Твердая мозговая оболочка спинного: Твердая мозговая оболочка

Содержание

Неврологические аспекты головных болей. Часть 1.

В 1899 году Вильям Гарнер Сазерленд, будучи студентом Американской школы остеопатии в Кирксвилле, обратил внимание на разборный череп своего учителя. Его внимание привлекли суставные поверхности клиновидно-чешуйчатого шва со сменой направления скосов, которые напомнили ему жабры рыбы и навели на мысль о наличии возможной подвижности в области швов черепа. Он предположил наличие дыхательного механизма в черепе, поскольку ритмичный механизм имеется во всем теле: экскурсия грудной клетки, сокращение сердца, перистальтика кишечника.

 

Рис.1 Вильям Гарнер Сазерленд, 1899 г.

В течение следующих 30 лет Сазерленд полностью посвятил себя изучению и исследованию костей черепа.
Поначалу остеопатия краниальной области воспринималась как ересь и фантастика. Рукописи не принимали к печати, выступления на форумах остеопатических ассоциаций встречали полным непониманием.  Однако со временем, полученные результаты  стали неопровержимыми. Они противоречили существующим на тот момент представлениям о том что кости черепа у взрослых жестко соединены друг с другом.

«Сазерлендом были сделаны шокирующие выводы:

  • Кости мозгового и лицевого черепа предназначены для движения
  • Их ритмичное движение является составной частью «первичного дыхательного механизма» — метаболической регуляторной системы, в которую также входят спинномозговая жидкость, мозговые оболочки, головной испинной мозг.
  • Дисфункции черепа можно диагностировать и лечить, работая на его костях»

Концепция работы с черепом, предложенная Сазерлендом, подразумевает устранение застоя спинномозговой жидкости,отека головного мозга, нарушений венозного оттока, застойных состояний, скопление продуктов обмена, зон ишемии, окружающих периваскулярные и периневральные каналы. Улучшая работу мозга, освобождая его от застоя, ишемии и отека, мы получим воздействие на множество органов и систем…

Краниальный ритм

Движение костей черепа по своей природе является постоянным, ритмичным и цикличным дыхательным механизмом в организме. При этом движение каждой кости в отдельности синхронизировано с движением других костей, флуктуациейликвора, изменениями нервной оси и мозговых оболочек, что оставляет единый физиологический комплекс.  В черепе имеется фаза вдоха – флексия, и фаза выдоха – экстензия.

Движение костных структур обеспечивается следующими составляющими:

  • Подвижность костей черепа в области швов.
  • Наличие спинномозговой жидкости и ее флуктуация
  • Подвижность мембран реципрокного натяжения
  • Подвижность как неотъемлемое свойство ткани головного и спинного мозга
  • Подвижность крестца между подвздошными костями

Первичный дыхательный механизм (краниосакральный ритм) —  это ритм, присущий всей ЦНС. Этот механизм распространяется на все тело и должен рассматриваться как истинная составляющая физиологии всего тела.

«Первичный» — потому что он лежит в основе и контролирует все прочие физиологические механизмы организма.

«Дыхательный» — так как связан с газовым и электролитным обменом на клеточном уровне, известным как клеточное дыхание.

«Механизм» — потому что он проявляется через механику сочленения костей черепа.

Исследования с помощью черепных датчиков многократно показывали наличие краниального ритма. Использовались различные приспособления, позволяющие регистрировать микроподвижность костей черепа и параллельно исключающие влияние артефактов, связанных с дыханием и сердечной деятельностью.

Также в 1991 году Ю.Е. Москаленко  подтвердил микромобильность черепа с помощью точных записывающих зондов, используя биоимпедансный метод  и транскраниальную допплерографию.

Максимальный размах движения костей черепа здорового человека на уровне швов, выявленный при этих исследованиях, не превышает 1-1,5 мм.

Флуктуация ЦСЖ

Центральная нервная система, представленная головным и спинным мозгом, отличается от остальных систем и органов человеческого тела отсутствием лимфатических сосудов и лимфы. Роль лимфатической системы в головном мозгевыполняет ликвор (цереброспинальная жидкость).
Во время фазы вдоха – флексии — происходит образование ликвора в сосудистых сплетениях головного мозга. В фазе выдоха – экстенсия – происходит фильтрация и частичная резорбция ликвора в арахноидальных грануляциях. Благодаря гидравлическому давлению СМЖ поддерживается постоянство краниального ритма.

В свою очередь равномерный краниальный ритм регулирует гомеостаз и цикличность ликвородинамики. Баланс может нарушиться при различных заболеваниях ЦНС, или при сбое краниального ритма. Это приводит к повышенному давлениюликвора и, как пример, к гидроцефалии (см. патология краниального ритма).

Следствием такого нарушения может быть психосоматические нарушения, ухудшение общего самочувствия. Пострадает работа гипоталамуса, включая терморегуляцию, сон, жировой обмен, эмоции.

 

Может возникнуть симптоматика, связанная с работой ствола мозга: тошнота, рвота, диарея, запор, нарушение сердечного ритма, астма, головокружение, шум в ушах и прочие расстройства (см. патофизиологию краниального ритма).

Мембраны реципрокного натяжения

Твердая мозговая оболочка является единой структурой, сверхпрочной и нерастяжимой. Ее складки и отростки образуютсерп мозга, палатку и намет мозжечка, также она выстилает спинномозговой канал и частично выходит с периферическими нервными волокнами. Все составляющие твердой мозговой оболочки принято называть мембранами реципрокного натяжения. Это означает, что пластическая деформация одной из них влечет за собой натяжение и деформацию других.

Рис.2 Схема мембран реципрокного натяжения, образованных твердой мозговой оболочкой. Натяжение твердой мозговой оболочки. Стрелками указаны векторы движения костей и мембран по ходу волокон твердой мозговой оболочки (слева и вверху) и распределение векторов сил вдоль костей черепа (внизу).

 

Анатомия вен и венозных синусов головного мозга в их взаимоотношении с твердой мозговой оболочкой такова, что натяжение последней влияет на их размеры и на способность транспортировать кровь. Венозные синусы образуются в местах расщепления листков твердой мозговой оболочки и осуществляют отток венозной крови из полости черепа.

Рис. 3 Твердая оболочка головного мозга, вид справа и сверху (правая часть крыши черепа удалена горизонтальным и сагиттальным распилами): 1 — серп большого мозга; 2 — верхний продольный синус; 3 — нижний продольный синус; 4 — межпещеристый синус; 5 — клиновидно-теменной синус; 6 — диафрагма седла; 7 — межпещеристый синус; 8 — пещеристый синус; 9 — базилярное сплетение: 10 — правый верхний каменистый синус; 11 — верхняя луковица внутренней яремной вены; 12 — сигмовидный синус; 13 — намет мозжечка; 14 — поперечный синус; 15 — сток синусный; 16 — прямой синус; 17 — большая мозговая вена; 18 — левый верхний каменистый синус; 19 — левый нижний каменистый синус.

 

Фасциальные мембраны могут приобрести натяжение вследствие изменения конфигурации черепа, отдельных костей, блоков в определенных швах, при нарушении краниального ритма (см. патогенез краниальных нарушений).

При натяжении мембран, стенка венозных синусов приобретает ригидность, отток венозной крови при этом нарушается.
Все вышеперечисленное приводит к застойным явлениям в черепе и, как следствие:

  • Внутричерепная гипертензия
  • Головные боли
  • Боли за глазными яблоками
  • Задержка психомоторного развития
  • ДЦП
  • Нарушение поведения у детей
  • Астении в любом возрасте
  • Депрессивные состояния у взрослых
  • Нарушение когнитивных функций мозга (снижение памяти, снижение концентрации, расстройство внимания).

Венозный стаз или повышение ликворного давления могут вызвать следующие симптомы:

  • Зона гопоталамуса – эмоциональная лабильность
  • Нарушение сна
  • Терморегуляции
  • Жирового обмена

2) Зона гипофиза

3) Зона ствола головного мозга (где расположены ядра практически всех черепных нервов, также сердечный и дыхательный центры)

  • тошнота
  • рвота
  • диарея
  • запор
  • нарушение сердечного ритма
  • астма (при возникновении рефлекторного бронхоспазма)
  • окулярный дисбаланс
  • головокружение
  • шум в ушах
  • атаксия и др

4) Дистрофия черепных нервов вызовет следующие нарушения

  • снижение обоняния
  • зрительные и глазодвигательные расстройства
  • невралгия тройничного нерва
  • глухота
  • головокружение
  • вагусный синдром (влияние на парасимпатику ЖКТ, дыхательной и сердечно-сосудистой системы…)

Читать полностью…

Коллагеновые импланты ТМО

Каталог продуктов для восстановления твердой мозговой оболочки

Минимизируйте неопределённость исхода операции уже на стадии закрытия дефектов ТМО благодаря продуктам линеек DuraGen® и DuraSeal®, которые предлагают комплексное решение для достижения достаточной герметичности в краниальной и спинальной хирургии.

  1. Линейка продуктов DuraGen®

    1. Технология Ultra Pure Collagen™

      Линейка имплантов DuraGen® была разработана специально для операций по восстановлению твердой мозговой оболочки. При изготовлении линейки продуктов DuraGen® используются материалы, полученные из надежного источника коллагена и обработанные по процедуре, обеспечивающей устранение антигенных компонентов — по технологии Ultra Pure Collagen™.

    2. Механизм действия имплантов для восстановления твердых мозговых оболочек DuraGen

      Гистологическая постимплантационная оценка 100 пациентов выявила миграцию фибробластов в коллагеновую матрицу и их пролиферацию в нём. Пористая структура коллагеновой матрицы способствует росту фибробластов в имплантате. Фибробласты были обнаружены в коллагеновых волокнах матрицы и представляли собой основу для нового формируемого коллагенового слоя.

      Имплант ТМО DuraGen®

      Предназначен для восстановления и реконструкции дефектов твердой мозговой оболочки в краниальной и спинальной хирургии.

      Сфера применения:
      • Пластика твердой мозговой оболочки
      Преимущества:
      • Содержание натурального коллагена — 97%
      • Не требует наложения швов
      • Полностью резорбируется, замещаясь «новой» ТМО
      • Препятствует спаечному процессу
      Двусторонний имплант для пластики ТМО DuraGen® Plus

      Предназначен для устранения дефектов твердой мозговой оболочки при проведении краниальных и спинальных операций, а также для использования в качестве адгезионного барьера для минимизации эпидурального фиброза.

      Сфера применения:
      • Пластика твердой мозговой оболочки
      • Создание барьера для предотвращения перидурального фиброза при спинальных операциях
      Преимущества:
      • Содержание натурального коллагена — 97%
      • Накладывается любой из сторон
      • Обладает более плотной и однородной структурой и повышенной адгезивностью, что препятствует ликворее даже при операциях на задней черепной ямке и при трансназальных операциях
      • Не требует наложения швов
      • Эластичен, легко принимает форму поверхности мозга
      • Имеет свойства, близкие к естественной ТМО
      • Полностью резорбируется, замещаясь «новой» ТМО
      • Препятствует спаечному процессу
      Подшиваемый имплант для пластики ТМО Suturable DuraGen®

      Предназначен для восстановления и реконструкции дефектов твердой мозговой оболочки в краниальной и спинальной хирургии.

      Сфера применения:
      • Пластика твердой мозговой оболочки при локализациях с повышенным риском ликвореи
      Преимущества:
      • Содержание натурального коллагена — 97%
      • Сочетает преимущества бесшовного и подшиваемого материала для пластики ТМО
      • Эластичен, легко принимает форму поверхности мозга
      • Имеет свойства, близкие к естественной ТМО
      • Полностью резорбируется, замещаясь «новой» ТМО
      • Препятствует спаечному процессу
  2. Линейка продуктов DuraSeal®

    1. Технология ПЭГ-гидрогеля

      Линейка герметиков DuraSeal® была специально разработана для использования в качестве дополнения к стандартным техникам восстановления твердой мозговой оболочки, в частности, при подшивании, для обеспечения закрытия шва, не допускающего утечки жидкости, во время операции и в течение критического периода заживления. Линейка продуктов DuraSeal® изготавливается по специальной технологии производства полимеров, сочетающей сложный эфир ПЭГ (полиэтиленгликоль) и трилизинамин, что позволят получить адаптируемый и биосовместимый гидрогель.

    2. Механизм действия герметиков DuraSeal для твердых мозговых оболочек

      Механизмом образования гидрогеля является полимеризация. Полученный хирургический герметизирующий гидрогель содержит более 90% воды. При смешивании двух исходных материалов, трилизинамин прикрепляется к концам молекул ПЭГ, что обеспечивает образование поперечных связей. Гидролиз высвобождает растворимые молекулы ПЭГ и молекулы трилизина в воду.

      DuraSeal® Система герметизации твердой мозговой оболочки головного мозга

      Предназначена для использования в качестве дополнения стандартных техник восстановления твердой мозговой оболочки, в частности, при подшивании, для обеспечения закрытия шва, не допускающего утечки жидкости во время краниальной операции.

      DuraSeal® Xact Герметизирующая и противоспаечная система для твердой мозговой оболочки спинного мозга

      Предназначена для использования в качестве дополнения к стандартным техникам восстановления твердой мозговой оболочки, в частности, при подшивании, для обеспечения закрытия шва, не допускающего утечки жидкости во время спинальной операции.

      Аппликаторы с удлиненным наконечником

      Предназначены для одновременной доставки двух неоднородных растворов к области хирургического вмешательства.

Полный спектр решений для доступа, герметизации, восстановления твердой мозговой оболочки головного, спинного мозга и кости черепа

Перфораторы и наборы для краниотомии Codman®

Уже 30 лет одноразовые перфораторы Codman® являются выбором нейрохирургов № 1.

Механизм наконечника с автоматическим отключением помогают обеспечить безопасность процедуры и защитить тонкую кость от повреждений, а твердую мозговую оболочку — от разрыва.

Импланты для пластики ТМО DuraGen®

В отношении имплантата для пластики твердой мозговой оболочки DuraGen® были проведены исследования при участии более чем 1400 пациентов и опубликовано больше данных, чем в отношении любого другого коллагенового имплантата. Именно поэтому имплантат DuraGen®, доказавший свою эффективность в клинических условиях, чаще других используется в качестве имплантата для предотвращения утечки СМЖ и восстановления твердой мозговой оболочки.

Suturable DuraGen® представляет собой двухслойный имплантат повышенной прочности, обеспечивающий возможность наложения швов без ущерба для его совместимости и резорбции, которыми должен обладать имплантат твердой мозговой оболочки.

Хирургическая герметизирующая система для твердой мозговой оболочки DuraSeal®

Линейка герметиков DuraSeal® была специально разработана для использования в качестве дополнения к стандартным техникам восстановления твердой мозговой оболочки, в частности, при подшивании, для обеспечения закрытия шва, не допускающего утечки СМЖ, во время операции и в течение всего критического периода заживления. DuraSeal® является более эффективным средством предотвращения утечек СМЖ по сравнению c фибриновым клеем.

Биомиметическая реконструкция костей черепа CustomBone®

Индивидуально изготовленный имплантат CustomBone® — имплантат, удовлетворяющий особые потребности каждого конкретного пациента, предназначенный для закрытия костных пустот при краниопластике.

Индивидуально изготовленный имплантат CustomBone® изготовлен из биомиметического материала с химическим составом и структурой, схожими с минеральным составом человеческой кости. Специальный биомиметический химический состав вкупе с повышенной взаимосвязанной пористостью способствуют росту в имплантате клеток, ответственных за регенерацию кости и играющих важную роль в процессе периметральной остеоинтеграции имплантата.

Нервная система животных: оболочки спинного мозга

Спинной мозг животных (в частности кошек и собак), являясь одним из органов нервной системы животных, покрыт тремя оболочками:

Наружная или твердая мозговая оболочка построена из фиброзной ткани, плотная и бедная кровеносными сосудами; в виде футляра одевает спинной мозг и его нервы. Ее внутренняя поверхность выстлана эндотелием, а наружная обращена в полость спинномозгового канала, причем между стенкой его и твердой мозговой оболочкой имеется промежуток — эпидуральное пространство.

Средняя или паутинная оболочка так же соединительнотканная, но нежная и бессосудистая; она рыхло покрывает мозг, не заходя в его щели (борозды).

Внутренняя или мягкая мозговая оболочка чрезвычайно тонкая и покрывает непосредственно нервное вещество, заходя во все его извилины. Снаружи покрыта также эндотелием. Конечная нить образуется этой оболочкой. Мозговые оболочки, располагаясь в указанном порядке, образуют между собой по всему протяжению спинного мозга два щелевидных пространства, а именно:

  • Субдуральное пространство, оно находится между твердой мозговой оболочкой и паутиной.
  • Подпаутинное пространство — между паутинной и мягкой мозговыми оболочками.

Оба пространства содержат незначительное количество серозной жидкости и сообщаются с таковыми же пространствами головного мозга. Спинной мозг, покрытый своими оболочками, свободно лежит в спинномозговом канале и сохраняет свое центральное положение посредством отходящих смешанных нервов и так называемых зубчатых связок , которые в виде треугольной формы пластинок, расположенных на паутинной оболочке между нервными корешками, прикрепляют его к стенке костного канала.

Таким образом, вы ознакомились с общим строением оболочек спинного мозга. В следующей статье vetsait.com поведает об анатомии головного мозга животных.

Схожі статті по ветеринарії

Мітки: анатомия животныхнервная система

4. Гистологическое строение оболочек спинного и головного мозга.

Оболочки спинного и головного мозга представлены мягкой, паутинной и твердой мозговой оболочкой.

1. Мягкая мозговая оболочка — самая внутренняя оболочка, отграничивается от тканей мозга глиальной мембраной. Гистологически — это РВСТ с обилием кровеносных сосудов и нервных волокон.

2. Паутинная оболочка — тонкий слой РВСТ, связанная коллагеновыми и эластическими волокнами с мягкой мозговой оболочкой. Между паутинной и мягкой мозговой оболочкой находится субарахноидальное пространство, выстланное слоем плоских глиоцитов. Это пространство содержит цереброспинальную жидкость и сообщается с желудочками мозга.

3. Твердая мозговая оболочка — это плотная неоформленная волокнистая сдт. Между твердой и паутинной оболочкой находится субдуральное пространство с небольшим количеством цереброспинальной жидкости. Стенки этого пространства также выстланы плоскими глиоцитами.

У спинного мозга снаружи твердой мозговой оболочки находится эпидуральное пространство, заполненное жировой тканью. Твердая мозговая оболочка головного мозга плотно сращена с надкостницей черепных костей и эпидурального пространства не имеет.

5. Особенности кровоснабжения нервной системы.

1. Характерно обильное кровоснабжение; обусловлено высоким уровнем потребления кислорода нейроцитами. Если нарушается доставка кислорода более чем на 1 минуту, нейроциты не в состоянии выполнять свои функции и в них включается защитный механизм — запредельное торможение (пример: даже кратковременное пережатие сонных артерий приводит к отключению коры БПШ — человек как бы «засыпает»).

2. Гемокапилляры ЦНС имеют непрерывную эндотелиальную выстилку и хорошо выраженную сплошную базальную мембрану. Снаружи гемокапилляры плотно окружены пластинчатыми окончаниями отростков астроцитов. Эндотелий и утолщенная базальная мембрана капилляров вместе с пластинчатыми окончаниями отростков астроцитов образуют гематоэнцефалический барьер.

6. Возрастные изменения, реактивность и регенерация тканей нервной системы.

Реактивность и регенерация тканей нервной системы.

Ткани НС очень чувствительны к воздействию различного рода неблагоприятных факторов (механическая травма, сотрясения, токсические вещества, лучевое воздействие и т.д), в результате которых:

— нарушается проницаемость стенок сосудов;

— в нейроцитах происходит тигролиз, вакуолизация цитоплазмы, уменьшение

содержания рибосом и РНК, расширение цистерн ЭПС и ПК, набухание митохондрий и разрушение крист, кариопикноз и кариолизис.

Наиболее чувствительны к повреждающим факторам нейроциты III (пирамидного), V (ганглинарного) и VI (полиморфного) слоев коры БПШ и клетки ганглионарного слоя мозжечка, нейроциты гипоталамуса.

Репаративный посттравматический гистогенез тканей НС имеет свои особенности в связи с отсутствием камбиальных элементов среди нейроцитов. В результате пролиферация сдт клеток, клеток нейроглии, формирования коллагеновых волокон в очаге повреждения образуется рубец сложного тканевого состава — соединительно-тканный рубец с элементами нейроглии.

Возрастные изменения в нервной системе.

Изменения в ЦНС в раннем постнатальном возрасте связаны с созреванием нервной ткани. У новорожденных для корковых нейроцитов характерно высокое ядерно-цитоплазматическое отношение. С возрастом это соотношение снижается за счет увеличения массы цитоплазмы; увеличивается число синапсов.

Изменения в ЦНС в старческом возрасте связаны прежде всего со склеротическими изменениями сосудов, приводящие к ухудшению трофики. Утолщается мягкая и паутинная оболочка, там откладываются соли кальция. Наблюдается атрофия коры БПШ, особенно в лобной и теменной долях. Снижается число нейроцитов в единице обьема мозговой ткани из-за гибели клеток. Нейроциты уменьшаются в размерах, в них уменьшается содержание базофильной субстанции (уменьшение числа рибосом и РНК), в ядрах увеличивается доля гетерохроматина. В цитоплазме накапливается пигмент липофусцин. Быстрее других изменяются пирамидные клетки V слоя коры БПШ, грушевидные клетки ганглионарного слоя мозжечка.

1

Золина Анна, ТГМА, леч.фак.

ГЕРМЕТИК ДЛЯ ТВЕРДОЙ МОЗГОВОЙ ОБОЛОЧКИ СПИННОГО МОЗГА ДУРАСИЛ (DuraSeal Xact)

DuraSeal Xact — герметизирующая и противоспаечная система показана к применению при выполнении операций на позвоночнике в качестве вспомогательного средства к стандартным методам заживления твердой мозговой оболочки (наложение швов). Использование системы DuraSeal Xact — доказанный метод надежной герметизации твердой мозговой оболочки спинного мозга и значительного снижения образования фиброзной ткани в эпидуральном пространстве (которое имеет место при обычном течении процесса заживления). 
Описание. Двухкомпонентная герметизирующая и противоспаечная система DuraSeal Xact состоит из двух растворов синтетического происхождения – эфирного раствора полиэтиленгликоля (PEG) («синий») и раствора боратного буфера («прозрачный»). Компоненты системы не содержат каких-либо продуктов человеческого или животного происхождения. При смешивании компоненты DuraSeal Xact соединяются и образуют герметизирующий и противоспаечный гидрогель, прочно связывающийся с тканями. Смешивание компонентов происходит в тот момент, когда эти вещества выходят из наконечника аппликатора в виде спрея. Полимеризация происходит в течение первых трех секунд после нанесения. Гидрогелем можно покрывать сложные поверхности. Гидрогель имеет выраженную голубую окраску для лучшей визуализации во время нанесения. Гидрогелиевый герметик DuraSeal Xact полностью рассасывается в период заживления ран: от 9 до 12 недель. ПОКАЗАНИЯ.Система DuraSeal Xact предназначена для применения при выполнении операций на позвоночнике в качестве вспомогательного средства к стандартным методам пластики твердой мозговой оболочки, например, наложению швов, для обеспечения герметичного закрытия операционной раны и в качестве противоспаечного средства для уменьшения послеоперационного эпидурального фиброза.
ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Запрещается использовать гидрогель DuraSeal Xact при хирургических процедурах в брюшной полости и в полости таза в качестве хирургического клея и противоспаечного средства. 
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Исследования системы DuraSeal Xact не проводились на:

  • пациентах с аллергией на краситель голубой FD&C №1;
  • пациентах с резким изменением почечной или печеночной функции;
  • беременных или кормящих грудью;
  • Запрещается использовать систему DuraSeal Xact при наличии признаков активной инфекции операционной раны.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ.

  • Использовать только с аппликаторами, поставляемыми в комплект.
  • Система DuraSeal Xact поставляется в стерильном виде. Не используйте уплотнитель, если упаковка вскрыта или повреждена. Повторной стерилизации не подлежит.
  • Система DuraSeal Xact предназначена только для одноразового использования. Неиспользованный продукт и продукт со вскрытой упаковкой следует утилизировать.
  • Запрещается использовать продукт, если порошок PEG утратил сыпучесть.
  • Необходимо использовать в течение 1 часа с момента приготовления синего прекурсора.
  • Перед применением гидрогеля DuraSeal Xact убедитесь в том, что на оперируемом участке приостановлено выделение жидкостей (спинномозговой жидкости, крови).
  • Не допускайте случайного попадания гидрогеля DuraSeal Xact на те ткани, которые впоследствии будут сопоставлены, например, на мышцы и кожу. Хирургический уплотнитель в результате набухания может увеличиться на 12% своего размера в любом направлении.

СПОСОБ СТЕРИЛИЗАЦИИ. DuraSeal Xact стерилизован радиоактивным излучением.
ХРАНЕНИЕ. DuraSeal Xact следует хранить при комнатной температуре не выше 25 °C.

Код

Описание

Упаковка

203001DuraSeal® Xact  система герметизации для твердой мозговой оболочки спинного мозга 3 мл.

1 шт в уп.

204003DuraSeal® Xact  система герметизации для твердой мозговой оболочки спинного мозга 3 мл.

5 шт в уп.

205108Удлинитель аппликатора 8 см

5 шт в уп.

205115Удлинитель аппликатора 15 см

5 шт в уп.

20-5000Аппликатор для «МикроМиста» 14 см

5 шт в уп.

FR-6065Флоу регулятор

1 шт.

Диагностика, патогенез и лечение повреждений твердой мозговой оболочки при позвоночно-спинномозговой травме | Мартикян

1. Леонтьев М. А. Эпидемиология спинальной травмы и частота полного анатомического повреждения спинного мозга. В сб.: Актуальные проблемы реабилитации инвалидов. Новокузнецк, 2003. С. 37–38.

2. Крылов В. В., Коновалов А. Н., Дашьян В. Г. и др. Состояние нейрохирургической службы Российской Федерации. Нейрохирургия. 2016;(3):3–44.

3. Гринь А. А. Хирургическое лечение больных с повреждением позвоночника и спинного мозга при сочетанной травме: автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 2008. 48 с.

4. Миронов Е. М. Анализ первичной инвалидности среди больных с последствиями позвоночно-спинномозговой травмы. Медико-социальная экспертиза и реабилитация 2004;(1):33–4.

5. Spine surgery: techniques, complication avoidance, and management. Ed. by E. C. Benzel. 2nd ed. Philadelphia: Elsevier Churchill Livingstone, 2005. P. 1600.

6. Афаунов А. А., Кузьменко А. В., Басанкин И. В. Дифференциальный подход к лечению больных с травматическими стенозами позвоночного канала на нижнегрудном и поясничном уровне. Инновационная медицина Кубани 2016;(2):5–16

7. Mohanty S. P., Bhat N. S., Abraham R., Ishwara K. С. Neurological deficit and canal compromise in thoracolumbar and lumbar burst fractures. J Orthop Surg (Hong Kong) 2008;16(1):20–3. DOI: 10.1177/230949900801600105. PMID: 18453652.

8. Vaccaro A. R., Nachwalter R. S., Klein G. R. et al. The significance of thoracolumbar spinal canal size in spinal cord injury patients. Spine (Phila Pa 1976) 2001;26(4):371–6. PMID: 11224884.

9. Magerl F., Aebi M., Gertzbein S. D. et al. A comprehensive classification of thoracic and lumbar injuries. Eur Spine J 1994;3(4):184–201. PMID: 7866834.

10. Vaccaro A. R., Oner C., Kepler C. K. et al. AO Spine thoracolumbar spine injury classification system: fracture description, neurological status, and key modifiers. Spine (Phila Pa 1976) 2013;38(23):2028–37. DOI: 10.1097/BRS.0b013e3182a8a381. PMID: 23970107.

11. Крылов В. В., Гринь А. А., Луцик А. А. и др. Клинические рекомендации по лечению острой осложненной и неосложненной травмы позвоночника у взрослых. Н. Новгород, 2013. 43 с.

12. Aydinli U., Karaeminoğullari O., Tişkaya K., Oztürk C. Dural tears in lumbar burst fractures with greenstick lamina fractures. Spine (Phila Pa 1976) 2001;26(18):E410–5. PMID: 11547211.

13. Cammisa F. P.Jr, Eismont F. J., Green B. A. Dural laceration occurring with burst fractures and associated laminar fractures. J Bone Joint Surg Am 1989;71(7):1044–52. PMID: 2760080.

14. Kahamba J. F., Rath S. A., Antoniadis G. et al. Laminar and аrch fractures with dural tear and nerve root entrapment in patients operated upon for thoracic and lumbar spine injuries. Acta Neurochir (Wien) 1998;140(2):114–9. PMID: 10398989.

15. Keenen T. L., Antony J., Benson D. R. Dural tears associated with lumbar burst fractures. J Orthop Trauma 1990;4(3):243–5. PMID: 2231119.

16. Ozturk C., Ersozlu S., Aydinli U. Importance of greenstick lamina fractures in low lumbar burst fractures. Int Orthop 2006;30(4):295–8. DOI: 10.1007/s00264‑005‑0052‑0. PMID: 16501977.

17. Park J. K., Park J. W., Cho D. C., Sung J. K. Predictable factors for dural tears in lumbar burst fractures with vertical laminar fractures. J Korean Neurosurg Soc 2011;50(1):11–6. DOI: 10.3340/jkns.2011.50.1.11. PMID: 21892398.

18. Pau A., Silvestro C., Carta F. Can lacerations of the thoraco-lumbar dura be predicted on the basis of radiological patterns of the spinal fractures? Acta Neurochir (Wien) 1994;129(3–4):186–7. PMID: 7847161.

19. Pickett J., Blumenkopf B. Dural lacerations and thoracolumbar fractures. J Spinal Disord 1989;2(2):99–103. PMID: 2520069.

20. Млявых С. Г. Хирургическая тактика при нестабильных изолированных и сочетанных повреждениях грудного и поясничного отделов позвоночника: автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2009. 27 с

21. Reinhold M., Knop C., Beisse R. et al. Operative treatment of traumatic fractures of the thoracic and lumbar spinal column. Part I: epidemiology. Unfallchirurg 2009;112(1):33–42. DOI: 10.1007/s00113‑008‑1524‑7. PMID: 19099280.

22. Крылов В. В., Гринь А. А. Травма позвоночника и спинного мозга. М.: ПринтСтудио, 2014. 420 с.

23. Рерих В. В., Борзых К. О., Рахматиллаев Ш. Н. Хирургическое лечение взрывных переломов грудных и поясничных позвонков, сопровождающихся сужением позвоночного канала. Хирургия позвоночника 2007;(2):8–15.

24. Tang P., Long A., Shi T. et al. Analysis of the independent risk factors of neurologic deficit after thoracolumbar burst fracture. J Orthop Surg Res 2016;11(1):128. DOI: 10.1186/s13018‑016‑0448‑0. PMID: 27788683.

25. Miller C. A., Dewey R. C., Hunt W. E. Impaction fracture of the lumbar vertebrae with dural tear. J Neurosurg 1980;53(6):765–71. DOI: 10.3171/jns.1980.53.6.0765. PMID: 7441336.

26. Skiak E., Karakasli A., Harb A. et al. The effect of laminae lesion on thoracolumbar fracture reduction. Orthop Traumatol Surg Res 2015;101(4):489–94. DOI: 10.1016/j.otsr.2015.02.011. PMID: 25933705.

27. Yoshiiwa T., Miyazaki M., Kodera R. et al. Predictable imaging signs of cauda equine entrapment in thoracolumbar and lumbar burst fractures with greenstick lamina fractures. Asian Spine J 2014;8(3):339–45. DOI: 10.4184/asj.2014.8.3.339. PMID: 24967048.

28. Denis F. Spinal instability as defined by the three-column spine concept in acute spinal trauma. Clin Orthop Relat Res 1984;(189):65–76. PMID: 6478705.

29. Denis F., Burkus K. J. Diagnosis and treatment of cauda equina entrapment in the vertical lamina fracture of lumbar burst fractures. Spine (Phila Pa 1976) 1991; 16(8Suppl):S433–9. PMID: 1785101.

30. Bridwell K. H. Low lumbar (L3–L4–L5) burst fractures. In: Thoracolumbar spine fracture. Ed. by Y. Floman, J. P.C. Farcy, C. Argenson. New York: Raven, 1993. Pp. 223–34.

31. Luszczyk M. J., Blaisdell G. Y., Wiater B. P. et al. Traumatic dural tears: what do we know and are they a problem? Spine J 2014;14(1):49–56. DOI: 10.1016/j.spinee.2013.03.049. PMID: 23669121.

32. Park Y. K., Tator C. H. Prevention of arachnoiditis and postoperative tethering of the spinal cord with Gore-Tex surgical membrane: an experimental study with rats. Neurosurgery 1998;42(4):813–23. PMID: 9574646.

33. Sharma M., Sharma A. K., Maneet G., Gaurav K. Dural tears associated with burst fractures of lumbar vertebrae: a series of three cases. Indian J Neurosurg 2017;6(1):10–4.

34. Silvestro C., Francaviglia N., Bragazzi R. et al. On the predictive value of radiological signs for the presence of dural lacerations related to fractures of the lower thoracic or lumbar spine. J Spinal Disord 1991;4(1):49–53. PMID: 1807530.

35. Lee I. S., Kim H. J., Lee J. S. et al. Dural tears in spinal burst fractures: predictable MR imaging findings. AJNR Am J Neuroradiol 2009;30(1):142–6. DOI: 10.3174/ajnr.A1273. PMID: 18768720.

36. Denis F. The three column spine and its significance in the classification of acute thoracolumbar spinal injuries. Spine ( Phila Pa 1976) 1983;8(8):817–31. PMID: 6670016.

37. Atlas S. W., Regenbogen V., Rogers L. F., Kim K. S. The radiologic characterization of burst fractures of the spine. AJR Am J Roentgenol 1986;147(3):575–82.

38. Rasmussen P. A., Rabin M. H., Mann D. C. et al. Reduced transverse spinal area secondary to burst fractures: is there a relationship to neurologic injury? J Neurotrauma 1994;11(6):711–20. DOI: 10.1089/neu.1994.11.711. PMID: 7723070.

39. Усиков В. Д., Куфтов В. С., Ершов Н. И. Тактика хирургического лечения при позвоночно-спинномозговой травме грудного и поясничного отделов позвоночника. Травматология и ортопедия России 2013;(3):103–12.

40. Andreychik D. A., Alander D. H., Senica K. M., Stauffer E. S. Burst fractures of the second through fifth lumbar vertebrae. Clinical and radiographic results. J Bone Joint Surg Am 1996;78(8):1156–66. PMID: 8753707.

41. Harrop J. S., Hunt G. E. Jr, Vaccaro A. R. Conus medullaris and cauda equina syndrome as a result of traumatic injuries: management principles. Neurosurg Focus 2004;16(6):e4. PMID: 15202874.

42. Alpantaki K., Bano A., Pasku D. et al. Thoracolumbar burst fractures: a systematic review of management. Orthopedics 2010;33(6):422–9. DOI: 10.3928/01477447‑20100429‑24. PMID: 20806752.

43. Katonis P., Pasku D., Alpantaki K. et al. Combination of the AO-Magerl and loadsharing classifications for the management of thoracolumbar burst fractures. Orthopedics 2010;33(3). DOI: 10.3928/01477447‑20100129‑07. PMID: 20349867.

44. Vaccaro A. R., Rihn J. A., Saravanja D. et al. Injury of the posterior ligamentous complex of the thoracolumbar spine: a prospective evaluation of the diagnostic accuracy of magnetic resonance imaging. Spine (Phila Pa 1976) 2009;34(23):E841–7. DOI: 10.1097/BRS.0b013e3181bd11be. PMID: 19927090.

45. Ki-Chan A., Park D. H., Yong-Wook Kwon. Relationship between lamina fractures and dural tear in low lumbar burst fractures. J Korean Fract Soc 2011;24(3):256–61.

46. Lee J. Ch., Kim Y.-I., Shin B.-J. Dural tear and rootlet entrapment in the lumbar burst fractures associated with the laminar fracture. Spine J 2005;5(4 Suppl): S143.

47. Jensen M. C., Kelly A. P., Brant-Zawadzki M. N. MRI of degenerative disease of the lumbar spine. Magn Reson Q 1994;10(3):173–90. PMID: 7811610.

48. Marciello M. A., Flanders A. E., Herbison G. J. et al. Magnetic resonance imaging related to neurologic outcome in cervical spinal cord injury. Arch Phys Med Rehabil 1993;74(9):940–6. PMID: 8379840.

49. Bosacco S. J., Gardner M. J., Guille J. T. Evaluation and treatment of dural tears in lumbar spine surgery: a review. Clin Orthop Relat Res 2001;(389):238–47. PMID: 11501817.

50. Johnson D. B., Brennan P., Toland J., O’Dwyer A. J. Magnetic resonance imaging in the evaluation of cerebrospinal fluid fistulae. Clin Radiol 1996;51(12):837–41. PMID: 8972647.

51. Kandathil J. C., George M. Dural tear and pseudomeningocele due to lumbar burst fractures: Detection by multidetector computed tomography and magnetic resonance imaging. Hong Kong J Radiol 2011;14(2):84–8.

52. Гринь А. А., Кайков А. К., Крылов В. В. Осложнения и их профилактика у больных с позвоночно-спинномозговой травмой. Часть 2. Нейрохирургия 2015;(1):55–66.

53. Iannotti C., Zhang Y. P., Shields L. B. et al. Dural repair reduces connective tissue scar invasion and cystic cavity formation after acute spinal cord laceration injury in adult rats. J Neurotrauma 2006;23(6):853–65. DOI: 10.1089/neu.2006.23.853. PMID: 16774471.

54. Zhang Y. P., Iannotti C., Shields L. B. et al. Dural closure, cord approximation, and clot removal: enhancement of tissue sparing in a novel laceration spinal cord injury model. J Neurosurg 2004; 100(4 Suppl Spine):343–52. PMID: 15070142.

55. Кайков А. К. Ошибки и их профилактика в диагностике и лечении больных с травмой позвоночника и спинного мозга: дис. … канд. мед. наук. М., 2013. 132 c.

56. Liang H., Li C., Gao A. et al. Spinal duraplasty with two novel substitutes restored locomotor function after acute laceration spinal cord injury in rats. J Biomed Mater Res B Appl Biomater 2012;100(8):2131–40. DOI: 10.1002/jbm.b.32778. PMID: 22848005.

57. Song Y., Li S., Song B. et al. The pathological changes in the spinal cord after dural tear with and without autologous fascia repair. Eur Spine J 2014;23(7):1531–40. DOI: 10.1007/s00586‑014‑3326‑7. PMID: 24801575.

58. Black P. Cerebrospinal fluid leaks following spinal surgery: use of fat grafts for prevention and repair. Technical note. J Neurosurg 2002;96(2 Suppl): 250–2. PMID: 12450290.

59. Sun X., Sun C., Liu X. et al. The frequency and treatment of dural tears and cerebrospinal fluid leakage in 266 patients with thoracic myelopathy caused by ossification of the ligamentum flavum. Spine (Phila Pa 1976) 2012;37(12):702–7. DOI: 10.1097/ BRS.0b013e31824586a8. PMID: 22609726.

60. Haq I., Cruz-Almeida Y., Siqueira E. B. et al. Postoperative fibrosis after surgical treatment of the porcine spinal cord: a comparison of dural substitutes. Invited submission from the Joint Section Meeting on Disorders of the Spine and Peripheral Nerves, March 2004. J Neurosurg Spine 2005;2(1):50–4. DOI: 10.3171/spi.2005.2.1.0050. PMID: 15658126.

61. Narotam P. K., José S., Nathoo N. et al. Collagen matrix (DuraGen) in dural repair: аnalysis of a new modified technique. Spine (Phila Pa 1976) 2004;29(24):2861–7. PMID: 15599291.

62. Shibayama M., Mizutani J., Takahashi I. et al. Patch technique for repair of a dural tear in microendoscopic spinal surgery. J Bone Joint Surg Br 2008;90(8):1066–7. DOI: 10.1302/0301-620X.90B8.20938. PMID: 18669964.

63. Sugawara T., Itoh Y., Hirano Y. et al. Novel dural closure technique using polyglactin acid sheet prevents cerebrospinal fluid leakage after spinal surgery. Neurosurgery 2005;57(4 Suppl):290–4. PMID: 16234677.

64. Shimada Y., Hongo M., Miyakoshi N. et al. Dural substitute with polyglycolic acid mesh and fibrin glue for dural repair: technical note and preliminary results. J Orthop Sci 2006;11(5):454–8.

РАЗНИЦА МЕЖДУ ТВЕРДОЙ МОЗГОВОЙ ОБОЛОЧКОЙ И СПИННЫМ МОЗГОМ | СРАВНИТЕ РАЗНИЦУ МЕЖДУ ПОХОЖИМИ ТЕРМИНАМИ — НАУКА

В ключевое отличие между твердой мозговой оболочкой головного и спинного мозга находится твердая оболочка головного мозга опирается на периостальную выстилку кости черепа и защищает головной мозг, в т

В ключевое отличие между твердой мозговой оболочкой головного и спинного мозга находится твердая оболочка головного мозга опирается на периостальную выстилку кости черепа и защищает головной мозг, в то время как твердая мозговая оболочка спинного мозга опирается на большое затылочное отверстие и защищает спинной мозг.

Есть три мозговых оболочки, которые защищают центральную нервную систему. Dura Mater — это самый внешний слой или самые внешние мозговые оболочки, которые защищают как головной, так и спинной мозг. Он также удерживает спинномозговую жидкость и противостоит внешним ударам и травмам. Твердая мозговая оболочка головного мозга — это самые внешние мозговые оболочки, которые покрывают мозг, а твердая мозговая оболочка спинного мозга — это самые внешние мозговые оболочки, покрывающие спинной мозг.

1. Обзор и основные отличия
2. Что такое твердая мозговая оболочка мозга?
3. Что такое твердая мозговая оболочка спинного мозга?
4. Сходство твердой мозговой оболочки и спинного мозга.
5. Сравнение бок о бок — твердая мозговая оболочка и спинной мозг в табличной форме
6. Резюме

Что такое твердая мозговая оболочка мозга?

Твердая мозговая оболочка — это самые внешние оболочки головного мозга. Он переходит в спинной мозг. Таким образом, твердая мозговая оболочка присутствует как в головном, так и в спинном мозге. Твердая мозговая оболочка покрывает мозг, образуя венозные синусы, отводящие кровь и спинномозговую жидкость.

Структура твердой мозговой оболочки головного мозга состоит из трех основных характеристик: наличие внеклеточных цистерн, отсутствие соединительнотканных волокон и наличие контактов между клетками, за исключением плотных контактов. Более того, твердая мозговая оболочка содержит большое количество коллагеновых волокон, которые ориентированы в разной ориентации. Распределение фиброцитов также является характерной особенностью твердой мозговой оболочки головного мозга. Твердая мозговая оболочка имеет множество складок и отражений, таких как Falx cerebri, Falx cerebelli, tentorium cerebelli, diaphragma sellae.

Более того, твердая мозговая оболочка прилегает к периостальной выстилке остеоцита черепа. Отсутствует эпидуральное пространство. Основная функция твердой мозговой оболочки — защита. Он защищает всю центральную нервную систему от внешних повреждений и ударов. Он также отвечает за поддержание цереброспинальной жидкости в головном мозге.

Что такое твердая мозговая оболочка спинного мозга?

Твердая мозговая оболочка спинного мозга, также называемая твердой мозговой оболочкой спинного мозга, представляет собой фиброзный, не прилипающий жесткий слой, который окружает спинной мозг. Твердая мозговая оболочка находится между стенкой позвоночного канала и эпидуральным пространством. Он состоит из рыхлой ареолярной ткани, расположенной в виде параллельных фиброзных и эластичных лент, и сети внутренних позвоночных венозных сплетений. Кроме того, твердая мозговая оболочка спинного мозга хорошо васкуляризована. Он получает кровь через переднюю и заднюю корешковые артерии, тогда как передние и задние спинномозговые вены отводят кровь от твердой мозговой оболочки. Важнейшим характерным признаком строения твердой мозговой оболочки спинного мозга является венозное сплетение. Венозное сплетение дренирует внешнюю поверхность твердой мозговой оболочки спинного мозга.

Твердая мозговая оболочка также содержит хорошее нервное питание. Спинной нерв и чувствительные нервы разветвляются на твердую мозговую оболочку. Твердая мозговая оболочка позвоночника прикрепляется к большому затылку и к 2-му затылочному отверстию.nd и 3rd шейный позвонок. Подобно твердой мозговой оболочке, твердая мозговая оболочка также обеспечивает защиту спинного мозга и сохраняет цереброспинальную жидкость неповрежденной.

Каковы сходства между твердой мозговой оболочкой головного мозга и спинным мозгом?

  • Твердая мозговая оболочка обоих состоит из коллагеновых волокон и фибрилл.
  • Они состоят из ареолярной ткани.
  • Твердая мозговая оболочка обеспечивает защиту головного и спинного мозга соответственно.
  • Более того, они помогают сохранить цереброспинальную жидкость в целости.
  • Кроме того, у обоих хорошее кровоснабжение кровеносных сосудов и нервов.
  • Кроме того, твердая оболочка головного и спинного мозга проходит через большое затылочное отверстие.

В чем разница между твердой мозговой оболочкой головного мозга и спинным мозгом?

Головной и спинной мозг относятся к центральной нервной системе.Ключевое различие между твердой мозговой оболочкой головного мозга и спинным мозгом состоит в том, что твердая оболочка головного мозга — это самые внешние мозговые оболочки, покрывающие головной мозг, а твердая мозговая оболочка спинного мозга — это самые внешние мозговые оболочки, покрывающие спинной мозг.

Твердая мозговая оболочка опирается на периостальную выстилку кости черепа, а твердая мозговая оболочка спинного мозга опирается на большое затылочное отверстие. Таким образом, мы можем рассматривать это также как разницу между твердой мозговой оболочкой головного и спинного мозга. Кроме того, эпидуральное пространство присутствует в твердой мозговой оболочке спинного мозга, тогда как эпидуральное пространство отсутствует в твердой мозговой оболочке. Более того, еще одно различие между твердой мозговой оболочкой головного мозга и спинным мозгом состоит в том, что в твердой мозговой оболочке можно увидеть многочисленные складки, но они не наблюдаются в твердой мозговой оболочке спинного мозга.

Резюме — твердая мозговая оболочка против спинного мозга

Твердая мозговая оболочка — это самые внешние оболочки головного и спинного мозга. Таким образом, твердая мозговая оболочка защищает мозг, действуя как внешняя оболочка. Напротив, твердая мозговая оболочка покрывает спинной мозг и защищает спинной мозг. Обе эти морфологические структуры состоят из фибриллярной сети ареолярной ткани. Оба продолжаются большим затылочным отверстием; однако твердая мозговая оболочка соответствует периостальному отделу кости черепа. Помимо защиты, твердая мозговая оболочка головного и спинного мозга также сохраняет спинномозговую жидкость неповрежденной. Таким образом, это сводка различий между твердой мозговой оболочкой головного и спинного мозга.

Анатомия, голова и шея, твердая мозговая оболочка — StatPearls

Введение

Твердую мозговую оболочку часто называют просто твердой мозговой оболочкой. Это один из слоев соединительной ткани, из которых состоят мозговые оболочки (мягкая мозговая оболочка, паутинная оболочка и твердая оболочка, изнутри наружу). Это самый внешний слой из трех мозговых оболочек, которые окружают и защищают головной и спинной мозг. Твердая мозговая оболочка состоит из фибробластов и большого количества внеклеточного коллагена. [1]

Твердая мозговая оболочка состоит из двух слоев: периостального / эндостального слоя и менингеального слоя.Венозные синусы твердой мозговой оболочки находятся между этими двумя слоями. Твердая мозговая оболочка складывается, образуя перегородки, из которых состоят мозжечки головного мозга, тенториум мозжечка, мозжечок серого и турецкая диафрагма.

Структура и функции

Надкостничный или эндостальный слой твердой мозговой оболочки — это просто слой надкостницы, покрывающий внутреннюю поверхность черепа. Слой не выходит за пределы затылочного отверстия, чтобы прилегать к твердой мозговой оболочке спинного мозга. Твердая мозговая оболочка спинного мозга не имеет периостального слоя.

В головном мозге периостальный слой представляет собой трубчатую оболочку, покрывающую черепные нервы, когда они проходят через различные отверстия черепа. Как только черепные нервы выходят из отверстия, периостальный слой сливается с эпиневрием нервов.

Менингеальный слой твердой мозговой оболочки представляет собой прочную плотную фиброзную мембрану, которая проходит через большое затылочное отверстие и продолжается с твердой мозговой оболочкой спинного мозга. Менингеальный слой твердой мозговой оболочки образует несколько дуральных складок, которые разделяют полость черепа на свободно сообщающиеся пространства.Функция дуральных складок заключается в ограничении вращательного смещения головного мозга.

Складки включают следующие:

  • Falx cerebri — это менингеальная проекция твердой мозговой оболочки в головном мозге. Это серповидная складка твердой мозговой оболочки, расположенная по средней линии между двумя полушариями головного мозга. Будучи дуральной структурой, фалкс жестче, чем окружающие ткани, и играет жизненно важную роль в поддержке мозга, подавляя движение мозга внутри черепа. [2]
  • Falx cerebelli — вертикальная складка, разделяющая два полушария мозжечка и лежащая ниже тенториума мозжечка.

  • Тенториум мозжечка представляет собой складку твердой мозговой оболочки серповидной формы, которая образует крышу над задней черепной ямкой. Он защищает верхнюю поверхность мозжечка и поддерживает затылочные доли полушарий головного мозга.

  • Диафрагма турецкого седла — небольшая круглая складка твердой мозговой оболочки, которая образует крышу турецкого седла. В среднем сегменте диафрагмы турецкого седла есть крошечное отверстие, через которое проходит ножка гипофиза.

Возможные пространства

  • Эпидуральное пространство: эпидуральное пространство — это возможное пространство между твердой мозговой оболочкой и черепом, содержащее жир и кровеносные сосуды.Повреждение этих кровеносных сосудов приводит к быстрому скоплению крови в эпидуральном пространстве, образуя эпидуральную гематому. [3]
  • Субдуральное пространство: Недавние исследования поставили под сомнение идею субдурального пространства как потенциального пространства и предполагают, что его не существует. Субдуральное пространство можно открыть, разорвав субдуральный отсек между нейротелиальными клетками рядом с коллагеновыми волокнами твердой мозговой оболочки [4]. Повреждение субдуральных вен, которые стекают в дуральные венозные синусы, приводит к постепенному скоплению крови в субдуральном пространстве, образуя субдуральную гематому.

Твердая мозговая оболочка выполняет следующие функции: [5]

  • Обволакивает и защищает головной и спинной мозг

  • Регулирует образование и миграцию нейронных предшественников

  • Ограничивает вращательное смещение головного мозга

  • Регулировать выживаемость и пролиферацию лучевой глии

  • Регулировать поведение аксонов на интерфейсе ЦНС-периферическая нервная система (ЦНС-ПНС)

Эмбриология

Дуральное вещество происходит из сомитной мезодермы, которая конденсируется вокруг нервная трубка вскоре после закрытия нервной трубки на 9-й день эмбриона, тогда как мягкая мозговая оболочка и паутинная оболочка (лептоменинги) берут свое начало от нервного гребня.[5] [6]

Твердая оболочка формируется между паутинной оболочкой и мезенхимой свода черепа, которая в конечном итоге формирует кости свода черепа. [7]

Первым развивающимся отростком твердой мозговой оболочки является тенториум мозжечка [6].

Исследования показали, что мозговые оболочки плода играют важную роль в развитии мозга. Твердая мозговая оболочка влияет на пролиферацию и миграцию нейрональных клеток-предшественников и нейронов в переднем мозге (передний мозг) и ромбовидном мозге (задний мозг). [7]

Кровоснабжение и лимфатика

Кровоснабжение твердой мозговой оболочки осуществляется из следующих ветвей:

Венозный дренаж твердой мозговой оболочки осуществляется через менингеальные вены, находящиеся в надкостничном слое.Эти вены проходят по ветвям средней менингеальной артерии и впадают в клиновидно-небный синус или крыловидное венозное сплетение. Венозные синусы твердой мозговой оболочки находятся между надкостничным и менингеальным слоями. Эти пазухи отвечают за венозную сосудистую сеть черепа. Пазухи сходятся и впадают во внутреннюю яремную вену. [8]

Нервы

Твердая мозговая оболочка получает нервное питание от ветвей тройничного нерва (CN V), блуждающего нерва (CN X), симпатической нервной системы и первых трех шейных нервов (C1-C3).

Хирургические аспекты

Твердая мозговая оболочка очень важна для клинициста, потому что она является барьером для внутренней среды мозга, и хирургически нейрохирург и клиницист, интерпретирующий изображения, должны понимать ее анатомию. [9]

Разрывы твердой мозговой оболочки — частое осложнение операций на поясничном отделе позвоночника. [10]

Люмбальная пункция

Диагностическая люмбальная пункция — один из наиболее часто выполняемых инвазивных тестов в клинической медицине.[11] Некоторые общие показания к люмбальной пункции включают оценку воспалительного или инфекционного заболевания нервной системы (вирусный, бактериальный, туберкулезный или грибковый менингит) и острую головную боль.

Знание анатомии поясничного отдела позвоночника очень важно для любого, кто выполняет люмбальную пункцию. Игла для поясничной пункции пересекает следующие структуры по порядку: кожу, подкожную клетчатку, надостную связку, межостистую связку, желтую связку, эпидуральное пространство, твердую мозговую оболочку, паутинную оболочку и, наконец, субарахноидальное пространство, где хранится спинномозговая жидкость (CSF).[11]

Клиническая значимость

После травмы головы у пациента может развиться эпидуральная (экстрадуральная) или субдуральная гематома. Гематома может привести к быстрому повышению внутричерепного давления, что может привести к смерти, если ее не лечить.

Эпидуральная гематома

При эпидуральной гематоме артериальная кровь собирается между эндостальным слоем твердой мозговой оболочки и черепом. Часто вовлеченным сосудом является средняя менингеальная артерия (MMA), которая может быть разорвана или разорвана в результате тупой или проникающей травмы головного мозга.[12] [3] Средняя менингеальная артерия является притоком верхнечелюстной артерии, а верхнечелюстная артерия — одной из конечных ветвей наружной сонной артерии.

Субдуральная гематома

В субдуральной гематоме имеется скопление венозной крови между твердой мозговой оболочкой и паутинной оболочкой. Гематома часто возникает из-за повреждения или разрыва субдуральных вен, когда они впадают в дуральные венозные синусы. Субдуральная гематома возникает в результате разрыва соединительных вен, обычно в результате травмы головы.Поскольку венозное давление в венах низкое, гематома обычно не велика, и прогрессирование не происходит быстро. Повышение внутричерепного давления может увеличить скорость кровотечения из разорванных мостовидных вен. [13] Анатомия соединительной вены делает ее восприимчивой к разрыву внутри слоя пограничных клеток твердой мозговой оболочки. [13]

Субдуральное кровотечение (SDB) у младенцев считается важным симптомом неслучайной травмы головы. [14]

Чувствительность твердой мозговой оболочки

Твердая мозговая оболочка очень чувствительна к растяжению.Любое раздражение твердой мозговой оболочки часто вызывает ощущение головной боли, например, менингит, гематома.

Непрерывное обучение / вопросы для повторения

Рисунок

Схематический разрез верхней части черепа, показывающий оболочки головного мозга, менингеальную вену, диплоическую вену, венозную лакуну, эмиссарную вену, церебральную вену, верхний сагиттальный синус, арахноидальную грануляцию, Субдуральная полость, Субарахноидальная полость, Falx (подробнее …)

Список литературы

1.
Haines DE.К вопросу о субдуральном пространстве. Анат Рек. 1991 Май; 230 (1): 3-21. [PubMed: 2064027]
2.
Глэйстер Дж., Карасс А., Фам Д.Л., Бутман Дж. А., Принц Дж. Л.. Сегментация Falx Cerebri с помощью нескольких атласов Boundary Fusion. Med Image Comput Comput Assist Interv. 2017 сентябрь; 10433: 92-99. [Бесплатная статья PMC: PMC5607028] [PubMed: 28944346]
3.
Chmielewski P, Skrzat J, Walocha J. Клиническое значение средней менингеальной артерии. Folia Med Cracov. 2013; 53 (1): 41-6. [PubMed: 24858329]
4.
Рейна М.А., Лопес Гарсия А., де Андрес Х.А., Вильянуэва М.К., Кортес Л. [Существует ли субдуральное пространство?]. Преподобный Эсп Анестезиол Реаним. 1998 ноя; 45 (9): 367-76. [PubMed: 9847654]
5.
Suter TACS, DeLoughery ZJ, Jaworski A. Полученные от менингеса реплики контролируют ведение аксонов. Dev Biol. 2017 Октябрь 01; 430 (1): 1-10. [Бесплатная статья PMC: PMC5594918] [PubMed: 28784295]
6.
О’Рахилли Р., Мюллер Ф. Мозговые оболочки в развитии человека. J Neuropathol Exp Neurol. 1986 сентябрь; 45 (5): 588-608.[PubMed: 3746345]
7.
Siegenthaler JA, Pleasure SJ. У нас есть «охрана»: как мозговые оболочки контролируют развитие мозга. Curr Opin Genet Dev. 2011 июн; 21 (3): 249-55. [Бесплатная статья PMC: PMC3105186] [PubMed: 21251809]
8.
Килич Т., Акакин А. Анатомия мозговых вен и пазух. Front Neurol Neurosci. 2008; 23: 4-15. [PubMed: 18004050]
9.
Адиб Н., Мортазави М.М., Таббс Р.С., Коэн-Гадол А.А. Твердая мозговая оболочка черепа: обзор ее истории, эмбриологии и анатомии.Childs Nerv Syst. 2012 июн; 28 (6): 827-37. [PubMed: 22526439]
10.
Mullen E, Caridi J, Steinberge JR, Shrivastava R. Лучший метод восстановления разрывов твердой мозговой оболочки в поясничном отделе? Обзор литературы. Surg Technol Int. 2017 22 декабря; 31: 403-406. [PubMed: 29313554]
11.
Доэрти CM, Forbes RB. Диагностическая люмбальная пункция. Ольстер Мед Дж. 2014 Май; 83 (2): 93-102. [Бесплатная статья PMC: PMC4113153] [PubMed: 25075138]
12.
Брунер Э., Шеркат С. Средняя менингеальная артерия: от клиник до окаменелостей.Childs Nerv Syst. 2008 ноя; 24 (11): 1289-98. [PubMed: 18685853]
13.
Миллер Дж. Д., Надер Р. Острая субдуральная гематома из-за разрыва мостиковой вены: потенциальный механизм роста. J Neurosurg. 2014 июн; 120 (6): 1378-84. [PubMed: 24313607]
14.
Matschke J, Voss J, Obi N, Görndt J, Sperhake JP, Püschel K, Glatzel M. Несчастная травма головы является наиболее частой причиной субдурального кровотечения у младенцев Педиатрия. 2009 декабрь; 124 (6): 1587-94. [PubMed: 19948629]

Dura Mater — обзор

Расслоение внутреннего слухового прохода

Твердая оболочка внутреннего слухового прохода определяется сзади, где она продолжается как твердая оболочка задней черепной ямки.Твердая мозговая оболочка в месте открытия канала может быть отделена от кости с помощью слегка согнутых острых диссекторов. Кость вокруг канала аккуратно удаляется алмазным сверлом. Костная дуга вокруг канала более 180 градусов удаляется. На этом этапе хирург должен удалить как можно больше кости с обеих сторон ниже и выше проходного отверстия, потому что это помогает получить доступ к верхней и нижней границам опухоли. Следует соблюдать осторожность, чтобы не открыть твердую мозговую оболочку, покрывающую нервы и опухоль в канале. При случайном повреждении твердой мозговой оболочки следует выявить лицевой нерв с помощью стимуляции.

Удаляется вся кость между внутренним проходом и луковицей яремной вены. Расположение луковицы яремной вены очень вариабельно. Когда он расположен низко, все операции по удалению костей, необходимые для удаления опухоли, могут быть выполнены без просмотра луковицы яремной вены. В других случаях его положение высокое и проявляется в виде голубоватого пятна в кости после удаления ампулы заднего полукружного канала. При сверлении медиальнее лицевого нерва и ниже заднего полукружного канала хирург всегда должен обращать внимание на синий цвет луковицы яремной вены.Вся кость, покрывающая луковицу яремной вены, должна быть удалена в случаях с высоко расположенной луковицей яремной вены, когда луковица является препятствием для правильного удаления кости из нижней части внутреннего слухового прохода.

Техника удаления кости из луковицы яремной впадины такая же, как и для сигмовидной пазухи. С помощью метода яичной скорлупы кость может быть настолько истончена, что яремная луковица может быть сжата и позволит удалить кость из нижней части поры. Кость удаляется до тех пор, пока не будет идентифицирован улитковый водопровод.Улитковый водопровод входит в заднюю ямку прямо ниже средней части внутреннего слухового прохода над яремной луковицей. Это важный ориентир, поскольку он определяет расположение черепных нервов IX, X и XI в нервном отделе яремного отверстия. Рассечение кости следует ограничивать областью выше улиткового водопровода, чтобы избежать повреждения этих нервов. После удаления кости на нижнем отделе внутреннего слухового прохода рассечение проводится на верхнем и переднем отделах.

Лицевой нерв часто лежит в основе твердой мозговой оболочки вдоль передне-верхней поверхности внутреннего слухового прохода, поэтому необходимо проявлять особую осторожность, чтобы бор не соскользнул в канал. В этот момент особенно уязвим лицевой нерв. Боковой конец внутреннего слухового прохода разделен поперечным гребнем на нижний и верхний отделы (рис. 46-7). Кость вокруг нижнего отдела можно просверлить до самого бокового края канала без риска повреждения лицевого нерва.В верхнем отделе удаление кости позволяет идентифицировать кусок кости (стержень Билла), который отделяет верхний вестибулярный нерв от лицевого нерва. Кость сначала удаляется в поре и медиальной части внутреннего слухового прохода; более сложная боковая часть остается до последнего, когда большая часть кости будет удалена.

Необходимо удалить всю кость между средней ямкой твердой мозговой оболочки и внутренним слуховым проходом. С визуализацией самого бокового конца внутреннего слухового прохода костная работа завершена.До этого момента вся диссекция была экстрадуральной, и, следовательно, болезненность доступа была низкой.

Dura Mater — обзор

Дуральные прикрепления в позвоночном канале

Твердая мозговая оболочка поясничного отдела позвоночника имеет ряд прикреплений к соседним позвонкам и связкам. Эти прикрепления обнаруживаются на каждом сегментарном уровне и обычно расположены на уровне МПД (Rauschning, 1987). Их назвали комплексом прикрепления твердой мозговой оболочки (Dupuis, 1988), менингово-позвоночными связками (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996) или связками Гофмана (Rauschning, 1987; Dupuis, 1988).Расположенный в центре набор соединительнотканных лент прикрепляет переднюю часть твердой мозговой оболочки к задней части тел поясничных позвонков и задней продольной связке. Этот набор связок получил название срединных гофмановских (менинговертебральных) связок (Dupuis, 1988). Это самые многочисленные и самые прочные менингово-позвоночные связки (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Второй набор прикрепляет переднюю и латеральную части твердой мозговой оболочки к латеральному расширению задней продольной связки, которая прикрепляется к МПД (рис.7-9). Эти связки были названы латеральными связками Хоффмана (менинговертебральными) (Dupuis, 1988), и они менее распространены и менее прочны, чем срединные менинговертебральные связки (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Третий набор соединительнотканных лент прикрепляет выходящие рукава корня твердой мозговой оболочки к нижним ножкам, образующим ЭКО. Они известны как связки боковых корешков и могут ограничивать медиальную и верхнюю подвижность нервного корешка. Эти менингово-позвоночные связки встречаются реже всего (т.е., не обнаруживаются на всех уровнях поясничных позвонков) и наименее устойчивы, но все же обнаруживаются во всех образцах (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996) (см. Присоединение соединительной ткани твердой мозговой оболочки к границам межпозвонковых отверстий далее в этой статье). глава). Эти три типа менингово-позвоночных связок различаются по распределению, размеру и длине (длина варьируется от нескольких миллиметров до 2,5 см) (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Также были идентифицированы задние гофмановские (менингово-позвоночные) связки.Они встречаются гораздо реже, чем другие, и распространяются от задней части твердой мозговой оболочки до желтой связки и задней части нервного канала (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Одна фиброзная полоса (наиболее часто) или пара фиброзных лент была идентифицирована, проходящая между задней стороной твердой мозговой оболочки на уровне верхней части верхнего суставного отростка S1 и желтой связкой на уровне L5-. S1 позвоночный уровень. Связки были обнаружены у 10 из 14 (71%) пациентов, перенесших операцию на поясничном отделе позвоночника (Solaroglu, Okutan, & Beskonakli, 2011).

Хотя менингово-позвоночные связки были идентифицированы в грудном и шейном отделах, они гораздо менее распространены и существенны, чем связки пояснично-крестцового отдела (Scapinelli, 1990; Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Однако были обнаружены прочные прикрепления твердой мозговой оболочки шейки матки к выйной связке и малой задней задней мышце (см. Главу 5).

Следует напомнить, что раздражение передней поверхности твердой мозговой оболочки поясничного отдела позвоночника приводит к боли, ощущаемой по средней линии, иррадиирующей в нижнюю часть спины и верхнюю часть ягодиц (Edgar & Ghadially, 1976).Этот образец направления также наблюдается при раздражении задней продольной связки (см. Связки и межпозвонковые диски в области поясницы). Башлайн и его коллеги (1996) предположили, что при выпячивании или выпячивании МПД наличие срединных и латеральных менингово-позвоночных связок может вызвать натяжение твердой мозговой оболочки и связанных с ней нервных корешков, усиливая боль в спине и нижних конечностях. Позже они подтвердили, что выпячивание МПД может вызывать тракцию твердой мозговой оболочки с помощью менингово-позвоночных связок (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996).Они также предположили, что отсутствие менингово-позвоночных связок на некоторых уровнях у некоторых людей может быть одной из причин, почему выпуклости диска одинакового размера у двух людей или на двух разных уровнях у одного и того же человека могут проявляться с совершенно разными признаками и симптомами. Обилие менингово-позвоночных связок в поясничной области в сочетании с более высокой частотой выпячивания и выпячивания диска в этой области делает поясничный отдел наиболее подверженным этому явлению.Башлайн и его коллеги (1996) предположили, что большее количество передних менингово-позвоночных связок в поясничной области может быть результатом большего объема поясничного позвоночного канала, что позволяет использовать больше связок большего размера. Другая возможная причина заключалась в обеспечении дополнительной стабилизации дурального мешка в более низко расположенной поясничной области, чем в других областях позвоночного столба (прикрепление твердой мозговой оболочки к костям свода черепа стабилизирует твердую мозговую оболочку выше).Авторы также предположили, что эти связки будут тянуть дуральный мешок кпереди со спондилолистезом, что приводит к боли в этом состоянии (Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Кроме того, отмечается кальцификация некоторых из этих связок. Такая кальцификация потенциально может вызвать механическое раздражение передней поверхности твердой мозговой оболочки и нижележащих нервных корешков (Spencer, Irwin, & Miller, 1983; Bashline, Bilott, & Ellis, 1996). Кроме того, Спенсер и его коллеги (1983) полагали, что обычно наблюдаемая «шапочка» кости, расположенная вдоль задней поверхности тел поясничных позвонков, может быть результатом прикрепления менингово-позвоночных связок, вызывающих своего рода «тракционную шпору».

Механические свойства твердой мозговой оболочки человека при растяжении — анализ в возрастном диапазоне от 2 до 94 лет

  • 1.

    Taylor, CA, Bell, JM, Breiding, MJ & Xu, L. Неотложная помощь, связанная с травматическим повреждением головного мозга Посещения отделов, госпитализации и смерти — США, 2007 и 2013 годы. MMWR Surveill Summ 66 , 1–16, https://doi.org/10.15585/mmwr.ss6609a1 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Майдан, М. и др. . Эпидемиология черепно-мозговых травм в Европе: перекрестный анализ. Lancet Public Health 1 , e76 – e83, https://doi.org/10.1016/S2468-2667(16)30017-2 (2016).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Ондрушка, Б., Зибер, М., Кирстен, Х., Франке, Х. и Дресслер, Дж. Измерение церебральных биомаркеров, подтверждающих травматические повреждения мозга в посмертных биологических жидкостях. J Neurotrauma 35, 2044-2055 , https://doi.org/10.1089/neu.2017.5441 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Thali, M. J., Kneubuehl, B. P. & Dirnhofer, R. «Модель кожа-череп-мозг» для биомеханической реконструкции тупых сил, воздействующих на голову человека. Forensic Sci Int. 125 , 195–200, https://doi.org/10.1016/s0379-0738(01)00639-9 (2002).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 5.

    Asgharpour, Z., Baumgartner, D., Willinger, R., Graw, M. & Peldschus, S. Проверка и применение конечно-элементной модели головы человека для анализа лобных переломов черепа. J Mech Behav Biomed Mater 33 , 16–23, https://doi.org/10.1016/j.jmbbm.2013.02.010 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Bandak, F. A. et al. . Вычислительное и экспериментальное исследование перелома черепа на основе изображений: разработка модели конечных элементов. J Neurotrauma 12 , 679–688, https://doi.org/10.1089/neu.1995.12.679 (1995).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 7.

    Лян, З. и Луо, Ю. Несегментационная модель конечных элементов головы на основе QCT для изучения травматических повреждений головного мозга. Appl Bionics Biomech 2015 , 837585, https://doi.org/10.1155/2015/837585 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Ли, З. и др. . Разработка, проверка и применение параметрической модели конечных элементов педиатрической головы для моделирования ударов. Ann Biomed Eng 39 , 2984–2997, https://doi.org/10.1007/s10439-011-0409-z (2011).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 9.

    Zwirner, J. et al. . Самоубийство от взрыва петарды внутри рта — экспериментальное моделирование с использованием модели, имитирующей череп. Int J Legal Med 131 , 1581–1587, https://doi.org/10.1007/s00414-017-1580-z (2017).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Карр Д. и др. . Разработка модели черепа / мозга для исследований военной баллистики ран. Int J Legal Med 129 , 505–510, https://doi.org/10.1007/s00414-014-1073-2 (2015).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 11.

    Schyma, C., Greschus, S., Urbach, H. & Madea, B. Комбинированный радиоконтраст при исследовании моделей баллистических головок. Int J Legal Med 126 , 607–613, https://doi.org/10.1007/s00414-012-0704-8 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    Thali, M. J., Kneubuehl, B. P., Zollinger, U. & Dirnhofer, R. «Модель кожа-череп-мозг»: новый инструмент для изучения огнестрельных эффектов. Forensic Sci Int. 125 , 178–189, https://doi.org/10.1016/s0379-0738(01)00637-5 (2002).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    МакМанус, Д. Б., Пьерра, Б., Мерфи, Дж. Г. и Гилкрист, М. Д. Защита коры головного мозга с помощью вышележащих тканей мозговых оболочек во время динамического вдавливания мозга подростка. Acta Biomater 57 , 384–394, https://doi.org/10.1016/j.actbio.2017.05.022 (2017).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 14.

    Мур Д. Ф. и др. . Вычислительная биология — моделирование первичного воздействия взрыва на центральную нервную систему. Neuroimage 47 (Приложение 2), T10–20, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2009.02.019 (2009).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Гу, Л., Чафи, М. С., Ганпуле, С. и Чандра, Н. Влияние гетерогенных мозговых оболочек на механику мозга при первичной взрывной нагрузке. Compos B Eng 43 , 3160–3166, https://doi.org/10.1016/j.compositesb.2012.04.014 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Галфорд, Дж. Э. и МакЭлхейни, Дж. Х. Вязкоупругое исследование волосистой части головы, мозга и твердой мозговой оболочки. Дж. Биомех 3 , 211–221 (1970).

    CAS Статья Google Scholar

  • 17.

    van Noort, R., Black, M. M., Martin, T. R. & Meanley, S. Исследование одноосных механических свойств твердой мозговой оболочки человека, сохраненной в глицерине. Биоматериалы 2 , 41–45 (1981).

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    ван Ноорт, Р., Мартин, Т. Р., Блэк, М. М., Баркер, А. Т. и Монтеро, К.G. Механические свойства твердой мозговой оболочки человека и влияние носителей информации. Clin Phys Physiol Meas 2 , 197–203 (1981).

    Артикул Google Scholar

  • 19.

    Де Кегель, Д. и др. . Биомеханическая характеристика твердой мозговой оболочки человека. J Mech Behav Biomed Mater 79 , 122–134, https://doi.org/10.1016/j.jmbbm.2017.12.023 (2018).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 20.

    МакГарви, К. А., Ли, Дж. М. и Бауннер, Д. Р. Механическая пригодность твердой мозговой оболочки человека, консервированной глицерином, для изготовления протезов сердечных клапанов. Биоматериалы 5 , 109–117 (1984).

    CAS Статья Google Scholar

  • 21.

    Шове Д. и др. . Гистологическое и биомеханическое исследование твердой мозговой оболочки применительно к методике декомпрессии с расщеплением твердой мозговой оболочки при мальформации Киари I типа. Neurosurg Ред. 33 , 287–295, https://doi.org/10.1007/s10143-010-0261-x (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Юэ, X., Ван, Л., Ван, Р. и Чжоу, Ф. Ин Анализ методом конечных элементов (ред. Мораталь, Д.) Гл. 1, (2010).

  • 23.

    Козерска М., Скрзат Дж. И Щепанек А. Применение височной кости для определения пола по останкам скелета. Folia Med Cracov 55, 33-39 (2015).

  • 24.

    Хаммер, Н. и др. . Вносят ли клетки вклад в биомеханику сухожилий и связок? PLoS One 9 , e105037, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0105037 (2014).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Scholze, M. et al. . Использование технологии 3D-печати для облегчения и стандартизации тестирования мягких тканей. Sci Rep 8 , 11340, https://doi.org/10.1038/s41598-018-29583-4 (2018).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Protasoni, M. et al. . Коллагеновая архитектура твердой мозговой оболочки человека. J Neurosurg 114 , 1723–1730, https://doi.org/10.3171/2010.12.JNS101732 (2011).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 27.

    Хаманн М.С., Сакс М.С. и Малинин Т.И. Количественная оценка архитектуры коллагеновых волокон твердой мозговой оболочки черепа человека. Дж Анат 192 (Pt 1), 99–106, 10.1046 / j.1469-7580.1998.19210099.x (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Maxeiner, H. Subduralblutungen. Rechtsmedizin 19 , 111–128, https://doi.org/10.1007/s00194-008-0585-9 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Thali, M.J., Kneubuehl, B.P., Dirnhofer, R. & Zollinger, U. Динамическое развитие отпечатка дула при контактном выстреле: высокоскоростная документация с использованием «модели кожа-череп-мозг». Forensic Sci Int. 127 , 168–173, https://doi.org/10.1016/s0379-0738(02)00117-2 (2002).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 30.

    Thali, M. J., Kneubuehl, B., Vock, P., Allmen, G. & Dirnhofer, R.Задокументированный высокоскоростной экспериментальный выстрел в модель черепа и мозга и виртуальное радиологическое вскрытие. Am J Forensic Med Pathol 23 , 223–228, https://doi.org/10.1097/01.PAF.0000023002.14999.5E (2002).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 31.

    Хайдер А. А., Вундерлих К. А., Пуваначандра П., Гурурадж Г. и Кобусингье О. С. Влияние черепно-мозговых травм: глобальная перспектива. Нейрореабилитация 22 , 341–353 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 32.

    Рузенбек Б., Маас А. И. и Менон Д. К. Изменяющиеся модели эпидемиологии черепно-мозговой травмы. Nat Rev Neurol 9 , 231–236, https://doi.org/10.1038/nrneurol.2013.22 (2013).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33.

    Кин Д. Д. и др. . Умер от ран: обзор смертности. JR Army Med Corps 162 , 355–360, https://doi.org/10.1136/jramc-2015-000490 (2016).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Махони, П. Ф. и др. . Создает ли предварительная оптимизация анатомически правильной модели череп-мозг с использованием простых симуляторов клинически реалистичные модели переломов при баллистических повреждениях? Int J Legal Med 131 , 1043–1053, https: // doi.org / 10.1007 / s00414-017-1557-y (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Hong, J. Y. et al. . Анализ толщины дурального мешка при исследовании позвоночника и трупа человека с помощью конфокального инфракрасного лазерного микроскопа. Spine J 11 , 1121–1127, https://doi.org/10.1016/j.spinee.2011.11.001 (2011).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 36.

    Fam, M. D. et al. . Толщина твердой мозговой оболочки основания черепа и связь с демографическими характеристиками: посмертное исследование и обзор литературы. J Neurol Surg B Основание черепа 79 , 614–620, https://doi.org/10.1055/s-0038-1651501 (2018).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 37.

    Клейвен, С. Влияние направления удара на голову человека при прогнозировании субдуральной гематомы. J Neurotrauma 20 , 365–379, https: // doi.org / 10.1089 / 089771503765172327 (2003).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 38.

    Чафи, М. С., Дирисала, В., Карами, Г. и Зиеевски, М. Параметрическое исследование методом конечных элементов динамической реакции человеческого мозга на различные конститутивные свойства спинномозговой жидкости. Proc Inst Mech Eng H 223 , 1003–1019, https://doi.org/10.1243/09544119JEIM631 (2009).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 39.

    Zhang, L. и др. . Последние достижения в исследованиях травм головного мозга: разработка и проверка новой модели головы человека. Stapp Car Crash J 45 , 369–394 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 40.

    Виано, Д. К. и др. . Сотрясение мозга в профессиональном футболе: реакции мозга методом конечных элементов: часть 9. Нейрохирургия 57 , 891–916, обсуждение 891–916, https: // doi.org / 10.1227 / 01.neu.0000186950.54075.3b (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Мао, Х. и др. . Разработка конечно-элементной модели головы человека частично подтверждена тридцатью пятью экспериментальными случаями. J Biomech Eng 135 , 111002, https://doi.org/10.1115/1.4025101 (2013).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42.

    Хорган Т. Дж. И Гилкрист М. Д. Создание трехмерных моделей конечных элементов для моделирования биомеханики удара головой. Int J Crash 8 , 353–366, https://doi.org/10.1533/cras.8.4.353.19278 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 43.

    Тан, Л. Б., Чу, Ф. С., Цзе, К. М., Чье Тан, В. Б. и Ли, Х. П. Воздействие сложных взрывных волн на голову человека: компьютерное исследование. Int J Numer Method Biomed Eng 30 , 1476–1505, https: // doi.org / 10.1002 / cnm.2668 (2014).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 44.

    Майкос, Дж. Т., Элиас, Р. А. и Шрайбер, Д. И. Механические свойства твердой мозговой оболочки головного и спинного мозга крыс. J Neurotrauma 25 , 38–51, https://doi.org/10.1089/neu.2007.0348 (2008).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 45.

    Патин, Д.Дж., Экштейн, Э. С., Харум, К. и Палларес, В. С. Анатомические и биомеханические свойства поясничной твердой мозговой оболочки человека. Anesth Analg 76 , 535–540 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 46.

    Shetye, S. S., Deault, M. & Puttlitz, C. M. Биаксиальный ответ твердой мозговой оболочки спинного мозга овцы. J Mech Behav Biomed Mater 34 , 146–153, https://doi.org/10.1016/j.jmbbm.2014.02.014 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Wolpers, C. Zur elektronenmikroskopischen Darstellung elastischer Gewebselemente. Klin Wochenschr 23 , 169–172, https://doi.org/10.1007/BF01773402 (1944).

    Артикул Google Scholar

  • Обзор | Фонд утечки спинномозговой жидкости

    Головной и спинной мозг омываются жидкостью, известной как спинномозговая жидкость (CSF).Эта жидкость удерживается внутри слоев соединительной ткани, называемых мозговыми оболочками, которые окружают головной и спинной мозг. Есть три менингеальных слоя: мягкая мозговая оболочка; паутинная оболочка; и твердой мозговой оболочки. Самый внешний слой мозговых оболочек называется твердой мозговой оболочкой или просто твердой мозговой оболочкой. Твердая мозговая оболочка обычно представляет собой плотную соединительную ткань. ЦСЖ находится в субарахноидальном пространстве, между слоями паутинной оболочки и мягкой мягкой мозговой оболочки.

    Это изображение показывает основную анатомию спинного мозга с менингеальными слоями.

    Когда в твердой мозговой оболочке есть отверстие или разрыв, спинномозговая жидкость (СМЖ) вытекает из этого замкнутого пространства. Эти дефекты могут быть небольшими или большими и часто приводят к тому, что вокруг головного и спинного мозга остается небольшой объем спинномозговой жидкости.

    Это изображение показывает головной и спинной мозг и твердую мозговую оболочку, а также показывает, что спинномозговая жидкость течет вокруг головного и спинного мозга в одном отделе.

    Эти дюралюминиевые отверстия или разрывы могут быть:

    1. Ятрогенный — вызванный медицинской процедурой, намеренно или случайно. Это происходит во время спинномозговой пункции (люмбальной пункции), которая представляет собой диагностический отбор образцов спинномозговой жидкости, или во время люмбальной пункции для инъекции контраста для метода визуализации позвоночника, известного как миелография. Чаще всего эти дыры быстро заживают, но в некоторых случаях этого не происходит. Разрыв твердой мозговой оболочки может произойти непреднамеренно во время эпидуральной инъекции (эпидуральная анестезия относится к пространству в позвоночном канале за пределами твердой мозговой оболочки и спинного мозга).Они также могут возникнуть во время операции.

    2. Травматический — возник в результате травмы.

    3. Спонтанно — происходит с минимальным количеством осадков или без них. Эти спонтанные утечки часто связаны с более тонкой твердой мозговой оболочкой, чем обычно, как это видно на примере ряда наследственных заболеваний соединительной ткани. Кальцифицированный межпозвоночный диск или костная шпора также могут быть причиной разрыва твердой мозговой оболочки.

    Потеря объема спинномозговой жидкости вокруг головного и спинного мозга может привести к ряду симптомов, наиболее частой из которых является сильная позиционная головная боль.Симптомы могут быть от легких до очень тяжелых. Часто у пациента может быть очень ограниченная способность функционировать в вертикальном положении. Может возникнуть широкий спектр неврологических признаков и симптомов, и в редких случаях сообщалось о деменции, инсульте, коме и даже смерти.

    Диагноз можно заподозрить на основании симптомов. МРТ головы без контраста и с контрастированием — это диагностическая визуализация, которую следует выполнять в большинстве случаев. Есть несколько типичных находок, наблюдаемых в 80% случаев, хотя нормальная визуализация не исключает диагноз.

    Для обнаружения утечки спинномозговой жидкости используется томография позвоночника, включая миелографию. Это можно сделать с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ), компьютерной томографии (КТ) или цифрового вычитания. Визуализация позвоночника не позволяет выявить утечки примерно в половине предполагаемых случаев из-за ограниченной чувствительности, что влияет на варианты лечения.

    Первоначальное лечение может быть консервативным, если симптомы не тяжелые. Это может включать постельный режим, пероральные и внутривенные жидкости, а также кофеин внутрь и внутривенно. Некоторые случаи разрешаются без дальнейшего лечения.Для тех, кто нуждается в лечении, эпидуральная пластыря аутокровью (собственной кровью пациента) является основой лечения. Это можно повторять несколько раз. Эпидуральный пластырь фибриновым клеем может быть направлен на определенные места утечки. Некоторому проценту пациентов потребуется хирургическое вмешательство спинальным нейрохирургом.

    Неправильный диагноз или поздний диагноз спонтанной утечки спинномозговой жидкости является обычным явлением и в значительной степени связано с недостаточной осведомленностью врачей. К сожалению, степень инвалидности также может быть недооценена, что приводит к задержкам в проведении соответствующих диагностических исследований и лечения.

    В целом прогноз благоприятный для большинства пациентов с соответствующей диагностикой и лечением, хотя у некоторых пациентов сохраняются стойкие симптомы, несмотря на несколько процедур.





    границ | Макроскопическая иннервация твердой мозговой оболочки, покрывающей среднюю черепную ямку, у людей, связанная с нейроваскулярной головной болью

    Введение

    Нейроанатомические исследования показали, что тройничный нерв обеспечивает сенсорную иннервацию внутричерепной твердой мозговой оболочки (O’Connor and van der Kooy, 1986; Strassman et al., 2004; Tomaszewska et al., 2015). Активация сенсорных волокон твердой мозговой оболочки рассматривается как ключевой фактор в возникновении боли, испытываемой при некоторых типах головных болей, включая мигрень (May and Goadsby, 1999; Schueler et al., 2013). Обычно от 15% до 20% населения страдает мигренью, которая представляет собой повторяющуюся одностороннюю пульсирующую головную боль от умеренной до сильной интенсивности (Bolay et al., 2002; Lundblad et al., 2015). Патогенез мигрени обычно объясняется активацией ноцицепторов менингеальной оболочки после стимуляции менингеальной артерии или венозных синусов (Liu et al., 2008; Schueler et al., 2014). Хотя до сих пор ведутся споры о причинах мигрени, широко распространено мнение, что головная боль может возникать в результате активации тройнично-сосудистой системы в менингеальных тканях и вызывать вазодилатацию (Shevel, 2009; Schueler et al., 2013).

    Иннервация твердой мозговой оболочки черепа была исследована с акцентом на структуры в периваскулярной области, такие как средняя менингеальная артерия (MMA) и дуральные венозные синусы (Hoskin et al., 1999; Лю и др., 2008; Де Феличе и др., 2010; Хуанг и др., 2012; Wang et al., 2014; Lundblad et al., 2015). Несколько предыдущих отчетов подтверждают наличие остистого нерва (NS), который состоит из менингеальных ветвей верхнечелюстных и нижнечелюстных отделов тройничного нерва в виде плотного сплетения вдоль ММА в средней черепной ямке (Messlinger et al., 1993; Strassman et al., 2004; Lv et al., 2014; Schueler et al., 2014; Tyburski et al., 2017). Напротив, в нескольких исследованиях макроскопически изучалась траектория нервных волокон на больших расстояниях твердой мозговой оболочки черепа человека.

    Целью настоящего исследования было определение дуральной иннервации всей средней черепной ямки путем паннейронального окрашивания с использованием метода Зилера. Результаты этого исследования устанавливают анатомическую основу и вариабельность тройнично-сосудистой системы твердой мозговой оболочки, в которой находятся важные менингеальные сосуды у людей.

    Материалы и методы

    Субъектов

    Сорок четыре твердой мозговой оболочки черепа были получены из 24 забальзамированных формалином человеческих трупов, переданных в дар университету Конкук, университету Ульсана и университету Ханьян в Южной Корее.Донорами были 18 мужчин и 6 женщин, возраст которых на момент смерти составлял 73,1 ± 9,8 года (среднее значение ± стандартное отклонение). Перед смертью доноры подписали документы, согласно которым они согласились участвовать в программе донорства тела соответствующей медицинской школы и использовать свое тело для клинических исследований. Формат документа соответствовал корейскому закону «Закон о пожертвовании тел для медицинского образования». Это исследование было проведено в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации.

    Свод черепа рассекали пилой и извлекали головной мозг, чтобы обнажить основание черепа (рис. 1А).Твердая мозговая оболочка — это самый внешний слой внутричерепных мозговых оболочек, который состоит из внутреннего менингеального и внешнего периостального слоев (Kemp et al., 2012). Надкостничный слой был осторожно отделен от основания средней черепной ямки с помощью подъемника, чтобы сохранить нервные волокна между менингеальным и надкостничным слоями (рис. 1В).

    Рисунок 1 . Процедуры заборки твердой мозговой оболочки черепа, покрывающей среднюю менингеальную ямку. (A) Мозг был извлечен, чтобы обнажить среднюю черепную ямку. (B) Твердая мозговая оболочка черепа была осторожно отделена с помощью подъемника, чтобы полностью получить надкостничный слой. АКФ, передняя черепная ямка; ММА, средняя менингеальная артерия; ПБ — каменистое тело; TC, tentorium cerebelli; синие треугольники, клиновидно-небный синус; пунктирные линии — территория средней черепной ямки; красные треугольники, бороздки для ММА.

    Пятно Зилера

    Собранную твердую мозговую оболочку черепа погружали в 10% формалин на несколько недель. Фиксированный образец промывали проточной водопроводной водой в течение примерно 1 ч перед погружением в 3% -ный водный раствор гидроксида калия для мацерации.Продолжительность мацерации варьировалась в зависимости от степени скопления крови в венозном синусе с целью предотвращения разрыва твердой мозговой оболочки. После декальцинации в растворе Зилера I (один объем ледяной уксусной кислоты, один объем глицерина и шесть объемов 1% -ного водного хлоралгидрата) образец промывали проточной водопроводной водой в течение примерно 1 ч и окрашивали раствором Зилера II (один объем запас гематоксилина Эрлиха, один объем глицерина и шесть объемов 1% водного хлоралгидрата) в течение 1-2 дней.Окрашенный образец промывали проточной водопроводной водой в течение примерно 1 часа, а затем обесцвечивали в растворе Зилера I под постоянным наблюдением. Это применение метода Зилера привело к тому, что нервные волокна были окрашены гематоксилином в темно-фиолетовый цвет, что означало, что они контрастировали с быстро обесцвеченной соединительной тканью твердой мозговой оболочки. После обесцвечивания образец нейтрализовали 0,05% -ным раствором карбоната лития, а затем обрабатывали серией растворов глицерина с возрастающей концентрацией.

    Анализ данных

    Для получения сфокусированных фотографий препарата были сделаны разрезы в области клиновидно-теменной пазухи, каменистого тела (PB) и медиальной стороны рядом с кавернозным синусом из-за вогнутости средней черепной ямки. Расстояние основных пучков нервных волокон от стенки ММА оценивали по внутричерепному отхождению ММА и точке бифуркации лобной и теменной ветвей. Вся длина ММА в средней черепной ямке, точка бифуркации лобной и теменной ветвей ММА, расположение и номер основного пучка нервных волокон, пересекающих стенку ММА, и количество исходов нервный пучок также был измерен.Статистические сравнения были выполнены с использованием стандартного программного обеспечения (версия 18.0, SPSS для Windows, SPSS, Чикаго, Иллинойс, США).

    Результаты

    Отношения между NS и MMA

    ММА проникает в полость черепа через остистое отверстие и разветвляется на лобные, теменные и каменистые ветви в пределах средней черепной ямки (Chmielewski et al., 2013). Отчетливые нервные волокна NS, менингеальные ветви нижнечелюстных и / или верхнечелюстных отделов тройничного ганглия (TG) инициировали их проекцию медиальнее входа MMA в основание черепа.Нервные пучки NS оканчивались в месте слияния средней менингеальной вены и клиновидно-теменного синуса и не доходили до области передней черепной ямки (ACF) и дистальных лобных ветвей MMA в височной области (Рисунок 2). Эти пучки обычно проходили вдоль лобных ветвей ММА на определенном расстоянии от стенки артерии, параллельно латеральному краю средней менингеальной вены (рис. 3). Ветвистые нервные волокна пересекали стенку ММА и проходили вдоль противоположной стенки средней менингеальной вены.Нервные пучки НС отделялись от сосудистой стенки ММА спереди или сзади на 4,6 ± 3,2 мм у внутричерепного отхождения ММА и на 1,7 ± 0,5 мм в точке бифуркации лобной и теменной ветвей ММА. НС могут происходить из разных мест, и некоторые из этих нервных волокон имеют сложную траекторию (рис. 4). Расстояние от внутричерепного очага ММА до пересечения НС было 27,9 ± 16,0 мм. Нервные волокна пересекали ММА в среднем на 1 балл.9 ± 1,4 раза. Равномерное распределение точки пересечения показало, что НП случайно пересекли стену ММА (рис. 4E). Измеренные параметры пространственных соотношений между ММА и НС приведены в таблице 1.

    Рисунок 2 . Двусторонние макроскопические изображения твердой мозговой оболочки основания черепа и височной области на одном и том же образце (полоски = 1 см). (A) Уплощенная твердая мозговая оболочка с широкими участками, содержащими MMA (A, передняя; L, латеральная; M, медиальная; P, задняя; черные стрелки, теменная ветвь MMA; синие треугольники, клиновидно-небный синус; красные стрелки, лобные ветви ММА; желтые стрелки — дистальные части лобных ветвей ММА в височной области). (B) Увеличенные изображения пунктирных рамок в (A) . Главный пучок остистого нерва (NS; желтые треугольники) проходил по ходу лобных ветвей ММА, пересекая стенку артерии. НС инициировали кзади (слева) или кпереди (справа) от внутричерепного происхождения ММА. V 3 , нижнечелюстной отдел ганглия тройничного нерва; черный треугольник, крошечные нервные волокна отдельно от основного пучка НП; белые треугольники, боковые ответвления от основного пучка НС.

    Рисунок 3 . НП и средняя менингеальная вена (полоса = 1 см). (A) Проекция НП обычно примыкала к стенке средней менингеальной вены (бокса) на определенном расстоянии от стенки ММА. В 2 , верхнечелюстной отдел ТГ; черный треугольник — свободный нерв, оканчивающийся в области V 2 ; синие пунктирные линии — боковые стенки средней менингеальной вены; белые стрелки, тромбы в средней менингеальной вене; желтые треугольники, основная связка НС из В 3 . (B) Топографические схемы NS (желтый), MMA (красный) и средней менингеальной вены (синий). Линейная рамка — это перекрестный вид пунктирной области. C — кавернозный синус; ТГ, тройничный узел; черная стрелка — внутренний менингеальный слой твердой мозговой оболочки черепа; черные треугольники, клиновидно-теменные пазухи; белая стрелка, наружный периостальный слой твердой мозговой оболочки черепа.

    Рисунок 4 . Пространственные отношения между NS и MMA (Бар = 1 см). (A) NS произошла от трех разных менингеальных ветвей (желтые стрелки) и демонстрировала значительную обрезку. (B – D) Увеличенные изображения областей a, b и c (прямоугольники с линиями). Ветвистые нервные волокна (белые треугольники) от основного пучка НП (черные треугольники) пересекали ММА и проецировались на противоположную стенку средней менингеальной вены. Петросальная ветвь ММА (красные точки) проецировалась отчетливой менингеальной ветвью (красный треугольник). Крошечные коллатеральные волокна (синие треугольники) оканчиваются в соединительной ткани твердой мозговой оболочки как свободные нервные окончания, которые не достигают основных менингеальных сосудов. (E) Пункт пересечения NS со стеной ММА. Эта точка пересечения (точки на ММА) была равномерно распределена по всему ММА, что указывает на то, что NS может быть сенсибилизирован где угодно в пределах средней черепной ямки. (F — лобные ветви MMA; FS — остистое отверстие; P — теменная ветвь MMA).

    Таблица 1 . Измеряли параметры пространственных взаимоотношений между остистым нервом (NS) и средней менингеальной артерией (MMA).

    Шаблоны иннервации

    , относящиеся к MMA

    Аксональные траектории НП обычно прилегали к области дуральных сосудов, но также наблюдались атипичные паттерны иннервации. NS обычно проецировался по ходу MMA, но в некоторых случаях был четко отделен от латерального края средней менингеальной вены (Рисунок 5A). Некоторые образцы показали неоднозначные доминантные пучки NS (рис. 5B, C) или несосудистую траекторию нервных волокон к соединительной ткани твердой мозговой оболочки (рис. 5D).

    Рисунок 5 . Различная морфология иннервации НП (желтые треугольники; полоски = 1 см). (A) Основная связка NS была четко отделена от хода MMA. (B) NS сформировала сплетение у внутричерепного происхождения ММА и постепенно сходилась во фронтальных ветвях ММА. (C) Менингеальные ветви тройничного нерва рассредоточены по лобной, теменной (черная стрелка) и каменистой (белая стрелка) ветвям ММА. (D) Менингеальные ветви из V 3 выступают назад независимо от курса ММА.

    Паттерны проекции НП на 44 стороны твердой мозговой оболочки средней черепной ямки были классифицированы в соответствии с траекториями нервных волокон. Нервные волокна выступали по ходу лобных ветвей ММА, чтобы сформировать отдельные нервные пучки, отправляющие коллатерали в 81,8% случаев ( N = 36; Рисунок 6). Остальные паттерны иннервации не следовали по ходу лобных ветвей ММА.Ветвистые волокна менингеального происхождения без доминирующих пучков были распределены по всем ветвям ММА одинаково в 11,4% случаев ( N = 5). В 6,8% случаев НП не ограничивается периваскулярным сплетением, пересекает соединительные ткани твердой мозговой оболочки вдали от ММА ( N = 3).

    Рисунок 6 . Схема преобладающего распространения НС. Примерно в 80% случаев НС оканчивается на пересечении лобных ветвей ММА (черная стрелка) и клиновидно-теменного синуса (пунктирная линия кровью). (A) Задний вид средней черепной ямки. (B) Медиальный вид средней черепной ямки. Интерфейс с лобными ветвями ММА и клиновидно-теменной пазухой совпадает с птерионом (зеленая линия), который представляет собой область, где находятся лобная (F), теменная (P), клиновидная (S) и плоскоклеточная части височных костей ( T) соединяются вместе.

    Обсуждение

    Патогенез мигрени является предметом постоянных дискуссий, но считается, что тесная взаимосвязь между активацией менингеальных сенсорных волокон тройничного нерва и дуральной вазодилатацией / сужением сосудов лежит в основе боли, испытываемой при мигрени (Kowacs et al., 2004; Strassman et al., 2004; Олесен и др., 2009). Предыдущие нейроанатомические исследования показали, что ММА в твердой мозговой оболочке вдоль дна средней черепной ямки иннервируется NS, происходящими из нижнечелюстных и верхнечелюстных отделов тройничного нерва (Lv et al., 2014; Schueler et al., 2014). Настоящее исследование предоставило более подробную макроскопическую информацию о ходе этих менингеальных сенсорных волокон, покрывающих всю среднюю черепную ямку у людей. В соответствии с данными, полученными на экспериментальных животных, настоящее исследование показало, что нервные пучки NS у людей обычно проходят рядом с MMA.Особенно примечательным было наблюдение нескольких волокон менингеального нерва, идущих вдоль латерального края средней менингеальной вены вместо ММА. Насколько нам известно, об этой характеристике траектории НЗ ранее не сообщалось, что может быть связано с предыдущими описаниями морфологии НЗ, пространственно ограниченными соседней ТГ или покрывающими только небольшие области ММА микроскопически.

    В более чем 80% настоящих случаев НС проходила вдоль лобных ветвей ММА и оканчивалась на пересечении ММА и клиновидно-теменной пазухи, которая является переднебоковой территорией средней черепной ямки (Рисунок 6).Лобные ветви ММА, пересекавшие дно основания черепа, проходили через латеральный край клиновидно-теменной пазухи и были направлены латерально, чтобы снабжать твердую мозговую оболочку лобно-височной области. Область, в которой заканчивается NS и где лобные ветви MMA выходят на переднебоковую территорию средней черепной ямки, совпадала с птерионом, где встречаются лобная, клиновидная, теменная и плоскоклеточная части височных костей (Oguz et al. ., 2004; Schwartz et al., 2008). Не доходя до птериона, лобные ветви ММА и нервный пучок NS проходили вдоль дна средней черепной ямки параллельно клиновидно-плоскостному шву, который является задней границей большого крыла клиновидной кости. Shimizu et al. (2008) обнаружили, что ММА прокалывает костный туннель, который представляет собой удлинение средней менингеальной борозды, расположенной на височной стороне клиновидной кости прямо под птерионом на 75,8% из 78 сторон. Это свойство ММА внутри птериона означает, что существует риск экстрадуральной гематомы при переломе.Ma et al. (2012) сообщили, что птерион перекрывает лобные ветви ММА в 68% из 152 сторон. Это соединение птериона использовалось в качестве общего экстракраниального ориентира для микрохирургических доступов в этой области, и оно соответствует переднебоковому родничку на черепе новорожденного, который исчезает примерно через 3 месяца после рождения (Aydin et al., 2010). Формирование TG на ранней стадии развития эмбриона (O’Rahilly and Müller, 2007) и послеродовое закрытие птериона может позволить обширную передачу экстракраниальной информации и внутричерепных мозговых оболочек, содержащих важные сосуды для защиты мозга.Новаторские исследования с использованием ретроградной нейронной трассировки подтверждают наличие связи между внутричерепными НС и экстракраниальными ноцицептивными волокнами через швы черепа (Schueler et al., 2013, 2014; Zhao and Levy, 2014). Птерион может быть практическим ориентиром для лобных ветвей MMA и NS во время хирургических доступов в височной области и основании черепа.

    Основным ограничением настоящего исследования является то, что только часть сети менингеальных нервов может быть идентифицирована с помощью метода Зилера из-за того, что гематоксилин благоприятствует миелинизированным аксонам (Mu and Sanders, 2010).Schueler et al. (2013) исследовали NS людей с помощью электронной микроскопии и обнаружили, что две трети из них состоят из немиелинизированных аксонов. Медленные Aδ и быстрые Aβ нейроны дурального афферента могут играть роль в афферентном пути стимула из-за их более высокой механочувствительности и химиочувствительности (Strassman et al., 2004; Messlinger et al., 2012).

    Настоящее исследование выявило макроскопические курсы NS в твердой мозговой оболочке человека. По-видимому, существуют тесные отношения между NS, лобными ветвями MMA и птерионом, который является типичным ориентиром, используемым в нейроанатомии.НС обычно проходит вдоль лобных ветвей ММА на определенном расстоянии от стенки артерии и заканчивается вблизи птериона. Ожидается, что подробное понимание, основанное на макроскопических наблюдениях за ходом нерва в отношении менингеальных сосудов на дне средней черепной ямки, будет полезным в областях нейрохирургии и клинической неврологии.

    Авторские взносы

    S-HL провела эксперименты, напечатала статью и проиллюстрировала.Интерпретированные данные W-CS, S-JH и S-HL. W-CS, K-SK и S-DH пересмотрели рукопись на предмет интеллектуального содержания. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

    Финансирование

    Финансовой поддержки исследования авторы не получили.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Айдын, М.Э., Копуз, К., Демир, М. Т., Чорумлу, У., и Кая, А. Х. (2010). Локализация птериона в трупах новорожденных: морфометрическое исследование. Surg. Радиол. Анат. 32, 545–550. DOI: 10.1007 / s00276-009-0615-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Болай Х., Рейтер У., Данн А. К., Хуанг З., Боас Д. А. и Московиц М. А. (2002). В модели мигрени внутренняя активность мозга запускает афференты менингеального тройничного нерва. Нат. Med. 8, 136–142.DOI: 10,1038 / нм0202-136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chmielewski, P., Skrzat, J., and Walocha, J. (2013). Клиническое значение средней менингеальной артерии. Folia. Med. Краков. 53, 41–46.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Де Феличе, М., Осипов, М. Х., Ван, Р., Дуссор, Г., Лай, Дж., Менг, И. Д. и др. (2010). Триптан-индуцированное усиление нейрональной синтазы оксида азота в дуральных афферентах тройничного ганглия лежит в основе повышенной чувствительности к потенциальным триггерам мигрени. Мозг 133, 2475–2488. DOI: 10.1093 / мозг / awq159

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хоскин, К. Л., Загами, А. С., и Гоудсби, П. Дж. (1999). Стимуляция средней менингеальной артерии приводит к экспрессии Fos в тригеминоцервикальном ядре: сравнительное исследование на обезьяне и кошке. J. Anat. 194, 579–588. DOI: 10.1046 / j.1469-7580.1999.19440579.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хуанг, Д., Ли, С., Дакка, А., Стори, Г. М., и Цао, Ю. К. (2012). Экспрессия временных каналов рецепторного потенциала TRPV1, TRPA1 и TRPM8 в первичных афферентных нейронах тройничного нерва мышей, иннервирующих твердую мозговую оболочку. Мол. Боль 8:66. DOI: 10.1186 / 1744-8069-8-66

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кемп, В. Дж. III, Таббс, Р. С., и Коэн-Гадол, А. А. (2012). Иннервация твердой мозговой оболочки черепа: нейрохирургический случай коррелирует и обзор литературы. World Neurosurg. 78, 505–510. DOI: 10.1016 / j.wneu.2011.10.045

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ковач Ф., Уильямсон Д. Дж. И Гоудсби П. Дж. (2004). Нейрогенная вазодилатация дуральных кровеносных сосудов не опосредуется холинергической передачей у анестезированных крыс. евро. J. Pharmacol. 493, 133–137. DOI: 10.1016 / j.ejphar.2004.04.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Ю., Броман Дж., и Эдвинссон, Л. (2008). Центральные проекции сенсорной иннервации средней менингеальной артерии крысы. Brain Res. 1208, 103–110. DOI: 10.1016 / j.brainres.2008.02.078

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лундблад К., Хаанес К. А., Гранде Г. и Эдвинссон Л. (2015). Экспериментальное воспаление после наложения твердой мозговой оболочки полного адъюванта Фрейнда или воспалительного супа не изменяет микрососудистый ход в головном мозге и тройничном нерве. J. Головная боль Боль 16:91. DOI: 10.1186 / s10194-015-0575-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ма, С., Бэйли, Л. Дж., И Стрингер, М. Д. (2012). Переоценка анатомии поверхности птериона и его отношения к средней менингеальной артерии. Clin. Анат. 25, 330–339. DOI: 10.1002 / ca.21232

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мэй, А., и Гоудсби, П. Дж. (1999). Тригеминоваскулярная система у человека: патофизиологические последствия для синдромов первичной головной боли из-за невральных влияний на мозговое кровообращение. J. Cereb. Blood Flow Metab. 19, 115–127. DOI: 10.1097 / 00004647-199

    0-00001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Месслингер К., Ханеш У., Баумгертель М., Трост Б. и Шмидт Р. Ф. (1993). Иннервация твердой мозговой оболочки энцефалии кошки и крысы: ультраструктура и иммунореактивность, подобная пептиду и веществу P, связанная с геном кальцитонина. Анат. Эмбриол. 188, 219–237. DOI: 10.1007 / bf00188214

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Месслингер, К., Леннерц, Дж. К., Эберхард, М., и Фишер, М. Дж. (2012). CGRP и NO в тройничной системе: механизмы и роль в возникновении головной боли. Головная боль 52, 1411–1427. DOI: 10.1111 / j.1526-4610.2012.02212.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Коннор, Т. П., и ван дер Кой, Д. (1986). Картина внутричерепных и экстракраниальных проекций ганглиозных клеток тройничного нерва. J. Neurosci. 6, 2200–2207.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Олесен, Дж., Бурштейн, Р., Ашина, М., и Тфельт-Хансен, П. (2009). Происхождение боли при мигрени: данные о периферической сенсибилизации. Lancet Neurol. 8, 679–690. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (09) 70090-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шулер М., Месслингер К., Дукс М., Нойхубер В. Л. и Де Кол Р. (2013). Экстракраниальные проекции менингеальных афферентов и их влияние на ноцицепцию менингеальных нервов и головную боль. Боль 154, 1622–1631.DOI: 10.1016 / j.pain.2013.04.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шулер М., Нойхубер В. Л., Де Кол Р. и Месслингер К. (2014). Иннервация твердой мозговой оболочки крысы и человека и перикраниальных тканей в теменно-височной области менингеальными афферентами. Головная боль 54, 996–1009. DOI: 10.1111 / глава.12371

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шварц, Т. Х., Фрейзер, Дж. Ф., Браун, С., Табаи, А., Какер А., Ананд В. К. (2008). Эндоскопическая хирургия основания черепа: классификация оперативных доступов. Нейрохирургия 62, 991–1002. DOI: 10.1227 / 01.neu.0000325861.06832.06

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Симидзу, С., Хагивара, Х., Уцуки, С., Ока, Х., Накаяма, К., и Фуджи, К. (2008). Формирование костного туннеля в средней менингеальной борозде: анатомическое исследование для более безопасной птериональной краниотомии. Минимум. Инвазивный нейрохирург. 51, 329–332.DOI: 10.1055 / с-0028-1085430

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Страссман, А. М., Вайснер, В., Виллианс, М., Али, С., и Леви, Д. (2004). Диаметр аксонов и интрадуральные траектории иннервации твердой мозговой оболочки крысы. J. Comp. Neurol. 473, 364–376. DOI: 10.1002 / cne.20106

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Tomaszewska, I. M., Zwinczewska, H., Gładysz, T., and Walocha, J. A. (2015). Анатомия и клиническое значение верхнечелюстного нерва: обзор литературы. Folia Morphol. 74, 150–156. DOI: 10.5603 / FM.2015.0025

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тыбурский А. Л., Ченг Л., Ассари С., Дарвиш К. и Эллиотт М. Б. (2017). Частые легкие травмы головы вызывают чувствительность тройничного нерва, сопровождающуюся пролиферацией микроглии, астроцитозом и повышенным уровнем нейропептидов в системе боли тройничного нерва. J. Головная боль Боль 18:16. DOI: 10.1186 / s10194-017-0726-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, Ю., Тиан, М. М., Ван, X. H., Чжу, X. Q., Лю, Ю., Лу, Ю. Н. и др. (2014). Линейная головная боль: повторяющаяся односторонняя головная боль, ограниченная областью в форме линии. J. Головная боль Боль 15:45. DOI: 10.1186 / 1129-2377-15-45

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжао, Дж., И Леви, Д. (2014). Сенсорная иннервация надкостницы свода черепа оказывает ноцицептивное действие и способствует поведению, напоминающему головную боль. Боль 155, 1392–1400. DOI: 10.1016 / j.боль. 2014.04.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Electronic Dura Mater вмешивается в центральную нервную систему | Неврология | JAMA Neurology

    Ключевые моменты

    Вопрос Каковы преимущества и возможные применения мягкого мультимодального нейронного интерфейса electronic dura mater?

    Выводы Мягкие нейронные интерфейсы ограничивают хроническое воспаление центральной нервной системы и соответствуют поверхности головного и спинного мозга.В этом доклиническом обзоре было обнаружено, что способность стимулировать и записывать с одного и того же устройства предлагает ряд клинических применений, особенно когда терапия нейромодуляции должна применяться в труднодоступных регионах или когда терапию можно титровать на основе записей нервной активности.

    Значение Мягкий нейронный интерфейс с электронной твердой мозговой оболочкой предоставляет новые терапевтические возможности для лечения или облегчения неврологических расстройств.

    Важность Все большее количество неврологических методов лечения основывается на нейронных имплантатах, способных доставлять электрическую и химическую стимуляцию в целевые области центральной нервной системы в течение длительных периодов времени.

    Объектив Оценить потенциал нового класса мультимодальных нейронных имплантатов, получившего название electronic dura mater или e-dura , для удовлетворения этой потребности.

    Обзор доказательств Результаты доклинического применения имплантатов e-dura и клинические данные.

    Выводы В имплантат на основе силикона e-dura встроены межсоединения, электроды и хемотроды, которые полностью растягиваются.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *