним отчетом Цовараса. 5 Удивительно, но боль в шее и плече никогда не была серьезной проблемой для наших пациентов. Они наблюдались только у 12,29% пациентов, ни один из которых не нуждался в переходе на ГА. Pursnani et al. -1 отметили, что боль в плече и шее возникла у 2 из 6 пациентов, прооперированных под эпидуральной анестезией, и с ней легко справиться.С другой стороны, в серии Hamad et al. 3 10 LC были выполнены с пациентами с SA, и одному пациенту пришлось назначить GA из-за невыносимой боли в плече. Chiu et al. 6 также отметили боль в плече у 1 из 11 пациентов с варикозно расширенными венами семенных сосудов, оперированных под эпидуральной анестезией. Другой заметной периоперационной проблемой, с которой столкнулись, были дискомфорт и беспокойство, которые наблюдались у 0,21% наших пациентов. С этим легко справиться с помощью седации, за исключением 10 пациентов, у которых был необходим переход на GA.Другими причинами конверсии в нашей серии были либо неполный эффект СА, либо увеличение времени хирургического вмешательства до значения, превышающего эффективное время СА, как это наблюдалось у 14 пациентов. Преобразование в GA из-за дискомфорта при вздутии живота во время эпидуральной анестезии было зарегистрировано у 1 из 11 пациентов в исследовании Chiu et al. 6 Одному из 6 пациентов в исследовании Ciofolo et al. 4 потребовалось перейти на открытую процедуру из-за неконтролируемых движений под эпидуральной анестезией.

В дополнение к гипотензии, связанной с СА, вызванное пневмоперитонеем повышение внутрибрюшного давления может быть еще одной причиной сохранения гипотензии. Когда мы сравнили наши показатели гипотонии, зарегистрированные у 846 (18,21%) пациентов, с цифрами у пациентов, перенесших открытую операцию с СА, мы обнаружили сопоставимую картину. Таким образом, в то время как Bernd 7 сообщил о гипотонии у 5,4% своих пациентов с SA, Palachewa 8 имел частоту 15,7%, Throngnumchai 9 20.2% и Hyderally 10 сообщили о частоте от 10% до 40%. Это окончательно доказывает, что частота гипотонии не отличается, независимо от того, проводится ли лапароскопическая операция или открытая операция с SA, и что внутрибрюшинное давление от 8 до 10 мм рт. гипотония. Хотя Chui 11 упомянул, что высокий блок SA до T2-T4 может вызвать депрессию миокарда и снижение венозного возврата, это никогда не было подтверждено в нашей серии исследований.Дополнительным преимуществом для сердечно-сосудистой системы было уменьшение просачивания через хирургическое ложе из-за гипотензии, брадикардии и улучшение венозного оттока, связанного с СА. 12

Пациенты с ГА, в отличие от пациентов с СА, часто имеют дополнительную проблему вздутия живота в результате вентиляции с помощью маски. Это часто требует интубации трубки Райла, что означает ненужное вмешательство в полость тела.

Тем не менее, основным спорным моментом, по-видимому, является статус респираторных параметров среди 2 режимов анестезии во время лапароскопической хирургии.В этом контексте в качестве общего обзора можно констатировать, что спонтанное физиологическое дыхание во время СА всегда будет лучше, чем вспомогательное дыхание, как при ГА. Вероятность возникновения проблем, связанных с интубацией и вентиляцией, включая усиление механической вентиляции для достижения адекватного давления вентиляции, существует во время ГА по сравнению с СА. 1 Кроме того, для восстановления нормальной функции легких после лапароскопической операции, выполненной с использованием ГА, требуется 24 часа. 13 Однако наблюдения не являются единообразными, и имеются противоречивые сообщения об изменениях респираторных параметров, когда пациенты находятся под регионарной и общей анестезией.Nishio et al. 14 зафиксировали большее увеличение PaCo 2 после пневмоперитонеума CO 2 , когда пациент находился в состоянии GA, по сравнению с тем, когда пациент дышал спонтанно. Аналогичным образом Rademaker et al 15 продемонстрировали большую искусственную вентиляцию легких во время ГА. С другой стороны, Chiu et al. 6 сообщили о значительных изменениях газов артериальной крови во время эпидуральной анестезии. Ciofolo et al. 16 пришли к выводу, что эпидуральная анестезия при лапароскопии не вызывает угнетения дыхания.Даже в нашей серии ни у одного из пациентов не было значительных изменений в PaO 2 или PaCO 2 во время операции с SA.

Время операции для LC составляло от 12 до 48 минут (среднее 15,6), а время операции для других операций составляло в среднем 48,9 минут. Для нескольких операций, включая лапароскопическую холецистэктомию, время операции составило 42,7 минуты, что сопоставимо с временем операции для наших пациентов с GA. Таким образом, не было никакой разницы во времени работы при использовании SA.Вместо этого время от применения тотальной анестезии до вывоза пациента из операционной на самом деле значительно сокращается, когда пациент оперируется в состоянии СА, поскольку сохраняется время интубации и экстубации ГА.

Периоперационная боль в плече в послеоперационный период не сохранилась. В послеоперационном периоде после СА не было беспокойства, которое обычно наблюдается после ГА, и пациент всегда восприимчив и более послушен внушениям. Особым преимуществом СА, по-видимому, является снижение потребности в послеоперационной анальгезии.Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% наших пациентов с СА из-за боли в животе по сравнению со значительно большим числом наших пациентов с ГА (90,02%), которым потребовались инъекционные анальгетики в течение 2 часов после экстубации. Инъекционный анальгетик обычно требовался от 2 до 6 часов после операции по сравнению с 2 часами после экстубации при использовании GA. Польза длительного обезболивания после СА также была отмечена в других исследованиях. 1–3 Постуральная головная боль наблюдалась у 5 человек.49% пациентов продолжали в среднем 2,6 дня и отреагировали на то, что пациент лежал, а также на повышенное потребление жидкости и соли. Эта жалоба, которая обычно не наблюдается при ГА, была фактически единственной жалобой пациента в послеоперационном периоде. Частота возникновения головной боли в позвоночнике по разным оценкам составляет 3,3%, 8 7,7%, 9 и 14% 10 после СА при открытой операции. Это опять же не отличается от наших показателей в 5,49%. Катетеризация потребовалась в послеоперационном периоде у 19 (0.41%) наших пациентов по сравнению с 11,7% в исследовании 420 пациентов, прооперированных в условиях СА. 8 Соответствующий показатель для пациентов, прооперированных на фоне общей анестезии, составил 4 (0,01%). Значительно более низкая частота задержки мочи у пациентов, прооперированных в условиях ГА, объясняется продлением мышечного паралича при СА.

Осложнения, такие как боль в горле, мышечная боль, вызванная релаксантами, головокружение и послеоперационная тошнота и рвота (ПОТР), часто приводят к высокой заболеваемости после ГА. 12 В этом контексте ПОТР особенно проблематичен, и противорвотные средства могут потребоваться почти у 50% пациентов 17 и могут задержать выписку из больницы у 7% пациентов. 18 Проблема с ПОТР была замечена у 2,09% наших пациентов с SA, но в другом исследовании SA сообщалось о 8,1%. 8 Но ПОТР является самым высоким после ГА, особенно при использовании закиси азота, опиатов или антагонистов. При их наличии ставка может варьироваться от 60% до 70%. 19,20 Даже с новыми агентами, такими как пропофол и изофлуран, частота встречаемости достигает 30%, что существенно увеличивает стоимость анестезии. 21 У наших пациентов с ГА частота ПОТР составила 29,22%, что было значительно выше, чем у пациентов с СА.

Еще одно важное преимущество SA состоит в том, что другие осложнения, характерные для GA, включая сердечные, миогенные и возможные церебральные осложнения, не возникают при SA. Мобилизация и передвижение как у пациентов с СА, так и у пациентов с ГА были достижимы в течение 6-8 часов после операции.Среднее время выписки составило 2,3 дня. Инфекция портвейна наблюдалась у 12 пациентов, что было аналогично таковой у пациентов с ГА. Статус работы Карновского показал уровень удовлетворенности от 95% до 100% у 98% пациентов. Это означает, что пациентка была довольна и, вероятно, порекомендовала бы такой подход друзьям. Это действительно так, потому что значительное число наших пациентов сейчас действительно требует, чтобы их прооперировали во время СА.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отсутствует риск обструкции дыхательных путей, связанный с интубацией, низкий риск нераспознанной гипогликемии у пациента с диабетом, отличное расслабление мышц, уменьшение просачивания из хирургического ложа и более быстрое восстановление функции кишечника при лапароскопической хирургии с использованием SA по сравнению с GA.Это в дополнение к очевидным преимуществам у пожилых пациентов или пациентов с ХОБЛ или другими системными заболеваниями, такими как заболевания печени и почек и диабет.

Информация для авторов

Раджив Синха, отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

С. К. Гупта, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Ссылки:

1. Пурснани К.Г., Базза Й, Каллея М., Могол М.М. Лапароскопическая холецистэктомия под эпидуральной анестезией у пациентов с хроническими респираторными заболеваниями. Surg Endosc. 1998; 12: 1082–1084 [PubMed] [Google Scholar] 2. Gramatica L, Brasesco OE, Mercado Luna A и др. Лапароскопическая холецистэктомия, выполненная под регионарной анестезией пациенту с хронической обструктивной болезнью легких. Surg Endosc. 2002; 163: 472–475 [PubMed] [Google Scholar] 3. Хамад М.А., Ибрагим Э.И.-Хаттари О.А. Лапароскопическая холецистэктомия под спиральной анестезией пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование.Surg Endosc. 2003; 17: 1426–1428 [PubMed] [Google Scholar] 4. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 5. Цоварас Г., Фафулакис Ф., Працас К., Георгопулун С., Стаматиу Г., Хацитеофилу К. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование. Surg Endosc. 200; 620: 580–582 [PubMed] [Google Scholar] 6. Чиу А.В., Хуанг В.Дж., Чен К.К., Чанг Л.С. Лапароскопическая перевязка двусторонних варикозно расширенных вен семенного канала под эпидуральной анестезией.Urol Int. 1996; 57 (2): 80–84 [PubMed] [Google Scholar] 7. Бернд Х., Аксель Дж., Иоахим К. и др. Заболеваемость и факторы риска гипотонии после индукции спинальной анестезии: анализ с автоматическим сбором данных. Anesth Analg. 2002; 94: 152–1529 [PubMed] [Google Scholar] 8. Палачева К., Чау-Ин В., Наутхонг П., Уппан К., Камхом Р. Осложнения спинальной анестезии в больнице Стинагаринд. Тай Дж. Анест. 2001; 27: 1,7–12 [Google Scholar] 9. Throngnumchai R, Sanghirun D, ​​Traluzxamee K, Chuntarakup P.Осложнение спинальной анестезии в больнице Лердсин. Тай Дж. Анест. 1999; 25: 24–27 [Google Scholar] 10. Гайдерали Х. Осложнения спинальной анестезии. Mt Sinai J Med 2002; 55–56 [PubMed] [Google Scholar] 11. Чуйский ПТ, Джин Т, Ой TE. Анестезия при лапароскопической общей хирургии. Anesth Intensive Care. 1993; 21 (2): 163–171 [PubMed] [Google Scholar] 12. Кейси У.Ф. Спинальная анестезия: Практическое руководство. Практические процедуры. 2000; 12: 1–7 [Google Scholar] 13. Путенсен-Химмер Г, Путенсен Ч., Ламмер Х., Хайсджек И.М.Сравнение послеоперационной функции легких у пациента, перенесшего лапаротомию или лапароскопию по поводу холецистэктомии. Am Rev Resp Dis. 1992; 145: A156 [Google Scholar] 14. Нисио И., Ногути Дж., Кониси М., Очиай Р., Такеда Дж., Фукусима К. Влияние методов анестезии и инсуффляции газов на вентиляцию во время лапароскопии. [на японском] Масуи. 42 (6): 862–866, 1993 [PubMed] [Google Scholar] 15. Радемейкер Б.М., Рингерс Дж., Одум Дж.А., де Вит Л.Т., Калкман С.Дж., Остинг Дж. Функция легких и реакция на стресс после лапароскопической холецистэктомии: сравнение с подреберным разрезом и влияние торакальной эпидуральной анальгезии.Anesth Analg. 1992; 75 (3): 381–385 [PubMed] [Google Scholar] 16. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 17. Натансон Л.К., Шими С., Кушьери А. Лапароскопическая холецистэктомия: техника Данди. Br J Surg. 1991; 78: 155–159 [PubMed] [Google Scholar] 18. Филдинг Г.А. Лапароскопическая холецистэктомия. Aust N Z J Surg. 1992; 62: 181–187 [PubMed] [Google Scholar] 19. Суд Джаяшри, вице-президент Кумры.Анестезия при лапароскопической хирургии. IJS. 2003; 65: 232–240 [Google Scholar] 20. Вагадиа Х., Маклеод Д.Х., Митчелл Г.В., Меррик П.М., Чилверс С.Р. Гипобарическая спинальная анестезия лидокаина-фентани1 в малых дозах для краткосрочной амбулаторной лапароскопии. I. Рандомизированное сравнение с обычной дозой гипербарического лидокаина. Anesth Analg. 1997; 84 (1): 59–64 [PubMed] [Google Scholar] 21. Малинс А.Ф., Филд Дж. М., Нестинг П. М., Купер Г. М.. Тошнота и рвота перорально ондансетрон, метоклопрамид и плацебо. Br J Anaesth. 1994; 72: 231–3 [PubMed] [Google Scholar]

Лапароскопическая хирургия с использованием спинальной анестезии

JSLS.Апрель-июнь 2008 г .; 12 (2): 133–138.

, MS, FAIS, FICS, , MD, и, MD

Rajeev Sinha

Отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

S. C. Gupta

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Раджив Синха, хирургическое отделение, M.ФУНТ. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Автор, отвечающий за перепечатку. Запросы на переиздание адресуйте: Rajeev Sinha, MS, FAIS, FICS, Prof. and Head, Department of Surgery, M.L.B. Медицинский колледж, Джханси 284 128, Индия. Телефон: 0510 2320001, 2320003, 2370670, факс: 0510 2320002, 2371670, электронная почта: [email protected]_ahnis Авторские права © 2008 JSLS, Журнал Общества лапароэндоскопических хирургов Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях Некоммерческая лицензия Creative Commons Attribution без лицензии на производные (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 3.0 /), который разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа должным образом процитирована и никоим образом не изменена. статьи в ЧВК.

Abstract

Справочная информация:

Лапароскопическая абдоминальная хирургия обычно проводится под общим наркозом. Спинальная анестезия обычно предпочтительна у пациентов, которым противопоказана общая анестезия. Мы представляем наш опыт использования спинномозговой анестезии в качестве первого выбора для лапароскопической хирургии на протяжении более 11 лет, утверждая, что она является хорошей альтернативой анестезии.

Методы:

Спинальная анестезия использовалась у 4645 пациентов за последние 11 лет. Лапароскопическая холецистэктомия была выполнена 2992 пациентам, остальным пациентам были выполнены другие лапароскопические операции. Техника не претерпела изменений, а внутрибрюшное давление поддерживалось на уровне от 8 до 10 мм рт. Ст. При необходимости применялась седация, а пациенты, не ответившие на седацию или с неэффективностью спинномозговой анестезии, выполняли переход на общую анестезию. Результаты сравнивались с результатами 421 пациента, перенесшего лапароскопическую операцию под общим наркозом.

Результаты:

Двадцать четыре (0,01%) пациента потребовали перевода на общую анестезию. Артериальная гипотензия, требующая поддержки, была зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. В послеоперационном периоде у 2,09% (97) пациентов была рвота, по сравнению с 29,22% (123 пациента) пациентов, которым была проведена общая анестезия. Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) для устранения боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936% (63.21%) пациентов в течение первых 24 часов. Однако 90,02% пациентов, прооперированных под общим наркозом, нуждались в инъекционных анальгетиках в ближайшем послеоперационном периоде. Послеоперационная постуральная головная боль, сохраняющаяся в среднем 2,6 дня, наблюдалась у 255 (5,4%) пациентов. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Шкала статуса Карновского показала уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

Выводы:

Лапароскопическая операция, проведенная пациенту под спинальной анестезией, имеет несколько преимуществ по сравнению с лапароскопической операцией, проводимой пациенту под общей анестезией.

Ключевые слова: Лапароскопическая хирургия, Спинальная анестезия

ВВЕДЕНИЕ

Обычно общая анестезия (ГА) остается выбором для большинства открытых хирургических вмешательств на брюшной полости, а региональная анестезия предпочтительна только для пациентов, находящихся в группе высокого риска в период недержания мочи. Общая анестезия. В течение 27 лет мы проводим почти все операции на открытом животе, включая операции на верхних органах брюшной полости, таких как желудок и гепатобилиарная система, с пациентом под спинальной анестезией (СП).Преимущества равномерного полного расслабления мышц, сознание пациента и относительно быстрое восстановление после спинальной анестезии, с одной стороны, и защита от возможных осложнений общей анестезии, с другой, были основными причинами выбора спинальной анестезии в качестве первого выбора. Таким образом, это было логическим продолжением того, что мы перешли на спинальную анестезию для всех абдоминальных и забрюшинных лапароскопических операций после операций на первых нескольких пациентах с лапароскопической холецистэктомией (LC) под общей анестезией.В мировой литературе примерно 5 лет назад предлагалось только ГА в качестве варианта анестезии при абдоминальной лапароскопической хирургии, и только недавно начали появляться сообщения о лапароскопических операциях, проводимых у отдельных пациентов под спинальной или эпидуральной анестезией. 1–5 Это ретроспективное исследование пациентов, перенесших лапароскопическую операцию под спинальной анестезией с 1995 года в нашем центре.

МЕТОДЫ

Всем пациентам, перенесшим лапароскопические абдоминальные процедуры, была предложена СА в качестве первого выбора.С 1995 года 4645 последовательных пациентов перенесли абдоминальные лапароскопические операции во время СА. Пациенты, которые предпочитали ГА или имели противопоказания к СА, такие как дети младше 10 лет, пациенты с болезнью свертывания крови, деформацией позвоночника и патологией кожи над участком СА, были прооперированы во время ГА и оставались в качестве контроля.

Лапароскопическая холецистэктомия (ЖК) выполнена 2992 пациентам. Из этих пациентов 560 страдали острым холециститом, 2292 перенесли плановую холецистэктомию и 140 перенесли дополнительные лапароскопические или открытые операции на брюшной полости в том же положении вместе с LC () .Другие абдоминальные или забрюшинные лапароскопические операции были выполнены 1653 пациентам, находившимся под SA () .

Таблица 1.

Лапароскопическая холецистэктомия (n = 2992)

Спинальная анестезия Преобразование общей анестезии
12
С дополнительной операцией * 140

Таблица 2.

Другая лапароскопическая процедура (n = 1653)

киста яичника 9018 Травма брюшной полости пластика перфорации
Операция
Ремонт TEP U / L 92
TEP B / L
32
Лап-аппендэктомия 614
Трансперитонеальная нефрэктомия 2
Лап-ассистированная гемиколэктомия
91
пластика перфорации тонкой кишки 25
лапочная орхидэктомия брюшных яичек 1
поясничная симпатэктомия
Эхинококкоз перицистектоза лапки my 81
Диагностическая лапароскопия 401

Была проведена предварительная загрузка 1000 мл 5% -ной декстрозы в физиологическом растворе, и пациенты были предварительно назначены за 45 минут до операции гликопирролатом 0.2 мг внутримышечно + диазепам 10 мг (или мидазолам 5 мг) внутримышечно + диклофенак Na 3 мл (25 мг / мл) внутримышечно.

SA вводили с помощью иглы для люмбальной пункции 24FG или 25FG в межпозвонковое пространство L1-L2. Пятипроцентный ксилокаин от 1,6 мл до 1,8 мл (2 мг / кг) или у тех пациентов, у которых предполагалось время хирургического вмешательства более 30 минут, от 3 мл до 5 мл сенсокаина (бупивакаин HCl 5 мг + сод. Хл. 8 мг / мл). Наклон головы вниз от 10 до 20 градусов сохранялся в течение 5 минут. Достигнутый сегментарный уровень составил Т4-Т5, что позволило ввести эпигастральный порт.У пациента наблюдали артериальное давление, Sp0 2 , SpCO 2 , частоту сердечных сокращений и беспокойство пациента. Тревога пациента определялась как тревога, которая привела к невозможности завершить процедуру в соответствии с SA и потребовала преобразования в GA. Во время операции кислородная добавка была необязательной и вводилась через Ventimask со скоростью 5 л / мин только у пациентов с SpO 2 ниже 95%. Пациентам с жалобами на боль в шее, плече или и то и другое сразу вводили Трамадол 25 мг или Фортвин 15 мг в виде медленного внутривенного введения или капельно.Пациентам, у которых все еще сохранялась боль, применяли кетамин 25 мг в виде медленного внутривенного введения. Если пациент все еще беспокоился, переводили на GA. Брадикардия ниже 50 в минуту купировалась с помощью 0,3 мг 0,6 мг атропина внутривенно или 0,2 мг гликопирролата. Гипотония, определяемая как снижение АД более чем на 20% от исходного АД в любое время после СА во время или после операции, купировалась мефентермином в дозе от 3 до 6 мг с перерывами до максимальной дозы 15 мг, а последующая сохраняющаяся гипотензия купировалась с помощью дофамин от 4 мкг до 6 мкг / кг / мин во время операционного периода, или в послеоперационный период, или во время обоих, до стабилизации артериального давления.

Лапароскопические операции выполнялись стандартным образом с 3-х портов на 5-ти без каких-либо модификаций. Внутрибрюшинное давление поддерживалось от 8 до 10 мм рт. Ст.

Оцениваемые послеоперационные параметры включали боль в месте операции, оцениваемую по словесной числовой шкале боли как отсутствие боли и умеренную терпимую боль, не требующую каких-либо лекарств, а также умеренную и сильную боль, требующие приема лекарств. Другие параметры включали задержку мочи, головную боль и общую удовлетворенность пациента по шкале Karnofsky Performance Status на момент первого наблюдения через 10 дней после операции.Частота послеоперационной рвоты и боли сравнивалась с соответствующими параметрами у 421 пациента, перенесшего LC в то же отделение, находящегося под GA.

Пациенты наблюдались в плановом порядке в течение 1 месяца после операции.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Это ретроспективное исследование включало 4645 пациентов, перенесших абдоминальную лапароскопическую операцию в условиях СА, и 421 пациента, перенесших лапароскопическую холецистэктомию в период с июня 1995 года по май 2006 года. Данные были получены с помощью обзора диаграмм.В группе СА 2944 пациента составляли женщины, средний возраст — 42,7 года. Лапароскопическая холецистэктомия выполнена 2992 пациентам, из которых 560 страдали острым холециститом () . Другая группа лапароскопической хирургии включала широкий спектр хирургических процедур, как плановых, так и неотложных. Плановое хирургическое вмешательство включало лапароскопическую аппендэктомию у 614 пациентов, коррекцию ТЕР у 113 пациентов, уретеролитотомию у 192 пациентов, в то время как экстренная операция включала, среди прочего, восстановление перфорации двенадцатиперстной кишки у 91 пациента () .

Гипотония, требующая поддержки, зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов. Из этих пациентов только 41 потребовалось дополнительное использование дофамина, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. Внутривенное введение трамадола или фортвина потребовалось 2996 пациентам (64,5%), а кетамин — 567 (12,21%) пациентам. Десяти (0,21%) пациентам потребовалась конверсия из-за тревоги, несмотря на седативный эффект. Преобразование в GA также потребовалось у 4 пациентов с неэффективностью SA () .

Таблица 3.

Осложнения, связанные со спинальной анестезией

9018 Инфекция портала
Спинальная анестезия (n = 4645) Общая анестезия (n = 421) P Value *
Боль в шее / плече 571 (12,29%)
Гипотония (падение <20%) 846 (18.21%. по GA 24 балла
Послеоперационный
Рвота 97 (2,09%) 123 (29.22%. %)
Задержка мочи 19 (0,41%) 4 (0,01%) <0,001
Головная боль 255 (5,49%)
12 (0.26%) 1 (0,24%) NS

LC потребовалось в среднем 15,6 и 19,1 минут соответственно в выборных и аварийных условиях. Время для других лапароскопических операций варьировалось от 12 до 85 минут.

В послеоперационном периоде значительно меньшее количество пациентов испытали один или несколько эпизодов рвоты по сравнению с пациентами с ГА [97 (2,09%) пациентов против 123 (29,22%) пациентов]. Однако частота послеоперационной задержки мочи, требующей катетеризации, была значительно выше у пациентов после SA () .Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) пациентов из-за боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936 (63,21%) пациентов в течение первых 24 часов после операции по сравнению с 379 (90,02%) пациентами, которым требовалась инъекционная анальгезия. в группе ГА () . Таким образом, значительно большему количеству пациентов потребовались инъекционные анальгетики после ГА. Инфекция в области порта наблюдалась у 12 (0,26%) пациентов. Постуральная головная боль сохраняется в среднем 2.Шесть дней наблюдались у 255 (5,4%) пациентов и отвечали на то, что пациенты находились в лежачем положении и увеличивали потребление жидкости и соли. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Karnofsky Performance Status показал уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

ОБСУЖДЕНИЕ

Регионарная анестезия редко используется при абдоминальных лапароскопических операциях, за исключением диагностической лапароскопии. Основное показание для использования регионарной анестезии в терапевтической лапароскопии по-прежнему ограничено пациентами, не подходящими для ГА, и предпочтительным типом регионарной анестезии является эпидуральная анестезия.Таким образом, сообщений о лапароскопических операциях, проводимых пациентам под спинальной анестезией, даже меньше, чем у пациентов под эпидуральной анестезией. 3–5 В течение последних 27 лет мы выполняли большинство операций на открытой брюшной полости в основном пациентам под спинальной анестезией (СП). Редко при операциях на верхних отделах брюшной полости, особенно на кардиоэзофагеальном переходе или печени, требуется дополнительная седация или преобразование в ГА. Таким образом, было логично, что после выполнения первых нескольких лапароскопических операций с использованием ГА в 1994 году мы перешли на СА в качестве анестезии выбора для всех наших абдоминальных лапароскопических процедур.Оптимальная релаксация передней брюшной стенки и сознательный и восприимчивый пациент к SA вместе побудили нас опробовать SA для всех наших пациентов после лапароскопической хирургии. Другой причиной предпочтения SA было предотвращение потенциальных проблем GA. Первоначальной проблемой никогда не был подреберный уровень анестезии (Т4-Т5) для надчревных и подреберных портов, потому что мы успешно делали надрезы в верхней части живота при открытых операциях на брюшной полости без дискомфорта для пациента. Факторами, которые следует учитывать, было вызванное пневмоперитонеумом повышение внутрибрюшного давления, включая давление на диафрагму и вызванное углекислым газом раздражение брюшины.Первоначально, когда мы начинали, мы не имели ни малейшего представления о том, как сознательный пациент отреагирует на это. Первоначально мы начали LC с использованием SA, а затем перенесли другие лапароскопические операции на брюшной полости также на SA. Изменения в методологии размещения порта и использования закиси азота, которая менее раздражает брюшину по сравнению с углекислым газом, а также поддержание низкого внутрибрюшинного давления 8 мм рт. боль в плече. 3 Мы всегда работали при среднем давлении углекислого газа 8 мм, и не требовалось никаких изменений в размещении порта в SA по сравнению с пациентами GA. Это согласуется с недавним отчетом Цовараса. 5 Удивительно, но боль в шее и плече никогда не была серьезной проблемой для наших пациентов. Они наблюдались только у 12,29% пациентов, ни один из которых не нуждался в переходе на ГА. Pursnani et al. -1 отметили, что боль в плече и шее возникла у 2 из 6 пациентов, прооперированных под эпидуральной анестезией, и с ней легко справиться.С другой стороны, в серии Hamad et al. 3 10 LC были выполнены с пациентами с SA, и одному пациенту пришлось назначить GA из-за невыносимой боли в плече. Chiu et al. 6 также отметили боль в плече у 1 из 11 пациентов с варикозно расширенными венами семенных сосудов, оперированных под эпидуральной анестезией. Другой заметной периоперационной проблемой, с которой столкнулись, были дискомфорт и беспокойство, которые наблюдались у 0,21% наших пациентов. С этим легко справиться с помощью седации, за исключением 10 пациентов, у которых был необходим переход на GA.Другими причинами конверсии в нашей серии были либо неполный эффект СА, либо увеличение времени хирургического вмешательства до значения, превышающего эффективное время СА, как это наблюдалось у 14 пациентов. Преобразование в GA из-за дискомфорта при вздутии живота во время эпидуральной анестезии было зарегистрировано у 1 из 11 пациентов в исследовании Chiu et al. 6 Одному из 6 пациентов в исследовании Ciofolo et al. 4 потребовалось перейти на открытую процедуру из-за неконтролируемых движений под эпидуральной анестезией.

В дополнение к гипотензии, связанной с СА, вызванное пневмоперитонеем повышение внутрибрюшного давления может быть еще одной причиной сохранения гипотензии. Когда мы сравнили наши показатели гипотонии, зарегистрированные у 846 (18,21%) пациентов, с цифрами у пациентов, перенесших открытую операцию с СА, мы обнаружили сопоставимую картину. Таким образом, в то время как Bernd 7 сообщил о гипотонии у 5,4% своих пациентов с SA, Palachewa 8 имел частоту 15,7%, Throngnumchai 9 20.2% и Hyderally 10 сообщили о частоте от 10% до 40%. Это окончательно доказывает, что частота гипотонии не отличается, независимо от того, проводится ли лапароскопическая операция или открытая операция с SA, и что внутрибрюшинное давление от 8 до 10 мм рт. гипотония. Хотя Chui 11 упомянул, что высокий блок SA до T2-T4 может вызвать депрессию миокарда и снижение венозного возврата, это никогда не было подтверждено в нашей серии исследований.Дополнительным преимуществом для сердечно-сосудистой системы было уменьшение просачивания через хирургическое ложе из-за гипотензии, брадикардии и улучшение венозного оттока, связанного с СА. 12

Пациенты с ГА, в отличие от пациентов с СА, часто имеют дополнительную проблему вздутия живота в результате вентиляции с помощью маски. Это часто требует интубации трубки Райла, что означает ненужное вмешательство в полость тела.

Тем не менее, основным спорным моментом, по-видимому, является статус респираторных параметров среди 2 режимов анестезии во время лапароскопической хирургии.В этом контексте в качестве общего обзора можно констатировать, что спонтанное физиологическое дыхание во время СА всегда будет лучше, чем вспомогательное дыхание, как при ГА. Вероятность возникновения проблем, связанных с интубацией и вентиляцией, включая усиление механической вентиляции для достижения адекватного давления вентиляции, существует во время ГА по сравнению с СА. 1 Кроме того, для восстановления нормальной функции легких после лапароскопической операции, выполненной с использованием ГА, требуется 24 часа. 13 Однако наблюдения не являются единообразными, и имеются противоречивые сообщения об изменениях респираторных параметров, когда пациенты находятся под регионарной и общей анестезией.Nishio et al. 14 задокументировали большее увеличение PaCo 2 после пневмоперитонеума CO 2 , когда пациент находился под GA, по сравнению с тем, когда пациент дышал спонтанно. Аналогичным образом Rademaker et al 15 показали большую искусственную вентиляцию легких во время ГА. С другой стороны, Chiu et al. 6 сообщили о значительных изменениях газов артериальной крови во время эпидуральной анестезии. Ciofolo et al. 16 пришли к выводу, что эпидуральная анестезия при лапароскопии не вызывает угнетения дыхания.Даже в нашей серии ни у одного из пациентов не было значительных изменений в PaO 2 или PaCO 2 во время операции с SA.

Время операции для LC составляло от 12 до 48 минут (среднее 15,6), а время операции для других операций составляло в среднем 48,9 минут. Для нескольких операций, включая лапароскопическую холецистэктомию, время операции составило 42,7 минуты, что сопоставимо с временем операции для наших пациентов с GA. Таким образом, не было никакой разницы во времени работы при использовании SA.Вместо этого время от применения тотальной анестезии до вывоза пациента из операционной на самом деле значительно сокращается, когда пациент оперируется в состоянии СА, поскольку сохраняется время интубации и экстубации ГА.

Периоперационная боль в плече в послеоперационный период не сохранилась. В послеоперационном периоде после СА не было беспокойства, которое обычно наблюдается после ГА, и пациент всегда восприимчив и более послушен внушениям. Особым преимуществом СА, по-видимому, является снижение потребности в послеоперационной анальгезии.Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% наших пациентов с СА из-за боли в животе по сравнению со значительно большим числом наших пациентов с ГА (90,02%), которым потребовались инъекционные анальгетики в течение 2 часов после экстубации. Инъекционный анальгетик обычно требовался от 2 до 6 часов после операции по сравнению с 2 часами после экстубации при использовании GA. Польза длительного обезболивания после СА также была отмечена в других исследованиях. 1–3 Постуральная головная боль наблюдалась у 5 человек.49% пациентов продолжали в среднем 2,6 дня и отреагировали на то, что пациент лежал, а также на повышенное потребление жидкости и соли. Эта жалоба, которая обычно не наблюдается при ГА, была фактически единственной жалобой пациента в послеоперационном периоде. Частота возникновения головной боли в позвоночнике по разным оценкам составляет 3,3%, 8 7,7%, 9 и 14% 10 после СА при открытой операции. Это опять же не отличается от наших показателей в 5,49%. Катетеризация потребовалась в послеоперационном периоде у 19 (0.41%) наших пациентов по сравнению с 11,7% в исследовании 420 пациентов, прооперированных в условиях СА. 8 Соответствующий показатель для пациентов, прооперированных на фоне общей анестезии, составил 4 (0,01%). Значительно более низкая частота задержки мочи у пациентов, прооперированных в условиях ГА, объясняется продлением мышечного паралича при СА.

Осложнения, такие как боль в горле, мышечная боль, вызванная релаксантами, головокружение и послеоперационная тошнота и рвота (ПОТР), часто приводят к высокой заболеваемости после ГА. 12 В этом контексте ПОТР особенно проблематичен, и противорвотные средства могут потребоваться почти у 50% пациентов 17 и могут задержать выписку из больницы у 7% пациентов. 18 Проблема с ПОТР была замечена у 2,09% наших пациентов с SA, но в другом исследовании SA сообщалось о 8,1%. 8 Но ПОТР является самым высоким после ГА, особенно при использовании закиси азота, опиатов или антагонистов. При их наличии ставка может варьироваться от 60% до 70%. 19,20 Даже с новыми агентами, такими как пропофол и изофлуран, частота встречаемости достигает 30%, что существенно увеличивает стоимость анестезии. 21 У наших пациентов с ГА частота ПОТР составила 29,22%, что было значительно выше, чем у пациентов с СА.

Еще одно важное преимущество SA состоит в том, что другие осложнения, характерные для GA, включая сердечные, миогенные и возможные церебральные осложнения, не возникают при SA. Мобилизация и передвижение как у пациентов с СА, так и у пациентов с ГА были достижимы в течение 6-8 часов после операции.Среднее время выписки составило 2,3 дня. Инфекция портвейна наблюдалась у 12 пациентов, что было аналогично таковой у пациентов с ГА. Статус работы Карновского показал уровень удовлетворенности от 95% до 100% у 98% пациентов. Это означает, что пациентка была довольна и, вероятно, порекомендовала бы такой подход друзьям. Это действительно так, потому что значительное число наших пациентов сейчас действительно требует, чтобы их прооперировали во время СА.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отсутствует риск обструкции дыхательных путей, связанный с интубацией, низкий риск нераспознанной гипогликемии у пациента с диабетом, отличное расслабление мышц, уменьшение просачивания из хирургического ложа и более быстрое восстановление функции кишечника при лапароскопической хирургии с использованием SA по сравнению с GA.Это в дополнение к очевидным преимуществам у пожилых пациентов или пациентов с ХОБЛ или другими системными заболеваниями, такими как заболевания печени и почек и диабет.

Информация для авторов

Раджив Синха, отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

С. К. Гупта, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Ссылки:

1. Пурснани К.Г., Базза Й, Каллея М., Могол М.М. Лапароскопическая холецистэктомия под эпидуральной анестезией у пациентов с хроническими респираторными заболеваниями. Surg Endosc. 1998; 12: 1082–1084 [PubMed] [Google Scholar] 2. Gramatica L, Brasesco OE, Mercado Luna A и др. Лапароскопическая холецистэктомия, выполненная под регионарной анестезией пациенту с хронической обструктивной болезнью легких. Surg Endosc. 2002; 163: 472–475 [PubMed] [Google Scholar] 3. Хамад М.А., Ибрагим Э.И.-Хаттари О.А. Лапароскопическая холецистэктомия под спиральной анестезией пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование.Surg Endosc. 2003; 17: 1426–1428 [PubMed] [Google Scholar] 4. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 5. Цоварас Г., Фафулакис Ф., Працас К., Георгопулун С., Стаматиу Г., Хацитеофилу К. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование. Surg Endosc. 200; 620: 580–582 [PubMed] [Google Scholar] 6. Чиу А.В., Хуанг В.Дж., Чен К.К., Чанг Л.С. Лапароскопическая перевязка двусторонних варикозно расширенных вен семенного канала под эпидуральной анестезией.Urol Int. 1996; 57 (2): 80–84 [PubMed] [Google Scholar] 7. Бернд Х., Аксель Дж., Иоахим К. и др. Заболеваемость и факторы риска гипотонии после индукции спинальной анестезии: анализ с автоматическим сбором данных. Anesth Analg. 2002; 94: 152–1529 [PubMed] [Google Scholar] 8. Палачева К., Чау-Ин В., Наутхонг П., Уппан К., Камхом Р. Осложнения спинальной анестезии в больнице Стинагаринд. Тай Дж. Анест. 2001; 27: 1,7–12 [Google Scholar] 9. Throngnumchai R, Sanghirun D, ​​Traluzxamee K, Chuntarakup P.Осложнение спинальной анестезии в больнице Лердсин. Тай Дж. Анест. 1999; 25: 24–27 [Google Scholar] 10. Гайдерали Х. Осложнения спинальной анестезии. Mt Sinai J Med 2002; 55–56 [PubMed] [Google Scholar] 11. Чуйский ПТ, Джин Т, Ой TE. Анестезия при лапароскопической общей хирургии. Anesth Intensive Care. 1993; 21 (2): 163–171 [PubMed] [Google Scholar] 12. Кейси У.Ф. Спинальная анестезия: Практическое руководство. Практические процедуры. 2000; 12: 1–7 [Google Scholar] 13. Путенсен-Химмер Г, Путенсен Ч., Ламмер Х., Хайсджек И.М.Сравнение послеоперационной функции легких у пациента, перенесшего лапаротомию или лапароскопию по поводу холецистэктомии. Am Rev Resp Dis. 1992; 145: A156 [Google Scholar] 14. Нисио И., Ногути Дж., Кониси М., Очиай Р., Такеда Дж., Фукусима К. Влияние методов анестезии и инсуффляции газов на вентиляцию во время лапароскопии. [на японском] Масуи. 42 (6): 862–866, 1993 [PubMed] [Google Scholar] 15. Радемейкер Б.М., Рингерс Дж., Одум Дж.А., де Вит Л.Т., Калкман С.Дж., Остинг Дж. Функция легких и реакция на стресс после лапароскопической холецистэктомии: сравнение с подреберным разрезом и влияние торакальной эпидуральной анальгезии.Anesth Analg. 1992; 75 (3): 381–385 [PubMed] [Google Scholar] 16. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 17. Натансон Л.К., Шими С., Кушьери А. Лапароскопическая холецистэктомия: техника Данди. Br J Surg. 1991; 78: 155–159 [PubMed] [Google Scholar] 18. Филдинг Г.А. Лапароскопическая холецистэктомия. Aust N Z J Surg. 1992; 62: 181–187 [PubMed] [Google Scholar] 19. Суд Джаяшри, вице-президент Кумры.Анестезия при лапароскопической хирургии. IJS. 2003; 65: 232–240 [Google Scholar] 20. Вагадиа Х., Маклеод Д.Х., Митчелл Г.В., Меррик П.М., Чилверс С.Р. Гипобарическая спинальная анестезия лидокаина-фентани1 в малых дозах для краткосрочной амбулаторной лапароскопии. I. Рандомизированное сравнение с обычной дозой гипербарического лидокаина. Anesth Analg. 1997; 84 (1): 59–64 [PubMed] [Google Scholar] 21. Малинс А.Ф., Филд Дж. М., Нестинг П. М., Купер Г. М.. Тошнота и рвота перорально ондансетрон, метоклопрамид и плацебо. Br J Anaesth. 1994; 72: 231–3 [PubMed] [Google Scholar]

Лапароскопическая хирургия с использованием спинальной анестезии

JSLS.Апрель-июнь 2008 г .; 12 (2): 133–138.

, MS, FAIS, FICS, , MD, и, MD

Rajeev Sinha

Отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

S. C. Gupta

Отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Раджив Синха, хирургическое отделение, M.ФУНТ. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Автор, отвечающий за перепечатку. Запросы на переиздание адресуйте: Rajeev Sinha, MS, FAIS, FICS, Prof. and Head, Department of Surgery, M.L.B. Медицинский колледж, Джханси 284 128, Индия. Телефон: 0510 2320001, 2320003, 2370670, факс: 0510 2320002, 2371670, электронная почта: [email protected]_ahnis Авторские права © 2008 JSLS, Журнал Общества лапароэндоскопических хирургов Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях Некоммерческая лицензия Creative Commons Attribution без лицензии на производные (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 3.0 /), который разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа должным образом процитирована и никоим образом не изменена. статьи в ЧВК.

Abstract

Справочная информация:

Лапароскопическая абдоминальная хирургия обычно проводится под общим наркозом. Спинальная анестезия обычно предпочтительна у пациентов, которым противопоказана общая анестезия. Мы представляем наш опыт использования спинномозговой анестезии в качестве первого выбора для лапароскопической хирургии на протяжении более 11 лет, утверждая, что она является хорошей альтернативой анестезии.

Методы:

Спинальная анестезия использовалась у 4645 пациентов за последние 11 лет. Лапароскопическая холецистэктомия была выполнена 2992 пациентам, остальным пациентам были выполнены другие лапароскопические операции. Техника не претерпела изменений, а внутрибрюшное давление поддерживалось на уровне от 8 до 10 мм рт. Ст. При необходимости применялась седация, а пациенты, не ответившие на седацию или с неэффективностью спинномозговой анестезии, выполняли переход на общую анестезию. Результаты сравнивались с результатами 421 пациента, перенесшего лапароскопическую операцию под общим наркозом.

Результаты:

Двадцать четыре (0,01%) пациента потребовали перевода на общую анестезию. Артериальная гипотензия, требующая поддержки, была зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. В послеоперационном периоде у 2,09% (97) пациентов была рвота, по сравнению с 29,22% (123 пациента) пациентов, которым была проведена общая анестезия. Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) для устранения боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936% (63.21%) пациентов в течение первых 24 часов. Однако 90,02% пациентов, прооперированных под общим наркозом, нуждались в инъекционных анальгетиках в ближайшем послеоперационном периоде. Послеоперационная постуральная головная боль, сохраняющаяся в среднем 2,6 дня, наблюдалась у 255 (5,4%) пациентов. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Шкала статуса Карновского показала уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

Выводы:

Лапароскопическая операция, проведенная пациенту под спинальной анестезией, имеет несколько преимуществ по сравнению с лапароскопической операцией, проводимой пациенту под общей анестезией.

Ключевые слова: Лапароскопическая хирургия, Спинальная анестезия

ВВЕДЕНИЕ

Обычно общая анестезия (ГА) остается выбором для большинства открытых хирургических вмешательств на брюшной полости, а региональная анестезия предпочтительна только для пациентов, находящихся в группе высокого риска в период недержания мочи. Общая анестезия. В течение 27 лет мы проводим почти все операции на открытом животе, включая операции на верхних органах брюшной полости, таких как желудок и гепатобилиарная система, с пациентом под спинальной анестезией (СП).Преимущества равномерного полного расслабления мышц, сознание пациента и относительно быстрое восстановление после спинальной анестезии, с одной стороны, и защита от возможных осложнений общей анестезии, с другой, были основными причинами выбора спинальной анестезии в качестве первого выбора. Таким образом, это было логическим продолжением того, что мы перешли на спинальную анестезию для всех абдоминальных и забрюшинных лапароскопических операций после операций на первых нескольких пациентах с лапароскопической холецистэктомией (LC) под общей анестезией.В мировой литературе примерно 5 лет назад предлагалось только ГА в качестве варианта анестезии при абдоминальной лапароскопической хирургии, и только недавно начали появляться сообщения о лапароскопических операциях, проводимых у отдельных пациентов под спинальной или эпидуральной анестезией. 1–5 Это ретроспективное исследование пациентов, перенесших лапароскопическую операцию под спинальной анестезией с 1995 года в нашем центре.

МЕТОДЫ

Всем пациентам, перенесшим лапароскопические абдоминальные процедуры, была предложена СА в качестве первого выбора.С 1995 года 4645 последовательных пациентов перенесли абдоминальные лапароскопические операции во время СА. Пациенты, которые предпочитали ГА или имели противопоказания к СА, такие как дети младше 10 лет, пациенты с болезнью свертывания крови, деформацией позвоночника и патологией кожи над участком СА, были прооперированы во время ГА и оставались в качестве контроля.

Лапароскопическая холецистэктомия (ЖК) выполнена 2992 пациентам. Из этих пациентов 560 страдали острым холециститом, 2292 перенесли плановую холецистэктомию и 140 перенесли дополнительные лапароскопические или открытые операции на брюшной полости в том же положении вместе с LC () .Другие абдоминальные или забрюшинные лапароскопические операции были выполнены 1653 пациентам, находившимся под SA () .

Таблица 1.

Лапароскопическая холецистэктомия (n = 2992)

Спинальная анестезия Преобразование общей анестезии
12
С дополнительной операцией * 140

Таблица 2.

Другая лапароскопическая процедура (n = 1653)

киста яичника 9018 Травма брюшной полости Устранение перфорации
Операция
Ремонт TEP U / L 92
TEP B / L
32
Лап-аппендэктомия 614
Трансперитонеальная нефрэктомия 2
Лап-ассистированная гемиколэктомия
91
Пластика перфорации тонкой кишки 25
Орхидэктомия в области живота 1
Поясничная симпатэктомия
Эхинококкоз перицистектоза лапки my 81
Диагностическая лапароскопия 401

Была проведена предварительная загрузка 1000 мл 5% -ной декстрозы в физиологическом растворе, и пациенты были предварительно назначены за 45 минут до операции гликопирролатом 0.2 мг внутримышечно + диазепам 10 мг (или мидазолам 5 мг) внутримышечно + диклофенак Na 3 мл (25 мг / мл) внутримышечно.

SA вводили с помощью иглы для люмбальной пункции 24FG или 25FG в межпозвонковое пространство L1-L2. Пятипроцентный ксилокаин от 1,6 мл до 1,8 мл (2 мг / кг) или у тех пациентов, у которых предполагалось время хирургического вмешательства более 30 минут, от 3 мл до 5 мл сенсокаина (бупивакаин HCl 5 мг + сод. Хл. 8 мг / мл). Наклон головы вниз от 10 до 20 градусов сохранялся в течение 5 минут. Достигнутый сегментарный уровень составил Т4-Т5, что позволило ввести эпигастральный порт.У пациента наблюдали артериальное давление, Sp0 2 , SpCO 2 , частоту сердечных сокращений и беспокойство пациента. Тревога пациента определялась как тревога, которая привела к невозможности завершить процедуру в соответствии с SA и потребовала преобразования в GA. Во время операции кислородная добавка была необязательной и вводилась через Ventimask со скоростью 5 л / мин только у пациентов с SpO 2 ниже 95%. Пациентам с жалобами на боль в шее, плече или и то и другое сразу вводили Трамадол 25 мг или Фортвин 15 мг в виде медленного внутривенного введения или капельно.Пациентам, у которых все еще сохранялась боль, применяли кетамин 25 мг в виде медленного внутривенного введения. Если пациент все еще беспокоился, переводили на GA. Брадикардия ниже 50 в минуту купировалась с помощью 0,3 мг 0,6 мг атропина внутривенно или 0,2 мг гликопирролата. Гипотония, определяемая как снижение АД более чем на 20% от исходного АД в любое время после СА во время или после операции, купировалась мефентермином в дозе от 3 до 6 мг с перерывами до максимальной дозы 15 мг, а последующая сохраняющаяся гипотензия купировалась с помощью дофамин от 4 мкг до 6 мкг / кг / мин во время операционного периода, или в послеоперационный период, или во время обоих, до стабилизации артериального давления.

Лапароскопические операции выполнялись стандартным образом с 3-х портов на 5-ти без каких-либо модификаций. Внутрибрюшинное давление поддерживалось от 8 до 10 мм рт. Ст.

Оцениваемые послеоперационные параметры включали боль в месте операции, оцениваемую по словесной числовой шкале боли как отсутствие боли и умеренную терпимую боль, не требующую каких-либо лекарств, а также умеренную и сильную боль, требующие приема лекарств. Другие параметры включали задержку мочи, головную боль и общую удовлетворенность пациента по шкале Karnofsky Performance Status на момент первого наблюдения через 10 дней после операции.Частота послеоперационной рвоты и боли сравнивалась с соответствующими параметрами у 421 пациента, перенесшего LC в то же отделение, находящегося под GA.

Пациенты наблюдались в плановом порядке в течение 1 месяца после операции.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Это ретроспективное исследование включало 4645 пациентов, перенесших абдоминальную лапароскопическую операцию в условиях СА, и 421 пациента, перенесших лапароскопическую холецистэктомию в период с июня 1995 года по май 2006 года. Данные были получены с помощью обзора диаграмм.В группе СА 2944 пациента составляли женщины, средний возраст — 42,7 года. Лапароскопическая холецистэктомия выполнена 2992 больным, 560 из которых имели острый холецистит () . Другая группа лапароскопической хирургии включала широкий спектр хирургических процедур, как плановых, так и неотложных. Плановая операция включала лапароскопическую аппендэктомию у 614 пациентов, пластику ТЕР у 113 пациентов, уретеролитотомию у 192 пациентов, в то время как экстренная операция включала, среди прочего, пластику перфорации двенадцатиперстной кишки у 91 пациента () .

Гипотония, требующая поддержки, зарегистрирована у 846 (18,21%) пациентов. Из этих пациентов только 41 потребовалось дополнительное использование дофамина, а 571 (12,29%) испытали боль в шее или плече или и то, и другое. Внутривенное введение трамадола или фортвина потребовалось 2996 пациентам (64,5%), а кетамин — 567 (12,21%) пациентам. Десяти (0,21%) пациентам потребовалась конверсия из-за тревоги, несмотря на седативный эффект. Преобразование в GA также потребовалось у 4 пациентов с неэффективностью SA () .

Таблица 3.

Осложнения, связанные со спинальной анестезией

9018 Инфекция портала
Спинальная анестезия (n = 4645) Общая анестезия (n = 421) P Value *
Боль в шее / плече 571 (12,29%)
Гипотония (падение <20%) 846 (18.21%. по GA 24 балла
Послеоперационный
Рвота 97 (2,09%) 123 (29.22%. %)
Задержка мочи 19 (0,41%) 4 (0,01%) <0,001
Головная боль 255 (5,49%)
12 (0.26%) 1 (0,24%) NS

LC потребовалось в среднем 15,6 и 19,1 минут соответственно в выборных и аварийных условиях. Время для других лапароскопических операций варьировалось от 12 до 85 минут.

В послеоперационном периоде значительно меньшее количество пациентов испытали один или несколько эпизодов рвоты по сравнению с пациентами с ГА [97 (2,09%) пациентов против 123 (29,22%) пациентов]. Однако частота послеоперационной задержки мочи, требующей катетеризации, была значительно выше у пациентов после SA () .Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% (1672) пациентов из-за боли в животе в течение 2 часов после операции, а пероральный анальгетик потребовался у 2936 (63,21%) пациентов в течение первых 24 часов после операции по сравнению с 379 (90,02%) пациентами, которым требовалась инъекционная анальгезия. в группе ГА () . Таким образом, значительно большему количеству пациентов потребовались инъекционные анальгетики после ГА. Инфекция в области порта наблюдалась у 12 (0,26%) пациентов. Постуральная головная боль сохраняется в среднем 2.Шесть дней наблюдались у 255 (5,4%) пациентов и отвечали на то, что пациенты находились в лежачем положении и увеличивали потребление жидкости и соли. Среднее время выписки составило 2,3 дня. Karnofsky Performance Status показал уровень удовлетворенности пациентов 98,6%.

ОБСУЖДЕНИЕ

Регионарная анестезия редко используется при абдоминальных лапароскопических операциях, за исключением диагностической лапароскопии. Основное показание для использования регионарной анестезии в терапевтической лапароскопии по-прежнему ограничено пациентами, не подходящими для ГА, и предпочтительным типом регионарной анестезии является эпидуральная анестезия.Таким образом, сообщений о лапароскопических операциях, проводимых пациентам под спинальной анестезией, даже меньше, чем у пациентов под эпидуральной анестезией. 3–5 В течение последних 27 лет мы выполняли большинство операций на открытой брюшной полости в основном пациентам под спинальной анестезией (СП). Редко при операциях на верхних отделах брюшной полости, особенно на кардиоэзофагеальном переходе или печени, требуется дополнительная седация или преобразование в ГА. Таким образом, было логично, что после выполнения первых нескольких лапароскопических операций с использованием ГА в 1994 году мы перешли на СА в качестве анестезии выбора для всех наших абдоминальных лапароскопических процедур.Оптимальная релаксация передней брюшной стенки и сознательный и восприимчивый пациент к SA вместе побудили нас опробовать SA для всех наших пациентов после лапароскопической хирургии. Другой причиной предпочтения SA было предотвращение потенциальных проблем GA. Первоначальной проблемой никогда не был подреберный уровень анестезии (Т4-Т5) для надчревных и подреберных портов, потому что мы успешно делали надрезы в верхней части живота при открытых операциях на брюшной полости без дискомфорта для пациента. Факторами, которые следует учитывать, было вызванное пневмоперитонеумом повышение внутрибрюшного давления, включая давление на диафрагму и вызванное углекислым газом раздражение брюшины.Первоначально, когда мы начинали, мы не имели ни малейшего представления о том, как сознательный пациент отреагирует на это. Первоначально мы начали LC с использованием SA, а затем перенесли другие лапароскопические операции на брюшной полости также на SA. Изменения в методологии размещения порта и использования закиси азота, которая менее раздражает брюшину по сравнению с углекислым газом, а также поддержание низкого внутрибрюшинного давления 8 мм рт. боль в плече. 3 Мы всегда работали при среднем давлении углекислого газа 8 мм, и не требовалось никаких изменений в размещении порта в SA по сравнению с пациентами GA. Это согласуется с недавним отчетом Цовараса. 5 Удивительно, но боль в шее и плече никогда не была серьезной проблемой для наших пациентов. Они наблюдались только у 12,29% пациентов, ни один из которых не нуждался в переходе на ГА. Pursnani et al. -1 отметили, что боль в плече и шее возникла у 2 из 6 пациентов, прооперированных под эпидуральной анестезией, и с ней легко справиться.С другой стороны, в серии Hamad et al. 3 10 LC были выполнены с пациентами с SA, и одному пациенту пришлось назначить GA из-за невыносимой боли в плече. Chiu et al. 6 также отметили боль в плече у 1 из 11 пациентов с варикозно расширенными венами семенных сосудов, оперированных под эпидуральной анестезией. Другой заметной периоперационной проблемой, с которой столкнулись, были дискомфорт и беспокойство, которые наблюдались у 0,21% наших пациентов. С этим легко справиться с помощью седации, за исключением 10 пациентов, у которых был необходим переход на GA.Другими причинами конверсии в нашей серии были либо неполный эффект СА, либо увеличение времени хирургического вмешательства до значения, превышающего эффективное время СА, как это наблюдалось у 14 пациентов. Преобразование в GA из-за дискомфорта при вздутии живота во время эпидуральной анестезии было зарегистрировано у 1 из 11 пациентов в исследовании Chiu et al. 6 Одному из 6 пациентов в исследовании Ciofolo et al. 4 потребовалось перейти на открытую процедуру из-за неконтролируемых движений под эпидуральной анестезией.

В дополнение к гипотензии, связанной с СА, вызванное пневмоперитонеем повышение внутрибрюшного давления может быть еще одной причиной сохранения гипотензии. Когда мы сравнили наши показатели гипотонии, зарегистрированные у 846 (18,21%) пациентов, с цифрами у пациентов, перенесших открытую операцию с СА, мы обнаружили сопоставимую картину. Таким образом, в то время как Bernd 7 сообщил о гипотонии у 5,4% своих пациентов с SA, Palachewa 8 имел частоту 15,7%, Throngnumchai 9 20.2% и Hyderally 10 сообщили о частоте от 10% до 40%. Это окончательно доказывает, что частота гипотонии не отличается, независимо от того, проводится ли лапароскопическая операция или открытая операция с SA, и что внутрибрюшинное давление от 8 до 10 мм рт. гипотония. Хотя Chui 11 упомянул, что высокий блок SA до T2-T4 может вызвать депрессию миокарда и снижение венозного возврата, это никогда не было подтверждено в нашей серии исследований.Дополнительным преимуществом для сердечно-сосудистой системы было уменьшение просачивания через хирургическое ложе из-за гипотензии, брадикардии и улучшение венозного оттока, связанного с СА. 12

Пациенты с ГА, в отличие от пациентов с СА, часто имеют дополнительную проблему вздутия живота в результате вентиляции с помощью маски. Это часто требует интубации трубки Райла, что означает ненужное вмешательство в полость тела.

Тем не менее, основным спорным моментом, по-видимому, является статус респираторных параметров среди 2 режимов анестезии во время лапароскопической хирургии.В этом контексте в качестве общего обзора можно констатировать, что спонтанное физиологическое дыхание во время СА всегда будет лучше, чем вспомогательное дыхание, как при ГА. Вероятность возникновения проблем, связанных с интубацией и вентиляцией, включая усиление механической вентиляции для достижения адекватного давления вентиляции, существует во время ГА по сравнению с СА. 1 Кроме того, для восстановления нормальной функции легких после лапароскопической операции, выполненной с использованием ГА, требуется 24 часа. 13 Однако наблюдения не являются единообразными, и имеются противоречивые сообщения об изменениях респираторных параметров, когда пациенты находятся под регионарной и общей анестезией.Nishio et al. 14 задокументировали большее увеличение PaCo 2 после пневмоперитонеума CO 2 , когда пациент находился под GA, по сравнению с тем, когда пациент дышал спонтанно. Аналогичным образом Rademaker et al 15 показали большую искусственную вентиляцию легких во время ГА. С другой стороны, Chiu et al. 6 сообщили о значительных изменениях газов артериальной крови во время эпидуральной анестезии. Ciofolo et al. 16 пришли к выводу, что эпидуральная анестезия при лапароскопии не вызывает угнетения дыхания.Даже в нашей серии ни у одного из пациентов не было значительных изменений в PaO 2 или PaCO 2 во время операции с SA.

Время операции для LC составляло от 12 до 48 минут (среднее 15,6), а время операции для других операций составляло в среднем 48,9 минут. Для нескольких операций, включая лапароскопическую холецистэктомию, время операции составило 42,7 минуты, что сопоставимо с временем операции для наших пациентов с GA. Таким образом, не было никакой разницы во времени работы при использовании SA.Вместо этого время от применения тотальной анестезии до вывоза пациента из операционной на самом деле значительно сокращается, когда пациент оперируется в состоянии СА, поскольку сохраняется время интубации и экстубации ГА.

Периоперационная боль в плече в послеоперационный период не сохранилась. В послеоперационном периоде после СА не было беспокойства, которое обычно наблюдается после ГА, и пациент всегда восприимчив и более послушен внушениям. Особым преимуществом СА, по-видимому, является снижение потребности в послеоперационной анальгезии.Инъекционный диклофенак потребовался 35,59% наших пациентов с СА из-за боли в животе по сравнению со значительно большим числом наших пациентов с ГА (90,02%), которым потребовались инъекционные анальгетики в течение 2 часов после экстубации. Инъекционный анальгетик обычно требовался от 2 до 6 часов после операции по сравнению с 2 часами после экстубации при использовании GA. Польза длительного обезболивания после СА также была отмечена в других исследованиях. 1–3 Постуральная головная боль наблюдалась у 5 человек.49% пациентов продолжали в среднем 2,6 дня и отреагировали на то, что пациент лежал, а также на повышенное потребление жидкости и соли. Эта жалоба, которая обычно не наблюдается при ГА, была фактически единственной жалобой пациента в послеоперационном периоде. Частота возникновения головной боли в позвоночнике по разным оценкам составляет 3,3%, 8 7,7%, 9 и 14% 10 после СА при открытой операции. Это опять же не отличается от наших показателей в 5,49%. Катетеризация потребовалась в послеоперационном периоде у 19 (0.41%) наших пациентов по сравнению с 11,7% в исследовании 420 пациентов, прооперированных в условиях СА. 8 Соответствующий показатель для пациентов, прооперированных на фоне общей анестезии, составил 4 (0,01%). Значительно более низкая частота задержки мочи у пациентов, прооперированных в условиях ГА, объясняется продлением мышечного паралича при СА.

Осложнения, такие как боль в горле, мышечная боль, вызванная релаксантами, головокружение и послеоперационная тошнота и рвота (ПОТР), часто приводят к высокой заболеваемости после ГА. 12 В этом контексте ПОТР особенно проблематичен, и противорвотные средства могут потребоваться почти у 50% пациентов 17 и могут задержать выписку из больницы у 7% пациентов. 18 Проблема с ПОТР была замечена у 2,09% наших пациентов с SA, но в другом исследовании SA сообщалось о 8,1%. 8 Но ПОТР является самым высоким после ГА, особенно при использовании закиси азота, опиатов или антагонистов. При их наличии ставка может варьироваться от 60% до 70%. 19,20 Даже с новыми агентами, такими как пропофол и изофлуран, частота встречаемости достигает 30%, что существенно увеличивает стоимость анестезии. 21 У наших пациентов с ГА частота ПОТР составила 29,22%, что было значительно выше, чем у пациентов с СА.

Еще одно важное преимущество SA состоит в том, что другие осложнения, характерные для GA, включая сердечные, миогенные и возможные церебральные осложнения, не возникают при SA. Мобилизация и передвижение как у пациентов с СА, так и у пациентов с ГА были достижимы в течение 6-8 часов после операции.Среднее время выписки составило 2,3 дня. Инфекция портвейна наблюдалась у 12 пациентов, что было аналогично таковой у пациентов с ГА. Статус работы Карновского показал уровень удовлетворенности от 95% до 100% у 98% пациентов. Это означает, что пациентка была довольна и, вероятно, порекомендовала бы такой подход друзьям. Это действительно так, потому что значительное число наших пациентов сейчас действительно требует, чтобы их прооперировали во время СА.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отсутствует риск обструкции дыхательных путей, связанный с интубацией, низкий риск нераспознанной гипогликемии у пациента с диабетом, отличное расслабление мышц, уменьшение просачивания из хирургического ложа и более быстрое восстановление функции кишечника при лапароскопической хирургии с использованием SA по сравнению с GA.Это в дополнение к очевидным преимуществам у пожилых пациентов или пациентов с ХОБЛ или другими системными заболеваниями, такими как заболевания печени и почек и диабет.

Информация для авторов

Раджив Синха, отделение хирургии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

A. K. Gurwara, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

С. К. Гупта, отделение анестезии, M.L.B. Медицинский колледж и железнодорожная больница, Джханси, штат ЮАР, Индия.

Ссылки:

1. Пурснани К.Г., Базза Й, Каллея М., Могол М.М. Лапароскопическая холецистэктомия под эпидуральной анестезией у пациентов с хроническими респираторными заболеваниями. Surg Endosc. 1998; 12: 1082–1084 [PubMed] [Google Scholar] 2. Gramatica L, Brasesco OE, Mercado Luna A и др. Лапароскопическая холецистэктомия, выполненная под регионарной анестезией пациенту с хронической обструктивной болезнью легких. Surg Endosc. 2002; 163: 472–475 [PubMed] [Google Scholar] 3. Хамад М.А., Ибрагим Э.И.-Хаттари О.А. Лапароскопическая холецистэктомия под спиральной анестезией пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование.Surg Endosc. 2003; 17: 1426–1428 [PubMed] [Google Scholar] 4. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 5. Цоварас Г., Фафулакис Ф., Працас К., Георгопулун С., Стаматиу Г., Хацитеофилу К. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование. Surg Endosc. 200; 620: 580–582 [PubMed] [Google Scholar] 6. Чиу А.В., Хуанг В.Дж., Чен К.К., Чанг Л.С. Лапароскопическая перевязка двусторонних варикозно расширенных вен семенного канала под эпидуральной анестезией.Urol Int. 1996; 57 (2): 80–84 [PubMed] [Google Scholar] 7. Бернд Х., Аксель Дж., Иоахим К. и др. Заболеваемость и факторы риска гипотонии после индукции спинальной анестезии: анализ с автоматическим сбором данных. Anesth Analg. 2002; 94: 152–1529 [PubMed] [Google Scholar] 8. Палачева К., Чау-Ин В., Наутхонг П., Уппан К., Камхом Р. Осложнения спинальной анестезии в больнице Стинагаринд. Тай Дж. Анест. 2001; 27: 1,7–12 [Google Scholar] 9. Throngnumchai R, Sanghirun D, ​​Traluzxamee K, Chuntarakup P.Осложнение спинальной анестезии в больнице Лердсин. Тай Дж. Анест. 1999; 25: 24–27 [Google Scholar] 10. Гайдерали Х. Осложнения спинальной анестезии. Mt Sinai J Med 2002; 55–56 [PubMed] [Google Scholar] 11. Чуйский ПТ, Джин Т, Ой TE. Анестезия при лапароскопической общей хирургии. Anesth Intensive Care. 1993; 21 (2): 163–171 [PubMed] [Google Scholar] 12. Кейси У.Ф. Спинальная анестезия: Практическое руководство. Практические процедуры. 2000; 12: 1–7 [Google Scholar] 13. Путенсен-Химмер Г, Путенсен Ч., Ламмер Х., Хайсджек И.М.Сравнение послеоперационной функции легких у пациента, перенесшего лапаротомию или лапароскопию по поводу холецистэктомии. Am Rev Resp Dis. 1992; 145: A156 [Google Scholar] 14. Нисио И., Ногути Дж., Кониси М., Очиай Р., Такеда Дж., Фукусима К. Влияние методов анестезии и инсуффляции газов на вентиляцию во время лапароскопии. [на японском] Масуи. 42 (6): 862–866, 1993 [PubMed] [Google Scholar] 15. Радемейкер Б.М., Рингерс Дж., Одум Дж.А., де Вит Л.Т., Калкман С.Дж., Остинг Дж. Функция легких и реакция на стресс после лапароскопической холецистэктомии: сравнение с подреберным разрезом и влияние торакальной эпидуральной анальгезии.Anesth Analg. 1992; 75 (3): 381–385 [PubMed] [Google Scholar] 16. Ciofolo MJ, Clergue F, Seebacher J, Lefebvre G, Viars P. Вентиляционные эффекты лапароскопии под эпидуральной анестезией. Anesth Analg. 1990; 70 (4): 357–361 [PubMed] [Google Scholar] 17. Натансон Л.К., Шими С., Кушьери А. Лапароскопическая холецистэктомия: техника Данди. Br J Surg. 1991; 78: 155–159 [PubMed] [Google Scholar] 18. Филдинг Г.А. Лапароскопическая холецистэктомия. Aust N Z J Surg. 1992; 62: 181–187 [PubMed] [Google Scholar] 19. Суд Джаяшри, вице-президент Кумры.Анестезия при лапароскопической хирургии. IJS. 2003; 65: 232–240 [Google Scholar] 20. Вагадиа Х., Маклеод Д.Х., Митчелл Г.В., Меррик П.М., Чилверс С.Р. Гипобарическая спинальная анестезия лидокаина-фентани1 в малых дозах для краткосрочной амбулаторной лапароскопии. I. Рандомизированное сравнение с обычной дозой гипербарического лидокаина. Anesth Analg. 1997; 84 (1): 59–64 [PubMed] [Google Scholar] 21. Малинс А.Ф., Филд Дж. М., Нестинг П. М., Купер Г. М.. Тошнота и рвота перорально ондансетрон, метоклопрамид и плацебо. Br J Anaesth. 1994; 72: 231–3 [PubMed] [Google Scholar]

Спинальная и общая анестезия при лапароскопической холецистэктомии: промежуточный анализ контролируемого рандомизированного исследования | Анестезиология | JAMA Surgery

Объектив Сравнить спинальную анестезию с золотым стандартом общей анестезии при плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

Конструкция Контролируемое рандомизированное исследование.

Настройка Университетская больница.

Пациенты Сто пациентов с симптоматической желчнокаменной болезнью и статусом I или II Американского общества анестезиологов были рандомизированы для проведения лапароскопической холецистэктомии под спинальной (n = 50) или общей (n = 50) анестезией.

Методы Интраоперационные параметры, послеоперационная боль, осложнения, восстановление и удовлетворенность пациентов при последующем наблюдении сравнивались между двумя группами.

Результаты Все процедуры выполнялись назначенным методом анестезии, так как переходов со спинальной на общую анестезию не было. Боль была значительно меньше через 4 часа ( P <0,001), 8 часов ( P <0,001), 12 часов ( P <0,001) и 24 часа ( P = 0,02) после процедура для группы спинальной анестезии по сравнению с группой, получавшей общую анестезию. Не было различий между двумя группами в отношении осложнений, пребывания в больнице, выздоровления или степени удовлетворенности при последующем наблюдении.

Выводы Спинальная анестезия является адекватной и безопасной для лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов и обеспечивает лучший контроль послеоперационной боли, чем общая анестезия, без ограничения восстановления.

Регистрация пробной версии Clinicaltrials.gov Идентификатор: NCT00492453

О лапароскопической холецистэктомии только под регионарной анестезией в прошлом сообщалось лишь изредка; в эти отчеты включены пациенты, непригодные для проведения общей анестезии, в основном пациенты с тяжелой хронической обструктивной болезнью дыхательных путей. 1 , 2 Регионарная анестезия использовалась для лапароскопии у здоровых пациентов почти исключительно в сочетании с общей анестезией для продления обезболивающего эффекта в раннем послеоперационном периоде. В рандомизированном исследовании было обнаружено, что эпидуральная анестезия в сочетании с общей анестезией более эффективна для уменьшения послеоперационной боли у здоровых пациентов по сравнению с одной общей анестезией. 3

Удивительно, но в эпоху минимально инвазивной медицины региональная анестезия не приобрела популярности и обычно не использовалась в качестве единственного метода анестезии при лапароскопических процедурах.Johnson 4 отметил, что «все лапароскопические процедуры — это просто изменение доступа и по-прежнему требуют общей анестезии; следовательно, отличие от традиционной хирургии, вероятно, будет небольшим ». Это утверждение преимущественно основано на предположении, что лапароскопия требует эндотрахеальной интубации для предотвращения аспирации и респираторного затруднения, вторичного по отношению к индукции пневмоперитонеума углекислого газа, 2 , который плохо переносится пациентом, который не спит во время процедуры. 5 , 6 Однако удивительно, что региональная анестезия успешно использовалась для лапароскопической холецистэктомии у пациентов, не подходящих для этой процедуры под общей анестезией, но не тестировалась на здоровых пациентах, у которых любой предполагаемый риск теоретически был бы намного ниже. . Hamad и Ibrahim El-Khattary 7 впервые применили спинальную анестезию для лапароскопической холецистэктомии на небольшой группе здоровых пациентов. Однако в их исследовании пневмоперитонеум закиси азота применялся вместо стандартной двуокиси углерода.

Недавно мы показали возможность успешного и безопасного выполнения лапароскопической холецистэктомии с пневмоперитонеумом углекислым газом низкого давления под спинальной анестезией у здоровых пациентов с симптоматической желчнокаменной болезнью. 8 Мы также заметили, что спинальная анестезия приводит к исключительно минимальной послеоперационной боли. После этого пилотного исследования мы разработали контролируемое рандомизированное исследование для сравнения спинальной анестезии с золотым стандартом общей анестезии для плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

С сентября 2004 г. все пациенты, направленные в наше отделение для плановой лапароскопической холецистэктомии, считались подходящими для участия в исследовании при условии, что они соответствовали следующим критериям включения: статус I или II Американского общества анестезиологов, возраст от 18 до 65 лет, тело индекс массы (рассчитывается как вес в килограммах, разделенный на рост в метрах в квадрате) не более 30 и нормальный профиль коагуляции. Критериями исключения были острый холецистит, панкреатит или холангит, предыдущая открытая операция в верхней части живота, противопоказания для пневмоперитонеума и противопоказания для спинальной анестезии из-за деформации позвоночника.Информированное согласие было получено от всех пациентов, а протокол исследования был одобрен институциональным этическим комитетом.

Пациенты были рандомизированы для проведения лапароскопической холецистэктомии под общей или спинальной анестезией. Рандомизация была создана с помощью компьютерного списка в блоках из 20 пациентов с половой стратификацией. Пронумерованные и запечатанные конверты помещались в операционную и открывались только по прибытии туда пациентов, так что ни пациент, ни вовлеченные врачи не знали заранее о группе рандомизации.Первичной конечной точкой исследования была любая разница в послеоперационной боли между двумя группами, а вторичными конечными точками были различия в частоте осложнений, продолжительности пребывания в больнице, выздоровлении и удовлетворенности пациентов. Размер выборки из 150 пациентов на группу рандомизации был рассчитан на основе ожидаемой 20% -ной разницы в послеоперационной боли, оцененной по визуальной аналоговой шкале между двумя группами, с мощностью 80% при обнаружении этой разницы на уровне 5%. Мы планировали провести промежуточный анализ после первых 100 пациентов и обсуждения результатов этого анализа.

Предоперационная оценка и подготовка пациентов были стандартизированы. Все пациенты получали профилактику тромбоза глубоких вен (20 мг эноксапарина натрия подкожно 1 раз в сутки) во время госпитализации. Как анестезия, так и операция выполнялись во всех случаях одной и той же бригадой анестезиологов и хирургов. По прибытии пациентов в операционную после установления неинвазивного мониторинга (электрокардиограмма, артериальное давление и пульсоксиметрия) для исследования вводили артериальную магистраль (для прямого мониторинга артериального давления и забора крови) и вводили 500 мл раствора. Раствор Рингера был начат внутривенно.Всем пациентам внутривенно вводили 1 мг гидрохлорида мидазолама, 3 мг гидрохлорида гранисетрона и 50 мг гидрохлорида ранитидина перед индукцией анестезии. Также был вставлен назогастральный зонд (который должен был быть удален в конце процедуры в обеих группах по методическим причинам) для декомпрессии желудка и предотвращения рвоты и аспирации; это особенно полезно для группы позвоночника. 8 После получения исходных показателей жизнедеятельности подали кислород со скоростью 5 л / мин через лицевую маску.

Пациенты, рандомизированные для проведения спинномозговой анестезии, располагались в правом боковом положении в положении лежа, и спинальная игла калибра 25 с острием была введена в субарахноидальное пространство в межпозвоночном пространстве L2-L3 в асептических условиях. После получения свободного потока спинномозговой жидкости интратекально вводили 3 мл гипербарического бупивакаина гидрохлорида, 0,5%, 0,25 мг морфина и 20 мкг фентанилцитрата. Затем пациента поместили в положение лежа на спине, оставаясь в положении Тренделенбурга в течение 3 минут.Если среднее артериальное кровяное давление снижалось более чем на 20% ниже значения до анестезии, начиналась периодическая внутривенная инфузия 0,004% раствора фенилэфрина гидрохлорида и титровалась до достижения эффекта.

У пациентов, рандомизированных для проведения общей анестезии, анестезию вызывали пропофолом (2-3 мг / кг), фентанилцитратом (5 мкг / кг) и безилатом атракурия (0,5 мг / кг). Сбалансированная анестезия была продолжена севофлураном от 1% до 2% и пропофолом (2 мг / кг / ч).После интубации трахеи легкие вентилировались 50% кислородом в воздухе с использованием системы полузамкнутого круга. Вентиляция контролировалась дыхательным объемом от 8 до 10 мл / кг, а скорость вентиляции регулировалась для поддержания значения PaCO 2 от 35 до 40 мм рт. Остаточная нервно-мышечная блокада нейтрализовалась 25 мг неостигмина метилсульфата и 1 мг сульфата атропина в конце операции.

Все пациенты находились под постоянным наблюдением во время операции.Как клиническое наблюдение, так и инвазивный гемодинамический мониторинг (электрокардиограмма, частота сердечных сокращений, артериальное кровяное давление, частота дыхания, пульсоксиметрия, газы артериальной крови и кислотно-щелочной баланс) регистрировались с 5-минутными интервалами, за исключением PaCO 2 (15 минут интервалы).

Лапароскопическая холецистэктомия была выполнена с использованием тех же технических принципов для обеих групп со стандартной техникой с 4 троакарами, как описано ранее. 4 Пневмоперитонеум был установлен с использованием открытого метода (Хассона) с двуокисью углерода при максимальном внутрибрюшном давлении 10 мм рт. Ст. Вместо обычных 14 мм рт. Ст.Другой модификацией этой техники был минимальный наклон операционного стола, если таковой имеется, то есть наклон головы вверх и влево для минимизации раздражения диафрагмы.

Время операции, а также любые интраоперационные события были записаны. В частности, для пациентов, которым была проведена спинальная анестезия и которые, таким образом, были настороже во время процедуры, мы регистрировали любые симптомы, связанные либо с анестезией, либо с пневмоперитонеумом, такие как боль в плече, головная боль, тошнота и дискомфорт. Дренирование подпеченочного пространства не применялось.

В послеоперационном периоде всем пациентам вводили стандартные внутривенные жидкости (1 л раствора Рингера и 1 л 5% -ной декстрозы в течение следующих 24 часов) и внутривенное обезболивание (40 мг парекоксиба натрия каждые 12 часов, 500 мг ацетаминофена каждые 6 часов). часов и дополнительные опиоиды по запросу). Послеоперационная боль оценивалась как в расслабленном, так и в стрессовом состоянии (например, после кашля) с использованием визуальной аналоговой шкалы через 4, 8, 12 и 24 часа после завершения процедуры.Также регистрировались другие послеоперационные события, связанные с хирургической или (особенно) анестезиологической процедурой, такие как дискомфорт, тошнота и рвота, боль в плече, задержка мочи, зуд, головная боль и другие неврологические последствия. Пациентов кормили перорально утром после операции и выписывали через 24 часа после процедуры, если не возникло осложнений.

Все пациенты наблюдались в течение 10-15 дней после операции в амбулаторных условиях под наблюдением независимого врача, который не участвовал в процедуре и не знал о типе анестезии пациентов, чтобы оценить их выздоровление и степень удовлетворенности процедурой с помощью стандартизованного анкета. 8 Это включало анкету, адаптированную к соответствующей процедуре, относительно оценки качества жизни в течение первых 2 недель после операции. Вопросы касались степени выраженности боли в период выздоровления пациентов; как это повлияло на их повседневную деятельность; тип, количество и продолжительность необходимого обезболивания; степень удовлетворенности анестезиологической процедурой и процессом в целом; а также их последние впечатления по сравнению с их первоначальными ожиданиями. Ответы оценивались по шкале от 0 до 26.Другой телефонный контакт был проведен через 1 месяц после операции для выявления поздних осложнений.

Статистический анализ выполняли с использованием статистического пакета Arcus QuickStat Biomedical (Research Solutions, Кембридж, Англия). При необходимости использовали точные тесты Манна-Уитни U и Фишера для выявления различий между двумя группами. Различия считались значимыми при P <0,05 (двусторонний тест).

В период с сентября 2004 г. по сентябрь 2006 г. в нашем продолжающемся исследовании приняли участие 100 пациентов.Они были рандомизированы для проведения лапароскопической холецистэктомии под спинальной (n = 50) или общей (n = 50) анестезией. Один пациент из группы спинальной анестезии отозвал информированное согласие, а у 2 пациентов из группы общей анестезии лапароскопическая процедура была преобразована в открытый доступ. Таким образом, эти 3 пациента были исключены из дальнейшего анализа, оставив для анализа 49 пациентов в группе спинальной анестезии и 48 пациентов в группах общей анестезии (рисунок).

Две группы были похожи по демографическим характеристикам (таблица 1).Все процедуры выполнялись назначенным методом анестезии, так как не было переходов со спинальной анестезии на общую. Интраоперационно фенилэфрин внутривенно вводили 29 (59%) пациентам из группы спинальной анестезии по сравнению с 2 (4%) пациентами из группы общей анестезии из-за падения среднего артериального давления более чем на 20% от значений до анестезии. Во всех этих случаях среднее артериальное давление было нормализовано, и процедура прошла без осложнений.Дискомфорт и / или боль в правом плече в некоторой степени присутствовали после введения пневмоперитонеума у ​​21 пациента (43%), получавших спинальную анестезию. Однако только в 10 случаях боль была настолько сильной, что потребовалось внутривенное введение фентанила. Остальным пациентам не потребовалось никаких дополнительных лекарств или другого вмешательства, и во всех случаях процедуры прошли без осложнений.

Выписка из больницы через 24 часа после операции была возможна для 48 (98%) пациентов из группы спинальной анестезии и 47 (98%) пациентов из группы общей анестезии.У нас не было ни смертности ни в одной из групп, ни серьезной заболеваемости. У одного пациента из группы регионарной анестезии, которому потребовалась катетеризация для удержания мочи, развилась инфекция мочевыводящих путей, и его лечили антибиотиками, а 1 пациент из группы общей анестезии был повторно госпитализирован на 10-й день с болью в грудной клетке. У этого пациента была обнаружена периферическая тромбоэмболия легочной артерии, и он лечился антикоагулянтами. Обследование для выявления потенциальных факторов риска выявило дефицит протеина C.

Послеоперационные события, связанные с хирургическими и / или анестезиологическими процедурами, такие как тошнота, рвота или задержка мочи, представлены в таблице 2. Как показано в таблице 3, боль, оцененная по визуальной аналоговой шкале, была значительно меньше в группе спинальной анестезии на 4 балла. , Через 8, 12 и 24 часа после операции, включая как расслабленные, так и стрессовые состояния. Дополнительная послеоперационная опиоидная анестезия применялась только у 1 из 49 (2%) пациентов, получавших спинальную анестезию, по сравнению с 12 из 48 (25%) пациентов, получавших общую анестезию ( P <.001, точный тест Фишера).

Через 2 недели наблюдения качество жизни и оценка удовлетворенности пациентов были одинаковыми в 2 группах: пациенты, которым была проведена спинальная анестезия, имели средний балл 19 (диапазон от 4 до 26) по сравнению со средним баллом 20 ( диапазон, 6–26) для пациентов, получавших общую анестезию ( P = 0,2, тест Манна-Уитни U ). В целом, 96% участников группы спинальной анестезии и 94% группы общей анестезии были очень или вполне удовлетворены проведенной анестезиологической процедурой.Ни у одного из пациентов не было зарегистрировано поздних осложнений на 4-й неделе при телефонном контакте.

Промежуточный анализ нашего исследования не только подтвердил возможность безопасного выполнения лапароскопической холецистэктомии под спинальной анестезией в качестве единственной анестезиологической процедуры, но также показал превосходство спинномозговой анестезии в контроле послеоперационной боли по сравнению со стандартной общей анестезией. Боль, оцененная как в расслабленном, так и в стрессовом состоянии, была значительно ниже в любое время во время послеоперационного пребывания в больнице у пациентов, перенесших спинальную анестезию, по сравнению с пациентами, которым была проведена общая анестезия.Кроме того, дополнительные опиоиды вводили значительно меньшему количеству пациентов, которым была проведена спинальная анестезия, по сравнению с пациентами, которым была проведена общая анестезия. Это различие можно объяснить сочетанием нескольких факторов: избеганием дискомфорта, связанного с эндотрахеальной интубацией; наличие адекватного уровня анальгезии в течение первых нескольких часов после завершения хирургической процедуры из-за существующей активности анальгезии, вводимой в субарахноидальное пространство; и потенциально минимальная реакция на стресс, связанная с минимально инвазивной анестезией, такой как спинальная анестезия. 8 , 9 Боль после лапароскопической холецистэктомии не является серьезной проблемой, но в течение последних нескольких лет она вызывала интерес в нескольких исследованиях. Малоинвазивная хирургия преобладает благодаря быстрому и плавному выздоровлению, а послеоперационный контроль боли, вероятно, является основным фактором, характеризующим плавное выздоровление. Несколько исследователей протестировали внутрибрюшинную инстилляцию или аэролизацию местных анестетиков (например, бупивакаина), использование новых противовоспалительных ингибиторов ЦОГ-2 (например, парекоксиба, который использовался в этом исследовании), добавление эпидуральной анальгезии и перорального или Эпидуральное введение стероидов обнаруживает некоторый эффект на послеоперационную боль, который варьируется между исследованиями. 3 , 10 -14 Когда мы спроектировали это испытание, сравнивая 2 метода анестезии по нескольким аспектам интраоперационного и послеоперационного курса, мы определили послеоперационный контроль боли в качестве нашей основной конечной точки, основываясь на первоначальном опыте, полученном в ходе нашего исследования. пилотное исследование, 8 , в котором очень быстро стало очевидным исключительно хорошее послеоперационное обезболивание. Наши данные, представленные здесь, подтверждают превосходство спинальной анестезии над общей анестезией в борьбе с послеоперационной болью.

Интраоперационные события, отмеченные в группе спинальной анестезии, включали снижение среднего артериального давления более чем на 20% ниже преданестезиологического значения, а также боль в правом плече. Что касается первого, то это хорошо известный побочный эффект спинальной анестезии, который легко преодолевается после введения фенилэфрина, и поэтому он существенно не влияет на запланированную процедуру. Что касается последнего, 43% пациентов, которым была проведена спинальная анестезия, испытали некоторую степень боли или дискомфорта в плече; однако менее половины из этих пациентов нуждались в лечении.О боли в правом плече, связанной с лапароскопией, сообщалось в предыдущих исследованиях, и ее связывали с раздражением диафрагмы пневмоперитонеумом с двуокисью углерода. 5 -7 Иногда этот симптом может быть достаточно серьезным, чтобы изменить метод анестезии. 7 Однако в большинстве случаев в нашем исследовании боль была слабой, и ни у одного из наших пациентов это не привело к переходу от спинномозговой анестезии. Даже при наличии боли в плече справиться было легко; успокоение и отсутствие какого-либо медицинского лечения не применялись у большинства пациентов, у которых отмечался этот симптом.Это можно объяснить нашим более низким пороговым давлением для пневмоперитонеума (10 мм рт. Ст. Вместо обычных 14 мм рт. Ст.) В сочетании с минимальным наклоном операционного стола; таким образом мы минимизировали раздражение диафрагмы. Потенциально полезным маневром для преодоления этого незначительного недостатка в будущем может быть внутрибрюшинная аэрозолизация местными анестетиками, такими как бупивакаин, перед индукцией пневмоперитонеума, что, как недавно было показано, значительно снижает послеоперационную боль в кончике плеча. 11

Как упоминалось ранее, мы выбрали пневмоперитонеум низкого давления максимум 10 мм рт. Ст., Чтобы минимизировать раздражение диафрагмы. Использование пневмоперитонеума низкого давления не поставило под угрозу адекватность нашего пространства — а, следовательно, и обзор — и практически все процедуры были выполнены без каких-либо технических трудностей. Это особенно верно для группы спинальной анестезии, потому что этот тип анестезии предлагает сенсорную, моторную и симпатическую блокаду на высоком уровне и, таким образом, устраняет потребность в миорелаксантах брюшной стенки, которые иногда необходимы при использовании общей анестезии.Чтобы избежать технических проблем с пациентами с ожирением, у которых требуется потенциально более высокое внутрибрюшное давление, мы спроектировали исследование с пороговым значением индекса массы тела 30. Однако возможно, что тщательно отобранные пациенты с более высокими индексами массы тела могут пройти лапароскопическую операцию. холецистэктомия под регионарной анестезией, как показывает наш ограниченный анекдотический опыт с такими пациентами с ожирением за пределами исследования.

Что касается раннего (госпитального) послеоперационного течения, единственным существенным событием, обнаруженным в группе спинальной анестезии, была задержка мочи; опять же, известно, что это связано с регионарной анестезией с частотой до 20% в некоторых сериях. 15 Послеоперационная задержка мочи возникла у 3 (6%) пациентов из группы спинальной анестезии (1 женщина и 2 пациента мужского пола). Мгновенная катетеризация была единственным лечением, которое потребовалось у 2 пациентов, и не повлияло на их выздоровление или время выписки. Однако у третьего пациента развилась посткатетеризационная инфекция мочевыводящих путей, потребовавшая антибиотиков и длительной госпитализации. Через 2 недели наблюдения подавляющее большинство пациентов из обеих групп сообщили, что довольны проведенной анестезией и испытали одинаково хорошее выздоровление.

Насколько нам известно, это первое контролируемое рандомизированное исследование, в котором сравнивается применение спинальной анестезии с общей анестезией у «среднего» пациента, перенесшего плановую лапароскопическую холецистэктомию с пневмоперитонеумом с двуокисью углерода. Наши данные подтвердили предварительные результаты нашего пилотного исследования 8 относительно возможности и безопасности спинальной анестезии для этой цели. Более того, оказывается, что спинальная анестезия более эффективна, чем стандартная общая анестезия, для снятия послеоперационной боли во время пребывания пациента в больнице.С другой стороны, выздоровление пациентов после выписки после лапароскопической холецистэктомии под спинальной анестезией было одинаково хорошим по сравнению с нынешним стандартным методом анестезии. Исходя из этих предварительных данных, можно сделать вывод, что спинальная анестезия является многообещающим методом анестезии при лапароскопических процедурах, и при надлежащих уточнениях она потенциально может стать новым золотым стандартом анестезиологического метода для плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

Для корреспонденции: Георгий Цоварас, доктор медицины, хирургическое отделение, 19 Agorogianni A St, Larissa 413 35, Греция (gtzovaras @ hotmail.com).

Принята к публикации: 21 января 2007 г.

Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Цоварас, Фафулакис и Хацитеофилу. Сбор данных : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Анализ и интерпретация данных : Цоварас и Стаматиу. Составление рукописи : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Критический пересмотр рукописи для важного интеллектуального содержания : Стаматиу и Хацитеофилу. Статистический анализ : Цоварас и Стаматиу. Административная, техническая и материальная поддержка : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Кураторская работа : Хацитеофилу.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

1. граматика L JrBrasesco OEMercado Luna А и другие. Лапароскопическая холецистэктомия проводится под регионарной анестезией у пациентов с обструктивной болезнью легких. Эндоскопическая хирургия 2002; 16 (3) 472-475PubMedGoogle ScholarCrossref 2. Пурснани КГБазза YCalleja MMughai М.М. Лапароскопическая холецистэктомия под эпидуральной анестезией у больных хроническими респираторными заболеваниями. Эндоскопическая хирургия 1998; 12 (8) 1082-1084PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Luchetti MPalomba RSica GMassa GTufano R Эффективность и безопасность комбинированной эпидуральной и общей анестезии при лапароскопической хирургии. Рег Анест 1996; 21 (5) 465-469PubMedGoogle Scholar5.Crabtree JHFishman AHuen IT Видеолапароскопическая имплантация катетера для перитонеального диализа и спасательные процедуры под местной анестезией пневмоперитонеумом закиси азота. Adv Perit Dial 1998; 1483-86PubMedGoogle Scholar6.Sharp Дж. Р. Пирсон WPBrady CE Сравнение дискомфорта, вызванного CO2 и N2O, во время перитонеоскопии под местной анестезией. Гастроэнтерология 1982; 82 (3) 453-456PubMedGoogle Scholar7.Хамад МАИбрагим Эль-Хаттари О.А. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование. Эндоскопическая хирургия 2003; 17 (9) 1426–1428PubMedGoogle ScholarCrossref 8. Цоварас GFafoulakis FPratsas KGeorgopoulou SStamatiou GHatzitheofilou C Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование. Эндоскопическая хирургия 2006; 20 (4) 580-582PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Аоно HTakeda ATarver SGoto H Стрессовые реакции в трех различных анестезиологических методах при лапароскопической холецистэктомии с углекислым газом. J Clin Anesth 1998; 10 (7) 546-550PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Boddy APMehta SRhodes M Эффект внутрибрюшинной местной анестезии при лапароскопической холецистэктомии: систематический обзор и метаанализ. Anesth Analg 2006; 103 (3) 682-688PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Алхамеси НАПек DHLomax DDarzi AW. Внутрибрюшинная аэрозолизация бупивакаина снижает послеоперационную боль при лапароскопической хирургии: рандомизированное проспективное контролируемое двойное слепое клиническое исследование [опубликовано в Интернете перед печатью 16 декабря 2006 г.]. Эндоскопическая хирургия 2007; 21 (4) 602-606PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Papadima Алагудианакис Е.А. Антонакис PT и другие. Сравнение парекоксиба и лорноксикама в лечении послеоперационной боли после лапароскопической холецистэктомии: проспективное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Eur J Anaesthesiol 2007; 24 (2) 154–158PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Gupta Местная анестезия для обезболивания после лапароскопической холецистэктомии: систематический обзор. Best Practices Clin Anaesthesiol 2005; 19 (2) 275-292PubMedGoogle ScholarCrossref 14. Томас SBeevi S Эпидуральный дексаметазон снижает послеоперационную боль и снижает потребность в анальгетиках. Can J Anaesth 2006; 53 (9) 899-905PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Дженсен PMikkelsen TKehlet H Задержка мочи после герниоррафии: эффект местной, региональной и общей анестезии, обзор. Reg Anesth Pain Med 2002; 27 (6) 612-617PubMedGoogle Scholar

Диагностическая лапароскопия — A SAGES Wiki Article

Пациенты могут быть направлены к хирургам из-за недиагностированной абдоминальной проблемы. Если ваш хирург рекомендовал диагностическую лапароскопию, эта статья будет:

  • поможет вам понять, что лапароскопия,
  • описывают, как лапароскопия помогает выяснить, в чем проблема,
  • объяснить, что могут возникнуть осложнения с процедурой.

ЧТО ТАКОЕ ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ЛАПАРОСКОПИЯ?

Лапароскоп — это телескоп, предназначенный для медицинского использования. Он подключен к источнику света высокой интенсивности и телекамеру с высоким разрешением, чтобы хирург мог видеть, что происходит внутри вас. Лапароскоп вводится в брюшную полость через полую трубку, и изображение внутренней части живота отображается на экране телевизора. В большинстве случаев эта процедура (операция) может диагностировать или помочь выяснить, в чем заключается проблема брюшной полости.

ПОЧЕМУ ПРОИЗВОДИТСЯ ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ЛАПАРОСКОПИЯ?

1. Боль в животе.

Лапароскопия используется для диагностики как острой, так и хронической боли в животе. Есть много причин болей в животе. Некоторые из этих причин включают аппендицит, спайки или внутрибрюшные рубцы, инфекции органов малого таза, эндометриоз, брюшное кровотечение и, реже, рак. Его применяют у пациентов с заболеванием раздраженного кишечника, чтобы исключить другие причины боли в животе. Хирурги часто могут диагностировать причину боли в животе и во время той же процедуры устранить проблему.

2. Масса живота.

У пациента может быть уплотнение (новообразование или опухоль), которое может ощутить врач, пациент или увидеть на рентгеновском снимке. Большинство новообразований требуют окончательного диагноза, прежде чем можно будет рекомендовать соответствующую терапию или лечение. Лапароскопия — это один из методов, доступных вашему врачу, чтобы посмотреть непосредственно на массу и получить ткань для установления диагноза.

3. Асцит.

Наличие жидкости в брюшной полости называется асцитом.Иногда причину скопления жидкости невозможно найти, не заглянув в брюшную полость, что часто можно сделать с помощью лапароскопии.

4. Заболевание печени.

Неинвазивные методы рентгеновской визуализации (сонограмма, компьютерная томография и МРТ) могут обнаружить образование внутри или на поверхности печени. Если неинвазивный рентгеновский снимок не может предоставить вашему врачу достаточно информации, для установления диагноза может потребоваться биопсия печени. Диагностическая лапароскопия — один из самых безопасных и точных способов получения ткани для диагностики.Другими словами, это точный способ взятия биопсии для пробы печени или новообразования без фактического вскрытия брюшной полости.

5. Процедура «второго осмотра» или стадия рака.

Вашему врачу может потребоваться информация о статусе ранее вылеченного заболевания, например рака. Это может произойти после лечения некоторыми формами химиотерапии или до начала новой химиотерапии. Кроме того, информация может быть предоставлена ​​с помощью диагностической лапароскопии перед планированием формального обследования брюшной полости, химиотерапии или лучевой терапии.

6. Прочее.

Существуют и другие причины для проведения диагностической лапароскопии, которые не могут быть перечислены здесь. Это следует рассмотреть и обсудить с вашим хирургом.

КАКИЕ ИСПЫТАНИЯ НЕОБХОДИМЫ ПЕРЕД ЛАПАРОСКОПИЕЙ?

Ультразвук может быть назначен вашим врачом в качестве неинвазивного диагностического теста. Во многих случаях предоставляется информация, которая позволит вашему хирургу лучше понять проблему внутри вашего живота. Этот тест безболезнен, безопасен и может повысить эффективность диагностической лапароскопии.

КТ — это рентгеновский снимок, который использует компьютеры для визуализации внутрибрюшного содержимого. В определенных обстоятельствах он является точным при диагностике заболеваний брюшной полости. Это позволит вашему хирургу составить «дорожную карту» внутренней части вашего живота. Радиолог может использовать компьютерную томографию, чтобы ввести иглу в брюшную полость. Это известно как игольная биопсия под контролем КТ. Часто это делается перед диагностической лапароскопией, чтобы решить, подходит ли лапароскопия для вашего состояния.

MRI (магнитно-резонансная томография) использует магниты, рентгеновские лучи и компьютеры для исследования брюшной полости изнутри.Это не требуется при большинстве проблем с брюшной полостью, но может быть необходимо для некоторых.

Перед диагностической лапароскопией может потребоваться обычный анализ крови, общий анализ мочи и, возможно, рентген грудной клетки или электрокардиограмма. Ваш врач решит, какие тесты необходимы, и рассмотрит результаты тех тестов, которые уже были выполнены.

КАКОЙ ВИД АНЕСТЕЗИИ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ?

Диагностическая лапароскопия выполняется либо под местной анестезией с седацией, либо под общей анестезией.С вашей помощью ваш хирург и анестезиолог выберут метод анестезии для проведения безопасной и успешной операции.

МЕСТНАЯ анестезия может быть введена под кожу брюшной стенки, чтобы полностью обезболить эту область и обеспечить безопасное размещение лапароскопа. Большинство пациентов чувствуют кратковременный «пчелиный укус», который длится секунду или две. В то же время вводятся небольшие дозы внутривенного седативного средства, позволяя пациенту испытать так называемый «сумеречный» сон, в котором пациенты могут быть возбуждены, но спят.После достижения достаточной глубины сна и проведения местной анестезии в брюшную полость вводится газ. Это называется пневмоперитонеум. Пациент может испытывать чувство вздутия живота, но в конце операции газ удаляется. Два наиболее часто используемых газа — это закись азота («веселящий газ») или диоксид углерода. Риск вредного воздействия газа очень мал.

ОБЩАЯ анестезия назначается тем пациентам, которые не подходят для «сумеречного» сна или хотят полностью уснуть.Общая анестезия может быть предпочтительнее для молодых пациентов, которые не могут неподвижно лежать на операционном столе или которые имеют более безопасное медицинское состояние. Некоторым пациентам в конечном итоге требуется общая анестезия, хотя они предпочитают местную анестезию с седацией, поскольку подходящая анестезия для лапароскопии отличается от пациента к пациенту.

КАКАЯ ПОДГОТОВКА НЕОБХОДИМА?

  • После того, как ваш хирург обсудит с вами потенциальные риски и преимущества операции, вам необходимо будет предоставить письменное согласие на операцию.
  • Можно принимать душ накануне операции или утром в день операции.
  • Большинство диагностических лапароскопических процедур выполняется амбулаторно; Это означает, что вы вернетесь домой в тот же день, когда была проведена процедура.
  • За шесть-восемь часов до процедуры не следует ничего есть и пить.
  • Перед операцией может потребоваться стандартный анализ крови, мочи или рентгеновского излучения. Это будет зависеть от вашего возраста и состояния здоровья.
  • Можно принимать душ накануне операции или утром в день операции.Явитесь в больницу в нужное время, обычно на 1-2 часа раньше запланированной операции.
  • Если вы принимаете лекарства ежедневно, обсудите это со своим хирургом перед операцией, так как вам может потребоваться принять некоторые или все лекарства в день операции, запивая глотком воды. Если вы принимаете аспирин, витамин Е, антикоагулянты или лекарства от артрита, обсудите это со своим хирургом, чтобы их можно было прекратить вовремя перед операцией.
  • Вам нужно будет спросить своего хирурга или его / ее офисный персонал, что конкретно требуется для подготовки к операции.
    Скорее всего, во время процедуры вы получите успокоительное, и необходимо договориться о том, чтобы кто-нибудь отвез вас домой после этого. Седативные средства повлияют на ваше суждение и рефлексы до конца дня. Вы не должны садиться за руль или работать с механизмами до следующего дня.

ЧТО МОЖНО ОЖИДАТЬ ПРИ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ЛАПАРОСКОПИИ?

  • Операция проводится под наркозом (см. Выше), чтобы пациент не чувствовал боли во время процедуры.
  • Канюля (инструмент, похожий на узкую трубку) вводится в брюшную полость в верхней части живота или сбоку чуть ниже ребер.
  • Через канюлю вводится лапароскоп (крошечный телескоп), подключенный к специальной камере. Это дает хирургу увеличенное изображение внутренних органов пациента на экране телевизора.
  • Вставляются другие канюли, которые позволяют вашему хирургу осмотреть внутренние органы и принять решение о правильном диагнозе или лечении
  • После того, как хирург завершает операцию, небольшие разрезы закрываются рассасывающимися швами или хирургическими лентами.

ЧТО ОЖИДАТЬ ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ?

После операции вас переведут в палату для выздоровления, где за вами будут внимательно наблюдать, пока действие всех седативных и анестетических средств не прекратится.Даже если вы чувствуете себя полностью бодрым, действие любого анестетика может сохраняться в течение нескольких часов. Как только вы научитесь ходить и вставать с постели без посторонней помощи, вас могут выписать. Поскольку действие анестезии может длиться много часов, необходимо, чтобы кто-нибудь сопровождал вас в офис или больницу и отвез вас домой после процедуры.

Вы можете ожидать некоторой болезненности вокруг любого места разреза; это нормально. Ваша боль должна уменьшаться с каждым днем, даже если вам может потребоваться обезболивающее.Ваш хирург проинструктирует вас об использовании обезболивающих и может выписать рецепт на обезболивающие.

Большинство пациентов могут принять душ на следующий день после операции и начать нормальную деятельность в течение недели. Ваш хирург может ответить на любые конкретные ограничения, которые применимы к вам.

Вам следует позвонить и назначить повторный прием в течение двух недель после процедуры.

КАКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ МОГУТ ПРОИЗОЙТИ?

Любая процедура может иметь связанные с ней осложнения.Самые частые осложнения любой операции — кровотечение и инфекция. Существует небольшой риск других осложнений, которые включают, помимо прочего, травмы органов брюшной полости, кишечника, мочевого пузыря или кровеносных сосудов. Если вы страдаете асцитом, этот асцит может временно вытекать из одного из операционных участков, прежде чем прекратиться.

У небольшого числа пациентов лапароскопический метод невозможен. Решение о проведении открытой процедуры — это суждение, принимаемое вашим хирургом до или во время самой операции.Когда хирург считает, что безопаснее всего преобразовать лапароскопическую операцию в открытую, это не осложнение, а скорее здравое хирургическое решение. Решение перейти на открытую процедуру строго основано на безопасности пациента.

КОГДА НАЗВАТЬ ВРАЧУ

Обязательно позвоните своему хирургу или терапевту, если после диагностической лапароскопии у вас появятся следующие симптомы:

  • температура выше 101 градуса F (39 C)
  • дренаж или покраснение любого из разрезов
  • продолжающаяся тошнота или рвота
  • увеличение отека живота
  • кровотечение из мест разрезов
  • озноб
  • постоянный кашель или одышка
  • Отсутствие мочеиспускания
  • боль, не контролируемая лекарствами

Эта статья не предназначена для обсуждения с вашим хирургом необходимости диагностической лапароскопии.Если у вас есть вопросы о вашей необходимости в диагностической лапароскопии, альтернативных тестах, выставлении счетов или страховом покрытии, или об обучении и опыте ваших хирургов, не стесняйтесь спрашивать об этом своего хирурга или его / ее офисный персонал. Если у вас есть вопросы об операции или последующем наблюдении, обсудите их со своим хирургом до или после операции.

3 824

Связанные

Восстановление после наркоза — Сделано для этого момента

Если вам предстоит операция, вы, вероятно, знаете, что вам сделают анестезию, чтобы не чувствовать боли во время процедуры.В зависимости от типа используемой анестезии — местной анестезии, общей анестезии или чего-либо еще — вам может потребоваться учесть время восстановления после анестезии.

Чего следует ожидать при общей анестезии?

Если вам делают общую анестезию, врач-анестезиолог пропишет вам лекарства, от которых вы потеряете сознание. После завершения операции он или она отменит прием лекарств, чтобы вы пришли в сознание, но вы не сразу проснетесь.Вероятно, вас переведут в палату восстановления, где ваш врач-анестезиолог продолжит контролировать ваше дыхание и работу сердца. Некоторые люди чувствуют сонливость, но в остальном все хорошо, когда действие анестезии заканчивается; у других есть побочные эффекты, такие как тошнота или озноб, а иногда и рвота. У вас может болеть горло из-за трубки, которая помогала вам дышать во время операции. Если у вас возникнут какие-либо из этих побочных эффектов, врач-анестезиолог назначит вам лекарства, которые помогут вам почувствовать себя лучше.

В зависимости от типа перенесенной операции вы, скорее всего, сможете отправиться домой или в обычную больничную палату в течение нескольких часов.Где бы вы ни продолжали выздоравливать, ваш врач-анестезиолог будет следить за вашим выздоровлением и потребностью в обезболивающих. Если вам сделали серьезную операцию, ваша боль может усилиться по мере того, как закончится действие общей анестезии.

Ваш врач-анестезиолог будет следить за вашим выздоровлением и потребностью в обезболивающих.

Если вы не останетесь на ночь, вам понадобится кто-нибудь, чтобы отвезти вас домой, потому что вы не сможете самостоятельно водить машину или пользоваться общественным транспортом.Лучше всего, чтобы кто-нибудь был с вами хотя бы в течение первых 24 часов после общей анестезии. Вы можете продолжать спать, и вашему суждению и рефлексам может потребоваться время, чтобы прийти в норму. Если вы принимаете опиоиды от боли, вы не сможете водить машину, пока не перестанете их принимать.

А как насчет других видов анестезии?

Ваша операция может не потребовать общей анестезии, но вам может потребоваться седация, чтобы во время процедуры было комфортно. Эффекты седации, также называемые сумеречной седацией и контролируемой анестезией, могут включать сонливость, но бодрствование и способность говорить, или сон, не осознающий вашего окружения.Восстановление после седации аналогично восстановлению после общей анестезии, но пациенты обычно быстрее просыпаются, а время их восстановления короче. Как и в случае с общей анестезией, вы не сможете водить машину и, вероятно, должны попросить кого-нибудь остаться с вами хотя бы в течение первых нескольких часов после вашего возвращения домой.

Другой тип анестезии называется регионарной анестезией, при которой обезболивается большая часть тела, например, ниже талии. Этот тип обезболивания часто используется роженицами.Люди, выздоравливающие после этого типа анестезии, иногда по мере выздоровления испытывают головные боли.

Что делать, если у вас только местная анестезия?

Если для вашей операции требуется только местная анестезия, вам сделают инъекцию лекарства, которое обезболивает небольшую область, где проводится процедура. Вы будете бодрствовать и бодрствовать, и вам не понадобится время, чтобы оправиться от анестезии. Вы можете пойти домой, как только почувствуете себя достаточно хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *