Неотложная помощь при судорожном синдроме алгоритм действий: Страница не найдена — Министерство здравоохранения Амурской области

Содержание

Первая помощь при судорожном припадке и при приступе эпилепсии

Судорожные припадки – это приступы, при которых происходит одновременный спазм мышц всего тела.

Причина судорог – какое-то нарушение в работе головного мозга. Какое? Не важно. На этапе оказания помощи нам это безразлично.

Все судорожные припадки часто называют «эпилептическими припадками» по названию болезни эпилепсия, для которой характерны такие приступы. Но, на самом деле, судорожные припадки могут случиться при массе других состояний/заболеваний.

Какая бы ни была причина припадка, внешне всё выглядит одинаково и помощь требуется одна и та же.

Основные признаки:

  1. Всё тело напряжено, конечности и голова либо находятся в почти неподвижном состоянии, либо совершают хаотичные бесконтрольные движения.
  2. Сознание отсутствует, хотя глаза могут быть открыты и человек выглядит так, как будто он смотри на окружающих.
  3. Изо рта может выделяться пена (густая слюна), иногда окрашенная в розовый цвет небольшим количеством крови. Кровь может появиться, если пострадавший прикусил язык или щёку.

ВНИМАНИЕ!

Судорожный припадок сам по себе не приводит к смерти.
Как бы страшно ни выглядел пострадавший, какая бы пена не шла изо рта, какие бы страшные гримасы не появлялись на лице и какие бы страшные хрипы он ни издавал – жизни пострадавшего ничего не угрожает.

Главная угроза жизни и здоровью пострадавшего – травмы, полученные при падении и бесконтрольном движении.

Ваши действия:

  1. Сделать всё необходимое для того, чтобы человек не травмировался!
    Отодвинуть острые твёрдые предметы от пострадавшего или отодвинуть пострадавшего от них. Если это невозможно – положить что-нибудь мягкое между пострадавшим и травмоопасным предметом.
  2. Дождаться конца судорог.

    Судороги чаще всего длятся в пределах 15-30 секунд, хотя по ощущениям может казаться, что прошло много минут. В редких случаях судороги могут продолжаться до нескольких минут.
    Судорожные припадки так же могут повторяться несколько раз подряд с промежутками покоя меду ними.
  3. Вызвать «скорую помощь» — 103 или 112 с любого телефона — и чётко, простым языком описать все проявления. Например: молодой человек лет 30 на вид, потерял сознание и трясётся в судорожном припадке.

Больше ничего делать не нужно.

Если пострадавший пришёл в сознание — наблюдайте за его состоянием, поддерживайте его морально, ждите «скорую». Обычно пострадавший абсолютно не помнит эпизод судорожного припадка.

Если сознание отсутствует – проверьте наличие дыхания.
Если дыхание есть – поверните человека на бок, чтобы избежать западения языка и остановки дыхания и продолжайте ждать «скорую».

Вредные мифы:

Миф #1
Во время судорог нужно вставить ложку в рот
пострадавшему, чтобы:

  • язык не запал и не перекрыл дыхание (держать ложкой язык)
  • он не прикусил себе язык (вставить её между зубов)

Почему этого НЕ надо делать?

  • Насильственное введение твёрдых предметов в рот заканчивается сломанными зубами, рваными губами, попаданием «орудия спасения» в дыхательные пути и т.д.
  • Язык при судорогах прикусывается далеко не всегда. Но даже если это случилось – это не смертельно. Вставленная насильно ложка принесёт больше разрушений в ротовой полости.
  • Язык при судорогах не западает и дыханию не мешает! Это научный факт!!! Поэтому лезть за ним в рот не надо.

Миф #2
Во время судорог нужно крепко фиксировать голову

и конечности пострадавшего

Почему этого НЕ надо делать?

  • Фиксация тела не влияет на длительность припадка. Судороги закончатся тогда, когда закончатся.
  • Насильственное удержание тела травмирует. Такая «помощь» заканчивается растяжениями связок и вывихами суставов. Позвольте судорогам закончиться произвольно.

Любое знание бесполезно, если не приводит к результативным действиям.

И вот что вам нужно сделать прямо сейчас, чтобы знания не остались просто знаниями:

  1. Расскажите всё, что узнали о судорожном припадке, всем в своей семье. Именно расскажите своими словами. Во-первых, передавая информацию другим, вы сами лучше её запомните. Во-вторых, вы формируете вокруг себя безопасное окружение, которое сможет помочь вам, если пострадавшим вдруг станете вы, не дай Бог.
  2. Если у вас есть дети, убедитесь, что они знают, как звонить в «скорую».
    Они могут оказаться единственными, кто рядом с пострадавшим и от их своевременного вызова «скорой» будет зависеть его спасение.

Будьте готовы и пусть вам это никогда не понадобится!

Автор: Артём Харчиков

P.S. Материал был вам полезен? Поставьте лайк, оставьте отзыв 🙂

Нам очень важно знать ваше мнение о нашей работе!

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

2930     

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Метки

Настройки
для слабовидящих

Презентация на тему Алгоритм диагностики и оказания неотложной помощи при судорожном синдроме на фоне гипокальциемии различной этиологии

Текст слайда:

Противосудорожная терапия


Бензодиазепины: диазепам – быстродействующий противосудорожный препарат. Начальная доза 0,1-0,2 мг/кг (максимально 10 мг) вводят за 1-4 мин. При неэффективности вторая доза 0,25-0,4 мг/кг (максимально 15 мг).
лоразепам – быстродействующий противосудорожный препарат. Начальная доза 0,05-0,1 мг/кг (максимально 4 мг) в течение 1-4 мин. При неэффективности вводят дозу 0,1 мг/кг.

Побочный эффект бензодиазепинов – угнетение дыхания (в ряде случаев он частично обусловлен быстрым введением препаратов). Поэтому под рукой должно быть все необходимое для интубации и ИВЛ.

Фенитоин — эффективное противосудорожное средство с относительно длительным действием, его назначают в сочетании с бензодиазепинами. Способствует активному выведению из нервных клеток ионов натрия, что снижает возбудимость нейронов и препятствует их активации при поступлении к ним импульсов из эпилептогенного очага. Не оказывает общего угнетающего действия на ЦНС. Начинает действовать через 10-30 мин. Инфузию (вместе с инфузией NaCl 0,9 %) начинают сразу после введения бензодиазепинов, доза 15-20 мг/кг в/в за 20 мин. (максимальная скорость введения 1 мг/кг в мин.). Поддерживающая доза 5 мг/кг в сутки. Наиболее тяжелые побочные эффекты – нарушения ритма сердца и снижение АД, поэтому необходим непрерывный мониторинг ЭКГ. Инфузия не должна быть слишком быстрой. Перед введением фенитоин разводят т. к. возможно выпадение осадка.

Если вышеперечисленное лечение неэффективно назначают фенобарбитал. Он относится к производным барбитуровой кислоты и оказывает выраженное снотворное действие. Эффективность фенобарбитала связана с его угнетающим влиянием на возбудимость нейронов эпилептогенного очага. Доза препарата 10 мг/кг в/в в течение 15 мин. Если через 20-30 мин. эффект отсутствует введение повторяют дважды в той же дозе.

Ведение эпилептического статуса — Американский семейный врач

1. Делорензо Р.Дж., Хаузер WA, Таун АР, Боггс Дж. Г., Пеллок Дж. М., Пенберти Л, и другие. Проспективное популяционное эпидемиологическое исследование эпилептического статуса в Ричмонде, Вирджиния Neurology . 1996; 46: 1029–35 …

2. Hesdorffer DC, Логрошино Г, Cascino G, Аннегерс Дж. Ф., Хаузер WA. Заболеваемость эпилептическим статусом в Рочестере, штат Миннесота, 1965–1984 гг. Неврология .1998; 50: 735–41

3. Cascino GD, Хесдорфер Д., Логрошино Г, Хаузер WA. Заболеваемость нефебрильным эпилептическим статусом в Рочестере, Миннесота, 1965–1984

Эпилепсия . 1998; 39: 829–32

4. Лечение судорожного эпилептического статуса. Рекомендации Рабочей группы по эпилептическому статусу Американского фонда эпилепсии по эпилептическому статусу JAMA . 1993; 270: 854–9

5. Гасто Х. Классификация эпилептического статуса Adv Neurol .1983; 34: 15–35

6. Treiman DM. Электроклинические особенности эпилептического статуса J Clin Neurophysiol . 1995; 12: 343–62

7. Шорвон С.Д. Эпилептический статус: клиника и лечение у детей и взрослых. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1994.

8. Визер Х. Простой частичный эпилептический статус. В: Энгель Дж., Педли Т.А., Айкарди Дж., Ред. Эпилепсия: подробный учебник. Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен, 1998: 709–23.

9.Williamson PD. Сложный парциальный эпилептический статус. В: Энгель Дж., Педли Т.А., Айкарди Дж., Ред. Эпилепсия: подробный учебник. Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен, 1998: 680–99.

10. Трейман Д. Генерализованный судорожный эпилептический статус. В: Энгель Дж., Педли Т.А., Айкарди Дж., Ред. Эпилепсия: подробный учебник. Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен, 1998: 669–80.

11. Снид О.К., Дин С., Пенри К. Эпилептический статус отсутствия. В: Энгель Дж., Педли Т.А., Айкарди Дж., Ред. Эпилепсия: подробный учебник.Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен, 1998: 701–7.

12. Охтахара С., Оцука Ю. Миоклонический эпилептический статус. В: Энгель Дж., Педли Т.А., Айкарди Дж., Ред. Эпилепсия: подробный учебник. Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен, 1998: 725–9.

13. DeLorenzo RJ, Ко Д, Таун АР, Гарнетт Л.К., Боггс Дж. Г., Уотерхаус Э.Дж., и другие. Прогноз исхода при эпилептическом статусе Эпилепсия . 1997; 38 (прил. 8): 210–5

14.Таун АР, Пеллок Дж. М., Ко Д, DeLorenzo RJ. Детерминанты смертности при эпилептическом статусе Эпилепсия . 1994; 35: 27–34

15. Waterhouse EJ, Воан Дж. К., Барнс Т.Ю., Боггс Дж. Г., Таун АР, Копек-Гарнетт L, и другие. Синергетический эффект эпилептического статуса и ишемического повреждения головного мозга на смертность Epilepsy Res . 1998; 29: 175–83

16. Krumholz A, Сун ГЙ, Фишер Р.С., Барри Э, Бергей Г.К., Grattan LM.Сложный парциальный эпилептический статус, сопровождающийся серьезными заболеваниями и смертностью Неврология . 1995; 45: 1499–504

17. Лотман Э. Биохимические основы и патофизиология эпилептического статуса Неврология . 1990; 40 (5 Suppl 2): ​​13–23

18. Lowenstein DH, Alldredge BK. Эпилептический статус N Engl J Med . 1998; 338: 970–6

19. Prokesch RC, Римланд Д, Петрини Дж. Л. Младший, Fein AB.Плеоцитоз спинномозговой жидкости после судорог South Med J . 1983; 76: 322–7

20. Privitera M, Хоффман М, Мур Дж. Л., Шут Д. ЭЭГ-диагностика нетонико-клонического эпилептического статуса у пациентов с измененным сознанием Epilepsy Res . 1994; 18: 155–66

21. ДеЛоренцо Р.Дж., Уотерхаус Э.Дж., Таун АР, Боггс Дж. Г., Ко Д, ДеЛоренцо GA, и другие. Стойкий бессудорожный эпилептический статус после купирования судорожного эпилептического статуса Эпилепсия .1998; 39: 833–40

22. Шанер Д.М., Маккарди С.А., Селедка МО, Габор А.Дж. Лечение эпилептического статуса: проспективное сравнение диазепама и фенитоина с фенобарбиталом и дополнительным фенитоином Неврология . 1988; 38: 202–7

23. Treiman DM, Мейерс П.Д., Уолтон Нью-Йорк, Коллинз Дж. Ф., Коллинг C, Роуэн А.Дж., и другие. Сравнение четырех методов лечения генерализованного судорожного эпилептического статуса.Совместная исследовательская группа по делам ветеранов, статус Epilepticus N Engl J Med . 1998; 339: 792–8

24. Аллдредж Б.К., Гелб А.М., Айзекс С.М., Корри, доктор медицины, Аллен Ф, Ульрих С, и другие. Сравнение лоразепама, диазепама и плацебо для лечения внебольничного эпилептического статуса N Engl J Med . 2001; 345: 631–7

25. Ramsay RE, Хаммонд Э.Дж., Перчальский Р.Ю., Уайлдер Б.Дж.Поглощение мозгом фенитоина, фенобарбитала и диазепама Arch Neurol . 1979; 36: 535–9

26. Леппик И.Е., Дериван АТ, Homan RW, Уокер Дж, Рамзи Р. Э., Патрик Б. Двойное слепое исследование лоразепама и диазепама при эпилептическом статусе JAMA . 1983; 249: 1452–4

27. Camfield CS, Камфилд PR, Смит Э, Дули Дж. М.. Домашнее применение ректального диазепама для профилактики эпилептического статуса у детей с судорожными расстройствами J Child Neurol .1989; 4: 125–6

28. Lahat E, Гольдман М, Барр Дж, Бистрицер Т, Беркович М. Сравнение интраназального введения мидазолама с внутривенным диазепамом для лечения фебрильных судорог у детей: проспективное рандомизированное исследование BMJ . 2000; 321: 83–6

29. Родитель JM, Lowenstein DH. Лечение рефрактерного генерализованного эпилептического статуса непрерывной инфузией мидазолама Неврология . 1994; 44: 1837–40

30.Элдон М.А., Loewan GR, Войтман Р.Э., Koup JR. Фармакокинетика и переносимость внутривенного введения фосфенитоина и фенитоина здоровым субъектам Can J Neurol Sci . 1993; 20: S810

31. Allen FH, Рунге RW, Легарда С. Безопасность, переносимость и фармакокинетика внутривенного фосфенитоина при эпилептическом статусе Эпилепсия . 1995; 36 (приложение 4): 90–4

32. Browne TR, Куглер А.Р., Элдон М.А.Фармакология и фармакокинетика фосфенитоина Неврология . 1996; 46 (6 Suppl 1): S3–7

33. Cerebyx: готовое справочное руководство с информацией о назначении. Нью-Йорк: Parke-Davis, 1996.

34. Ramsay RE, ДеТоледо Дж. Внутривенное введение фосфенитоина: варианты ведения судорог Неврология . 1996; 46 (6 Suppl 1): S17–9

35. Усман Б.М., Уайлдер Би Джей, Рамзи RE. Внутримышечное применение фосфенитоина: обзор Неврология .1996; 46 (6 Suppl 1): S24–8

36. Sinha S, Наритоку ДК. Внутривенный вальпроат хорошо переносится нестабильными пациентами с эпилептическим статусом Neurology . 2000; 55: 722–4

Медицинское лечение эпилепсии | Johns Hopkins Medicine

Эпилепсия — это состояние, вызывающее судороги, временные приступы, которые часто включают подергивания и судороги. Эти припадки случаются, когда мозг электрические импульсы действуют ненормально и посылают беспорядочные сигналы.Думайте об этом как ваш мозг запутался в этих беспорядочных сообщениях, и в результате захват.

Эпилепсия может превратить вождение автомобиля, прогулку по улице или приготовление ужина. опасная деятельность, потому что никогда не знаешь, когда может случиться припадок. Но с эпилепсией обычно можно справиться с помощью лекарств и других лечения. Узнайте, как снизить риск припадка с помощью изменения образа жизни и изучение ваших триггеров также могут помочь вам лучше справиться со своей эпилепсией.

Факты о лечении эпилепсии

Около 70 процентов людей, страдающих эпилепсией, успешно справляются с эпилептические припадки при приеме лекарств и определенных хирургических вмешательств, но это важно помнить, что эпилепсию нельзя вылечить и что всегда есть риск повторного приступа.

Эпилепсия обычно начинается у молодых людей, часто в возрасте от 5 до 20 лет. хотя это может повлиять на кого угодно. В большинстве случаев у людей с эпилепсией кто-то из членов их семьи, страдающий эпилепсией или припадками.

Иногда судороги могут быть спровоцированы чем-то, что не в ваших силах. контроль. Высокая температура может привести к судорогам, несмотря на прием лекарства для лечения эпилепсии. Высокий или низкий уровень глюкозы или натрия в крови или прием определенных лекарств также может вызвать судороги.

Симптомы эпилепсии

Первичный симптом эпилепсии — припадок. Но есть разные виды судорог с разными симптомами. Вот некоторые симптомы судорог:

  • Легкие подергивания всего тела или его частей, включая руки, руки и ноги

  • Судороги, поражающие все тело

  • Потеря сознания

  • Подергивание лица

  • Затронутая речь

  • Внезапная тишина с пустым взглядом

  • Временная потеря контроля над мочевым пузырем или кишечником

Большинство приступов длятся всего несколько минут или даже несколько секунд.Если у вас был припадок, вам может потребоваться час или около того, чтобы снова почувствовать себя нормально. И вы, возможно, не помните, что у вас был припадок, или не помните, что происходил, когда начался припадок.

Диагностика

Врач может провести неврологический осмотр и полный медицинский осмотр, чтобы определить причину судорог и диагностировать эпилепсию. Испытания, используемые для диагностировать эпилепсию включают:

  • Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) для измерения электрической активности мозг

  • Спинальная пункция для сбора спинномозговой жидкости для анализа

  • Визуализирующие обследования, такие как МРТ или компьютерная томография головы.

Эти анализы крови также обычно используются для диагностики эпилепсии или устранения другие расстройства:

  • Тесты функции печени и почек

  • Тесты на глюкозу крови

  • Общий анализ крови и химический состав крови

  • Тесты для диагностики или исключения каких-либо инфекционных заболеваний

Уход

Эпилепсию можно лечить с помощью нескольких стратегий.Обычно лекарства необходим для контроля припадков и лечения эпилепсии; эти обычно предписанные препараты называются противосудорожными.

Само по себе лекарство не всегда может остановить или уменьшить судороги. Устройство под названием Стимулятор блуждающего нерва может помочь в лечении эпилепсии, если вы не избавляетесь от медикамент. Стимулятор хирургическим путем вводится в грудную клетку. Это электрически стимулирует большой нерв (блуждающий нерв), который проходит через шея. Это устройство успешно предотвращает судороги у некоторых людей, но даже стимулятор блуждающего нерва не может полностью остановить судороги от происходит.

Некоторые врачи рекомендуют специальную диету с высоким содержанием жиров и низким содержанием углеводов. чтобы помочь справиться с эпилепсией. Это называется кетогенной диетой, и она может помочь более половины людей, которые не поправились только на медицине.

Если вы не можете контролировать приступы с помощью лекарств, диеты или стимулятор блуждающего нерва, операция на головном мозге для устранения проблемы может быть вариант.

Вызов врача

Если у вас впервые случился приступ, вам следует сразу же обратиться к врачу. прочь, чтобы попытаться определить причину.Если вам уже поставили диагноз эпилепсия, сообщите врачу обо всех изменениях в припадках; это хорошо идея отслеживать, когда и где они возникают, и обращаться к врачу, как рекомендуемые.

Профилактика

Хотя нет способа предотвратить эпилепсию, вы можете предпринять шаги, чтобы помочь предотвратить судороги:

  • Не употребляйте алкоголь, запрещенные наркотики и не курите.

  • Защитите голову шлемом во время любого вида спорта или деятельности, которая может привести к травме головы.

  • Высыпайтесь каждую ночь.

  • Делайте все возможное, чтобы не заболеть простудой или гриппом.

  • Поговорите со своим врачом обо всех лекарствах, которые вы отпускаете по рецепту. убедитесь, что они не усугубят припадки.

  • Всегда принимайте все лекарства от эпилепсии в соответствии с предписаниями.

  • Найдите здоровые способы справиться со стрессом.

Осложнения

Эпилепсия может привести к эмоциональным и социальным проблемам, особенно у дети. Они могут начать действовать, испытывать проблемы с поведением в школы, или развить неспособность к обучению. Сами судороги могут вызвать травмы в случае падения или удара головой, или если вы ведете машину или используете машины. Другие осложнения включают необратимое повреждение мозг из-за нехватки кислорода во время припадка.

Лекарства, используемые для лечения эпилепсии, могут вызывать осложнения или вызывать дискомфорт. побочные эффекты.Если вы беременны, некоторые из этих препаратов могут вызвать серьезные врожденные дефекты.

Ключевые моменты, которые следует запомнить

Поскольку припадок может случиться в любой момент, будьте готовы к этому. Если у вас неконтролируемые судороги, не садитесь за руль, чтобы снизить риск оказаться в происшествие. Спросите своего врача о том, чтобы носить браслет с предупреждением о медицинском обслуживании, который идентифицирует вас как страдающего эпилепсией, чтобы люди знали, что делать, если у вас припадок. А если вы беременны или пытаетесь забеременеть, не забудьте проконсультироваться с врачом о безопасности ваших лекарств.

Генерализованный судорожный эпилептический статус — проект EMCrit

Вы здесь: Домашняя страница / IBCC / Генерализованный судорожный эпилептический статус

, Джош Фаркас

СОДЕРЖАНИЕ

быстрый справочник

(вернуться к содержанию)


подход к статусу:

противоэпилептическая фармакология:


определение эпилептического статуса

(вернуться к содержанию)


генерализованный эпилептический судорожный статус требует обоих:
  • (1) Генерализованный тонико-клонический приступ: приступ должен вызывать диффузную двигательную активность и потерю сознания.Это отличает его от простого осознанного припадка (например, движение одной конечности с сохранением сознания). Это важно, поскольку частичный эпилептический статус («парциальная эпилепсия») можно лечить менее агрессивно.
  • (2) Либо одно из следующего:
    • i) Единичный припадок, который длится> 5 минут (самоустанавливающиеся припадки обычно длятся <5 минут).
    • ii) Множественные припадки без восстановления нормального психического статуса между ними.

Классификация степени тяжести генерализованного судорожного эпилептического статуса
  • Рефрактерный Эпилептический статус: Рефрактерный к противоэпилептическим средствам первого и второго ряда.
  • Супер-рефрактерный Эпилептический статус: невосприимчив к двум противоэпилептическим агентам и общей анестезии в течение 24 часов.
    • Более вероятно, что это связано с острым энцефалитом (30516601).
парциальная эпилепсия континуума
  • Это включает в себя продолжающиеся простых очаговых припадков (например.грамм. подергивания единственной конечности без изменения сознания).
  • Обычно это не опасно для жизни, так как не влияет на сознание или защиту дыхательных путей. Он может сохраняться месяцами или годами.
  • Лечение чрезвычайно сложное, судороги часто не поддаются лечению несколькими лекарствами. Может потребоваться некоторая сдержанность, так как лечение может быть опаснее самого заболевания.

дифференциация от псевдоприпад

(назад к содержанию)


псевдоприпадок (техническая терминология: «Пароксизмальные неэпилептические припадки»)
  • Клиническое явление, имитирующее припадок, часто связанное с психическим стрессом.
  • Пациенты не знают, что это , что это не настоящий приступ (они не «притворяются»).
  • Может возникать у пациентов с эпилепсией, создавая очень запутанную картину (у пациентов могут быть эпизоды как настоящих, так и псевдосудорожных припадков).
клинические признаки псевдоприпадения
  • Движение всеми конечностями с сохранением сознания (например, говорение или выполнение команд).
  • Глаза, которые закрыты (пациенты с истинным генерализованным эпилептическим статусом должны находиться без сознания, а не сопротивляться подъему век).
  • Реагирование на вредные раздражители (например, мазок из носа на грипп).
  • Противофазное движение конечностей (при истинном генерализованном припадке конечности обычно двигаются синхронно).
  • Необычные движения (например, толчки тазом, движения головой из стороны в сторону).
  • Оптокинетический нистагм: просмотр оптокинетического барабана или видео (пример ниже) вызовет нистагм.

оценка и управление
  • В случае сомнений, видео-запись ЭЭГ может помочь различить эти различия.
  • Если диагноз не может быть поставлен с уверенностью, самым безопасным подходом может быть лечение этих приступов как настоящих (например, бензодиазепином, защитой дыхательных путей и т. Д.).

причины

(вернуться к содержанию)


Многие факторы часто сочетаются с , чтобы снизить порог приступов у пациента, что приводит к эпилептическому статусу. В идеале все эти факторы будут устранены, что снизит вероятность повторения.

Думая о начале приступа, важно разделить приступы на приступы с частичным началом и приступы с генерализованным началом.Как правило, метаболические нарушения и диффузное повреждение головного мозга имеют генерализованное начало, тогда как дискретное поражение мозга имеет тенденцию приводить к частичным приступам.

метаболический
  • Гипонатриемия / гипернатриемия
  • Гипогликемия / гипергликемия (гипергликемия может вызывать фокальные припадки)
  • Гипофосфатемия
  • Гипоксемия, аноксическая травма головного мозга
  • Респираторный алкалоз
  • Уремия, нарушение равновесия при диализе
  • Гипераммониемия (любой причины), печеночная энцефалопатия
  • Гипертермия
злокачественная опухоль
  • Первичная опухоль головного мозга (e.грамм. мультиформная глиобластома)
  • Метастатическая болезнь
инфекционный / воспалительный
  • Менингит, энцефалит (вирусный, паранеопластический, энцефалит против рецепторов NMDA)
  • Абсцесс головного мозга
  • Волчанка, васкулит
  • Сепсис с системным воспалением (может снизить судорожный порог)
сосудистые
  • Дистанционный инсульт, вызвавший остаточный эпилептогенный очаг.
  • Острый инсульт (ишемический> геморрагический).
  • Связанные с артериальной гипертензией:
    • Гипертоническая энцефалопатия / Синдром задней обратимой энцефалопатии (PRES)
    • Эклампсия
черепно-мозговая травма
  • Ушибы
  • Субарахноидальное кровоизлияние
  • Субдуральная гематома
  • Эпидуральная гематома
наркотики
  • (1) Несоблюдение режима противоэпилептической терапии, изменения режима, лекарственные взаимодействия
  • (2) Лекарства, снижающие судорожный порог; более распространенные примеры:
    • Психиатрические препараты (нейролептики; антидепрессанты, особенно бупропион или трициклические препараты; литий)
    • Местные анестетики (например,грамм. лидокаин)
    • Противомикробные средства (например, бета-лактамы, хинолоны, метронидазол, ацикловир, ганцикловир, изониазид)
    • Антигистаминные препараты, баклофен
    • Древние анальгетики (трамадол, меперидин, пропоксифен)
    • Химиотерапевтические средства и иммуномодуляторы (например, цисплатин, метотрексат, такролимус, циклоспорин)
    • Теофиллин
    • Отмена бензодиазепинов, барбитуратов, баклофена или габапентина.
  • (3) Токсикологический
    • Отказ от алкоголя или бензодиазепина
    • Передозировка симпатомиметическими, салицилатными, трициклическими, холинолитическими, литиевыми, синтетическими каннабиноидами

эпилептический статус без очевидной причины? думаю NORSE


NORSE (впервые возникший рефрактерный эпилептический статус)
  • Определение: Рефрактерный эпилептический статус без какой-либо легко идентифицируемой причины (у пациента без предшествующих судорог или структурных неврологических заболеваний).
  • Причины:
    • ~ 40% Непаранеопластические аутоиммунные (например, энцефалит против NMDA)
    • ~ 30% паранеопластический
    • ~ 20% Инфекционные

расследование

(вернуться к содержанию)


история
  • Тщательный анализ списка лекарств, включая все недавние изменения (ищите лекарства индивидуально, чтобы определить, снижают ли они порог судорожной готовности).
  • ? Предшествующее лихорадочное заболевание или другие жалобы.
  • ? Употребление алкоголя или других веществ.
  • ? Приступ начался с очаговых симптомов с последующей генерализацией (это указывает на очаговую неврологическую патологию).
нейроэкзамен
  • Сразу после припадка у пациентов могут быть очаговые неврологические дефекты в участках, вовлеченных в припадок (паралич Тодда).
  • Своевременное обследование важно, так как со временем результаты могут исчезнуть.
  • A очаговая аномалия при неврологическом обследовании (например,грамм. асимметричные данные) предполагает очаговое неврологическое поражение как триггер припадка. Это увеличивает важность нейровизуализации.
лаборатории
  • Основы
    • Глюкоза из пальца (следует сделать немедленно).
    • CBC, химический состав, включая Ca / Mg / Phos.
    • Функциональные пробы печени, включая уровень аммиака.
    • Креатининкиназа (для оценки рабдомиолиза вследствие судорог).
    • Общий анализ мочи, тест на беременность, если необходимо.
  • Дополнительные соображения
    • Обследование токсикологии, как указано (например, токсикологический анализ мочи, включая кокаин и метамфетамин).
    • Уровни противоэпилептических препаратов:
      • Уровни вальпроевой кислоты, фенобарбитала и фенитоина часто доступны на местном уровне с достаточно быстрым временем обработки.
      • Другие противоэпилептические средства обычно отправляются на тесты (например, леветирацетам, карбамазепин, лакозамид). Они могут оставаться полезными в дальнейшем для установления соответствия.
      • Помните, что примидон метаболизируется в фенобарбитал. Если пациент принимает примидон, проверьте уровень фенобарбитала.
нейровизуализация
  • Головка CT обычно показана, если причина не очевидна (например, несоблюдение режима лечения эпилептическими средствами).
  • МРТ полезен, если этиология остается неясной.
люмбальная пункция
  • Основным показанием обычно является исключение менингита / энцефалита, если это подозревается клинически.
  • Обратите внимание, что длительный эпилептический статус сам по себе может вызывать повышение белка и общего количества клеток (но не выше ~ 80-100 / мм3).
  • Новое начало припадка является показанием для получения изображения головы с помощью компьютерной томографии перед выполнением поясничной пункции. Проверьте КТ, чтобы исключить массовый эффект у всех пациентов с впервые возникшими приступами.

алгоритм лечения

(вернуться к содержанию)


Этот алгоритм описывает подход к генерализованному судорожному припадку продолжительностью более 5 минут.Для пациента с рецидивирующими припадками, у которого не происходит активных припадков, может быть использован более постепенный подход (с эскалацией, если активный припадок возобновляется).

Продолжительность времени, в течение которого пациент может находиться в судорожном эпилептическом статусе до того, как произойдет повреждение головного мозга, неизвестна. По оценкам многих экспертов, это займет около 30 минут (30516601). Следовательно, описанный выше алгоритм предназначен для прекращения почти всех приступов в течение 30 минут. Это требует быстрого перехода к интубации.


бензодиазепин — первая линия терапии

(вернуться к содержанию)


когда давать бензодиазепин
  • Большинство изъятий купируются самостоятельно. Часто это включает фазу тоника , за которой следует фаза клонической и, наконец, постиктальная фаза . Если через три минуты пациент все еще находится в тонической фазе, маловероятно, что приступ прекратится спонтанно.
  • Через пять минут после приступа начните агрессивное введение бензодиазепина.(22335736)
дозирующий
  • Лоразепам для внутривенного введения обычно является предпочтительным средством.
    • Лучшие исследования подтверждают дозу 0,1 мг / кг лоразепама внутривенно (Treiman 1998).
    • Однако многие руководящие принципы рекомендуют первоначально назначать 4 мг внутривенно с повторной дозой, если это неэффективно. Это тоже может быть разумным.
  • Пациентам без внутривенного доступа введите 10 мг мидазолама внутримышечно (Silbergieit 2011).
  • Диазепам: 10 мг внутривенно, можно повторять каждые 5-10 минут до максимальной совокупной дозы 30 мг.
не занижайте дозу бензодиазепина
  • Причина в том, что со временем рецепторы ГАМК на нейронах интернализуются внутри клеток. Это снижает чувствительность нейронов к бензодиазепинам.
  • Предварительная адекватная дозировка бензодиазепина обеспечивает наилучший шанс для немедленного лизиса припадка.
  • Доказательства НЕ подтверждают концепцию, согласно которой бензодиазепины при эпилептическом статусе способствуют угнетению дыхания и интубации.Фактически, адекватные дозы бензодиазепинов могут снизить потребность в интубации. Одно предостережение здесь заключается в том, что клиницист должен быть пациентом , чтобы позволить проснуться постиктальному пациенту после приема бензодиазепина (у этих пациентов будет измененное психическое состояние, но само по себе это не является показанием для интубации).
не останавливайтесь на достигнутом!
  • Даже если бензодиазепин прервет приступ, вам все равно нужно дать пациенту обычное противоэпилептическое средство! Подробнее об этом ниже.

гипогликемия, гипонатриемия и дефицит тиамина

(вернуться к содержанию)


исключить гипогликемию
  • Гипогликемия должна быть исключена у любого пациента с судорогами или изменениями психического статуса.
  • Обычно для этого достаточно глюкозы из пальца. Однако, если есть трудности с получением глюкозы из пальца или если измерение находится на границе, просто введите глюкозу внутривенно эмпирически (1-2 ампулы D50W).
лечить гипонатриемию, если есть
  • Гипонатриемия — редкая причина судорог. Однако это важно, потому что судороги, вызванные гипонатриемией, следует немедленно лечить гипертоническим раствором.
  • Стандартная терапия представляет собой болюс из 150 мл 3% физиологического раствора, который можно повторить один раз при продолжающемся приступе.
  • Гипертонический раствор часто доставляется из аптеки через 15-20 минут. В экстренной ситуации 2 ампера бикарбоната (каждая ампула соответствует 50 мэкв бикарбоната в 50 мл) могут быть заменены 150 мл 3% физиологического раствора (описанного далее здесь).
дефицит тиамина
  • Известно, что дефицит тиамина (B1) вызывает судороги.
  • Это чаще всего встречается у детей, но может встречаться и у взрослых (особенно при алкоголизме).
  • Лечение эмпирическим тиамином внутривенно.

обычные противоэпилептические

(вернуться к содержанию)


Обычное противоэпилептическое средство показано пациентам с ОЛЛ эпилептическим статусом
  • Любой пациент, у которого судороги более 5 минут, должен получить противоэпилептическое средство, даже если бензодиазепин успешно купирует приступ.Бензодиазепин действует всего несколько часов, поэтому лечение одним бензодиазепином подвергает пациента риску отсроченного рецидива приступа.
  • Нет причин намеренно откладывать прием обычного противоэпилептического средства до бензодиазепина (потому что он потребуется в любом случае).
  • Для пациента с активными судорожными припадками не откладывайте интубацию, ожидая прибытия противоэпилептического средства из аптеки.
    • Противоэпилептическое средство следует заказывать как можно скорее и давать как можно раньше.
    • Если противоэпилептическое средство поступает из аптеки и снимает припадок в течение 20 минут, то в интубации нет необходимости. Это было бы потрясающе, но в большинстве сценариев это невозможно с точки зрения логистики.
    • Интубацию не следует откладывать в ожидании того, подействует ли противоэпилептическое средство второго ряда (целевая интубация примерно через 20 минут после начала припадка, независимо от того, прибыло ли обычное противоэпилептическое средство).
леветирацетам обычно является предпочтительным агентом
  • Недавнее рандомизированное слепое исследование продемонстрировало, что леветирацетам, фосфенитоин и вальпроат обладают эквивалентной эффективностью при лечении эпилептического статуса.(31774955).
  • Преимущества леветирацетама:
    • Он практически не имеет противопоказаний, поэтому вы можете спокойно прописывать его пациентам, даже не зная о них.
    • Его можно быстро ввести.
    • Это очень безопасно; в частности, это вряд ли вызовет изменение сознания (31766004).
    • Минимально взаимодействует с другими лекарствами.
  • Противопоказания: Нет
  • Побочные эффекты:
    • Может вызывать нарушение настроения, возбуждение, SIADH.
  • Дозирование
    • Ударная доза: 60 ​​мг / кг до максимальной общей дозы 4,5 г, настаивается в течение 10 минут.
    • Поддерживающая доза: обычно 1–1,5 грамма внутривенно каждые 12 часов (в отдельных случаях до 2 граммов внутривенно каждые 12 часов).
    • Леветирацетам выводится почками, поэтому может потребоваться корректировка поддерживающей дозы в зависимости от функции почек. (Нагрузочная доза одинакова независимо от функции почек.)
фосфенитоин
  • Причины, по которым фосфенитоин не является агентом первой линии:
    • Он вызывает многочисленные лекарственные взаимодействия.В частности, его не следует использовать вместе с вальпроатом (вальпроат ингибирует CYP2C9, что приводит к накоплению фенитоина; вальпроат также конкурирует за связывание с альбумином и тем самым увеличивает уровень свободного фенитоина).
    • Имеет множество противопоказаний (например, беременность, нарушение функции печени, почечная недостаточность).
    • Может вызвать тяжелую брадикардию или гипотензию (при слишком быстром введении или пациентам с сопутствующей сердечной патологией). В некоторых ситуациях замедления инфузии может быть достаточно для стабилизации состояния пациента и продолжения приема лекарств.
    • Другие возможные осложнения включают синдром Стивенса-Джонсона, панцитопению, флебит и лекарственную лихорадку.
    • Мониторинг уровней фенитоина в отделении интенсивной терапии затруднен (если ваша лаборатория не обеспечивает быстрое время восстановления уровней свободного фенитоина).
    • Токсичные уровни могут вызвать делирий.
  • Дозирование
    • Примечание. ФОСфенитоин является пролекарством фенитоина. Он более растворим в воде и не требует растворения в пропиленгликоле. Это дозировка в пересчете на эквивалентную дозу фенитоина («эквиваленты фенитоина»).
      • ⚠️ Всегда заказывайте ФОСфенитоин для внутривенных ударных доз. Фенитоин растворяется в пропиленгликоле и может привести к тяжелому некрозу тканей («синдром пурпурной перчатки»), если он экстравазирует.
    • Ударная доза составляет 20 ПЭ / кг при 100–150 ПЭ / мин (может дать дополнительные 5–10 ПЭ / кг при продолжающихся припадках). Фосфенитоин дозируется в терминах «эквивалентов фосфенитоина», а не в мг.
    • Поддерживающая доза составляет 5-7 ПЭ / кг / сут в 2-3 приема.
  • Мониторинг
    • Проверьте уровни не менее чем через 2 часа после последней дозы.
    • Целевой уровень общего фенитоина составляет ~ 15-25 мкг / мл (но это не очень точно для пациентов в критическом состоянии).
      • Общий уровень следует скорректировать на альбумин у пациентов с гипоальбуминемией, поскольку фенитоин сильно связан с белками (онлайн-калькулятор здесь).
    • В идеале можно проверить уровень свободного фенитоина , ориентируясь на уровень 1,5-2,5 мкг / мл (особенно у пациентов с почечной дисфункцией или другими лекарствами, которые конкурируют с фенитоином за связывание с альбумином).
      • Если уровни свободного фенитоина не доступны быстро, они могут быть коррелированными с уровнем фенитоина с поправкой на альбумин. Уровень свободного фенитоина должен быть примерно в 10 раз ниже, чем уровень фенитоина с поправкой на альбумин. Если уровни не коррелируют, рассмотрите возможность дозирования исключительно на основе уровней свободного фенитоина (если они могут измениться достаточно быстро) или избегать приема фенитоина у пациентов с почечной дисфункцией или тяжелой гипоальбуминемией.
фенобарбитал
  • Не широко используется, но может быть полезен в определенных ситуациях:
    • (1) Возможно, предпочел противоэпилептическое средство при припадках отмены алкоголя.Подробнее об этом здесь.
    • (2) Может быть полезен при сверхрефрактерном эпилептическом статусе, чтобы помочь отлучить пациентов от барбитуратной комы.
вальпроевая кислота
  • Роль:
    • Вальпроевая кислота — хороший вариант, который эффективен и обычно хорошо переносится.
    • Вальпроат также используется благодаря своим свойствам стабилизации настроения. Таким образом, вальпроевая кислота может быть хорошим выбором для пациентов с возбужденным делирием или известными психическими расстройствами.Подробнее об использовании вальпроевой кислоты в качестве седативного средства здесь.
    • Ограничение вальпроевой кислоты состоит в том, что она влияет на фармакокинетику фенитоина или фенобарбитала. Если пациент не реагирует на вальпроевую кислоту, это может затруднить добавление дополнительных противоэпилептических средств.
  • Противопоказания
    • Гипераммонемия, заболевание печени
    • Беременность
    • Тромбоцитопения, активное кровотечение
  • Побочные эффекты
    • Тромбоцитопения, нарушение агрегации тромбоцитов
    • Панкреатит, гепатотоксичность
    • Гипераммониемическая энцефалопатия
    • Синдром Стивенса-Джонсона
    • Лекарственная реакция с эозинофилией и системными симптомами (ПЛАТЬЕ)
    • SIADH
    • Известный тератоген; противопоказан беременным пациенткам.
  • Дозирование
    • Ударная доза: 40 мг / кг (до 3000 мг), вводимая в течение 5-10 минут. Может дать дополнительные 20 мг / кг за 5 минут.
    • Поддерживающая доза: 30-60 мг / кг ежедневно в разделенных дозах, каждые 12 часов или каждые 8 ​​часов.
  • Мониторинг
    • Целевой уровень в сыворотке 80–140 мг / дл.
    • Целевой свободный уровень 4-11 мкг / мл (получить свободный уровень только при подозрении на токсичность).
Ударная доза для пациентов, получающих хроническую противоэпилептическую терапию
  • Всем пациентам с эпилептическим статусом следует вводить противоэпилептические средства (обычно леветирацетам, фосфенитоин или вальпроат).
  • Для пациентов, ранее принимавших один из этих препаратов:
    • Если предполагается, что пациент придерживается терапии, имеет смысл ввести различных препаратов . Например, у пациента, постоянно принимающего леветирацетам, можно использовать вальпроатную нагрузку.
    • Если пациенту кажется, что он потенциально не соблюдается, то повторная загрузка пациента хроническим противоэпилептическим средством может иметь смысл.
    • В случае сомнений, леветирацетам может быть здесь хорошим выбором, потому что супратерапевтические уровни достаточно безопасны.


нейролитическая интубация

(вернуться к содержанию)


подготовка к интубации
  • Пропофол, как правило, является лучшим препаратом для индукции, учитывая его мощную противоэпилептическую активность. Единственным исключением могут быть пациенты с тяжелой гипотонией (у которых мидазолам обеспечивает большую гемодинамическую стабильность). Кетамин также обладает противоэпилептической активностью, которая может действовать синергетически с пропофолом или мидазоламом (кетамин блокирует рецепторы NMDA, а пропофол блокирует рецепторы ГАМК).
  • Комбинация седативных средств, вазодилатации пропофолом и вентиляции с положительным давлением может снизить артериальное давление. Будьте готовы к этому (например, приготовьте инфузию норэпинефрина и / или адреналина в дозировке).
  • Относительно паралитического:
    • Сукцинилхолин может быть противопоказан при длительном эпилептическом статусе, так как это может привести к рабдомиолизу и гиперкалиемии .
    • Рокурониум вызывает длительный паралич, что может быть проблематичным, поскольку он может маскировать продолжающуюся судорожную активность.Однако сугаммадекс можно использовать после интубации для устранения паралича и определения наличия остаточной судорожной активности (если ЭЭГ недоступна).
    • Обратите внимание, что мышечный паралич не предотвращает повреждение головного мозга от продолжающейся судорожной активности. Цель всегда состоит в том, чтобы контролировать сам припадок, а не , чтобы замаскировать его с помощью паралитических средств.
    • Наложение жгута на конечность до паралича может предотвратить попадание паралитического средства в эту конечность, что позволит вам определить, прекратился ли приступ.
Пример нейролитической интубации
  • Есть много способов добиться этого. Одна стратегия включает следующую последовательность лекарств:
    • # 1: Введите 200 мг кетамина внутривенно.
    • # 2: Введите 100 мг пропофола (10 мл).
    • # 3: Введите рокурония в дозе 0,6 мг / кг (это более низкая доза , чем обычно используется, так что на требуется немного больше времени , чем обычно, и это не продлится слишком долго).
  • Это приведет к одному из двух результатов:
    • (# 1) Кетамин и пропофол обычно снимают приступ.Это приводит к резкому прекращению двигательной активности примерно через 30-60 секунд после нажатия пропофола (до начала паралича). Когда это происходит, вы обычно можете интубировать пациента — обычно пациент довольно вялый.
    • (# 2) Кетамин и пропофол не помогают снять приступ. В этом случае судорожные движения постепенно станут менее выраженными по мере возникновения паралича. Исчезновение всех движений обычно происходит через более 60 секунд после введения рокурония.
  • Судя по дозе и последовательности приема лекарств, рокуроний здесь обычно не нужен (пропфол и кетамин обычно снимают припадок и создают адекватные условия для интубации). Рокуроний — это просто страховой полис, так что в случае, если пропофол и кетамин не снимают припадок , вы все равно получите адекватные условия для интубации.
начать инфузию седативного средства (пропофол)
  • Пропофол (+/- кетамин) обычно снимает приступ.Тем не менее, постоянная инфузия пропофола по-прежнему необходима для предотвращения повторения приступов.
  • Если возможно, пропофол следует вводить с умеренно высокой скоростью (например, 50-80 мкг / кг / мин). Для введения пропофола может потребоваться низкая доза вазопрессора. Фенилэфрин может быть предпочтительнее для пациентов без центрального доступа.
  • Для пациентов с тяжелой гипотензией вместо пропофола можно использовать вливание мидазолама. Главный недостаток мидазолама заключается в том, что он медленно накапливается и истощается, задерживая экстубацию.

сверхрефрактерный эпилептический статус

(вернуться к содержанию)


В редких случаях судороги могут не поддаваться лечению традиционным противоэпилептическим средством (например, левтирацетамом) в сочетании с инфузией пропофола. Это зона, в основном свободная от доказательств, учитывая ее редкость. Дополнительные варианты лечения включают следующее.

повторный болюс с пропофолом и кетамином
  • Иногда простое повторное введение пропофола и кетамина может прервать приступ и успокоиться.
  • Убедитесь, что доза для инфузии пропофола является адекватной (гемодинамическая нестабильность, вызванная пропофолом, при необходимости может контролироваться норадреналином, и в идеале она не должна быть препятствием для использования адекватных доз пропофола).
  • Это не долгосрочное решение, но может помочь снять припадок. Его можно использовать в сочетании с некоторыми из нижеперечисленных методов, чтобы предотвратить повторение приступов.
дополнительные обычные противоэпилептические средства
  • Может быть добавлен второй традиционный агент (включая вальпроевую кислоту, леветирацетам или фосфенитоин).
  • Эти агенты не обязательно предназначены для того, чтобы немедленно прервать припадок, а скорее для того, чтобы помочь в постоянном контроле приступа (по мере того, как вводимые седативные средства прекращаются).
другие дополнительные противоэпилептические средства
  • лакозамид
    • Новое противоэпилептическое средство, которое обычно хорошо переносится и простое в применении.
    • Разумная нагрузочная доза может составлять 400 мг в течение 5 минут с последующими поддерживающими дозами 200 мг внутривенно каждые 12 часов.
  • Топирамат
    • Ударная доза 300-800 мг, затем суточная доза 200-500 мг 2 раза в сутки (31766004).
    • Влияет на несколько рецепторных систем (ГАМК, ингибирование кальциевых каналов, блокада натриевых каналов, ингибирование AMPA / каинатных рецепторов).
  • Пиридоксин (витамин B6)
    • Это может быть более полезным при определенных типах (отравление INH, алкоголизм, некоторые нарушения метаболизма пиридоксина).
    • Доза составляет 100-600 мг / сут перорально или внутривенно.
  • Clobazam
    • Новый бензодиазепин с меньшим седативным действием, принимаемый перорально.
    • Доза составляет 5-15 мг / сут, разделенная на два приема.
инфузия высоких доз кетамина
  • Этот препарат становится предпочтительным средством для контроля сверхрефрактерного эпилептического статуса.
  • Преимущества по сравнению с барбитуратной комой:
    • i) Более стабильная гемодинамика
    • ii) Более короткий период полураспада
    • iii) Может быть быстро увеличен титр для определения эффективности (и, если не работает, можно использовать другой агент).
  • Дозирование
    • (1) Задача титрования кетамина : вводите последовательные болюсы 1-2 мг / кг каждые 5 минут, до максимальной суммарной дозы 5-10 мг / кг. Если этот успешно справляется с припадком , переходите к поддерживающей инфузии. Если этот не контролирует приступ , попробуйте другой агент (например, пентобарбитал ниже).
    • (2) Поддерживающая инфузия: Диапазон доз инфузии составляет примерно 1-10 мг / кг / час.
      • Титровать по ЭЭГ.
      • При внезапных приступах можно ввести болюс с кетамином и увеличить скорость инфузии.
пентобарбитал
  • Средство последней линии при сверхрефрактерном эпилептическом статусе.
  • Пентобарбитал почти всегда эффективен. Однако проблема в том, что он имеет множество побочных эффектов (включая гипотонию, токсичность пропиленгликоля) и невероятно медленный период полураспада. Таким образом, введение пациента в пентобарбитальную кому обязывает его к 1-2-недельному курсу искусственной вентиляции легких.
    • Отмена поддерживающей жизнь терапии после индукции пентобарбитальной комы этически сомнительна. В идеале пентобарбитал следует назначать пациентам, которые стремятся к агрессивной поддержке. Если семьи желают опробовать короткий курс интубации (например, 1-2 дня), то вливание кетамина будет более подходящим.
    • В небольшом РКИ, в котором сравнивали пропофол с барбитуратами, наблюдалась аналогичная скорость контроля над приступами, но пациенты, получавшие барбитураты, имели значительно более длительную продолжительность искусственной вентиляции легких (20878265).
  • Непрерывный мониторинг ЭЭГ необходим всем пациентам, находящимся в пентобарбитальной коме. Если в вашем центре нет постоянного мониторинга ЭЭГ, пациенту потребуется перевод в центр, в котором он есть.
  • Доза
    • Ударная доза составляет 5-15 мг / кг. Повторяйте дозы 5 мг / кг до тех пор, пока приступ не прекратится.
    • Скорость инфузии: начните с 1 мг / кг / час, затем титруйте от 0,5 до 10 мг / кг / час.
    • Титрируйте дозу на основе ЭЭГ. Если ЭЭГ полностью подавлена ​​(плоская), это говорит о чрезмерном дозировании.
кетогенная диета
  • Это может быть эффективным даже при сверхрефрактерном эпилептическом статусе (24453083, 30638692).
  • Это чрезвычайно безопасно (соотношение риск / польза, возможно, превосходит большинство противоэпилептических средств).
    • Пищевой кетоз можно проводить у пациентов с диабетом I типа, но это более сложно и требует более тщательного наблюдения.
    • Противопоказан пациентам с определенными митохондриальными нарушениями, порфирией или дефицитом окисления жирных кислот.
  • Основные барьеры логистические:
    • Требуется состав для питания через кетогенную трубку (во многих больницах его может не хватать).
    • Наркотиков, содержащихся в D5W, следует избегать.
    • Требуется участие аптеки, которая должна будет рассчитать содержание всех углеводов в лекарствах пациента и определить, достижим ли кетоз.

нейромониторинг

(вернуться к содержанию)


клинический мониторинг
  • Если пациенты могут прийти в нормальное сознание, они не схватятся.
  • Неспособность прийти в сознание вызывает беспокойство по поводу стойкого бессудорожного эпилептического статуса (NCSE).
видео ЭЭГ (vEEG)
  • Предпочтительна непрерывная вЭЭГ (особенно для более сложных пациентов). У пациентов, которые не приходят в нормальное сознание, могут возникать периодические припадки, которые можно пропустить с помощью одной «точечной» ЭЭГ.
  • Нет единого мнения или данных относительно того, лучше ли титровать лекарство для целевого подавления вспышек или просто для отсутствия припадков.
    • Нацеливание на более глубокий уровень седации (например, подавление приступов) обычно увеличивает время на вентиляцию и осложнения, связанные с приемом лекарств.
    • При отсутствии четких доказательств простая борьба с отсутствием припадков может минимизировать ятрогенный вред.
  • vEEG может привести к чрезмерному лечению и ятрогенному ущербу, , если :
    • (1) Принято решение о нацеливании на подавление вспышек или ЭЭГ с плоскими линиями в течение длительных периодов времени.
    • (2) Предпринимаются попытки подавить все шаблонов иктального спектра (например,грамм. периодические латерализующие эпилептиформные выделения).

пробуждение и отлучение от груди

(вернуться к содержанию)


Основные рекомендации перед экстубацией
  • (1) Были ли устранены все причины припадка?
  • (2) Нужны ли дополнительные диагностические тесты?
    • МРТ легче и безопаснее делать при интубации; после интубации пациенты часто не могут лежать спокойно для МРТ.
    • LP легче выполнить до экстубации.
  • (3) Были ли даны адекватные дозы противоэпилептических препаратов?
экстубация
  • После выполнения вышеуказанных критериев седативный эффект можно отменить.
  • Большинство пациентов будут интубированы как минимум один день. При очень рефрактерных приступах может потребоваться более длительный период седации.
  • Требуется тщательный мониторинг, чтобы определить, есть ли продолжающиеся судороги.Впоследствии пациенты могут быть экстубированы, если они соответствуют другим критериям (например, они проходят пробу спонтанного дыхания).

подкаст

(назад к содержанию)


Следуйте за нами в iTunes

вопросы и обсуждения

(вернуться к содержанию)


Чтобы эта страница оставалась небольшой и быстрой, вопросы и обсуждение этого сообщения можно найти на другой странице здесь .

  • Не оставляйте больного с генерализованным эпилептическим судорожным статусом у постели больного до тех пор, пока приступы не купируются. Это почти всегда должно быть возможно в течение <30 минут (при необходимости с использованием интубации и высоких доз кетамина).
  • ВСЕ пациенты с эпилептическим статусом должны лечиться обычными противоэпилептическими средствами (например, леветирацетамом), независимо от того, реагирует ли припадок на бензодиазепин. Если бензодиазепин подействует, вам все равно необходимо назначить противоэпилептическое средство для более длительного действия.
  • Избегайте недостаточной дозировки левтирацетама (последние рекомендации рекомендуют 60 мг / кг, до 4,5 граммов).
  • Избегайте неадекватной предварительной дозы бензодиазепина (0,1 мг / кг может быть идеальным; все, что ниже 4 мг лоразепама, крайне неадекватно).
  • Остерегайтесь использования паралитического средства для интубированных пациентов с судорожными припадками — это придает приятный вид, но не предотвращает повреждение мозга в результате припадка.
  • Не становитесь жертвой интубатофобии : страха, что интубация пациента с припадками может ухудшить их состояние.Напротив, ранняя проходимость дыхательных путей способствует окончательному контролю над приступами и предотвращает осложнения (например, аспирацию, рабдомиолиз).

Благодарность: спасибо доктору Ричарду Чой (@rkchoi) за вдумчивые комментарии к этой главе.

Далее:

Интернет-книга интенсивной терапии — это онлайн-учебник, написанный Джошем Фаркасом (@PulmCrit), доцентом кафедры легочной медицины и реанимации Университета Вермонта.

Клинические рекомендации: Афебрильные припадки

См. Также

Калькулятор неотложных лекарств и жидкости
Реанимация

Ключевые точки
  1. Стремитесь определить обратимую причину и принимайте соответствующие меры.
  2. Приступы продолжительностью более 5 минут следует лечить.
  3. ЭЭГ не следует проводить в плановом порядке после первого приступа афебрила.
  4. Обеспечьте просвещение родителей относительно безопасности и будущих припадков.

Фон

Неспровоцированные судороги часто встречаются у детей, около 8% из них имеют приступы к 15 годам. Большинство приступов кратковременны и проходят самостоятельно, как правило, в течение 5 минут.

Судороги следует лечить немедленно в следующих ситуациях (см. Схему ниже):

  • ребенок, активно схватывающий с неизвестной продолжительностью, или припадок продолжительностью более 5 минут
  • известная патология
    • менингит
    • гипоксическое повреждение
    • травма
  • кардиореспираторный компромисс

Оценка

Оценка и лечение должны проводиться одновременно, если у ребенка активно схватки.

Ключ соображения при оценке острых состояний

  • Длительность изъятия с догоспитальным периодом
  • В анамнезе: предыдущие судороги и противосудорожные препараты (план лечения, если имеется), сопутствующие неврологические заболевания (например, шунтирование ВП, структурная аномалия головного мозга), почечная недостаточность (гипертоническая энцефалопатия), эндокринопатия (нарушение электролитного баланса)
  • Фокус
  • Доказательства первопричины, которая может потребовать дополнительных действий в чрезвычайной ситуации.Основные причины включают:
    • гипогликемия
    • электролитные нарушения
    • менингит
    • передозировка наркотиками / токсинами
    • травма
    • инсульт и внутричерепное кровотечение
  • Возраст: излечимая причина чаще у детей <6 месяцев

История

Подробная хронологическая история событий и поведения до, во время и после изъятия

По возможности следует взять анамнез у ребенка и получить счет стороннего наблюдателя

Спросите о:

  • аура, фокальные особенности
  • уровень осведомленности
  • недавняя травма, считать травму неслучайной
  • фокус движения конечностей или глаз
  • постиктальная фаза / гемипарез

Соответствует история прошлого

  • В семейном анамнезе судороги или сердечные расстройства / внезапная смерть
  • Анамнез, указывающий на абсанс или миоклонические судороги, ночные события
  • История развития

Обследование
  • Полное неврологическое обследование для выявления любых отклонений от нормы, признаков менингита или повышенного внутричерепного давления
  • Обследование сердечно-сосудистой системы, включая АД, и поиск любых признаков, указывающих на первопричину, например, нейрокожные стигматы, микроцефалия

Красные флажки
  • Травма головы с отсроченным припадком
  • Задержка развития или регресс
  • Головная боль перед припадком
  • Нарушение свертываемости крови, антикоагулянтная терапия
  • Употребление наркотиков / алкоголя
  • Знаки очага

Дифференциальный диагноз приступа
  • Аритмия
  • Заклинание задержки дыхания (эпизод происходит, когда ребенок плачет)
  • Вазовагальный обморок с аноксическим припадком (изменение осанки, которому предшествуют головокружение и тошнота)
  • Неэпилептическое пароксизмальное расстройство

Менеджмент

Начальный поддержка

В большинстве случаев уместно наблюдение в течение 5 минут, пока припадок не прекратится самопроизвольно

Обращайтесь с ребенком, как родители дома — берегите и соблюдайте правила

На данном этапе нет необходимости проверять оксиметрию или подавать кислород.

Схема активного изъятия

  • Учет доз бензодиазепина, введенных до госпитализации (например, родителями или парамедиками)
  • Если возможно, обратитесь к плану ведения приступов для конкретного пациента у детей с известным судорожным расстройством.
  • Не давайте лекарства, если ребенок имеет аллергию, ранее не реагировал, или если он / она уже принимает его

Схема активного изъятия


Лекарства используется при острых припадках

Лекарства Доза Комментарии
1 st линия
Мидазолам

0.15 мг / кг внутривенно / внутримышечно (макс.10 мг)

0,3 мг / кг буккально / внутримышечно (макс.10 мг)

Диазепам 0,3 мг / кг в / в / в (макс. 10 мг)

0,5 мг / кг PR (макс.10 мг)

Желательно внутривенная доза

Не сообщать IM

2 nd линия
Фенитоин

Ударная доза:

20 мг / кг в / в / 10

Неразбавленное введение в крупную вену более 20 мин (максимальная скорость 50 мг / мин) наблюдаемому пациенту

Не сдавайся в возрасте <1 месяц

Леветирацетам 40 мг / кг в / в / в (макс. 3 г) Развести до 50 мг / мл и настаивать в течение 5 минут
Фенобарбитон 20 мг / кг в / в / в (макс. 1 г)

Разбавить до 20 мг / мл или менее и ввести в течение 20 минут (максимальная скорость 30 мг / мин) наблюдаемому пациенту.

Прекратить инфузию, когда припадок прекратится

Обычно используется в неонатальные судороги

3 рд линия
Пропофол 2.5 мг / кг в / в / в стат с последующей инфузией 1-3 мг / кг / час

Для рефрактерных судорог, требующих быстрой индукции и вентиляции. Используйте только при участии старшего персонала, уверенного в обеспечении проходимости дыхательных путей. Остерегайтесь гипотонии.

Тиопентон 2-5 мг / кг внутривенно / внутривенно медленно с последующей инфузией 1-4 мг / кг / час
Инфузия мидазолама 1 мкг / кг / мин
Кетамин 1-2 мг / кг
Пиридоксин 100 мг в / в Рассмотреть у детей до 6 месяцев с судорогами, рефрактерными к стандартным противосудорожным средствам

Помощь после приступов

Положение ребенка в восстановительном положении, поддержание проходимости дыхательных путей
Монитор для дальнейшей судорожной активности
Рассмотрение соответствующих расследований

Расследования

Кровь

Определение уровня глюкозы в крови должно быть выполнено как можно скорее

Учитывать электролиты, кальций и венозный газ в следующих случаях:

  • любое изъятие, требующее агента второй линии
  • ребенок <6 месяцев
  • сопутствующие соматические заболевания, такие как нарушение обмена веществ, диабет, обезвоживание
  • ребенок не вернулся к исходному уровню после постиктальной фазы, и действие каких-либо лекарств прошло

Изображения

Рассмотрим при следующих обстоятельствах:

  • очаговый припадок
  • пациент, которым требуется 3 rd линейный агент
  • ребенок <6 месяцев
  • Признаки повышенного ВЧД
  • Нарушение свертываемости крови / антикоагулянтная терапия
  • ребенок не вернулся к исходному уровню после постиктальной фазы, и действие каких-либо лекарств прошло

ЭЭГ

  • редко требуется в острых случаях
  • не указано в качестве стандартного теста после всех первых припадков
  • доброкачественная фокальная эпилепсия детства (BFEC) (также известная как доброкачественная детская эпилепсия с центрально-височными спайками или доброкачественная роландическая эпилепсия) и идиопатическая генерализованная эпилепсия (IGE) являются наиболее частыми причинами афебрильных припадков у детей.Диагноз ни того, ни другого не может быть подтвержден без ЭЭГ. BFEC и IGE могут не нуждаться в лечении, поэтому подтверждение ЭЭГ обычно не является срочным. Обычно ЭЭГ следует проводить, если у ребенка второй припадок. Положительный диагноз позволяет избежать нейровизуализации

Рассмотрите возможность консультации с местным педиатром. команда когда
  • Дети <6 месяцев
  • Затяжные припадки
  • Неполное восстановление
  • Фокальные припадки или постиктальные проявления
  • Рецидивирующие приступы без диагноза эпилепсия
  • Частые / неконтролируемые припадки у ребенка с известной эпилепсией
  • Задержка развития
  • Существующие сопутствующие заболевания

Рассмотреть возможность приема для наблюдения у детей <6 месяцев

Рассмотреть перевод на высшее образование, когда

Ожидается, что детям потребуется помощь на уровне ОИТ (кардиореспираторный компромисс).

Для экстренной помощи и переводы в педиатрические или неонатальные отделения интенсивной терапии, см. Служба поиска

Учитывать разряд при

У детей старшего возраста, когда ребенок возвращается к исходным функциям без тревожных флажков в анамнезе, обследовании или предполагаемой причине

Все семьи должны получить образование до выписки, которое включает:

  • объяснение риска рецидива
  • изъятие и план оказания первой помощи
  • посоветовать родителям записывать видео-мероприятия, если это безопасно, и вести записи
  • предоставить письменную информацию
  • рассмотреть необходимость в неотложной помощи (буккальный мидазолам)

Последующее наблюдение после первого афебрильного припадка
  • Всем детям, у которых впервые случился афебрильный приступ, необходимо медицинское наблюдение
  • ЭЭГ не следует проводить в плановом порядке после первого афебрильного приступа

Информационный лист для родителей

Дети Информация о здоровье (Vic)

Судороги — вопросы безопасности и как помочь
Эпилепсия
Мидазолам от судорог
Электроэнцефалография

PENNSW Первый захват и видео

Последнее обновление: август 2020 г.

Эпилептический статус | Сидарс-Синай

Не то, что вы ищете?

Что такое эпилептический статус?

Судорожный припадок ненормального электрическая активность в головном мозге.Это влияет как на разум, так и на тело. Много проблем может вызвать у вас приступ. Это включает:

  • Высокая температура
  • Инфекции головного мозга
  • Аномальный уровень натрия или сахара в крови
  • Травмы головы

Если у вас эпилепсия , у вас могут быть припадки снова и снова. У вас может быть эпилептический статус, если приступ длится более 5 минут. или если у вас было более 1 припадка в течение 5-минутного периода, без возвращения к а нормальный уровень сознания между эпизодами. Это неотложная медицинская помощь. Позвоните 911. Это может привести к необратимому повреждению мозга или смерти.

Эпилептический статус встречается очень редко. У большинства людей, страдающих эпилепсией, этого никогда не будет. Это состояние чаще встречается у молодых дети и пожилые люди.

Это состояние может возникать как:

  • Судорожный эпилептический статус. Этот тип возникает при судорогах. Это может с большей вероятностью привести к долгосрочному травма, повреждение. Судороги могут включать подергивания, хрюканье, слюнотечение и быстрое движения глаз.
  • Неконвульсивный эпилептический статус. Люди с этим типом могут казаться сбитыми с толку или выглядеть так, как будто они мечтают. Они может быть не в состоянии говорить. Они также могут вести себя иррационально.

Что вызывает эпилептический статус?

У детей основная причина эпилептический статус — это инфекция с лихорадкой. Дети с тяжелой, рефрактерной судорожные расстройства также могут иметь эпилептический статус. У взрослых частые причины находятся:

  • Ход
  • Нарушение баланса веществ в крови, например, низкий уровень сахара в крови
  • Употребление слишком большого количества алкоголя или отказ от алкоголя после предыдущего употребления алкоголя в больших количествах
  • Отказ от лекарств для лечения судорог

Кто подвержен риску развития эпилептического статуса?

Существует множество факторов риска эпилептический статус, такой как:

  • Плохо контролируемая эпилепсия
  • Низкий уровень сахара в крови
  • Ход
  • Почечная недостаточность
  • Печеночная недостаточность
  • Энцефалит (отек или воспаление головного мозга)
  • ВИЧ
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Генетические заболевания, такие как синдром ломкой Х-хромосомы и синдром Ангельмана
  • Травмы головы

Каковы симптомы эпилептического статуса?

Это возможные симптомы эпилептического статуса:

  • Мышечные спазмы
  • Падение
  • Путаница
  • Необычные шумы
  • Нарушение контроля кишечника или мочевого пузыря
  • Стопорные зубы
  • Нерегулярное дыхание
  • Странное поведение
  • Проблемы с речью
  • «Мечтательный» образ

Как диагностируется эпилептический статус?

Ваш лечащий врач проведет физический осмотр.Он или она спросит о вашем прошлом здоровье, о любых лекарствах, которые вы принимаете, и если вы употребляли алкоголь или другие наркотики.

Ваш лечащий врач может также назначить электроэнцефалограмму. Это предполагает размещение безболезненные электроды на коже головы для измерения электрической активности мозга.

Вам могут понадобиться другие тесты для поиска по возможным причинам, например:

  • Поясничная пункция (спинномозговая пункция) для поиска признаков инфекционное заболевание
  • КТ или МРТ для выявления проблем в головном мозге

Как лечится эпилептический статус?

Медицинский работник захочет как можно быстрее прекратить приступ и вылечить любые основные проблемы, которые вызывая это.Вам может понадобиться:

  • Кислород
  • Анализы крови
  • Внутривенное (внутривенное) введение
  • Глюкоза (сахар), если низкий уровень сахара в крови может вызывать захват

Поставщики медицинских услуг также могут использовать противосудорожные препараты для лечения проблемы, такие как:

  • Диазепам
  • Лоразепам
  • Фенитоин
  • Фосфенитоин
  • Фенобарбитал
  • Вальпроат

Эти лекарства выдаются через внутривенное введение или инъекция в мышцу.

Какие возможные осложнения эпилептического статуса?

Осложнения зависят от основной причиной. Они могут варьироваться от отсутствия проблем до смерти. Если причина, например бедных борьба с эпилепсией, поправима, проблем может не быть. Если причина — инсульт или черепно-мозговая травма, человек может получить физическую инвалидность вплоть до смерти.

Можно ли предотвратить эпилептический статус?

Если у вас эпилепсия, лекарства в соответствии с указаниями могут помочь вам избежать этой проблемы.Если у вас был эпилептический статус, вам может потребоваться начать принимать противосудорожные препараты или сменить лекарство от противосудорожных препаратов, которое вы принимаете. уже беру. Ведите журнал изъятий. Обратитесь к своему провайдеру, если ваши приступы изменятся. в том, как часто они случаются, как долго они длятся или какой у вас тип.

Вы также можете предотвратить эта проблема со здоровьем:

  • Не злоупотребляю алкоголем
  • Контроль уровня сахара в крови
  • Прекращение приема лекарств только при наличии медицинской помощи

Основные сведения об эпилептическом статусе

  • Эпилептический статус имеет множество причин.Некоторые из них можно предотвратить, например, низкий уровень сахара в крови или злоупотребление алкоголем и наркотиками.
  • Людям с эпилепсией необходимо принимать их лекарство, как сказано.
  • Припадок, который длится более 5 минут, или наличие более 1 в течение 5-минутного периода — это чрезвычайная ситуация. Позвоните 911.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную пользу от визита к врачу:

  • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите.
  • Перед визитом запишите вопросы, на которые хотите получить ответы.
  • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задать вопросы и запомнить, что говорит ваш поставщик ты.
  • Во время посещения запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения, или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые дает вам ваш провайдер.
  • Узнайте, почему прописано новое лекарство или лечение и как они вам помогут.Также знать, каковы побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.
  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
  • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство, не пройдете тест или процедуру.
  • Если у вас назначена повторная встреча, запишите дату, время и цель для этого визит.
  • Знайте, как вы можете связаться с вашим поставщиком медицинских услуг, если у вас возникнут вопросы.

Медицинский обозреватель: Джозеф Кампеллон, доктор медицины

Медицинский обозреватель: Марианна Фрейзер MSN RN

Медицинский обозреватель: Раймонд Кент Терли BSN MSN RN

© 2000-2021 Компания StayWell, LLC. Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи. Всегда следуйте инструкциям лечащего врача.

Не то, что вы ищете?

границ | Мнение эксперта по лечению синдрома Леннокса – Гасто: алгоритмы лечения и практические соображения

Обзор синдрома Леннокса – Гасто (LGS)

Синдром Леннокса – Гасто — тяжелая эпилептическая энцефалопатия и энцефалопатия, связанная с развитием, с началом обычно в возрасте от 3 до 7 лет (чаще всего от 3 до 5 лет) (1, 2). Синдром сохраняется в подростковом возрасте и в зрелом возрасте, а также может, в редких случаях, иметь позднее начало (3).LGS часто возникает de novo , но может также развиваться из других тяжелых детских судорожных расстройств, таких как синдром Веста (детские спазмы) (4). Нет биологического маркера; имеет неоднородную этиологию. Многие случаи возникают в результате аномалии головного мозга, вызванной, например, инсультом, пороком развития, инфекцией, опухолью (5) или генетической мутацией. Однако в 25–33% случаев причина неизвестна (6, 7). Таким образом, LGS — это электроклиническая сущность, которая возникает из-за разной этиологии.Точного диагноза LGS часто бывает трудно достичь не только потому, что, взятые по отдельности, характерные типы приступов и особенности электроэнцефалограммы (ЭЭГ) не являются патогномоничными, но и потому, что они развиваются и меняются с течением времени. Следовательно, LGS может быть трудно отличить от других синдромов эпилепсии, особенно на ранних этапах естественного течения болезни. Однако точная и ранняя диагностика синдрома имеет центральное значение для его эффективного лечения, поскольку соответствующее лечение может потенциально изменить клинический курс пациента и тем самым улучшить его общий прогноз (2, 4).

Определение LGS

Хотя точное определение LGS остается неуловимым из-за дебатов относительно пределов, причин и диагноза синдрома (4), преобладают два ключевых критерия, которые были включены в исходное описание: (i) множественные типы припадков. , чтобы включать тонические, атонические и атипичные абсансы, с тоническими припадками, преимущественно происходящими ночью, и (ii) аномальная ЭЭГ, состоящая в основном из интерктального паттерна диффузных медленных спайк-волновых комплексов (SSW) с частотой <3 Гц, возникающих во время бодрствования (1).Дополнительные признаки, необходимые для диагностики, включают пароксизмальные быстрые ритмы (10–20 Гц) во время сна, в основном во время сна с медленным движением глаз, что является признаком тонических припадков (8).

Хотя умственная отсталость и связанные с ней поведенческие проблемы были первоначально описаны у всех пациентов Ленноксом и Гасто (1), они не обязательно присутствуют вначале и, следовательно, их наличие или отсутствие не включаются в диагностические критерии.

Приступы и характеристики ЭЭГ, описанные выше, являются центральными характеристиками LGS; однако можно увидеть дополнительные характеристики.Некоторые или все из них могут присутствовать до или во время постановки диагноза, или они могут развиваться и меняться с течением времени. Дополнительные типы изъятий, связанные с LGS, включают следующее:

Эпилептические спазмы : LGS развивается из синдрома Веста примерно в 30% педиатрических случаев (9, 10), и у таких пациентов могут продолжаться эпилептические спазмы во время перехода к LGS (11).

Неконвульсивный эпилептический статус (NCSE) : встречается у 50–75% пациентов с LGS и обычно состоит из субпостоянных атипичных абсансов с различной степенью измененного сознания, периодически прерываемых повторяющимися кратковременными тоническими припадками (7).

Фокальные приступы (с двусторонним поражением или без него), генерализованные тонико-клонические приступы, односторонние клонические приступы : обычно возникают на более поздних стадиях LGS, но иногда могут предшествовать основным типам приступов (4).

Миоклонические припадки : встречаются у 11–28% пациентов (6, 12–15) и могут приводить к падению, но связаны со многими генерализованными эпилепсиями и поэтому не считаются определяющим признаком LGS (2).

Исследования при диагностике

Учитывая вышеупомянутые трудности, связанные с точной диагностикой LGS, рекомендуется несколько ключевых исследований:

ЭЭГ сна : использование записи ЭЭГ сна считается обязательным для диагностики LGS, поскольку наличие тонических припадков во сне и / или наличие пароксизмальных быстрых ритмов являются ключевыми диагностическими критериями даже у взрослых пациентов (4, 16 ).Для получения ЭЭГ сна у взрослого пациента может оказаться полезным предварительное полное или частичное лишение сна.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) : МРТ требуется для оценки наличия структурных аномалий (например, опухоли / порока развития головного мозга, комплекса туберозного склероза), которые могут выявить этиологию, помочь в дифференциальной диагностике и / или принять решение о лечении (10 ).

Генетическое исследование : LGS — это, по сути, электроклинический диагноз. Были предприняты попытки определить возможную генетическую этиологию, но генетическая архитектура LGS очень неоднородна (17, 18).Хотя не существует единого гена для LGS, генетическое тестирование (т. Е. Целевое повторное секвенирование, сравнительная геномная гибридизация массива) может быть полезным для определения этиологии и последующих рисков рецидива; это также может помочь предотвратить ненужные диагностические исследования (19). Генетические тесты, которые могут помочь определить этиологию и диагноз LGS, приведены в Таблице 1.

Таблица 1 . Примеры генных тестов, которые могут прояснить генетическую этиологию LGS.

Сотрудничество между консорциумами EuroEPINOMICS и Epi4K / EPGP позволило проанализировать данные экзомного секвенирования в когорте из 356 трио с LGS или инфантильными спазмами и обнаружило в общей сложности 429 мутаций de novo (17).Когорта была достаточно большой, чтобы продемонстрировать, что это представляет собой статистически значимое превышение по сравнению с общей популяцией, подтверждая заметную роль de novo мутаций в эпилептических энцефалопатиях. Было идентифицировано семь генов, играющих роль в этих эпилептических энцефалопатиях: DNM1, ALG13, CDKL5, GABRB3, SCN1A, SCN2A и STXBP1 . В целом, по крайней мере, у 12% пациентов была обнаружена идентифицируемая причинная мутация de novo (17).

Пациенты с трисомией 21 могут иметь позднее начало LGS, характеризующееся частыми рефлекторными припадками, в основном спровоцированными внезапной неожиданной сенсорной стимуляцией (22).

Проблемы с диагностикой

Хотя особенности ЭЭГ являются центральными для точного диагноза LGS, важно учитывать, что для их развития может потребоваться время, особенно в очень молодом возрасте. Паттерн SSW ЭЭГ может также изначально отсутствовать у пациентов, которые переходят на LGS от другого эпилептического синдрома, такого как синдром Веста (и тем более у детей без инфантильных спазмов в анамнезе).Следовательно, для пациентов с типами приступов, связанных с LGS, особенно с тоническими или атоническими припадками, клиницисты должны быть внимательны к возможности диагноза LGS и активно отслеживать аномалии ЭЭГ, чтобы подтвердить его диагноз. Важно стремиться идентифицировать паттерны ЭЭГ, которые характеризуют LGS на ранних этапах естественного течения, поскольку они могут быть относительно преходящими: одно исследование, проведенное с участием 64 пациентов с LGS в течение 42-летнего периода, показало, что средняя продолжительность «классических» комплексов SSW было 8.2 года (от 1 до 35 лет; в среднем 5,5 лет) (23).

Ни один из типов приступов, связанных с LGS, не является патогномоничным, и поэтому при подозрении на диагноз LGS крайне важно учитывать характер приступов пациента наряду с их особенностями ЭЭГ. Например, тонические или атонические капельные приступы являются характерной чертой LGS, встречающейся примерно у 50% пациентов с SSW, но они не являются диагностическими для LGS, поскольку они также наблюдаются при других синдромах эпилепсии, например, с преимущественно миоклоническими заболеваниями. астатические припадки (4).Типы припадков, связанных с LGS, также бывает трудно идентифицировать. Для выявления тонических припадков во сне может потребоваться запись видео и ЭЭГ во сне вместе с записью поверхностной электромиографии, поскольку жесткость может быть незначительной (2). Выявление и количественная оценка атипичных абсансов может быть сложной задачей, особенно у пациентов, чья реакция нарушена из-за умственной отсталости, и у которых SSW является заметным на ЭЭГ.

Другие факторы, которые могут затруднить диагностику, заключаются в том, что типы приступов и особенности ЭЭГ LGS не статичны, а развиваются и меняются с течением времени.Это важное соображение не только для первоначального диагноза, но и на более позднем этапе развития болезни пациента, поскольку оно имеет значение при выборе наиболее подходящего лечения. Развивающийся характер LGS подчеркивает необходимость регулярной переоценки и переоценки, особенно когда пациенты переходят с педиатрической помощи на лечение взрослых (см. Переход от детства к взрослой жизни).

Важность дифференциальной диагностики

В большинстве случаев тщательное рассмотрение как клинических характеристик, так и характеристик ЭЭГ должно позволить отличить LGS от других синдромов эпилепсии; однако есть определенные синдромы эпилепсии, с которыми его можно спутать (2).Хотя миоклонически-атоническая эпилепсия (МАЭ; синдром Дуза) имеет определенные диагностические критерии (24), при постановке диагноза рецидивирующие миоклонические атонические припадки, рассматриваемые как дроп-атаки, могут привести к предположительному диагнозу LGS. Этот конкретный пример показывает, где определение правильного диагноза синдрома имеет важное прогностическое значение; примерно у двух третей пациентов с МАЭ прогноз благоприятный (25), тогда как при LGS он отсутствует. Атипичную доброкачественную парциальную эпилепсию детского возраста можно спутать с LGS, потому что она имеет несколько схожие характеристики ЭЭГ, но они отличаются от таковых для LGS тем, что имеют нормальную или немного медленную фоновую активность и отсутствие быстрых спайк-разрядов (> 10 / с) с отсутствием тонических припадков (2).Синдром эпилептической энцефалопатии с непрерывной спайковой волной медленного сна может также проявляться дроп-атаками как преобладающее проявление приступов, с признаками регресса нервного развития при поступлении, но при оценке, хотя всплески SSW наблюдаются с атоническими приступами абсанса в бодрствующем, длительном сне. записи не выявили тонических припадков (26). Некоторые формы фокальной эпилепсии, например, вовлекающие дополнительную сенсомоторную область, где могут проявляться тонические, атонические и капельные приступы, также могут быть неправильно диагностированы.Судороги, возникающие в дополнительной сенсомоторной области, приводят к ряду клинических явлений, которые обычно включают кратковременную асимметричную тоническую позу конечностей с сохраненным сознанием (27, 28). ЭЭГ с дополнительными поверхностными электродами для электромиографии может быть полезна для дифференциации симметричных или асимметричных тонических приступов. Более того, фокальную лобную или теменную эпилепсию можно отличить от LGS, так как интериктальная ЭЭГ обычно показывает нормальную фоновую активность, иктальная ЭЭГ при тонических асимметричных припадках может быть нормальной, а быстрые спайковые разряды либо локализуются над макушкой, либо диффузны, но явно асимметричны (29). ).

Примерно в 50% случаев синдрома Веста появление LGS наблюдается позже (30). Постепенная эволюция признаков LGS и тот факт, что он может предшествовать другим синдромам эпилепсии или следовать за ними и / или разделять с ними общие черты, привели к гипотезе о том, что это может быть форма развития эпилепсии с континуумом других форм эпилепсии. эпилепсия и, в конечном итоге, LGS (31–33). Это еще раз подчеркивает необходимость постоянной переоценки и переоценки диагнозов, чтобы можно было соответствующим образом адаптировать лечение.

Обзор современных доказательств для лечения LGS

Фармакологическое лечение LGS

Доказательная база для фармакологического лечения LGS ограничена. Данные эпидемиологического наблюдения и обзор взрослых с LGS показывают, что при стандартном лечении существует очень низкая вероятность ремиссии в долгосрочной перспективе, подтверждая текущие проблемы, с которыми сталкиваются при ведении приступов (16, 34). Также следует отметить, что вероятны спонтанные колебания частоты и типа приступов (35).Следовательно, при рассмотрении ответа на лечение необходимо также учитывать продолжительность времени, в течение которого он оценивается.

Кокрановский обзор лечения LGS противоэпилептическими препаратами (AED), проведенный в 2013 г., включал восемь исследований семи препаратов, используемых в качестве дополнительной терапии (36). Мета-анализ был невозможен из-за различий в дизайне исследований, критериях включения / исключения и исходах. Был сделан вывод о том, что ни один препарат не является высокоэффективным при LGS по сравнению с другим: ламотриджин (LTG), руфинамид (RUF), топирамат (TPM) и фелбамат (FLB) могут быть полезны в качестве дополнительной терапии, а клобазам (CLB) может быть полезен в качестве дополнительной терапии. быть полезным для дроп-атак.Не было показано никаких преимуществ для цинромида или низких / высоких доз тиреотропин-рилизинг гормона (36). Недавний поиск в литературе не выявил каких-либо дополнительных рандомизированных контролируемых исследований (РКИ), которые могли бы дополнить этот анализ на сегодняшний день.

Противоэпилептические препараты, лицензированные или широко используемые для LGS в Европе и США

Вальпроат натрия (VPA)

Вальпроат никогда не лицензировался специально для использования в LGS (Таблица 2). Тем не менее, большинству пациентов с эпилепсией, характеризующейся генерализованными или множественными типами приступов, сначала назначают VPA, поскольку он имеет широкий спектр и маловероятно, что они приведут к обострению приступов.Следовательно, он, вероятно, использовался в первую очередь у детей с de novo или возникающими LGS. Основное внимание при общем использовании VPA было связано с тератогенным риском и риском развития для будущего ребенка от матери, принимающей VPA (37–39). В руководствах Международной лиги против эпилепсии рекомендуется избегать применения VPA у женщин с детородным потенциалом, но следует учитывать, что для типов припадков (или эпилепсии), когда VPA является наиболее эффективным лечением, риски и преимущества VPA и других альтернативных методов лечения должны быть ниже. обсуждается, и что VPA следует предлагать в качестве лечения первой линии для синдромов эпилепсии, когда это наиболее эффективное лечение (40).В соответствии с этими рекомендациями, анализируя соотношение риска и пользы, зачатие у многих с LGS не рассматривается, и, следовательно, польза от использования VPA часто перевешивает любой риск.

Таблица 2 . Краткое описание AED, лицензированных или широко используемых для LGS в Европе и / или США.

Ламотриджин

Ламотриджин лицензирован в Европе и США для лечения судорог, связанных с LGS. LTG показал свою эффективность и хорошую переносимость при лечении LGS в плацебо-контролируемом РКИ III фазы, проведенном с участием 169 пациентов с LGS (41) (таблица 2).Кроме того, в двойном слепом плацебо-контролируемом перекрестном исследовании, проведенном с участием 30 пациентов детского и подросткового возраста с рефрактерной генерализованной эпилепсией, 20 из которых имели LGS, LTG хорошо переносился, а при LTG наблюдалось статистически значимое снижение частоты приступов. по сравнению с плацебо (47). VPA подавляет метаболизм LTG (48). Следовательно, при использовании в качестве дополнения к терапии VPA требуется пониженная доза LTG (см. Текст сноски 1). И наоборот, если впоследствии прием VPA прекращается, может потребоваться увеличение дозы LTG.Рекомендуется мониторинг и / или корректировка дозы этих AED при использовании в комбинации, особенно потому, что многие эксперты считают, что комбинация LTG с VPA является одной из лучших для раннего лечения LGS (49).

Руфинамид

Руфинамид лицензирован в Европе и США в качестве вспомогательного средства для лечения судорог, связанных с LGS. Эффективность RUF при LGS была продемонстрирована в плацебо-контролируемом РКИ III фазы, проведенном у 138 пациентов с LGS (42) (таблица 2).За этим РКИ последовало долгосрочное открытое расширенное исследование, в котором все пациенты ( n = 124) получали RUF в среднем в течение 432 дней (50). Снижение частоты приступов сохранялось на протяжении всего исследования, а переносимость, наблюдаемая в первоначальном исследовании, также сохранялась при длительном лечении (50). Анализ данных по подгруппе post hoc от 31 взрослого пациента (возраст 18–37 лет), включенных в начальное испытание фазы III, показал, что RUF обладает благоприятной эффективностью и в целом хорошо переносится при использовании в качестве дополнительного лечения для взрослых (51).Частота респондентов составила 33,3% для RUF по сравнению с 0% для плацебо ( p = 0,066) для всех приступов и 57,1 против 10,0% ( p = 0,020) для дроп-атак (51). Долгосрочная безопасность и судорожные исходы дополнительной терапии RUF были недавно оценены у японских пациентов с LGS в открытом расширенном исследовании после 12-недельного многоцентрового плацебо-контролируемого РКИ (52). Для 41 пациента, завершившего исследование, среднее процентное изменение частоты тонико-атонических припадков по сравнению с частотой в начале двойного слепого исследования составило -39.3% (12 недель), -40,6% (24 недели), -46,8% (32 недели), -47,6% (40 недель) и -36,1% (52 недели). Снижение общей частоты приступов также сохранялось до 52 недель. Нежелательные явления (НЯ) были легкими или умеренными, за исключением временного обострения приступов у трех пациентов. НЯ, приводящие к прекращению приема RUF, включали снижение аппетита, лекарственную сыпь и ухудшение основного аутизма (52).

Топирамат

Топирамат лицензирован в Европе и США в качестве дополнительной терапии для лечения судорог, связанных с LGS.Эффективность TPM при лечении LGS была показана в плацебо-контролируемом РКИ III фазы, проведенном с участием 98 пациентов с LGS (43) (таблица 2). Девяносто семь пациентов, завершивших РКИ, продолжили открытое расширенное исследование с гибкими дозировками (53). Для пациентов, завершивших 6 месяцев лечения ( n = 84), частота ответа на дроп-атаку (ответ, определяемый как снижение на ≥50% от исходного уровня РКИ) составила 55, и у 15% пациентов не было дроп-атак в течение ≥6 месяцев (53 ). TPM хорошо переносился, и 71% пациентов оставались на терапии в течение ≥3 лет.В целом, 5% пациентов сообщили о проблемах с поведением (53). TPM имеет высокую ассоциацию с когнитивными и поведенческими НЯ и в редких случаях может вызывать синдром Стивенса – Джонсона (см. Текст сноски 5).

Клобазам

Клобазам лицензирован в Европе в качестве дополнительной терапии эпилепсии, а в США — в качестве дополнительного лечения судорог, связанных с LGS. Эффективность CLB в лечении LGS была продемонстрирована в плацебо-контролируемом РКИ III фазы, проведенном у 238 пациентов с LGS (44) (таблица 2).Пациенты, завершившие это РКИ и предыдущее исследование фазы II (54), были допущены к участию в долгосрочном открытом расширенном исследовании ( n = 267) (55). Снижение частоты приступов сохранялось в течение длительного времени: среднее снижение по сравнению с исходным уровнем количества дроп-атак и общего количества приступов составило -92% ( n = 113) и -82% ( n = 118), соответственно, через 3 года, и -91% ( n = 42) и -85% ( n = 43) соответственно через 5 лет (55). На 1-м и 3-м годах у 14% пациентов, которые были начальными ответчиками (определенным как уменьшение припадков на ≥50% от исходного уровня до 3-го месяца), потеряли свои ответы, что потенциально указывает на толерантность (55).

Важные соображения при использовании CLB заключаются в том, что он связан с рядом когнитивных и поведенческих НЯ, а также с высоким риском толерантности. Следовательно, терапевтический эффект CLB должен быть сбалансирован с риском привыкания и зависимости при длительном применении. Однако исследования показывают, что толерантность развивается только у одной трети пациентов (56, 57). CLB может быть полезен при лечении «сложных фаз» / «кризисных эпизодов» LGS, таких как возникновение кластерных припадков, длительных отсутствий на работе и NCSE.Следовательно, из-за риска толерантности CLB, как правило, следует рассматривать для использования только с перерывами в течение 3-5 дней (мнение экспертов). Помимо этого, особенно когда дроп-атаки проблематичны, CLB можно рассматривать для регулярного использования с учетом возможности привыкания. При остром применении CLB не вызывает обострения тонических припадков или эпилептического статуса, в отличие от некоторых других бензодиазепинов (мнение экспертов).

Фельбамате

Ввиду раннего предположения о высоком риске апластической анемии и острой печеночной недостаточности, FLB не был одобрен для использования Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA).Тем не менее, это может быть чрезвычайно полезным лекарством, и в некоторых европейских странах разрешено ограниченное применение для индивидуального лечения пациента (58). Эффективность дополнительного лечения FLB при LGS была продемонстрирована в плацебо-контролируемом РКИ (46) (таблица 2). Пациенты, завершившие это испытание, могли продолжить 12-месячное открытое расширенное исследование, в ходе которого сохранялось улучшение контроля над приступами, наблюдавшееся в первоначальном испытании: через 12 месяцев частота ответивших (ответ определялся как снижение> 50% по сравнению с исходным уровнем РКИ) составляли примерно 50% для общих приступов и примерно 67% для астатических приступов (59).В США FLB имеет предупреждение о черном ящике и лицензирован в качестве монотерапии или дополнительной терапии для лечения судорог, связанных с LGS, только у пациентов, которые неадекватно реагируют на другие методы лечения и чья эпилепсия настолько серьезна, что существует риск апластической анемии и / или печени. отказ считается допустимым в свете преимуществ, связанных с его использованием. Из-за известных рисков и связанных с ними лицензионных ограничений FLB играет ограниченную роль в управлении LGS.

Использование других фармакологических агентов для лечения LGS

Каннабидиол имеет некоторые доказательства эффективности и адекватного профиля безопасности при использовании в качестве дополнительной терапии у детей и молодых людей с резистентными к лечению эпилепсиями, включая LGS и синдром Драве (60, 61).В настоящее время он оценивается как потенциальное дополнительное лечение для детей и взрослых с LGS в клинических испытаниях фазы III (идентификаторы ClinicalTrials.gov: NCT02318602, NCT02224690, NCT02224560 и NCT02318537). В первом из этих исследований, посвященных результатам, было показано, что дополнительный каннабидиол значительно снижает ежемесячную частоту дроп-атак в течение 14-недельного периода лечения (первичная конечная точка) по сравнению с плацебо у пациентов в возрасте от 2 до 55 лет с подтвержденным диагнозом. лекарственно-устойчивого LGS ( p = 0.0135). Каннабидиол в целом хорошо переносился, и наиболее частыми НЯ (> 10% пациентов, получавших каннабидиол) были диарея, сонливость, снижение аппетита, гипертермия и рвота (см. Текст сноски 11). Некоторые из этих побочных эффектов могут быть связаны с комедицией; каннабидиол является мощным ингибитором ферментов пути цитохрома P450, и сообщалось об окончательном взаимодействии, по крайней мере, с CLB (62).

Несмотря на скудные доказательства эффективности именно при LGS, могут быть полезны некоторые AED широкого спектра действия, включая леветирацетам (LEV), зонисамид (ZNS) и перампанел (PER).В открытом многоцентровом наблюдательном клиническом исследовании оценивалась эффективность и переносимость дополнительного LEV у 55 пациентов с LGS в течение 8-недельного поддерживающего периода (63). Тридцать два (58,2%) пациента испытали снижение частоты приступов более чем на 50%, а у 15 (27,3%) приступы прекратились; Снижение частоты приступов> 50% наблюдалось у 7 из 12 (58,3%) пациентов с дроп-атаками. Наиболее частым НЯ была гиперактивность (12,7%) (63). В корейском многоцентровом исследовании оценивалась эффективность и безопасность дополнительного ZNS у 62 пациентов с LGS, у которых терапия поддерживалась в течение ≥12 месяцев (64).В целом, 32 (51,6%) пациента испытали снижение частоты приступов более чем на 50%, из которых трое достигли отсутствия приступов. НЯ включали преходящую сонливость и анорексию (64). Многоцентровое обсервационное ретроспективное исследование было проведено среди 58 детей и подростков с различными рефрактерными эпилепсиями, в том числе у пяти детей с LGS, получавших дополнительную терапию PER (65). После первых 3 месяцев терапии частота ответа (снижение частоты приступов ≥50%) для всех включенных пациентов составила 31% (18/58) в целом и у пяти пациентов (9.1%) достигнута свобода схватывания. Обострение приступов наблюдалось у пяти (9,1%) пациентов, и наиболее частыми побочными эффектами были снижение бдительности или утомляемость ( n = 16) и изменения поведения ( n = 14) (65).

Стероиды

иногда могут быть полезны для контроля атипичных абсансов, дроп-атак и NCSE, но рецидивы случаются довольно часто. РКИ стероидов при LGS еще не проводилось (4). Кроме того, длительное использование стероидов связано с серьезными НЯ, включая подавление роста, гиперлипидемию и остеопороз (66).Рекомендуется использовать стероиды только в «кризисные» периоды с четким планом краткосрочного использования и отлучения, избегая длительного использования.

Немедикаментозное лечение LGS

Терапия кетогенной диетой (KD)

KD — это диета с высоким содержанием жиров, разработанная для имитации метаболических эффектов голодания, которую можно вводить различными способами (например, классический KD, триглицерид KD со средней длиной цепи, модифицированный KD). В плацебо-контролируемом РКИ, проведенном с участием 145 детей с лекарственно-устойчивой эпилепсией, частота ответа (снижение частоты приступов> 50%) через 3 месяца была значительно выше для KD по сравнению с отсутствием изменений в лечении (38 vs.6%; р <0,0001) (67). Наиболее частыми НЯ были запор, рвота, голод и недостаток энергии (67). В следующем РКИ, проводившемся только у детей с LGS, дети голодали, и впоследствии у них были подсчитаны судороги и ЭЭГ (68). Затем все они были начаты на KD, но были рандомизированы для получения напитка с глюкозой или сахарином, первый из которых рассчитывал облегчить кетоз. Это было перекрестное испытание, поэтому через 6 дней каждый снова голодал, а затем начал принимать KD с противоположным напитком.В конце исследования разница в количестве приступов между двумя группами не совсем достигла значимости. Однако у исследования были методологические недостатки; группа глюкозы никогда не теряла кетоза, и подсчет приступов начинался после голодания (68). В нескольких открытых исследованиях изучалась эффективность терапии КД конкретно у пациентов с LGS. В одноцентровом ретроспективном обзоре 71 пациента с LGS, получавшего KD, частота ответа (снижение частоты приступов> 50%) через 6 месяцев составила 51%; 23% пациентов испытали уменьшение припадков на> 90%, а один пациент (1%) добился отсутствия припадков (анализ намерения лечить) (69).Аналогичные результаты наблюдались через 12 месяцев (69). В дальнейшем ретроспективном исследовании 47 пациентов с LGS, получавших терапию KD в одном центре в Китае, частота ответивших (снижение частоты приступов ≥50%) через 3 и 6 месяцев составила 49 и 53% соответственно, а 10% пациентов были без приступов через 6 месяцев (70). Раннее улучшение фоновой картины ЭЭГ и уменьшение межприступных эпилептических разрядов были связаны со значительным уменьшением припадков по сравнению с отсутствием таких изменений на ЭЭГ ( p <0.01) (70). В одноцентровом проспективном исследовании 20 из 61 пациента с LGS получали терапию KD (71). Через 18 месяцев 15 (75%) пациентов продолжали соблюдать диету, 8 (40%) ответили на лечение (снижение частоты приступов на ≥50%) и 3 (15%) не имели приступов (71). В другом одноцентровом ретроспективном обзоре 25 детей с LGS, получавших модифицированную диету Аткинса (в которой потребление углеводов было ограничено до 10 г / день), у 2 (8%) пациентов не было приступов, а у 12 (48%) были ответившие на лечение. (Частота приступов> 50%) через 3 месяца (72).Через 6 месяцев 11 (44%) пациентов продолжали придерживаться диеты, у 3 (12%) не было приступов, и все 11 (44%) ответили на лечение. Через 1 год 9 (36%) пациентов продолжали придерживаться диеты, у 3 (12%) не было приступов, и все 9 (36%) ответили на лечение (72). Обзор литературы 18 исследований, в которые были включены данные об исходах специально для пациентов с LGS, показал, что 88/189 (47%) детей испытали снижение частоты приступов более чем на 50% после 3–36 месяцев терапии KD (69).

Как и в случае с вариантами фармакологического лечения, эффективность терапии КД зависит от приверженности пациента лечению, на которое могут влиять пищевые предпочтения человека, особенно при наличии сопутствующего ригидного поведения (например,г., связанный с аутизмом). Поэтому его использование требует специальной команды KD и преданных своему делу лиц, осуществляющих уход. Исследования, проведенные на пациентах с LGS, обычно не сообщали о трудностях при соблюдении диеты (69–72). Хотя зарегистрированные НЯ при терапии КД могут быть относительно распространенными, большинство из них, как правило, можно облегчить путем корректировки диеты, а успешное внедрение может позволить уменьшить или прекратить лечение ПЭК. Еще одним преимуществом КД является то, что ответная реакция обычно наблюдается в течение 3 месяцев, что позволяет относительно быстро оценить эффективность этого варианта лечения у отдельного пациента (мнение экспертов).Однако следует учитывать продолжительность лечения у респондентов и всегда принимать во внимание соотношение риска и пользы от длительного применения (73).

Резективная хирургия

Синдром Леннокса – Гасто — это электроклинический синдром, который может иметь очаговую патологию по этиологии. Сообщалось об успешных хирургических результатах у пациентов с врожденной аномалией головного мозга, которая была преимущественно очаговой на МРТ, несмотря на то, что большинство эпилептиформных разрядов были генерализованными (74).Обязательно искать потенциальную локализованную аномалию мозга у пациентов с LGS, хотя это не часто. Эпилепсия с ранним началом, связанная с локализованным поражением головного мозга, может развиться до электроклинической картины, имитирующей LGS, когда резекционная хирургия может быть излечивающей. Следовательно, при оценке особо атипичных представлений с помощью высококачественной нейровизуализации следует использовать высокий индекс подозрительности. Если поражение не обнаружено, пациентов можно лечить с помощью паллиативной хирургии [стимуляция блуждающего нерва (VNS) или каллозотомия тела — см. Разделы «Стимуляция блуждающего нерва» и «Каллозотомия тела»].После мозолистого тела или терапии VNS генерализованные эпилептиформные разряды могут быть более локализованными, и поэтому может быть целесообразно повторно оценить пациента на наличие очага приступа после этих процедур (75). Однако при отсутствии окончательного структурного поражения резекционная операция вряд ли принесет пользу.

Стимуляция блуждающего нерва

Использование VNS при лекарственно-устойчивой эпилепсии хорошо известно (76), с некоторыми доказательствами эффективности при LGS (76–81).В шестицентровом ретроспективном исследовании оценивалась эффективность терапии VNS у 50 пациентов с LGS путем сравнения частоты приступов до и после имплантации (79). Среднее снижение общего количества приступов составило 42% через 1 месяц, 58,2% через 3 месяца и 57,9% через 6 месяцев после имплантации ( p <0,0001 в каждый момент времени). Аналогичным образом, среднее снижение числа дроп-атак составило 47% через 1 месяц ( p <0,0001), 55% через 3 месяца ( p <0001) и 88% через 6 месяцев ( p = 0.0002), а среднее снижение атипичных абсансов составило 48, 73 и 81% через 1, 3 и 6 месяцев соответственно (статистическая значимость не указана). У пяти пациентов, ранее перенесших мозолистое тело, уменьшение общего количества приступов составило 73% через 3 месяца и 69% через 6 месяцев (79). В одноцентровом ретроспективном исследовании, проведенном в Корее, 10 пациентов с LGS, перенесших VNS, наблюдались в течение 24 месяцев (80). Семь (70,0%) пациентов ответили на лечение (снижение частоты приступов> 50%) и двое (20.0%) наблюдалось снижение частоты приступов> 75%. Эти результаты были аналогичны тем, которые наблюдались у 14 пациентов с LGS, которым была выполнена каллозотомия тела в том же центре (80). В общеевропейском ретроспективном многоцентровом исследовании изучалась эффективность VNS у 347 детей с лекарственно-устойчивой эпилепсией в течение периода наблюдения до 24 месяцев (81). У пациентов с LGS частота ответа через 6, 12 и 24 месяца после имплантации составила 28,5% (35/123), 32,9% (48/146) и 39,1% (34/87) соответственно (81).Эти показатели респондентов в LGS согласуются с показателями респондентов для VNS при других типах эпилепсии.

Основанное на фактических данных руководство, опубликованное Американской академией неврологии, включало объединенный анализ 113 пациентов с LGS, получавших VNS, в четырех исследованиях, демонстрируя долю ответивших на лечение 55% (77). На основании этих данных академия рекомендовала рассмотреть возможность применения VNS у пациентов с LGS (уровень C) (77). VNS не взаимодействует с AED. НЯ в основном связаны со стимуляцией, от легкой до средней степени тяжести, обратимы и имеют тенденцию к уменьшению со временем, редко требуя удаления устройства (82).Пациенты, получавшие VNS, по-видимому, демонстрируют продолжающееся улучшение с течением времени, а некоторые демонстрируют улучшение бдительности (83). Хотя VNS менее инвазивен, чем каллозотомия, он включает имплантацию устройства, к которому некоторые пациенты и / или родители / опекуны могут быть против. Преимущество VNS заключается в том, что его можно использовать в сочетании с другими формами фармакологической и нефармакологической терапии, включая каллозотомию (79).

Каллозотомия тела

Каллозотомия особенно эффективна при лечении атонических припадков и дроп-атак, и было показано, что она более эффективна, чем VNS в этой ситуации (84).Этот вывод был подтвержден метаанализом, в котором сравнивались исходы судорог в девяти исследованиях, в которых каллозотомия тела использовалась для лечения LGS, с 17 исследованиями, в которых использовалась VNS (85). Частота ответа на атонический приступ (снижение> 50%) была значительно выше при каллозотомии тела по сравнению с VNS (80,0 против 54,1%; p <0,05), как и доля пациентов, у которых частота атонических приступов снизилась на> 75% (70,0 против 26,3%; p <0,05). Для всех других типов приступов и для общих приступов не было статистически значимых различий между VNS и мозолистым телом (85).

В исследовании, в котором сравнивались отдаленные (2 года) исходы пациентов с генерализованной эпилепсией типа Леннокса-Гасто или типа Леннокса, перенесших каллозотомию ( n = 24) или VNS ( n = 20), Обе процедуры показали свою эффективность при атипичных абсансах, генерализованных тонико-клонических припадках и тонических припадках (86). Каллозотомия была особенно эффективной в снижении частоты атонических припадков, тогда как VNS была неэффективной. Напротив, каллозотомия была неэффективной для уменьшения миоклонических припадков, тогда как VNS была эффективной (86).В ретроспективном исследовании, проведенном на Тайване, изучалась роль синдрома Веста в исходе приступа после каллозотомии у пациентов с LGS (87). Семьдесят четыре пациента с LGS, перенесших каллозотомию, наблюдались более 4 лет, из которых 21 имел в анамнезе синдром Веста, а 53 — нет. В целом, 16 из 21 (76,2%) пациентов с синдромом Веста в анамнезе и 29 из 53 (54,7%) пациентов, не имевших в анамнезе синдрома Веста, ответили на лечение (снижение частоты приступов> 50%). Статистически значимой разницы в результатах между группами не было, что указывает на то, что наличие синдрома Веста в анамнезе не влияет на исходы посткаллозотомии при LGS (87).Проспективное исследование, проведенное с участием 60 детей школьного возраста с LGS, сравнивало отдаленные эффекты каллозотомии переднего тела и лечения AED на контроль приступов, коэффициент интеллекта и качество жизни (88). Показатели свободы от приступов в группах каллозотомии по сравнению с группами лечения AED составили 17,4 против 2,9% через 1 год, 13,0 против 5,9% через 2 года и 8,7 против 2,9% через 5 лет (статистически значимо во все временные точки). Значительные различия в пользу каллозотомии также были обнаружены для средних изменений коэффициента интеллекта и общего качества жизни через 2 года, которые не были связаны с послеоперационными результатами контроля приступов (88).Исследование, проведенное с участием 10 пациентов с LGS, продемонстрировало, что VNS может быть эффективным в борьбе с резидуальными припадками после мозолотого тела (89).

Основываясь на имеющихся данных и клиническом опыте, каллозотомия особенно эффективна для лечения дроп-атак, и поэтому рекомендуется рассматривать ее у пациентов с LGS, для которых дроп-атаки особенно проблематичны. Каллозотомию можно рассмотреть на ранних стадиях клинического течения таких пациентов или когда были опробованы другие варианты лечения, в первую очередь в зависимости от выбора пациента / родителя / опекуна.После каллозотомии при необходимости могут быть использованы другие методы лечения, в том числе VNS. В настоящее время нет доказательств синдрома отключения у детей с LGS, перенесших каллозотомию.

Общие принципы лечения LGS

Синдром Леннокса-Гасто — это сложная эпилептическая энцефалопатия и энцефалопатия, связанная с развитием, с чрезвычайно плохим прогнозом для долгосрочного контроля приступов и когнитивного исхода. Даже с текущими и новыми фармакологическими средствами вряд ли удастся добиться избавления от приступов (34).На всех этапах жизни при лечении LGS необходимо тщательно сбалансировать потребность в лечении с побочными эффектами, при этом общее качество жизни пациента всегда должно быть в центре внимания (3), стремясь к оптимальному контролю над приступами, а не, обязательно, к полной свободе от приступов. Колебания частоты приступов могут возникать независимо от вмешательства, и эффект вмешательства следует оценивать в течение соответствующего периода времени (35). Цели лечения могут различаться в зависимости от возраста пациента и стадии заболевания, и это должно быть основным соображением при повторной оценке пациента и переходе к лечению.У многих пациентов основная цель лечения LGS не обязательно заключается в достижении свободы от приступов, а в подавлении или уменьшении частоты приступов, приводящих к более инвалидизирующим приступам (4). Важно учитывать, что качество жизни пациента может ухудшаться в большей степени из-за побочных эффектов лечения, чем из-за самих припадков (4), и клиницисты всегда должны проявлять бдительность в отношении побочных эффектов лекарств.

Цели лечения должны быть согласованы с родителями / опекунами и, если возможно, с пациентом до выбора плана лечения (4).В долгосрочной перспективе оценка качества жизни более важна, чем оценка исхода приступов (4). Стандартизированные показатели когнитивной деятельности и поведения также важны в долгосрочной перспективе (4). Планы лечения следует регулярно пересматривать, и согласование плана лечения должно включать исчерпывающее и прозрачное объяснение типа, тяжести и продолжительности нежелательных явлений, которые могут возникнуть, как с ними следует бороться, а также причин быстрого или медленного титрование / постепенное уменьшение AED.Как и в случае всех типов эпилепсии, политерапию (противоэпилептические препараты и сопутствующие препараты) следует рационализировать и минимизировать, когда это возможно. Обоснование / необходимость применения конкретных ПЭП следует регулярно рассматривать как часть повторной оценки состояния пациента. Кроме того, клиницисты должны заранее расспрашивать пациента / родителя / опекуна о НЯ и не ожидать спонтанных сообщений.

Алгоритмы лечения для LGS

Следующие ниже рекомендации и практические советы являются экспертным мнением авторов, основанным на имеющихся доказательствах и их клиническом опыте.

Полная клиническая диагностика LGS может развиваться со временем, и, следовательно, это необходимо учитывать при планировании терапии у маленьких детей с множественными типами приступов. Поскольку у пациентов может потребоваться время, чтобы развить все клинические и ЭЭГ признаки LGS, рекомендуется, чтобы после того, как были предприняты все попытки исключить другие диагнозы, пациента с симптомами, указывающими на LGS, лечили так, как если бы он LGS (как описано в разделе «Пациенты с впервые установленным диагнозом LGS») до тех пор, пока не станет ясен их полный клинический профиль / профиль ЭЭГ.

Пациенты с впервые установленным диагнозом LGS

Алгоритм лечения впервые диагностированного пациента с LGS представлен на Рисунке 1.

Рисунок 1 . Алгоритм лечения впервые диагностированного пациента с LGS. a Не в комбинации, а только для прерывистого краткосрочного лечения «кризисных» эпизодов. b В сочетании с VPA и / или CLB. НЯ — нежелательное явление; AED, противоэпилептический препарат; CBD, каннабидиол; CBZ, карбамазепин; CLB, клобазам; ESL, эсликарбазепина ацетат; ETX, этосуксимид; FLB, фелбамат; ЛЕВ, леветирацетам; LGS, синдром Леннокса – Гасто; ЛТГ, ламотриджин; OXC, окскарбазепин; ПБ, фенобарбитал; ПЕР, перампанель; PHT, фенитоин; RUF, руфинамид; СТП, стирипентол; ТГБ, тиагабин; TPM, топирамат; ВПА, вальпроат натрия; ЗНС, зонисамид.

Пациенты с
De Novo LGS

Для пациента с впервые установленным диагнозом de novo LGS рекомендуется лечение первой линии VPA (рис. 1). Если терапия VPA не обеспечивает адекватного контроля приступов, что почти всегда имеет место, LTG следует добавить в качестве первой дополнительной терапии. Поскольку VPA ингибирует метаболизм LTG, следует использовать пониженную дозу LTG с медленным титрованием. Если VPA плюс LTG не обеспечивает адекватного контроля приступов, следует назначить RUF в качестве дополнительной терапии.После того, как RUF был инициирован, следует попытаться прекратить прием VPA или LTG, и, если VPA прекращается, дозу LTG следует увеличить. При рассмотрении вопроса о добавлении дополнительной терапии следует предпринять все усилия, чтобы прекратить прием одного из двух предыдущих AED после введения нового AED, поскольку нет доказательств эффективности более чем двух AED в комбинации и использования нескольких AED. излишне повышает риск побочных эффектов и / или лекарственного взаимодействия.

Если адекватный контроль приступов не достигается добавлением RUF, выбор следующего дополнительного AED следует обсудить с пациентом / родителем / опекуном / клинической командой на основе клинического профиля пациента и предпочтений пациента / родителя / опекуна (например, , доступные составы). При обсуждении дополнительных вариантов AED следует учитывать следующие моменты:

• Топирамат лицензирован для LGS, но имеет больший потенциал для когнитивных и поведенческих побочных эффектов, чем другие продаваемые AED.

• Можно рассмотреть возможность краткосрочного лечения CLB, временно увеличивая нагрузку AED. Существует риск толерантности, зависимости и когнитивных / поведенческих НЯ. Следовательно, CLB предпочтительно следует использовать периодически, кратковременно (3-5 дней), когда возникают «кризисные» эпизоды. Такие кризисные эпизоды включают длительные абсансы (продолжительность> 1 дня), кластерные приступы и NCSE. Помимо этого, там, где толерантность не является проблемой, CLB может оказаться полезным дополнительным AED, особенно там, где дроп-атаки доставляют много хлопот.

• Фелбамат не лицензирован EMA из-за риска апластической анемии и печеночной недостаточности. Его следует использовать только в том случае, если другие варианты лечения оказались неэффективными, и только тогда, когда считается, что потенциальные преимущества лечения FLB перевешивают его риски. Использование FLB, вероятно, будет зависеть от страны. При использовании настоятельно рекомендуется тщательный мониторинг (регулярные анализы крови и функциональные пробы печени).

Некоторые AED, не имеющие специальной лицензии на LGS, тем не менее, могут рассматриваться как варианты дополнительной терапии.LEV, ZNS и PER продемонстрировали некоторые доказательства эффективности при LGS. Все они обладают широким спектром действия и поэтому могут быть полезны при лечении приступов нескольких типов. В частности, LEV может быть полезным вспомогательным средством, поскольку он мало взаимодействует с другими лекарствами. Этосуксимид может быть полезен для лечения абсансных приступов, но его всегда следует сочетать с AED, которые эффективны при лечении генерализованных тонико-клонических приступов и тонических / атонических приступов, поскольку он не эффективен при этих типах приступов.Бензодиазепины, отличные от CLB, могут быть рассмотрены для прерывистого краткосрочного применения при «кризисных» эпизодах (как рекомендовано для CLB), но не должны использоваться в комбинации друг с другом. Хотя нет опубликованных данных, подтверждающих эффективность стирипентола (STP) при лечении LGS, его можно использовать в комбинации с VPA и / или CLB. Обычный подход — добавить STP к VPA, а затем, при необходимости, добавить небольшую дозу CLB. Следует отметить, что STP увеличит уровни VPA и CLB, поэтому потребуется некоторая корректировка дозы.Также появляются новые доказательства того, что каннабидиол может быть эффективным и хорошо переносимым в качестве дополнительной терапии у пациентов с LGS (см. Текст сноски 11), хотя это требует подтверждения в дальнейших испытаниях и долгосрочных исследованиях безопасности. Карбамазепин, окскарбазепин, эсликарбазепина ацетат, тиагабин и фенитоин следует применять только с осторожностью из-за потенциального риска обострения капельных атак с миоклоническим компонентом (мнение экспертов).

Использование немедикаментозных подходов к лечению следует рассматривать наряду с использованием ПЭП и обсуждать с самого начала как часть плана лечения пациента.Оценка резективной хирургии должна быть рассмотрена у всех пациентов, особенно у пациентов с LGS структурной этиологии, у которых есть поражения преимущественно в одном полушарии или туберозный склероз. Некоторые пациенты / родители / опекуны могут предпочесть попробовать терапию КД на относительно раннем этапе лечения пациента. Если это так, KD может быть испробован, если VPA плюс LTG не обеспечивает адекватного ответа на занятие, до того, как инициируется RUF. В качестве альтернативы, KD может быть введен позже, когда было опробовано несколько AED.Поскольку ответ на КД обычно наблюдается в течение 3 месяцев (90), этот терапевтический вариант можно изучить относительно быстро. Поскольку каллозотомия связана с хирургическим вмешательством, ее использование во многом будет зависеть от выбора пациента / родителя / опекуна. Поскольку каллозотомия эффективна при дроп-атаках, каллозотомия может рассматриваться как ранний вариант лечения у пациентов, для которых дроп-атаки особенно проблематичны (например, если пациент получает повторные травмы от дроп-атак или прикован к инвалидной коляске из-за частоты падений). .Повторная оценка с помощью ЭЭГ и МРТ рекомендуется до и после каллозотомии для выявления любых изменений, вызванных процедурой (например, развития фокальных припадков). Хотя ВНС менее инвазивна, чем каллозотомия, она все же связана с хирургической процедурой, и поэтому ее использование во многом будет зависеть от выбора пациента / родителя / опекуна. Может потребоваться время, чтобы эффекты VNS стали очевидными, и со временем они будут улучшаться. Решение о том, когда следует использовать VNS, будет зависеть от множества факторов, включая возраст, время с момента постановки диагноза LGS, а также от того, испытывал ли пациент неприятные или нетерпимые НЯ при лечении AED.VNS может использоваться в сочетании с терапией AED после каллозотомии.

Пациенты с LGS, развившимся из другого типа эпилепсии (например, синдром Веста)

Многие пациенты либо получали терапию противоэпилептическим агентом для первоначального контроля приступов до постановки диагноза LGS, либо у них разовьется LGS, прогрессирующая с течением времени из другого синдрома эпилепсии, такого как синдром Веста. Большинство пациентов с явно генерализованными приступами уже будут получать VPA.Если это так, то алгоритм лечения, показанный на рисунке 1, можно применять, как и для пациента de novo LGS (т.е. добавление LTG в качестве первой дополнительной терапии, если VPA не обеспечивает адекватного контроля приступов и т. Д.). Если пациент уже получает лечение другим AED первой линии (обычно LEV), то следует начать терапию VPA, а другую терапию уменьшить и прекратить. После этого алгоритм лечения такой же, как и для пациента de novo LGS (рис. 1).

Если пациент лечится более чем одним AED, и ни один из них не является VPA, следует начать терапию VPA, а один из предыдущих AED уменьшить и отменить. Если контроль за захватом неадекватен после введения VPA и второй AED не является LTG, то следует инициировать LTG, а другой AED, не относящийся к VPA, сузить и прекратить. После этого алгоритм лечения такой же, как и для пациента de novo LGS (рис. 1).

Пожилые пациенты с установленной LGS

Пациентам с установленным LGS рекомендуется проходить обследование у невролога не реже одного раза в год, включая тщательную переоценку их диагноза (с точки зрения эпилептического синдрома и этиологии) и плана лечения.Диагноз следует повторно оценить путем повторения исследований, проводимых при первоначальном диагнозе, и / или проведения исследований, которые ранее не проводились [ЭЭГ (включая ЭЭГ сна, если возможно), МРТ, генетическое тестирование], чтобы подтвердить диагноз и помочь выяснить этиология. Результаты предыдущих расследований следует рассматривать вместе с результатами новых расследований. Поскольку клинические особенности пациента и ЭЭГ продолжают развиваться, может стать очевидным другой диагноз, кроме LGS, и лечение должно быть соответствующим образом адаптировано.Клиницисты всегда должны быть внимательны к возможности изменения диагноза и учитывать возможность излечимой этиологии. Клиницисты также должны знать, что «классические» особенности ЭЭГ (комплексы SSW) могут развиваться и / или исчезать позже по ходу заболевания (16, 91). Утрата этих характеристик не обязательно означает, что у пациента больше нет LGS, но эту возможность необходимо учитывать наряду с переоценкой других клинических / ЭЭГ-характеристик. При необходимости следует предложить генетическое консультирование.ЭЭГ следует повторять всякий раз, когда есть какие-либо опасения по поводу диагноза, признаков ухудшения или подозрения на NCSE.

Существующее лечение следует переоценить с точки зрения его эффективности в борьбе с приступами, переносимости, влияния на познавательные способности / поведение и влияния на качество жизни и, при необходимости, скорректировать. Записи пациента следует просмотреть и обсудить с лечащим врачом. Следует сделать все возможное, чтобы рационализировать политерапию: в идеале старайтесь использовать не более двух AED в комбинации, за исключением случаев, когда CLB или другой бензодиазепин используется во время критического эпизода (например,g., кластерные приступы, длительные абсансы, NCSE). Пациента / родителя / опекуна следует заранее расспросить о НЯ и соответственно скорректировать лечение. Когнитивные способности и поведенческие паттерны пациента следует регулярно пересматривать и менять лечение, если есть подозрение, что оно оказывает пагубное влияние на познание / поведение пациента. Что касается пациентов с впервые установленным диагнозом, при пересмотре плана лечения пациента следует рассматривать немедикаментозные подходы к лечению наряду с терапией противоэпилептическим препаратом.У взрослых пациентов отмена лечения блокаторами натриевых каналов может быть затруднена, поскольку могут появиться генерализованные тонико-клонические судороги. В таких случаях рекомендуется медленное снижение дозы и может оказаться полезным добавление CLB на короткий период (92).

Управление NCSE

До трех четвертей пациентов с LGS испытывают эпизоды NCSE (4). Клиническая картина может варьироваться от состояния легкой спутанности сознания до комы (93). Однако представление в этой популяции может быть довольно тонким; по определению NCSE — это изменение поведения и ЭЭГ от исходного уровня (94).Снижение отзывчивости может быть незаметным в начале и, следовательно, может быть упущено. Поэтому от врача требуется высокий индекс подозрительности, особенно если предыдущая базовая ЭЭГ недоступна для сравнения (94). Пациентов с LGS следует регулярно обследовать на предмет развития возможного NCSE, включая ЭЭГ, и, по возможности, результаты ЭЭГ следует сравнивать с исходной записью (93). Для подтверждения или опровержения диагноза NCSE может потребоваться консультация специалиста.

Лечение NCSE менее срочно, чем при судорожном эпилептическом статусе, и следует избегать чрезмерного лечения, поскольку большинству пациентов не требуется агрессивное лечение.Пациентов не следует помещать в отделение интенсивной терапии для проведения анестезиологического лечения, поскольку это потенциально может быть более вредным для пациента, чем само состояние. NCSE следует лечить CLB и / или стероидами (мнение экспертов). Высокие дозы VPA внутривенно (для достижения целевого уровня в плазме> 100–130 мкг / мл) также могут быть эффективными (95). Цель лечения — вернуть ЭЭГ к исходному состоянию до NCSE, и лечение следует оптимизировать с постоянным обзором. Пациентов с NCSE следует направлять для консультации к специалисту и / или для мониторинга ЭЭГ (см. Текст сноски 12).

Переход из детства во взрослую жизнь

Переход от педиатрических услуг к услугам по уходу за взрослыми — трудное время как для пациентов, так и для их семей, так как образование заканчивается, и, как правило, для взрослых доступно меньше ресурсов, чем для педиатрических пациентов (3). Переход особенно труден для пациентов среднего возраста (16-17 лет), поскольку педиатрические службы часто неохотно принимают новых пациентов этого возраста и стремятся перевести существующих пациентов в службы для взрослых (из-за ограниченных ресурсов), в то время как службы для взрослых будут обычно не принимают пациентов в возрасте <18 лет.Однако переход от педиатрических услуг к услугам для взрослых также дает важную возможность тщательно переоценить все аспекты ухода за пациентами (3).

Этиология должна быть пересмотрена с использованием МРТ и других исследований для исключения или выявления специфической этиологии, которая может повлиять на решения о лечении; например, комплекс туберозного склероза (96, 97). В дополнение к просмотру предыдущих отчетов ЭЭГ рекомендуется «исходная» ЭЭГ во время перехода. Лечение AED следует пересмотреть, чтобы определить, является ли оно наиболее подходящим для пациента в данный момент, а также следует рационализировать и минимизировать использование политерапии, где это возможно.Точно так же пациенты должны быть повторно оценены, чтобы определить, следует ли рассматривать немедикаментозную терапию (или пересмотреть, если она уже использовалась). Междисциплинарные потребности пациента и его семьи / опекунов должны быть переоценены с точки зрения требований к социальной помощи, психиатрической поддержке и оказанию помощи по месту жительства или по месту жительства. Важным аспектом перехода от педиатрических услуг к услугам для взрослых является то, что оказание помощи становится все более рассредоточенным (рис. 2) (3).Специализированные «переходные клиники» или «подростковые клиники» могут помочь облегчить переходный процесс (98, 99), а для пациентов-подростков, получающих терапию КД, посещение центра диеты для взрослых при эпилепсии может помочь обеспечить выполнение эффективного плана перехода. место (100). В процессе перехода следует учитывать потребность пациента в постоянном уходе со стороны врача, имеющего опыт лечения эпилепсии (который не обязательно может быть неврологом). Как указывалось ранее, все пациенты должны проходить как минимум ежегодный осмотр невролога.

Рисунок 2 . Схема, иллюстрирующая растущую дисперсию оказания помощи после перехода от педиатрических услуг к услугам для взрослых (3). Воспроизведено с разрешения Джона Либби Евротекст.

Другие особенности управления LGS

Пациенты с синдромом Леннокса-Гасто страдают в повседневной жизни не только из-за различных типов приступов, которые часто бывают частыми и наносят физический ущерб (например, дроп-атаки), но также из-за множества серьезных сопутствующих заболеваний (3).Сопутствующие заболевания, которые особенно связаны с LGS, включают когнитивные и поведенческие проблемы, физическую инвалидность и нарушения сна. Через пять лет после начала LGS 75–95% пациентов имеют когнитивные нарушения (101, 102), а поведенческие проблемы, такие как гиперактивность, агрессивность и аутистические черты, развиваются примерно у 50% (10). На подвижность часто серьезно влияют частые приступы (особенно приступы падения), которые требуют больших физических усилий и часто приводят к травмам (3). Пациентам часто приходится использовать защитное снаряжение (например, инвалидное кресло, шлем и / или маску), чтобы минимизировать физические последствия припадков.Иногда использование защитного снаряжения (например, пребывание в инвалидном кресле для защиты от травм при падении) само по себе может повлиять на мобильность пациентов, создавая порочный круг, ограничивающий их физическую активность. Кроме того, раннее развитие дисфагии тесно связано с плохим долгосрочным прогнозом судорог (103) и влияет на способность пациентов есть и принимать лекарства.

Пациенты с LGS страдают нарушением цикла сна из-за возникновения судорог в ночное время.Недостаток и / или нарушение сна влияют на нейрофизиологические и нейрохимические механизмы, важные для процесса обучения памяти (104), а также могут приводить к широкому спектру поведенческих, когнитивных нарушений и нарушений настроения, включая гиперактивность, снижение успеваемости и депрессию ( 105).

Тщательное ведение сопутствующих заболеваний при LGS является ключевым аспектом лечения. Некоторые AED могут вызывать или усугублять сопутствующие заболевания (например, когнитивные нарушения, депрессию), поэтому при выборе лечения AED необходимо учитывать эту возможность; например, бензодиазепины, применяемые для лечения нарушений сна, могут вызывать тонические припадки при LGS (106).Следует также внимательно рассмотреть возможность лекарственного взаимодействия ПЭП с лекарствами, используемыми для лечения сопутствующих заболеваний.

В результате значительного бремени судорог и сопутствующих заболеваний, а также побочных эффектов сопутствующих лекарств качество жизни пациентов с LGS ухудшается на многих уровнях (физическом, психическом, социальном) на протяжении всей их жизни (3). Физическое воздействие LGS и профилактические меры, принятые для минимизации этого воздействия, серьезно влияют на способность пациентов участвовать в повседневной деятельности, и посещение школы часто нарушается.Когнитивные и поведенческие проблемы часто требуют особых образовательных потребностей и ухода, которые препятствуют посещению общеобразовательной школы (3). Кроме того, вышеупомянутое влияние ночных припадков на сон может напрямую ухудшать качество жизни пациентов (107). Воздействие LGS на независимость, работоспособность, участие в общественной жизни и личные отношения продолжает серьезно ухудшать качество жизни пациентов во взрослом возрасте (3). LGS также оказывает большое влияние на качество жизни родителей / опекунов и семей из-за ограничения социальной жизни и проблем во взаимоотношениях между партнерами и другими членами семьи; чувство изоляции, которое может привести к депрессии; проблемы с уходом за детьми, которые могут еще больше ограничить участие в общественной жизни и возможности передышки; физическое истощение и / или нарушение сна; беспокойство по поводу того, когда произойдут припадки, будущие перспективы человека с LGS и социальная стигма, связанная с этим заболеванием; а также финансовые трудности, возникшие в результате отказа от карьерного роста в пользу ухода (108).

Поскольку LGS представляет собой серьезное бремя для пациентов и их опекунов / семей, необходим междисциплинарный индивидуальный подход к уходу, который учитывает медицинские, образовательные, психологические и социальные потребности каждого пациента на протяжении всей его жизни (109). В идеале потребности пациента и его опекуна / семьи следует пересматривать ежегодно, принимая во внимание такие факторы, как физическое здоровье пациента, их потенциальную потребность в помещении в лечебное учреждение (особенно в зрелом возрасте) и поддержку опекуна / семьи.

Направления будущих исследований

В настоящее время AED представляют собой противосудорожных лекарств и, следовательно, лечат симптомы эпилепсии, а не ее причину (ы). Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на выяснении естественной истории LGS и на том, может ли соответствующее лечение оказать положительное влияние на течение болезни. Это должно включать не только эффекты фармакологического лечения, но и роль хирургических процедур, таких как каллозотомия. Было высказано предположение, что ранний контроль приступов при LGS связан с улучшенными нейрокогнитивными исходами (2), но актуальность этого в de novo LGS, а также влияние подавления приступов у детей старшего возраста и взрослых менее очевидны. и это область, которая требует более тщательного изучения.Хотя в настоящее время уделяется внимание потенциальному пагубному влиянию AED на когнитивные функции, необходимы исследования, чтобы выяснить, могут ли другие методы лечения, не связанные с AED, защитить от когнитивных нарушений и / или улучшить когнитивные функции у пациентов с LGS. Кроме того, необходимы исследования для разработки стандартизированных инструментов для лиц, осуществляющих уход, для регулярного измерения изменений когнитивных функций и поведения пациентов с течением времени. Также необходимо выяснить, существуют ли определенные генотипы или генетические мутации, определяющие восприимчивость к LGS, что могло бы направить разработку диагностических инструментов.

Учитывая проблемы, связанные с подсчетом припадков в LGS (из-за частоты дроп-атак, продолжительности абсансов и т. Д.), Следует оценить прогностическую ценность использования альтернативных конечных точек в исследованиях клинических испытаний, таких как количество случаев отсутствия припадков. дней, а не частота приступов как таковая . Характеристика факторов, предсказывающих ответ на лечение у пациентов с LGS, также будет полезна для исследований и клинической практики. Другие потенциальные области будущих исследований включают актуальность стероидной терапии при LGS и то, может ли она улучшить когнитивные функции [поскольку есть некоторые данные о положительных когнитивных эффектах стероидной терапии при детских спазмах (110)], а также долгосрочные эффекты каннабидиола. лечение LGS с точки зрения НЯ и потенциального развития толерантности.

Взносы авторов

Все авторы (JC, SA, MF, PS и AA) внесли существенный вклад в концепцию этой статьи, а также в анализ и интерпретацию содержащихся в ней данных; были вовлечены в составление статьи или ее критическую переработку на предмет важного интеллектуального содержания; обеспечили окончательное одобрение версии, которая будет опубликована; и согласился нести ответственность за все аспекты работы, чтобы вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, были надлежащим образом исследованы и решены.

Заявление о конфликте интересов

JC входила в состав консультативных советов компаний Eisai, UCB, Shire, Zogenix, Vitaflo и Nutricia, за которые ее отделу выплачивалась оплата и гонорары. Она участвовала в качестве исследователя в компаниях Vitaflo, GW Pharmaceuticals и Zogenix, при этом средства были выплачены ее отделу. Она также получила средства на исследования от Витафло. Ее поддерживают Центр биомедицинских исследований Национального института медицинских исследований при детской больнице Грейт-Ормонд-стрит Фонд NHS и Университетский колледж Лондона.SA входила в состав консультативных советов компаний Eisai, GSK, Novartis, Nutricia, Shire, Ultragenyx и Zogenix. Он участвовал в качестве исследователя в компаниях Advicenne Pharma, Eisai, UCB, Ultragenyx и Zogenix, на средства, выплаченные его больнице или его исследовательской лаборатории. MF участвовала в качестве исследователя в UCB, GW Pharmaceuticals, Pfizer и LivaNova, при этом средства были выплачены ее отделу. Она получила средства на исследования от Eisai, UCB, LivaNova и Esteve, причем средства были выплачены ее отделу. Она получила гонорары от Eisai, UCB, LivaNova, Bial и Esteve.PS получил гонорары от FB Health, Kolfarma s.r.l., UCB Pharma и Eisai Inc., а также исследовательскую поддержку от Министерства здравоохранения Италии и Фонда Telethon. AA получил гранты на исследования от Европейской комиссии, UCB Pharma и CaixaBank, средства, выплаченные его отделу, и гонорары за консультации от Eisai, GW, Shire, Takeda, Zogenix и UCB Pharma.

Благодарности

Редакционная поддержка при подготовке этой рукописи была предоставлена ​​John Scopes m X m Medical Communications.

Финансирование

Встреча консенсусной группы по разработке данной публикации была организована и профинансирована Eisai Ltd. Редакционная поддержка подготовки этой публикации финансировалась Eisai Ltd. под влиянием стороннего спонсорства.

Сокращения

AE — нежелательное явление; AED, противоэпилептический препарат; CLB, клобазам; ЭЭГ, электроэнцефалограмма; EMA, Европейское агентство по лекарственным средствам; FLB, фелбамат; КД, кетогенная диета; ЛЕВ, леветирацетам; LGS, синдром Леннокса – Гасто; ЛТГ, ламотриджин; МАЭ, миоклонико-астатическая эпилепсия; МРТ, магнитно-резонансная томография; NCSE, бессудорожный эпилептический статус; ПЕР, перампанель; РКИ — рандомизированное контролируемое исследование; RUF, руфинамид; QoL, качество жизни; SSW, медленная спайк-волна; СТП, стирипентол; TPM, топирамат; ВНС, стимуляция блуждающего нерва; ВПА, вальпроат натрия; ЗНС, зонисамид.

Сноски

Список литературы

1. Гасто Х., Роджер Дж., Сулейрол Р., Тассинари Калифорния, Регис Х., Драве С. и др. Детская эпилептическая энцефалопатия с диффузными медленными спайк-волнами (также известная как «малый вариант») или синдром Леннокса. Эпилепсия (1966) 7 (2): 139–79. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.1966.tb06263.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Арзиманоглу А., Резник Т. Все дети, страдающие эпилептическими падениями, не обязательно страдают синдромом Леннокса-Гасто… но у многих он есть. Эпилептическое расстройство (2011) 13 (Приложение 1): S3–13. DOI: 10.1684 / epd.2011.0422

CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Керр М., Клугер Г., Филип С. Эволюция и лечение синдрома Леннокса-Гасто в подростковом и взрослом возрасте: всегда ли судороги являются основной проблемой? Эпилептическое расстройство (2011) 13 (Дополнение 1): S15–26. DOI: 10.1684 / epd.2011.0409

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Арзиманоглу А., Френч Дж., Блюм В. Т., Кросс Дж. Х., Эрнст Дж. П., Фейхт М. и др.Синдром Леннокса-Гасто: консенсусный подход к диагностике, оценке, ведению и методологии испытаний. Lancet Neurol (2009) 8 (1): 82–93. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (08) 70292-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Голдсмит И.Л., Зупанк М.Л., Буххальтер-младший. Долгосрочные исходы приступов у 74 пациентов с синдромом Леннокса-Гасто: эффекты включения МРТ-изображений головы в определение криптогенной подгруппы. Эпилепсия (2000) 41 (4): 395–9.DOI: 10.1111 / j.1528-1157.2000.tb00179.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Chevrie JJ, Aicardi J. Детская эпилептическая энцефалопатия с медленной спайк-волной. Статистическое исследование 80 случаев. Эпилепсия (1972) 13 (2): 259–71. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1972.tb05260.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Арзиманоглу А., Геррини Р., Айкарди Дж. Синдром Леннокса-Гасто. 3-е изд. В: Arzimanoglou A, Guerrini R, Aicardi J, редакторы. Эпилепсия Айкарди у детей . Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс (2004). п. 38–50.

Google Scholar

8. Международная лига против эпилепсии. Предложение о пересмотренной классификации эпилепсий и эпилептических синдромов. Комиссия по классификации и терминологии Международной лиги против эпилепсии. Эпилепсия (1989) 30 (4): 389–99. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1989.tb05316.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

11.Рантала Х., Путконен Т. Возникновение, исход и прогностические факторы инфантильных спазмов и синдрома Леннокса-Гасто. Эпилепсия (1999) 40 (3): 286–9. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1999.tb00705.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Боммануар А., Драве С. Синдром Леннокса-Гасто. В: Roger J, Bureau M, Dravet C, et al., Редакторы. Эпилептические синдромы в младенчестве, детстве и подростковом возрасте . Лондон, Великобритания: Джон Либби (1992). п. 115–32.

Google Scholar

13. Жоффруа Г., Лассонд М., Делиль Ф., Декари М. Каллозотомия тела для контроля трудноизлечимой эпилепсии у детей. Неврология (1983) 33 (7): 891–7. DOI: 10.1212 / WNL.33.7.891

CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Драве К., Роджер Дж., Бюро М., Далла Бернардина Б. Миоклонические эпилепсии в детстве. В: Акимото Х., Казамацури Х., Сейно М. и др., Редакторы. Достижения в эпилептологии, XIII Международный симпозиум по эпилепсии .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Raven Press (1982). п. 135–40.

Google Scholar

15. Гасто Х., Драве С., Лубье Д. Эволюция клиники и прогнозирования синдрома Леннокса-Гасто. В: Lugaresi E, Pazzaglia P, Tassinari CA, редакторы. Развитие и прогноз эпилепсии . Болонья, Италия: Ауло Гаджи (1973). п. 133–54.

Google Scholar

16. Ферлаццо Э., Никанорова М., Итальяно Д., Бюро М., Драве С., Каларезе Т. и др. Синдром Леннокса-Гасто в зрелом возрасте: клиника и особенности ЭЭГ. Epilepsy Res (2010) 89 (2–3): 271–7. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2010.01.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Консорциум EuroEPINOMICS-RES, Проект «Феном / геном эпилепсии», Консорциум Epi4K. Мутации de novo в генах синаптической передачи, включая DNM1, вызывают эпилептические энцефалопатии. Am J Hum Genet (2014) 95 (4): 360–70. DOI: 10.1016 / j.ajhg.2014.08.013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18.Феном эпилепсии / Проект генома Консорциум Epi4K. Анализ вариантов числа копий из данных экзома у 349 пациентов с эпилептической энцефалопатией. Энн Нейрол (2015) 78 (2): 323–8. DOI: 10.1002 / ana.24457

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Депьенн С., Гурфинкель-Ан И., Баулак С., ЛеГерн Э. Гены в детских эпилептических энцефалопатиях. 4-е изд. В: Noebels JL, Avoli M, Rogawski MA, Olsen RW, Delgado-Escueta AV, редакторы. Основные механизмы эпилепсии Джаспера [Интернет] .Bethesda, MD: Национальный центр биотехнологической информации (США) (2012). с.1187–210.

Google Scholar

21. Ларсен Дж., Йоханнесен К.М., Эк Дж., Тан С., Марини С., Бличфельдт С. и др. Роль мутаций SLC2A1 в миоклонической астатической эпилепсии и абсансной эпилепсии, а также оценочная частота синдрома дефицита GLUT1. Эпилепсия (2015) 56 (12): e203–8. DOI: 10.1111 / epi.13222

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Ферлаццо Э., Аджиен С.К., Геррини Р., Каларезе Т., Креспель А., Элия М. и др.Синдром Леннокса-Гасто с поздним началом и выраженными рефлекторными припадками у пациентов с трисомией 21. Эпилепсия (2009) 50 (6): 1587–95. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2008.01944.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Хьюз-младший, Патил В.К. Долгосрочные электроклинические изменения синдрома Леннокса-Гасто до, во время и после медленной спайк-волны. Clin Electroencephalogr (2002) 33 (1): 1–7. DOI: 10.1177 / 155005940203300103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25.Огуни Х., Танака Т., Хаяси К., Фунацука М., Сакаучи М., Сиракава С. и др. Лечение и отдаленный прогноз миоклонико-астатической эпилепсии раннего детства. Нейропедиатрия (2002) 33 (3): 122–32. DOI: 10,1055 / с-2002-33675

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Patry G, Lyagoubi S, Tassinari CA. Субклинический «эпилептический электрический статус» у детей, вызванный сном. Клиническое и электроэнцефалографическое исследование шести случаев. Arch Neurol (1971) 24 (3): 242–52.DOI: 10.1001 / archneur.1971.00480330070006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Bass N, Wyllie E, Comair Y, Kotagal P, Ruggieri P, Holthausen H. Дополнительные судороги сенсомоторной области у детей и подростков. J Pediatr (1995) 126 (4): 537–44. DOI: 10.1016 / S0022-3476 (95) 70346-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Хан С.А., Карни П.В., Арчер Дж. С.. Краткая асимметричная тоническая поза с диффузной низковольтной быстрой активностью при припадках, возникающих в мезиальной теменной области. Epilepsy Res (2014) 108 (10): 1950–4. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2014.09.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Ю SJ, Ким HD, Кан Х.С. Факторы, влияющие на эволюцию синдрома Веста до синдрома Леннокса-Гасто. Pediatr Neurol (2009) 41 (2): 111–3. DOI: 10.1016 / j.pediatrneurol.2009.03.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Охтахара С., Яматоги Ю., Оцука Ю., Ока Е., Канда С.Прогноз при детской эпилепсии: проспективное катамнестическое исследование. Folia Psychiatr Neurol Jpn (1977) 31 (3): 301–13.

Google Scholar

32. Охтахара С., Оцука Ю., Яматоги Ю., Ока Е. Ранняя инфантильная эпилептическая энцефалопатия со всплеском подавления: аспекты развития. Brain Dev (1987) 9 (4): 371–6. DOI: 10.1016 / S0387-7604 (87) 80110-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Охтахара С. Синдром Леннокса-Гасто.Соображения по поводу его концепции и категоризации. Jpn J Psychiatry Neurol (1988) 42 (3): 535–42.

PubMed Аннотация | Google Scholar

34. Camfield P, Camfield C. Долгосрочный прогноз симптоматической (вторично) генерализованной эпилепсии: популяционное исследование. Эпилепсия (2007) 48 (6): 1128–32. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2007.01072.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Пуджар С., Калверт С., Кортина-Борха М., Чин Р.Ф., Смит Р.А., Кросс Дж. Х. и др.Статистический контроль процесса (SPC) — простой объективный метод мониторинга частоты приступов и оценки эффективности медикаментозного вмешательства при рефрактерной детской эпилепсии. Epilepsy Res (2010) 91 (2–3): 205–13. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2010.07.013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Hancock EC, Cross JH. Лечение синдрома Леннокса-Гасто. Кокрановская база данных Syst Rev (2013) 2: CD003277. DOI: 10.1002 / 14651858.CD003277.pub3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

37.Адаб Н., Кини Ю., Винтен Дж., Эйрес Дж., Бейкер Дж., Клейтон-Смит Дж. И др. Более отдаленный исход детей, рожденных от матерей с эпилепсией. J Neurol Neurosurg Psychiatry (2004) 75 (11): 1575–83. DOI: 10.1136 / jnnp.2003.029132

CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Морроу Дж., Рассел А., Гатри Е., Парсонс Л., Робертсон И., Уодделл Р. и др. Риски пороков развития противоэпилептических препаратов во время беременности: проспективное исследование из Регистра эпилепсии и беременности Великобритании. J Neurol Neurosurg Psychiatry (2006) 77 (2): 193–8.DOI: 10.1136 / jnnp.2005.074203

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Томсон Т., Марсон А., Бун П., Каневини М.П., ​​Кованис А., Гейли Е. и др. Вальпроат в лечении эпилепсии у девочек и женщин детородного возраста. Эпилепсия (2015) 56 (7): 1006–19. DOI: 10.1111 / epi.13021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Мотте Дж., Треватан Е., Арвидссон Дж. Ф., Баррера М. Н., Малленс Е. Л., Манаско П. и др.Ламотриджин при генерализованных судорогах, связанных с синдромом Леннокса-Гасто. N Engl J Med (1997) 337 (25): 1807–12. DOI: 10.1056 / NEJM199712183372504

CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Glauser T, Kluger G, Sachdeo R, Krauss G, Perdomo C, Arroyo S. Руфинамид при генерализованных припадках, связанных с синдромом Леннокса-Гасто. Неврология (2008) 70 (21): 1950–8. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000303813.95800.0d

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43.Sachdeo RC, Glauser TA, Ritter F, Reife R, Lim P, Pledger G и др. Двойное слепое рандомизированное исследование топирамата при синдроме Леннокса-Гасто. Неврология (1999) 52 (9): 1882–7. DOI: 10.1212 / WNL.52.9.1882

CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Нг Ю.Т., Конри Дж. А., Драммонд Р., Штолле Дж., Вайнберг Массачусетс; OV-1012 Исследователи исследования. Результаты рандомизированного исследования III фазы клобазама при синдроме Леннокса-Гасто. Неврология (2011) 77 (15): 1473–81. DOI: 10.1212 / WNL.0b013e318232de76

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Ли Э. Х., Юм М. С., Чой Х. В., Ко ТС. Долгосрочное использование клобазама при синдроме Леннокса-Гасто: опыт работы в одном центре третичной эпилепсии. Clin Neuropharmacol (2013) 36 (1): 4–7. DOI: 10.1097 / WNF.0b013e3182770730

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Исследовательская группа Фелбамата по синдрому Леннокса-Гасто. Эффективность фелбамата при детской эпилептической энцефалопатии (синдром Леннокса-Гасто). N Engl J Med (1993) 328 (1): 29–33. DOI: 10.1056 / NEJM19

73280105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Эрикссон А.С., Нергард А., Хоппу К. Эффективность ламотриджина у детей и подростков с рефрактерной генерализованной эпилепсией: рандомизированное двойное слепое перекрестное исследование. Эпилепсия (1998) 39 (5): 495–501. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1998.tb01411.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Yuen AW, Land G, Weatherley BC, Peck AW.Вальпроат натрия резко подавляет метаболизм ламотриджина. Br J Clin Pharmacol (1992) 33 (5): 511–3. DOI: 10.1111 / j.1365-2125.1992.tb04079.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Wheless JW, Clarke DF, Arzimanoglou A, Carpenter D. Лечение детской эпилепсии: мнение европейских экспертов, 2007. Epileptic Disord (2007) 9 (4): 353–412. DOI: 10.1684 / epd.2007.0144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50.Kluger G, Glauser T, Krauss G, Seeruthun R, Perdomo C, Arroyo S. Дополнительный руфинамид при синдроме Леннокса-Гасто: долгосрочное открытое расширенное исследование. Acta Neurol Scand (2010) 122 (3): 202–8. DOI: 10.1111 / j.1600-0404.2010.01334.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. МакМюррей Р., Стриано П. Лечение взрослых с синдромом Леннокса-Гасто: дальнейший анализ эффективности и безопасности / переносимости руфинамида. Neurol Ther (2016) 5 (1): 35–43.DOI: 10.1007 / s40120-016-0041-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Ohtsuka Y, Yoshinaga H, Shirasaka Y, Takayama R, Takano H, Iyoda K. Долгосрочная безопасность и исход судорог у японских пациентов с синдромом Леннокса-Гасто, получающих дополнительную терапию руфинамидом: открытое исследование после рандомизированного клинического исследования. испытание. Epilepsy Res (2016) 121: 1–7. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2016.01.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53.Глаузер Т.А., Левисон П.М., Риттер Ф., Sachdeo RC. Топирамат при синдроме Леннокса-Гасто: открытое лечение пациентов, завершающих рандомизированное контролируемое исследование. Группа изучения топирамата YL. Эпилепсия (2000) 41 (Дополнение 1): S86–90. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.2000.tb01563.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Конри Дж. А., Нг Ю. Т., Паолички Дж. М., Керницкий Л., Митчелл В. Г., Риттер Ф. Дж. И др. Клобазам в лечении синдрома Леннокса-Гасто. Эпилепсия (2009) 50 (5): 1158–66.DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2008.01935.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Конри Дж. А., Нг Ю. Т., Керницкий Л., Митчелл В. Г., Вейдеманис Р., Драммонд Р. и др. Стабильные дозировки клобазама при синдроме Леннокса-Гасто связаны с устойчивым снижением припадков и общим припадком в течение 3 лет. Эпилепсия (2014) 55 (4): 558–67. DOI: 10.1111 / epi.12561

CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Манн Р., Камфилд П., Камфилд С., Дули Дж.Клобазам при рефрактерных судорожных расстройствах у детей — ценное дополнительное лекарство. Can J Neurol Sci (1988) 15 (4): 406–8.

Google Scholar

58. Arzimanoglou A, Ben-Menachem E, Cramer J, Glauser T., Seeruthun R, Harrison M. Эволюция разработки и регулирования противоэпилептических препаратов. Эпилептическое расстройство (2010) 12 (1): 3–15. DOI: 10.1684 / epd.2010.0303

CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Додсон В.Е. Фелбамат в лечении синдрома Леннокса-Гасто: результаты 12-месячного открытого исследования после рандомизированного клинического исследования. Эпилепсия (1993) 34 (Дополнение 7): S18–24. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1993.tb04590.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Хуссейн С.А., Чжоу Р., Якобсон С., Вен Дж., Ченг Е., Лэй Дж. И др. Предполагаемая эффективность экстрактов конопли, обогащенных каннабидиолом, для лечения детской эпилепсии: потенциальная роль в развитии детских спазмов и синдрома Леннокса-Гасто. Эпилептическое поведение (2015) 47: 138–41. DOI: 10.1016 / j.yebeh.2015.04.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61.Девинский О., Марш Э., Фридман Д., Тиле Э., Ло Ло, Салливан Дж. И др. Каннабидиол у пациентов с резистентной к лечению эпилепсией: открытое интервенционное исследование. Ланцет Neurol (2016) 15 (3): 270–8. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (15) 00379-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Геффри А.Л., Поллак С.Ф., Бруно П.Л., Тиле Е.А. Лекарственное взаимодействие между клобазамом и каннабидиолом у детей с рефрактерной эпилепсией. Эпилепсия (2015) 56 (8): 1246–51.DOI: 10.1111 / epi.13060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Ким Х.Дж., Ким С.Х., Кан Х.С., Ли Дж.С., Чанг Х.Д., Ким HD. Дополнительное лечение леветирацетамом при синдроме Леннокса-Гасто у детей. Pediatr Neurol (2014) 51 (4): 527–31. DOI: 10.1016 / j.pediatrneurol.2014.06.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Ю SJ, Кан Х.С., Ким HD, Ли Х.С., Ко ТС. Клиническая эффективность зонисамида при синдроме Леннокса-Гасто: корейский многоцентровый опыт. Brain Dev (2008) 30 (4): 287–90. DOI: 10.1016 / j.braindev.2007.09.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Биро А., Стефани Ю., Таралло Т., Баст Т., Шлахтер К., Флегер М. и др. Эффективность и переносимость перампанела у детей и подростков с рефрактерными эпилепсиями: первые опыты. Нейропедиатрия (2015) 46 (2): 110–6. DOI: 10.1055 / с-0035-1546276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66.Бухман АЛ. Побочные эффекты кортикостероидной терапии. J Clin Gastroenterol (2001) 33 (4): 289–94. DOI: 10.1097 / 00004836-200110000-00006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Нил Э. Г., Чафф Х., Шварц Р. Х., Лоусон М. С., Эдвардс Н., Фитцсиммонс Г. и др. Кетогенная диета для лечения детской эпилепсии: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет Neurol (2008) 7 (6): 500–6. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (08) 70092-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68.Фриман Дж. М., Вининг Е. П., Кософф Е. Х., Пизик П. Л., Йе Х, Гудман С. Н.. Слепое перекрестное исследование эффективности кетогенной диеты. Эпилепсия (2009) 50 (2): 322–5. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2008.01740.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Lemmon ME, Terao NN, Ng YT, Reisig W, Rubenstein JE, Kossoff EH. Эффективность кетогенной диеты при синдроме Леннокса-Гасто: ретроспективный обзор опыта одного учреждения и резюме литературы. Dev Med Child Neurol (2012) 54 (5): 464–8.DOI: 10.1111 / j.1469-8749.2012.04233.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Чжан Ю., Ван И, Чжоу Ю., Чжан Л., Ю. Л., Чжоу С. Терапевтические эффекты кетогенной диеты у детей с синдромом Леннокса-Гасто. Epilepsy Res (2016) 128: 176–80. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2016.11.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Карабалло Р., Фортини С., Фреслер С., Армено М., Ариэла А., Креста А. и др. Кетогенная диета у пациентов с синдромом Леннокса-Гасто. Изъятие (2014) 23 (9): 751–5. DOI: 10.1016 / j.seizure.2014.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Шарма С., Джайн П., Гулати С., Санкхян Н., Агарвала А. Использование модифицированной диеты Аткинса при синдроме Леннокса Гасто. J Child Neurol (2015) 30 (5): 576–9. DOI: 10.1177 / 0883073814527162

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Вилли Е., Лачвани Д.К., Гупта А., Чирла А., Космо Дж., Уорли С. и др.Успешная операция по поводу эпилепсии из-за раннего поражения головного мозга, несмотря на общие данные ЭЭГ. Неврология (2007) 69 (4): 389–97. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000266386.55715.3f

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Chambers A, Bowen JM. Электростимуляция при лекарственно-устойчивой эпилепсии: анализ, основанный на фактах. Ont Health Technol Assess Ser (2013) 13 (18): 1–37.

PubMed Аннотация | Google Scholar

77. Morris GL III, Gloss D, Buchhalter J, Mack KJ, Nickels K, Harden C.Основанное на фактах обновление рекомендаций: стимуляция блуждающего нерва для лечения эпилепсии: отчет Подкомитета по разработке рекомендаций Американской академии неврологии. Неврология (2013) 81 (16): 1453–9. DOI: 10.1212 / WNL.0b013e3182a393d1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Karceski S. Стимуляция блуждающего нерва и синдром Леннокса-Гасто: обзор литературы и данных из реестра пациентов VNS. CNS Spectr (2001) 6 (9): 766–70. DOI: 10.1017 / S10

1516

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Frost M, Gates J, Helmers SL, Wheless JW, Levisohn P, Tardo C, et al. Стимуляция блуждающего нерва у детей с рефрактерными припадками, связанными с синдромом Леннокса-Гасто. Эпилепсия (2001) 42 (9): 1148–52. DOI: 10.1046 / j.1528-1157.2001.23900.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. You SJ, Kang HC, Ko TS, Kim HD, Yum MS, Hwang YS, et al.Сравнение мозолистого тела и стимуляции блуждающего нерва у детей с синдромом Леннокса-Гасто. Brain Dev (2008) 30 (3): 195–9. DOI: 10.1016 / j.braindev.2007.07.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Орос И., Маккормик Д., Зампони Н., Варадкар С., Фейхт М., Параин Д. и др. Стимуляция блуждающего нерва при лекарственно-устойчивой эпилепсии: европейское долгосрочное исследование до 24 месяцев с участием 347 детей. Эпилепсия (2014) 55 (10): 1576–84.DOI: 10.1111 / epi.12762

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Бен-Менахем Э. Стимуляция блуждающего нерва для лечения эпилепсии. Lancet Neurol (2002) 1 (8): 477–82. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (02) 00220-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Шахван А., Бейли С., Максинер В., Харви А.С. Стимуляция блуждающего нерва при рефрактерной эпилепсии у детей: больше для ВНС, чем для снижения частоты приступов. Эпилепсия (2009) 50 (5): 1220–8.DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2008.01940.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

84. Ролстон Д.Д., Энглот Д.Д., Ван Д.Д., Гарсия, Пенсильвания, Чанг Э.Ф. Каллозотомия тела в сравнении со стимуляцией блуждающего нерва при атонических припадках и дроп-атаках: систематический обзор. Эпилептическое поведение (2015) 51: 13–7. DOI: 10.1016 / j.yebeh.2015.06.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Lancman G, Virk M, Shao H, Mazumdar M, Greenfield JP, Weinstein S, et al.Стимуляция блуждающего нерва против мозолистого тела в лечении синдрома Леннокса-Гасто: метаанализ. Изъятие (2013) 22 (1): 3–8. DOI: 10.1016 / j.seizure.2012.09.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

86. Cukiert A, Cukiert CM, Burattini JA, Lima AM, Forster CR, Baise C, et al. Отдаленный результат после каллозотомии или стимуляции блуждающего нерва в последовательных проспективных когортах детей с синдромом Леннокса-Гасто или синдромом Леннокса и неспецифическими данными МРТ. Изъятие (2013) 22 (5): 396–400. DOI: 10.1016 / j.seizure.2013.02.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Кван С.Ю., Лин Дж. Х., Вонг Т. Т., Чанг К. П., Ю Ч. Сравнение исходов судорог после каллозотомии у пациентов с синдромом Леннокса-Гасто и положительным или отрицательным анамнезом синдрома Веста. Изъятие (2006) 15 (7): 552–7. DOI: 10.1016 / j.seizure.2006.06.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88.Лян С., Чжан С., Ху Х, Чжан З., Фу Х, Цзян Х и др. Передняя каллозотомия у детей школьного возраста с синдромом Леннокса-Гасто: проспективное исследование. Eur J Paediatr Neurol (2014) 18 (6): 670–6. DOI: 10.1016 / j.ejpn.2014.05.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

89. Катагири М., Иида К., Кагава К., Хашизуме А., Исикава Н., Ханая Р. и др. Комбинированное хирургическое вмешательство со стимуляцией блуждающего нерва после мозолотого тела у пациентов с синдромом Леннокса-Гасто. Acta Neurochir (Вена) (2016) 158 (5): 1005–12. DOI: 10.1007 / s00701-016-2765-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

90. Kossoff EH, Laux LC, Blackford R, Morrison PF, Pyzik PL, Hamdy RM и др. Когда приступы обычно улучшаются при кетогенной диете? Эпилепсия (2008) 49 (2): 329–33. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2007.01417.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Ким Х.Дж., Ким Х.Д., Ли Дж.С., Хео К., Ким Д.С., Кан Х.С.Долгосрочный прогноз пациентов с синдромом Леннокса — Гасто в последние десятилетия. Epilepsy Res (2015) 110: 10–9. DOI: 10.1016 / j.eplepsyres.2014.11.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

92. Дункан Дж. С., Шорвон С. Д., Trimble MR. Прекращение приема фенитоина, карбамазепина и вальпроата у пациентов с активной эпилепсией. Эпилепсия (1990) 31 (3): 324–33. DOI: 10.1111 / j.1528-1157.1990.tb05383.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94.Уокер М., Кросс Х., Смит С., Янг С., Айкарди Дж., Эпплтон Р. и др. Неконвульсивный эпилептический статус: отчеты о семинаре Фонда исследований эпилепсии. Эпилептическое расстройство (2005) 7 (3): 253–96.

PubMed Аннотация | Google Scholar

95. Убералл М.А., Тролльманн Р., Вунзидлер У., Венцель Д. Внутривенное введение вальпроата у детей с эпилепсией с рефрактерным эпилептическим статусом. Неврология (2000) 54 (11): 2188–9. DOI: 10.1212 / WNL.54.11.2188-а

CrossRef Полный текст | Google Scholar

97.Curatolo P, Bjørnvold M, Dill PE, Ferreira JC, Feucht M, Hertzberg C и др. Роль ингибиторов mTOR в лечении пациентов с комплексом туберозного склероза: доказательства и мнения экспертов. Наркотики (2016) 76 (5): 551–65. DOI: 10.1007 / s40265-016-0552-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

99. Камфилд П., Камфилд С., Польман-Иден Б. Переход от педиатрической помощи к лечению эпилепсии у взрослых: сложный процесс, отмеченный медицинским и социальным кризисом. Эпилепсия Curr (2012) 12 (Suppl 3): 13–21. DOI: 10.5698 / 1535-7511-12.4s.13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Коссофф Э.Х., Генри Б.Дж., Червенка М.С. Переход педиатрических пациентов, получающих кетогенные диеты от эпилепсии, во взрослую жизнь. Изъятие (2013) 22 (6): 487–9. DOI: 10.1016 / j.seizure.2013.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Айкарди Дж., Шеври Дж. Дж. Атипичная доброкачественная парциальная эпилепсия детского возраста. Dev Med Child Neurol (1982) 24 (3): 281–92. DOI: 10.1111 / j.1469-8749.1982.tb13620.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Ливингстон JH. Синдром Леннокса-Гасто. Dev Med Child Neurol (1988) 30 (4): 536–40. DOI: 10.1111 / j.1469-8749.1988.tb04782.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

103. Огава К., Канемото К., Исии Ю., Кояма М., Ширасака Ю., Кавасаки Дж. И др. Долгосрочное катамнестическое исследование синдрома Леннокса-Гасто у пациентов с тяжелыми двигательными и интеллектуальными нарушениями: особое внимание уделяется проблеме дисфагии. Изъятие (2001) 10 (3): 197–202. DOI: 10.1053 / seiz.2000.0483

CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Паризи П., Бруни О, Пиа Вилла М, Верротти А., Миано С., Лучетти А. и др. Связь между сном и эпилепсией: влияние на когнитивные функции у детей. Dev Med Child Neurol (2010) 52 (9): 805–10. DOI: 10.1111 / j.1469-8749.2010.03662.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. O’Brien LM. Нейрокогнитивные эффекты нарушения сна у детей и подростков. Клиника детской подростковой психиатрии № Am (2009) 18 (4): 813–23. DOI: 10.1016 / j.chc.2009.04.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

108. Галоп К., Вайлд Д., Вердиан Л., Керр М., Якоби А., Бейкер Г. и др. Синдром Леннокса-Гасто (LGS): разработка концептуальных моделей качества жизни, связанного со здоровьем (HRQL) для лиц, осуществляющих уход, и детей. Изъятие (2010) 19 (1): 23–30. DOI: 10.1016 / j.seizure.2009.10.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

109.Арзиманоглу А., Резник Т. Диагностика и лечение приступов эпилептического падения, атипичных абсансов и эпизодов бессудорожного эпилептического статуса. Эпилептическое расстройство (2011) 13 (Приложение 1): S1–2. DOI: 10.1684 / epd.2011.0408

CrossRef Полный текст | Google Scholar

110. Кивив С., Лерман П., Ариэль Р., Данцигер Ю., Мимуни М., Шиннар С. Долгосрочные когнитивные результаты когорты детей с криптогенными инфантильными спазмами, получавших высокие дозы адренокортикотропного гормона. Эпилепсия (2004) 45 (3): 255–62.DOI: 10.1111 / j.0013-9580.2004.30503.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синдром

Вест — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

ОБЗОР СТАТЕЙ
О’Каллаган Ф.Дж., Эдвардс С.В., Альбер Ф.К. и др. Безопасность и эффективность гормонального лечения по сравнению с гормональным лечением вигабатрином при инфантильных спазмах (ICISS): рандомизированное многоцентровое открытое исследование. Lancet Neurol. 2016 9 ноября; DOI: 10.1016 / S1474-4422 (16) 30294-0.

Hancock EC, et al.Лечение детских спазмов. Кокрановская база данных Syst Rev.2013 5 июня; 6 CD001770.

Граховый Р.А., и др. Детские судороги. Handb Clin Neurol. 2013; 111: 611-8.

Люкс AL. Последние американские и европейские обновления по инфантильным спазмам. Curr Neurol Neurosci Rep. 2013 Март; 13 (3): 334.

Go CY, et al. Обновление рекомендаций, основанных на фактах: лечение детских спазмов. Отчет Подкомитета по разработке рекомендаций Американской академии неврологии и Практического комитета Общества детской неврологии.Неврология 2012 12 июня; 78 (24): 1974-80.

Pellock JM, et al. Инфантильные спазмы: консенсус-отчет США. Эпилепсия. 2010; 51 (10): 2175-89 Riikonen RS. Благоприятные прогностические факторы при детских спазмах. Eur J Paediatri Neurol. 2010: 14 (1): 13-8.

Maguire MJ, et al. Распространенность потери поля зрения после воздействия вигабатрина: систематический обзор. Эпилепсия 2010: 51 (12): 2423-31.

СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ
Djuric M, et al. Отдаленные результаты у детей с инфантильными спазмами, получавших вигабатрин: когорта из 180 пациентов.Эпилепсия, декабрь 2014 г .; 55 (12): 1918-25.

Hussain SA, et al. Лечение детских спазмов очень высокими дозами преднизолона перед высокими дозами адренокортикотропного гормона. Эпилепсия 2014 Янв; 55 (1): 103-7.

Poulat AL, et al. Предлагаемый диагностический подход к инфантильным спазмам, основанный на спектре переменной этиологии. Eur J Paediatr Neurol. 2014 Март; 18 92): 176-82.

Auvin S, et al. Задержка постановки диагноза при синдроме Веста: неправильный диагноз и последствия. Eur J Pedatric 2012 ноябрь; 171 (11): 1695-701.

Mytinger JR, et al. Текущая оценка и лечение детских спазмов среди членов Общества детской неврологии. J Child Neuro 2012 октябрь; 28 (10): 1289-94.

Caraballo RH, et al. Детские спазмы без гипсаритмии: исследование 16 случаев. Захват. Апрель 2011. 20 (3): 197-202.

O’Callaghan FJ. и другие. Влияние времени до начала лечения и возраста начала лечения в качестве доказательства из исследования инфантильных спазмов в Соединенном Королевстве. Эпилепсия. Июль 2011 г. 52 (7): 1359-64.

Mohamed BP, et al.Исход судорог при инфантильных спазмах — ретроспективное исследование. Эпилепсия. 2011: 52 (4): 746-52.

Ням-мс. Хирургическое лечение детских спазмов, связанных с локализацией. Клиническая неврология и нейрохирургия. Апрель 2011. 113 (3): 213-7.

Olson HE, et al. Руфинамид для лечения эпилептических спазмов. Эпилепсия и поведение. Февраль 2011. 20 (2): 344-8.

Hong AM, et al. Инфантильные спазмы, леченные кетогенной диетой: проспективный одноцентровый опыт у 104 младенцев подряд.Эпилепсия 2010: 51 (8): 1403-7.

Darke K, et al. Результаты развития и эпилепсии в возрасте 4 лет в исследовании UKISS, сравнивающем гормональные препараты с вигабатрином при детских спазмах: многоцентровое рандомизированное исследование. Arch Dis Child. 2010: 95 (5): 382-6.

Osborne, JP, et al. Основная этиология младенческих спазмов (синдром Веста) из исследования инфантильных спазмов Соединенного Королевства (UKISS) по современным причинам и их классификации. Эпилепсия. Октябрь 2010 г. 51 (10): 2168-74.

Peltzer B, et al.Топирамат и адренокортикотропный гормон (АКТГ) в качестве начального лечения детских спазмов. J Child Neurol. 2009: 24 (4): 400-5.

Yum MS, et al. Зонисамид при синдроме Веста: открытое исследование. Эпилептическое расстройство. 2009: 11 (4): 339-44.

Lux, AL, et al. Исследование инфантильных спазмов в Великобритании (UKISS), сравнивающее гормональное лечение вигабатрином на исходы развития и эпилепсию с возрастом 14 месяцев: многоцентровое рандомизированное исследование. Lancet Neurol 2005; 4: 714-7.

Шерр Э.История ARX (эпилепсия, умственная отсталость, аутизм и пороки развития головного мозга): один ген приводит к множеству фенотипов. Curr Opin Pediatr. 2003; 15 (6): 567-71.

Рииконен Р. Отдаленные исходы пациентов с синдромом Веста. Brain Dev, 2001; 23: 683-87.

ИНТЕРНЕТ
Интернет Менделирующее наследование в человеке (OMIM). Университет Джона Хопкинса. Эпилептическая энцефалопатия, раннее младенчество, 1; EIEE1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *