Месячные с лохмотьями признак чего: Что такое эндометриоз — симптомы и лечение эндометриоза

Содержание

Сонник месячные испачкать одежду. Сонник месячные испачкать одежду к чему?

Видеть во сне одежду — предсказание сна. Успех вашего дела зависит от того, какой была ваша одежда во сне: целой и чистой или грязной и рваной.

Видеть классную, но немодную одежду — предвещает удачу, но ценными идеями вы пренебрегаете.

Если вы откажетесь от старомодной одежды, вы скоро отойдете от своего нынешнего окружения, вы начнете новые отношения, вы начнете новые любовные отношения. Все это полностью изменит вас.

Видеть себя и других в белом — значит меняться и почти всегда грустно.

Ходить с мужчиной, одетым в белое, означает для него болезнь и боль, если это не молодая женщина или ребенок. В последнем случае можно ожидать приятных событий.

Видеть себя и окружающих — предвещает ссоры, разочарования и нежеланных попутчиков. Бизнес не исполнит ваших желаний.

Видеть желтые платья предвещает интересные развлечения и финансовый успех. Если вы видите призрак, бесшумно движущийся в желтом цвете при неестественном освещении, вам следует ожидать перемен к худшему. Удача будет сопутствовать вам, если во сне вы увидите красивую желтую ткань.

Видеть во сне синюю одежду — означает, что ваша энергия поможет вам добиться исполнения желаний. Друзья поддержат вас.

Видеть во сне малиновую одежду — означает, что вы избавитесь от страшных врагов, изменив со временем свои намерения.

Видеть зеленые мантии — знак надежды на благополучие и счастье.

Разноцветная одежда предвещает кардинальные перемены и переплетение добра и зла в будущем.

Видеть во сне одежду, которая вам не подходит, означает конец некоторых ваших привязанностей. Не исключено, что вы ошиблись в каком-то деле.

Увидеть мужчину постарше или молодого человека в хорошо сшитой одежде означает, что вам предстоит заняться неприятным и хлопотным делом.

Если женщина видит во сне, что ей не нравится ее одежда, сон предвещает, что она столкнется с неприятным соперничеством в достижении социального успеха.

Если она восхищается чужой одеждой, сон сулит ревнивые подозрения подруги.

Увидеть во сне потерю некоторых деталей ванной — к препятствиям в коммерческих делах и препятствиям в любви.

Молодой женщине видеть себя во сне в черном платье — сон предвещает грусть и разочарование.

Если она видит во сне другую женщину в малиновой одежде с траурной пеленой из трещин на лице, значит, ее настигнет соперница, которую она не считала равной себе; горькое разочарование озлобит вас на всех женщин.

К чему снится одежда. Следует обратить внимание на то, естественны ли предметы, которые вы видите. Если лица искажены и свет неестественный, хотя цвета яркие, будьте осторожны, потому что невыполнение важных планов навредит вам.

Грязная и рваная одежда всегда предвещает обман и предупреждает об осторожности в общении с незнакомыми людьми. Такой сон может предвещать поступок, которым можно запятнать репутацию. А вот чистая одежда — к хорошему самочувствию.

Если вам снится, что у вас много яркой и красивой одежды, этот сон предупреждает вас: будьте осторожны, иначе неправильные действия приведут вас к потерям, в результате чего вам не хватит даже самого необходимого.

Молодой женщине этот сон сулит несбывшиеся надежды.

Легкая и приятная одежда из хлопка обещает, что вскоре обстоятельства сложатся неблагоприятно. Плетение хлопка во сне — предвестник удачного брака с предприимчивым и экономным человеком, замужним женщинам — обещание домашнего уюта и гармонии.

Видеть вас раздетым — предвещает пересуды о вашем имени.

Видеть во сне раздетого важного человека предвещает горе и горе близким людям.

Видеть других обнаженных — предвестник украденной у вас радости.

Валентина читать онлайн Ферн Майклз (Страница 11)

Коварство Беренгарии казалось настолько невероятным, что Валентина не смогла сразу охватить весь ужас того положения, в котором она очутилась. Что теперь с нею будет? Не вечно же ей жить среди воинов Саладина! Как скоро они поймут, что она не только не мусульманка, но и принадлежит к стану их врагов-христиан? Одно лишь умение объясняться на арабском не станет ей достаточно надежной защитой от разоблачения. Валентина не знала ни обычаев мусульман, ни их привычек в быту. Любая мелочь могла подсказать им, кто она на самом деле.

Надо как-то постараться вернуться в Акру к своим единоверцам! Придворная дама английской королевы представляла, как будет бесноваться Беренгария, узнав, что ее жертва осталась в живых, выскочив из ловушки, и, представив, даже испытала некоторое удовольствие.

Застонав от боли, она поднялась на ноги и уже собиралась выйти из шатра, как вошла Розалан.

— Бедная голубка! — воскликнула бедуинка, протягивая руку, чтобы поддержать зашатавшуюся христианку. — Не надо было тебе вставать!

Голова у Валентины раскалывалась от боли, и подступала тошнота. Она уцепилась за руку Розалан и позволила отвести себя обратно к тюфяку. Девушка легла и закрыла глаза, пытаясь унять подступающую тошноту.

— Ты права, Розалан. Вряд ли я смогу сейчас сделать даже пару шагов.

— Бедная голубка! Скоро тебе станет лучше. Я уже не раз видела такое за то время, что следую за войском Саладина. От удара ты получила сотрясение головы. Несколько дней покоя, и снова почувствуешь себя хорошо! Не волнуйся!

Валентина вопросительно глянула на бедуинку. Сама она, дочь придворного врача короля Санчо, должна была бы распознать все признаки сотрясения!

Когда девушка улеглась, ей захотелось снова стать маленькой девочкой и жить вместе с отцом и иногда беседовать с двумя его помощниками, Хасаном и Меджулом — они учили ее не только искусству врачевания, но и своему родному языку.

Розалан принялась сворачивать свой тюфяк, а затем вышла из шатра и вернулась с чашей свежей воды и какими-то широкими одеждами.

— Ты почувствуешь себя гораздо лучше, когда мы смоем с тебя грязь и пыль. Бедная голубка! — приговаривала бедуинка, совсем как старая Сина.

Сина! Старуха знала: Беренгария замышляет что-то недоброе против давней подруги! А ведь у их старой няньки странно блестели глаза, когда она говорила о сарацине! Паксон! Он вступил в сговор с Синой, пообещав приехать за Валентиной, чтобы спасти ее от Беренгарии!

Ах, почему же она не послушалась старую женщину и не уехала с сарацином! Темные выразительные глаза султана в последнее время смотрели на нее с таким восхищением, что Валентина чувствовала себя красавицей, а его настойчивость и объятия всегда вызывали у нее в душе такие странные чувства!..

Омовение тела теплой водой уменьшило боль. Розалан ласково и умело помогала Валентине освободиться от одежды и осторожно обмыть израненное тело. Проворно ухаживая за больной, бедуинка болтала непрерывно.

— Я не могу все время называть тебя бедной голубкой! Наверное, у тебя есть имя! Как же тебя зовут?

— Валентина.

— Валентина! Никогда не слышала такого имени! Откуда ты? Где твой дом?

Девушка не знала, как ответить, чтобы не оказаться сразу же разоблаченной.

Розалан заглянула растерявшейся Валентине в глаза.

— Можешь рассказать мне правду! Обещаю, что не выдам тебя. Думаю, я уже угадала, в чем дело!

Порывшись в складках серого одеяния, бедуинка вытащила тонкую золотую цепочку с крестиком. Валентина вскрикнула, ее рука непроизвольно метнулась к шее.

— Я сняла это с тебя прошлой ночью, когда ты спала. Если б воины Малика эн-Насра увидели на тебе крест, то сразу же убили бы! Я знаю, ты христианка.

Валентина устало объяснила, как оказалась возле тюрьмы и по случайности избежала участи, уготованной для нее вероломной королевой. Розалан печально смотрела на девушку. Смуглое миловидное лицо выражало такую жалость, что Валентина с тоской отвела взгляд.

— Откуда же ты знаешь наш язык? — спросила Розалан, заканчивая омовение.

— Мой отец был врачом при наваррском короле Санчо. В молодости он совершил путешествие в Святую землю и подружился с двумя мусульманами, Хасаном и Меджулом. Оба они были приговорены к смерти Старцем Гор за их сочувствие египетскому эмиру. Отец помог им бежать, и они уехали в Наварру, где стали жить под покровительством моего отца. Хасан и Меджул были молодыми людьми, когда им пришлось бежать, и оба оказались совсем одни в совершенно незнакомой стране. Полностью доверяя им, отец позволял мне проводить с ними много времени. Хасан и Меджул присматривали за мной. Они тоже занимались врачеванием: исцелением больных и раненых. Вот так я и научилась вашему языку.

— Значит, такова была воля Аллаха, Валентина! Судьбу изменить нельзя, но ты оказалась подготовлена к неизбежному. Не бойся! Твой секрет умрет вместе со мною! Дай-ка мне взглянуть на твою спину! Видно, тебе пришлось познакомиться очень близко с христианским правосудием — поркой!

Валентина непроизвольно сжалась, поворачиваясь спиной к Розалан.

— То было не христианское правосудие, а месть ревнивой женщины!

Глаза Розалан загорелись любопытством.

— Королева обнаружила, что ты спишь с ее мужем?

Потрясенная предположением бедуинки, Валентина воскликнула:

— Нет! Это случилось всего лишь из-за ее подозрений! Я бы никогда не позволила себе…

— При удачном стечении обстоятельств ты вполне могла бы себе это позволить, бедная голубка! — рассмеялась Розалан.

Смущение Валентины подсказало ей, что эта странная христианка все еще девственна.

— Ты уже достаточно взрослая, чтобы не защищать столь упорно свою невинность! Женщины пустыни познают первого в своей жизни мужчину к тому времени, как им исполняется двенадцать!

— Что же, по-твоему, я должна делать? — зардевшись, еле слышно спросила Валентина дрожащим голосом.

— Спать с мужчинами, конечно! — рассмеялась Розалан. — Как же иначе, ты думаешь, я добыла воду, чтобы омыть твое тело? И еду тоже? Я их заработала! Я откликаюсь на нужды солдат в женской ласке, а они дают мне воду и пищу. Это же так просто! Многие женщины этим здесь занимаются. Некоторые из нас вдовы, потерявшие мужей в битвах. Таким образом они содержат свои семьи.

Валентина бросила взгляд на тюфяк, принадлежавший бедуинке.

— Нет, бедная голубка, этой ночью в шатре я никого не принимала. Иначе, думаешь, ты спала бы под моими одеялами? Нет, Валентина, я не настолько великодушна! Укрыла я тебя ими лишь потому, что сама провела ночь с одним храбрым воином. Он согревал меня, не давая замерзнуть.

Розалан неправильно истолковала вопрошающий взгляд Валентины.

— Я никогда не оставила бы тебя, но у меня только что кончились месячные, и уже неделю я получала еду и питье в долг. Но ты была в безопасности. Я не сняла с шатра красную тряпку, что означало: у тебя месячные. Мусульманские мужчины не ищут благосклонности женщин, когда те считаются нечистыми.

Валентина покраснела еще сильнее. Ну вот! Всем объявили, что у нее месячные! Господи, что она делает здесь, в неприятельском лагере в одном шатре со шлюхой?

— Мы, женщины, знаем, как добыть еду и воду, но на двоих нам может и не хватить. Хорошо бы забеременеть! — мечтательно добавила Розалан. — Тогда я могла бы не беспокоиться о месячных, а воины считают, что если переспят с женщиной, ожидающей ребенка, то им будет сопутствовать удача, и в таких случаях они более щедры.

Валентина не верила своим ушам. Но кто она такая, чтобы осуждать этих женщин пустыни? Королевская сводня! По крайней мере, эти женщины честны — так они поступают, чтобы выжить.

Девушка глянула на Розалан: бедуинка мылась оставшейся водой. Кожа цвета обожженной глины, казалось, излучала здоровье. Розалан ростом была гораздо ниже Валентины, но все же превосходно сложена.

Бедуинка надела свежее платье из грубой коричневой материи и обвязала голову куском ткани. В той же воде, в какой купалась, она выстирала одежду и вывесила для просушки. Выходя, Розалан оставила полог поднятым, и со своего тюфяка Валентина могла видеть других женщин и слышать, как они расспрашивают свою подругу о здоровье той, что появилась в лагере недавно.

Отвечая на вопросы, Розалан напустила на себя важный вид. Валентина напряженно вслушивалась в разговор, опасаясь, как бы болтливая бедуинка не выдала, кто она такая на самом деле.

— От удара по голове девушка потеряла память, — услышала Валентина слова Розалан. — Я и раньше видела подобное. В лагере Таки ад-Дина был один воин, которого постигла та же участь. Даже когда друзья говорили ему, кто он такой, все равно он не мог ничего вспомнить, и только несколько месяцев спустя вновь обрел память. А та девушка, о которой я забочусь, даже не знает своего имени. Я называю ее Валентиной.

Женщины, собравшиеся вокруг Розалан, громкими возгласами выразили свое одобрение, а одна из них даже высказалась о выбранном имени крайне восторженно:

— Однажды я слышала это красивое имя на рыночной площади в Иерусалиме!

Розалан продолжала хвастаться, упиваясь вниманием женщин к ее новой подруге, с которой так ужасно обошлись христиане.

* * *

Розалан готовила обед на костре в тени навеса из козьих шкур, расположенного возле шатра. Валентине запах казался чрезвычайно соблазнительным. Она впервые за три дня встала. К ней вернулся аппетит, спина почти зажила, благодаря тому, что Розалан прикладывала к ранам Валентины по четыре раза в день неприятно пахнущую целебную мазь.

Каждую ночь Розалан покидала шатер, чтобы встретиться с одним из военачальников Саладина. Однажды Валентина спросила, не с возлюбленным ли она проводит время. В ответ бедуинка рассмеялась и сказала:

— Разве продавец на базаре водит дружбу с покупателем? Я занимаюсь своим делом, и в моей жизни нет места для любви. Думаешь, один мужчина мог бы содержать меня в такой вот роскоши? Нет, для этого женщине требуется иметь много мужчин.

В роскоши? Валентина огляделась, спрятав улыбку: грязный, потрепанный ветрами шатер из козьих шкур, не так уж много воды, не столь уж сытная пища и кое-какая одежда, которая в Наварре считалась бы лохмотьями даже у нищих. Валентина никогда не сказала бы этого Розалан, ведь бедуинка так гордилась своим «богатством» и считала свою жизнь вполне устроенной! Пока была крыша над головой, лохмотья, чтобы прикрыть тело, и немного пищи и воды, воображение Розалан не устремлялось к дальним горизонтам.

Валентина подошла поближе к огню и спросила, не может ли чем-нибудь помочь. Бедуинка с улыбкой поблагодарила, белые зубы блеснули на фоне смуглой кожи, на подбородке появилась ямочка.

— Тебе приходилось когда-нибудь готовить муку для хлеба?

Вместо ответа Валентина лишь беспомощно посмотрела на молодую женщину. Розалан усадила ее в тень и принесла мешочек с зернами и два плоских камня.

— Вот как это делается, — объяснила она, насыпав немного зерен на один камень и прижав их вторым.

Бедуинка стала тереть один камень о другой, пока не получилась мука грубого помола.

— Старайся, чтобы влага с рук не попала в муку, не то все слипнется.

Валентина принялась за работу, испытывая при этом некоторое удовольствие — она снова может кому-то быть полезной!

Пока они так работали, придворная дама английской королевы смогла получше узнать свою новую подругу.

— Розалан, а тебя не угнетает, что приходится отдаваться многим, самым разным мужчинам?

— Разве это должно меня мучить? — спросила Розалан, не поднимая глаз.

— Я только хотела сказать… не чувствуешь ли ты при этом, словно тебя использовали, как вещь? Ты призналась, что у тебя нет никаких чувств к этим мужчинам. И в свою очередь им нужно лишь твое тело! Ты никогда не думала о каком-нибудь другом способе заработать себе на жизнь? Способе, который вызывал бы к тебе больше уважения?

Розалан перестала хлопотать у огня и села рядом с Валентиной.

— Думаешь, я была бы достойна большего уважения, оказавшись мертвой? Как же еще я могла бы прокормиться? Я всего лишь женщина. Моя мать жила в лагере Таки ад-Дина, а мать моей матери — в лагере войска Hyp ад-Дина. У. них не было приданого, чтобы какой-нибудь мужчина соблазнился бы им и женился, и у меня нет приданого, а без этого никто не возьмет меня в жены. Без мужа, Валентина, жизнь женщины пустыни трудна. У меня есть занятие, и все складывается довольно удачно. Может быть, в твоей стране и считается постыдным ложиться с мужчинами, но только не здесь, в пустыне, где мужчина принуждает женщину служить ему, согласно воле Аллаха.

— Значит, это совсем не трудно — переходить от одного мужчины к другому? — в глазах Валентины застыли тревога, голос звучал еле слышно.

