Пентаксим производство чье: Пентаксим вакцина — что это такое? От чего привика Пентаксим?

Содержание

Вакцинация, зарубежные и отечественные вакцины

«Экспресс газета» отвечает на актуальные, неудобные и неожиданные вопросы. Сегодня врач-педиатр расскажет, чем зарубежные вакцины отличаются от отечественных.

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Мы уже затрагивали животрепещущую тему вакцинации в связи с новостью об эпидемии кори. И пришли к выводу, что проводить вакцинацию безусловно нужно.

Следующий вопрос — какими вакцинами? Нашими или зарубежными?

Зарубежные вакцины лучше, чем отечественные

— Раньше зарубежных вакцин не было в принципе, поэтому родители ставили отечественные без возможности выбора. К счастью, сегодня медицина шагнула вперед, и разница между отечественными и зарубежными вакцинами, безусловно, есть.

Импортные вакцины предпочтительнее по нескольким причинам. Например, вакцина российского производства АКДС делается одновременно с прививкой против полиомиелита. А  комбинированные импортные вакцины Пентаксим (Франция )или Инфанрикс Гекса (Бельгия) делаются в том числе и для профилактики полиомиелита. С точки зрения психоэмоциональной нагрузки мамы и ребенка один укол лучше, чем два.

Еще один плюс вакцины  Инфанрикс Гекса — компонент против гепатита В. То есть вместо трех уколов (нога, нога, рука) в обычной поликлинике в рамках установленного графика шестимесячному ребенку можно сделать один. После которого иммунитет вырабатывается так  же хорошо.

Во-вторых, вакцины АКДС, Пентаксим или Инфарикс Гекса отличаются коклюшным компонентом. Коклюшный компонент в АКДС изготовлен из цельных клеток — это цельноклеточная вакцина. Импортные вакцины — бесклеточные, ацеллюлярные. Коклюшный компонент считается самым реактогенным, поэтому он и вызывает различные реакции (повышение температуры, уплотнения и покраснения в месте укола, болезненность).  А бесклеточные вакцины переносятся гораздо легче — их реактогенность гораздо ниже, а иммуногенность выше. То есть иммунитет против коклюша развивается лучше.

Все зарубежные вакцины содержат еще один компонент — против гемофильной инфекции, которая очень часто поражает маленьких детей, вызывая у них гнойные процессы, — синуситы, отиты, пневмонию. Все они лечатся курсом антибиотиков и протекают достаточно тяжело.

Отдельно хотелось бы сказать на реакцию на вакцины, которой родители часто боятся.

Вакцинация крайне редко приводит к тяжелым последствиям. Шансов — один на миллион.

Однако реакции на прививки имеют место быть, и бояться их не нужно.

Будь то температура, покраснение или уплотнение места прививки — ничего страшного в этом нет. Ребенок может стать более возбужденным или, наоборот, заторможенным. Возможна болезненность в месте инъекции, и малыш может даже не вставать на нее, но все это нормально и проходит в течение нескольких дней. В случае каких-либо реакций на прививки необходимо связываться с педиатром.

вызывают ли прививки аутизм | СККСПБ №1

Организованное движение антипрививочников возникло практически сразу после изобретения первой в истории медицины вакцины (от оспы). В то время суеверные опасения новой медицинской процедуры были вполне объяснимы: механизм действия вакцины казался почти что магическим. Новый виток развития антипрививочная философия получила с появлением Интернета. Именно в социальных сетях сейчас живут самые ярые противники вакцинации. Один из их грозных тезисов – «прививки вызывают аутизм» – заставляет родителей по всему миру отказываться от вакцинации своих детей.

Медицинский психолог и одна из тренеров  «Школы аутизма» Ставропольской психиатрической больницы Юлия Барабанова, говорит, что этой идеей (об обусловленности аутизма прививками) и сегодня заражены не только родители детей-аутистов, но и некоторые специалисты, связанные с коррекцией ментальных нарушений у детей. Историю о том, что «ваш ребенок заболел аутизмом, потому что ему сделали прививку» молодая мамочка сегодня может услышать и в поликлинике, и в кабинете у логопеда, и в детском саду. Дело осложняется тем, что механизмы возникновения детского аутизма до сих пор до конца не изучены. Сейчас врачи говорят о генетической предрасположенности и органических нарушениях мозга. Тем не менее,

родителям детей-аутистов психологически проще ассоциировать причину заболевания с каким-то внешним воздействием на ребенка. Разберемся, как появилась идея «прививки вызывают аутизм».

Как это ни странно, родилась эта гипотеза в научных кругах. В 1998 году британский врач Эндрю Уэйкфилд в медицинском журнале с безупречной репутацией The Lancet опубликовал результаты исследования, которые якобы доказывали связь между вакцинацией против кори и детским аутизмом. На первый взгляд данные, которые показал Уэйкфилд, выглядели очень убедительно. До выхода публикации доктора Уэйкфилда мало кто знал, он не отметился никакими научными открытиями и достижениями. После выхода исследования ситуация изменилась в корне. Молодого врача стали охотно приглашать на телевидение, его фотографии не сходили с обложек британских таблоидов. В один миг Уэйкфилд превратился в национальную звезду. Казалось, что причина возникновения аутизма у детей наконец разгадана, а значит в скором времени можно будет совершенно победить эту болезнь: достаточно только исключить из оборота ту самую, зловредную, вакцину против кори.

Эндрю Уэйкфилд

Было ли в работе Уэйкфилда рациональное зерно?

Гипотеза Уэйкфилда не была лишена здравого смысла. Она основывалась на том, что ослабленный вирус кори, который входит в состав вакцины, вызывает воспаление в клетках кишечника, а затем приводит к появлению симптомов аутизма. При этом, в развитие аутизма как такового, по мысли Уэйкфилда, был виноват консервант на основе ртути, который содержится в вакцине (мертиолят, другое название химиката – тиомерсал). Слова «ртуть» и «аутизм» в одном предложении, да еще и напечатанные на страницах уважаемого медицинского журнала, произвели на аудиторию просто магическое действие. Жители Великобритании начали массово отказываться от вакцинации своих детей, здраво рассуждая, что вероятностная корь – это лучше, чем наверняка приобретенный аутизм.

Что было не так с исследованием?

Для того, чтобы доказать свой тезис о связи прививок и аутизма Уэйкфилд нарушил не только методологию научного исследования, но и этику врача: он давил на родителей, требуя от них ответов, которые вписываются в его гипотезу. К тому же в контрольную группу набирались пациенты, родители которых были противниками прививок. По воспоминаниям мамы одного из детей, доктор Уэйкфилд вынудил ее сказать, что симптомы аутизма у ее ребенка появились через 11 дней после вакцинации. Чтобы подвести доказательную базу под тезис о нарушениях работы кишечника, Уэйкфилд делал детям многократную колоноскопию (процедуру довольно неприятную) без серьезных показаний. Кроме того, некоторые дети, которые страдали колитом еще до вакцинации (и Уэйкфилд знал об этом!), были намеренно включены в тестовую группу. Уэйкфилд просто переставлял даты в историях болезни детей: получалось, что дети сначала получили прививку, а потом заболели колитом и приобрели ментальные нарушения.

Показания родителей «подопытных» детей имели эффект разорвавшейся информационной бомбы. Вслед за ними начали открываться все новые и новые факты в пользу мошенничества Уэйкфилда. Например, стало известно, что среди 12 обследованных детей только один имел подтвержденный диагноз «регрессивный аутизм», несмотря на то, что остальные дети имели ментальные нарушения, их диагнозы пока оставались под вопросом. Эндрю Уэйкфилда заподозрили в том, что он сфальсифицировал свое научное «открытие», чтобы прославиться, однако, на деле все обстояло гораздо хуже…

Расследование, открывшее правду

Брайн Дир

Британский медицинский журналист Брайан Дир расследовал дело Уэйкфилда параллельно с редакцией журнала The Lancet, и именно Дир извлек из материалов дела факты, которые и обрушили всю «теорию». Дир выяснил, что еще в 1996 году, за два года до публикации в «Ланцете», Уэйкфилд оформил патент на экспресс-тест, выявляющий в организме следы вируса кори. При помощи этого теста предполагалось обследовать всех детей с диагнозом аутизм в Великобритании. А уже в следующем году

Уэйкфилд попытался запатентовать «безопасную» моновакцину против кори. Планы доктора носили исключительно экономический характер: он рассчитывал для начала включить свою методику экспресс-тестирования в обязательный набор обследований, который проводят детям в Британии (конечно, платить за тесты должны были страховые компании), а после продавать моновакцину, которая «гарантированно не вызывает аутизма». Спонсоры исследований Уэйкфилда, компания  UK Legal Aid Board, планировали заработать на афере доктора около 28 миллионов фунтов стерлингов. И ведь минздрав Великобритании уже собирался отозвать вакцину MMR, из-за того, что она якобы вызывала аутизм.

В сухом остатке: публикация с «доказательствами» вреда вакцины против кори была изъята из журнала The Lancet, а Уэйкфилд уличен в намеренной подтасовке данных.

Связи между прививками и аутизмом нет. Ее никто так и не выявил. Эту проблему муссируют уже более 20 лет, периодически к ней возвращаясь. Но никто, как ни старались, так и не обосновал эту связь – ни патогенетически, ни статистически, никак. Потому что ее нет, как бы ни привлекательна была эта идея для противников вакцинации и родителей детей с аутизмом. Если бы связь между прививками (или мертиолятом) и аутизмом была, то аутизм бы не был такой редкой патологией в условиях массовой вакцинации населения, которая проводится уже на протяжении многих десятков лет. Только в крае ежегодно прививаются десятки тысяч детей, а случаи аутизма единичны. И потом, есть же и дети с аутизмом, никогда не получавшие никаких прививок. Эта проблема надуманная и связана не с вакцинами, а с психологией родителей детей с аутизмом. И это можно понять. Можно было бы и внимания не обращать на чьи-то домыслы по этому поводу, если бы эта идея не навязывалась так настойчиво населению, не подхватывалась бы так активно некомпетентными лицами и не приводила бы к отказам от вакцинации, что в конечном счете приводит к вспышкам инфекционных заболеваний среди людей и наносит уже конкретный, а не надуманный ущерб здоровью”, – говорит

Николай Пелих, Заместитель главного врача ГБУЗ СК “СККСПБ” по эпидемиологическому обеспечению

События, произошедшие после публикации «исследования» Уэйкфилда

В начале 2000-х крупные производители вакцины против кори исключают мертиолят (тиомерсал) из состава вакцины. Фармкомпании признают, что какой-либо вред этого консерванта для организма научно не доказан, тем не менее они исключают его из производство ради спокойствия родителей, которые хотели бы вакцинировать своих детей.

В 2001 году действующий тогда премьер-министр Великобритании Тони Блэр делает публичное заявление, утверждая, что его младший сын Лео вакцинирован против кори. Таким образом Блэр опровергает слухи о том, что он антипрививочник и последователь теории Уэйкфилда.

В 2006 году в Великобритании зафиксирована обширная вспышка кори. Впервые за 14 лет от этого заболевания умирает ребенок, родители которого открыто выступали против вакцинации.

В 2008 году в той же Великобритании вспышка кори повторяется.

В 2010 году журнал еще раз отрекается от статьи Эндрю Уэйкфилда, а главный редактор Ричард Хортон делает заявление, в котором называет сведения, изложенные в статье «однозначной ложью».

В том же 2010 году Генеральный медицинский совет выносит решение по делу, которое слушалось в течение нескольких лет, о защите репутации Уэйкфилда. Эксперты совета единогласно решают: Эндрю Уэйкфилд виновен в грубом нарушении этического кодекса врача и его следует удалить из медицинского регистра, чем фактически пожизненно лишают его права заниматься медицинской деятельностью.

На базе Ставропольской краевой психиатрической больницы несколько лет действует Школа аутизма для родителей, чьи дети страдают этим недугом. Посещения Школы бесплатные, приглашаются все желающие. Более подробно о Школе можно прочесть здесь. 

 

Читайте другие наши статьи

Смотрите и читайте нас в соцсетях                

 

Иллюстрации к данной публикации взяты из общедоступной библиотеки изображений https://www.freepik.com/ и из открытых источников. Об использовании иллюстраций из библиотеки Freepik подробно можно прочесть здесь

Сделать прививку ребенку в Оренбурге предлагает медцентр ЭСКУЛАП+

Вакцинация помогла побороть страшные эпидемии детских инфекций, которые некогда являлись причиной высокой смертности среди младенцев и детей младшего возраста. Современные превентивные меры помогают избежать множества тяжелых болезней. В медицинском центре «ЭСКУЛАП+» можно сделать прививку ребенку в Оренбурге, не боясь негативных последствий. Наши педиатры составят индивидуальный план вакцинации, чтобы она прошла комфортно и безболезненно.

 

Индивидуальный план прививок

В каждом государстве мира есть свой, так называемый национальный план вакцинации детей. Это график, согласно которому ребенок получает инъекции. В нашей стране их делают, начиная с первых 12 часов жизни дитя. План универсален для всех. Но организм каждого ребенка индивидуален и по-разному реагирует на введенную вакцину.

Многие мамы боятся сделать прививку ребенку, поскольку уже сталкивались с негативными последствиями. Существует строгий перечень причин, по которым дается официальный медотвод. К наиболее распространенным из них относятся аллергические реакции, ОРЗ, высокая температура, отравление и т.д. Из-за этого возникают отступления от утвержденного графика вакцинации.

Кроме того, национальный календарь составлен с учетом таких этапов развития ребенка, как например, прорезывание зубов. В этот период наблюдается повышение температуры, слабость и вялость, говорящие о том, что вакцинацию проводить нельзя. Но универсальный график не учитывает того, что у каждого человека этап появления зубов может наступать в разное время.

В нашем медцентре родители получают возможность сделать прививку ребенку согласно индивидуально составленному плану. Это позволяет избежать негативных реакций. Мамы и папы могут быть спокойны за состояние своего чада, поскольку в нашем центре используется индивидуальный подход к каждому малышу.

Перед тем как сделать прививку ребенку, педиатр проводит:

  • Тщательный осмотр
  • Беседу с родителями
  • Измерение температуры тела
  • Изучение анализов

До того, как принять решение о введении инъекции, доктор подробно узнает о самочувствии ребенка, недавно перенесенных болезнях, состоянии здоровья накануне прививки и т.д. Индивидуальный план позволяет обезопасить процесс вакцинации и снизить различные риски.

Преимущества прививок в центре «ЭСКУЛАП+»

С каждым днем все больше и больше родителей выбирают наш центр для того, чтобы сделать прививку ребенку. Во многом это связано с тем, что наши специалисты развеивают страхи мам и пап относительно вакцин. Результатом их введения должен стать иммунный ответ организма, но иногда вместо этого наблюдается ухудшение состояния. Но мы используем очень качественные импортные вакцины, благодаря чему существенно снижается возможность появления неблагоприятных последствий.

В нашем центре каждый родитель может сделать прививку ребенку вакциной зарубежного производства, чьи условия доставки и хранения строго соблюдены. Все это гарантирует высокий уровень безопасности вакцинации.

Инъекции осуществляют хорошо подготовленные и грамотные специалисты. Все дети боятся уколов, но в нашем центре их делают максимально безболезненно. Для маленьких пациентов создана спокойная и доброжелательная атмосфера, специалисты находят подход к каждому малышу.

Если вы желаете сделать прививку ребенку быстро, приходите в «ЭСКУЛАП+». В центре вам не придется часами сидеть в очереди или терять много времени на запись. Таким образом, главными преимуществами обращения в наш медицинский центр являются:

  • Вакцины импортного производства;
  • Опытные специалисты;
  • Индивидуальный подход;
  • Спокойная атмосфера;
  • Быстрая запись и прием.

Сделать прививку ребенку в Оренбурге безопасно и без нервов предлагает центр «ЭСКУЛАП+». На все услуги действуют доступные цены.

Владимирские мамы жалуются на нехватку вакцин для детей

ОбществоИнтересное

Полина Немчинова

9 августа 2021 1:00

Проблемы возникают только в одной поликлинике

Перебои с поставкой вакцины от коронавируса в наш регион – не редкость. Владимирцы не раз отмечали, что записавшись на вакцинацию в конце июля или начале августа, легко могут получить место в очереди на сентябрь или даже начало октября. Не удивительно, что многие горожане начали ездить за прививками в Москву: например, привиться в пункте вакцинации, расположенном в Гостином дворе столицы, можно быстро и без проблем даже иногородним. Как отмечают горожане, лучше потратить два часа на дорогу до Москвы, чем на сидение в очередях в поликлинике. Но теперь, похоже, ездить в столицу придется и за детскими прививками. Как отмечают владимирские мамы, в поликлиниках начались перебои с необходимыми вакцинами.

— В детской поликлинике городской больницы №2, по информации медицинского персонала, отсутствуют необходимые нам вакцина – «Пентаксим» (от пяти наиболее опасных детских заболеваний – дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита и инфекции, вызываемой Haemophilus influenzae – Авт.) и «Ротатек» (от ротовирусов – Авт.). «Пентаксим» закончился до того, как у нас наступил срок вакцинации, а «Ротатек» мы успели сделать лишь один раз из трех, — жалуется Мария Владимирова, мама девочки, которой исполнилось три с половиной месяца.

С этой проблемой столкнулась не только она: родители, чьи дети относятся к детской поликлинике №2, хором жалуются, что сделать нужную прививку там – огромная проблема. При этом врачи сами говорят, что нужных вакцин не закупают и в ближайшее время закупать не будут. После этого сами рекомендуют сделать прививку именно импортной вакциной, которую придется купить за свой счет.

— С «Пентаксимом» в нашей поликлинике всегда проблема, вижу это уже со вторым ребенком. Плохо закупают, быстро заканчивается. И не только с ним. Врач мне уже на сентябрь выписала рецепт на «Инфанрикс», чтобы я в аптеке сама купила, потому что в поликлинике даже не планируют закупать. Бесплатные прививки только отечественного производства всегда в наличии есть, — рассказывает мама двоих детей Ольга. – При этом у ребенка есть особенности здоровья, поэтому нам нужна лишь импортная, но добиться ее удалось только через департамент здравоохранения и страховую компанию.

В облздраве говорят, что знают об этой проблеме, в курсе сложностей и заведующая поликлиникой. В департаменте здравоохранения советуют обращаться с такими проблемами именно к последней – мол, она постарается помочь. Что характерно, в других детских поликлиниках такой проблемы нет – или, по крайней мере, она стоит не так остро. Так мамы, чьи дети относятся к городской детской поликлинике №1, признаются, что без проблем привили детей импортными вакцинами.

По словам родителей, перебои во Владимире начались не только с вакцинами. Так дети с сахарным диабетом уже год не получают иглы для введения инсулина, по закону положенные им бесплатно.

— Аптека предлагает только «восьмерки». А нам нужны «четверки» или «пятерки» (речь идет о размере иголок – Авт.) Год уже не получаем иглы. Рецепты выписывают. А потом поликлиника их изымает, — жалуется мама Елена Иванова.

В департаменте здравоохранения, куда мама задала этот вопрос, ей посоветовали обратиться по данному вопросу к заведующему поликлиникой или главному врачу. Правда, женщина туда уже ходила и услышала в ответ, что это департамент не выдает. Тогда специалисты облздрава предложили ей написать официальное обращение – и они проведут проверку. Но мама считает, что эффективнее обратиться сразу в прокуратуру.

О вакцинации против полиомиелита

Loading…

Сегодня прививки от полиомиелита делают комплексно – на первом году это уколы инактивированной вакцины, на втором году – закапывание капель живой вакцины.

Всего от полиомиелита проводится пять последовательных вакцинаций, это обычно вакцинация в три месяца, в четыре с половиной месяца, в полгода, а затем проводят ревакцинацию в полтора года и в 20 месяцев. Затем для подкрепления иммунитета проводят дополнительную ревакцинацию в 14 лет.

Такие сроки введения вакцины обусловлены тем, что вирус полиомиелита очень летуч, и ребенок может инфицироваться диким вирусом. Если у малыша будет иммунитет к полиомиелиту в виде вакцинного вируса, дикий вирус будет вытесняться и не даст развития болезни. В области Юга России до сих пор сохраняется высокая вероятность развития полиомиелита, при заносе его с южных стран, поэтому в них могут прививать оральной капельной вакциной на первом году жизни. Теперь поговорим об обеих видах вакцин.

Существует два вида вакцины от полиомиелита – это оральная полиомиелитная вакцина и инактивированная, они обозначаются ОПВ и ИПВ соответственно. Эти вакцины были разработаны примерно в одно время учеными, оральная была придумана Сэбиным, и ее зачастую называют вакциной Сэбина, инактивированную придумал Солк, и ее называют инактивированной. Какая же из них лучше, и какой из них лучше прививать детей?

В РФ официально разрешено применение обеих видов вакцины, если помните, всем нам в школе капали красного цвета горько-соленые капли в рот, это и была вакцина ОПВ. В поликлиниках сегодня используют уколы, прививая детей первого года жизни, а детям постарше, для ревакцинации, могут применять как укол так и капли, оба вида вакцин состоят из трех основных вирусов полиомиелита, а следовательно, оба они будут равнозначно защищать от всех возможных вариантов полиомиелитного вируса, но так как существует два принципиально разных способа введения вакцины – укол и без укола, необходимо обсудить достоинства и недостатки каждого из видов вакцины.

 

Вакцина Сэбина или оральная полимиелитная вакцина

 

         Вакцина представлена жидкостью красного цвета, однородной по консистенции, по вкусу солено-горького вкуса.ее применяют в России достаточно широко для вакцинирования детей разных возрастов, в том числе и для детей первого года. Особенностью данной вакцины является создание коллективного механизма вакцинации, так как вирусы от иммунизированного ребенка размножаясь и попадая во внешнюю среду, попадает к другим малышам, и вакцинирует и ревакцинирует их тоже. За счет этого удается создать достаточно большую прослойку из детей, имеющих иммунитет к полиомиелитному дикому вирусу.это вакцина недорогая в производстве и она применима повсеместно, поэтому ВОЗ она была рекомендована для создания массового иммунитета в Европе и России, за счет чего на долгие годы были исключены в этих странах случаи полиомиелита вообще. сегодня основными источниками полиомиелита являются Азия и страны бывшего союза.

Принцип прививки достаточно простой – при закапывании вирус попадает на стенки кишечника, где происходит его размножение и длительная циркуляция, которая формирует иммунитет малыша к полиомиелиту примерно того же уровня, как был бы после самого полиомиелита.разница только в том, что вакцинный штамм вируса не вызовет в организме самой болезни.

В результате на вакцинный вирус формируются особые антитела, которые при проникновении уже дикого вида вируса начнут связываться с ним и уничтожать, не давая вредить организму. Кроме того, вакцинный вирус вытесняет дикий, и не дает ему размножаться. В тех странах, где полиомиелит очень распространен, капли от полиомиелита капают сразу в роддоме.

Кроме того, у ОПВ есть еще одно полезное качество – он способен стимулировать в организме продукцию защитных веществ, особенно интерферона. Поэтому, эта прививка косвенно может защищать и от других вирусных инфекций кишечника.

Вакцину вводят орально, то есть закапыванием в полость рта, до годика грудничкам капли вводят на корень языка, так как в этой области имеются скопления лимфоидных фолликулов. В более старшем возрасте капли наносят на поверхность небной миндалины, и с этого места начинается иммунный ответ. В этих местах закапывание эффективно потому, что там отсутствуют рецепторы вкуса, и вероятность того, что малыш распробует неприятный вкус ниже, тогда будет меньше слюны, и он не проглотит препарат слишком рано.

Закапывание вакцины производится специальной пластиковой капельницей или шприцем без иголки, это либо две, либо четыре капельки. Это зависит от дозировки вещества в растворе. Если малыш срыгнул, закапывают капельки повторно, но если он повторно срыгнул, вводить больше не будут, следующая доза вводится через полтора месяца. После закапывания необходимо час не поить и не кормить малыша, чтоб пищей не смыть препарат с миндалин.

Всего ОПВ закапывается в пять приемов, и считается, что этой схемой создается полноценный прочный иммунитет, предохраняющий от болезни. В календаре нашего государства это возраст в три, 4.5 и шесть месяцев, а затем в полтора года и 20 месяцев жизни. Далее прививку делают по необходимости, если нужен иммунитет или по достижении 14 лет. Если нарушены сроки вакцинации, малыш болел или прививки были запрещены, необходимо просто доделать прививки согласно плану, никаких введений заново не предназначено.

Обычно местные или общие реакции на введение препарата не возникают, очень в редких случаях возможно повышение температуры примерно в сроки от пятого до 14 дня прививки. У малышей раннего возраста на ведение вакцины возможно незначительное послабление стула, но это не является осложнением вакцинации. Это реакция вполне допустимая и ее не требуется лечить. Но, если есть многократный понос, тошнота, в стуле есть примеси крови и слизи, это не реакция на прививку – это наслоение инфекции.

 

О сложностях с ОПВ

 

 У введения ОПВ детям есть и противопоказания – это ВИЧ, иммунодефициты, либо если в семье есть дети и взрослые с подобными проблемами. Нельзя использовать ОПВ у детей, матери которых ждут нового малыша, или в доме есть беременные женщины. Кроме того, необходимо отказаться от введения ОПВ при ранее отмеченной неврологической реакции на введение предыдущей дозы препарата.

Кроме того, у этой вакцины есть несколько существенных недостатков, которые необходимо довести до сведения родителей.

Прежде всего, вакцина имеет различную эффективность из-за того, что для ее хранения требуются особые условия. Ее необходимо хранить в особой температуре, а неточность в дозировке из-за особенностей малышей тоже осложняет дело, часть вакцины теряется с стулом, они ее срыгивают, переваривают в желудке. Кроме того, малыша, которые получили ОПВ, выделяют ее в окружающую среду, в виде вакцинных полиомиелитных вирусов, что будет препятствовать окончательной ликвидации вирусов в стране. Это сохраняет вероятность патогенных мутаций и перехода в опасную форму.

 

Тяжелое осложнение

 

         Если у малыша имеется серьезная проблема с иммунитетом, либо если его прививали ОПВ неправильно, неполноценно или он получил полиомиелитный вирус контактно от других детей, очень редко, но может развиваться тяжелое осложнение вакцинации – оно называется ВАП – вакцинно-ассоциированный полиомиелит. Он протекает по принципу настоящего полиомиелита с параличом конечностей. Это может быть на введение первой дозы, очень редко – второй дозы вакцины. Чаще всего это дели с лейкозами, ВИЧ или другими видами иммунодефицитов. Подвержены развитию вакцинно-ассоциированного полиомиелита дети с тяжелыми пороками и болезнями желудка и кишечника. У здоровых детей ВАП не развивается.

Если же риск есть, что сделать, чтоб свести его к самому минимальному? Это можно предотвратить при введении комбинированной схемы прививок, первые две-три прививки делаются инактивированной вакциной, а оставшиеся две-три введением капель. Тогда к моменту введения капельной живой вакцины иммунитет крохи уже будет достаточным для сдерживания вируса и достаточным для предотвращения ВАПа.

Эту схему именуют смешанным или последовательным вариантом, что обосновано экономической выгодой – ОПВ дешевле, чем укольная, государству это выгоднее. Но если родители имеют возможность сделать все вакцинации от полиомиелита в виде ИПВ – тогда лучше провести именно ее.

 

Инактивированная вакцина от полиомиелита

 

 Вакцина Солка или укольная инактивированная вакцина. Это препарат в специальной дозе в одноразовом мини шприце с прозрачным содержимым и объемом в полмиллилитра. Ее вводят в бедро или плечо, после укола сразу же можно кушать и пить, никаких ограничений во введении вакцины нет.

Место укола желательно не тереть и не мять, и не загорать на солнышке двое суток, можно гулять с ребенком и купать его без каких либо ограничений. Однако, стоит избегать людных мест, где есть риск заразиться простудами.

Действует вакцина в месте укола, на частицы вируса организм формирует иммунитет и дает общую защиту всего организма. При этом нет живого вируса и риск развития ВАП нулевой, ее можно вводить всем детям без ограничений. Ее вводят трижды, с интервалом в полтора месяца, и затем в полтора года делается одна ревакцинация, дополнительной в 20 месяцев не требуется. Следующая доза вводится в пять лет.

Нормальной реакцией на укол и введение вакцины можно считать красноту и отечность в месте введения, размеры которых не должны превышать 8 см. реже отмечаются общие реакции с повышением температуры и беспокойством в первые двое суток после вакцинации. Очень редко может быть появление небольшой сыпи, но любые другие реакции с тошнотой, лихорадкой, рвотой и соплями к вакцинации не относятся и считаются наслоением инфекции в процессе вакцинации. Это требует помощи врача.

Конечно, инактивированная вакцина имеет ряд преимуществ в сравнении с оральной. Она более безопасна, так как не содержит живого вируса, который бы мог вызывать вакцино-ассоциированный полиомиелит. Поэтому их вводят даже болеющим слабеньким малышам, малышам, чьи матери беременны и не могут иметь побочных эффектов в области кишечника – расстройства стула и конкуренции с нормальной флорой кишки.

 

Такая вакцина удобнее при практическом применении, выпускается в отдельной стерильной упаковке, одна доза на одного малыша, в ней нет консервантов с ртутью и вместо пяти походов на прививку их всего четыре, что снижает стрессовую нагрузку на малыша. Эта прививка дозируется проще, ее колют, а не капают, значит, она не выплюнется. Она хранится проще, в обычном холодильнике, после прививок иммунитет формируется практически у всех детей.

Вполне можно перейти с одной вакцину на другую – они заменяемы друг другом.

 

Виды вакцин

 

         В России сегодня прививают оральной полиомиелитной вакциной собственного производства, все остальные вакцины в нашей стране не производят. Для введения внутримышечно применяются вакцина Имоваксполио, она широко применяется в платных кабинетах вакцинации и во многих поликлиниках ее используют для вакцинации ослабленных и болеющих детей. Кроме того, имовакс входит в состав вакцин Тетракок  — она совместная с АКДС, кроме того, сегодня детей все чаще прививают вакциной пентаксим от пяти инфекций сразу.

         Если нарушены сроки вакцинации и вакцина введена не полностью, необходимо просто засчитать ранее проведенные прививки и доделать оставшиеся с интервалом, положенным по календарю. У привитого хотя бы двумя прививками малыша иммунитет хотя и не полный, но вполне достаточный для защиты от полиомиелита на некоторое время, чтоб иммунитет был долгим, необходимо проведение полной вакцинации.

Какие вакцины получила Украина от ЮНИСЕФ и ПРООН

В Украину доставили ряд вакцин, которые закупили организации ООН/ЮНИСЕФ и ПРООН за средства местных бюджетов регионов и которые используются для проведения прививок детям в соответствии с Календарем профилактических прививок. Об этом сообщает Министерство здравоохранения Украины.

В частности, на 20 июля 2016 доступны следующие вакцины:

Подпишитесь на канал DELO.UA

  • Вакцина против гепатита В — 350 000 доз;
  • Комбинированная вакцина для профилактики коклюша (ацелюлярная), дифтерии, столбняка, полиомиелита (инактивированная), гемофильной инфекции типа b («Пентаксим») — 414 600 доз;
  • Вакцина для профилактики кори, паротита, краснухи — 277 000 доз;
  • Вакцина для профилактики гемофильной инфекции типа b (моновалентная) — 174 400 доз;
  • БЦЖ (против туберкулеза) — 13 249 доз;
  • Гепатит В (Эувакс) — 314 561доз;
  • Коклюш, дифтерия, столбняк, полио, гемофильная инфекция (ПЕНТАКСИМ) — 276 205 доз;
  • Коклюш, дифтерия столбняк (Инфанрикс) — 369 доз;
  • Против полиомиелита инактивированная (ИПВ) — 294 509 доз;
  • Корь, краснуха, паротит — 112 050 доз;
  • Гемофильная инфекция — 169 321 доз.

В конце июля, по информации полученной от Детского фонда ООН/ЮНИСЕФ, еще ожидается поставка всего количества вакцины против бешенства — 91 393 дозы, что позволит обеспечить потребность в этой вакцине на 100%.

Также на первую декаду августа запланирована поставка всего количества вакцины для профилактики коклюша, дифтерии, столбняка (АКДС) — 1,77 млн доз, вакцины для профилактики дифтерии, столбняка у взрослых (АДС-М) — 1,6 млн доз, вакцины против полиомиелита ( оральная, бивалентная) — 1,378 млн доз и последующая часть вакцины против гепатита В — 450 тыс. доз.

Также, по их информации, вакцина для профилактики туберкулеза в количестве 2, 5 млн доз будет поставлена ​​на протяжении августа 2016 года.

Как ранее писало Delo.UA, ЮНИСЕФ закупал для Украины вакцины БЦЖ, КПК, Гепатит Б, АКДС (Коклюш-Дифтерия-Столбняк), ДС (Дифтерия-Столбняк), вакцину от столбняка для взрослых, вакцину против бешенства, ОПВ (двухвалентную) на общую сумму $13,5 млн.

ПРООН закупал для Украины 2 типа вакцин: комбинированную вакцину для профилактики коклюша, дифтерии, столбняка, гемофильной инфекции и полиомиелита, а также вакцину для профилактики гемофильной инфекции типа b. Общая сумма закупок составила $9,16 млн.

В государственных больницах уже несколько недель жалуются на нехватку дешевых препаратов, а российские соцсети заполнены сообщениями о пустых полках в аптеках. Ситуация оказалась настолько серьезной, что в нее вмешалось правительство: к 12 февраля вице-премьер Ольга Голодец пообещала сформулировать президенту Владимиру Путину предложения по наведению порядка в сфере госзакупок лекарств. В то же время производители утверждают, что «российская фарма встает с колен», а скандал о дефиците раздут СМИ. В ситуации разбиралась спецкор «Медузы» Катерина Гордеева.

Фото Кирилла Затрутина и Николая Антоновского из архива БНК

Эпидемия коклюша в ХХI веке

«Вакцин для прививок вообще нет. Представляете?» — вздыхает Галина Федоровна, тульский педиатр с 40-летним стажем. Свою фамилию врач просит не называть. «Начальство заклюет. Потому что их, в свою очередь, заклюют из департамента [здравоохранения], а тех — сами понимаете. А положения дел это все равно не изменит», — говорит педиатр.

На памяти Галины Федоровны ситуации, когда из арсенала доктора сразу бы исчезли антигемофильная вакцина, вакцины от полиомиелита, дифтерии, столбняка и других болезней, еще не случалось. «Ну, бывали перебои. Или вот пропала три года назад вакцина от ветрянки — это не смертельно. Теперь же импортные вакцины со всех складов как корова языком слизала. А отечественных аналогов нет», — говорит она.

Заведующая педиатрическим отделением клинико-диагностического центра ОРИС Наталья Уклеина имени не скрывает: «Мне нечего бояться, кроме того, что мы сейчас можем столкнуться с эпидемиями». Доктор Уклеина поясняет: в России (как и в мире) существует утвержденный календарь прививок от всех известных опасных болезней. По нему проходят вакцинацию дети от рождения до школы. «Из-за ажиотажа с импортозамещением вакцины иностранного производства полностью исчезли из арсенала российского педиатра. Нам велели вакцинировать детей отечественными аналогами. А в некоторых случаях их не существует».

Уклеина приводит пример: импортная вакцина «Пентаксим» (профилактика дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, менингита, пневмонии и многих других). Это бесклеточная инактивированная вакцина (то есть вакцинация происходит убитыми неактивными клетками) нового поколения. Ее отечественный аналог — вакцина АКДС — была создана советскими учеными около 60 лет назад. И с тех пор практически не изменилась. «У АКДС, — говорит Уклеина, — в инструкции написано, что противопоказанием к применению является любая неврологическая патология, возможны осложнения и судорожный синдром. Это значит, часть пациентов сразу отсекается: мы даже предлагать им такую «замену» не можем».

«Родители отказываются, график вакцинации летит к чертям уже почти год как. Мы можем всерьез говорить о начале эпидемии коклюша, — утверждает педиатр Галина Федоровна. — Это в двадцать первом-то веке! Я не знаю, как можно рисковать здоровьем целой нации. Мне кажется, президент, когда настаивает на импортозамещении, не отдает себе отчет о рисках. Он спрашивает: а аналоги у нас есть? Ему в ответ кивают, мол, есть Владимир Владимирович, не беспокойтесь. Но на самом деле, они врут Путину, чтобы сохранить свои кресла».

Как удалось выяснить «Медузе», импортных вакцин больше нет ни в одной государственной поликлинике. В коммерческих медицинских центрах Москвы еще можно найти вакцины «Энджерикс» (гепатит В), «Превенар» (пневмококковая инфекция), «Приорикс» (корь, краснуха, паротит) и некоторые другие. Полностью исчезли (и нет российских аналогов) вакцины от менингококковой инфекции «Менактра» и «Менинго А+С».

«Ситуация, в которой родители привозят вакцину откуда-то, а мы делаем прививку, даже не обсуждается, — говорит Наталья Уклеина. — У всех вакцин очень строгие условия хранения и транспортировки. И довериться даже самым ответственным родителям мы не имеем права. Некоторые родители выходят из положения: едут в ближайшую заграницу и там вакцинируют ребенка».

«Страдают, конечно, самые бедные. У них выбор простой: или прививаться тем, что есть, и иногда рисковать, или оставаться без прививки, то есть тоже рисковать. Говорят, что это все для того, чтобы помочь нашим производителям встать на ноги, — сокрушается педиатр Галина Федоровна. — Но не за счет же детей?! Ну представьте себе, что начнется, если столбняк, дифтерия или полиомиелит выйдут на улицы».

«Мы на грани катастрофы, — поддерживает коллегу педиатр Уклеина. — Я могу допустить, что какие-то аналоги сейчас разрабатываются в российских лабораториях. Но пока я знаю вот что: «Пентаксим» — одна из самых важных вакцин в жизни ребенка — не получил аккредитацию в России, потому что у нас нет оборудования, на котором его можно протестировать. А оборудования нет из-за санкций! Стало быть, пока все так, никакого «Пентаксима» нашим детям не светит. Это бред».

Паника — двигатель торговли

Большинство россиян беспокоит не дефицит вакцин в поликлиниках, а отсутствие недорогих и доступных лекарств в аптеках и цены на них.

«Истерика, которую нагнетают граждане, — это всего лишь истерика, которую нагнетают граждане, — невозмутимо комментирует сведения об опустевших полках аптек замдиректора компании «Нижфарм» Иван Глушков. — Вот вдруг все, испугавшись гриппа, бросились в аптеки за оксолиновой мазью (ее производит «Нижфарм» — прим. «Медузы»). И мы за месяц продали пять месячных объемов. Это больше двух миллионов упаковок, понимаете! Скажу честно: такого ажиотажа мы спрогнозировать не могли. Могу предположить, что с некоторыми другими «сезонными» препаратами случилось то же самое».

По мнению генерального директора крупнейшей российской фармкомпании BIOCAD и соавтора стратегии «Фарма-2020» Дмитрия Морозова, «наши люди любят создать ажиотаж, а потом кричать «караул!», хотя ничего выдающегося ни в декабре, ни в январе на рынке лекарств не произошло. Просто все вдруг побежали в аптеки».

Для того чтобы понять, насколько справедливы жалобы на отсутствие лекарств в аптеках, «Медуза» провела небольшой эксперимент. Мы попросили нескольких ведущих российских терапевтов составить необходимый и достаточный список лекарств. В него вошли антибактериальные, антигистаминные, нестероидные противовоспалительные, сульфаниламидные, противорвотные, противовирусные и отхаркивающие препараты. Затем мы обзвонили десять московских и несколько региональных аптек и узнали, есть ли такие лекарства в продаже.

Выяснилось, что за редким исключением во всех аптеках можно купить большинство товаров из списка. Правда, в разных торговых точках лекарства стоят по-разному, причем цены могут отличаться не на проценты, а в разы.

Совершенно противоположная ситуация, по сведениям врачей и пациентов, в стационарах государственных медицинских учреждений: во многих больницах в минувшем году сменились поставщики подавляющего большинства лекарственных препаратов (в основном, с импортных на отечественные), а в начале 2016-го доктора этих клиник столкнулись с катастрофическим дефицитом широкого круга медикаментов. «Отечественные производители лекарств, как выяснилось, не имеют почти никакого представления ни об эпидемиологической ситуации, ни о необходимых объемах требующихся лекарств», — говорит доктор медицинских наук Ольга Желудкова. Она — профессор и главный научный сотрудник лаборатории комплексных методов лечения онкозаболеваний у детей в ФГБУ «Российский научный центр рентгенорадиологии».

Раньше, по ее словам, врачи могли выбирать действительно лучшее и качественное — неважно, импортное или российское. «Сейчас мало того, что в госбольницы практически полностью прекратились поставки зарубежных препаратов, так нет вообще никаких! Наши производители оказались попросту не готовы к тому, что теперь — они одни единственные. И в ответе за все», — говорит Желудкова.

«Проблема отсутствия каких-то лекарств в медучреждении — это не проблема производителя, а проблема самого медучреждения, — парирует гендиректор BIOCAD Дмитрий Морозов. — Нужно четче планировать, четче представлять свои потребности и формулировать заказ поставщику».

«Вместо лекарств, которыми мы лечили раньше, под которые были расписаны годами проверенные схемы лечения, нам теперь приходят лекарственные препараты, названия которых мы видим впервые, — сокрушается профессор Желудкова. — Некоторые препараты оказываются токсичными, на другие у пациентов происходит не упомянутая в описании реакция. Разве можно так подходить к лечению и без того тяжелых пациентов, фактически экспериментировать на них?»

Гендиректор BIOCAD Морозов полагает, что доктора являются заложниками стереотипов. «Они пребывают в заблуждении, что все импортное — это хорошо, а наше — нет. Но российская фарма — уже не та, что была 5–7 лет назад. Мы встали с колен и подняли голову. Вам это не нравится? Надо привыкать».

По его словам, никакого кризиса и коллапса в обеспечении госклиник отечественными препаратами не существует. «Да, теперь мы подвинули на рынке иностранных производителей. Наша компания, например, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области много и долго над этим работала. Много было противостояний, нам не хотели уступать. Но мы победили. И вот мы пришли. И там, где мы теперь есть, могу сказать ответственно: сократились расходы на лекарственные препараты. Где-то на 38 процентов, а где-то — на все восемьдесят». Морозов уточнил, что речь идет о химиопрепаратах, применяемых для лечения онкологических заболеваний.

Профессор Желудкова признает, что отечественные производители, возможно, могут покрыть часть потребностей больниц, однако быстро заменить собой весь список необходимых медикаментов они просто не в состоянии: нет производственных ресурсов. «В онкоотделениях российских госбольниц нет «Космегена» и «Адриамицина» (оба — специфические антибиотики), «Эндоксана» (противоопухолевый препарат), капсульного «Этопозида» (ингибитор, противоопухолевый препарат).

«Это, как минимум, ставит под сомнение возможность успешного лечения, — говорит профессор Желудкова. — Вторая часть проблемы заключается в том, что этих лекарств нет и в аптеках». По ее словам, некоторые родственники пациентов, не выдержав нервотрепки, отправляются за нужными препаратами в соседние Белоруссию и Украину (иногда бывает так, что лекарство нужно «прямо сейчас» и ждать нет ни времени, ни сил). Другим необходимые лекарства закупают благотворительные фонды, но и они сталкиваются с массой специфических проблем.

Недорогой препарат за доллары

Директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова на днях подробноописала квест, который пришлось пройти фонду для того, чтобы закупить исчезнувший из российских больниц препарат «Даунорубицин». Это противоопухолевый антибиотик известен с 1960 годов, он не сверхновый и не сверхредкий. «Даунорубицин» входит в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). В декабре 2015 года, существенно расширив предыдущий вариант, список утвердил премьер-министр Дмитрий Медведев. «А при Голиковой — министре здравоохранения — было введено правило: закупочная стоимость препарата из списка ЖНВЛП утверждается при внесении в список и в дальнейшем не меняется», — утверждает основатель BIOCAD Морозов.

Два месяца полного отсутствия «Даунорубицина» на складах и в больницах привели к тому, что благотворительные фонды («Подари Жизнь» и ADvita) возили препарат из-за границы. Разумеется, там лекарство приходилось покупать за евро, в связи с чем его стоимость в рублях становилась все выше и выше, а оставить подопечных без лекарства фонды не могли. После рассказа Чистяковой и обмена письмами с Госдумой, Минздравом и Росздравнадзором отечественный «Даунорубицин» вроде бы нашелся на складе у производителя, фармзавода ЛЭНС. Но до сих пор купить его и передать нуждающимся клиникам не удалось.

«Примечательно, что у нас нет ни одной административной или уголовной статьи, по которой был бы наказан виновный в том, что нужного лекарства в больнице нет», — замечает Екатерина Чистякова.

«Если ситуация с «Даунорубицином» такая, какой ее описывают, то тут ничего не поделаешь, производитель должен извиниться за то, что произошло. Не успели, не сориентировались, подвели больницу и пациентов — надо признавать свои ошибки и извиняться, — говорит Морозов и продолжает. — Но, поверьте, сейчас на фармрынке очень непростая ситуация, а в любом ЧП могут быть нюансы».

«Даунорубицин» — не единственное лекарство из списка, которого нет в госучреждениях. Благотворительные фонды утверждают, что возник дефицит с поставками как минимум двадцати наименований лекарств. Врачи в беседе с «Медузой» добавляют: «В начале этого года в государственных медучреждениях были перебои с поставками элементарного физраствора».

Пациент всегда платит сам

«Лично у нас не было ни единого срыва поставок в начале этого года и в конце прошлого, — говорит гендиректор BIOCAD. — Ну разве что иногда в некоторых тендерах имеются довольно странные изначально условия: мы заключаем контракт сегодня, а лекарство должно быть, скажем, в Хабаровске, завтра утром. Такие условия невозможно выполнить. Еще иногда бывает, что недоброжелатели специально строят нам козни. Вы же понимаете: тому, что отечественная фарма окрепла, не все рады».

По мнению Морозова, Bigfarma (крупные иностранные производители лекарств) просто так не уступит отечественным производителям такой выгодный рынок, как Россия. «Помните какой «плач Ярославны» стоял, что в наших аптеках не будет импортного инсулина? Ну и что, его не стало. Теперь есть отечественный. Его производит «Герафарм». И вроде пока все живы, все довольны». Дмитрий Морозов убежден: никакого кризиса нет, а ощущение того, что с лекарствами «что-то не то происходит», провоцируют СМИ.

Некоторые его коллеги думают иначе: «Похоже на то, что производители лекарственных препаратов нижнего ценового сегмента не справляются с довольно серьезными экономическими проблемами, которые на них свалились. И производство у них либо остановлено, либо приостановлено», — говорит заместитель директора компании «Нижфарм» Иван Глушков.

Не секрет, что основная проблема российских производителей — отсутствие оригинальных отечественных субстанций для производства лекарственных препаратов. Все российские производители вынуждены закупать субстанции за границей. Разумеется, за доллары и евро. «Недорогие лекарственные препараты и прежде приносили производителям довольно скромную прибыль, а рухнувший курс рубля сделал дешевые лекарства делом убыточным», — уверен Глушков. Морозов не согласен: «Стоимость субстанции — это от 10 до 40 процентов стоимости препарата. Даже если предположить, что рублевая стоимость этой субстанции выросла вдвое, я не верю, что из-за этого чье-то производство вдруг встало».

Для того чтобы проследить, кому выгодна паника, связанная с лекарствами, Дмитрий Морозов предлагает внимательно посмотреть, на какие именно препараты взлетели цены в российских аптеках. «Это все брендовые препараты. Вы покупаете имя, название, бренд, а не действующее вещество. Да, цены на эти препараты взлетели в два раза. Поставщики [препаратов иностранного производства] воспользовались словом кризис. А никакого кризиса на самом деле нет, просто их время ушло», — убежден он.

Так или иначе, но у многих россиян попросту нет альтернативы поиску препаратов в аптеках. «Из-за недоступности недорогого и качественного медицинского обслуживания люди занимаются самолечением в аптечном киоске, — считает Глушков из «Нижфарма». — Пациент у нас всегда сам платит за лекарства, о какой бы бесплатной медицине ни говорили официально».

Санофи предупреждает о задержках с поставками вакцины от гриппа

Обычно ВОЗ сообщает производителям, какие штаммы рекомендуются для включения в их вакцины от гриппа в феврале. Однако в этом году решение по одному штамму, h4N2, было отложено на месяц.

Отсрочка принятия решения дала ВОЗ больше времени для оценки появления отдельной формы h4N2, что может привести к повышению эффективности вакцин против гриппа, чем если бы решение было принято в феврале. Однако задержка повлияет на поставки из Санофи.

Выступая на телеконференции по результатам второго квартала, Оливье Брандикур, генеральный директор Sanofi, сказал: « Я хочу сообщить вам, что примерно месячная задержка отбора штаммов ВОЗ повлияла на сроки доставки гриппа. Следовательно, мы ожидаем, что наши продажи вакцины против гриппа будут иметь значительный вес в четвертом квартале.

ВОЗ признала риск задержки поставок вакцины, когда приняла отложенное решение в марте. В то время ВОЗ надеялась свести к минимуму риск задержки поставок « как можно больше, » за счет «, интенсивно работая, » с партнерами, чтобы сделать наиболее урожайные вирусы доступными для производителей вакцин против гриппа.

Комментарии Брандикура являются последним доказательством того, что усилия ВОЗ не смогли предотвратить задержки с поставками вакцин. В прошлом месяце The Telegraph сообщила, что британские чиновники здравоохранения попросили врачей и фармацевтов проверить, когда будут доставлены материалы, из-за опасений, что начало ежегодной программы иммунизации может быть отложено на срок до двух месяцев.

Врачи в Великобритании обычно начинают делать прививки от гриппа группам риска в сентябре.В этом году есть опасения, что некоторым врачам придется подождать до конца ноября, чтобы получить вакцину на 2019-2020 годы.

Прогнозируемый график отгрузки соответствует графику Санофи. В настоящее время Санофи планирует начать частичные поставки примерно в начале сентября и продолжить отгрузку запасов до конца ноября.

Рост продаж

Новости о задержке поставок были редкой мрачной ноткой в ​​результатах компании Sanofi по вакцинам за второй квартал. Продажи в отделении увеличились на 25% за квартал на фоне быстро растущего спроса на детские вакцины и бустерные вакцины.

Выявив движущие силы роста, Санофи выделила спрос Китая на Пентаксим, педиатрическую вакцину, которая защищает от дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита и инвазивных инфекций, вызванных бактерией Haemophilus influenzae типа b. Санофи сообщила, что продажи вакцины в США, где она выпускается под торговой маркой Pentacel, также выросли во втором квартале.

В то время как вакцины были ключевым фактором роста для Санофи во втором квартале, изменение приоритетов в инвестициях в НИОКР означает, что другие методы могут играть более важную роль в будущем.

В декабре 2017 г. вакцины составляли 8% исследовательского портфеля Санофи и 19% ее активов на клинической стадии. К июлю 2019 года эти показатели упали до 7% и 14%, в значительной степени из-за растущего интереса Санофи к разработке специальных лекарственных препаратов.

15 задержанных в Китае скандал с вакциной против бешенства

Сотрудник клиники представляет коробку вакцины Пентаксим для младенцев в детской клинике в Гонконге 24 июля 2018 года, поскольку количество родителей с материка, привозящих своих детей в Гонконг для вакцинации, растет после скандала с вакцинами в Китае.(AP Photo / Kin Cheung)

ПЕКИН (АП). Китайские государственные СМИ сообщают, что в результате растущего скандала из-за подделки документов производителем вакцины против бешенства задержано в общей сложности 15 человек.

Среди задержанных — генеральный директор Changchun Changsheng Life Sciences Ltd., который был обвинен в подделке производственных и инспекционных документов после неожиданного посещения офисов компании инспекторами на прошлой неделе.

Остальные 14 также были руководителями компании, сообщила в среду государственная телекомпания CCTV.

И президент Си Цзиньпин, и премьер Ли Кэцян потребовали безотлагательного внимания к этому вопросу, подчеркнув обеспокоенность правительства возмущением общественности серией скандалов в области общественного здравоохранения, особенно касающихся детей.

Всемирная организация здравоохранения приветствовала действия правительства, заявив, что они показывают, что «когда регулирующий надзор работает хорошо, потенциальные риски можно предотвратить».

«В то время как текущий инцидент явно вызывает сожаление, обнаружение этого события необъявленной инспекцией показывает, что система сдержек и противовесов регулирующего органа для защиты здоровья населения работает», — говорится в заявлении офиса ВОЗ в Пекине.

Хотя сообщений о травмах не поступало, власти изъяли вакцины и приостановили производство на заводе компании на северо-востоке Китая.

Раскрытие скандала рикошетом разнеслось по социальным сетям, возрождая воспоминания о прошлых скандалах, связанных с некачественными лекарствами и поддельными смесями для младенцев, которые содержали немногим больше, чем крахмал.

Похожий скандал разразился два года назад после того, как полиция разогнала преступную сеть, которая продавала миллионы неисправных детских вакцин, но не раскрывала дело в течение нескольких месяцев.

коклюш (коклюш) | Журнал инфекционных болезней

Абстрактные

Коклюш (коклюш) — респираторная инфекция, вызываемая Bordetella pertussis . Восприимчивы люди любого возраста. В эпоху предвакцинации инфицировались почти все дети. Коклюш особенно опасен для младенцев раннего возраста, на которые приходится практически все госпитализации и смерти, но клиническое заболевание является обременительным в любом возрасте. Широкое использование коклюшных вакцин резко сократило случаи заболевания, но опасения по поводу побочных реакций привели к замене стандартных цельноклеточных вакцин бесклеточными коклюшными вакцинами, которые содержат лишь несколько избранных коклюшных антигенов и являются гораздо менее реактогенными.Регулярное введение бесклеточной коклюшной вакцины в сочетании с дифтерийным и столбнячным анатоксинами рекомендуется в младенчестве с бустерами для малышей и дошкольников, в возрасте 11 лет и во время беременности. Повышение уровня во второй половине каждой беременности имеет решающее значение для защиты новорожденного. Ослабление иммунитета к вакцинам с течением времени становится все более серьезной проблемой, и для решения этой проблемы проводится оценка нескольких новых коклюшных вакцин.

Коклюш, широко известный как коклюш, представляет собой респираторную инфекцию, вызываемую бактериями Bordetella pertussis .Классический коклюш — это кашлевое заболевание, которое может длиться в течение многих недель и характеризуется приступами повторяющегося кашля, которые заканчиваются задыхающимся возгласом. Исторические записи, описывающие заболевание, похожее на коклюш, насчитывают около 1000 лет [1], а генетический анализ предполагает, что бактерия была связана с людьми в течение миллионов лет [2]. Вспышки коклюша были зарегистрированы в Персии в 15 веке [3], а вспышка, приведшая к гибели многих детей грудного и раннего возраста, была зарегистрирована в Париже летом 1578 года [4].Британские записи начала 16 века и Лондонские счета смертности 1701 года сообщили о коклюше [5]. (Обратите внимание, что полные справочные материалы доступны в виде дополнительных материалов в Интернете.)

Коклюш является эндемическим заболеванием во всем мире с пиками эпидемии каждые 2–5 лет и очень заразен. После контакта с вирусом заражаются до 90% семейных контактов и от 50% до 80% школьных контактов.

ПОЧЕМУ PERTUSSIS ВАЖНО

Младенцы и дети

Коклюш поражает всех возрастов, но тяжелее всего — младенцев, которые имеют самую высокую повозрастную заболеваемость и являются причиной почти всех госпитализаций и смертей от коклюша.Даже сейчас более 80% младенцев в США младше 2 месяцев с зарегистрированным коклюшем госпитализируются [6].

Коклюш обычно начинается с легкой инфекции верхних дыхательных путей. Периодический кашель прогрессирует в течение 1 или 2 недель, переходя в приступообразный, учащаясь по частоте и тяжести, а затем постепенно утихает в течение нескольких недель или дольше. Приступы характеризуются серией быстрых кашлей без вдоха, за которыми следует характерный крик — отчаянная попытка вдохнуть воздух через опухшую голосовую щель.Во время пароксизма у пациента может развиться цианоз, и за пароксизмом может последовать рвота. Несколько пароксизмов могут возникать подряд в течение нескольких минут, из-за чего пациент истощается. Пароксизмы могут быть вызваны такими раздражителями, как еда, смех или плач, и обычно усиливаются ночью. В перерывах между пароксизмами пациент выглядит нормальным. Коклюш обычно не связан с лихорадкой, но он связан с лимфоцитозом, особенно у младенцев и маленьких детей. По мере исчезновения болезни непароксизмальный кашель может сохраняться в течение многих недель, а интеркуррентные вирусные инфекции могут вызвать рецидив пароксизмов.

Одно крупное исследование коклюша у младенцев и детей в Германии, до всеобщей вакцинации против коклюша, показало, что у 90% невакцинированных пациентов с подтвержденным коклюшем был приступообразный кашель, у 79% был коклюш, у 53% была рвота после кашля, но только у 6% была лихорадка. [7].

Ужасающая репутация коклюша основывается не только на том, что он широко распространен, затягивается и очень неприятен; это может привести к необратимой инвалидности или смерти. В немецком исследовании общая частота серьезных осложнений у младенцев и детей составляла 6%, а среди младенцев младше 6 месяцев — 24% [7].Эти осложнения делятся на 3 основные группы: легочные, неврологические и алиментарные. Наиболее частыми являются легочные осложнения, включая интерстициальную и альвеолярную пневмонию, а в тяжелых случаях — дыхательную недостаточность. Результаты вскрытия показывают, что легкие заполнены воспалительными клетками, фибринозным отеком и многочисленными бактериями коклюша [8]. Может развиться легочная гипертензия [9–17]; младенцы младше 6 недель с легочной гипертензией имеют самую высокую смертность. Пациенты, пережившие пневмонию или легочные осложнения, обычно не имеют необратимого повреждения легких [18].

Сообщается также о неврологических осложнениях коклюша. Пароксизмы кашля и связанная с ними гипоксия могут привести к острой энцефалопатии и / или внутричерепному кровотечению. Исследование, проведенное в Дании, показало, что госпитализация по поводу коклюша была связана примерно с 2-кратным повышением риска эпилепсии в возрасте 10 лет [19]. Центры США по контролю и профилактике заболеваний сообщили, что энцефалопатия встречается у 0,4% детей, госпитализированных с коклюшем [20]. Примерно одна треть детей с коклюшной энцефалопатией умирает во время острого заболевания, а еще одна треть выживает с необратимым поражением головного мозга [21].Причины энцефалопатии, связанной с коклюшем, неясны; Возможные варианты включают аноксию из-за пароксизмального кашля, гипогликемии, метаболических нарушений, точечных внутричерепных кровоизлияний или прямого токсического эффекта [22].

Недостаток питательных веществ также может возникать во время коклюша из-за трудностей кормления при приступах кашля и последствиях посткашлевой рвоты [23, 24]. Другие осложнения включают субконъюнктивальные кровоизлияния и носовые кровотечения из-за пароксизмов, отека лица и язв под языком.Инфекции среднего уха также распространены и вызваны обычными патогенами, связанными с отитом.

Подростки и взрослые

Коклюш — тяжелое заболевание для подростков и взрослых. Крупное канадское исследование показало, что подростки и взрослые с подтвержденным коклюшем в среднем кашляют 8 недель, включая 6 недель сильного кашля; 46% сообщили о рвоте, 84% сообщили о ночном кашле и 14% сообщили об апноэ, продолжающемся 30 секунд после кашля [25]. У взрослых частота осложнений была выше, чем у подростков.Немецкое исследование 79 взрослых с симптомами коклюша показало, что у 80% был кашель> 3 недель, у 63% был длительный приступообразный кашель, 52% не спали из-за кашля, у 42% рвота после кашля, но только у 8% были крики; 1 человек кашлял 8 месяцев [26]. Приступы покраснения и потоотделения, которые длились 1-2 минуты, возникали несколько раз в день и продолжались от 2 до 8 недель, были зарегистрированы 14%. Об осложнениях сообщили 23% и включали средний отит, пневмонию, недержание мочи, переломы ребер и серьезную потерю веса.В исследовании, проведенном в Массачусетсе 314 подростков и 203 взрослых с подтвержденным коклюшем, пациенты сообщили о приступообразном кашле (74% и 84% соответственно), проблемах со сном (77% и 84%), рвоте (56% и 54%), недержании мочи ( 3% и 28%), потеря веса (33% и 33%), перелом ребер (1% и 4%) и потеря сознания (1% и 6%) [27]. Другие известные осложнения коклюша у взрослых включают запуск мигрени [28], расслоение сонной артерии [29], обморок после кашля [30] и потерю памяти [31, 32].Смерть редко встречается у подростков и взрослых, но все же случается [33–35].

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

До повсеместной вакцинации против коклюша в США ежегодно регистрировалось до 270 000 случаев коклюша и до 10 000 смертей [36]. Однако это были только те случаи, о которых сообщалось; Считается, что коклюш заразился почти каждый ребенок. Введение вакцины против коклюша привело к резкому снижению числа зарегистрированных случаев коклюша.

Хотя когда-то считалось, что коклюш обеспечивает пожизненную защиту, иммунитет после заражения ослабевает и могут возникать повторные эпизоды болезни.До повсеместной вакцинации коклюш был настолько распространен среди детей, что у подростков и взрослых неоднократно укреплялся иммунитет из-за легких или неявных заболеваний. Прекращение заболеваемости коклюшем в педиатрии путем вакцинации означало, что иммунитет пожилых людей больше не повышался за счет воздействия на население, и количество случаев заболевания начало расти. В течение 1990-х годов многочисленные исследования в Северной Америке, Европе и Австралии показали, что коклюш обычно встречается у взрослых [25, 26, 37–45].В конце 1990-х — начале 2000-х годов заболеваемость коклюшем среди подростков и взрослых резко возросла. В США показатели в 2000–2003 гг. Были в 5,5 раза выше для подростков и в 4,9 раза выше для взрослых, чем в 1990–1993 гг. [46,47,48]. Заболеваемость коклюшем среди подростков и взрослых продолжала расти до тех пор, пока не были приняты стратегии ревакцинации. Как обсуждается ниже, материнская вакцинация снижает заболеваемость коклюшем среди детей раннего возраста, относящихся к группе самого высокого риска. Однако, как показано на Рисунке 1, исходное количество случаев коклюша продолжает расти, перемежаясь вспышками, масштабы которых не наблюдались с 1940-х годов.Иммунологические характеристики современных бесклеточных вакцин вносят свой вклад в эту проблему (обсуждается ниже), как и постоянное присутствие — действительно, во многих местах, рост — недовакцинированных или невакцинированных популяций.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

С 1980 года глобальное количество случаев коклюша упало более чем на 90% в связи с увеличением охвата иммунизацией [49]. Однако оценка осложняется тем фактом, что данные эпиднадзора за коклюшем, как правило, ограничены или отсутствуют в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД) [50].Более того, особенно в Африке, все еще сохраняются заметные различия в охвате вакциной против коклюша между странами и внутри стран, при этом охват широкими территориями составляет менее 50% [51]. Серологическое исследование, проведенное с 2013 по 2016 год в 7 странах Азии, выявило значительную циркуляцию B pertussis , при этом у 1 из 20 субъектов имеются серологические доказательства недавней инфекции [52]. Обзор коклюша в 7 странах, представленных в Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, выявил существенные различия в графиках иммунизации и показателях заболеваемости коклюшем, при этом истинное бремя болезни остается неясным из-за отсутствия надежных данных [53].Еще одним фактором, вызывающим значительную изменчивость эпидемиологии коклюша в СНСД, является тот факт, что вакцины, содержащие бесклеточные коклюшные компоненты (БК), доступны на частном рынке в большинстве стран, которые используют цельноклеточные коклюшные вакцины (ЦК) в своих государственных программах вакцинации. относительная численность населения существенно различается от страны к стране [54].

БАКТЕРИОЛОГИЯ И ПАТОЛОГИЯ

Bordetella pertussis — это небольшая плеоморфная грамотрицательная палочка.Организм содержит множество антигенов, включая токсин коклюша (PT), нитчатый гемагглютинин (FHA), пертактин (PRN), несколько серотипов фимбриальных агглютиногенов, токсин аденилатциклазы, трахеальный цитотоксин, термолабильный токсин, Bordetella kBrdetella (устойчивость к белку Bordetella ). ) и эндотоксин (таблица 1).

Таблица 1.

Ключевые компоненты Bordetella pertussis Организм

Компонент . Биологическая активность .
Токсин коклюша (PT) Секретируемый экзотоксин, который вызывает лимфоцитоз, чувствительность к гистамину и активацию островковых клеток поджелудочной железы. Антитела к ПТ связаны с клиническим иммунитетом к коклюшу.
Нитчатый гемагглютинин (FHA) Участвует в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Мыши, иммунизированные FHA, защищены от летального респираторного заражения, а сывороточные антитела к FHA обнаруживаются после естественной инфекции и после иммунизации.
Пертактин (PRN) Белок внешней мембраны, который способствует адгезии к реснитчатому респираторному эпителию. PRN обладает высокой иммуногенностью. Антитела к нему обнаруживаются после естественного заболевания и иммунизации. Мыши с антителами к PRN обладают высокой устойчивостью к смертельному в противном случае аэрозольному заражению вирулентным коклюшем B.
Фимбрии (FIM) Участвуют в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Антитела к FIM-агглютинату B коклюша обнаруживаются почти повсеместно после естественного заболевания или иммунизации.
Трахеальный цитотоксин (TCT) Вызывает паралич и разрушение респираторного мерцательного эпителия.
Токсин аденилатциклазы (ACT) Подавляет фагоцитарную функцию. Мутанты с дефицитом ACT обладают пониженной способностью вызывать летальную инфекцию. АКТ не входит ни в одну из существующих бесклеточных коклюшных вакцин из-за проблем со стабильностью белка.
Термолабильный (дермонекротический) токсин (HLT) Вызывает некроз кожи и сужение сосудов у животных.Это слабый иммуноген, и антитела к нему не обладают защитным действием в тестах на заражение животных.
BrkA Белок внешней мембраны, участвующий в адгезии и устойчивости к комплементу. По структуре похож на PRN. Антитела к BrkA способствуют уничтожению коклюша B.
Эндотоксин Подобен эндотоксину у других грамотрицательных организмов. Способствует возникновению лихорадки и местных реакций.
Компонент . Биологическая активность .
Токсин коклюша (PT) Секретируемый экзотоксин, который вызывает лимфоцитоз, чувствительность к гистамину и активацию островковых клеток поджелудочной железы. Антитела к ПТ связаны с клиническим иммунитетом к коклюшу.
Нитчатый гемагглютинин (FHA) Участвует в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Мыши, иммунизированные FHA, защищены от летального респираторного заражения, а сывороточные антитела к FHA обнаруживаются после естественной инфекции и после иммунизации.
Пертактин (PRN) Белок внешней мембраны, который способствует адгезии к реснитчатому респираторному эпителию. PRN обладает высокой иммуногенностью. Антитела к нему обнаруживаются после естественного заболевания и иммунизации. Мыши с антителами к PRN обладают высокой устойчивостью к смертельному в противном случае аэрозольному заражению вирулентным коклюшем B.
Фимбрии (FIM) Участвуют в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Антитела к FIM-агглютинату B коклюша обнаруживаются почти повсеместно после естественного заболевания или иммунизации.
Трахеальный цитотоксин (TCT) Вызывает паралич и разрушение респираторного мерцательного эпителия.
Токсин аденилатциклазы (ACT) Подавляет фагоцитарную функцию. Мутанты с дефицитом ACT обладают пониженной способностью вызывать летальную инфекцию. АКТ не входит ни в одну из существующих бесклеточных коклюшных вакцин из-за проблем со стабильностью белка.
Термолабильный (дермонекротический) токсин (HLT) Вызывает некроз кожи и сужение сосудов у животных.Это слабый иммуноген, и антитела к нему не обладают защитным действием в тестах на заражение животных.
BrkA Белок внешней мембраны, участвующий в адгезии и устойчивости к комплементу. По структуре похож на PRN. Антитела к BrkA способствуют уничтожению коклюша B.
Эндотоксин Подобен эндотоксину у других грамотрицательных организмов. Способствует возникновению лихорадки и местных реакций.
Таблица 1.

Ключевые компоненты Bordetella pertussis Организм

Компонент . Биологическая активность .
Токсин коклюша (PT) Секретируемый экзотоксин, который вызывает лимфоцитоз, чувствительность к гистамину и активацию островковых клеток поджелудочной железы. Антитела к ПТ связаны с клиническим иммунитетом к коклюшу.
Нитчатый гемагглютинин (FHA) Участвует в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Мыши, иммунизированные FHA, защищены от летального респираторного заражения, а сывороточные антитела к FHA обнаруживаются после естественной инфекции и после иммунизации.
Пертактин (PRN) Белок внешней мембраны, который способствует адгезии к реснитчатому респираторному эпителию. PRN обладает высокой иммуногенностью. Антитела к нему обнаруживаются после естественного заболевания и иммунизации. Мыши с антителами к PRN обладают высокой устойчивостью к смертельному в противном случае аэрозольному заражению вирулентным коклюшем B.
Фимбрии (FIM) Участвуют в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Антитела к FIM-агглютинату B коклюша обнаруживаются почти повсеместно после естественного заболевания или иммунизации.
Трахеальный цитотоксин (TCT) Вызывает паралич и разрушение респираторного мерцательного эпителия.
Токсин аденилатциклазы (ACT) Подавляет фагоцитарную функцию. Мутанты с дефицитом ACT обладают пониженной способностью вызывать летальную инфекцию. АКТ не входит ни в одну из существующих бесклеточных коклюшных вакцин из-за проблем со стабильностью белка.
Термолабильный (дермонекротический) токсин (HLT) Вызывает некроз кожи и сужение сосудов у животных.Это слабый иммуноген, и антитела к нему не обладают защитным действием в тестах на заражение животных.
BrkA Белок внешней мембраны, участвующий в адгезии и устойчивости к комплементу. По структуре похож на PRN. Антитела к BrkA способствуют уничтожению коклюша B.
Эндотоксин Подобен эндотоксину у других грамотрицательных организмов. Способствует возникновению лихорадки и местных реакций.
Компонент . Биологическая активность .
Токсин коклюша (PT) Секретируемый экзотоксин, который вызывает лимфоцитоз, чувствительность к гистамину и активацию островковых клеток поджелудочной железы. Антитела к ПТ связаны с клиническим иммунитетом к коклюшу.
Нитчатый гемагглютинин (FHA) Участвует в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Мыши, иммунизированные FHA, защищены от летального респираторного заражения, а сывороточные антитела к FHA обнаруживаются после естественной инфекции и после иммунизации.
Пертактин (PRN) Белок внешней мембраны, который способствует адгезии к реснитчатому респираторному эпителию. PRN обладает высокой иммуногенностью. Антитела к нему обнаруживаются после естественного заболевания и иммунизации. Мыши с антителами к PRN обладают высокой устойчивостью к смертельному в противном случае аэрозольному заражению вирулентным коклюшем B.
Фимбрии (FIM) Участвуют в прикреплении к реснитчатому респираторному эпителию. Антитела к FIM-агглютинату B коклюша обнаруживаются почти повсеместно после естественного заболевания или иммунизации.
Трахеальный цитотоксин (TCT) Вызывает паралич и разрушение респираторного мерцательного эпителия.
Токсин аденилатциклазы (ACT) Подавляет фагоцитарную функцию. Мутанты с дефицитом ACT обладают пониженной способностью вызывать летальную инфекцию. АКТ не входит ни в одну из существующих бесклеточных коклюшных вакцин из-за проблем со стабильностью белка.
Термолабильный (дермонекротический) токсин (HLT) Вызывает некроз кожи и сужение сосудов у животных.Это слабый иммуноген, и антитела к нему не обладают защитным действием в тестах на заражение животных.
BrkA Белок внешней мембраны, участвующий в адгезии и устойчивости к комплементу. По структуре похож на PRN. Антитела к BrkA способствуют уничтожению коклюша B.
Эндотоксин Подобен эндотоксину у других грамотрицательных организмов. Способствует возникновению лихорадки и местных реакций.

С 2007 года исследования во многих странах выявили растущую распространенность циркулирующих штаммов B pertussis , дефицитных по 1 или более антигенам, включенным в вакцины против АП [55–66].Это вызвало опасения, что эффективность вакцин против АП может быть снижена, но этого не обнаружено [67].

Bordetella pertussis прочно прикрепляется к реснитчатым респираторным эпителиальным клеткам; важные связывающие белки включают PT, FHA, фимбриальные белки, PRN и BrkA [68–73]. Организм обычно не проникает в подслизистые клетки или кровоток, но его токсины (таблица 1) могут вызывать системные эффекты. Белки и токсины B pertussis позволяют ему широко влиять на иммунную систему, включая ингибирование комплемента, фагоцитов и ответов Т- и В-клеток [74, 75].

Передача, транспортировка, диагностика и лечение

Коклюш обычно передается через большие респираторные капли, образующиеся при кашле или чихании. Однако модель бабуина инфекции B pertussis [76–78] показала, что бессимптомные животные могут эффективно распространять инфекцию на наивных бабуинов, содержащихся отдельно, но поблизости, и тихая передача наблюдалась у людей [79]. Появление методов чувствительной полимеразной цепной реакции (ПЦР) показало, что образцы из носоглотки бессимптомных вакцинированных лиц, инфицированных коклюшем, часто оказываются ПЦР-положительными [80–84], и что среди лиц, контактировавших с домом, широко распространена бессимптомная инфекция. [85].

Культура традиционно была золотым стандартом диагностики коклюша, но она имеет существенные ограничения. Организм привередлив, требует специальных методов транспортировки и культивирования. Более того, способность восстанавливать организмы в культуре исчезает на ранней стадии болезни, часто до того, как заподозрят коклюш [86–90]. Напротив, ПЦР может позволить выявить заболевание через несколько недель и выявить нежизнеспособные организмы. Серология все еще широко используется, особенно в клинических исследованиях и в эпидемиологических целях [39, 91–100].Серологический диагноз является наиболее надежным, если он основан на значительном повышении уровня антител от образца острой фазы к образцу выздоравливающего, но часто доступен только образец выздоравливающего, и в этом случае результат можно сравнить с заранее заданным порогом [38, 40, 91, 101–106] .

Введение макролидов на ранних стадиях заболевания снижает продолжительность и тяжесть заболевания, а также снижает инфекционность. Постконтактная профилактика снижает риск коклюша [107–108] за счет уничтожения B pertussis из носоглотки [36, 109–119].Штаммы, устойчивые к макролидам, становятся все более распространенными в Китае и иногда появляются в других местах [120]. Хотя большинство нелеченных людей спонтанно избавляются от B pertussis через 3-4 недели после начала кашля, этот микроорганизм может сохраняться в течение 6 недель и более [121, 122]. Пациенты и неадекватно вакцинированные контактные лица должны быть исключены из школы, дневного ухода и других подобных учреждений до тех пор, пока они не получат как минимум 5-дневный курс лечения [123].

ЦЕЛКОКЛЕТОЧНЫЕ ВАКЦИНЫ ОТ ПЕРТУСА

К концу 1940-х годов коклюшные вакцины, изготовленные из суспензий убитых организмов (так называемые цельноклеточные вакцины), доказали свою эффективность в клинических испытаниях и были доступны в сочетании с дифтерийным и столбнячным токсоидами (АКДС).Эти вакцины АКДС обычно использовались в США и многих других странах, что привело к резкому снижению заболеваемости и смертности от коклюша. Эти вакцины в настоящее время используются в большинстве СНСД.

Льготы

Эффективность вакцин wP доказывалась неоднократно, начиная с исследований на Фарерских островах в 1923 и 1929 годах [124] и в Мичигане в начале 1930-х годов [125]. Во время исследований вакцин против дифтерии, столбняка и АП (АКДС), проведенных в 1980-х годах в Германии [126, 127], Англии [128], Швеции [129], Италии [130] и Сенегале [131], 5 компаратор АКДС вакцины были оценены, и их эффективность против симптоматических заболеваний, определенных протоколом, варьировалась от 83% до 98% для 4 вакцин.Одна вакцина для США оказалась значительно менее эффективной (от 36% до 48%) [129, 130].

Дополнительное доказательство эффективности коклюшных вакцин было предоставлено 3 странами, которые первоначально приняли, но затем сократили или отменили вакцинацию против коклюша. В Японии вакцина от коклюша была внедрена в 1949 г., и зарегистрированные случаи заболевания и смерти от коклюша заметно снизились [132, 133]. Однако в 1975 г. широко разрекламированные опасения по поводу побочных эффектов, предположительно вызванных вакциной АКДС, привели к прекращению вакцинации детей раннего возраста от коклюша [134].Рецидив эпидемии коклюша; число случаев заболевания увеличилось с 206 в 1971 году до более 13 000 в 1979 году, при этом произошли сотни детских смертей [132, 134]. Похожая картина наблюдалась в Англии и Уэльсе, где в середине 1970-х годов показатели принятия вакцины против коклюша упали до 25%. Вернулись крупные эпидемии коклюша с многочисленными смертельными случаями [135, 136]. В 1979 г. Швеция приостановила использование вакцины АКДС, которая считалась малоэффективной; После этого частота коклюша увеличилась более чем в четыре раза, с несколькими крупными вспышками [137, 138].В каждой стране после возможного возобновления вакцинации против коклюша (с использованием цельноклеточной вакцины в Великобритании, бесклеточной вакцины в Японии и Швеции) заболеваемость коклюшем снова снизилась [134, 136, 138, 139].

Польза от вакцинации против коклюша измеряется не только предотвращением болезни, но и улучшением ее состояния. В частности, во время вспышек инфекционное давление достаточно велико, чтобы должным образом вакцинированные лица, тем не менее, могли заразиться коклюшем. Многочисленные исследования показали, что такие «прорывные» случаи значительно легче, чем случаи у невакцинированных или недостаточно вакцинированных лиц [135, 140–145].

Нежелательные явления при применении цельноклеточных вакцин

Цельноклеточные коклюшные вакцины являются одними из самых реактогенных из обычно вводимых вакцин. Незначительные местные (покраснение, отек и боль в месте инъекции) и системные (лихорадка, раздражительность и сонливость) реакции возникают примерно у половины реципиентов АКДС — в 5 раз чаще, чем при вакцине против дифтерии и столбняка (DT) [146–149] . Сообщается, что необычный пронзительный плач или постоянный безутешный плач, начинающийся через 2–8 часов после вакцинации и продолжающийся 1 час или более, наблюдается у 3–4% детей [149, 150].Дифтерия и столбнячный анатоксин также редко связаны с фебрильными судорогами и гипотонически-гипореактивными эпизодами (HHE), шоковыми состояниями, которые начинаются в течение 12 часов после вакцинации, продолжаются в течение нескольких часов и проходят без последствий. И фебрильные судороги, и ГНЕ встречаются примерно у 0,06% вакцинированных детей [149, 151].

Самой серьезной реакцией, которую приписывали АКДС, была острая энцефалопатия. Выявление синдрома Драве, эпилептической энцефалопатии, вызванной мутацией натриевых каналов [152], расширило понимание энцефалопатии после вакцинации [153].Считается, что лихорадка, связанная с АКДС, вероятно, разоблачила синдром и последующие припадки у таких детей, а не сама вакцина, вызывающая энцефалопатию.

Обеспокоенность по поводу АКДС возросла в начале 1970-х годов, особенно в странах, где широкая вакцинация устранила большинство болезней, а молодые родители и врачи никогда не были свидетелями заболеваемости и смертности от коклюша. Хотя законы об иммунизации при поступлении в школу позволяли поддерживать уровень вакцинации в США, судебный процесс по обвинению в вреде вакцины способствовал прекращению производства коклюшной вакцины большинством производителей США.Это побудило Конгресс США принять Национальный закон о детских вакцинах, ограничивающий гражданские иски, но обеспечивающий быструю и определенную компенсацию за побочные эффекты, признанные связанными с вакцинами.

В начале 1990-х Институт медицины (IOM) тщательно изучил доказательства причинной связи между вакцинами и различными побочными эффектами [154, 155–157]. МОМ пришла к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между вакцинацией АКДС и синдромом внезапной детской смерти, афебрильными припадками, младенческими спазмами или синдромом Рея.Напротив, было сочтено, что доказательства указывают на то, что АКДС является причиной анафилаксии, длительного или безутешного плача и фебрильных припадков, а также согласуется с причиной острой энцефалопатии и HHE.

ПЕДИАТРИЧЕСКИЕ ВАКЦИНЫ ОТ ПЕРТЮССА ОТ ЦЕЛЛЮЛОЗЫ

Усилия по разработке менее реактогенных коклюшных вакцин начались в Японии после прекращения вакцинации АКДС в середине 1970-х годов. Первоначальные вакцины против АП состояли преимущественно из FHA вместе с меньшими количествами инактивированного PT и, часто, со следами фимбриальных белков и PRN [134].Вскоре последовали и другие вакцины против АП, содержащие равные количества PT и FHA. Бесклеточные коклюшные вакцины используются исключительно в Японии с 1981 года; Исследования бытовых контактов и эпиднадзор за коклюшем после внедрения бесклеточных вакцин продемонстрировали их эффективность [134, 158–165].

В течение 1980-х годов в разных странах было разработано около двух десятков бесклеточных вакцин, которые продемонстрировали гораздо более низкие показатели и тяжесть побочных реакций. Вакцины против дифтерии, столбняка и АР полностью заменили АКДС в США, Канаде, Австралии, большей части Европы, а также в некоторых странах Азии и Латинской Америки и доступны на частных рынках почти во всех странах.

Многоцентровое бесклеточное исследование коклюша

В начале 1990-х годов в многоцентровом исследовании бесклеточного коклюша (MAPT), спонсируемом Национальным институтом здравоохранения США (NIH), было проведено сопоставление 13 бесклеточных и 2 цельноклеточных вакцин, чтобы определить наиболее перспективные для включения в последующие крупномасштабные исследования. испытания эффективности [166]. Вакцины DTaP различались по количеству включенных белков B pertussis , количеству каждого из включенных белков, методам производства и детоксикации белков, а также по выбору адъювантов и вспомогательных веществ [167].Ответы антител существенно различались среди бесклеточных вакцин, но каждая вакцина стимулировала значительный ответ антител на включенные в нее антигены, в большинстве случаев равный или превышающий ответ антител, продуцируемый эталонной цельноклеточной вакциной [167].

Испытания эффективности

Между 1985 и 1993 годами в Европе и Африке было проведено 9 крупных исследований вакцин против коклюша в регионах, где вакцинация против коклюша не проводилась в плановом порядке. Протоколы испытаний и включенные вакцины существенно различались [168].Тем не менее, несмотря на свои ограничения и возраст, эти исследования остаются одними из лучших источников информации об оцененных вакцинах. Новые испытания эффективности коклюша маловероятны; вакцины против коклюша рекомендуются во всем мире, что делает невозможным применение плацебо, а существующие вакцины настолько эффективны в первые несколько лет жизни, что размер выборки для сравнительного исследования был бы непомерно высоким.

В исследовании, проведенном в 1986 году в Стокгольме [138, 169, 170], сравнивались две японские вакцины, одна из которых содержала как PT, так и FHA, а другая — только PT, но в большем количестве.Первоначальные результаты эффективности были неутешительными и составили 69% и 54% соответственно, но в более поздних анализах использовалось определение случая заболевания, подтвержденного культурой, с как минимум 21-дневным спазматическим кашлем (определение, адаптированное Всемирной организацией здравоохранения [ВОЗ] и использованное в дальнейшем исследования эффективности) показали эффективность 81% и 75% соответственно [171]. Вакцина, содержащая больше PT, была более эффективной в предотвращении тяжелых проявлений коклюша, тогда как вакцина, содержащая как PT, так и белок прикрепления FHA, была более эффективной в предотвращении легкого или умеренного заболевания [138, 172, 173].

В начале 1990-х годов различные вакцины-кандидаты DTaP были оценены в 8 испытаниях эффективности, из которых 4 были спонсированы Национальным институтом здравоохранения, а 4 оценивались производителями DTaP. Все исследования, спонсируемые NIH, были проспективными, двойными слепыми, рандомизированными и включали контрольную группу целых клеток, группу плацебо или и то, и другое. В исследовании, проведенном в Гетеборге, Швеция (1991–1994), детей в 3, 5 и 12 месяцев вакцинировали Certiva, вакциной DTaP, содержащей 40 мкг детоксифицированного пероксидом PT; вакцины сравнения не было [174].(Здесь и ниже используются фирменные наименования, потому что все вакцины DTaP имеют схожие или идентичные генерические названия.) Согласно определению случая ВОЗ, эффективность Certiva составила 71%. В исследовании, проведенном в Италии (1992–1993 гг.), Сравнивали АКДС Connaught US с Infanrix и Acelluvax, каждая из которых содержала PT, FHA и PRN (подробности см. В сносках к Таблице 2), назначенные через 2, 4 и 6 месяцев. Бесклеточные вакцины были эффективны на 84%, тогда как эффективность цельноклеточной вакцины Connaught составила только 36% [130]. Сопутствующее исследование, проведенное в Стокгольме (1992–1993), оценивало Tripacel и двухкомпонентную АКДС (никогда не лицензировавшуюся) с использованием одного и того же графика и контроля АКДС; Эффективность составила 85% для Трипасела и 48% для АКДС.Во втором исследовании, проведенном в Стокгольме (1993–1996 гг.), Оценивалась более высокая эффективность препарата Tripacel, используемого в последующих комбинированных вакцинах (см. Таблицу 2) против Acelluvax, с использованием британской АКДС (Medeva-Wellcome) в качестве контроля. Относительный риск коклюша, определенный ВОЗ, был на 38% ниже для Трипасела с более высокой эффективностью по сравнению с Ацеллуваксом (поскольку не было группы плацебо, абсолютную эффективность невозможно рассчитать) [129].

Таблица 2.

Избранные нежелательные явления, возникшие к третьему вечеру после вакцинации (в возрасте 2, 4 или 6 месяцев) в многоцентровом испытании бесклеточного коклюша [150] и отдельных последующих испытаниях эффективности [129, 130, 131, 175]


≥3 часов 1,6ax % % 3,6
. Многоцентровое бесклеточное исследование коклюша . . . . . . . Испытания эффективности . . .
Вакцина Температура
> 38,4 ° C
Покраснение
> 20 мм
Набухание
> 20 мм
Боль a Беспокойство b Drowing HHE Изъятия
Первые 48 часов
Целые клетки c 15.9% 16,4% 22,4% 40,2% 41,5% 62,0% 35,0% 11,5% 1,7% 0,06%
A 1,6% 2,4% 1,6% 16,7% 41,3% 19,0% 1,3% 0% 0%
Infanrix e 9049 4.2% 5,8% 10,8% 15,0% 46,7% 19,2% 1,9% 0,2% 0,002%
Triavax f 5,3% 8,3% 12,0% 42,1% 20,3% нет данных нет данных 0,09%
Tripacel f12 4.4% 5,1% 18,2% 42,3% 19,0% нет данных 0,04% 0%

≥3 часов 1,6ax % % 3,6
. Многоцентровое бесклеточное исследование коклюша . . . . . . . Испытания эффективности . . .
Вакцина Температура
> 38,4 ° C
Покраснение
> 20 мм
Набухание
> 20 мм
Боль a Беспокойство b Drowing HHE Изъятия
Первые 48 часов
Целые клетки c 15.9% 16,4% 22,4% 40,2% 41,5% 62,0% 35,0% 11,5% 1,7% 0,06%
A 1,6% 2,4% 1,6% 16,7% 41,3% 19,0% 1,3% 0% 0%
Infanrix e 9049 4.2% 5,8% 10,8% 15,0% 46,7% 19,2% 1,9% 0,2% 0,002%
Triavax f 5,3% 8,3% 12,0% 42,1% 20,3% нет данных нет данных 0,09%
Tripacel f12 4.4% 5,1% 18,2% 42,3% 19,0% н / д 0,04% 0%
Таблица 2.

Избранные запрошенные нежелательные явления, возникшие после третьей вакцинации (в возрасте 2, 4 или 6 месяцев) в многоцентровом исследовании бесклеточного коклюша [150] и отдельных последующих исследованиях эффективности [129, 130, 131, 175]


≥3 часов 1,6ax % % 3,6
. Многоцентровое бесклеточное исследование коклюша . . . . . . . Испытания эффективности . . .
Вакцина Температура
> 38,4 ° C
Покраснение
> 20 мм
Набухание
> 20 мм
Боль a Беспокойство b Drowing HHE Изъятия
Первые 48 часов
Целые клетки c 15.9% 16,4% 22,4% 40,2% 41,5% 62,0% 35,0% 11,5% 1,7% 0,06%
A 1,6% 2,4% 1,6% 16,7% 41,3% 19,0% 1,3% 0% 0%
Infanrix e 9049 4.2% 5,8% 10,8% 15,0% 46,7% 19,2% 1,9% 0,2% 0,002%
Triavax f 5,3% 8,3% 12,0% 42,1% 20,3% нет данных нет данных 0,09%
Tripacel f12 4.4% 5,1% 18,2% 42,3% 19,0% нет данных 0,04% 0%

≥3 часов 1,6ax % % 3,6
. Многоцентровое бесклеточное исследование коклюша . . . . . . . Испытания эффективности . . .
Вакцина Температура
> 38,4 ° C
Покраснение
> 20 мм
Набухание
> 20 мм
Боль a Беспокойство b Drowing HHE Изъятия
Первые 48 часов
Целые клетки c 15.9% 16,4% 22,4% 40,2% 41,5% 62,0% 35,0% 11,5% 1,7% 0,06%
A 1,6% 2,4% 1,6% 16,7% 41,3% 19,0% 1,3% 0% 0%
Infanrix e 9049 4.2% 5,8% 10,8% 15,0% 46,7% 19,2% 1,9% 0,2% 0,002%
Triavax f 5,3% 8,3% 12,0% 42,1% 20,3% нет данных нет данных 0,09%
Tripacel f12 4.4% 5,1% 18,2% 42,3% 19,0% н / д 0,04% 0%

Из 4 исследований эффективности вакцины, спонсируемых производителем, только 1 это остается доступным во всем мире. В исследовании, проведенном в Сенегале (1990–1994 гг.), Сравнивали Triavax с вакциной АКДС французского производства этой компании [131]. Оценки абсолютной эффективности в этом рандомизированном двойном слепом исследовании были получены из вложенного исследования случай-контакт, в котором сравнивалась частота коклюша после контакта с индексным случаем среди субъектов исследования, вакцинированных в возрасте 2, 4 и 6 месяцев, и детей, не участвовавших в исследовании ( кто получил DT или не получил вакцину), проживающий в тех же жилых домах.Абсолютные оценки эффективности составили 74% (95% доверительный интервал [ДИ], 51–86%) для Triavax и 92% (95% ДИ, 81–97%) для DTwP; пределы достоверности широки, потому что общее число случаев было небольшим, особенно в группе, которая не получала вакцину против коклюша. Дополнительные испытания эффективности, спонсируемые производителем, были проведены в (1) Мюнхене, 1993–1995 [127, 176], (2) Эрлангене, Германия, 1991–1994 [177], и (3) Майнце, Германия, с 1992–1994 [ 126]. Заинтересованные читатели могут найти более подробную информацию в соответствующих отчетах.

Выводы испытаний эффективности и последующих исследований

Изученные вакцины против АП были связаны с заметно более низкими показателями побочных эффектов по сравнению с цельноклеточной вакциной, при этом обеспечивая эффективность, приближающуюся к эффективности цельноклеточной вакцины или превышающую ее. Хотя вакцины различались по эффективности, данные национального эпиднадзора показали, что каждая бесклеточная вакцина, принятая для рутинного использования, обеспечивает отличную борьбу с коклюшем в течение всего возраста, охваченного серией вакцинации детей [59, 178–183].Первая доза вакцины против АП обеспечивает умеренную, но важную защиту [184]; вторая доза обеспечивает существенно большую защиту [168, 185]. Наилучшая защита достигается с помощью 3 первичных доз (через 2, 4 и 6 месяцев; 3, 5 и 7 месяцев; или даже через 2, 3 и 4 месяца) с ревакцинацией на втором году жизни [179, 180, 182]. Скандинавский график (3, 5 и 12 месяцев) дает немного меньшую защиту между второй и третьей дозами, но лучшую защиту после этого по сравнению с другими трехдозовыми схемами.

Нежелательные явления при применении детских бесклеточных вакцин

Многие исследования, сравнивающие бесклеточные вакцины с цельноклеточными вакцинами, были проведены у младенцев и детей [186–193] и неизменно обнаружили, что бесклеточные вакцины связаны с более низкой частотой побочных реакций, чем цельноклеточные вакцины. В таблице 2 показаны уровни запрошенных побочных реакций, наблюдаемых в MAPT и избранных испытаниях эффективности для 3 вакцин АР, которые остаются коммерчески доступными в 2020 г., их контрольных цельноклеточных вакцин и единственной оцененной вакцины DTaP, содержащей генетически инактивированный компонент PT.

Безопасность бустерных доз

Последующие исследования MAPT оценивали четвертую и пятую дозы бесклеточной вакцины, вводимые в возрасте 15–20 месяцев и 4–6 лет соответственно [194, 195]. Покраснение, отек, боль и лихорадка в месте инъекции наблюдались чаще при четвертой последовательной дозе бесклеточной вакцины, чем при первичной серии, но все же с меньшими показателями, чем у детей, получавших 4 последовательные дозы цельноклеточной вакцины. После введения четвертой дозы бесклеточной вакцины наблюдалось несколько случаев отека всей конечности.Из 1015 детей, которым вводили 4 последовательные дозы вакцины АР, 20 (2%) сообщили об отеке всего бедра после четвертой дозы по сравнению с никем из 246 детей, которым вводили цельноклеточную вакцину и бустировали бесклеточной вакциной [196]. Среди детей, которым вводили 5 последовательных доз бесклеточной вакцины, 4 (1,5%) из 267 испытали отек всего плеча после пятой дозы ( P = 0,13). Отек начался на 1-2 день после вакцинации и, как правило, исчез к 4-му дню без каких-либо последствий [196]. Возникновение отека всей конечности после четвертой или пятой дозы вакцины АР было отмечено во многих других исследованиях [197–204].В исследовании с участием 20 детей, которые испытали большой отек конечностей после четвертой дозы бесклеточной вакцины, только у 4 был отек всего плеча после пятой дозы [204]. Чаще всего отек конечности не сопровождается болью, покраснением или недомоганием и проходит без последствий в течение нескольких дней; не известно, связано ли оно с конечностью (ами), использованной для предыдущих вакцинаций. Скорее, есть данные, свидетельствующие о том, что вероятность этой реакции связана с уровнем антител до вакцинации у ребенка и количеством антигена в вакцине [196, 198, 202, 203].Хотя отек всей конечности считался новым, когда впервые был описан после бесклеточных вакцин, анализ отчетов VAERS (Система сообщений о побочных эффектах вакцин), опубликованных в 2003 году, показал, что большое локальное опухание конечностей одинаково часто сообщалось после бесклеточной или цельноклеточной вакцины [205] .

Таким образом, многочисленные исследования показали, что побочные реакции возникают реже — обычно значительно реже — после бесклеточных вакцин по сравнению с вакцинами wP. Скорость реакции последовательно увеличивается с каждой бесклеточной бустерной дозой, но остается ниже, чем у детей, примированных и усиленных цельноклеточной вакциной.Конечно, побочные эффекты, которые возникают после вакцинации, но на самом деле не вызваны вакцинацией, будут продолжать происходить с их фоновой частотой, независимо от используемой вакцины.

ВАКЦИНЫ ОТ ЦЕЛЛЮЛОЗНОГО ПЕРТУСА ДЛЯ ПОДРОСТКОВ И ВЗРОСЛЫХ

Значительно улучшенная переносимость противококлюшных вакцин по сравнению с цельноклеточными вакцинами открыла дверь к распространению вакцинации против коклюша за пределы детства. Многочисленные вакцины против АП были протестированы у подростков и взрослых и показали их безопасность и иммуногенность [146, 206–211].

Учитывая более низкое содержание антигенов дифтерии и коклюша, бесклеточные составы подростков и взрослых обозначаются как вакцины против столбняка, дифтерии и коклюша (Tdap). Вакцины Tdap, разработанные GlaxoSmithKline и Sanofi Pasteur, доступны во всем мире, а дополнительные вакцины Tdap недавно были лицензированы в Азии (Bionet-Asia) или находятся в стадии разработки (Институт сыворотки Индии).

Исследование, спонсируемое Национальным Институтом Здравоохранения, показало, что коклюшные компоненты 1 вакцины Tdap на 92% (95% ДИ, 32–99%) эффективны в профилактике коклюша, что соответствует определению первичного случая [212].Вакцина против АП хорошо переносилась; менее 5% субъектов сообщили о местных или системных побочных реакциях. В основной и контрольной группах частота тяжелых нежелательных явлений не различалась. Аналогичным образом, исследование во время вспышки коклюша среди австралийских школьников показало эффективность 85% (95% ДИ, 83–88%) для лабораторно подтвержденных случаев [213].

В 2005 году, вскоре после лицензирования вакцины Tdap в США, Консультативный комитет США по практике иммунизации (ACIP) рекомендовал дозу вакцины Tdap вместо вакцины против столбняка и дифтерии (Td) для всех подростков (предпочтительно в возрасте 11–12 лет). ) и взрослых.Последующие исследования продемонстрировали положительное влияние этой вакцины Tdap на риск или частоту возникновения коклюша среди подростков [214–218]. Текущие рекомендации обсуждаются ниже.

Вакцинация при беременности

Несмотря на успех программы вакцинации детей против коклюша и внедрение вакцинации подростков Tdap, смертность от коклюша среди младенцев в возрасте 0–3 месяцев продолжала расти: с 49 смертей в период 1980–1989 гг. До 84 случаев в 1990–1999 гг. до 175 в течение 2000–2009 гг. [219].Использование Tdap для создания «защитного кокона» вокруг новорожденных путем вакцинации будущих или молодых матерей и других близких людей (отец, братья и сестры, бабушки и дедушки и т. Д.) Оказалось эффективным при правильном внедрении [220], но было очень сложно реализовать хорошо [221–224]. Эти трудности стимулировали интерес к использованию Tdap во время беременности, но необходимо было решить две проблемы: безопасность (как для матери, так и для плода) и возможное подавление реакции на вакцинацию младенцев против коклюша (из-за повышенных уровней трансплацентарных антител).После того, как первоначальные исследования развеяли обе проблемы [225, 226], ACIP в 2011 г. рекомендовал применение Tdap во время беременности. Многочисленные последующие исследования продемонстрировали безопасность и эффективность вакцинации Tdap во время беременности [225–229, 230, 231–242]. Вакцинация Tdap во время беременности обеспечивает новорожденного высоким уровнем материнских антител, полученных трансплацентарно, что обеспечивает защиту в период наибольшего риска, до начала серии вакцинации младенцев. Повышенное количество трансплацентарных антител умеренно снижает антительный ответ младенца на первую и вторую дозы DTaP, но на уровни антител после третьей и четвертой доз это мало влияет [225, 229, 243, 244].Учитывая, что первые 3 месяца жизни являются наиболее подверженными риску заболеваемости и смертности от коклюша, это очень выгодный компромисс, о чем свидетельствует недавнее снижение заболеваемости коклюшем среди младенцев в возрасте 2 месяцев и младше [238]. В связи с быстрым снижением уровня антител к коклюшу после вакцинации против вакцины ACIP в 2012 году рекомендовал женщинам получать вакцину от вакцины против вакцины во время каждой беременности, независимо от времени проведения предыдущей вакцинации. Подобные рекомендации были приняты многими странами; например, по состоянию на 2019 г. по крайней мере 14 стран в Северной и Южной Америке рекомендуют внутрикорпоративную ТДАП, как и Великобритания, Ирландия, Италия, Германия, Швейцария, Португалия, Испания, Бельгия, Новая Зеландия и Австралия, среди прочих [245, 246 ].

Побочные реакции у подростков и взрослых

Крупные клинические испытания вакцин Tdap среди подростков и взрослых, примированных цельноклеточной вакциной, показали, что добавление очищенных компонентов aP к Td практически не повлияло на профиль побочных реакций [247–249]. Несколько очень крупных исследований безопасности Tdap у подростков и взрослых не выявили серьезных побочных эффектов (включая неврологические реакции, аллергические реакции или впервые возникшие хронические заболевания) [250–252].Исследования с участием подростков и взрослых не показали, что побочные реакции на Tdap значительно увеличивались в зависимости от давности предшествующей вакцинации против коклюша [250, 253].

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЗАЩИТЫ ОТ ВАКЦИН ОТ ПЕРТУССА НА ЦЕЛЛЮЛОЗЕ

С 2010 года многочисленные крупные вспышки коклюша продемонстрировали рост заболеваемости коклюшем среди подростков и школьников старшего возраста, что коррелировало с переходом от тех, чья первичная вакцинация была полностью цельноклеточной, к тем, кто первоначально получил цельноклеточную вакцину, а затем — бесклеточную вакцину. тем, кто получил только бесклеточную вакцину [214–218, 221, 254, 259, 263].Исследования также документально подтвердили увеличение активности коклюша, начиная с 7-летнего возраста, среди когорт, получавших только бесклеточные вакцины, и что эффективность бустерной вакцины Tdap у подростков снижалась быстрее среди бесклеточных реципиентов, чем среди старших когорт, которым вводили 1 или больше доз вакцины wP [213, 217, 218, 254–256, 264–273]. Klein et al [263] сообщили в 2012 году, что после пятой дозы вакцины против AP, вероятность заражения коклюшем увеличивалась в среднем на 42% в год.В 2019 году Zerbo et al [274] сообщили, что среди вакцинированных против AP детей в возрасте 19–84 месяцев риск коклюша был в 5 раз выше через 3 года по сравнению с 1 годом после последней вакцинации. Среди вакцинированных детей 7–11 лет риск был вдвое выше через 6 лет по сравнению с 3 годами после последней вакцинации. Сравнение эпидемий в Калифорнии в 2010 и 2014 годах (рис. 1) выявило возрастающую роль подростков старшего возраста в распространении вспышек [275].

Модели на животных и исследования in vitro предоставили существенные данные, которые, вероятно, объясняют это явление.Мышиные модели инфекции B pertussis демонстрируют сильные ответы Т-хелперов Th2 и Th27 после естественной инфекции или цельноклеточной вакцинации, тогда как бесклеточные вакцины стимулируют смешанный ответ Th3 и Th27, при этом компонент Th3 не оказывает существенного улучшения защиты [276 , 277]. Было показано, что существуют стойкие различия в поляризации и пролиферации Т-клеток у людей, изначально примированных АР, по сравнению с wP, несмотря на повторные бустеры АР [278]. К сожалению, похоже, что тип коклюшной вакцины, которой прививают младенца, определяет поляризацию Т-клеток [279]; Пока нет доказательств того, что последующее воздействие wP или B pertussis может изменить характер иммунного ответа с Th3 на Th2 доминирования.

Клетки памяти, находящиеся в носоглотке и легких, по-видимому, являются важными медиаторами защиты у мышей, и они гораздо сильнее стимулируются естественной инфекцией и цельноклеточной вакциной, чем бесклеточной вакциной [280, 281]. Точно так же Т-клетки памяти, расположенные в носоглотке, стимулируют выработку секреторного иммуноглобулина (Ig) A, который обеспечивает защиту от носовой колонизации B pertussis [282].

Модель коклюша на павиане сыграла важную роль в подтверждении результатов, полученных на мышиной модели, и в дальнейшем продвижении нашего понимания коклюшной инфекции и защиты от вакцины [76–78, 283].У павианов, инфицированных B pertussis , проявляются все признаки коклюша человека. У бабуина инфекция коклюша стимулирует сильные реакции Th2 и Th27 и дает стерилизующий иммунитет. У павианов, вакцинированных wP, наблюдаются похожие, но менее устойчивые реакции. Павианы, вакцинированные aP, дают сильный ответ Th3, низкий Th2 и отсутствие ответа Th27. Когда вакцинированные aP павианы заражаются вакциной B pertussis , у них нет клинических симптомов, но у них развивается стойкая тяжелая носоглоточная колонизация, тогда как у тех, кто заражен после вакцинации wP, колонизируется менее интенсивно и выводится из организма быстрее.Вакцинированные павианы, которые становятся колонизированными, могут передавать B pertussis ближайшим незащищенным павиинам [283]. Эти результаты, полученные на моделях мышей и бабуинов, согласуются с наблюдением, что вспышки коклюша увеличиваются по частоте и размеру в популяциях, вакцинированных aP.

Исследование случай-контроль, проведенное во время вспышки в Калифорнии в 2010 году, показало, что получение всех 5 рекомендуемых доз вакцины против АП в целом было эффективным на 89% (95% ДИ, 79% –94%); эффективность снизилась с 98% в течение 1 года до 71% через 5 лет и более [284].Аналогичное исследование, проведенное во время вспышки заболевания в штате Вашингтон в 2012 г., показало, что эффективность вакцины Tdap среди подростков составила 73% в течение 1 года после вакцинации, но снизилась до 34% через 2–4 года после вакцинации [217]. Аналогичным образом, данные о вспышке болезни в Висконсине в 2012 г. показали, что дети в возрасте 11–12 лет сыграли наибольшую роль в распространении вспышки [285].

ВЫБОР ВАКЦИН

Многокомпонентные комбинированные вакцины обычно используются для программ вакцинации детей во всем мире.В государственных программах вакцинации в Европе, Северной Америке, Австралии, Новой Зеландии и некоторых частях Азии и Латинской Америки используются вакцины, содержащие компоненты АР; производители включают GlaxoSmithKline, MCM (Merck-Connaught-Merieux) Vaccine Company и Sanofi. В некоторых юрисдикциях поставщику разрешается выбирать из доступных альтернативных продуктов; другие определяют один продукт на тендерной основе. В остальном мире используются многокомпонентные комбинированные вакцины, содержащие компоненты wP, как правило, на тендерной основе; производители почти полностью находятся в Азии и включают Biological E, LG Chemical, Panacea Biotech, PT Bio Farma и Serum Institute of India.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Противококлюшная вакцина рекомендована во всем мире для детей грудного и раннего возраста и рекомендована во многих странах для подростков, взрослых, беременных женщин и других; подробности доступны на сайтах ВОЗ [245, 286, 287].

В США ACIP рекомендует, чтобы каждый младенец получал коклюшную вакцину в возрасте 2, 4 и 6 месяцев, 15–18 месяцев и 4–6 лет [288]. Вакцина Tdap рекомендуется как минимум один раз для каждого человека в возрасте 11 лет и старше; Периодические бустеры Tdap рассматривались, но не рекомендуются из-за быстрого уменьшения антител к коклюшу и, как следствие, низкой рентабельности.Тем не менее, ACIP недавно рекомендовал использовать Tdap всякий раз, когда будет указан Td, что упростило управление запасами провайдера и разрешило выборочное повышение Tdap за десятилетие. Что еще более важно, Tdap также рекомендуется в течение 27–36 недель каждой беременности. В 2016 г. Соединенное Королевство изменило свою рекомендацию по Tdap для матери, включив в нее 20–32-ю неделю беременности; это снизило заболеваемость коклюшем среди недоношенных детей без отрицательного воздействия на защиту доношенных детей [289].Противококлюшная вакцина противопоказана лицам с анафилаксией или энцефалопатией в анамнезе после предшествующей коклюшной вакцины.

Рекомендации приносят пользу, только если им следовать. Хотя антивакцинные настроения циркулировали со времен Дженнера [290–291], глобальный рост нерешительности в отношении вакцинации или явной антивакцинной активности в последние десятилетия оказался сложной задачей. Несмотря на неопровержимые научные доказательства того, что вакцины предотвращают гораздо большую смертность и заболеваемость, чем они вызывают, когда люди не могут лично увидеть преимущества вакцинации (болезни, которых не было, смерти, которых не было), они могут видеть только риски, часто преувеличенные или придуманные [ 291].Многочисленные исследования показали, что отказ от вакцинации — обычно по личным убеждениям или необоснованным медицинским исключениям из требований о вакцинации при поступлении в школу — приводит к повышенному риску заболевания не только для непривитого (недостаточно) ребенка, но и для лиц, которым этот ребенок выявляет людей, у которых могут быть медицинские противопоказания к вакцинации, иммунодефицит, повышающий их риск, несмотря на вакцинацию, или просто прорывное заболевание, несмотря на вакцинацию [292–295].

БУДУЩИЕ ВАКЦИНЫ

Неспособность существующих бесклеточных вакцин стимулировать те же виды клеточных иммунных ответов, которые наблюдаются при использовании цельноклеточных вакцин или естественных болезней, и очевидные последствия этого различия в отношении устойчивости иммунитета и защиты от носительства и передачи стимулировали множество усилий. разработать новые вакцины против коклюша, которые сохранят безопасность существующих бесклеточных вакцин и улучшат их клеточный иммунный ответ.Хотя некоторые призывают вернуться к традиционным цельноклеточным вакцинам, это явно будет неприемлемо для тех стран, которые ранее испытывали серьезные опасения по поводу побочных реакций на цельноклеточные вакцины.

Усилия по разработке вакцины в основном делятся на 3 категории: модификация B pertussis для использования в цельноклеточных вакцинах с пониженным потенциалом побочных реакций; усиление вакцины против АР путем включения дополнительных или различных антигенов B pertussis , добиваясь иммунологических ответов, подобных wP, при сохранении безопасности, подобной АР; и усиление вакцин против антибиотика путем добавления адъюванта, который стимулирует иммунные ответы по типу, наблюдаемому с вакцинами против противоракового действия.Примером первого подхода была разработка варианта BPZE1 B pertussis , сконструированного путем генетической инактивации или удаления 3 основных токсинов [296–308]. BPZE1 вводится интраназально, и было показано, что он защищает от легочной и назальной колонизации B pertussis как у мышей, так и у бабуинов. Клинические испытания на людях-добровольцах продемонстрировали безопасность вакцины и способность вызывать колонизацию у более чем 80% реципиентов с сероконверсией у 100% тех, кто получил самую высокую дозу вакцины [309].У всех вакцинированных были высокие титры IgG и IgA в крови на 28 день, и были обнаружены специфические В-клетки памяти. Антигенная специфичность этих антител, охарактеризованная с помощью 2-мерного иммуноблоттинга, была шире по сравнению с репертуаром антител от субъектов, вакцинированных против АР, и была преимущественно направлена ​​на антигены, не присутствующие в вакцинах против АР. Дальнейшие исследования этой вакцины продолжаются.

Ряд исследователей применили второй подход к усилению вакцины против АР путем добавления новых или различных антигенов B pertussis [310, 311–322].Несколько исследователей оценили B pertussis везикул внешней мембраны (OMV) [317, 318, 322, 323], которые содержат множество антигенов, включая секретируемые и связанные с мембраной факторы вирулентности. Вакцина OMV, разработанная Hozbor et al [322], вызвала иммунитет у мышей, который был выше, чем у aP, и сравним с иммунитетом wP. Также изучается включение новых или дополнительных антигенов, включая факторы вирулентности, связанные с биопленками [319, 324], белки захвата железа [314, 315], аденилатциклазы [315, 325] или другие белки [320], а также лечение с моноклональными антителами [326].

Третья изучаемая альтернатива включает добавление новых адъювантов, чтобы вызвать ответ, более искаженный по Th2 [304, 312, 327–330]. Например, группа Миллса [330] показала, что добавление агониста Toll-подобного рецептора (TLR) -7 к вакцине aP усиливает ответы Th2 и Th27 у мышей, обеспечивая защиту после заражения, сравнимую с защитой вакцин wP. Они также разработали новый адъювант, который сочетает в себе стимулятор интерферона с агонистом TLR-2 и показал его способность стимулировать ответы Th2 и Th27 и Т-клетки, находящиеся в интраназальной ткани [304].Другие рассматриваемые адъюванты включают фактор колонизации Bordetella A [331], агонисты CpG TLR-9 [328] и липополисахарид [320].

ВЫВОДЫ

В отсутствие систематической вакцинации коклюшной вакциной практически каждый человек будет страдать от коклюша в младенчестве или детстве; многие из них пострадают от серьезных последствий или умрут. Никакое медицинское вмешательство не является безопасным, но современные коклюшные вакцины эффективны и безопасны — на самом деле, намного безопаснее, чем отказ от вакцинации.Коклюш — эндемическое и очень заразное заболевание; вспышки будут продолжаться. В случае вспышки вакцинированные дети с меньшей вероятностью заразятся; в случае инфицирования болезнь будет менее тяжелой [51–53, 332]. Невакцинированные дети подвергаются гораздо более высокому риску заражения, а в случае инфицирования — гораздо более высокому риску неблагоприятного исхода. Ряд подходов к новым вакцинам с более надежной защитой находится в стадии изучения.

Дополнительные данные

Дополнительные материалы доступны в Интернете по адресу The Journal of Infectious Diseases .Состоящие из данных, предоставленных авторами для удобства читателя, размещенные материалы не копируются и являются исключительной ответственностью авторов, поэтому вопросы или комментарии следует адресовать соответствующему автору.

Полные справочные материалы доступны в виде дополнительных материалов в Интернете.

Банкноты

Дополнение спонсорства. Это приложение спонсируется Фондом Билла и Мелинды Гейтс.

Возможный конфликт интересов. M. D. D. получал зарплату, консультационные услуги и пенсионные выплаты от Санофи Пастер, а консультационные услуги от GlaxoSmithKline. K. M. E. получал гонорары за консультации от Merck, BioNet и IBM, а также входит в состав комитетов по безопасности данных и мониторингу Национальных институтов здравоохранения, Sanofi, X-4 Pharma, Seqirus, Moderna и Pfizer. Все авторы подали форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов. Выявлены конфликты, которые редакция считает относящимися к содержанию рукописи.

Список литературы

47.

Guris

D

,

Strebel

PM

,

Bardenheier

B

и др.

Изменение эпидемиологии коклюша в США: рост зарегистрированной заболеваемости среди подростков и взрослых, 1990–1996 гг.

.

Clin Infect Dis

1999

;

28

:

1230

7

,78.

Warfel

JM

,

Zimmerman

LI

,

Merkel

TJ

.

Бесклеточные коклюшные вакцины защищают от болезней, но не предотвращают инфицирование и передачу у нечеловеческих приматов модели

.

Proc Natl Acad Sci USA

2014

;

111

:

787

92

.150.

Decker

MD

,

Edwards

KM

,

Steinhoff

MC

и др.

Сравнение 13 бесклеточных коклюшных вакцин: побочные реакции

.

Педиатрия

1995

;

96

:

557

66

.154.

Howson

CP

,

Fineberg

HV

.

Неблагоприятные события после вакцинации против коклюша и краснухи. Резюме отчета Института медицины

.

JAMA

1992

;

267

:

392

6

. 167.

Edwards

KM

,

Meade

BD

,

Decker

MD

и др.

Сравнение 13 бесклеточных коклюшных вакцин: обзор и серологический ответ

.

Педиатрия

1995

;

96

:

548

57

. 168.

Эдвардс

КМ

,

Decker

MD

.

Вакцина против коклюша.

In:

Plotkin

SA

,

Orenstein

WA

,

Offit

PA

,

Edwards

KM

, ред.

Вакцины, 7-е изд.

.

Филадельфия

:

Эльзевьер

;

2017

: pp

711

61

.217.

Acosta

AM

,

DeBolt

C

,

Tasslimi

A

и др.

Эффективность вакцины Tdap у подростков во время эпидемии коклюша в штате Вашингтон в 2012 г.

.

Педиатрия

2015

;

135

:

981

9

.230.

Skoff

TH

,

Blain

AE

,

Вт

J

и др.

Влияние программы вакцинации матерей против столбняка, дифтерии и бесклеточного коклюша в США на профилактику коклюша у детей младше 2 месяцев: оценка случай-контроль

.

Clin Infect Dis

2017

;

65

:

1977

83

. 259.

Sheridan

SL

,

Ware

RS

,

Grimwood

K

,

Lambert

SB

.

Количество и заказ цельноклеточных коклюшных вакцин для младенцев и защита от болезней

.

JAMA

2012

;

308

:

454

6

.274.

Зербо

O

,

Бартлетт

J

,

Годдард

K

,

Пожарный

B

,

Льюис

E

,

Klein

NP

Эффективность бесклеточной коклюшной вакцины с течением времени

.

Педиатрия

2019

;

144

:

e20183466

.278.

da Silva Antunes

R

,

Babor

M

,

Carpenter

C

и др.

Поляризация Th2 / Th27 сохраняется после цельноклеточной коклюшной вакцинации, несмотря на повторные бесклеточные бустеры

.

J Clin Invest

2018

;

128

:

3853

65

.279.

Плоткин

SA

.

Состав вакцины против коклюша, вводимой младенцам, определяет долгосрочную поляризацию Т-клеток

.

J Clin Invest

2018

;

128

:

3742

4

. 283.

Pinto

MV

,

Merkel

TJ

.

Заболевание коклюшем и передача и реакции хозяина: выводы из модели коклюша на бабуине

.

J Заражение

2017

;

74

(Дополнение 1)

:

S114

9

.288.

Liang

JL

,

Tiwari

T

,

Moro

P

и др.

Профилактика коклюша, столбняка и дифтерии с помощью вакцин в США: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *