Статистика фиброаденома молочной железы: Карта сайта

Содержание

Что мы знаем о молочной железе?

Вопрос, конечно, риторический. А зачем нам вообще о ней что-то знать? Но проблема в том, что в современных условиях медицины за своим здоровьем Вы должны следить сами.

В нескольких школах Москвы нами были проведены осмотры молочных желез у школьниц старших классов. Перед началом осмотра старшеклассницам предложили заполнить анкету, где спрашивали о дне цикла, сколько дней идет менструация и через какой промежуток времени. Были вопросы и о молочной железе: болит ли она перед менструацией, нагрубает или становится более чувствительной. Задали вопросы о семейном анамнезе и т.д. Описывать наши результаты даже не берусь, поскольку они плачевны. Девочки не ведут календарей критических дней, не знают, кто такой маммолог, и даже о своем самочувствии не могут дать четких ответов. Например, мало кто из них жаловался на болезненность молочных желез перед менструацией.

Однако после объяснений, как меняется железа в течение каждого цикла, многие девочки сказали, что испытывают дискомфорт и болезненность.

«Недостаточно информации», – подумали мы и ушли к другой группе ― к родителям девушек.

Родители, конечно, люди опытные, многие растят не одного ребенка; возраст опрашиваемых ― от 35 лет (это так совпало и не имело отношения к нашему исследованию). К врачам ― все единогласно признались ― ходят и грудь контролируют, но треть опрашиваемых удивила: посещая гинеколога, ни разу у маммолога не обследовались, а это значит, что у некоторых из них для ранней диагностики патологии время упущено… На вопрос: «Достаточно ли грудь только пальпировать?», 92% респондентов ответили: «Нет», хотя все 92% делают это самостоятельно и регулярно, что неплохо, хотя противоречит здравому смыслу. Мы как-то рассуждали с Вами о необходимости самопальпации – прежде, в советские времена, это была вынужденная мера, т.к. аппаратуры (маммографов) не было, и заподозрить опухоль можно было только при ее клиническом обнаружении. На современном этапе развития медицины для снижения смертности от рака молочной железы существует возможность раннего выявления опухоли (еще до ее клинических проявлений) ― регулярный инструментальный контроль (ультразвуковой или маммографический, в зависимости даже не от возраста, а от состояния тканей молочной железы).

Среди опрошенной нами аудитории родителей почти у 1/4 ― наследственная предрасположенность, т.е. кто-то из родственников, по папиной или по маминой линии – мамы, бабушки, сестры, тетки, имел диагноз «Рак молочной железы», а это значит их дети тоже имеют подобный фактор риска и должны наблюдаться у врача-маммолога регулярно. Чуть больше половины родителей знают о гипотетически возможных патологических образованиях в молочных железах у своих детей, следят за ростом и развитием молочных желез у детей, но делают это дома, самостоятельно. В 30% случаев родители сказали, что их дети жалуются на молочную железу, но практически все заявили, что разговаривают на эту тему с детьми и обсуждают разные проблемы. Я рада за доверительные отношения родителей и детей, их готовность обсуждать темы здоровья, но тогда у меня еще один вопрос – а сами-то они знают, как надо ухаживать за железой, когда приходить на осмотр и какие заболевания молочной железы развиваются?

Последний вопрос, который мы задали родителям: «Какой диагноз звучит для Вас максимально опасно: 1 ― мастопатия, 2 ― киста молочной железы, 3 ― фиброаденома, 4 ― внутрипротоковая патология, 5 ― гамартома, 6 ― мастит». Попробуйте себя проверить. Пожалуй, я, как специалист, выписала диагнозы по опасности в следующем порядке: 4, 6, 3, 2, 1, 5. Объясню: внутрипротоковая патология имеет очень малые размеры и не выявляется ни на ультразвуковом исследовании, ни на маммографии; для ее обнаружения необходимо контролировать выделения из соска: при наличии янтарных, кровянистых, прозрачных выделений необходимо цитологическое исследование этого мазка, после чего можно заподозрить разрастание в протоке. Вторым этапом диагностики этой опухоли идет дуктографическое исследование, т.е. когда конкретно в этот проток, не делая никаких проколов, а только расширяя устье, вводят канюлю и затем контрастное вещество. Последний этап – маммографические снимки – дуктограммы, именно они смогут сориентировать, есть ли внутрипротоковый дефект у данной пациентки, и как он выглядит. «Зачем такие сложности?» ― спросите Вы. А затем, что эти маленькие папилломы легко перерождаются в рак, а наша с Вами задача выявить все на максимально ранних сроках.

Несмотря на то, что патология столь маленькая и зачастую достигает всего нескольких миллиметров, требуется хирургическое удаление. Мастит, пожалуй, не смертельное заболевание, но очень болезненное. Кстати, мастит нередко встречается как у детей, так и у взрослых, и не обязательно в период лактации. Клинические проявления часто очень яркие, поэтому женщина в панике прибегает к врачу. Существует такая форма рака – маститоподобный, когда проявления похожи на воспалительный процесс, но под этой маской скрывается онкология, поэтому настороженность должна быть всегда максимальной. Фиброаденомы – доброкачественные опухоли, и если они меньше 1 сантиметра, то не стоит поддаваться панике, хотя и цитологически проверить и наблюдать за ней нужно обязательно. Любые гормональные сбои в виде абортов, стрессов, смены климата и солнечные инсоляции могут повлечь за собой начало роста данной патологии. На сегодняшний день обозначилась еще одна группа пациенток, нуждающаяся в пристальном внимании ― это девушки с экстракорпоральной беременностью или стимуляциями.
Пожалуйста, это крик не только к пациентам, но и к врачам: такую пациентку надо проверять перед каждой стимуляцией и через три месяца после, независимо, чем она закончилась – беременностью или ожиданием следующего раза. Кисты – они самые вредные, они болят и движут наших пациентов к врачу, но и лечить их можно максимально быстро и легко. Шарик, надутый водой, доктор прокалывает и спускает, иногда вводит воздух или склерозант. Но каждый раз это все равно «кот в мешке»: кисты бывают обыкновенные, с воспалением, с разрастанием, сгустившиеся и еще много других вариантов. Но чаще исход благоприятный ― не только доктор, выполнивший миниоперацию по удалению кисты, но и сам пациент испытывает моментальное облегчение после лечения (откачивания кисты). Мастопатия – это «помойка!» Я не шучу, любая жалоба на молочную железу, и диагноз «Мастопатия» у Вас «в кармане». Любое отклонение от нормы (напомню, здоровых нет, есть недообследованные (теперь шучу), и Вы уже в панике. В литературе мастопатия описывается как предрак, и Вы в обмороке.
А еще чуть-чуть фантазии на эту тему, и Вы с антидепрессантами, ну а там процесс пошел ― Вы с гормональным сбоем, а дальше все, что угодно, и все, чего боялись. Что из этого следует – слушаем доктора. Если он говорит о плотной железе и различных перестройках в Вашем органе, он поставит Вам диагноз «Диффузная фиброзно-кистозная мастопатия», если есть локальная перестройка – «Узловая фиброзно-кистозная мастопатия», а если без всяких уточнений – общее состояние железы отражающее Ваш гормональный фон и ее зависимость от него – пьем валерьянку. Ну и гамартома – участок железы в капсуле е – Ваша анатомическая особенность, забудьте и спите спокойно. К чему я Вам все это объясняла? К тому, что ответы наших умных родителей, которые знают все о железе, были настолько разнообразны, что самым опасным диагнозом у них получилась фиброаденома, затем гамартома, внутрипротоковая папиллома, мастит и последние места разделили между собой мастопатия и киста молочной железы. Все равно, молодцы родители, хотя бы знают, что себя надо вести к маммологу, а про детей мы им подскажем.
Хуже дело с врачами.

Вы не думайте, что анкетируем мы только детей или родителей, к коллегам мы тоже пристаем и задаем свои вопросы. Ну, чтобы Вас отвлечь, расскажу, что наблюдать за процессом тестирования было очень весело: все начали друг у друга спрашивать и консультироваться, поэтому чистота эксперимента отсутствовала вовсе, наверное, наоборот, стадное вынесение того или другого решения. А мы еще осуждаем школьников и студентов, что списывать нехорошо!))).
Итак, из 100 врачей знают о существовании маммолога и отправят к нему пациента только 2/3, остальные отправят к педиатру, гинекологу или эндокринологу. О методах обследования для подростков информированы 85% и правильно ответили, что осмотр подростков включает в себя клинический осмотр, пальпацию, сбор анамнеза и обязательно ультразвуковое исследование. Кто-то предложил по старинке ограничиться клиническим осмотром, кто-то пошел дальше и предложил осмотр вплоть до маммографии. Приблизительно те же 80% ответили правильно о моменте окончания созревания молочной железы – это происходит после лактации; но были «уникальные» варианты ― как и дееспособность, с 18 лет, или с началом половой жизни.

Наши каверзные вопросы по диагнозам сделали своё дело, и мы запутали коллег. Например, диагноз «Полителия» смутил врачей, и чуть меньше половины оставили этот диагноз без решения, только 20% оставили эту группу пациентов «наблюдать соответственно их возрасту». Полителия – это дополнительный сосок, и чаще он располагается по млечной линии под грудью, и выглядит, как родинка. 10% врачей решили удалить ее в срочном хирургическом порядке, 5% ― наблюдать, как патологию, 1 раз в 6 месяцев. С терминологией диагноза у девочек до 8 лет вышел полный хаос. Появление железистой ткани у девочек в молочной железе называется «телархе», и только половина респондентов знает об этом. Звучали ответы гинекомастия, были варианты мастопатии и даже гамартомы. Мастит по яркой клинической картине и острому началу диагностировали почти все 90% тестируемых; 10% врачей спутали это с кистой; а вот у кого может возникнуть мастит, вызвало разногласие, и 25% сказали, что «воспаление молочной железы может встречаться только во время кормления грудью», а не в любом возрасте у женщин, мужчин и детей.

Результаты, в принципе, неплохие, если бы не статистика, которая упорно показывает, что смертность от рака молочной железы все еще на первом месте в России у женщин, хотя в других странах этот показатель намного ниже. Мы не паникуем, мы просто хотим грамотно подходить к профилактике. Еще немного цифр: в Европе 50% всего бюджета на медицину тратится на профилактику и 50% ― на лечение, в России на профилактику только 6% и 94% ― на лечение. Чувствуете разницу?

Итак, 1 раз в год поход к специалисту-маммологу и проведение УЗИ молочных желез. Если у врача возникли какое-нибудь подозрение ― дополнительно маммография. При необходимости ― дообследование, пункция и короткий контроль. Женщинам в репродуктивном возрасте ― осмотр строго по циклу с 5 по 12-й день от начала менструации.

Берегите свое здоровье смолоду!
С уважением, Ваш доктор Марина Травина.

УЗИ молочных желез: цена, показания, на какой день цикла сделать

Бесплодие у женщин часто появляется на фоне заболеваний репродуктивной системы, которые оказывают влияние на молочные железы. Поэтому, УЗИ молочных желез обычно входит в комплексное обследование при бесплодии. Оно показано при эндокринном бесплодии, при наличии признаков гипер- или гипотиреоза, при избытке или недостатке гормонов щитовидной железы.
УЗИ позволяет оценить состояние молочных желез, исключить опухолевые образования.


УЗИ молочных желез показано каждой женщине в профилактических целях не менее 1 раза в год.
Статистика
В России за последние 10 лет зафиксировано увеличение заболеваемости раком молочной железы в 1,5 раза. Возрастная планка данной патологии снизилась с 40 до 30 лет.
Своевременная диагностика и последующее лечение онкологии (на 1-2-ой стадиях развития процесса) в 95 % случаях заканчивается благополучно. Это же утверждение касается и рака молочной железы, лечение которого позволяет избежать грубых косметических дефектов.

Показания для проведения УЗИ молочных желез:
— Планирование беременности
При выполнении УЗИ молочных желез врач может обнаружить диффузные или узловые образования, нарушение кровотока, что очень актуально для будущей лактации.

— Подготовка к ЭКО
Метод ЭКО предполагает использование гормональных препаратов для стимуляции суперовуляции с целью получения необходимого количества яйцеклеток. Молочные железы являются гормонально-зависимым органом. Это значит, что строение ткани молочной железы зависит от гормонального фона в организме женщины. Если в них есть уплотнения, узелки и другие новообразования, то в процессе стимуляции возможен их рост. Поэтому, на этапе подготовки к ЭКО необходимо выявить и скорректировать все отклонения от нормы в молочных железах.

а также:
— возникновение плотных образований, обнаруженных в ходе осмотра при пальпации груди;
— болезненность, жжение и дискомфорт не только в самой железе, но и в подмышечных зонах;
— отсутствие беременностей и родов в анамнезе;
— обследование во время беременности и грудного кормления;
— предоперационное обследование;
— контроль за состоянием груди после искусственного увеличения путем установки силиконовых имплантатов;
— профилактический скрининг пациенток, достигших 30-летнего возраста;
— контрольное обследование при наличии заболеваний молочных желез (1 раз в 6 -12 месяцев).

УЗИ молочных желез у женщин может выявить следующие патологии:
— фиброаденомы;
— разновидности мастопатии;
— кистозные образования;
— абсцесс;
— очаги злокачественной природы.

Особенной подготовки к проведению УЗИ груди не требуется. Проводится исследование в первой фазе менструального цикла (неделя после пятого дня начала менструации). В этот временной отрезок активность разрастания секреторных клеток железистых тканей минимальна, что обеспечивает наиболее точные результаты.


Департамент здравоохранения Москвы — Когда статистика напугать может

http://mospravda.ru/health/article/kogda_statistik…

В Москве прошла акция, приуроченная к Всемирному месяцу борьбы против рака груди, в рамках которой все жительницы столицы могли пройти бесплатное обследование в городской поликлинике №5.

Это, пожалуй, тот самый случай, когда статистика может серьезно напугать. Ежегодно в мире регистрируется более 1 миллиона случаев рака молочной железы, в России — 50 тысяч. Это абсолютные цифры. А вот и относительные. У женщин рак молочной железы — наиболее частая форма онкологического заболевания.

— Женщина, у которой появилось это онкологическое заболевание, теряет 17 — 20 лет жизни, — говорит начальник управления по работе с административными округами Департамента здравоохранения Москвы Светлана Браун. — Вдумайтесь в эти цифры! Ведь за эти годы можно вырастить ребенка.

Из всех случаев 66 процентов приходится на первую-вторую стадию, когда еще можно что-то сделать, 24 процента — стадия третья и 10 процентов — четвертая, почти безнадежная.

По словам главного врача амбулаторно-поликлинического объединения ГБУЗ «Городская поликлиника №5» Андрея Тяжельникова, среди страдающих этим заболеванием очень много молодых женщин в возрасте тридцати и даже двадцати лет.

Средства диагностики рака остаются прежними. А по части хирургии наука и техника существенно продвинулись вперед. Об этом рассказал врач-онколог клинической больницы №57 Михаил Банников. Например, в России сейчас есть два аппарата Intrabeam — один в Москве, другой в Санкт-Петербурге. Аппарат аккуратно удаляет только саму опухоль и одновременно проводит лучевую терапию.

Еще один метод под названием Gamma Finder заключается в том, что в опухоль запускается изотоп технеция. Затем его обнаруживают в лимфоузле. Эти лимфоузлы получили название «сторожевых» или «сигнальных»: именно через них будут распространяться метастазы. Классическая и самая распространенная операция не зря получила название «радикальная мастэктомия» (она же мастэктомия по Холстеду): при такой операции удаляются все близлежащие лимфатические узлы, в первую очередь подмышечные. И пока врачи не начали применять такой радикальный метод — никаких сдвигов в лечении рака молочной железы не было. Но времена меняются. И сейчас медики стараются удалять не все лимфоузлы, а только «сторожевые». Но такой метод дает результат только на ранних стадиях.

— Здоровье — это не только отсутствие заболевания, но и психологический комфорт, — пояснил Михаил Банников. — Можно восстановить с помощью пластики удаленную грудь, но рука без подмышечных лимфоузлов все равно будет плохо действовать и постоянно отекать. И будет ли тогда женщину утешать то, что у нее нет заболевания?

Напомним нашим читательницам, что маммографию необходимо проводить каждые один-два года. Особенно если вам за сорок.

автор: Яна МАЕВСКАЯ

Фиброаденома молочной железы: что это такое?

Опухоль молочной железы — диагноз пугающий, но следует помнить, что возможности современной медицины позволяют распознавать и лечить такие патологии. Одной из них является фиброаденома. Что она собой представляет? У кого и почему появляется? Как её обнаружить? С этими и другими вопросами мы обратились к врачу — онкологу-маммологу «Клиника Эксперт» Тула Тимуру Арифовичу Гусейнову.

— Тимур Арифович, фиброаденома молочных желез — что это такое?

Это доброкачественное новообразование мягких тканей молочных желез, состоящее из соединительной и железистой тканей. Чаще всего опухоль окружена соединительнотканной оболочкой и заполнена железистой тканью.

— По каким причинам может появляться фиброаденома молочных желез?

Однозначного ответа на этот вопрос, к сожалению, нет, так как истинная причина развития фиброаденомы на данный момент не выяснена. Предполагается, что фиброаденома может образоваться в результате нарушения развития тканей молочных желез, гормонального дисбаланса.

— Насколько часто встречается эта патология? Существуют ли группы риска?

Фиброаденома встречается в 3-10 % случаев от всех заболеваний молочных желез. В группе риска находятся женщины в возрасте 25-40 лет.

— По каким признакам женщина может заподозрить фиброаденому молочной железы?

Дискомфорт в одной или обеих молочных железах, ощущение плотного подвижного комка шаровидной формы, располагающегося под кожей или в толще ткани молочной железы — всё это возможные симптомы фиброаденомы. Кроме того, при наличии этого новообразования женщины могут ощущать болезненность во время ношения тугого белья.

— Расскажите о разновидностях фиброаденомы молочной железы.

В зависимости от того, какими клетками образована фиброаденома, выделяют соединительнотканную, железистую и смешанную формы опухоли.

Более подробно хотел бы остановиться на листовидной (иначе, филлоидной) фиброаденоме. Это довольно редко встречаемая гормонозависимая разновидность фиброаденомы, которая отличается быстрым прогрессирующим ростом. Особенно заметно это у беременных, когда гормональный всплеск способствует увеличению опухоли в несколько десятков раз за короткий промежуток времени (несколько дней или недель). Поэтому женщинам в период беременности следует быть внимательнее к состоянию молочных желез. В случае обнаружения мелких фиброаденом нужно проконсультироваться с врачом-маммологом на предмет их удаления в период планирования беременности.

— Как проводится диагностика фиброаденомы молочной железы?

Новообразование, как правило, обнаруживается самой пациенткой, либо при плановом диспансерном наблюдении. Для постановки диагноза проводят УЗИ молочной железы, маммографию, МРТ молочных желез и пункционную биопсию с последующим гистологическим исследованием.

Читайте материалы по теме:

Что показывает УЗИ молочных желёз?
Маммография: важное исследование для женщин
Гистология: что это за анализ?

— Как лечить фиброаденому молочной железы? Всегда ли её нужно оперировать или существуют альтернативные методы лечения этой патологии?

Разработаны определённые принципы в лечении фиброаденомы. Если опухоль стабильная, не растёт, размер её не превышает 1 см, за ней наблюдают в динамике. Если опухоль прогрессивно увеличивается в размере, имеет нечёткие контуры и усиленный кровоток, рекомендовано проведение оперативного вмешательства — удаление фиброаденомы с определённым объёмом здоровой ткани молочной железы. Резекция молочной железы проводится из косметического доступа, то есть женщина после операции не будет видеть рубца.

Альтернативный метод лечения фиброаденом молочной железы без операции — вакуумная аспирационная биопсия. При этом образование в молочной железе удаляется под контролем УЗИ с помощью специального прибора. Затем оно отправляется на гистологическое исследование для исключения злокачественной патологии. Несомненные плюсы этого метода — отсутствие разрезов и возможность проведения вмешательства в амбулаторных условиях.

— Может ли фиброаденома молочной железы рассосаться сама?

Да, это возможно. Такие случаи описаны в литературе. При назначении консервативного лечения, когда нормализуется гормональный фон в организме женщины, мелкие фиброаденомы (менее 1 см) могут рассасываться самостоятельно.

— Возможно ли перерождение фиброаденомы молочной железы в злокачественную опухоль?

Нет. Истинные фиброаденомы не озлокачествляются. Ошибочное мнение о том, что фиброаденома может переродиться в злокачественное новообразование, связано с особенностью некоторых мелких первично злокачественных опухолей «маскироваться» под фиброаденомы.

— Можно ли беременеть при фиброаденоме молочной железы? Если да, то на что при этом стоит обратить внимание?

Вынашивание беременности при фиброаденомах не противопоказано. Но если есть подозрение на листовидную форму фиброаденомы молочной железы, то беременеть до удаления опухоли не рекомендуется.

— Возможны ли рецидивы после удаления фиброаденомы молочных желез? Как предупредить их развитие?

Да, рецидивы возможны, если фиброаденома удалена не полностью — например, сохранена часть капсулы. Есть ещё другой вариант, когда наблюдается множественное расположение фиброаденом, и рядом с местом удаления опухоли может вновь появиться новообразование. В этом случае речь идёт не о рецидиве.

Качественная диагностика и грамотно проведённая операция может предупредить развитие рецидивов.

Записаться на приём к маммологу можно здесь.
ВНИМАНИЕ: услуга доступна не во всех городах

Беседовала Севиля Ибраимова

Редакция рекомендует:

Опасна ли мастопатия? Не паникуем, но лечимся!
Рак груди — не приговор!

Для справки:

Гусейнов Тимур Арифович

В 2009 году закончил медицинский институт Тульского государственного университета.

В 2010 году окончил интернатуру по хирургии, а в 2011 году — по онкологии.

Неоднократно проходил повышение квалификации по маммологии.

В настоящее время занимает должность онколога-маммолога в «Клиника Эксперт» Тула. Принимает по адресу: ул. Болдина, д. 74.

Фиброаденомы молочных желез у подростков: современные перспективы

Adolesc Health Med Ther. 2015 г.; 6: 159–163.

Мишель Ли

Отделение пластической и реконструктивной хирургии, университетские больницы Case Medical Center, Case Western Reserve University, Cleveland, OH, USA

Hooman T Soltanian

Отделение пластической и реконструктивной хирургии, университетские больницы Case Medical Center, Case Университет Вестерн Резерв, Кливленд, Огайо, США

Отделение пластической и реконструктивной хирургии, Университетские больницы Case Medical Center, Университет Кейс Вестерн Резерв, Кливленд, Огайо, США

Copyright © 2015 Lee and Soltanian.Эта работа опубликована Dove Medical Press Limited и находится под лицензией Creative Commons Attribution — Non Commercial (unported, v3. 0) License. Полные условия лицензии доступны по адресу http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0. /. Некоммерческое использование работы разрешено без какого-либо дополнительного разрешения от Dove Medical Press Limited при условии, что работа правильно указана. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Фиброаденомы являются одной из наиболее частых доброкачественных опухолей молочной железы у подростков.На их долю приходится 68 % всех новообразований молочной железы и 44–94 % всех образований молочной железы, полученных при биопсии. Фиброаденомы могут варьироваться от бессимптомных масс до болезненных и быстро растущих опухолей, которые могут вызывать значительные эстетические искажения молочной железы. Учитывая распространенность фиброаденом среди подростков и психосоциальную заболеваемость, связанную с обнаружением новообразования в молочной железе у подростков, крайне важно, чтобы врачи, лечащие пациентов подросткового возраста, были знакомы с этим болезненным процессом и были в курсе последних событий. Цель этой статьи — предоставить краткий обзор классификации, этиологии, симптомов, первоначального обследования и обновленной информации о лечении фиброаденом молочной железы у подростков.

Ключевые слова: новообразование молочной железы, доброкачественное новообразование молочной железы, рост молочной железы, развитие молочной железы, асимметрия молочной железы. В подростковой популяции общая частота фиброаденомы составляет 2,2%.1 На их долю приходится 68% всех новообразований молочной железы и 44–94% биопсийных образований молочной железы.2,3 Гистологически фиброаденома представляет собой доброкачественную двухфазную опухоль с эпителиальной и стромальной компоненты.Кроме того, пальпируемое образование в груди у подростков вызывает тревогу как у пациентки, так и у ее семьи. Цель этой статьи — предоставить обновленную информацию о лечении фиброаденом молочной железы у подростков.

Классификация

Подкатегории фиброаденом включают простую фиброаденому, гигантскую ювенильную фиброаденому и многоочаговую фиброаденому. 4 От семидесяти до девяноста процентов фиброаденом являются простыми фиброаденомами, наиболее распространенным типом фиброаденомы. Гигантские ювенильные фиброаденомы являются редким вариантом фиброаденомы.Они определяются как любая быстро увеличивающаяся инкапсулированная фиброаденома диаметром более 5 см, весом более 500 г или смещающая не менее четырех пятых груди. составляет примерно 0,5–2% всех фиброаденом.7 К группам населения, подверженным гигантским фиброаденомам, относятся женщины в возрасте 10–18 лет и афроамериканки. Гигантская фиброаденома является наиболее частой причиной односторонней макромастии у женщин-подростков.Мультицентровые фиброаденомы — это множественные фиброаденомы, расположенные в разных квадрантах молочной железы. Частота многоочаговой фиброаденомы составляет примерно 10-25% всех фиброаденом. 4 Хотя фиброаденомы являются доброкачественными образованиями молочной железы, у женщин с фиброаденомами риск развития рака молочной железы в 2,17 раза выше.

Причины и симптомы фиброаденом молочной железы у подростков

Более 70% фиброаденом представляют собой одиночное образование, а 10–25% фиброаденом представляют собой множественные образования. 4 Как правило, фиброаденома представляет собой безболезненное, гладкое, подвижное, эластичное образование с четкими границами, обычно размером от 1 см до 3 см в верхнем наружном квадранте молочной железы. Он также может быть настолько маленьким, что виден только при микроскопическом исследовании, или может быть больше 10 см и вызывать асимметрию груди и значительную эстетическую деформацию груди. Размер фиброаденомы может уменьшаться или увеличиваться спонтанно, или она может быть гормонозависимой и изменяться в размере в зависимости от менструального цикла.6 Фиброаденомы также могут различаться по клинической картине: от бессимптомного течения до причинения изнурительной боли.

Точная этиология фиброаденомы неизвестна. Тем не менее, несколько исследований показывают, что эстроген влияет на развитие фиброаденомы. доброкачественное заболевание молочной железы. Прием эстроген-прогестероновых пероральных контрацептивов до наступления менопаузы и увеличения числа живорождений снижает риск развития фиброаденомы. 12 Существует также корреляция между индексом массы тела и заболеваемостью фиброаденомой. В исследовании с участием 1717 пациентов частота фиброаденомы достигала пика в группе с индексом массы тела 25-29,9 кг/м 2 .13 Фиброаденомы также могут быть связаны с такими синдромами, как синдром Беквита-Видеманна, синдром Маффуччи и синдром Каудена. .14 ​​

Естественное течение фиброаденомы индивидуально. Некоторые фиброаденомы могут оставаться в состоянии покоя без изменения размера. Другие могут медленно увеличиваться в размерах.В целом, большинство фиброаденом уменьшаются в размерах по мере потери клеточности, инфаркта с результирующей кальцификацией и гиалинизацией. У подростков от 10% до 40% фиброаденом спонтанно регрессируют.

Сбор анамнеза и физикальное обследование

Подростки с опухолью молочной железы должны пройти тщательный и тщательный сбор анамнеза и физикальное обследование. Врач должен учитывать тот факт, что любое новообразование молочной железы у этой популяции пациентов будет вызывать у пациентки значительное беспокойство. Четкое общение и уверенность имеют решающее значение. Должен быть собран тщательный гинекологический анамнез. Анамнез должен включать возраст начала менструального цикла, анамнез беременности, когда впервые было замечено образование молочной железы, изменения размера и текстуры образования, связь с менструальным циклом, сопутствующую боль, изменения кожи груди и выделения из сосков. Врач также должен узнать о наличии в анамнезе образования молочной железы, облучения или злокачественного новообразования, а также о семейном анамнезе рака молочной железы или яичников.

Физикальное обследование должно включать детальное обследование молочных желез и пальпацию подмышечных лимфатических узлов. Для пальпируемых образований размер и расположение образования следует документировать и контролировать. Отмечаются любые сопутствующие выделения из кожи и сосков. Все фиброаденомы следует наблюдать в течение как минимум одного полного менструального цикла. Варианты визуализации включают маммографию, УЗИ и магнитно-резонансную томографию. Однако в подростковой популяции УЗИ является лучшим вариантом из-за плотности подростковой груди.15 Хотя гигантские ювенильные фиброаденомы являются доброкачественными, они имеют характеристики, сходные с характеристиками злокачественных новообразований, такие как нарушение архитектуры молочной железы, изменения кожи, инверсия сосков и расширение поверхностных вен, поэтому для гигантских ювенильных фиброаденом необходимо провести гистологический анализ ткани, чтобы исключить злокачественность. . Дифференциальный диагноз образования молочной железы у подростков должен включать воспалительные изменения, липомы, гамартомы, кисты молочной железы, доброкачественную ювенильную гипертрофию молочной железы и злокачественные новообразования.

Лечение фиброаденом варьируется от наблюдения до открытого хирургического удаления. Риск малигнизации фиброаденом составляет менее 0,3% и крайне редко встречается у женщин в возрасте до 40 лет. Любое вмешательство, даже такое незначительное, как биопсия, может вызвать ятрогенное повреждение развивающегося зачатка молочной железы и привести к эстетической деформации груди. 16 К рискам вмешательства нельзя относиться легкомысленно, и очень важно различать, когда вмешиваться, а когда наблюдать. .

Наблюдение

Бессимптомные фиброаденомы, быстро не увеличивающиеся в размерах и не вызывающие косметических деформаций, можно лечить консервативно с ежегодным обследованием молочных желез и при необходимости ультразвуковым исследованием.Врач должен заверить пациента в безопасности наблюдения за фиброаденомой и в том, что 10-40% фиброаденом регрессируют спонтанно. Однако, если пациент не чувствует себя комфортно при наблюдении, а страх малигнизации вызывает значительное беспокойство, несмотря на то, что он знает, что риск малигнизации составляет менее 1%, бессимптомная фиброаденома должна быть удалена.

Вмешательство оправдано при фиброаденомах более 5 см в диаметре; увеличивается в размерах; вызывает сильную боль, деформацию паренхимы молочной железы и косметическую деформацию молочной железы, при наличии множественных и двусторонних образований молочной железы, а также при персистирующей массе без какой-либо регрессии, стромальной гиперклеточности на УЗИ, симптомах, вызывающих тревогу в отношении злокачественности, наличии Генетическая мутация или синдром высокого риска или гистологически сложная фиброаденома. 17 При небольших размерах фиброаденомы, если удаление требуется пациентом или членами семьи, рекомендуется наблюдение в течение как минимум 3–4 месяцев перед вмешательством.18 чрескожная эксцизионная биопсия может быть использована для удаления фиброаденом размером до 3 см. Процедура включает в себя несколько чрескожных проходов полой иглой под ультразвуковым или стереотаксическим контролем. Затем ткань молочной железы отсасывается с помощью вакуумного отсоса.Судя по рентгенологическим данным, процедура считается завершенной, когда рентгенологически кажется, что опухоль полностью удалена. Wang et al продемонстрировали частоту рецидивов 3,4%, наблюдаемую при УЗИ через 6 месяцев после процедуры.19 Опухоли более 2 см были связаны с неполным удалением. Наиболее частым осложнением является кровоизлияние и гематома, частота которых составляет 0–13 %.20 Чрескожная эксцизионная биопсия с помощью вакуума не дает хирургических краев, поскольку опухоль удаляется по частям посредством толстой биопсии. Несмотря на риск рецидива, пациенты отмечают высокую степень удовлетворенности процедурой. При опросе 134 пациентов 94% респондентов сообщили, что они рекомендовали бы эту процедуру другим и предпочли бы ее хирургическому иссечению.21

Абляционные процедуры

Фиброаденомы молочной железы также можно удалить с помощью абляционных процедур, таких как криотерапия. Как правило, это делается в кабинете под местной анестезией. Криотерапия включает чрескожное размещение датчика вдоль длинной оси фиброаденомы под ультразвуковым контролем.Затем зонд охлаждают аргоном до -160°C. Низкая температура разрушает клеточные мембраны, вызывает тромбоз капилляров и гипоксию и, в конечном итоге, разрушение целевой фиброаденомы. Затем тело постепенно реабсорбирует удаленную ткань фиброаденомы. Разрушение фиброаденомы in situ снижает риск деформации ткани молочной железы и плохой косметический эффект. Кроме того, криотерапия приводит к минимальным изменениям ткани молочной железы при последующей маммографии. 22 Nurko et al оценили 444 фиброаденомы после аблации с помощью криотерапии.Через 1 год после процедуры 65% фиброаденом перестали пальпироваться, а удовлетворенность пациентов составила 88% через 1 год. Фиброаденомы размером менее 2 см были связаны с лучшими результатами с точки зрения резорбции и непальпируемости.23 Kaufman et al оценили 37 фиброаденом, пролеченных с помощью криотерапии, со средним периодом наблюдения 2,6 года. При УЗИ наблюдалось среднее уменьшение объема на 99%. В целом 16% фиброаденом оставались пальпируемыми пациентом. При фиброаденомах размером менее 2 см 6% оставались пальпируемыми.В этой когорте пациентов удовлетворенность пациентов составила 97%.24 В проспективном многоцентровом исследовании оценивалась криоаблация под ультразвуковым контролем, местная анестезия и жидкий азот. Все фиброаденомы имели максимальный диаметр 3 см. Из 60 оцененных фиброаденом 93% не поддавались пальпации, а удовлетворенность пациентов косметическим результатом составила 97% через 1 год наблюдения. Dowlatshahi и соавт. сообщили о размещении стереотаксической лазерной иглы в фиброаденоме и использовании лазера для генерации тепла, вызывающего абляцию опухоли и ободка нормальной ткани молочной железы примерно на 2.размером 5–3,0 см. Через 6 и 8 лет наблюдения оба их пациента продемонстрировали исчезновение симптомов [26]. Еще одним методом абляционной абляции на основе тепла является сфокусированный ультразвук высокой интенсивности. В многоцентровом исследовании 42 женщин с 51 фиброаденомой, получавших лечение сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности с последующим наблюдением в течение 12 месяцев, среднее уменьшение объема фиброаденомы составило 72,5%. Побочные эффекты абляционных процедур включают поверхностные ожоги кожи, гиперпигментацию в области лечения, уплотнения кожи, рецидивы, неполное удаление и невозможность получить четкие хирургические края.27

Хирургическое иссечение

Ежегодно примерно 500 000 фиброаденом лечат хирургическим путем.20 Это также метод выбора при гигантских фиброаденомах, вызывающих значительное искажение ткани молочной железы. Целью хирургического иссечения является полная энуклеация фиброаденомы с ободком нормальной ткани молочной железы без ятрогенной деформации молочной железы. Неизменно хирургическое удаление больших или множественных фиброаденом или гигантских фиброаденом может вызвать деформацию груди, которая в конечном итоге потребует реконструкции.Предоперационное консультирование относительно возможной реконструкции груди и рубцов на груди должно быть проведено с пациенткой и ее семьей. Кроме того, любое ятрогенное повреждение зачатка груди может препятствовать развитию груди и в конечном итоге вызвать асимметрию груди. Фиброаденомы можно удалить эндоскопически без рубцов на молочной железе. Kitamura et al. впервые описали эндоскопическое удаление доброкачественных образований молочной железы в 2001 году в своем исследовании 36 пациентов. В этом методе используются три небольших разреза, расположенных по средней подмышечной линии, и фиброаденома отделяется от окружающей ткани и удаляется через мешок Endocatch. 28

Открытое иссечение фиброаденом по-прежнему является наиболее часто используемым методом иссечения фиброаденом. Это может быть сделано под местной или общей анестезией. По возможности следует избегать прямых шрамов на груди. Разрезы следует делать в эстетически скрытых областях, таких как околоареолярная область или подгрудная складка. Необходимость реконструкции после фиброаденомы зависит от размера дефекта после энуклеации новообразования.29 Небольшие дефекты, которые не искажают структуру молочной железы, не требуют реконструкции.Пациентам с вторичной асимметрией следует рекомендовать реконструкцию. Реконструктивная хирургия обычно откладывается, по крайней мере, до 1 года после иссечения или до тех пор, пока пациент не достигнет зрелости скелета. Существует вероятность того, что развивающаяся паренхима молочной железы может расшириться, чтобы заполнить возникший дефект и разрешить любую остаточную деформацию. 2 Однако, если фиброаденома значительно искажает паренхиму молочной железы и кожную оболочку, ретракция кожи после иссечения маловероятна, и результирующая деформация груди может причинить значительный дискомфорт пациенту. Методы изменения формы оболочки молочной железы, такие как мастопексия и репозиция, должны использоваться во время первоначального удаления фиброаденомы.

Различные авторы сообщают об успешном использовании таких методов, как уменьшение груди, коррекция избыточной кожной оболочки груди, установка грудного имплантата и свободная пластика соска при лечении груди у подростков.3,29 Важно отметить, что агрессивные изменение формы груди может увеличить риск смещения сосково-ареолярного комплекса кверху, поэтому сосково-ареолярный комплекс пораженной груди следует располагать 1–1.5 см ниже сосково-ареолярного комплекса на непораженной стороне, а расстояние от соска до подгрудной складки должно быть менее 4 см. Наша группа показала, что раннее использование дермогландулярной реконструкции молочной железы после иссечения гигантской фиброаденомы обеспечивает отличный эстетический результат при подросткового населения ().

Девочка 10 лет с гигантской фиброаденомой левой молочной железы.

Примечание: Фотографии показаны до операции ( A ) и через 1 год после удаления фиброаденомы и кожно-железистой реконструкции молочной железы ( B ).

Заключение

Фиброаденомы являются одним из наиболее частых доброкачественных образований молочной железы, встречающихся у подростков. Любое образование в груди может вызвать беспокойство у пациентки. Особенно это касается подросткового населения. Крайне важно четко сообщать и успокаивать пациента на протяжении всего лечения о естественном течении и доброкачественном характере фиброаденом, а также сопоставлять риски и преимущества вмешательства. Для тех образований, которые требуют лечения, небольшие фиброаденомы диаметром менее 3 см можно лечить с помощью минимально инвазивных методов.Более крупные фиброаденомы могут быть удалены эндоскопически или открытым хирургическим путем. На сегодняшний день нет рекомендаций по срокам реконструкции молочной железы у подростков после удаления фиброаденомы.

Сноски

Раскрытие информации

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

Ссылки

1. Santen RJ, Mansel R. Доброкачественные заболевания молочной железы. N Engl J Med. 2005;353(3):275–285. [PubMed] [Google Scholar]3. Чанг Д.С., МакГрат М.Х. Лечение доброкачественных опухолей молочной железы у подростков.Plast Reconstr Surg. 2007;120(1):13e–19e. [PubMed] [Google Scholar]4. Уильямсон М.Э., Лайонс К., Хьюз Л.Е. Множественные фиброаденомы молочной железы: проблема неопределенной заболеваемости и лечения. Энн Р. Колл Surg Engl. 1993;75(3):161–163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Gobbi D, Dall’Igna P, Alaggio R, Nitti D, Cecchetto G. Гигантская фиброаденома молочной железы у подростков: отчет о 2 случаях. J Pediatr Surg. 2009;44(2):e39–e41. [PubMed] [Google Scholar]7. Сонг Б.С., Ким Э.К., Сеол Х. и др. Гигантская ювенильная фиброаденома молочной железы: клинический случай и краткий обзор литературы. Энн Педиатр Эндокринол Метаб. 2014;19(1):45–48. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]8. Dupont WD, Page DL, Parl FF и др. Долгосрочный риск рака молочной железы у женщин с фиброаденомой. N Engl J Med. 1994;331(1):10–15. [PubMed] [Google Scholar]9. Ву Ю.Т., Чен С.Т., Чен С.Дж. и др. Рак молочной железы, возникающий при фиброаденоме: коллективный анализ описаний случаев в литературе и советы по тактике лечения. World J Surg Oncol. 2014;12(1):335. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Трапидо Э.Дж., Бринтон Л.А., Шайрер С., Гувер Р.Заместительная терапия эстрогенами и доброкачественные заболевания молочной железы. J Natl Cancer Inst. 1984;73(5):1101–1105. [PubMed] [Google Scholar] 11. Sitruk-Ware R, Thalabard JC, Benotmane A, Mauvais-Jarvis P. Факторы риска фиброаденомы молочной железы у молодых женщин. Контрацепция. 1989;40(3):251–268. [PubMed] [Google Scholar] 12. Кориати Нельсон З., Рэй Р.М., Гао Д.Л., Томас Д.Б. Факторы риска фиброаденомы в когорте работниц текстильной промышленности в Шанхае, Китай. Am J Эпидемиол. 2002;156(7):599–605. [PubMed] [Google Scholar] 13.О’Брайен С., Каудли Г.К. Доброкачественные заболевания молочной железы и индекс массы тела: есть ли связь? Am Surg. 2014;80(5):461–465. [PubMed] [Google Scholar] 14. Пох М.М., Баллард Т.Н., Вендель Дж.Дж. Синдром Беквита-Видеманна и ювенильная фиброаденома: клинический случай. Энн Пласт Сург. 2010;64(6):803–806. [PubMed] [Google Scholar] 15. Гарсия С.Дж., Эспиноза А., Динамарка В. и др. УЗИ молочных желез у детей и подростков. Рентгенография. 2000;20(6):1605–1612. [PubMed] [Google Scholar] 16. Нейнштейн Л.С., Аткинсон Дж., Диамент М.Распространенность и продольное исследование масс молочной железы у подростков. Дж Адолеск Здоровье. 1993;14(4):277–281. [PubMed] [Google Scholar] 17. Джаясингхе Ю., Симмонс П.С. Фиброаденомы в подростковом возрасте. Curr Opin Obstet Gynecol. 2009;21(5):402–406. [PubMed] [Google Scholar] 18. Оззелло Л., Гамп Ф.Е. Ведение больных карциномами при фиброаденоматозных опухолях молочной железы. Хирургический гинекологический акушер. 1985; 160(2):99–104. [PubMed] [Google Scholar] 19. Ван В.Дж., Ван К., Цай К.П., Чжан Д.К. Вакуумная эксцизия под ультразвуковым контролем при множественных образованиях молочной железы: нерандомизированное сравнение с обычной открытой эксцизией.Дж. Хирург Онкол. 2009;100(8):675–680. [PubMed] [Google Scholar] 21. Терли П., Эванс А., Гамильтон Л., Джеймс Дж., Уилсон Р. Удовлетворенность пациентов и эффективность вакуумной эксцизионной биопсии фиброаденом. Клин Радиол. 2009;64(4):381–385. [PubMed] [Google Scholar] 22. Литтруп П.Дж., Фриман-Гибб Л., Андеа А. и др. Криотерапия фиброаденом молочной железы. Радиология. 2005;234(1):63–72. [PubMed] [Google Scholar] 23. Нурко Дж., Мабри К.Д., Уитворт П. и др. Промежуточные результаты из Реестра криоабляции фиброаденомы.Am J Surg. 2005;190(4):647–651. [PubMed] [Google Scholar] 24. Кауфман С.С., Литтруп П.Дж., Фриман-Гибб Л.А. и соавт. Офисная криоаблация фиброаденом молочной железы с длительным наблюдением. Грудь Дж. 2005; 11 (5): 344–350. [PubMed] [Google Scholar] 25. Голатта М., Харкос А., Павлиста Д. и др. Ультразвуковая криоаблация фиброаденомы молочной железы: пилотное испытание. Arch Gynecol Obstet. 2015;291(6):1355–1360. [PubMed] [Google Scholar] 26. Доулатшахи К., Вадхвани С., Альварадо Р., Валадес С., Дишбур Дж. Интерстициальная лазерная терапия фиброаденом молочной железы с последующим наблюдением через 6 и 8 лет.Грудь Дж. 2010; 16 (1): 73–76. [PubMed] [Google Scholar] 27. Ковачева Р., Гульельмина Дж. Н., Абесера М., Буланже Л., Лоран Н., Понселе Э. Высокоинтенсивное сфокусированное ультразвуковое лечение фиброаденомы молочной железы под ультразвуковым контролем — многоцентровый опыт. Дж. Ультразвук. 2015;3(1):1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]28. Kitamura K, Inoue H, Ishida M, Kinoshita J, Hashizume M, Sugimachi K. Эндоскопическая экстирпация доброкачественных опухолей молочной железы с использованием экстрамаммарного доступа. Am J Surg. 2001;181(3):211–214.[PubMed] [Google Scholar] 29. Чепла К.Я., Армиджо Б.С., Понски Т. А., Солтанян Х.Т. Преимущества немедленной реконструкции кожных желез после удаления гигантской фиброаденомы у двух пациентов. J Plast Reconstr Aestet Surg. 2011;64(9):e244–e247. [PubMed] [Google Scholar]

Фиброаденомы молочной железы не связаны с повышенным риском рака молочной железы в современной афроамериканской когорте женщин с доброкачественными заболеваниями молочной железы | Исследования рака молочной железы

Мы сообщаем о результатах современной когорты афроамериканских женщин, перенесших биопсию молочной железы, которые показывают, что те, у кого обнаружена фиброаденома при биопсии, не подвергаются повышенному риску последующего рака молочной железы по сравнению с общей популяцией афроамериканских женщин.По сравнению со всеми доброкачественными биопсиями биопсии, указывающие на фиброаденому, были связаны со сниженным риском рака молочной железы, который остается значительным даже после поправки на возраст, пролиферативное заболевание и атипию. Эти данные свидетельствуют о том, что современные модели риска рака молочной железы, которые включают доброкачественные биопсии без учета патологического поражения, переоценивают риск у афроамериканок, у которых при биопсии обнаруживаются фиброаденомы. Учитывая, что фиброаденомы были выявлены почти в половине всех биопсий молочной железы в этой популяции и были единственным поражением, идентифицированным в 19% всех биопсий, эти результаты представляют значительную клиническую популяцию.

Наше исследование показывает, что биопсии, указывающие на фиброаденому, демонстрируют сниженный риск рака молочной железы по сравнению со всеми другими биопсиями BBD, в отличие от оценок повышенного риска рака молочной железы в большинстве других исследований [8]. Несоответствие оценок риска между нашим исследованием и результатами других исследований может отражать различия в расе, возрасте и периоде использования когорт. Группа из Нэшвилла [17], которая обнаружила значительное увеличение риска рака молочной железы при фиброаденоме (SIR, 1,61; 95% ДИ, 1.30–2,00) по сравнению с Регистром опухолей Коннектикута, изучали женщин европейского происхождения, у которых диагностировали фиброаденому в период с 1950 по 1968 год. Когорта специалистов клиники Майо [18] изучала женщин европейского происхождения, у которых диагностировали фиброаденому в период с 1967 по 1991 год, и обнаружила умеренное увеличение риска рака молочной железы. с фиброаденомой (SIR, 1,60; 95% ДИ, 1,38–1,85) по сравнению с биоптатами без фиброаденомы (SIR, 1,50, 95% ДИ, 1,39–1,62). Когорта BBD из системы здравоохранения Генри Форда (HFHS) [19], где женщины с фиброаденомами при биопсии имели сниженные шансы (ОШ, 0.55; 95% ДИ, 0,39–0,77) развития рака молочной железы по сравнению с женщинами без фиброаденомы при биопсии, что более точно соответствует нашим оценкам риска, изучали смешанную когорту европейско-американских и афроамериканских женщин в столичном Детройте, диагностированных между 1981 и 1994 годами. маловероятно, что различия в оценках риска связаны исключительно с расой: группа HFHS проверила фактор взаимодействия между расой и BBD и не обнаружила статистической значимости [19].

Эффекты периода также могут влиять на изменение оценок риска.Критерии включения в исследования BBD охватывают период с 1950 по 2010 год; таким образом, различия в оценках риска могут также отражать эндогенные и экзогенные воздействия, которые менялись в течение этого периода. Использование экзогенных гормонов, включая заместительную гормональную терапию и использование противозачаточных средств, изменилось по частоте, дозе и форме. Изменения в использовании экзогенных гормонов могут изменить общее воздействие эстрогенов, сильный фактор риска рака молочной железы и повлиять на оценки риска тканевых маркеров. Воздействие окружающей среды, которое меняется во времени и/или в зависимости от географического положения, может еще больше увеличить вариативность оценки риска.Изменения в показаниях к биопсии, возможно, являются наиболее существенным изменением за эти периоды исследований: сейчас врачи чаще проводят биопсию, чем в 1950-х годах. Освоение маммографии населением началось в 1970-х годах [20], и с тех пор технология скрининга продолжала совершенствоваться [21, 22], что привело к увеличению частоты биопсии молочной железы. Внедрение толстоигольной биопсии, которая менее инвазивна, чем эксцизионная биопсия, еще больше увеличило вероятность биопсии молочной железы, особенно в группах высокого риска.

Сильные стороны нашего исследования связаны с дизайном когортного исследования, в котором все биоптаты молочной железы были повторно исследованы на наличие доброкачественных образований централизованно и стандартизированно патологоанатомами Университета Уэйна, а идентификация рака молочной железы производилась с помощью медицинских карт учреждения, а затем стандартизировалась для региона за счет использования популяционного реестра SEER. Это позволило выявить рак молочной железы среди женщин, обратившихся за помощью за пределами больниц, обслуживаемых UPG.Следует отметить, что у нашего исследования есть ограничения. Во-первых, оценки населения, используемые в анализе SIR, включают женщин, у которых был диагностирован BBD в столичном районе Детройта; таким образом, SIR может немного недооценивать риск, связанный с раком молочной железы. Затем наша оценка была ограничена наличием или отсутствием фиброаденом при биопсии молочной железы, но может быть дополнительная ценность в оценке того, проявляются ли эти фиброаденомы другими поражениями BBD. Имеются противоречивые сообщения о риске рака молочной железы, связанного со сложными фиброаденомами (фиброаденомы с кистами, кальцификациями, склерозирующим аденозом и/или апокриновой метаплазией) [17, 18].Из-за высокой распространенности фиброаденом в этой популяции риск рака молочной железы, связанный с комплексной фиброаденомой, также следует независимо оценивать у афроамериканок.

Уплотнения в груди и рак: 8 мифов и фактов

Когда вы чувствуете уплотнение в груди, это понятно. Но не торопитесь с выводами.

Вместо этого примите меры. Позвоните своему врачу, чтобы узнать, что это такое.

Кроме того, убедитесь, что вы не поддались ни на один из этих 8 мифов об уплотнениях в груди.

Миф 1: уплотнение в груди, вероятно, является раком

Большинство уплотнений в груди, которые ощущают женщины — 8 из 10 — не являются раком. Чаще всего это киста (мешочек) или фиброаденома (аномальный рост, который не является раком). Некоторые уплотнения появляются и исчезают во время менструального цикла женщины.

По ощущениям не скажешь, что это такое.

«Всегда важно знать свое тело и обнаруживать изменения, которые могут нуждаться в оценке», — говорит Бет Овермойер, директор Программы воспалительного рака молочной железы в Институте рака Дана-Фарбер в Бостоне.«Если это рак, то, возможно, вы спасли себе жизнь».

Миф 2: если у вас опухоль, но маммограмма в норме, все готово

Вам могут потребоваться дополнительные анализы, такие как МРТ, УЗИ или повторная маммография, чтобы еще раз взглянуть на опухоль.

Вам также может потребоваться биопсия, когда врач берет небольшой образец уплотнения для его анализа.

Ваш врач также может порекомендовать вам чаще проходить обследование.

Миф 3: Раковые опухоли груди всегда безболезненны

Не обязательно.Хотя рак груди не всегда вызывает боль, боль в груди не исключает рак.

Воспалительный рак молочной железы с такими ранними симптомами, как покраснение, отек, болезненность и повышение температуры в груди, может быть болезненным при наличии опухоли, говорит Овермойер.

Миф 4: если вы обнаружите уплотнение во время кормления грудью, это не может быть раком

Хотя грудное вскармливание снижает вероятность возникновения рака молочной железы, он все же может произойти. Если вы заметили комок во время кормления грудью, не игнорируйте его.

Вы можете проверить это на УЗИ, говорит Овермойер.

Миф 5: если вы молоды, опухоль в груди не может быть раком

Это не так. В любом возрасте вы должны провериться у врача на наличие уплотнений в груди.

Несмотря на то, что большинство женщин, заболевших раком молочной железы, находятся в постменопаузе или старше 50 лет, опухоль может быть раком даже у молодой женщины.

Миф 6: маленькое уплотнение с меньшей вероятностью может быть раком, чем большое уплотнение в Manhattan Diagnostic Radiology в Нью-Йорке.

Всякий раз, когда вы чувствуете новую или необычную опухоль, даже если она крошечная, обратитесь к врачу. Даже маленькие комочки могут быть агрессивными раковыми образованиями.

Миф 7: Если вы чувствуете припухлость вскоре после маммографии, можно подождать еще год

Позвоните своему врачу, если вы заметили припухлость вскоре после последней маммографии, даже если результаты были нормальными. Маммография может пропустить некоторые виды рака, особенно если у вас плотная ткань молочной железы или опухоль находится в неудобном месте (например, возле подмышки).

«Врач должен предлагать подход «наблюдай и жди» только после того, как соответствующее изображение молочной железы будет нормальным и ничего подозрительного не будет ощущаться», — говорит Шеер.

Миф 8: опухоль, вероятно, безвредна, если в вашей семье нет рака молочной железы

Многие женщины считают, что они не подвержены риску заболеть раком молочной железы, если никто в их семье не болел им. Но это не так.

По данным Американского онкологического общества, менее 15% женщин с раком молочной железы имеют родственников, у которых было это заболевание.

Проверьте все новообразования у врача, независимо от того, есть ли в вашей семье рак молочной железы.

Ультразвуковой лексикон в диагностике и лечении фиброаденомы молочной железы: когда проводить динамическое наблюдение и когда проводить биопсию | Египетский журнал радиологии и ядерной медицины

Наличие уплотнения в молочной железе часто является причиной серьезного беспокойства.Благодаря недавним достижениям в технологии ультразвука за последние 20 лет, ультразвук может легко дифференцировать злокачественные и доброкачественные образования молочной железы [8].

Рентгенологи должны знать о различных доброкачественных поражениях молочной железы, чтобы иметь возможность отличить их от злокачественных. Известно, что фиброаденомы являются доброкачественными опухолями, состоящими как из стромальных, так и из эпителиальных компонентов [1].

УЗИ считается лучшим методом визуализации у пациентов моложе 30 лет и беременных женщин, поскольку оно не связано с риском радиационного облучения, при необходимости обеспечивает биопсию под визуальным контролем и обеспечивает безопасный метод последующего наблюдения [4].

Фиброаденомы, как известно, являются наиболее часто встречающейся доброкачественной опухолью у девочек-подростков и пациентов молодого возраста, обычно возникающей как из стромы, так и из эпителия терминального протоково-долькового узла, которые бывают двух типов: внутриканальцевые и периканальцевые [7].

Термин комплексной фиброаденомы относили к наличию кистозных изменений с размерами кист более 3 мм, а также склерозирующего аденоза, эпителиальных апокринных изменений и обызвествлений эпителия [6].

Таким образом, дескрипторы солидных поражений молочной железы BI-RADS US включали границы, форму, границу поражения, ориентацию, задние акустические особенности и внутреннюю эхо-картину [9] .

Поскольку разнообразное лечение сложных фиброаденом зависело от дифференциации между сложными и простыми, поэтому визуализация имеет смысл для обоих [9].

В этом исследовании мы обсудили точность УЗИ молочной железы в диагностике фиброаденомы и дифференцировании между типичными и атипичными, а также оценили влияние ультразвуковой визуализации на ведение пациентов (биопсия по сравнению с последующим наблюдением). Диагнозы (будь то доброкачественные или подозрительные критерии) постулировались в соответствии с ультразвуковым исследованием.Затем полученные данные сопоставляли с патологическим диагнозом и последующим наблюдением.

У нас было две группы пациентов:

Группа I состоит из 20 пациентов с 36 типичными фиброаденомами, имеющими типичные критерии при УЗИ и при последующем наблюдении со стационарным течением.

Peek et al., 2015 (10) заявили, что до 59 % БАД демонстрировали регрессию или полное разрешение в течение 5 лет. Также Lee и Soltanian в 2015 г. заявили, что 10–40% фиброаденом спонтанно регрессируют. Но в нашем исследовании 36 типичных фиброаденом продемонстрировали стационарное течение на протяжении всего наблюдения [7].

Ультразвуковые признаки типичных фиброаденом по данным Kovatcheva et al. 2015 г. были изоэхогенными или гипоэхогенными до жировых, овальными или округлыми хорошо очерченными образованиями, крупнодольчатыми контурами, гомогенной или гетерогенной внутренней эхотекстурой, тонкой эхогенной капсулой и тонкой цветной допплерографией, показывающей бессосудистое или малососудистое образование [4].

В нашем исследовании типичные признаки фиброаденомы совпадали с ранее упомянутыми признаками. Кроме того, 91,6% типичных ФАД имели овальную форму [86].1% имели четко очерченные границы, 91,6% имели большую ширину, чем их переднезадний диаметр, с гомогенной внутренней эхогенностью примерно в 72,2%, а случаи с гетерогенной эхогенностью были связаны либо с наличием кальцификации, либо с кистозной дегенерацией.

Пик и др. 2015 г. заявили, что до 59% БАД показали полную регрессию в течение 5 лет [10]. Гордон и др. в 2003 г. сообщили, что объем фиброаденомы может увеличиваться до 16% в месяц у женщин моложе 50 лет, до 13% в месяц у женщин старше 50 лет и, наконец, до 20% в максимальном размере за 6 месяцев у женщин старше 50 лет. всех возрастов [11].В нашем исследовании наблюдаемые типичные случаи фиброаденомы демонстрируют стационарное течение в течение 6 месяцев наблюдения.

Группа II в нашем исследовании, 35 фиброаденом, имели атипичные критерии УЗИ; семь оказались сложными фиброаденомами при патологии. Их возраст колеблется от 23 до 41 года при среднем размере (2,3 ± 1,29), в то время как возраст остальных пациентов с типичными фиброаденомами (28 типичных БАД) колеблется от 19 до 39 лет, средний размер (1,8 см).

Ли и др. в 2015 г. сообщалось, что средний возраст 64 пациентов со сложной ФА составлял 40 лет (диапазон 22–66 лет) и средний размер 1.44 см, диапазон (0,5–7 см) были больше, чем у простых ФА (в среднем 1,21 см, диапазон 0,6–8 см), но разница не была статистически значимой [12].

Согласно Pinto et al. 2014 г., средний возраст группы сложных фиброаденом составлял 42 года (диапазон 22–70 лет) и средний размер 1,9 см, что было больше, чем средний размер простых фиброаденом (1,9 против 1,3 см), что совпадает с нашим исследованием [9] .

Gogoi и Borgohain в 2015 году заявили, что сложная фиброаденома возникает у пожилых пациентов (средний возраст 47 лет) по сравнению с простой фиброаденомой (средний возраст 28 лет).5 лет) и чаще был меньше по размеру (средний диаметр 1,3 см) [6].

Кроме того, Kuijper A et al. в 2001 г. сообщили, что КФ были меньше, чем простые фиброаденомы, и имели размеры в среднем 1,3 см по сравнению с простыми фиброаденомами, средний размер которых 2,5 см [13].

Ультразвуковые признаки сложных фиброаденом, как сообщалось в Selvi 2015, представляли собой неоднородную эхотекстуру, внутренние кисты и склерозирующий аденоз, особенно на периферии, который может вызывать угловые края [5].

Некоторые ультразвуковые признаки могут относить поражение к категории 4a или выше по шкале BIRADS, что может потребовать биопсии для исключения злокачественных новообразований, таких как угловой край, наличие более трех долек или микродолек, а также кальцификация, дающая акустическую тень.

Дюпон и др. [14] обнаружили, что 22% зарегистрированных фиброаденом были патологически подтвержденными комплексами, а также Sklair-levy et al. 2008 г. также заявил, что 15,7% фиброаденом с биопсией были сложными [15].

Кроме того, Pinto et al. В 2014 г. также было обнаружено, что 16% подтвержденных биопсией аденом были сложными. Все они почти соответствовали нашему исследованию, в котором говорилось, что 20% патологически доказанных были сложными [9].

Дюпон и др. в 1994 году отметили, что кумулятивный риск инвазивных карцином молочной железы у женщин со сложными формами ФА равнялся 3.в 1 раз больше, чем риск в нормальной популяции и в 1,89 раза больше, чем у женщин с простыми ФА. Они рекомендовали пациентам со сложными ФА проходить скрининговое маммографическое наблюдение, начиная с 35 или 40 лет. Напротив, другие исследователи в многоцентровом исследовании предположили, что сложные ФА без атипии при гистологии не вызывают значительного увеличения риска последующего рака молочной железы [12].

Склер-Леви и др. 2008 г. сообщалось о низкой частоте злокачественных новообразований (1.6%) при комплексной ФА при среднем сроке наблюдения 2 года; в результате они предложили консервативное ведение женщин со сложной ФА [16]. Пик и др. 2015 г. сообщалось, что злокачественная трансформация при БАД считается исключительно редкой (0,002–0,0125%), а риск развития рака молочной железы у женщин с БАД в 1,3–2,1 раза выше, чем в общей популяции [10]. Gogoi и Borgohain в 2015 г. констатировали, что частота карциномы, развивающейся при фиброаденоме, составляет всего от 0,1 до 0,3%. Сандерс и др.в 2015 г. Ретроспективный анализ патологоанатомических данных толстой биопсии 2062 фиброаденом (ФА) и их отдаленных исходов выявил малигнизацию или атипию у 12 (0,58%) [17]. В нашем исследовании одна из семи патологоанатомически доказанных комплексных фиброаденом трансформировалась в карциному при последующем наблюдении через 6 мес.

Относительно значения цветового допплера Lee et al. в 2015 г. пришли к выводу, что степень сосудистого кровотока при сложных ФА была значительно выше, чем при простых ФА, и что сложные фиброаденомы, как правило, имеют более агрессивные черты и высокую категорию BIRADS на серой шкале УЗИ [12]. разветвление центральной или проникающей васкуляризации в солидной массе вызвало подозрение на злокачественную неоваскуляризацию [15].

В нашем исследовании комплексная ФАД продемонстрировала более частое центральное расположение слабого сосудистого кровотока, чем простая фиброаденома (85,7 % против 0 %, p < 0,01), и что 71,4 % сложных фиброаденом показали высокие значения BIRADS (4a или 4b), чем простые единицы (2 или 3).

Пинто и др. в 2014 г. сообщили, что сложные фиброаденомы чаще имеют овальную форму, очерченные контуры, параллельную ориентацию поверхности кожи, отсутствие задних акустических особенностей и отсутствие кальцификации [9].

В то время как Lee et al. в 2015 г. заявили, что сложные фиброаденомы представлены в большей степени округлой или неправильной формой и неописанным краем, а другие характеристики, такие как эхогенность, задняя акустическая картина, граница и ориентация масс, существенно не различались между двумя группами ( p > 0,05) [12]. ].

В нашем исследовании сложный ФАД чаще имел овальную форму примерно в 71,4%, изоэхогенную текстуру в 57,2%, неописанный контур в 57,2% поражений, параллельную ориентацию поверхности кожи в 71.4% поражений и мелкое заднее усиление 100% во всех поражениях.

В результате ультразвуковые признаки, включая расположение сосудов и задние признаки, показывают значительную разницу между типичной и сложной ФАД со значением p < 0,01.

Небольшое описательное исследование, проведенное You et al. в 2010 г. продемонстрировали, что сложные фиброаденомы часто представлены кистозными изменениями и сложной эхоструктурой [18]. В нашем исследовании 57,2% сложных фиброаденом имели изоэхогенную текстуру.Кроме того, 28,5% имеют кальцификацию и кистозную дегенерацию, 42,8% — только кистозную дегенерацию без существенной разницы. Также сложные фиброаденомы показали ассоциированные признаки в виде фиброзно-кистозных изменений больше, чем простые (57,1% против 7,1% без значимых значений p ).

Существенные физиологические изменения во время беременности и кормления грудью затрудняют обследование пациентов с проблемами груди. Большинство результатов у беременных и кормящих пациентов были доброкачественными.Ультразвук был рекомендуемым методом визуализации первой линии для всех беременных женщин и кормящих женщин в возрасте до 30 лет [3].

Джоши и др. в 2013 году заявили, что во время беременности фиброаденомы иногда проявляют нетипичные признаки, такие как кистозные изменения, повышенная васкуляризация и/или выступающие протоки. Наличие атипичных признаков, таких как микродольчатость, неправильный контур, неоднородная эхогенность, задняя акустическая тень и обширная гипоэхогенность, должны привести к чрескожной биопсии ядра для подтверждения диагноза [3].

В нашем исследовании у шести беременных с ФАД были выявлены атипичные критерии, у одного из них были микродольчатые контуры, у одного — повышенная васкуляризация, а у остальных пяти — центральное и периферическое расположение сосудов.

По данным биопсии у двух из шести было обнаружено типичное БАД, а у остальных четырех наблюдалось стационарное течение во время последующего наблюдения после родов.

Так в нашем исследовании УЗИ показало высокую чувствительность (100%), специфичность 74%, ППЗ 46%, а ЧДД 100% при первоначальной диагностике и характеристике фиброаденомы.

В нашем исследовании мы проверили роль ультразвукового исследования и цветного допплера в диагностике фиброаденомы, а также в дифференциации простых и сложных фиброаденом для оптимального лечения (биопсия или последующее наблюдение).

Двусторонний рак молочной железы с односторонней карциномой внутри фиброаденомы: клинический случай

Введение

Рак молочной железы является основной причиной смертность от рака среди женщин во всем мире, что составляет ~ 1,7 миллиона случаев и 521 900 смертей в 2012 г. (1), и инвазивная протоковая карцинома является наиболее распространенный патологический тип (1). относительная пятилетняя выживаемость при инвазивной протоковой карциноме колеблется от 12% в некоторых частях Африки до ~ 90% в Соединенных Штатах, Австралия и Канада (2). В Хубэй Онкологическая больница (Ухань, Китай), пациенты с раком молочной железы часто проявляется безболезненным образованием в молочной железе и наиболее широко используемый метод обследования — УЗИ молочных желез. В настоящее время терапевтические методы, используемые при раке молочной железы, включают: хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, эндокринная терапия и таргетные терапия (3). Фиброаденомы относятся к типу доброкачественная опухоль, возникающая у молодых женщин в возрасте до 35 лет лет.Опухоли являются вторым по распространенности типом опухолей. после фиброзно-кистозной болезни (4). вероятность возникновения карциномы при фиброаденоме составляет 0,1–0,3% (5). Предыдущие исследования сообщали что фиброаденомы могут эволюционировать в различные типы злокачественных новообразований, такие как дольковая интраэпителиальная неоплазия, дольковая карцинома в situ, злокачественные филлодные опухоли и микроинвазивные дольковые карцинома (4,6–9). Однако, насколько нам известно, настоящее исследование является первым, сообщают о случае двустороннего первичного рака молочной железы с односторонним инвазивная протоковая карцинома в составе фиброаденомы. Лампэктомия – это наиболее частое лечение фиброаденомы, с хорошим прогнозом в большинстве случаев (10–12). Текущий случай рака молочной железы внутри фиброаденомы действительно редкая опухоль молочной железы. Написано от пациента получено информированное согласие на настоящее изучать.

История болезни

У 48-летней женщины обнаружена опухоль диаметром 3,0 см. пальпируемое, хорошо обусловленное, шероховатое, жесткое уплотнение в верхнем наружном отделе квадрант левой молочной железы и 2,0 см пальпируется, гладкая и подвижное уплотнение в верхне-внутреннем квадранте правой молочной железы.Клиническое обследование на наличие других пальпируемых образований в молочных железах было отрицательно, подмышечной лимфаденопатии нет. Грудь УЗИ выявило нечеткое пальпируемое твердое образование (3,0 см в диаметре) в левой молочной железе при эхографическом признаки злокачественной опухоли и четко очерченное солидное поражение (2,0 см в диаметре) с сонографическими признаками гипоэхогенного образования и кальцификация в правой молочной железе (рис. 1). Больному сделали операцию, во время которого поражения были удалены, а замороженная ткань срезы подвергались патологоанатомическому исследованию.Общий осмотр Масса правой молочной железы показала гладкую массу с четким капсула с признаками доброкачественной опухоли (рис. 2). Интраоперационная гистопатология выявлен двусторонний рак молочной железы; следовательно, двусторонний была выполнена мастэктомия, и подмышечные лимфатические узлы с каждой стороны были вырезаны. Окончательный патологоанатомический отчет выявил инвазивный Дольковая карцинома левой молочной железы размером 2×3 см2, без метастазы в подмышечные лимфатические узлы (0/14). Согласно Американское общество клинической онкологии/Американский колледж Рекомендации патологоанатомов для иммуногистохимического Тестирование (13,14), иммуногистохимический анализ опухоли в левой молочной железе выявлено следующее: рецептор эстрогена (ER)(-), рецептор прогестерона (PR)(-), эпидермальный рост человека факторный рецептор 2 (HER2)(3+) и индекс мечения Ki-67 (LI) 60%. Однако карцинома размером 1,5×2 см2 присутствовала в фиброаденома правой молочной железы (смешанная с инвазивной протоковой карцинома II степени без метастазов в подмышечные лимфатические узлы узлы) (0/16). Микроскопически элементы фиброаденомы и карциному можно наблюдать на предметных стеклах патологических тканей (рис. 3). Второй иммуногистохимический анализ опухоли правой молочной железы показал следующие: ER(+), PR(+), HER2(+) и Ki-67 LI 50%. пациент получил 4 курса химиотерапии (эпирубицин, 60 мг/м2 и циклофосфамид по 600 мг/м2) каждый 21 день, а затем следующие четыре цикла химиотерапии доцетакселом (100 мг/м2) каждые 21 день.Затем пациент получил эндокринная терапия (тамоксифен, 20 мг 2 раза в день) в качестве поддерживающей терапии на 19 месяцев. Пациент проходил контрольные осмотры 1 раз в 3 месяцев и не проявляет признаков рецидива до последняя последующая встреча 10 мая 2015 г.

Обсуждение

Карцинома, возникающая внутри фиброаденомы, является редкой и уникальный подтип рака молочной железы, о котором сообщил Бузановский-Конакри и др. в 1975 г. (15). На сегодняшний день выявлено <130 случаев. сообщается в литературе (16–19).

По известным диагностическим критериям данный случай соответствует диагнозу синхронного двустороннего первичный рак молочной железы. Однако случай особенно необычен, т. как односторонняя инвазивная протоковая карцинома молочной железы, возникающая в также была фиброаденома. По сравнению со случаями, зарегистрированными в вышеупомянутая литература, которая включала карциному in situ и инвазивная дольковая карцинома, возникающая внутри фиброаденомы (9,15,16), текущий случай представлен инвазивной протоковой карциномой, возникающей в фиброаденома с контралатеральной инвазивной лобулярной карциномой.К насколько нам известно, ранее о подобном случае не сообщалось литература. В данном случае два взаимно разделенных раковые узлы существовали в двусторонней груди, и каждый обладал различные патологические признаки. В то время как опухоль слева была инвазивная дольковая карцинома, опухоль справа была карциномой внутри фиброаденомы, смешанной с инвазивной протоковой карциномой. Валовой экспертиза показала, что масса справа обладала большей частью признаки доброкачественной опухоли, которая была ошибочно диагностирована как фиброаденомы клиническим врачом.Таким образом, грудные массы не могут быть идентифицированы только при физическом и общем осмотре. Для получения четкий диагноз. Больному назначена рутинная терапия схемы, которая является тем же методом лечения, который используется для других больных раком молочной железы. В нескольких исследованиях сообщалось о прогноз этого типа рака молочной железы (20). Настоящий пациент был внимательно наблюдался в течение 19 месяцев и не проявлял никаких признаков повторение.

Нет правил, регулирующих терапию карцинома внутри фиброаденомы. Таким образом, необходимо накапливать дальнейшие тематические исследования, такие как настоящее исследование, чтобы иметь возможность лечить такие случаи с помощью доказательной медицины.

Благодарности

Настоящее исследование было поддержано грантами Ключевой проект Комиссии по здравоохранению и планированию семьи провинции Хубэй провинция, Китай (грант № WJ2015MA016) и План обучения Опорные таланты молодых и средних лет в области медицины здоровья и Комиссия по планированию семьи города Ухань, провинция Хубэй, Китай (март, 2014).

Каталожные номера

Торре Л.А., Брей Ф., Сигел Р.Л. и др.: Global Статистика рака, 2012. CA Cancer J Clin. 65:87–108. 2015. Просмотр статьи : Академия Google : PubMed/NCBI

Юлден Д.Р., Крамб С.М., Данн Н.А. и др.: описательная эпидемиология рака молочной железы у женщин: международный сравнение скрининга, заболеваемости, выживаемости и смертности. Рак Эпидемиол.36:237–248. 2012. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

Хурвиц С.А., Ху Ю., О’Брайен Н. и Финн Р.С.: Современные подходы и будущие направления в лечении HER2-положительный рак молочной железы. Лечение рака Откр. 39: 219–229. 2013. Просмотр статьи : Академия Google : PubMed/NCBI

Limite G, Esposito E, Sollazzo V, Ciancia G, Formisano C, Di Micco R, De Rosa D и Forestieri P: Дольчатая интраэпителиальная неоплазия, возникающая в пределах фиброаденомы молочной железы. БМК Рес Примечания. 6:2672013. Просмотр статьи : Академия Google : PubMed/NCBI

Стафила В., Коцифопулос Н., Григориадес К., Кассарас Г. и Сакорафас Г.Х.: Дольковая карцинома in situ грудь в фиброаденоме. Отчет о случае. Гинекол Онкол. 94: 572–574. 2004. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

Ооэ А., Такахара С., Сумиёси К., Ямамото H, Shiba E и Kawai J: Предоперационная диагностика протоковой карциномы in situ, возникающие в фиброаденоме молочной железы: отчет о клиническом случае.Япония J Клин Онкол. 41:918–923. 2011. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

Hayes BD и Quinn CM: Микроинвазивный лобулярная карцинома, возникающая при фиброаденоме. Международный Дж. Сург Патол. 21:419–421. 2013. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

Монсефи Н, Никпур Х, Сафави М, Лашкаризаде М.Р. и Дабири С.: Муцинозный подтип инвазивного протока карцинома, возникающая внутри фиброаденомы.Арх Иран Мед. 16: 366–368. 2013. PubMed/NCBI

.

Паккиаротти А., Селман Х., Джентиле В., Пакьяротти А., Милаццо Г.Н., Ланзилотти Г., Лофино С. и Фрати П.: Первый случай трансформации фиброаденомы молочной железы в высокозлокачественную злокачественная филлодная опухоль у пациентки с экстракорпоральным оплодотворением: Неправильный диагноз рецидива, лечение и обзор литературы. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 17: 2495–2498. 2013. PubMed/NCBI

.

10

Нио И, Игучи С, Цубои К и Маруяма Р: Протоковая карцинома in situ , возникающая в доброкачественных филлодах опухоль: история болезни с обзором литературы. Онкол Летт. 2: 223–228. 2011. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

11

Смит Г.Э. и Берроуз П.: Ультразвук диагностика фиброаденомы – всегда ли необходима биопсия? Клин Радиол. 63:511–515; обсуждение 516–517. 2008. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

12

Уилкинсон С. и Форрест А.П.: Фиброаденома груди. Бр Дж Сур. 72:838–840. 1985. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

13

Hammond ME, Hayes DF, Dowsett M и др.: Американское общество клинической онкологии/Американский колледж Патологоанатомы дают рекомендации по иммуногистохимическому тестирование рецепторов эстрогена и прогестерона при раке молочной железы.Дж Клин Онкол. 28:2784–2795. 2010. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

14

Ламбейн К., Ван Бокстал М., Денис Х. и Libbrecht L: обновление Американского общества клинических исследований за 2013 г. Руководство онкологии/Колледжа американских патологоанатомов для человека Тестирование рецептора эпидермального фактора роста 2: влияние на иммуногистохимически-негативный рак молочной железы. Дж. Клин Онкол. 32: 1856–1857. 2014. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

15

Бузановски-Конакри К., Харрисон Э.Г. младший и Payne WS: Дольковая карцинома, возникающая при фиброаденоме молочной железы.Рак. 35:450–456. 1975. Просмотр статьи : Google Scholar : PubMed/NCBI

.

16

Диас Н.М., Палмер Д.О. и МакДивитт Р.В.: Карцинома, возникающая внутри фиброаденом молочной железы. А клинико-патологическое исследование 105 больных. Ам Джей Клин Патол. 95:614–622. 1991. PubMed/NCBI

.

17

Фукуда М., Нагао К., Нисимура Р., Мацуда М., Баба К., Уэно Ю., Моринага Х., Омачи Х. и Хамада Т.: Карцинома возникающие при фиброаденоме молочной железы — клинический случай и обзор литература.Jpn J Surg. 19: 593–596. 1989. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

18

Ёсида Ю., Такаока М. и Фукумото М.: Карцинома, возникающая при фиброаденоме: клинический случай и обзор мировая литература. Дж. Хирург Онкол. 29:132–40. 1985. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed/NCBI

.

19

Танака А., Хирано М., Сакаи Ю., Итикава Т., Нитта Н. и Хенми К.: Фиброаденома, мастопатия, внутрипротоковая папиллома: связь с раком — отчет о раке молочной железы, возникающей при фиброаденоме. Нихон Гека Хокан. 52:232–243. 1983 г. (на японском языке). ПабМед/NCBI

20

Гаши-Люци Л.Х., Лимани Р.А. и Куршумлю FI: Инвазивная карцинома протоков внутри фиброаденомы: история болезни. Дела Дж. 2:1742009. Просмотр статьи : Академия Google : PubMed/NCBI

Множественные фиброаденомы с карциномой in situ у женщины с семейным анамнезом рака молочной железы/яичников

Фиброаденома молочной железы встречается относительно часто.Женщины могут обращаться в любом возрасте, но пик заболеваемости приходится на 2-е и 3-е десятилетия жизни. 1 Фиброаденома представляет собой двухфазную опухоль, состоящую из стромального и эпителиального компонентов. Хотя в целом считается доброкачественным, существуют доказательства связи с повышенным риском инвазивного рака молочной железы. 2– 4 Dupont и соавт. описывают относительный риск от 2 до 4 в зависимости от сложной гистологии, гиперплазии в прилегающих тканях и семейного анамнеза. 5

Помимо того, что фиброаденома связана с повышенным относительным риском инвазивного рака молочной железы, сама по себе фиброаденома может проявлять злокачественную прогрессию.Эпителиальная гиперплазия часто обнаруживается при фиброаденомах. 5 Кроме того, в литературе описано прогрессирование эпителиального компонента в карциному in situ (CIS) и инвазивную карциному. Ozello и Gump обнаружили 0,3% случаев CIS и инвазивной карциномы вместе взятых, 6 и Buzanowski et al обнаружили пять случаев лобулярной карциномы in situ (LCIS), возникающей внутри фиброаденомы в серии из 4000 опухолей. 7 Это прогрессирование обычно наблюдается у женщин старше 40 лет, что почти на десять лет старше, чем у женщин с обычным типом фиброаденомы. 6– 8 Мы сообщаем о редкой находке трех карцином in situ (одна протоковая, две лобулярных), возникающих одновременно в трех фиброаденомах.

«Хотя фиброаденома обычно считается доброкачественной, существуют доказательства связи с повышенным риском инвазивного рака молочной железы»

ОТЧЕТ О ДЕЛЕ

46-летняя женщина, у одного члена семьи первой степени родства у которой был рак молочной железы, а у одного — рак молочной железы и яичников, поступила в нашу больницу с множественными пальпируемыми образованиями в обеих молочных железах. Тонкоигольная аспирация одного из очагов в левой молочной железе была безрезультатной, последующая биопсия была совместима с фиброаденомой. Из-за клинических и рентгенологических подозрений была выполнена эксцизионная биопсия обеих молочных желез. При патологическом исследовании срезов, окрашенных гематоксилином и эозином (H&E), было обнаружено, что образования молочной железы представляют собой фиброаденомы. Три фиброаденомы, удаленные из левой молочной железы, показали CIS. Хорошо дифференцированная (низкосортная) протоковая карцинома in situ (DCIS) (рис. 1) развилась из одной из фиброаденом, тогда как две другие привели к LCIS (рис. 2).Для подтверждения этих диагнозов проводили иммуногистохимическое окрашивание на Е-кадгерин (клон HECD-1; Zymed Laboratories, Сан-Франциско, Калифорния, США; рабочее разведение 1/200). 9 Как и ожидалось, образцы LCIS показали полную потерю экспрессии E-кадгерина, которая сохранилась в образце DCIS. Две фиброаденомы в правой молочной железе не показали заметных изменений. Из-за положительного семейного анамнеза рака молочной железы и яичников существовало подозрение на мутацию BRCA. Рутинный скрининг мутаций (BRCA1: тест укорочения белка в экзоне 11; анализ конформации одной цепи в экзонах 2, 20 и 24; скрининг полимеразной цепной реакции (ПЦР) на геномные делеции экзона 13 и 22.BRCA2: тест укорочения белка на экзонах 10 и 11) не выявил мутации в генах BRCA1 или BRCA2. Из-за множественных фиброаденом с CIS, сильного положительного семейного анамнеза и желания нашего пациента была выполнена двусторонняя мастэктомия. Исследовали 14 блоков правой груди и 21 блок левой груди. Помимо очагов обычной гиперплазии протоков и фиброзно-кистозных изменений в обеих молочных железах, на срезах ГЭ не было выявлено других аберраций. Остаточной CIS не было, и никаких других фиброаденом не было выявлено.Позже, путем прямого секвенирования полных генов BRCA1 и BRCA2, мы обнаружили мутацию зародышевой линии миссенс в экзоне 16 гена BRCA1. Эта мутация, 5075G→A, приводит к аминокислотной замене изолейцина на метионин. Мать нашей пациентки, больная раком молочной железы, не являлась носителем этой мутации. Экспрессия белка BRCA1 в фиброаденомах была продемонстрирована с помощью иммуногистохимического окрашивания (Ab-1; Oncogene, Сан-Диего, Калифорния, США; рабочее разведение 1/500). Потеря гетерозиготности (LOH) для BRCA1 не может быть продемонстрирована с помощью ПЦР с использованием трех полиморфных маркеров (D17S855, D17S1323 и D17S1322).

Рисунок 1

Хорошо дифференцированная протоковая карцинома in situ в склерозированной фиброаденоме (окраска гематоксилином и эозином; исходное увеличение, ×25).

Рисунок 2

Дольковая карцинома in situ, возникающая внутри фиброаденомы (окраска гематоксилином и эозином; исходное увеличение, ×25).

ОБСУЖДЕНИЕ

Насколько нам известно, это первое сообщение о трех фиброаденомах, синхронно приводящих к CIS. Кроме того, никогда не были описаны синхронные фиброаденомы с различными типами CIS (DCIS или LCIS) от одной фиброаденомы к другой. Полное секвенирование генов BRCA1 и BRCA2 выявило мутацию BRCA1. Эта мутация 5075G→A в экзоне 16 была впервые описана Couch et al . 10 Позже Вагнер (ASHG 1999, Консорциум по сцеплению рака молочной железы 1999) сообщил, что эта мутация представляет собой полиморфизм, встречающийся в индоевропейской популяции с частотой около 3%.В семье нашего пациента мы не обнаружили косегрегации этой мутации с предрасположенностью к раку молочной железы, что указывает на то, что эта мутация не отвечает за предрасположенность к раку молочной железы, наблюдаемую в этой семье. Однако, поскольку даже полное секвенирование не выявляет всех мутаций и особенно может пропустить более крупные геномные делеции и промоторные мутации, все еще возможно, что эта пациентка и члены ее семьи являются носителями необнаруженной мутации одного из генов BRCA. Для BRCA1 это было маловероятным из-за присутствия белка BRCA1 и отсутствия BRCA1 LOH. Тем не менее, для BRCA2 мы не можем исключить этого, и другой ген, связанный с семейным раком молочной железы/яичников, также может быть затронут.

«Хотя злокачественная трансформация фиброаденомы встречается нечасто, наличие этой опухоли у женщины с положительным семейным анамнезом может иметь большее клиническое значение, чем фиброаденомы, возникающие у женщин без дополнительных факторов риска»

Неизвестно, возникают ли фиброаденомы чаще у женщин с сильным семейным анамнезом по раку молочной железы или мутации BRCA, или эти опухоли более склонны к злокачественной трансформации.Поиск в архивах отделения патологии Медицинского центра Свободного университета в Амстердаме, Нидерланды, выявил еще две фиброаденомы, удаленные у двух женщин с мутацией BRCA1. В обеих этих фиброаденомах отсутствовали поражения, связанные с повышенным относительным риском рака молочной железы, то есть не было сложных изменений или КИС.

Сообщения домой
  • Это первое сообщение о трех фиброаденомах, одновременно дающих начало карциноме in situ (CIS), и о синхронных фиброаденомах с различными типами CIS от одной фиброаденомы к другой

  • Врачи должны быть осведомлены о возможности прогрессирования фиброаденом молочной железы, особенно у женщин с известной мутацией BRCA или отягощенным семейным анамнезом рака молочной железы/яичников

  • Этот случай подчеркивает необходимость гистологической оценки всех образований молочной железы у женщин с сильным семейным анамнезом рака молочной железы и/или яичников

Имеются два сообщения об одновременном возникновении КИС, возникающих в пределах множественных фиброаденом. В обоих отчетах описывается пациент с двумя фиброаденомами, содержащими LCIS. 7, 8 Наш отчет является первым описанием КИС, возникающим при трех фиброаденомах. Кроме того, никогда не описывались синхронные фиброаденомы с различными типами CIS от одной фиброаденомы до другой. Обзор 400 фиброаденом в Медицинском центре Свободного университета выявил восемь фиброаденом с CIS, 5 , причем описанный здесь пациент был единственным пациентом с множественными фиброаденомами с CIS.Таким образом, CIS в составе множественных фиброаденом представляется крайне редким явлением. В нормальной молочной железе CIS ассоциируется с относительным риском инвазивного рака молочной железы примерно в 10 раз. возникла из нормальной груди. 6

Хотя злокачественная трансформация фиброаденомы встречается нечасто, наличие этой опухоли у женщины с положительным семейным анамнезом может иметь большее клиническое значение, чем фиброаденомы, возникающие у женщин без дополнительных факторов риска.Обнаружение злокачественного новообразования, развивающегося внутри фиброаденомы, может быть затруднено. Клинические и рентгенологические признаки могут быть маскированы вплоть до прорыва ложной капсулы. 12 Врачи должны быть осведомлены о возможности прогрессирования фиброаденом молочной железы, особенно у женщин с известной мутацией BRCA или отягощенным семейным анамнезом рака молочной железы/яичников. Этот клинический случай подтверждает необходимость более агрессивного диагностического подхода к солидным доброкачественным поражениям молочной железы у женщин с сильным положительным семейным анамнезом рака молочной железы и / или рака яичников.

Благодарности

Мы благодарим доктора А. Таетса-ван Амеронгена за радиологическую оценку маммографических изображений, доктора Х. Бюргера за помощь в обнаружении мутации BRCA и доктора Дж. Пика за иммуногистохимическое окрашивание BRCA1.

ССЫЛКИ

  1. Foster ME , Garrahan N, Williams S. Фиброаденома молочной железы. JR Coll Surg Edinb1988;33:16–19.

  2. Carter CL , Corle DK, Micozzi MS, и др. .Проспективное исследование развития рака молочной железы у 16 ​​692 женщин с доброкачественными заболеваниями молочной железы. Am J Epidemiol1988;128:467–77.

  3. Dupont WD , стр. DL, Parl FF, и др. . Долгосрочный риск рака молочной железы у женщин с фиброаденомой. N Engl J Med1994;331:10–15.

  4. McDivitt RW , Stevens JA, Lee NC, и др. . Гистологические типы доброкачественных заболеваний молочной железы и риск рака молочной железы.Рак1992;69:1408–14.

  5. Kuijper A , Mommers ECM, van der Wall E, и др. . Гистопатология фиброаденомы молочной железы. Ам Дж. Клин Патол, 2001; 115:736–42.

  6. Озелло Л , Гамп FE. Ведение больных карциномами при фиброаденоматозных опухолях молочной железы. Surg Gynecol Obstet1985;160:99–104.

  7. Бузановски-Конакри К. , Харрисон Э.Г., младший, Пейн В.С.Дольковая карцинома, возникающая при фиброаденоме молочной железы. Рак1975;35:450–6.

  8. МакДивитт Р.В. , Стюарт Ф.В., Фэрроу Дж.Х. Карцинома молочной железы, возникающая из солитарных фиброаденом. Surg Gynecol Obstet1967;125:572-6.

  9. De Leeuw WJ , Berx G, Vos CB, и др. . Одновременная потеря Е-кадгерина и катенинов при инвазивном дольковом раке молочной железы и лобулярной карциноме in situ.Дж. Патол, 1997; 183:404–11.

  10. Кушетка FJ , Weber BL. Мутации и полиморфизмы в гене семейного раннего рака молочной железы (BRCA1). Хум Мут1996;8:8–18.

  11. Страница DL , Dupont WD, Rogers LW, и др. . Внутрипротоковая карцинома молочной железы: последующее наблюдение только после биопсии. Рак1982;49:751-8.

  12. Baker KS , Monsees BS, Diaz NM, и др. .Карцинома внутри фиброаденомы: маммографические особенности. Радиология1990;176:371–4.

Исследование экспрессии металлотионеина-1 при раке молочной железы и фиброаденоме молочной железы методом случай-контроль

Дизайн исследования

Это исследование было одобрено Внутренним наблюдательным советом Федерального университета Пиауи (CAAE: 43447015.8.0000.5214). Все пациенты подписали письменное информированное согласие до начала исследования. Это перекрестное исследование случай-контроль с участием пациентов, наблюдавшихся в клинике груди в больнице Жетулио Варгас, Федеральный университет Пиауи, Бразилия, с октября 2014 года по октябрь 2016 года.Размер выборки был рассчитан, и для исследования потребовался 71 пациент. Однако из-за технических проблем произошла потеря 7% образцов. В результате в исследование были включены 66 женщин в пременопаузе, распределенных на 2 группы: А, контрольная (фиброаденома, n = 36) и Б, основная (рак, n = 30). В исследование были включены женщины в пременопаузе с уровнем фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) <30 мМЕ/мл, фиброаденомой молочной железы или карциномой молочной железы и без предшествующего онкологического лечения. Пациентам с фиброаденомой перед иммуногистохимией проводили гистологический анализ опухолей для подтверждения их доброкачественного статуса.

Иммуногистохимия для МТ-1

Образцы ткани молочной железы, фиксированные в забуференном формалине, разрезали на срезы толщиной 3 мкм. Срезы депарафинизировали в ксилоле в течение 5 минут, обезвоживали в абсолютном этаноле, промывали в буферном солевом растворе с pH 7,4 в течение 5 минут, а затем обрабатывали в течение 5 минут 3% перекисью водорода (H 2 O 2 ) в буферном растворе для блокируют активность эндогенной пероксидазы. Для выделения антигена предметные стекла помещали в штативы, содержащие 0.21% лимонной кислоты (pH 6,0) и нагревают в микроволновой печи 15 минут при максимальной мощности. Предметные стекла охлаждали и добавляли фосфатно-солевой буфер на период охлаждения 20 минут. Образцы тканей инкубировали в течение ночи при 4–8 °С с моноклональными антителами металлотионеином. Использовали поликлональные антитела против МТ-1 (кроличьи поликлональные антиметаллотионеиновые – каталожный номер biorbyt-orb11042) в разведении 1:100.

Предметные стекла промывали PBS-Tween и инкубировали со вторичными антителами (анти-мышиные BA 2000, Vector Laboratories, Burlingame, CA) в течение 30 минут при комнатной температуре.После повторной промывки PBS-Tween предметные стекла инкубировали с реагентами из системы обнаружения ABC Elite (PK 6100, Vector Laboratories) в течение 45 минут при комнатной температуре. Образцы еще раз промывали PBS-Tween и инкубировали с DAB (1,0 мл EnVision FLEX DAB на одну каплю хромогена) в течение 5 минут. Наконец, предметные стекла промывали дистиллированной водой, докрашивали гематоксилином, окрашивали раствором аммиака, обезвоживали абсолютным этанолом, пропускали через банки Коплина, содержащие ксилол, и заключали в смолу Permount.Клетки, экспрессирующие белок металлотионеин, идентифицировали по темно-коричневому окрашиванию ядра и цитоплазмы.

Количественный метод

Два наблюдателя, не имевшие представления о личности пациента и ранее не знавшие ни об одном из случаев, провели количественную оценку экспрессии белка с помощью светового микроскопа (Eclipse E-400, оптический микроскоп, Nikon, Токио, Япония), подключенного к цветному видеокамера (цифровая камера CHC-370 N, Samsung, Сеул, Южная Корея), где изображение было снято и передано на компьютер, оснащенный программой Image Lab, версия 2.3 (SOFTIUM Informatica Ltda, Сан-Паулу, Бразилия) для анализа изображений.

Для определения экспрессии металлотионеина подсчитывали ядра окрашенных клеток под микроскопом с увеличением в 400 раз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.