— Я никогда не думала, легко ли это или трудно. Я такая, как есть, и в глубине души всегда остаюсь Розалан. И я красива, так ведь? — без ложной скромности европейских женщин, откровенно высказалась бедуинка, чем чрезвычайно восхитила Валентину. — Никто не может забраться рукой ко мне в душу и дотронуться до ее сердцевины. Дотронуться мужчины могут лишь до тела: грудей, бедер… — того, что составляет лишь видимость моего существа. Моя же душа принадлежит только мне, так же, как и сердце. Плоть и кости — всего лишь нечто, требующее пищи, воды, тепла, удобств, здоровья. Но моя душа, моя тайная сердцевина, то, что делает меня единственной в своем роде… этого нельзя взять, можно только попросить.

— Ты когда-нибудь любила, Розалан?

Блестящие карие глаза приобрели мечтательное выражение, а в уголках полных губ появились ямочки.

— Однажды мне показалось, что я полюбила. Так я и узнала о существовании этой тайной сердцевины. Я поняла, что душа может познать огромное счастье и сокрушительную печаль. Когда отдаешь мужчине свою душу, то становишься его рабой, и он завладевает тобой совершенно. Если судьба к тебе благосклонна, он принимает дар и радуется ему больше, чем самой жизни. Но если отдаешь душу человеку, который не хочет или не может оценить твой дар, то обрекаешь себя на муки, и прежде чем это случится с тобой, Валентина, подумай обо всем хорошенько!

Полыхнул огонь, и Розалан поторопилась помешать варево. Валентина перетирала зерна в муку, размышляя о мудрости слов бедуинки. Помимо воли мысли девушки без конца возвращались к Паксону. Она понимала, что из всех встречавшихся ей мужчин именно этот мог бы проникнуть в ее душу и дотронуться до тайной сердцевины. Но смог бы он обрадоваться дару? Попросил бы отдать ему сердце или потребовал бы?

Неожиданно перед нею возникли его черные глаза и насмешливая улыбка. Валентина осознала: султан Джакарда никогда не будет ценить ее любовь превыше всех прочих благ. Он никогда не попросит любви — он потребует, а получив, отбросит и отправится на новые завоевания. Паксон — воин, султан, сарацин, человек, придающий мало значения сердцу женщины.

Поев, Розалан и Валентина занялись уборкой. Саладин требовал от воинов и прочих обитателей лагеря соблюдения безукоризненной чистоты, и горе тому, кто рискнул бы оставить мусор возле своего шатра!

Обостренные чувства Валентины впитывали звуки и запахи лагеря. Бесконечен был беспорядочный день. Вокруг шатров бродили нищие, выпрашивая подаяние и во имя Аллаха умоляя о милостыне. Розалан предупредила Валентину, чтобы она ничего не давала нищим.

— Даже объедки следует бросать собакам. Накормить нищего — значит на всю жизнь обременить себя ответственностью! Объедки — собакам!

Расхаживали торговцы со своими товарами. Их мелодичные голоса привлекали детей, и ребятишки сопровождали торговцев повсюду в надежде получить что-нибудь из сладостей или фруктов. Разносчики воды, согнувшись под тяжестью ноши, бродили в узких проходах между шатрами, расхваливая свежесть своего товара. Время от времени они останавливались, чтобы окунуть резной деревянный ковш в мех с водой, выполняя пожелание покупателя.

С высоты наспех воздвигнутого минарета в хаос повседневной жизни врывался тонкий и требовательный голос муэдзина, призывавшего всех правоверных к молитве. Заслышав этот зов, нищие, разносчики товаров и воины собирались вместе и падали на колени, вознося молитву. Розалан тащила за собой Валентину.

— Они могут поверить, что ты не помнишь, кто ты такая, но никогда не поверят, что ты забыла, как надо молиться. Поторопись!

Валентина шла за подругой на площадку позади шатров, вместе с тысячами правоверных падала на колени и, обратившись лицом на юг, где находился далекий город Мекка, притворялась, что вместе с остальными перечисляет девяносто девять священных имен Аллаха.

Прошло несколько недель, и силы окончательно вернулись к Валентине. Спина зажила, и на месте набухших воспаленных рубцов остались лишь розовые полоски, но и они должны были вот-вот исчезнуть.

Почти каждую ночь Розалан уходила, отправляясь на свидание с воином Саладина, и Валентина оставалась наедине со своими мыслями. В глубине души она лелеяла желание вернуться к своим единоверцам.

Судя по сплетням, бродившим в лагере, Ричард Львиное Сердце все еще находился в Акре, посылая отряды воинов сопровождать караваны и в дозоры. Если бы только удалось ей разыскать обратную дорогу! Но было бы нечестно просить Розалан о помощи и таким образом подвергать ее опасности. Валентина должна была справиться с этим сама. Она не могла бросить на бедуинку и тени подозрений, возложив на нее вину за свой побег, ведь та столь великодушно делилась с нею всем, что имела!

Хотя Валентина не считалась пленницей мусульман, сбежать было непросто: лагерь бдительно охранялся. Любой, кто покидал лагерь или, наоборот, хотел попасть в расположение войск, подвергался тщательному допросу. Розалан рассказала, что лагерь находится в сорока милях от Акры. Как же можно надеяться преодолеть это расстояние без коня и запаса воды?

Какой-то звук раздался за стенкой шатра, и Валентина замерла, прислушиваясь. Похоже, это не собака из тех, что рыщут вокруг, скорее — крадущиеся шаги человека!

Вдруг полог шатра кто-то откинул, и вошли два воина, одетые в желтое и черное — цвета конницы Саладина. Бесконечно долго и страшно тянулось краткое мгновение, в течение которого они смотрели на Валентину, освещенную желтым светом лампы. На лицах застыли похотливые улыбки, глаза же, казалось, проникали под грубое платье, разглядывая тело.

— Уходите! — приказала Валентина. — Разве вы не видели красную тряпку над моим шатром? Уходите!

Один из воинов, более высокий, чем его спутник, усмехнулся.

— Мы долго ждали, когда же этот флаг будет опущен. Слишком уж много недель прошло, чтобы теперь это имело какое-то значение.

— Вы уж поверьте! — насмешливо заметила Валентина. — В этом шатре вас сегодня никто не ждет.

Второй воин наблюдал за нею с пламенеющим страстью взором.

— Докажи это! Покажи нам, и мы уйдем! Протянув руку, он сдернул девушку с тюфяка и швырнул своему другу.

— Покажи! — повторил тот приказание. Сердце Валентины гулко забилось, глаза сверкнули. Она резко бросила:

— Оставь меня в покое, сукин сын! Хочешь оскверниться и стать нечистым?

Пришелец рванул ворот платья и разорвал его сверху донизу.

— А вот это мы сейчас и узнаем! Слишком уж долго не снимается с шатра красная тряпка.

Валентина вскрикнула от неожиданного и яростного движения воина и стыдливо опустила глаза, так как оказалась обнаженной под пристальными взглядами мужчин.

— У христианина, убитого тобою, была губа не дура, — презрительно сплюнул тот, кто держал Валентину.

Читать «Живодерня (СИ)» — Ручий Алексей Викторович — Страница 17

 Докуриваю сигарету почти до самого фильтра и бросаю окурок вниз. Иду в комнату и, взяв со стола уже всю пачку, возвращаюсь на балкон. Достаю и закуриваю вторую сигарету.

 Вторую курю быстро и жадно. Не знаю, что со мной будет через минуту, поэтому нужно накуриться сейчас. Может быть, балкон обвалится или мудаки из Кремля и Белого Дома что-нибудь всерьез не поделят и начнут ядерную войну.

 Мои окна и, соответственно, балкон выходят в сторону завода и железной дороги. Осенью это особо унылый пейзаж. Серые бараки, полуразрушенные, заброшенные и разворованные цеха, сырая ржавчина рельс. Товарняки ползут медленно, словно гусеницы, которым никогда не дано стать бабочками. У ларька возле заводской проходной постоянно трутся алкаши и работяги. Они проебывают свою жизнь, потягивая дешевое «Жигулевское», разбодяженное со стиральным порошком и димедролом.

 А я просто проебываю свою жизнь, гния в этой дыре, исходя на нервы, занимаясь саморазрушением. Проебываю ее, тусуясь с таким ублюдками, как Макс. Нет, что ни говорите, а мужики – все козлы.

 Слабый пол. Хрен теперь дождешься принца на белом коне. Нет, я, конечно, понимаю, что, наверное, и мужиком быть трудно, но, по-моему, их настолько задавил комплекс силы, как я это сама называю, что они стали слабыми. Ну что делает большинство мужиков: просирают жизнь на работе или бухают. Пиздят жен, доводят детей до состояния полного отвращения и ненависти к себе. Снова работают и снова бухают. Есть, конечно, всемирно известные спортсмены, типа Бекхема или Дель Пьеро, актеры – лично мне нравятся Кину Ривз и Роберт де Ниро – бизнесмены. Биллы Гейтсы всякие или как их там. Но это ведь единицы. А все остальные – тупые свиньи. Свиньи и похотливые козлы. Ненавижу!

 Еще я ненавижу своего папашу. Он слинял от мамы, когда мне было два годика. Уехал в командировку или что-то вроде того и не вернулся. Мама мало мне рассказывала о том, как это произошло, но, насколько я сама поняла, ее это мало удивило, наоборот, это в какой-то степени решило часть ее личных проблем. Трудно было, конечно, в одиночку с маленьким ребенком, но, по крайней мере, гораздо легче, если бы пришлось еще не один год жить с таким мудаком. А теперь нам с мамой и так хорошо. И на хрен никаких мужиков не надо.

 Внезапно меня охватывает такая волна ненависти, отвращения и гнева, что я начинаю метаться по комнате, ища цель для мести, для выхода нахлынувших эмоций. На глаза попадается плюшевый медвежонок, которого подарил мне Макс год назад. На Новый Год или день рождения. Не важно. Он – воплощение всего мужского в моей комнате. Блядь, ему конец!

 Я хватаю медвежонка и тащу на кухню. Хватаю первый попавшийся нож, немытый, весь в сливочном масле, и наношу ожесточенные выверенные удары. Обшивка легко вспарывается, изнутри летит набивка – что-то типа поролона – а я все кромсаю и кромсаю. Впиваюсь зубами и рву его на части. Это Макс, это все мое прошлое.

 Вакханалия эта длится минуты две, потом я без сил опускаюсь на пол. Разжимаю побелевшую от напряжения ладонь, и нож падает на покрытый линолеумом пол. От медвежонка остались только странные бурые лохмотья да гора набивки, разбросанной по всей кухне. Черт, нервы. Мама права – я кончу в психушке.

 Медленно, как во сне, тащусь к себе в комнату. Оттуда на балкон. Курю. Неумело – я так толком и не научилась, хотя Макс пробовал мне показывать, – пускаю кольца. Но получаются какие-то уродливые зигзаги. Во дворе работает экскаватор. Что-то роют. Маленькие фигурки рабочих в спецовках снуют вокруг канавы и экскаватора, умильно размахивая руками. Депрессия.

 Я начинаю вспоминать, что осталось в моей «тайной» аптечке. Циклодол – кончился, валиумом мы с Натахой на прошлой неделе закидывались, трамал мама нашла и выкинула. Остается димедрол. Но это вновь апатия и вялость. На хрен фармацевтику.

 Лучше сразу залезть в горячую ванну и чиркнуть опасным лезвием по венам. Так было бы проще. Но горячую воду эти суки с экскаватором отключили еще с утра.

 Вновь хочется плакать. Нервы. А, может, я беременная? Хоть мы с Максом и предохранялись, но… Хотелось бы быть беременной. Тогда к тебе все по-другому относятся, ходят вокруг, помогают. Даже мужики не такими мудаками, как обычно, становятся. Я иду в прихожую.

 Встаю перед зеркалом и задираю кофточку. Долго присматриваюсь к своему животу – в профиль и в анфас, если можно так сказать – но никаких признаков залета не замечаю. Дура! Поворачиваюсь к зеркалу спиной и приспускаю джинсы вместе с трусиками. В зеркале моя небольшая попка. Вот тебе! Иди ты в жопу.

 Настроение мое улучшается. Я возвращаюсь к себе в комнату и решаю поставить кассету. Долго роюсь на полке, выбирая что бы такое послушать. Земфиру? Не катит. Может, битлов или Мумий Тролля? Нет, только не Мумий Тролля – его подарил Макс. В итоге беру «Стену» Пинк Флойда и ставлю в магнитофон. Голос Уотерса тянет «Хэй ю».

 Классное время было! Шестидесятые, семидесятые. Не у нас, конечно, а там, в Штатах. Вудсток, Дорз, Лед Зеппелин. Я бы многое отдала, чтобы родиться тогда. Хотя, говорят, что большинство тогдашних бунтарей, хиппи, «детей цветов», как они сами себя называли, теперь стали банкирами, менеджерами среднего звена и прочим тухлым сбродом, зашибающим копейку, вкалывая на систему. Тогда это, блядь, не интересно. По крайней мере, мне.

 Иду курить, но дверь на балкон оставляю открытой, чтобы слышать музыку. Терпкий дым слегка обжигает легкие, приятно суша горло. Это реально успокаивает.

 Внезапно не к месту вспоминаю, как пару дней назад – как раз тогда, когда мы расстались – я делала Максу минет. Ну, у меня же месячные, поэтому трахаться нельзя. Вот я и взяла у него в рот.

 Это было в какой-то парадной. Его член был вялым, слабо эрегированным. Лишь по мере моей работы губами и языком он увеличился в размерах. Внезапно я почувствовала странный знакомый привкус во рту. Это был вкус никотина. Либо этот мудак дрочил после того, как покурил, либо, что более вероятно, давал в рот до меня какой-нибудь шлюшке. Шлюшке, которая курит не иначе как «Беломор».

 Сука! Меня чуть не стошнило. Конечно, я сосать перестала. Вот тогда-то мои нервы и сдали. Я ему все сказала, не забыв упомянуть еще и то, что он, блядь, даже член не моет.

 А он стоял с каменным лицом и все твердил свое «Извини… так дальше продолжаться не может…»

 — Извини, так дальше продолжаться не может… — громко говорю я вслух, тщательно имитируя интонацию голоса Макса. Мудак, что бы ты понимал…

 Все-таки «Стена» — классный альбом. Конечно, не «Темная Сторона Луны», но все равно отличная запись. Флойды – настоящая музыка, совсем не то, что то говно, которое гоняют по радио.

 Наверное, все потому что на радио работают в основном мужики. Хотя Флойды тоже представители этого пола, но они настоящие мужчины. Принцы на белых конях. Как бы я хотела переспать с Уотерсом. Пусть он даже старый, но все равно он меня возбуждает. Потрахаться с ним – предел моих мечтаний.

 А вместо этого алкаши у заводского ларька и всякие ублюдки вроде Макса и моего папашки. Короче, жизнь – полное говно. И не спорьте.

 …Я сижу и от не фиг делать прыскаю в мух, в огромных количествах летающих по комнате, дихлофосом. Маленькие вонючие твари! Я ненавижу их жужжанье и вечную возню. Они – переносчики заразы. От них появляются маленькие белые черви. Хотя, если по честному, настоящие черви и переносчики заразы все-таки люди. Они хуже мух.

 Я прыскаю такой плотной струей химиката, что мне самой разъедает нос и глаза. Трупы мух уже усеивают пол моей комнаты, и лишь те, что посмекалистей, быстро летят в сторону открытой двери на балкон. Но я все равно их настигаю. И непременно убиваю.

 Тут вдруг меня посещает мысль. Если мухи дохнут, значит… А что если?..

 И я, довольно улыбаясь, направляю очередную струю токсичной гадости в воздух, в котором разливаются звучные аккорды Пинк Флойд…

Семейный портрет на фоне похорон

 Дождь расстелился по заспанной улице. Прозрачные близнецы сползают по стеклу, сплетая тонкую водяную нить на поверхности оконной рамы. У плиты с алюминиевой ложкой склонился Гена.

Тэттерс — Садоводство Висконсина

Листья с лохмотьями кажутся измельченными или поврежденными листоядными насекомыми.

Rachel Leisso* and Brian Hudelson, UW-Madison Plant Pathology
Пересмотрено: 13 августа 2012 г.
Номер позиции: XHT1141

Что такое лохмотья?

Растрескивание листьев — это заболевание листьев, поражающее в первую очередь представители группы дубов белого дуба (т. е. дубы с листьями с закругленными лопастями), включая дубы дубы бурые, белые и болотные белые. Представители группы дубов красного дуба (т.э., дубы с листьями с заостренными лопастями), в том числе дубы красные, черные, кедровые и опоясывающие, редко обнаруживают расстройство. Впервые лохмотья были зарегистрированы в Айове, Индиане и Огайо в 1980-х годах, и с тех пор они были зарегистрированы на большей части Среднего Запада.

Как выглядят лохмотья?

Деревья с лохмотьями имеют кружевные и рваные листья. Некоторые листья могут выглядеть так, как будто ткань между жилками аккуратно вырвана, в то время как другие листья имеют неравномерный рисунок повреждений.Степень повреждения может варьироваться от листа к листу и от ветки к ветке. Соседние дубы могут иметь разную степень повреждения из-за генетической изменчивости, различий в условиях окружающей среды или других внешних факторов. Тэттерс обычно путают с антракнозом (см. Факты о садах Университета Висконсина, XHT1001a/b/c) или повреждением насекомыми, питающимися листьями.

Откуда берутся лохмотья?

Причина лохмотьев точно не установлена. Считается, что растрескивание является физиологическим заболеванием, вызванным повреждением ткани листа на стадии бутонизации или во время распускания почек весной.Предполагаемые причины появления лохмотьев включают повреждение холодом или гербицидами или, что гораздо реже, повреждение из-за кормления насекомыми или откладывания яиц.

Как спасти дерево с лохмотьями?

НЕ ПАНИКУЙ. Деревья, пораженные лохмотьями, часто дают новые листья в течение двух-трех недель после появления рваных листьев. Однако образование новых листьев ослабляет деревья и может сделать их более восприимчивыми к другим болезням и стрессу от засухи. Если ваши деревья страдают от лохмотьев, обязательно поливайте их, если это возможно, в засушливые периоды.Чтобы предотвратить конкуренцию за воду и питательные вещества, удалите газонную траву в пределах линии капель дерева и замените ее высококачественной мульчей.

Как избежать проблем с лохмотьями в будущем?

Нет никакого известного метода предотвращения лохмотьев. Однако появление лохмотьев в один год не гарантирует, что те же деревья пострадают от лохмотьев в последующие годы.


Загрузить статью

Обрывки листьев


Обрывки листьев

16 мая 2006 г.
Я уже описывал эту проблему в прошлом, но с нашим новым форматом, включающим изображения в Интернете, мы можем показать то, что видели последние несколько лет.Листовые лохмотья — это новое название того, что мы назвали дубовыми лохмотьями. Проблема возникает на дубах и каркасах, поэтому называть это дубовыми лохмотьями слишком ограничительно. Это состояние появляется каждую весну в Иллинойсе. Специалист по садоводству Джим Эпплби сообщает, что клочья листьев появились в южном Иллинойсе уже в этом сезоне.
Листья деревьев с лохмотьями, по-видимому, были съедены чем-то, что избегало жилок. Только жилки и немного лезвия вокруг жилок остаются целыми.Далее следует изображение клинического образца с лохмотьями (изображение 060505). Мы наблюдали эту проблему на белых дубах по крайней мере 15 лет в Иллинойсе. Об этом сообщили и в других штатах, включая Айову, Индиану, Огайо, Мичиган, Висконсин, Миннесоту и Миссури. Проблема появляется и на hackberry.
Мне нравится писать о проблемах, которые, как показано, не связаны с болезнями. Никакая проблема болезни не была вовлечена в лохмотья листьев. Точно так же насекомые не являются причиной лохмотьев дубовых листьев.В течение многих лет предполагаемые причины включали экологический стресс, связанный с появлением листьев, повреждение холодом и снос гербицидов. Три исследователя из Университета Иллинойса изучили эту проблему и провели исследование, доказывающее, что перенос хлорацетамидных гербицидов с полей кукурузы и сои на поля кукурузы и сои является причиной синдрома лохмотьев листьев. Исследователи — Джайеш Самтани (ведущий исследователь), Джон Масиунас и Джим Эпплби. Статью, описывающую их работу, можно найти в онлайн-журнале Plant Health Progress, , февраль 2005 г., на http://www.plantmanagementnetwork.org/sub/php/brief/2005/tatters. Первоначальное исследование было проведено в 2004 году. Оно было повторено в 2005 году с теми же результатами. Планируется повторить некоторые исследования в 2006 году.
Белый дуб — это распространенный пораженный вид дуба. Каждую весну у Hackberry также появляются лохмотья на листьях. Я говорил с доктором Эпплби. Он сказал, что обычно поражается группа деревьев белого дуба, но иногда случаются повреждения и красных дубов. Исследователи воспроизвели травму на красных дубах. Красные дубы распускают листья раньше, чем дубы из группы белых дубов.Вполне вероятно, что красные дубы менее восприимчивы, потому что они развиваются дальше, когда применяются химикаты. Каркас, как правило, оставляет листья в течение длительного периода.
Многие деревья с дубовыми лохмотьями поражаются в начале сезона, но дают нормальные листья позже. Это, вероятно, связано с тем, что химические применения этих продуктов не происходят позже. Были некоторые опасения, что дерево, неоднократно подвергавшееся нападению дубовых лохмотьев, может прийти в упадок и даже погибнуть.Доказательств, подтверждающих эту теорию, не существует, но вопрос заслуживает изучения. Вы можете помочь своим деревьям, следуя хорошей садоводческой практике для укрепления здоровья деревьев, особенно поливом в периоды засухи.
Если вы видели лохмотья листьев в своем районе, напишите мне по адресу [email protected] Я хотел бы знать, когда появились лохмотья, графство и хозяин. Я передам эту информацию исследователям, перечисленным выше.

Разрывая наши страсти в клочья – Писатель без коробки

Изображение

— iStockphoto: MikeDoc1968

Посмотрим, смогу ли я практиковать то, что проповедую

Лично мне никогда не нравилось слово «краткий».«Возможно, вы заметили. Ну конечно есть.

Но ужасающие события в Париже в минувшие выходные заставили меня понять то, что я пытался прояснить для себя в течение некоторого времени. Речь идет о том, как мы решаем вопросы ремесла и промышленности в издательском деле. И это моя провокация для вас сегодня.

Что, если мы слишком много думаем, переписываем, переусердствуем практически со всем, к чему прикасаемся при публикации? Потому что мы можем.

Что, если мы не делаем это, а просто делаем что-то о этом? Что, если искры летят, потому что мы втираем, втираем все это в землю?

Провокации, графика Лиама Уолша

Когда я наблюдал, как мои бывшие коллеги из CNN International изо всех сил пытались справиться с освещением #ParisAttacks, я точно знал, через что они проходят.На местах это часто называют «дополнительным охватом». И это изнурительное, выматывающее мозг упражнение — гораздо сложнее, чем кажется, и в нем участвуют сотни людей, которых вы никогда не видели. Каждый должен попытаться получить самую последнюю, «самую последнюю!» немного новостей. Я имею в виду «немного». Как в обрывках. Вы видите одно слово или короткую фразу французского чиновника, снова и снова набранные шрифтом. Это потому, что это все, что есть. Больше ничего нового. Каждое число смертей и ранений, предлагаемое официальным источником, повторяется снова и снова.Все пытаются избежать спекуляций, все терпят неудачу. Все несет в себе графику Breaking News, очень мало действительно экстренных сообщений. В большой истории эта изнурительная охота на новое, быстрое и головокружительное может длиться не часами, а днями. Дни.

Поддерживать это невероятно сложно. Вы пытаетесь удержать внимание аудитории с помощью новых мелких деталей, когда над вами на циферблате 600 каналов, а под вами 200. И почти каждый из этих других каналов может предложить что-то менее огорчительное, чем непростительное насилие, совершенное такими нечестивыми нападавшими над невинными жертвами в Париже.Многие сотрудники сетевых новостей определят свою карьеру благодаря горельефам этих историй. Конечно, это единственный случай, когда круглосуточные новостные службы действительно зашкаливают по рейтингам. Кошмар, подобный тому, что мы видели неделю назад, может стереть глупую улыбку с лица любого Candy Crusher и привлечь даже самых глупых представителей общества к нашим светящимся экранам ужасов.

Правильно. Как выразился Миллер, «надо, наконец, обратить внимание» на такое непростительное насилие. Несмотря на все оплошности и лицемерие этого освещения, это самые сильные моменты современных новостей.А так переборщил. К тому времени, когда один из этих циклов был так мучительно выпорот, хотя и по всем правильным причинам, зрители оцепенели. Наше освещение Второго пришествия заставит всех нас зевать, прежде чем оно закончится.

Нужно ли это настоящим писателям?

И по чистой случайности, когда я оглядывался назад на работу на моем столе из этого репортажа, я видел то же самое. Feedly выглядел как плохой день в последних новостях.

  • Были перегруженные колонки о поиске вдохновения для написания.Эти вещи могут убить любую мотивацию. (Вдохновляющая индустрия открыла для себя писателей, причем больших. Остерегайтесь тех, кто кричит вам «шестизначный доход!» .)
  • Были сообщения в блогах о построении графиков, которые были просто слишком сложны для чтения. (И вы последуете совету этого блогера?)
  • Был отраслевой комментарий, в котором не было ничего нового, и тем не менее он продолжался и продолжался и продолжался, как будто чечетка до следующей пресс-конференции из мэрии.
  • Были истории с данными, которые тратили больше времени на отрицание того факта, что у нас на самом деле нет необходимых данных, чем на изложение того немногого, что у нас есть.
  • Были статьи с инструкциями, настолько простыми ( вот клавиатура, вот мышь ), что они быстро превратились из практических советов в полезную информацию.
  • Были попытки «привнести свежие идеи из других отраслей», которые на самом деле были исследованиями по сравнению яблок поп-психологии с апельсинами жанровых изданий.

Когда же наши писатели смогут писать? Я задумался. И затем, , что, если это настоящая проблема?

Nike прав

Изображение — iStockphoto: Бырдяк

На самом деле все изменилось.Не вроде. Фактически. За пару поколений мы стали первыми людьми, которые могут в пух и прах освещать наши новостные события так, как это делаем мы. (Спасибо, цифровое.) И за тот же период времени наши творческие люди открыли для себя удивительно глубокую, соблазнительную способность онлайн говорить, говорить, говорить, говорить о работе… вместо того, чтобы ее делать. Это как те люди, которые всегда, всегда, всегда в своих мобильных телефонах, верно? О чем может им столько говорить? А что за одуревший болван слушает на другом конце?

  • Что, если ты только что написал свою чертову книгу?
  • Что, если бы вы просто создали своих персонажей, придумали свою историю, доверились своей интуиции и написали ее?
  • Что, если бы вы перестали это обсуждать и сделали это? Что, если бы вы перестали думать, что вам нужно больше читать, больше комментировать, больше участвовать, и вместо этого больше писали?
  • Что, если бы вы не рассказали нам, как вы это сделали? Что, если бы вы не читали рассказы 48 других людей, как они это сделали?
  • Что, если бы вы только что сделали это?

Может ли Just Do It быть настолько до абсурда точным, как кажется? К сожалению, да.Вероятно, это одна из самых важных коммерчески разыгранных линий правильного руководства нашей эпохи.

Вас когда-нибудь тошнило от звука всех наших голосов? Возможно ли, что нам действительно нужно просто заткнуться и сделать это?

Я уже перезаписал это? Конечно, у меня есть. И я тоже мог бы продолжать. Как вы знаете. я не буду. Пожалуйста.

Я думаю, что краткий способ дать понять, что ваша очередь говорить об этом, это просто сказать:

Думаешь?

Теперь, благодаря tinyCoffee и PayPal, это возможно!

Обновление: Автор Джиллиан Дойл написала ответ на эту статью — Остановите карусель, я хочу сойти.Это искреннее воспоминание о дилемме, с которой сталкиваются многие: после того, как вы инвестировали в цифровой импульс, вернуться обратно невероятно сложно. Спасибо, Джиллиан!

Мнение: Израильская политика в отношении Палестины разваливается

Нери Зильбер — журналист из Тель-Авива и научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики.

В течение шести дней в июне 2007 г. боевики палестинской исламистской группировки ХАМАС насильственно захватили контроль над сектором Газа, выгнав своих соперников из светско-националистического движения ФАТХ.Четырнадцать лет спустя последствия все еще ощущаются. Газа, управляемая ХАМАСом, и Израиль за это время вели четыре войны и бесчисленное количество эскалационных раундов, последний из которых закончился в конце прошлой недели слабым прекращением огня. Никто не верит, что он будет последним.

Первоначально Израиль отреагировал на захват ХАМАСом Газы упрямством и силой. Он установил блокаду вокруг прибрежного анклава, исходя из (небезосновательного) предположения, что ХАМАС — террористическая группа, признанная международным сообществом, которая отвергает право Израиля на существование — не является законным собеседником.Цель состояла в том, чтобы перекрыть территорию и надеяться, что новый режим рухнет изнутри.

В тандеме известные международные голоса призвали к модели «Западный берег прежде всего»: теперь, когда палестинцы разделены географически и политически, мирные переговоры все еще могут удовлетворить палестинские национальные устремления на Западном берегу, находящемся под управлением ФАТХ. По крайней мере, ФАТХ (через Палестинскую автономию, которую он контролирует) можно было бы представить в качестве положительного примера преимуществ переговоров и ненасилия.

Израильские воздушные удары по Газе «могут представлять собой военные преступления», заявил глава ООН по правам человека

На самом деле Израиль под руководством премьер-министра Биньямина Нетаньяху поступил прямо противоположным образом. В последние годы продолжаются переговоры, опровергающие смерть «ближневосточного мирного процесса»: так получилось, что они были между Израилем и ХАМАСом (пусть и косвенно под эгидой Египта, ООН и Катара).

Израиль начал ослаблять блокаду после войны в Газе в 2014 году, помогая улучшить тяжелые экономические и гуманитарные условия на бедной территории.Катарские деньги ежемесячно перемещались через Израиль, почти 10 000 жителей Газы получили разрешения на работу в Израиле, крупные инфраструктурные проекты были одобрены, а независимый коммерческий переход между Газой и Египтом открылся с израильского подмигивания и кивка.

Взамен все, что требовалось от ХАМАСа, это, выражаясь израильским языком, «спокойствие», то есть прекращение ракетных обстрелов израильских городов и поселков. Каждый раз, когда Израиль медлил или ХАМАС считал договоренность неадекватной, он запускал ракеты, запускал зажигательные шары или устраивал демонстрации на границе с Израилем.

«Экономическая ситуация требует эскалации. … Когда ХАМАС захочет большего, они подадут яростный сигнал», — сказал мне в феврале высокопоставленный израильский военный чиновник, демонстрируя, как прошли переговоры.

На протяжении всего этого периода президент Палестинской автономии Махмуд Аббас, глава движения ФАТХ, оставался в стороне и считался само собой разумеющимся.

Несмотря на то, что его автономные силы на Западном берегу и израильские вооруженные силы поддерживали тесную координацию в области безопасности в условиях бесчисленных всплесков насилия и политических беспорядков, Израиль отказывался сдвинуться с места как в крупных, так и в мелких вопросах.Давно обсуждавшиеся планы предоставить силам г-на Аббаса больше свободы действий для патрулирования палестинских городов или позволить палестинскому экономическому развитию на Западном берегу были сорваны, не говоря уже о сдерживании роста израильских поселений на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме.

Обычные палестинцы все чаще рассматривают ПА как простого «субподрядчика» для бесконечной израильской оккупации или откровенных «коллаборационистов».

Политика правительства Нетаньяху достигла своего апофеоза в прошлом году, когда — с молчаливого одобрения администрации Трампа — оно приступило к аннексии больших участков Западного берега.Израильские и американские политики просто отмахнулись от угрозы агрессивной реакции г-на Аббаса; стабильность, которую он помог поддерживать на Западном берегу в течение последнего десятилетия — вопреки бесконечным циклам насилия с ХАМАСом в Газе — рассматривалась как данность.

«Мы должны были вести себя по-другому по отношению к Аббасу», — признал в прошлом месяце израильский генерал, отвечающий за управление Западным берегом. «[Он] является партнером, он доказал за определенный период времени, что он против насилия.”

Аннексия была окончательно приостановлена ​​прошлым летом в рамках мирного соглашения Израиля с Объединенными Арабскими Эмиратами. Однако в сознании израильтян это лишь подчеркивало уменьшающееся значение палестинского вопроса и общей стратегии г-на Нетаньяху: разделить Газу и Западный берег, чтобы предотвратить создание палестинского государства.

Сюрреалистичность израильского правительства, содействующего переводу наличных денег террористической группе, была отвергнута израильскими правыми и г-ном Дж.Нетаньяху в качестве цены, заплаченной за эту более широкую цель. «Тот, кто выступает против палестинского государства, должен быть за» поток катарских денег в ХАМАС, сказал он в 2019 году. писал, политика Израиля была направлена ​​на то, чтобы «ослабить ФАТХ и ПА, чтобы у него не было партнера для переговоров, и укрепить ХАМАС за счет средств и [путем смягчения мер], чтобы заявить, что у него нет партнера для переговоров.

До последнего извержения.

Напряженность в Иерусалиме, особенно вокруг мечети Аль-Акса, третьей по значимости исламской святыни, обострилась после того, как ХАМАС решил обстрелять ракетами из Газы оспариваемый священный город. Группа с помощью оружия представила себя истинными «защитниками» прав палестинцев в Иерусалиме — в отличие от беспомощности заезженных дипломатических демаршей Палестинской администрации.

Что особенно важно, поскольку насилие распространилось из Иерусалима в Газу, а затем на улицы самого Израиля с ожесточенными арабо-еврейскими беспорядками, г.Аббас по-прежнему удерживал оборону на Западном берегу: несмотря на угрозы со стороны его собственной партии присоединиться к боевым действиям, силы безопасности ПА снова помогли сохранить (относительную) стабильность.

После 11 дней опустошительной войны в Газе палестинское общество приветствовало ХАМАС.

Демонстранты на Западном берегу скандировали имя Мохаммеда Дейфа, скрытого военачальника ХАМАС. Верующие в Аль-Аксе осыпали оскорблениями утвержденного ПА муфтия и призывали к свержению г-на Аббаса. Даже некоторые палестинские граждане Израиля публично дефилировали с зеленым знаменем ХАМАС.

Сейчас Израиль пересматривает не только всю свою стратегию в отношении Газы, включая ранее достигнутые договоренности с Хамасом, но и (с опозданием) свою политику в отношении г-на Аббаса. Высокопоставленные израильские чиновники теперь открыто призывают к «усилению» ПА.

Со своей стороны, г-н Аббас на этой неделе снова подтвердил, что он «отвергает [d] насилие и терроризм и… хочет [ed] только достижения политического решения между нами и Израилем мирными средствами».

С влиянием Хамаса, г-нАббас, 85 лет, в своем самом слабом состоянии, и вся палестинская политика Израиля в клочья, опасения, что может быть слишком поздно для таких тонкостей.

Держите свое мнение острым и информированным. Получите информационный бюллетень «Мнение». Зарегистрируйтесь сегодня .

Rags & Tatters (2013) — Rags & Tatters (2013) — Обзоры пользователей освобожден из тюрем незадолго до того, как Мубарек ушел от власти.

Он попадает в кошмарный мир теней и насилия, где бедняки оказались в ловушке между многочисленными враждующими группировками. Он пытается каким-то образом транслировать на свой мобильный телефон видео о хаосе (в данном случае о расстреле друга), который поглощает его страну, чтобы люди знали, что произошло. Он не знает, кому доверять, куда обратиться.

Кинематографист Абдалла применяет необычный подход к этой довольно знакомой обстановке. В то время как начало фильма и один или два других коротких эпизода снимаются в «трясущейся камере», в стиле ручной съемки, к которому мы привыкли в фильмах о временах насилия и неопределенности, большая часть фильма прекрасна и красива. намеренно оформлен.Использование света также особенное, с рядом сцен, снятых в великолепный волшебный час, или с тем, что похоже на настоящие уличные фонари, превращающие горы мусора в сюрреалистичные и почему-то красивые пейзажи.

В фильме очень мало диалогов, и он предпочитает рассказывать свою историю в образах. Таким образом, принимая своего рода тонально-поэмический подход, Абдалла делает две вещи. С одной стороны, он создает немного отстраненное ощущение. Накал драматичной по своей сути ситуации охлаждается прекрасными силуэтными кадрами и медленным темпом.Но для меня это было с лихвой компенсировано тем, что добавил стиль — некая универсальность, которой обладают немногие фильмы, снятые в пылу недавних реальных событий. Есть ощущение, что, несмотря на все специфические культурные маркеры, в его мечтательном, замедленном страхе это может быть где угодно, в любое время, когда люди теряются и разрываются между угрозой неминуемой смерти и их потребностью поделиться правдой с миром. .

2 из 2 нашли это полезным. Был ли этот отзыв полезен? Войдите, чтобы проголосовать.
Постоянная ссылка

INSIGHT Война в Эфиопии рискует разрушить производственные мечты

АДДИС-АБЕБА, 9 декабря (Рейтер) — Когда два года назад бангладешская текстильная фирма DBL открыла магазин в Эфиопии, африканская нация была ярким новым рубежом швейной промышленности, имея в изобилии дешевую рабочую силу и правительство, стремящееся привлечь компании налоговыми льготами и дешевыми кредитами.

В прошлом месяце, когда в северном регионе Тыграй бушевали боевые действия, на территории DBL произошел взрыв, выбивший окна фабрики, что радикально изменило ее бизнес-расчеты.

«Все, что мы могли сделать, это молиться вслух», — сказал Адбул Васек, сотрудник компании, которая производит одежду в основном для шведского гиганта моды H&M (HMb.ST) и является одним из по крайней мере трех иностранных производителей одежды, которые имеют приостановил работу в Тыграе.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

«Мы могли умереть», — сказал Васек агентству Рейтер.

На протяжении более десяти лет Эфиопия инвестировала миллиарды долларов в инфраструктуру, такую ​​как плотины гидроэлектростанций, железные дороги, дороги, а также промышленные парки, в амбициозной попытке превратить бедную, в основном аграрную нацию в производственный центр.

К 2017 году это была самая быстрорастущая экономика в мире.

Год спустя премьер-министр Абий Ахмед вступил в должность, пообещав ослабить контроль государства над экономикой с населением более 100 миллионов человек и либерализовать такие сектора, как телекоммуникации, что вызвало у инвесторов нечто похожее на опрометчивость эпохи гласности.

Но вот уже два года Эфиопия сталкивается с проблемами: межэтническими столкновениями, наводнениями, нашествиями саранчи и блокировками из-за коронавируса.

Итак, боевые действия, вспыхнувшие 11 ноября.4 между армией и силами, лояльными бывшей правящей партии Тыграя, и опасения, что это может сигнализировать о периоде затяжных беспорядков, послужили инвесторам суровой проверкой реальности.

Любое колебание со стороны инвесторов может привести к проблемам, поскольку экспорт продукции страны еще не приносит достаточно иностранной валюты ни для оплаты всего импорта страны, ни для того, чтобы идти в ногу с растущими затратами на обслуживание долга. Еще до пандемии Международный валютный фонд (МВФ) предупреждал, что Эфиопия подвергается высокому риску долгового кризиса.

Правительство Абия заявило, что в условиях кризиса, с которым оно столкнулось, Эфиопия продвигает вперед реформы, которые заложат основы современной экономики.

«Несмотря на беспрецедентный шок от COVID и сохраняющуюся нестабильность в различных частях страны, экономика Эфиопии продемонстрировала замечательную устойчивость», — заявил агентству Reuters старший политический советник в канцелярии премьер-министра Мамо Михрету.

ПРОИЗВОДСТВО ПРИОСТАНОВЛЕНО

Эфиопия является относительно небольшим производителем текстиля, экспорт которого в 2016 году составил всего 94 миллиона долларов по сравнению с 29 миллиардами долларов для Вьетнама и 253 миллиардами долларов для Китая в том же году, свидетельствуют торговые данные Всемирного банка.Его основная статья экспорта — сельскохозяйственная продукция, такая как кофе, чай, специи, семена масличных культур, растения и цветы.

Однако успехи Эфиопии в текстильной промышленности за последние 10 лет символизируют ее производственные амбиции.

Когда боевые действия приблизились к региональной столице Тыграя, Мекелле, текстильные предприятия начали закрываться и увольнять персонал.

«Казалось, что конфликт приближается к городу, и мы беспокоились, что не сможем уехать», — сказал итальянской газете Криштиану Фрати, электрик, эвакуированный с фабрики итальянской сети чулочно-носочных изделий Calzedonia. .

Calzedonia заявила 13 ноября, что из-за конфликта приостановила работу завода, на котором работает около 2000 человек. Он отказался от дальнейших комментариев.

Тем временем DBL вывезла свой иностранный персонал из Эфиопии.

«Все стало неопределенным», — сказал его управляющий директор М. А. Джаббар. «Когда закончится война?»

Еще одна иностранная компания, Velocity Apparelz Companies, поставщик H&M и Children’s Place (PLCE.O), также временно закрылась, сообщил Рейтер представитель компании.

H&M заявила, что «очень обеспокоена» и внимательно следит за ситуацией.

«У нас есть три поставщика в Тыграе, и производство там остановлено», — сообщили в компании агентству Reuters, подчеркнув, что они будут продолжать закупать продукцию в Эфиопии, где у нее всего около 10 поставщиков.

Indochine Apparel, китайская фирма, поставляющая Levi Strauss & Co (LEVI.N), заявила, что ее деятельность в индустриальном парке Хавасса на юге страны не пострадала.

Levi Strauss заявила, что следит за ситуацией и подтвердила, что до сих пор не было никакого воздействия на ее цепочку поставок.

«НЕ КРАСИВАЯ КАРТИНА»

Швейный сектор Эфиопии испытывал трудности еще до боевых действий в Тыграе из-за экономических последствий пандемии COVID-19. Некоторые предприятия не пережили коллапс заказов, в то время как другие сократили заработную плату или уволили персонал.

Недомогание не ограничивается швейным сектором.

Еще до конфликта страховые компании, страхующие политические риски, перестали предоставлять страховое покрытие за пределами северного региона Амхара в Эфиопии и федеральной столицы Аддис-Абебы, сказал консультант по рискам, который консультирует корпоративных клиентов.

«Сейчас Эфиопия не самая красивая картина, — сказал он.

Как и большинство источников, с которыми связалось Reuters, консультант попросил не называть его имени, опасаясь негативной реакции со стороны государственных органов.

Усилия Абия по смягчению репрессивного политического климата привели к межэтническим столкновениям еще до войны в Тыграе. Насилие в других частях страны, которое усилилось в 2019 году, привело к срыву проектов, особенно в сельском хозяйстве.

«Борьба началась примерно в то время, когда мы собирались начать посадку», — сказал руководитель агропромышленного проекта, который в прошлом году был вынужден отложить инвестиции.

Шведский мебельный гигант IKEA в прошлом году открыл офис по закупкам в Эфиопии. Тем не менее, она закрыла его в сентябре после того, как отложила планы по поставкам из страны из-за политической и социальной ситуации, COVID-19 и изменений на рынке хлопка в Африке, сообщила Reuters компания.

Между тем, компания Coca-Cola Beverages Africa, партнер по розливу компании Coca-Cola Company (KO.N), сообщила агентству Рейтер, что боевые действия в Тыграе, на который приходится около 20% объемов ее продаж в Эфиопии, остановили там бизнес. .

Это произошло вслед за задержками в строительстве двух новых заводов по розливу — части объявленного в прошлом году пятилетнего инвестиционного плана на сумму 300 миллионов долларов — из-за пандемии и повышения акцизов.

‘НЕСКОЛЬКО ВЫХОДОВ’

С падением Мекелле в конце прошлого месяца Абий объявил о победе над бывшей правящей партией Тыграя (НФПТ).

«Быстрое, решительное и решительное завершение активной фазы военной операции означает, что любые сохраняющиеся опасения инвестиционного сообщества по поводу политической неопределенности будут эффективно урегулированы», — сказал советник Абия Мамо.

НФОТ поклялись продолжать сражаться.

У правительства мало права на ошибку. Внешний долг Эфиопии увеличился в пять раз за последнее десятилетие, поскольку правительство брало большие кредиты, особенно у Китая, для оплаты инфраструктуры и промышленных парков.

Приток прямых иностранных инвестиций, тем временем, неуклонно снижался после пика в 2016 году, составившего более 4 миллиардов долларов, снизившись примерно до 500 миллионов долларов в первом квартале этого финансового года.

Инфляция колеблется в районе 20%.

«Выходов из этого очень мало. Они не получат больше денег от МВФ. Они не могут выйти на рынки. Их лучший выбор — восстановление мировой экономики в следующем году», — сказал Мензи Ндхлову, старший аналитик по страновым и политическим рискам в Signal Risk, бизнес-консалтинговой компании, ориентированной на Африку.

Тем не менее, в начале этого года Эфиопия приняла исторический закон об инвестициях и провела денежную реформу.

И правительство продвигает свои планы по открытию телекоммуникационного сектора.В конце ноября компания объявила тендер на получение двух новых телекоммуникационных лицензий и планирует продать миноритарный пакет акций государственной компании Ethio Telecom.

Источники, следящие за процессом, который должен обеспечить осажденной экономике изрядное вливание долларов, заявили, что заинтересованные компании не остановлены нынешними беспорядками.

Но на данный момент грандиозные производственные мечты Эфиопии потерпели неудачу.

«Кто пойдет туда в этой ситуации?» — спросил Васек из DBL, вернувшийся в Бангладеш.»Никто.»

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортажи отдела новостей Аддис-Абебы, Румы Пола в Дакке, Анны Рингстром в Стокгольме и Джо Бавьера в Йоханнесбурге; Дополнительные репортажи Сони Доусетт в Мадриде, Мэгги Фик в Стамбуле, Сильвии Алоизи в Милане, Софи Ю в Пекине и Мартины Геллер в Лондоне; Написание Джо Бэвьера; Под редакцией Александры Завис и Дэвида Кларка

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Сокрушительное поражение разрушает видение ЕС | Мировые новости |

Давняя мечта европейских лидеров о закреплении большего объединения континента в его первой конституции вчера вечером растворилась у них на глазах после того, как голландцы нанесли второй сокрушительный удар по этой идее за три дня.

Получив шанс высказаться на своем первом в истории референдуме, Нидерланды подавляющим большинством голосов проголосовали против договора об установлении конституции Европы.

Голландцы отвергли договор на 61,6% против 38,4% при высокой явке в 62%, согласно подсчету почти всех голосов.

Как явка, так и шансы на победу против лагеря были значительно выше, чем предсказывали опросы общественного мнения.

После отказа Франции от договора на выходных второй удар со стороны другого члена-основателя ЕС заставил европейскую элиту пошатнуться и столкнуться с перспективой затяжного периода взаимных обвинений, конфликтов и кризиса.

Президент Франции Жак Ширак заявил, что двойной негатив обнажил «вопросы и опасения по поводу развития европейского проекта». В Германии канцлер Герхард Шредер предупредил, что кризис из-за конституции «не должен стать общим кризисом Европы».

Джек Стро, министр иностранных дел, сказал, что вердикт французских и голландских избирателей «вызывает у всех нас глубокие вопросы о будущем направлении Европы».

Хотя девять из 25 стран-членов уже ратифицировали договор, европейские лидеры прошлой ночью, похоже, склонялись к признанию того, что двойное нет убило конституцию.Жозе Мануэль Баррозу, президент Европейской комиссии, подчеркнул более тонкий подход, когда он не упомянул о необходимости продолжения ратификации в заявлении и на ночной пресс-конференции.

«Это трудный момент для Европы», — сказал г-н Баррозу, добавив, что главы правительств решат, что делать дальше, на своем саммите через две недели. Но он предупредил лидеров ЕС, чтобы они пока не отказывались от договора. «Я думаю, что лидерам будет неразумно выступать с новыми инициативами или односторонними решениями.

Восстание голландцев против своих правителей в Гааге и Брюсселе не имело аналогов. В течение 50 лет Нидерланды были оплотом европейской интеграции, домом для Маастрихтского договора, который породил самый яркий инструмент объединения — единую валюту евро. . конституции.Это также самое непопулярное правительство на памяти живущих.

Голландцы опасаются утратить право вето на европейскую политику. Как самые большие чистые вкладчики в бюджет Брюсселя на душу населения, они также чувствуют, что более крупные страны запугивают их и разочаровывают в единой валюте, которая, как считается, привела к резкому росту цен, в то время как Германия и Франция безнаказанно пренебрегали сводом правил этой валюты. Экономика стагнирует, а безработица выросла до 7%.

Растущие антимусульманские настроения, сопротивление членству Турции в ЕС и опасения по поводу потери контроля над иммиграционной политикой — все это способствовало фиаско проевропейского лагеря, породив угрюмый и враждебный электорат.Лагерю нет скорее помогла, чем помешала неудачная правительственная кампания за поддержку, которая запоздала с началом и, казалось, приняла электорат как должное.

Г-н Балкененде сказал, что он «очень разочарован», но пообещал уважать результат.

«Нет есть нет», — заявил он, но добавил, что процесс ратификации конституции «может продолжаться» в 14 государствах-членах, чтобы высказать свое мнение.

Для Европы в целом следующие недели и месяцы, совпадающие с британским председательством в ЕС, скорее всего, приведут к ожесточенным столкновениям по всем вопросам, от вступления и расширения Турции до бюджетных соглашений и экономической политики.Есть также вопрос, что можно спасти от конституции, на согласование которой ушло два года.

В знак изменения атмосферы в Брюсселе лидер фракции социалистов в Европейском парламенте отказался от своих резких призывов к продолжению ратификации. Поул Нируп Расмуссен, президент Партии европейских социалистов, сказал: «Теперь дело глав европейских правительств выступить с предложением по решению институциональных вопросов, которые призвана решить конституция.Будущее конституции должно быть прояснено».

Тони Блэр уверен, что европейские лидеры в конце концов согласятся с тем, что после такого решительного отказа Франции и Нидерландов продолжать войну невозможно. Но он допускает, что Шираку может потребоваться время, чтобы уступить что конституция умерла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.