Вакцинация против вирусного гепатита в: This page cannot be found

Содержание

Обязательная вакцинация от гепатита \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Обязательная вакцинация от гепатита (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Обязательная вакцинация от гепатита Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
«Материальная, дисциплинарная, административная: что нужно знать об ответственности работника»
(Чистякова Л.В.)
(«ГроссМедиа», «РОСБУХ», 2019)Кроме того, Приказом Минздрава России от 21.03.2014 N 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» установлен перечень категорий граждан, подлежащих обязательной иммунизации. Например, согласно Приложению N 2 к Приказу Минздрава России от 21.03.2014 N 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» против вирусного гепатита A подлежат обязательной вакцинации лица, подверженные профессиональному риску заражения (медицинские работники, работники сферы обслуживания населения, занятые на предприятиях пищевой промышленности, а также обслуживающие водопроводные и канализационные сооружения, оборудование и сети).

Нормативные акты: Обязательная вакцинация от гепатита Федеральный закон от 17.09.1998 N 157-ФЗ
(ред. от 11.06.2021)
«Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»1. Национальный календарь профилактических прививок включает в себя профилактические прививки против гепатита В, дифтерии, коклюша, кори, краснухи, полиомиелита, столбняка, туберкулеза, эпидемического паротита, гемофильной инфекции, пневмококковой инфекции и гриппа.

Комбиотех

КОМБИОТЕХ

вакцина для профилактики вирусного гепатита В

(страна производитель Россия)

Гепатит B – инфекционное заболевание вирусной природы, которое основывается на иммунологическом принципе повреждения клеток печени или гепатоцитов, что в дальнейшем приводит к развитию тяжелых заболеваний печени.

Возможные пути передачи вирусного гепатита В:

Парентеральный путь инфицирования, который возможен при проведении переливания крови, плазмы крови заражённого человека здоровому, при использовании общих шприцев,

Половой путь передачи, который характеризуется способностью вируса выделяться со спермой, кровью и слюной,

Бытовой путь заражения также диагностируется в случае использования общих полотенец, зубных щёток, посуды, бритв, но с непременным наличием у здорового человека микротрещин, ран, на которые могут попасть заражённые биологические жидкости с перечисленных предметов обихода,

Вертикальный путь передачи заболевания, который чаще регистрируется непосредственно в родах,

— Достаточно часто выявляются случаи заражения вирусным гепатитом В через маникюрные наборы в салонах и парикмахерских, при выполнении татуировок, а также при использовании общих шприцев.

Не установлены факты передачи возбудителя вирусного гепатита В через поцелуи, рукопожатия и объятья, при чихании, кашле, разговоре, при кормлении ребёнка грудным молоком.

Чаще всего данный диагноз выставляется в возрастном промежутке от 15 до 30 лет. Среди общего числа заразившихся чаще всего определяют в качестве преобладающих путей инфицирования парентеральный, а также половой.

(ВГВ). Актуальность гепатита В высока в связи с возможностью его длительного скрытого течения и передачи другим людям. Выделяется острое и хроническое течение заболевания, кроме того, отдельным вариантом выделяют носительство гепатита В. Острая форма может возникать сразу после заражения, протекает с выраженными клиническими симптомами, а иногда с молниеносным развитием.   В начале болезни в течение нескольких дней (1-3 и редко более) повышается температура. Этот период часто принимают за проявления ОРВИ или другие заболевания. За 4-5 дней до желтухи появляются темная моча, обесцвеченный кал. Очень редко гепатит В начинается не постепенно, а сразу с появления желтухи, темной мочи и обесцвеченного кала, что создает трудности при дифференциальной диагностике с механической желтухой. Гепатит В нередко приобретает волнообразное течение, когда возникают обострения на фоне желтухи. Возможно рецидивирующее течение, когда желтуха возобновляется после ее спада и нормализации биохимических показателей крови. Практически во всех случаях вирусный гепатит В переходит в хроническую форму. Хронические формы могут вызывать серьезные отдаленные осложнения

в виде цирроза и рака печени.

Прививка против вирусного гепатита В формирует положительную иммунологическую память

, которая обеспечивает защиту от заболевания даже тогда, когда специфические антитела не выявляются. Проведение курса вакцинации приводит к образованию специфических антител к вирусу гепатита В в защитном титре более чем у 90 % вакцинированных.

Показания:

— Профилактика гепатита В у детей в рамках национального календаря профилак¬тических прививок и лиц из групп повышенного риска инфицирования вирусом гепатита

— Не привитым пациентам, которым планируются хирургические вмешательства

— Пациентам отделения гемодиализа

— Детям, рожденным от инфицированных родителей вирусным гепатитом В

Противопоказания

-Повышенная чувствительность к дрожжам

— Обострения хронических заболеваний на момент проведения вакцинации. Плановая вакцинация откладывается до окончания острых проявлений заболевания или обострения хронических заболеваний. При нетяжелых ОРВИ, острых кишечных заболеваниях прививки можно проводить сразу после выздоровления, при тяжелых формах – через 10-14 дней после выздоровления.

— Вакцину рекомендуется вводить внутримышечно в дельтовидную область или в передненаружную поверхность средней части бедра (новорожденным и детям до 18 мес.). Введение в другое место нежелательно.

Вакцинация против вирусного гепатита В проводится всем новорожденным в первые 24 часа жизни ребенка.

Новорожденных и всех   детей первого года жизни, не относящихся к группам риска, вакцинируют по схеме 0-1-6 (1 доза — в первые сутки жизни, 2 доза — через 1 месяц после 1 прививки, 3 доза — через 6 месяцев от начала иммунизации).

— Плановые прививки против гепатита В можно проводить одновременно (в один день) с другими вакцинами национального календаря прививок (за исключением вакцины БЦЖ) а также инактивированными вакцинами календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям. Вакцина гепатита В может вводиться с противоаллергическими препаратами.

После проведения вакцинации возможны неинтенсивные болевые ощущения в месте инъекции, уплотнение, а также незначительное повышение температуры, жалобы на недомогание, головную боль. Как правило все эти явления проходят самостоятельно в течение 2-3 дней. Рекомендуется для   уменьшения болевых ощущений, дать внутрь ребенку препараты парацетамола или ибупрофена в возрастной дозировке в форме сиропа, суспензии или в таблетках детям более старшего возраста.

Появление реакции после применения препарата Комбиотех – явление чрезвычайно редкое.

Более подробную информацию можно получить по ссылке:

http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=3059b036-5e60-42ed-b26c-7eb6d5d06406&t=

Поделиться:

Вакцинация против гепатита A и B в сети клиник МедиАрт в ЗАО Москвы

Вакцинация против гепатита А и B

Вакцинация против гепатита «A»

Гепатит «A» (болезнь Боткина) – это самая распространенная форма вирусного гепатита. Вызывается РНК-содержащим вирусом, распространяется фекально-оральным путем.

Источник инфекции – больной человек, который выделяет вирус в окружающую среду с каловыми массами. Он заразен в течении 5 дней до появления желтухи и 5 дней после. Заболеть можно, употребляя сырую воду, немытые фрукты или овощи. Вирус передается через грязную посуду, предметы обихода.

Инкубационный период гепатита «A» составляет примерно 30-50 дней. Протекает в 2-х формах: 

  1. в гастрологической (пропадает аппетит, беспокоит тошнота, рвота, боли в животе) и 

  2. в гриппоподобной (поднимается температура, головные боли, ломота в теле, общее недомогание, насморк, боли в горле), 

затем при любой форме появляется желтуха, кал обесцвечивается, моча темнеет. Гепатит «A» может длиться от 1 недели до 1,5-2 месяцев, после чего наступает период восстановления, который может растянуться до полугода. Иммунитет у переболевшего человека вырабатывается на всю жизнь.

Для профилактики гепатита «A» необходимо соблюдать правила личной гигиены (чаще мыть руки, пить только кипяченую воду, тщательно мыть фрукты и овощи). Существует специфическая профилактика вирусного гепатита «A» в виде прививок. 

От гепатита «A» прививают людей, выезжающих в страны и регионы, где регистрируются вспышки заболевания (Ближний Восток, Индонезия, Африка, Латинская Америка), также рекомендуется прививать детей которые будут проводить время в пионерских лагерях и проживающих в мегаполисах, также рекомендуется прививаться прививать детей непосредственно во время эпидемий гепатита «A» (по эпидимическим показаниям), так как инкубационный период вируса может доходить до 6-7 недель, а на формирование иммунитета после прививки нужно всего 3-4 недели. Эта небольшая разница в сроках помогает предотвратить заболевание.

Для вакцинации от гепатита «A» применяются инактивированные вакцины:

  • Аваксим-80 (Санофи Пастер, Франция) – для детей 1-15 лет;
  • Аваксим (Санофи Пастер, Франция) – для подростков с 16 лет и взрослых;
  • Хаврикс 720 (СмитКляйн Бичем-Биомед, Россия) – для детей 1-16 лет

Все вакцины вводят дважды с интервалом 6 – 12 месяцев. После введения 1-ой дозы защита сохраняется 12-18 месяцев, после введения 2-ой дозы – не менее 25 лет.

Все инактивированные вакцины против гепатита А взаимозаменяемы. Перекрестная иммунизация эффективна и безопасна при замене одного производителя вакцины на другого.

Вакцинация против гепатита «B»

Гепатит «B» – острое или хроническое заболевание человека, возбудителем которого является вирус, характеризуется поражением печени.

Передается заболевание парентеральным путем (через кровь). Источником инфекции является больной человек острой или хронической формой или носитель. Возможно заражение от матери к ребенку.

Заболевание развивается постепенно с вялости, слабости, повышения температуры, болей в суставах, рвоты, расстройства стула в течении – 5-20 дней. Затем появляется темная моча, обесцвеченный кал, желтушность кожи, склер, увеличивается в размере печень, селезенка. Заболевание может протекать в безжелтушной форме, возможен молниеносный вариант гепатита – тяжелая скоротечная форма с прогрессирующим поражением и гибелью печеночных клеток, часто с неблагоприятным исходом.

Осложнения:

  • печеночная кома,
  • хронический гепатит «B»,
  • цирроз,
  • рак печени.

Особенность течения гепатита «B» у детей до 1 года жизни – в 90% случаев наступает быстрая хронизация заболевания с последующим переходом в цирроз печени.

Профилактика – вакцинация – 3-х кратное введение вакцины – в первые 12 часов жизни, затем в 1-3 месяца, в 6 месяцев. Детям от матерей носителей или больных хроническим гепатитом В 4-х кратно – по схеме – при рождении, в 1, 2 и в 12 месячном возрасте.


Прививка против вирусного гепатита В

«По подсчетам в мире более 2-х миллиардов людей инфицированы этим вирусом. Ежегодное число смертельных исходов в мире от заболеваний, связанных с вирусом гепатита В составляет 600 000.» — так начинается один из отчетов Всемирной Организации Здравоохранения, посвященный профилактике этого заболевания.

Что такое гепатит?

Гепатит, дословно можно перевести, как воспаление печени (hepar — печень, окончание «ит» означает воспаление). Вирус гепатита В содержится в крови, а также во многих биологических секретах человека (в частности сперме, слизи влагалища, слюне).

Как передается вирус гепатита В?

Передача инфекции осуществляется от человека к человеку.

Вирус передается при нарушении целостности кожных покровов и слизистых оболочек, которые подвергаются воздействию инфицированной крови и других биологических жидкостей.

Таким образом заразиться гепатитом В можно:

— при внутривенном введении наркотиков одним шприцем, даже со сменой игл

— риски инфицирования при медицинских манипуляциях (гемодиализ, операции, эндоскопические исследования, стоматология и т.п.), в настоящее время значительно снижены, благодаря введению одноразового инструментария и усилению мер по дезинфекции в медицинских учреждениях

— переливание крови и ее компонентов (сейчас менее опасно, т.к. кровь тестируется)

— половой путь, особенно нетрадиционный секс (не исключена возможность инфицирования даже при поцелуе)

— вертикальная передача от матери плоду, включая передачу инфекции в родах. В современном мире, при грамотном подходе, риск передать инфекцию от матери плоду можно свести практически к нулю. Для этого помимо специализированного наблюдения и лечения у гепатолога беременной (лучше всего провести курс терапии до беременности), ребенка вакцинируют при рождении, по показаниям вводят иммуноглобулин (готовые антитела).

— грудное вскармливание

 В литературе есть данные, что грудное вскармливание в случаях, когда мать является носителем или больна вирусным гепатитом В возможно, если ребенок получил одну прививку от гепатита В и специфический иммуноглобулин, или же вакцинирован двукратно. Однако, т.к. стопроцентной гарантии не инфицирования малыша все же нет, то грудное вскармливание в подобных ситуациях не рекомендуется.

— при использовании одних: бритвенных станков, маникюрных принадлежностей, зубных щеток и даже зубной пасты, расчесок, щипчиков для эпиляции, полотенец и т.п.

На предметах вирус может сохраняться до нескольких недель. Крайне малая концентрация вирусных частиц является инфицирующей — примерно 0,001 мл крови больного достаточно для заражения, примерно столько остается крови на игле после инъекции.

После попадания вируса в кровь человеку, наступает инкубационный период, когда микроб «заселяет» клетки печени и начинает активно размножаться. Этот период продолжается в среднем 75 дней, но может варьировать от 30 до 180 дней.

По прошествии времени у больного может развиться клиника острого гепатита В, с желтухой и другими яркими симптомами. После такого острого гепатита В, нередко организм очищается от инфекции и формируется стойкий иммунитет.

К сожалению, чаще всего вирус, как коварный враг – затаивается и начинает разрушать клетки печени медленно, постепенно, почти незаметно, формируя хронический гепатит В.

Исходом такого варианта может быть формирование цирроза печени и   гепатоцеллюларного рака.

О том, что человек болен хронической формой гепатита В, он может узнать однажды самым неприятным для себя образом. Например, когда открывается кровотечение из расширенных вен пищевода, на фоне сформировавшегося цирроза печени. Такое драматическое развитие событий, по счастью, случается нечасто.

Больные бессимптомной формой гепатита, сами того не подозревая, являются распространителями инфекции, и в первую очередь представляют опасность для своих близких.

Еще одним пренеприятным «штрихом к портрету» вирусного гепатита В является суперинфекция дельта вирусом. Это совершенно особый вирус, он «цепляется» к человеку только тогда, когда уже есть гепатит В, т.е. без гепатита В гепатита Дельта не бывает. Сочетание В + Дельта дает весьма серьезный прогноз для больного.

Тем не менее, надо помнить, что современная медицина не стоит на месте. Гепатит В в настоящее время можно с успехом лечить и, тем более, профилактировать!

Прививка от гепатита В

Вакцина от гепатита В является, пожалуй, самой безопасной из ныне существующих.

Препарат производят путем генной инженерии. В культуру дрожжевых клеток вносят «осколок» вируса, и далее эти дрожжевые клетки сами вырабатывают вакцинный белок, который затем очищают от примесей. Таким образом, вакцина состоит лишь из специфического белка. Иными словами, она не может вызвать заболевания ни в какой (даже самой легкой) форме, т.к. не содержит ни ослабленного вируса, ни какого-либо другого инфекционного агента.

Рекомбинантная вакцина против гепатита В внедрена в практику с 1986 года, использовано свыше 1млрд. доз, было проведено более 250 клинических испытаний, показавших эффективность и хорошую клиническую переносимость препарата. Вакцина разрешена к применению в 185 странах мира.

Вакцина от гепатита В существует как отдельный препарат (моновакцина),  так и в составе комбинированных вакцин.

Моновакцины производятся под следущими торговыми названиями: Энджерикс В (Бельгия), Комбиотех (Россия), Регевак (Россия) и др. К чести наших производителей надо отметить, что отечественные вакцинные препараты против гепатита В не уступают своим западным аналогам ни по эффективности, ни по профилю безопасности.

Несомненным достижением фармакологической промышленности является создание комбинированных вакцин, т.е. таких препаратов, которые создают иммунную защиту сразу против ряда инфекционных заболеваний (например, вакцина Инфарикс гекса).

Согласно рекомендациям ВОЗ применение комбинированных вакцин крайне желательно, т.к. это, прежде всего, уменьшает количество болезненных манипуляций (уколов) ребенку, а также число необходимых визитов к врачу.

Подробнее о комбинированных вакцинах читайте здесь.

Кому показана прививка от гепатита В?

Вакцинация против этого инфекционного заболевания специалистами рекомендуется всем группам населения.

В первую очередь:

— самым маленьким детям, прежде всего новорожденным. Так как именно у них гепатит В чаще переходит в хроническую форму (по данным исследований до 90%), с неблагоприятным прогнозом.

— людям, в семьях которых есть больной или носитель инфекции

— всем медработникам

— лицам, с хроническими заболеваниями печени другой этиологии

— пациентам с заболеваниями крови и других систем, которым проводятся переливания препаратов крови, предполагаются оперативные вмешательства. Также рекомендуется вакцинация людям, планирующим длительное стоматологическое лечение (например, установка брекетов и т.п.), часто посещающим косметологические кабинеты

— инъекционным наркоманам

Схема вакцинации в Российской Федерации

Согласно Национальному календарю профилактических прививок, вакцинопрофилактика вирусного гепатита начинается в роддоме, в первые сутки жизни, далее прививка запланирована в 1 и 6 месяцев жизни малыша.

Дети из групп риска прививаются четырёхкратно, по схеме 0-1-2-12 мес, т.е. первую прививку делают в роддоме, далее в 1 мес., 2 мес. и возрасте 1 года проводят ревакцинацию. К этой группе пациентов относят детей, родившихся от матерей носителей HBsAg; больных вирусным гепатитом В или перенесших вирусный гепатит В в третьем триместре беременности; не имеющих результатов обследования на маркеры гепатита В; наркозависимых, в семьях, в которых есть носитель HBsAg или больной острым вирусным гепатитом В и хроническими вирусными гепатитами.

Часто у родителей возникает вопрос зачем нужно делать прививку от гепатита В новорожденным детям?

Вакцинация против гепатита В в первый день жизни практикуется во многих развитых странах, в том числе с низкой заболеваемостью (Швейцария, Италия и др).

И если целесообразность вакцинации новорожденного, от матери, больной или носительницы вируса гепатита В очевидна, то в семьях, где при обследовании беременной троекратные тесты на выявления вируса дали отрицательный результат, необходимость прививки порой вызывает сомнения.

Тем не менее, современная мировая медицина «всеми руками» за прививку в первые 12 часов от рождения.

Дело в том, что тесты на выявления маркера гепатита В во время беременности, часто дают ложноотрицательные результаты, к тому же новорожденным нередко приходится проводить парентеральные манипуляции (взятие крови на анализы, инъекции).

 В этой связи ранняя вакцинация становится своего рода «страховочной сеткой» для наших самых маленьких деток.

В США в начале 2000-х годов в роддомах перестали прививать против гепатита В младенцев, рожденных здоровыми матерями (с отрицательными результатами анализов на гепатит В). Однако, в связи с подъемом заболеваемости у детей, уже в 2006 году опыт отказа от ранней вакцинации признали неудачным и вернули данную прививку в национальный календарь вакцинопрофилактики.

Подводя итог, нельзя не отметить — вакцинация против гепатита В предохраняет не только от острых и хронических форм гепатита, но также от гепатита Дельта, данная вакцинопрофилактика признана первой вакциной от рака!

Вакцинопрофилактика вирусного гепатита А и В в Красногорске | «Андреевские больницы

Вакцинация – метод активации иммунного ответа путем введения антигенного агента. Позволяет избежать заболевания или снизить риск развития осложнений.

Современная медицина предоставляет эффективную вакцинацию только против вирусного гепатита А и В. Против остальных видов на сегодняшний день не разработано действенных вакцин. Гепатиты А и В значительно преобладают над другими видами по количеству случаев, поэтому профилактика этих форм заболевания очень важна.


Что такое гепатит А

Гепатит А представляет собой вирусное заболевание, передающееся через воду и пищу. В основном заболевают дети. Гепатит А также носит названия болезнь Боткина или просто желтуха. Вакцинация детей против этой болезни способствует полному устранению возможности ее возникновения у взрослого населения. Гепатитом А может заразиться любой человек, особенно часто развивается он у путешественников. В последнее время появилось много туристов, посещающих развивающиеся страны, которые способны «подарить» гепатит А.


Кому необходима вакцинация против гепатита А

По рекомендациям ВОЗ, необходимо проводить тотальную вакцинацию детей в странах, где зафиксировано более 20 случаев заболевания на 100 тысяч населения. На сегодня Россия относится к таким странам. Также лучше вакцинироваться при выезде на работы в эндемичную по гепатиту страну.


Что такое гепатит В

Гепатит В чаще всего передается через кровь. Обычно заражение происходит при пользовании общей бритвой, нанесении татуировки, пирсинга, маникюра, реже — при медицинских манипуляциях с повреждением слизистых и кожи.

Развивается заболевание постепенно. Может быть острым и хроническим. Чаще всего сначала появляется чувство усталости, разбитости, снижается аппетит, появляется температура. Возможен насморк и головная боль. После определенного периода человек резко желтеет. При этом желтеют и склеры. Этот период длится 3-4 недели. Могут беспокоить боли в правом подреберье.

Гепатит В — достаточно опасное заболевание. Нарушается функция печени, что отражается не только в общей интоксикации, но и в распространенных кровотечениях. Такая ситуация может окончиться летальным исходом. При обнаружении симптомов необходимо обратиться к врачу и пройти обследование на маркеры гепатита В. Предотвратить заболевание может своевременная вакцинопрофилактика.

Правила проведения вакцинации

Любая вакцинация представляет собой сложное профилактическое мероприятие, которое может дать ряд нежелательных эффектов. Для того чтобы сократить количество случаев осложнений, очень важно контролировать качество вакцин и профессионализм медработников, проводящих процедуру. Немаловажно учесть состояние иммунной системы человека, которому проводится вакцинация. Из этого вытекают следующие обязательные пункты:

  • Исследование иммунной системы человека перед проведением прививки, которое показывает напряженность иммунитета, а также то, болел ли раньше данный человек, или проводилась ли вакцинация ранее. Вся эта процедура нужна для того, чтобы определить дозу и интервал введения вакцины в каждом конкретном случае, а также необходимость этого мероприятия в целом;
  • Применение только качественной вакцины. Большая часть побочных эффектов возникает при попадании в организм некачественного препарата. В связи с этим просто необходим строжайший контроль по закупке от проверенных производителей. В этом случае можно быть уверенным, что условия хранения, производства и транспортировки никак не повлияли на качество и свойства вакцин. При использовании некачественного препарата в лучшем случае не будет никакого эффекта — иммунитет против гепатита не сформируется, в худшем случае можно получить серьезные осложнения;
  • Обязательно необходимо проконтролировать состояние иммунной системы после вакцинации. Эта процедура проводится для определения адекватности ответа иммунитета после процедуры. При недостаточности ответа производится повторная вакцинация.

АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИВЕРЖЕННОСТЬЮ НАСЕЛЕНИЯ ВАКЦИНАЦИИ ПРОТИВ ВИРУСНОГО ГЕПАТИТА B В АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ | Балаева

С целью выявления факторов, определяющих приверженность населения вакцинации против вирусного гепатита В, проведено два поперечных исследования с участием 1243 человек от 18 до 39 лет, отобранных случайным образом с использованием базы данных мобильных телефонов жителей Архангельска, и 2896 родителей, посещающих лечебно-профилактические учреждения Архангельской области с целью профилактического осмотра или лечения своих детей.

Оценка факторов, определяющих приверженность взрослого населения и родителей вакцинации против вирусного гепатита В, проводилась с использованием множественного логистического регрессионного анализа.

Среди 1243 представителей взрослого населения 3,5% продемонстрировали негативное отношение к вакцинации против вирусного гепатита В. Согласно результатам серологического обследования на маркёры вирусного гепатита В, 15,9% участников, негативно относящихся к вакцинации, имели маркёры, свидетельствующие об инфицировании вирусом (HBsAg, antiHBcантитела, иногда в сочетании с antiHBs-антителами). Респонденты младше 30 лет, а также лица, имеющие стандартные факторы риска инфицирования ВГВ (инъекционные наркотики, гемотрансфузии, операции, искусственное прерывание беременности, татуировки, 5 и более половых партнёров в год), реже высказывали негативное отношение к вакцинации против данного заболевания.

Среди 2896 родителей 1,6% сообщили о негативном отношении к вакцинации детей против вирусного гепатита В. Факторами, связанными с негативным отношением к вакцинации, были возраст родителя моложе 25 лет, высшее образование родителя, дезинформированность в отношении вакцинации, наличие сомнений в необходимости вакцинации, недоверие врачу.

Таким образом, молодые взрослые, имеющие факторы риска инфицирования, позитивно относятся к проведению вакцинации против вирусного гепатита В. Молодые родители недооценивают риск инфицирования ребёнка и важность своевременного проведения прививки детям. Основными причинами негативного отношения к вакцинации против вирусного гепатита В являются недостаточная информированность населения и, как следствие, отсутствие мотивации к проведению прививок. 

О перспективах вакцинации против вирусного гепатита C | Новости

Вакцина, способная защитить от вирусного гепатита C (ВГC), может войти в практику уже в течение ближайших 5 лет, рассказал профессор Майкл Хоутон, лауреат Нобелевской премии по медицине и физиологии 1989 года за исследование ВГC. Профессор пообещал раскрыть тему более подробно на предстоящем Европейском конгрессе клинической микробиологии и инфекционных заболеваний (ECCMID), который пройдет в этом году.

Ежегодно во всем мире выявляется до 2 миллионов случаев инфекции ВГC и около 400 000 ассоциированных смертей. При этом число носителей этой инфекции оценивается примерно в 70 млн, большинство случаев которой являются недиагностированными.

Открытие прямых противовирусных средств для лечения гепатита C дало весомое преимущество в борьбе с заболеванием. Тем не менее, нет никаких сомнений, что для амбициозной цели по элиминации вируса к 2030 году требуется разработка специфической вакцины.

Профессор Хоутон также сделал акцент на разнице в оказании медицинской помощи, связанной с гепатитом C, в разных странах. Так, в Египте за счет массового создания препаратов-дженериков (курс на пациента обходится в 84$) удалось достичь хороших результатов по скринингу и лечению гепатита C. В то же время в странах с высоким уровнем дохода стоимость одного курса составляет около 20 000$.

Майкл Хоутон и его коллеги из Института прикладной вирусологии имени Ли Ка Шинга в настоящее время работают над созданием адъювантной рекомбинантной вакцины. Ожидается, что она будет стимулировать продукцию антител сразу к нескольким эпитопам – это существенно снизит способности вируса избегать иммунного гуморального ответа.

В предстоящем докладе профессор расскажет о том, как пандемия Covid-19 повлияла на разработки различных вакцин, в том числе и против вируса гепатита C. Однако клинические испытания 1 фазы ожидаются уже в 2022 году, 2 фазы – в 2023-2026 годах. В случае положительных результатов по эффективности и безопасности, в 2026-2027 годах вакцина будет использована среди лиц, относящихся к группам высокого риска (например, среди употребляющих инъекционные наркотики). Клинические испытания 3 фазы будут нацелены на других представителей группы высокого риска (медработники, дети, рожденные от инфицированных ВГC матерей, гомосексуалисты).

Вакцина против вирусного гепатита C позволит существенно снизить расходы здравоохранения на лечение этого заболевания и предотвратить его дальнейшее распространение.

 

Источник: European society of clinical microbiology and infectious diseases.

Доклинические исследования на сурке

Рекомендуемое лечение хронического гепатита B аналогами интерферона и / или нуклеоз (т) идов не приводит к удовлетворительному результату. Индукция HBV-специфических Т-клеток с помощью терапевтической вакцинации или иммунотерапии может быть инновационной стратегией для преодоления персистенции вируса. Вакцинация пациентов коммерчески доступными вакцинами против ВГВ не привела к эффективному контролю инфекции ВГВ, что позволяет предположить, что необходимы новые составы терапевтических вакцин.Сурок ( Marmota monax ) — полезная доклиническая модель для разработки новых терапевтических подходов при хронических гепаднавирусных инфекциях. Несколько инновационных подходов, сочетающих противовирусное лечение с аналогами нуклеоз (т) идов, ДНК-вакцинами и белковыми вакцинами, были протестированы на модели сурка. В этой статье мы обобщаем имеющиеся данные, касающиеся терапевтической иммунизации и генной терапии с использованием подходов с использованием рекомбинантных вирусных векторов на сурках, которые показывают обнадеживающие результаты.Кроме того, мы представляем потенциальные инновации в иммуномодулирующих стратегиях, которые будут оценены на этой животной модели.

1. Инфекция HBV и текущие стратегии лечения

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, около 2 миллиардов человек во всем мире инфицированы вирусом гепатита B (HBV). С момента внедрения программ профилактической вакцинации против гепатита В более чем в 170 странах число новых случаев инфицирования постоянно сокращается. Несмотря на успех профилактических вакцин, хроническая инфекция HBV по-прежнему является глобальной проблемой для здоровья.Более 360 миллионов человек постоянно инфицированы HBV, из которых 1 миллион ежегодно умирает от HBV-ассоциированного цирроза печени или гепатоцеллюлярной карциномы (HCC). Исход инфекции HBV сильно варьируется от человека к человеку. В большинстве случаев инфекция излечивается спонтанно, однако у 5–10% взрослых развивается хроническая инфекция. Напротив, у 40–90% детей, рожденных от HBV-инфицированных матерей, развивается стойкое заболевание печени [1].

В последние годы в лечении хронического гепатита В достигнут заметный прогресс.В настоящее время одобрены два типа противовирусной терапии: лечение пегилированным интерфероном альфа 2a (PEG-IFN) или аналогами нуклеоз (т) идов, такими как адефовир, энтекавир (ETV), ламивудин, телбивудин и тенофовир [2–5] . Однако эффективность этих методов лечения в предотвращении цирроза печени и ГЦК все еще ограничена. Лечение ПЭГ-ИФН приводит к устойчивому противовирусному ответу только у одной трети пациентов, независимо от сочетания терапии с ингибиторами полимеразы. С другой стороны, лечение аналогами нуклеоз (т) идов значительно подавляет репликацию HBV, что приводит к уменьшению некровоспаления в печени.Однако эти противовирусные препараты не могут полностью уничтожить вирус. После отмены препарата у большинства пациентов наблюдается рецидив виремии. Кроме того, длительное лечение впоследствии связано с появлением лекарственно-устойчивых штаммов HBV, что часто является причиной неудач терапии [6, 7]. Поэтому срочно необходимы новые подходы к лечению хронического гепатита В.

2. Иммунологический контроль инфекции HBV

Хорошо известно, что для эффективного контроля инфекции HBV требуется соответствующий адаптивный иммунный ответ.Опосредованный Т-клетками иммунный ответ, направленный против антигенов вируса гепатита В, имеет решающее значение для разрешения инфекции [8–12]. HBV-специфические CD8 + T-клетки способны очищать HBV-инфицированные гепатоциты за счет секреции противовирусных цитокинов Th2, таких как интерфероны (IFN) и фактор некроза опухоли альфа (TNF), а также прямые цитотоксические механизмы (перфорин / гранзим, лиганд- лиганд индуцировал гибель клеток, например, Fas-Fas-L) [12–16]. Ранний, энергичный, поликлональный и мультиспецифический клеточный иммунный ответ против вирусных белков связан с избавлением от гепатита B у остро инфицированных пациентов.Напротив, хронические носители HBV демонстрируют слабый, временный или часто неопределяемый Т-клеточный ответ CD8 + , который коррелирует с персистенцией HBV [17–21]. Гуморальный иммунный ответ, особенно нейтрализующие антитела против оболочки, играют ключевую роль в предотвращении распространения HBV на неинфицированные гепатоциты [20, 22].

Недавние исследования показывают, что несколько механизмов могут быть вовлечены в утрату функции HBV-специфических Т-лимфоцитов при хроническом гепатите B. Было показано, что высокий уровень виремии отрицательно влияет на вирус-специфические иммунные ответы.Высокая репликация вируса в печени с вирусной нагрузкой, превышающей количество копий / мл, коррелирует с гипореактивностью вирус-специфических Т-лимфоцитов CD8 + у пациентов с хроническим гепатитом В [23]. Более того, длительное воздействие вирусных антигенов, происходящее во время хронических вирусных инфекций, может привести к тому, что Т-клетки станут толерантными и склонными к апоптозу. Взаимодействие между рецептором запрограммированной смерти 1 (PD-1) и его лигандом PD-L1 (также известным как B7-h2) играет важную роль в предотвращении чрезмерной реакции иммунной системы [24].Недавние исследования показали, что ингибирующие молекулы, такие как PD-1 и CTLA-4, заметно активизируются на вирус-специфичных Т-клетках, что приводит к истощению (например, отсутствию продукции и пролиферации IFN) [25]. Одновременно этот механизм может способствовать развитию хронической инфекции, нарушая эффективный противовирусный ответ. Эта гипотеза была ранее доказана для вируса гепатита С (HCV) [26, 27] и вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) у людей [28–30], а также инфекции вирусом лимфоцитарного хориоменингита (LCMV) у мышей [31, 32] , а в последнее время — для HBV [33, 34].Более того, несколько исследований предполагают, что функциональные дефекты антигенпрезентирующих клеток (APC), в основном дендритных клеток (DC), могут вносить вклад в нарушение ответа Т-клеток у пациентов с хроническим гепатитом B [35–41]. Исследования in vitro показали, что ДК, выделенные от хронических носителей HBV, продуцируют меньшее количество противовирусных цитокинов, таких как интерфероны I типа и TNF, по сравнению со здоровым контролем [35, 36]. Кроме того, эти DC менее эффективны в активации Т-клеток и стимуляции пролиферации Т-клеток [35, 39–41].Новый отчет продемонстрировал, что миелоидные ДК от хронических пациентов с HBV экспрессируют повышенный уровень ингибирующей молекулы PD-L1 и, следовательно, могут подавлять функции HBV-специфических Т-клеток [39]. Несколько исследований подчеркивают важность регуляторных Т-клеток CD4 + CD25 + в патогенезе персистирующих вирусных инфекций [42]. У пациентов, инфицированных ВГС и ВИЧ, было показано, что регуляторные Т-клетки могут подавлять ВГС и ВИЧ-специфический CD8 + и, следовательно, влиять на прогрессирование заболевания [43–45].Роль регуляторных Т-клеток в инфекции HBV до сих пор не ясна. Тем не менее повышенное количество регуляторных Т-клеток CD4 + CD25 + было обнаружено в крови и печени пациентов с тяжелым хроническим гепатитом В [46]. Кроме того, сама печень является органом с толерогенными свойствами, которые могут способствовать иммунологической толерантности при хронической инфекции HBV [47, 48]. Наконец, вирусы разработали стратегии эффективного уклонения от иммунного ответа хозяина, приводящего к стойким инфекциям.Ускользание вирусного иммунитета из-за мутации CD4 + , CD8 + и эпитопов В-клеток на заданном фоне HLA наблюдалось у пациентов, инфицированных ВИЧ, ВГС и ВГВ [49–54].

Несколько исследований демонстрируют, что лечение ламивудином отдельно или в комбинации с интерлейкином-12 (IL-12) приводит к восстановлению HBV-специфического иммунного ответа CD4 + и CD8 + при хроническом HBV-инфицировании. частные лица. Однако терапевтический эффект у этих пациентов не сохранялся [55–57].

3. Клинические испытания терапевтической иммунизации

На протяжении более 20 лет предпринимались постоянные усилия по разработке терапевтической вакцины от хронического гепатита B для усиления вирус-специфических иммунных ответов и преодоления стойкой инфекции HBV [58–71].

В многочисленных клинических испытаниях терапевтической иммунизации использовались обычные профилактические белковые вакцины на основе поверхностного антигена гепатита B (HBsAg-). Эти исследования продемонстрировали снижение виремии, сероконверсии HBeAg / анти-HBe и HBV-специфических Т-клеточных ответов у некоторых пациентов.Однако противовирусный эффект был временным и не приводил к эффективному контролю ВГВ [58–65]. Комбинация белковых вакцин HBsAg с противовирусной терапией ламивудином не привела к удовлетворительному улучшению терапии [66–68].

Стратегии, разработанные для специфической стимуляции HBV-специфических Т-клеточных ответов, также не увенчались успехом [69–71]. Вакцина на основе липопептидов, содержащая единственный эпитоп цитотоксических Т-лимфоцитов (CTL), полученный из нуклеокапсида HBV, была способна вызывать сильный первичный HBV-специфический Т-клеточный ответ у наивных субъектов [76].Однако у хронических носителей HBV вакцина вызывала только низкую активность CTL и не влияла на виремию или сероконверсию HBeAg / anti-HBe [69]. Доказано, что ДНК-вакцина, экспрессирующая белки малых и средних оболочек, вызывает специфический клеточный иммунный ответ HBV у хронических носителей HBV, однако этот эффект был временным [70].

Ян и др. представили новую ДНК-вакцину для лечения хронического гепатита и объединили вакцинацию с лечением ламивудином [71]. Мультигенная вакцина содержит пять различных плазмид, кодирующих большинство антигенов HBV и ген человеческого IL-12 в качестве генетического адъюванта.Комбинированная терапия привела к устойчивому противовирусному ответу у 6 из 12 пациентов с хронической инфекцией HBV. Респонденты смогли избавиться от HBeAg и имели неопределяемую вирусную нагрузку в конце 52-недельного наблюдения. Эти эффекты коррелировали с обнаруживаемым ответом Т-клеток по крайней мере на один из антигенов HBV. [71]. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования для оценки этой стратегии на более широкой когорте хронических носителей HBV.

Терапевтическая вакцина на основе HBsAg в комплексе с человеческими анти-HBs была предложена группой Wen et al. . [77]. Иммуногенные комплексы (IC) стимулируют устойчивые Т-клеточные ответы за счет увеличения поглощения HBsAg через рецепторы Fc на APC и, следовательно, модулируют процессинг и презентацию HBsAg. Было продемонстрировано, что эта вакцина, вводимая HBeAg-позитивным пациентам, приводила к снижению ДНК HBV в сыворотке, сероконверсии HBeAg и развитию анти-HBs у части субъектов [78]. В настоящее время вакцина на основе IC — единственная, которая вошла в фазу III клинических испытаний у пациентов с хроническим гепатитом B [79].Несмотря на то, что вакцина на основе IC привела к противовирусному эффекту, у пролеченных пациентов не наблюдалось клиренса HBV. Кажется, что одной вакцины недостаточно для достижения полного контроля над HBV. Поэтому были предприняты некоторые шаги по объединению вакцины на основе IC с лечением аналогами нуклеоз (т) идов (Вен и др. . , личное сообщение). Текущее клиническое испытание покажет, эффективны ли IC в качестве терапевтической вакцины при хроническом гепатите B.

4. Модель трансгенных мышей для исследований терапевтической иммунизации

На протяжении многих лет различные модели животных, включая шимпанзе, сурков, уток и HBV трансгенные мыши были созданы для разработки и оценки новых терапевтических стратегий.Учитывая стоимость, этические причины и доступное количество, трансгенные мыши HBV являются наиболее широко используемыми моделями. Исследования с использованием моделей трансгенных мышей HBV продемонстрировали, что иммунизация ДНК экспрессирующими плазмидами, кодирующими различные белки HBV, может индуцировать HBV-специфические антитела и стимулировать ответы CTL. Однако функциональность HBV-специфических CTL, индуцированных у трансгенных мышей, может быть не полностью развита [80–82]. Улучшение режима вакцинации ДНК [83] и блокада взаимодействия PD-1 / PD-L1 [34, 84] могут усилить функциональные Т-клеточные ответы и привести к ингибированию репликации вируса in vivo , не вызывая гепатита.Помимо иммунизации ДНК, на трансгенных мышах HBV оценивались другие терапевтические подходы, включая введение лигандов Toll-подобных рецепторов (TLR), HBV-специфической siRNA и прямой активации APC [85–87]. Эти стратегии смогли эффективно снизить репликацию HBV и в настоящее время исследуются как комбинированные методы лечения. Тем не менее у этой модели есть существенное ограничение. Поскольку геном HBV встроен в хромосому мыши, полный жизненный цикл HBV не происходит у трансгенных мышей, и воспаления печени не наблюдается [88].Таким образом, для долгосрочной оценки терапевтического эффекта необходимы животные модели с естественной гепаднавирусной инфекцией. По сравнению с шимпанзе, сурки легко доступны и доступны по цене.

В этой статье мы хотели бы представить сурков как полезную доклиническую модель для разработки новых терапевтических вакцин от хронических гепаднавирусных инфекций. Мы обобщим имеющиеся данные о подходах к терапевтической иммунизации сурков и представим потенциальные инновации в иммуномодулирующих стратегиях, которые еще предстоит оценить на этой модели животных.

5. Сурок как доклиническая модель патогенеза и терапии хронического гепатита B

Восточный сурок ( Marmota monax ) естественно инфицирован вирусом гепатита сурка (WHV). WHV был открыт в 1978 году как вирус, тесно связанный с HBV [89], и классифицирован как член семейства Hepadnaviridae . WHV и HBV демонстрируют заметное сходство в структуре вириона, геномной организации и механизме репликации, но различаются в нескольких аспектах, например, в регуляции транскрипции (Таблица 1) [90].WHV вызывает острую самоограничивающуюся и хроническую инфекцию, аналогичную HBV-инфекции в патогенезе и профилях вирусоспецифического иммунного ответа [91]. Эта особенность модели сурка делает ее столь важной для исследования новых терапевтических подходов при хроническом гепатите B.


HBV WHV

Вирусология
Классификация Семья: Hepadnaviridae Семья: Hepadnaviridae
Род: Orthohepadnavirus Хозяин человека: Сурок ( Marmota monax )
Структура 40–42 нм сферическая; оболочечный нуклеокапсид; частично двухцепочечная ДНК геном [22] сферическая форма 42–45 нм; оболочечный нуклеокапсид; частично двухцепочечный геном ДНК [91, 104]
Белки Поверхностные гликопротеины (большой L, средний M, маленький S), сердцевинный белок, белок «x», антиген «e», ДНК-полимераза с активность обратной транскриптазы [22, 105] Соответствующие белки [91]
Стратегия репликации Репликация ДНК HBV происходит путем обратной транскрипции промежуточного звена РНК в цитоплазматических нуклеокапсидах [22] Тот же механизм [97 ]
Генетическое разнообразие 8 основных генотипов [105] 1 основной генотип (незначительные различия в последовательностях) [91]
Интеграция в хромосому хозяина Да [22] Да, часто близко к N — myc онкоген регион [106]

Клиническое течение инфекции
Эпидемия 350 млн человек i заражены во всем мире Эндемичны в некоторых популяциях сурков в Северной Америке
Вертикальная передача Наиболее часто встречается: от матери к новорожденному Новорожденные сурки, инфицированные инокулятом WHV
Уровень хронизации: 45–90% [20 , 105] Уровень хронизации: 60–75% [92]
Горизонтальная передача Передается с жидкостями организма, 90% людей выздоравливают [105] Взрослые сурки, инфицированные инокулятом WHV,
90–95% животных выздоравливают [92]
Клинические признаки хронической инфекции Вариабельные уровни ДНК HBV: копий / мл WHV уровни ДНК: копий / мл
Вариативные уровни HBsAg WHsAg : в среднем 100–300 мкг / мл
Повышение печеночных трансаминаз [20, 22, 105] Повышение печеночных трансаминаз [92, 107]

Прогресс заболевания
Цирроз печени 2% –5% у HBeAg-положительных пациентов (генотип-зависимых) [20] Не часто
Гепатоцеллюлярная карцинома 5-985 год кумулятивная заболеваемость ГЦК у пациентов с циррозом: 16% (данные по Азии) [20] Почти 100% хронически инфицированных животных имеют ГЦК через 3 года [92, 94, 95, 107]
Эффективность нуклеозов (t ) лечение аналогами яда Эффективно: энтекавир, тенофовир, телбивудин, адефовир, ламивудин [2–5] Эффективно: клевудин, телбивудин, энтекавир, эмтрицитабин, тенофовир,
, менее эффективен: ленивудин 74 [ , 108–118]
Развитие мутаций устойчивости Да [6, 7, 105] Выделенные штаммы, устойчивые к ламивудину [119]

Экспериментальное инфицирование новорожденных или взрослых сурков WHV отражает исход инфекции HBV у людей.У взрослых сурков заражение WHV обычно приводит к исчезновению инфекции, и только у 5–10% животных развивается хронический гепатит. Воздействие WHV на сурков и новорожденных приводит к развитию хронической WHV-инфекции в 60–75% случаев [92]. Непрерывная репликация WHV в печени при хронической инфекции почти всегда связана с развитием ГЦК у сурков [93, 94]. После постановки диагноза ГЦК прогноз выживаемости животных составляет около 6 месяцев, как и у человека.Общие черты канцерогенеза, вызванного HBV и WHV, дают возможность изучить новые методы лечения ГЦК у сурков [95].

В течение многих лет исследования иммунопатогенеза инфекции WHV у сурков ограничивались определением гуморальных иммунных ответов [96]. Отсутствие подходящих методов для оценки антиген-специфических Т-клеточных ответов было серьезным ограничением этой модели.

Анализ пролиферации мононуклеарных клеток периферической крови (PBMC), основанный на включении [] -тимидина клеточной ДНК, обычно используемый для системы человека и мыши, оказался неэффективным для PBMC сурков [97, 98].Неудача этого подхода согласуется с тем фактом, что лимфоциты сурка не экспрессируют ген тимидинкиназы (Menne et al., , , неопубликованные результаты). Это препятствие было преодолено за счет использования альтернативного радиоактивно меченного нуклеотида 2 [] — аденина [72]. Разработка теста пролиферации на основе 2 [] — аденина позволила детектировать ответы Т-хелперных лимфоцитов после стимуляции PBMC сурков ядром WHV, поверхностными и X антигенами (WHcAg, WHsAg и WHxAg, соответственно) [72, 99].Кроме того, с помощью анализа пролиферации на основе 2 [] — аденина в PBMC от остро инфицированных животных было идентифицировано несколько Т-хелперных эпитопов в WHcAg [72] и WHsAg [Menne et al., Неопубликованные результаты].

Недавно созданный новый анализ дегрануляции CD107a для PBMC и спленоцитов сурка сделал значительный прорыв в изучении патогенеза гападнавирусных инфекций на модели сурка [73]. Несколько исследований продемонстрировали, что обнаружение CD107a как маркера дегрануляции является подходящим методом для определения антиген-специфических цитотоксических Т-лимфоцитов [100, 101].Анализ позволяет обнаруживать WHV-специфические CTL на основе их гранулярно-зависимой эффекторной функции. Распознавание инфицированных клеток CTL приводит к экспонированию молекулы CD107a на поверхности CTL. В системе сурка молекула CD107a может быть окрашена перекрестно-реактивным антителом против мыши CD107a, что позволяет проводить проточный цитометрический анализ CTL сурка.

Введение этих иммунологических инструментов для изучения Т-клеточного ответа у сурков выявило значительное сходство между патогенезом инфекции WHV у сурков и HBV у людей.Было продемонстрировано, что острые самоограничивающиеся и разрешенные инфекции WHV коррелируют с надежными многофункциональными Т-хелперами и цитотоксическими Т-клеточными ответами [72, 73, 99]. Более того, этот эффективный клеточный иммунный ответ на вирусные антигены приводит к повреждению печени и необходим для выведения вируса. С помощью нового анализа дегрануляции CD107a были охарактеризованы один иммунодоминантный эпитоп CTL в WHcAg (а.о. 96–110) [73] и один эпитоп CTL в WHsAg (а.о. 220–234, Frank et al. . , неопубликованные результаты) (рис. 1 ).В отличие от самоограничивающейся инфекции, хронические носители вируса гепатита C демонстрируют слабые вирус-специфические Т-клеточные ответы против идентифицированных эпитопов или их отсутствие [72, 73, 99].


Создание тестов для мониторинга клеточного иммунного ответа у сурков имеет большое значение для надежной оценки терапевтических и иммуномодулирующих стратегий лечения хронического гепатита B на модели сурков [96, 102, 103].

6. Подходы к терапевтической вакцинации модели сурка

Недавно описанные достижения в характеристике и мониторинге иммунной системы сурка во время инфекции WHV сделали эту модель на животных особенно полезной для разработки иммуномодулирующих подходов при хроническом гепатите B.Естественное возникновение хронической инфекции WHV у сурков, которая тесно связана с инфекцией HBV у людей, позволяет оценить потенциально новые терапевтические стратегии непосредственно у хронических носителей WHV. На сегодняшний день проведено несколько исследований различных терапевтических прививок на сурках (таблица 2).

030 Терапевтические вакцины на основе ядра WHV [96] или поверхностных антигенов в сочетании с хелперным пептидом FIS [120] или с мощными адъювантами Th2, такими как монофосфориллипид A [121], не привели к удовлетворительным результатам.Эти эксперименты доказали, что вакцинация может вызывать специфические В- и / или Т-клеточные ответы у хронических носителей вируса гепатита. Однако одного этого было недостаточно для контроля репликации вируса.

Предполагается, что высокий уровень виремии при хроническом гепатите В может подавлять терапевтический эффект вакцинации. Лечение пациентов с хроническим HBV ламивудином может временно восстановить HBV-специфический Т-клеточный иммунный ответ [55, 56]. Следовательно, снижение вирусной нагрузки за счет предварительной обработки аналогами нуклеоз (т) идов может поддерживать эффективность иммунизации для усиления вирус-специфических иммунных ответов.Эта гипотеза была проверена в трех экспериментальных испытаниях комбинированной терапии у хронических носителей WHV.

Первое исследование, проведенное Hervás-Stubbs et al. . был основан на терапии ламивудином [108]. Пять хронически инфицированных WHV сурков получали препарат перорально в течение 23 недель. На 10 неделе, после снижения ДНК WHV на 3-5 log, трех животных вакцинировали 3 дозами очищенного сывороткой WHsAg в сочетании с Т-хелперным пептидом FIS, полученным из миоглобина кашалота.Вакцинация индуцировала Т-хелперные ответы против антигенов WHV, сдвигая профиль цитокинов с Th3 на Th0 / Th2. Однако не наблюдалось положительного влияния на вирусную нагрузку WHV и уровни WHsAg по сравнению с неиммунизированными животными. После отмены лечения ламивудином значения виремии вернулись к уровням до лечения.

Во втором испытании оценивалась терапия очень мощным противовирусным препаратом: клевудином (ранее называвшимся L-FMAU) в сочетании с иммунизацией на основе WHsAg [74, 109, 110].В исследование была включена большая группа из тридцати 1-2-летних хронически инфицированных WHV сурков. Половине животных перорально вводили клевудин (10 мг / кг / день) в течение 32 недель; остальные 15 сурков получали плацебо. После прекращения лечения клевудином 8 животных из каждой группы вакцинировали четырьмя дозами WHsAg, адсорбированного формалином, и 7 вводили физиологический раствор в качестве контроля. Комбинация лекарственной и вакциной терапии привела к заметному снижению WHV ДНК (6-8 log) и WHsAg в сыворотке в течение 60-недельного периода мониторинга, в отличие от групп только вакцины и плацебо, где оба маркера оставались на высоком уровне.Комбинированная терапия не усиливала ответы против WH по сравнению с теми, которые были измерены для одной вакцины. Однако совместное лечение клевудином и вакциной привело к более устойчивым и устойчивым лимфопролиферативным ответам на WHsAg и дополнительно на WHcAg, WHeAg и WHxAg. Кроме того, комбинированная терапия отсрочила начало заболевания печени и предотвратила развитие ГЦК у 38% пролеченных хронических носителей вируса гепатита С в долгосрочном исследовании [111].

Недавно был описан новый терапевтический подход к лечению хронического гепатита B на модели сурка.Терапия сочетала противовирусное лечение с иммунизацией плазмидной ДНК и комплексными иммуногенными вакцинами антиген-антитело [112]. Считается, что ДНК-вакцины стимулируют как гуморальный, так и клеточный иммунный ответ, поляризуя Т-клетки в направлении ответа Th2 [122]. Иммунизация наивных сурков плазмидами, кодирующими ядро ​​WHV и гены preS2 / S (pWHcIm и pWHsIm, соответственно), вызывала лимфопролиферативные ответы против антигенов и обеспечивала защиту от заражения WHV [123].Вдобавок доказано, что ДНК-вакцина, экспрессирующая HBsAg, вызывает сильные Т-клеточные ответы у хронических носителей HBV, однако этот эффект был временным [70]. Вакцина HBsAg / anti-HBs IC в настоящее время исследуется на пациентах с хроническим HBV [77–79].

Чтобы оценить эффективность ранее упомянутой иммунотерапии у сурков, сначала 10 хронических носителей WHV лечили 15 мг ламивудина ежедневно в течение 21 недели. На 10-й неделе четырех животных предварительно обработали кардиотоксином, а затем получили три иммунизации ДНК-вакциной, содержащей три плазмиды, экспрессирующие WHsAg, WHcAg и IFN γ сурка (pWHsIm, pWHcIm и pWIFN, соответственно.). Одновременно другие четыре сурка получили три дозы комбинации ДНК-вакцины и иммуногенного комплекса WHsAg / анти-WHs. Два хронических носителя WHV служили контролем монотерапии ламивудином. Лечение ламивудином привело лишь к небольшому снижению уровней ДНК WHV в сыворотке сурков (0,7 и 0,32 log, соответственно). Удивительно, но ДНК-вакцинация не привела к какому-либо дополнительному терапевтическому эффекту, кроме наблюдаемого при лечении одним ламивудином. Напротив, тройная комбинация противовирусного лечения, плазмидной ДНК, кодирующей вакцины WHcAg, WHsAg и wIFN и IC, была способна снизить вирусную нагрузку WHV до 2,9 log и сывороточный WHsAg до 92%.Более того, у трех из четырех обработанных животных развились антитела против WH. Тем не менее, эти эффекты не были устойчивыми, и все параметры достигли исходного уровня вскоре после отмены лечения ламивудином. Кроме того, вакцинация не вызвала WHV-специфических Т-клеточных ответов у большинства сурков, даже у животных, у которых наблюдались вирусологические ответы. Значительные лимфопролиферативные ответы против антигенов WHV были обнаружены только у одного животного после трех иммунизаций ДНК-вакциной [112].Исследование продемонстрировало преимущества использования комбинированной терапии у сурков, инфицированных хроническим вирусом гепатита C. Однако временные терапевтические эффекты предполагают, что эта стратегия нуждается в дальнейшей оптимизации.

Результаты предыдущих исследований однозначно подтверждают низкую эффективность терапии ламивудином у сурков [108, 112, 124]. Новая стратегия оценивала эффективность лечения энтекавиром и увеличивала количество иммунизаций [Lu et al., Неопубликованные результаты]. Хронически инфицированных WHV сурков предварительно вводили энтекавир в течение 21 недели; 10 недель ежедневно и 11 недель еженедельно.Во время еженедельного введения препарата одна группа животных получала 6 иммунизаций двухплазмидной ДНК-вакциной (pWHsIm и pWHcIm), вторая группа получала комбинацию ДНК-вакцины вместе с очищенными ядровыми и поверхностными антигенами WHV, а третья группа осталась необработанной. . Терапия энтекавиром привела к быстрому и значительному снижению вирусной нагрузки и уровней WHsAg в сыворотке крови животных. Эффект был особенно выражен у животных, которым дополнительно вводили вакцины. У сурков, получавших только энтекавир, нарастание виремии наблюдалось уже во время еженедельного приема или сразу после отмены препарата.Напротив, в обеих группах животных, которые были иммунизированы ДНК или ДНК / белками вакцинами, задержка до возобновления репликации WHV была значительно увеличена. Кроме того, лечение энтекавиром было эффективным для подавления репликации WHV и увеличивало индукцию WHV-специфических Т-клеточных ответов. Повышенная активность CTL была обнаружена у отдельных сурков после вакцинации ДНК или ДНК / белками. Более того, у двух животных вирус полностью элиминировался из крови, и у них была отрицательная ДНК вируса гепатита В в печени [Lu et al., неопубликованные результаты].

В целом, результаты, полученные на модели сурка в отношении комбинации нуклеотид-терапии и иммунизации, доказали синергетический эффект обоих терапевтических подходов. Терапевтические эффекты, наблюдаемые во время такой терапии, были значительно увеличены и продлены по сравнению с одной монотерапией. Кроме того, эти терапевтические подходы могут стимулировать WHV-специфические Т-клеточные ответы, обычно нарушенные у хронических носителей WHV [72, 73].Комбинация противовирусного лечения и вакцинации требуется для улучшения вирус-специфических Т-клеточных ответов. Разработка будущих терапевтических подходов должна включать предварительную обработку сильнодействующими противовирусными препаратами, такими как энтекавир или клевудин, которые доказали свою эффективность на модели сурка.

7. Терапевтическая иммунизация с использованием рекомбинантных вирусных векторов и стратегии Prime-Boost

Предыдущие результаты испытаний терапевтической иммунизации сурков, шимпанзе и людей показывают, что лицензированные вакцины не способны стимулировать функциональный противовирусный Т-клеточный ответ.Необходимо использовать более эффективные стратегии. Вакцины на основе рекомбинантных вирусов вызывают большой интерес из-за их способности стимулировать устойчивые гуморальные и клеточные иммунные ответы. Вирусные векторы были исследованы в качестве профилактических и терапевтических вакцин против многих патогенов человека, таких как вирус кори, вирус простого герпеса (ВПГ), вирус папилломы человека (ВПЧ), ВИЧ и бешенство [126–130]. Однако эффективность этих рекомбинантных вакцин при лечении хронического гепатита B еще не оценивалась.

Предварительные результаты, полученные в ходе исследования на хронически инфицированных HBV шимпанзе, иммунизированных ретровирусным вектором на основе вируса мышиного лейкоза Молони, кодирующего HBcAg, предполагают, что необходимо принять во внимание дальнейшие исследования вакцин на основе вирусного вектора [131]. В эксперименте один из трех терапевтически иммунизированных шимпанзе с хроническим переносчиком вируса избавился от вируса и показал сероконверсию HBeAg. Значительное повышение уровня АЛТ, наблюдаемое у этого животного, означает восстановление HBV-специфических цитотоксических и гуморальных реакций, не вызывая фульминантного гепатита.Более того, два других шимпанзе продемонстрировали высокие титры анти-HBe после терапии, и один из них — HBcAg-специфические CTL [131]. Это исследование демонстрирует не только преимущество использования рекомбинантных вирусных векторов для лечения хронической инфекции HBV на модели приматов, но также возможное преимущество использования терапевтических вакцин на основе основных антигенов. Несмотря на то, что вакцинация ретровирусным вектором хорошо переносилась шимпанзе, несколько клинических испытаний показывают, что генная терапия традиционными ретровирусными векторами может приводить к онкогенезу [132, 133].Следовательно, использование другого рекомбинантного вируса в качестве носителя белков может быть полезным.

8. Рекомбинантные аденовирусы как вакцины

Рекомбинантные аденовирусы были одним из интенсивно исследуемых вирусных векторов для терапевтических целей. Разработка новых методов манипулирования вирусным геномом привела к трем поколениям рекомбинантных аденовирусов с увеличивающейся емкостью [125] (рис. 2). Несколько испытаний подтверждают полезность этих векторов в генной терапии генетических заболеваний и рака [134–137].В течение многих лет аденовирусные векторы с дефицитом репликации E1 или E1 / E3 первого поколения изучались в качестве носителей вакцин для предотвращения инфекционных заболеваний [138]. Аденовирусные векторы имеют несколько преимуществ, которые могут быть полезными для сильнодействующих терапевтических вакцин.


Прежде всего, аденовирусы относительно восприимчивы к генетическим модификациям и могут легко производиться с высокими титрами. После трансдукции клеток аденовирусный геном не интегрируется в ДНК хозяина и остается в эписомальной форме.В результате риск возможной активации клеточных онкогенов минимален. Доказано, что вакцины на основе аденовируса вызывают сильные и устойчивые гуморальные и Т-клеточные ответы на инкорпорированный антиген, который считается критически важным для избавления от стойких вирусных заболеваний [127, 139–141]. Преимущество аденовирусных векторов в качестве носителя вакцины не ограничивается только стабильной доставкой представляющих интерес белков. Некоторые данные о дополнительных иммуностимулирующих эффектах, например, индукции врожденного иммунного ответа, которые происходят из самой природы аденовирусов, могут повысить эффективность вакцины.Капсид аденовирусов проявляет иммуностимулирующие свойства, поэтому одновременное введение адъюванта обычно не требуется. Эти векторы могут напрямую трансдуцировать DC, вызывая их созревание и активацию MHC и костимулирующих молекул на их поверхности, таким образом, приводя к усиленной презентации антигена. Более того, было показано, что AdV-трансдуцированные DC секретируют противовирусные цитокины, такие как IFN, TNF и IL-6 [142]. Интерлейкин-6 — один из важнейших факторов, подавляющих функцию регуляторных Т-клеток [143, 144].

Тем не менее, модифицированные аденовирусы, помимо перечисленных выше преимуществ, имеют одно серьезное ограничение. До сих пор векторы, которые были всесторонне исследованы в качестве вакцин, были основаны на человеческом аденовирусе серотипа 5 (Ad5) [127]. Этот серотип наиболее распространен в человеческой популяции. Нейтрализующие антитела против Ad5 выявляются у 45–90% взрослых [145]. Существующий ранее иммунитет, направленный против Ad5, рассматривается как основная причина неудач в фазе I клинических испытаний защитной вакцины против ВИЧ-1.Исследование STEP под руководством фармацевтического концерна Merck, основанное на трехдозовом режиме трехвалентной вакцины Ad5, показало, что иммунизация может повысить риск заражения ВИЧ-1 у субъектов с высокими нейтрализующими титрами анти-Ad5 [146–148]. Более того, даже однократная иммунизация может вызвать иммунитет к вектору у серонегативных индивидуумов.

Негативный эффект ранее существовавшего или индуцированного Ad5 иммунитета против вакцины, в основном когда терапия требует нескольких доз, можно преодолеть с помощью гетерологичного режима первичной бустерной вакцинации.Недавно была протестирована полезность редких серотипов человека (например, серотип 35) [149, 150] или рекомбинантных аденовирусов нечеловеческого происхождения [151]. В частности, очень многообещающей стратегией представляется последующая иммунизация вакциной плазмидной ДНК с последующей бустерной вакцинацией AdV. Было доказано, что режим иммунизации ДНК примаденовирусом индуцирует более устойчивый и мощный иммунный ответ по сравнению с одной плазмидной ДНК и обеспечивает защиту от заражения патогеном в нескольких моделях инфекционных заболеваний на животных [149, 152–154].Кроме того, в клинических испытаниях буст-вакцины с многократной ДНК-плазмидой ВИЧ-1 и буст-вакциной Ad5 ВИЧ-неинфицированные лица продемонстрировали высокую иммуногенность даже в присутствии высокого титра антител против Ad5. Кроме того, вакцина оказалась хорошо переносимой участниками исследования [155].

9. Улучшение аденовирусных векторов

Несколько исследований показывают, что уровень экспрессии трансгена может быть увеличен из аденовирусных векторов за счет присутствия или вставки интронных последовательностей [156–158].Поэтому мы сконструировали новые рекомбинантные аденовирусы серотипов 5 и 35, кодирующие коровый белок WHV и содержащие интрон между последовательностями промотора и гена WHcAg. Предварительные эксперименты показали, что вакцинация AdV, содержащими интронные последовательности, приводит к индукции устойчивых клеточных и гуморальных иммунных ответов у мышей. Более того, иммунизация мышей методом первичной иммунизации ДНК-бустом AdV с использованием улучшенных векторов привела к более сильным и мультиспецифическим Т-клеточным ответам по сравнению с иммунизацией только плазмидной ДНК [Kosinska et al ., неопубликованных результатов].

Иммунизация хронически инфицированных WHV сурков вакциной плазмидной ДНК в сочетании с лечением энтекавиром показала заметный терапевтический эффект. Добавление рекомбинантных аденовирусов к этому режиму могло бы стать новым, более эффективным подходом к лечению хронического гепатита B. Мы применим подход ДНК-бустинг-AdV у хронически инфицированных сурков WHV в сочетании с аналогами нуклеоз (т) идов и оценим его терапевтический эффект. потенциал.

10.Аденовирусные векторы для стратегий переноса генов при лечении хронического гепатита B

За последние 20 лет модифицированные аденовирусы широко изучались как средство доставки генов в печень из-за их высокой эффективности трансфекции и их естественного тропизма к гепатоцитам [159 , 160]. Более того, разработка третьего поколения аденовирусных векторов, в которых отсутствуют все вирусные кодирующие последовательности (например, хелпер-зависимые аденовирусные векторы), привела к их повышенной емкости и минимизации иммуногенности вектора, позволяющей долгосрочную экспрессию трансгена [161].Высокая клонирующая способность этих векторов позволяет использовать индуцируемые или тканеспецифические промоторы и коэкспрессию нескольких терапевтических или иммуномодулирующих генов [162].

К настоящему времени было проведено несколько испытаний вирус-опосредованной генной терапии для лечения хронического гепатита и ГЦК на хронически инфицированных WHV сурках и в системах культивирования клеток. Эти стратегии в основном основывались на доставке антивирусных цитокинов, таких как IFN, IFN, IL-12, рекомбинантными аденовирусами для снижения репликации вируса или модуляции иммунного ответа (Таблица 3).


Вакцины Применение Адъюванты Результат Ссылка

WHcAg
WHcAg внутримышечное удаление

5 903 вирусное удаление

5 903 Roggendorf et al., 1995 [96]

WHsAg и Th-пептид внутримышечно Th-пептид Временный ответ антител против WHs Два сурка умерли Hervás-Stubbs et al . , 1997 [120]
WHsAg и Th-пептид внутримышечно Th-пептид Отсутствие индукции антител против WHS Обнаруживаемый Т-клеточный ответ на белки WHV Hervás-Stubbs et al . , 2001 [108]
WHsAg в комбинации с клевудином (L-FMAU) внутримышечно квасцы Снижение вирусной нагрузки в сыворотке и репликации вируса в печени Индукция анти-WHs и обнаружение Т-клеточного ответа на Белки WHV Задержка появления HCC Menne et al., 2000, 2002 [74, 109, 110]
WHsAg внутримышечно монофосфориллипид A Отсутствие снижения вирусной нагрузки в сыворотке крови. Выработка антител к preS-области WHsAg Lu et al . , 2003 [121]
Плазмидная ДНК, экспрессирующая WHsAg, WHcAg и IFN- γ сурка в комбинации с ламивудином внутримышечно Временное снижение вирусной нагрузки в сыворотке крови Lu et al ., 2008 [112]
Иммуногенный комплекс WHsAg / анти-WHs и ДНК-вакцины в сочетании с ламивудином внутримышечно Временное снижение вирусной нагрузки в сыворотке Переходное появление антител к WHcAg и Т-клеточный ответ, специфичный для WHcAg Lu et al. ., 2008 [112]
Плазмидная ДНК, кодирующая WHsAg и WHcAg в комбинации с энтекавиром внутримышечно Временное снижение вирусной нагрузки в сыворотке крови Lu et al ., [неопубликованные результаты]
Плазмидная ДНК, кодирующая WHsAg и WHcAg в комбинации с белковой вакциной WHsAg / WHcAg в комбинации с энтекавиром внутримышечно


Вектор Приложение Результат > Ссылка

Хелпер-зависимый AdV, экспрессирующий сурок IFN Внутривенно (портальная вена) Внутривенно (портальная вена) репликации WHV Fiedler et al., 2004 [163]
Хелпер-зависимый AdV, экспрессирующий IFN сурка Внутривенно (воротная вена) Нет эффекта Fiedler et al., 2004 [163]
AdV, экспрессирующий IFN сурка в комбинации с клевудином (L-FMAU) и эмтрицитабином (FTC) внутривенно Инфильтрация Т-клеток и воспаление в печени Jacquard et al ., 2004 [164]
Отсутствует дополнительный противовирусный эффект, кроме лечения аналогами нуклеот (ов) идов
AdV, экспрессирующий IFN и TNF сурков в комбинации с клевудином (L-FMAU) внутривенно Временное ингибирование репликации WHV Zhu et al ., 2004 [165]
Высокопроизводительный AdV, экспрессирующий мышиный IL-12 под контролем печеночно-специфического индуцибельного промотора внутрипеченочный (посредством лапаротомии) Ингибирование репликации WHV в печени и снижение вирусной нагрузки в сыворотка. Crettaz et al. ., 2009 [166]
Индукция антител против WH.
Эффект наблюдался только у животных с базальной виремией ниже 10 10 копий / мл.
AdV, экспрессирующий тимидинкиназу вируса простого герпеса в сочетании с лечением ганцикловиром внутриопухолево (с помощью лапаротомии) Некротические участки в опухолевой массе и в печени. Bilbao et al. ., 2000 [167]
Нет уменьшения объема опухоли.
AdV, экспрессирующий мышиный IL-12 и молекулу B7.1 внутриопухолево (с помощью лапаротомии и МРТ) CD4 + и CD8 + Т-клеточная инфильтрация в печени. Pützer et al., ., 2001 [168]
Уменьшение объема опухоли.
Вирусный вектор леса Семлики, экспрессирующий мышиный IL-12 внутриопухолевый (посредством лапаротомии) Индукция Т-клеточного ответа на опухолевые антигены. Родригес-Мадос и др. ., 2009 [75]
Индукция Т-клеточного ответа на WHcAg и WHsAg.
Дозозависимое преходящее уменьшение объема опухоли.

Трансдукция первичных гепатоцитов сурков от хронических носителей вируса гепатита C хелпер-зависимым AdV, кодирующим IFN сурка (wIFN), привела к снижению экспрессии белков WHV in vitro [169]. Исследования in vivo на хронически инфицированных WHV сурках показали, что однократная инъекция vp этого вектора в воротную вену печени может ингибировать репликацию WHV на 1 log в течение 11 недель после лечения [163].Тот же подход с зависимым от помощника AdV, экспрессирующим IFN сурка (wIFN), не показал никакого противовирусного эффекта, хотя трансдукция приводила к продукции биологически активного интерферона [163]. Другое исследование сочетало внутривенную доставку wIFN рекомбинантным аденовирусным вектором с терапией аналогами нуклеоз (т) идов. Хронических носителей WHV лечили клевудином и эмтрицитабином (FTC) вместе в течение 8 недель, и после начального снижения вирусной нагрузки одна группа животных получала дополнительно два i.v. инъекции БОЕ Ad-IFN. Доставка wIFN γ индуцировала воспаление, вызванное инфильтрацией Т-клеток, и увеличивала оборот гепатоцитов. Однако этот эффект не привел к дополнительному противовирусному эффекту по сравнению с одной биотерапией клевудином / эмтрицитабином [164]. Точно так же слабый терапевтический эффект наблюдался для генной терапии, основанной как на wIFN, так и на wTNF. Внутривенная инъекция этих рекомбинантных аденовирусов во время лечения клевудином приводила к уменьшению репликативных промежуточных продуктов ДНК вируса гепатита C в печени по сравнению с тем, что могло быть достигнуто одним клевудином.Тем не менее, через 6 недель после инъекции не было значительных различий между группами носителей WHV, получавших AdV, экспрессирующий цитокины или бета-галактозидазу в качестве контроля [165]. Преимущества использования иммуномодулирующих генов в этом исследовании трудно оценить, поскольку сообщалось, что одной аденовирусной инфекции достаточно для временного подавления репликации WHV у хронически инфицированных сурков [170]. Отсутствие терапевтического эффекта при прямой доставке IFN согласуется с данными in vitro , полученными на персистентно инфицированных первичных гепатоцитах сурков.Обработка клеток wIFN, даже в присутствии wTNF, не подавляла репликацию WHV. Более того, высокая концентрация этих цитокинов приводила к потере клеток во время культивирования [171]. Это наблюдение подчеркивает цитотоксический эффект цитокинов Th2 на гепатоциты сурка. Быстрое подавление экспрессии IFN после трансдукции клеток печени вирусным вектором может быть одним из механизмов защиты организма от потенциальной токсичности этого цитокина in vivo [163].Кроме того, в нескольких сообщениях указывается, что уровень wIFN и wTNF выше в печени хронических носителей WHV по сравнению с наивными животными [172, 173]. Следовательно, постоянное присутствие воспалительных цитокинов в печени во время хронической инфекции WHV может привести к пониженной отзывчивости гепатоцитов на такую ​​терапию.

Новая стратегия лечения хронического вирусного гепатита основана на опосредованной аденовирусом доставке мышиного гена IL-12 (mIL-12) в гепатоциты [166]. Интерлейкин-12 — провоспалительный цитокин, вырабатываемый в естественных условиях антигенпрезентирующими клетками.IL-12 стимулирует выработку IFN и TNF Т-клетками и естественными киллерами (NK) и усиливает их цитотоксическую активность [174]. В исследовании экспрессия гена mIL-12 могла регулироваться индуцибельным промотором, который отвечал на антагонист прогестерона RU486. Восемь хронических носителей WHV получили однократную дозу i.u. AdV, экспрессирующего mIL-12 (HC-Ad / RUmIL-12), путем внутрипеченочной инъекции при лапаротомии. Через две недели экспрессия mIL-12 была индуцирована введением RU486. Лечение IL-12 привело к интенсивному и стойкому подавлению репликации WHV в печени, а также к снижению вирусной нагрузки в сыворотке.Однако этот эффект был виден только у животных с базальной виремией ниже WHV копий на миллилитр сыворотки. Животные, которые отреагировали на терапию, развили сильный Т-клеточный ответ на WHcAg, измеренный по продукции IL-2 сурком, и продемонстрировали сероконверсию WHeAg и WHsAg. Более того, уровни FoxP3 в печени этих животных были снижены, в то время как у неответливых сурков значения FoxP3 были значительно повышены [166]. Это открытие предполагает, что внутрипеченочная экспрессия IL-12 может ингибировать регуляторные Т-клетки в печени во время хронической инфекции WHV.Непрямая индукция воспалительных цитокинов, таких как IFN и TNF, с помощью IL-12, по-видимому, является более эффективной стратегией нарушения толерантности к вирусным антигенам, чем прямая доставка этих цитокинов. Это предполагает, что, вероятно, после передачи ИЛ-12, опосредованной AdV, в печени происходят дополнительные события, которые подтверждают противовирусные эффекты этой терапии.

11. Стратегии переноса генов для лечения гепатоцеллюлярной карциномы

Аденовирусная доставка генов цитокинов и других иммуномодуляторов широко используется в терапии рака на моделях опухолей животных, а также у пациентов [137, 175–178].Т-клетки играют важную роль не только в защите от патогенов, но также в противоопухолевом иммунитете и подавлении роста опухоли. Интерлейкин-12 ингибирует ангиогенез и индуцирует мощный противоопухолевый иммунный ответ за счет стимуляции секреции IFN. Таким образом, IL-12 является многообещающим кандидатом для генной терапии рака [179–183]. Стратегия, основанная на рекомбинантных аденовирусах, экспрессирующих IL-12, продемонстрировала противоопухолевый эффект на мышиных моделях с трансплантируемым ГЦК [184, 185], а также была оценена на сурках [168].

В ходе исследования в большие (2–5 см) внутрипеченочные опухоли 5 сурков вводили однократную дозу БОЕ AdV, экспрессирующей IL-12 и молекулу B7.1 (AdIL-12 / B7.1). Молекула B7.1 (также известная как CD80) естественным образом экспрессируется на профессиональных APC и обеспечивает синергетический эффект при регрессии опухоли [181, 186, 187]. У 4 из 5 животных AdIL-12 / B7.1 был доставлен лапаротомией в три узелка HCC, и в три узелка инъецировали вектор, экспрессирующий GFP, в качестве контроля.Через 7-14 дней животных умерщвляли и оценивали объем опухоли. В среднем обработанные опухоли показали уменьшение объема на 80%, тогда как размер узелков, инъецированных AdGFP, увеличился. Ремиссия опухолей была связана с инфильтрацией Т-клеток CD4 + и CD8 + в опухолевую ткань и повышением местных уровней IFN после инъекции AdIL-12 / B7.1. Один из обработанных сурков получил внутриопухолевую инъекцию с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) и находился под наблюдением в течение 7 недель.За это время размер опухоли уменьшился с 8,6 см 3 до 0,5 см 3 [168]. Это наблюдение показывает, что введение AdIL-12 / B7.1 во время МРТ-контроля с терапевтическим эффектом, аналогичным лапаротомии, может предотвратить пагубные последствия операции у животных.

Исследование показало, что генная терапия на основе ИЛ-12 может быть многообещающей стратегией лечения ГЦК. Напротив, лечение AdV, кодирующим тимидинкиназу простого герпеса, в сочетании с введением ганкловира не привело к уменьшению размера опухоли [167].Тем не менее, короткое время наблюдения во время исследования затрудняет оценку пролонгированного противоопухолевого эффекта такого подхода.

В недавнем исследовании представлена ​​генная терапия с использованием вирусного вектора семлики леса, экспрессирующего высокие уровни мышиного IL-12 (SFV-enhIL-12) при ремиссии ГЦК у хронически инфицированных WHV сурков. В ходе исследования вектор был доставлен хирургическим путем во множественные участки опухолей ГЦК в печени [75]. Всего в эксперименте было задействовано девять сурков.Шесть сурков, по два животных каждое, получали разные дозы SFV-enhIL-12: vp, vp и vp, а три животных служили контролем и получали инъекции физиологического раствора. Размер опухоли контролировали с помощью ультразвукового исследования в течение 23-24 недель. У всех сурков наблюдалось уменьшение объема опухоли, однако этот эффект был временным и дозозависимым. Животные, получавшие самую высокую дозу SFV-enhIL-12, показали наиболее впечатляющее уменьшение размера опухоли на 71% и 80%. Тем не менее, опухоли начали расти через 6-14 недель после лечения.Противоопухолевый эффект был связан с индукцией иммунного ответа на опухолевые антигены, что продемонстрировано анализом пролиферации Т-клеток, усилением экспрессии лейкоцитарных маркеров и выработкой цитокинов, таких как IFN, TNF, IL-6 и IL-12. Кроме того, терапия привела к временной индукции лимфопролиферативных ответов против WHcAg и WHsAg и привела к краткосрочному снижению вирусной нагрузки WHV [75].

Представленные здесь результаты показывают, что вирусно-опосредованная генная терапия при лечении хронического гепатита В и ГЦК нуждается в дальнейшей оптимизации.Однако обработка сурков вирусными векторами позволила достичь длительной экспрессии цитокинов и их более высокой концентрации, предпочтительно в печени. Таким образом, доказано, что эта стратегия более эффективна, чем подход, основанный на использовании растворимых цитокинов. Кроме того, доказано, что опосредованный аденовирусом перенос генов является безопасной и хорошо переносимой стратегией у сурков.

12. Заключение

Текущий прогресс указывает на осуществимость терапевтических подходов к лечению хронической инфекции HBV.Существует общее мнение о том, что сочетание противовирусного лечения и иммуномодуляции необходимо для достижения устойчивого контроля инфекции HBV. Однако многие научные вопросы до сих пор остаются без ответа. Вопрос о том, как инфекция HBV приводит к дефектным иммунным ответам на белки HBV, еще предстоит исследовать. Этот вопрос является ключом к более рациональной разработке новых терапевтических подходов. Недавно было обнаружено, что белки HBV подавляют врожденные ответы хозяина [188]. Необходимо уточнить, может ли ранняя блокада врожденных иммунных ответов негативно влиять на прайминг адаптивных иммунных ответов.Кроме того, разные группы постоянно сообщали, что передача сигналов TLR2 и TLR4 может быть нарушена у пациентов с хронической инфекцией HBV [189, 190]. Таким образом, стоит проверить, необходимо ли усиление врожденных иммунных ответов у хронических носителей для восстановления специфических иммунных ответов. В связи с увеличением количества доступных вакцин в последнее время возник более важный вопрос: какова оптимальная комбинация этих вакцин. Очевидно, что необходимо проверить взаимное влияние различных типов вакцин, чтобы максимизировать их эффекты и избежать негативного взаимодействия между вакцинами.Наконец, необходимо рассмотреть будущий дизайн терапевтических вакцин для пациентов, не инфицированных вирусом, поскольку пациенты перенесли другие инфекции. Пока невозможно предвидеть, как существующие инфекции и иммунологический фон повлияют на эффект терапевтических вакцин. Понимание этих вопросов будет полезно для перевода последних достижений в клиническое использование терапевтических вакцин.

Гепатит B | Mass.gov

Гепатит — это любой вид воспаления (реакция, которая может включать отек и боль) печени.Гепатит возникает по многим причинам, включая вирусы (тип микробов), лекарства, химические вещества и алкоголь, и даже собственная иммунная система, атакующая печень. В настоящее время известно пять вирусов, поражающих, в частности, печень. В Соединенных Штатах наиболее распространенными типами вирусного гепатита являются гепатит А, гепатит В и гепатит С. Эти вирусы сильно отличаются друг от друга, но все они заразны (и могут передаваться от человека к человеку) и могут вызывать схожие симптомы. . Они различаются по способам распространения, продолжительности инфекции и методам лечения.Медицинский работник может проверить кровь человека на наличие инфекции вирусами гепатита A, B и C.

Что такое гепатит В?

Гепатит B — это инфекция печени, вызываемая вирусом гепатита B. Большинство людей, заболевших этой болезнью, выздоравливают и уже никогда не заболеют. Однако около 10% взрослых, заболевших гепатитом B, будут иметь хроническую (длительную) инфекцию и могут передать ее другим (быть носителем). Когда это хроническое заболевание, это может быть серьезное заболевание, которое может привести к циррозу (рубцеванию печени) и / или раку печени.Чем моложе инфицированный человек, тем выше вероятность того, что у него или нее будет хроническая инфекция и разовьется серьезное заболевание печени. Есть вакцина для предотвращения заражения гепатитом В.

Как распространяется?

Вирус гепатита В передается при прямом контакте с кровью, спермой, влагалищными и другими биологическими жидкостями инфицированного человека. Вирус очень заразен и легко передается через раны на коже или через слизистые оболочки (нос, рот, глаза). Это может произойти через:

  • Сексуальный контакт с инфицированным человеком
  • Прямой контакт с инфицированной кровью, включая совместное использование игл для инъекций наркотиков или другого инструментария для инъекций наркотиков, на котором есть кровь
  • Совместное использование личных вещей, таких как зубные щетки, бритвы, шприцы или глюкометры, на которых может быть кровь
  • Прямой контакт с открытыми язвами инфицированного человека
  • Беременные женщины, инфицированные вирусом, передают его своим детям при рождении.

Вирус гепатита B НЕ распространяется при случайных контактах, таких как объятия, чихание, кашель или совместное использование еды и напитков. Гепатит B также не передается при грудном вскармливании.

Каковы симптомы гепатита В?

У многих взрослых симптомы отсутствуют или отсутствуют, и они не знают, что инфицированы. Когда возникают симптомы, они могут включать усталость, потерю аппетита, тошноту, рвоту, боль в животе, а также боль в мышцах или суставах. Моча может стать темнее, а затем может появиться желтуха (пожелтение кожи и белков глаз).Симптомы могут проявиться через шесть недель или шесть месяцев после контакта с вирусом. Симптомы хронического гепатита B могут проявиться через 20–30 лет после заражения. Повреждение печени вирусом гепатита B вызывает симптомы, сходные с симптомами острой инфекции, и может указывать на повреждение печени, рубцевание печени (цирроз), печеночную недостаточность и даже рак печени.

Как мне узнать, что у меня гепатит В?

Гепатит В диагностируется с помощью анализов крови. Эти анализы крови могут отличить недавнюю инфекцию от хронической, а также текущую и перенесенную.

Как лечится гепатит В?

Большинство людей с острой или новой инфекцией гепатита B поправляются без лечения. Людей с хронической инфекцией гепатита В можно лечить лекарствами, которые борются с вирусом и помогают им оставаться здоровыми. Людям с гепатитом B следует избегать употребления алкоголя, а также любых лекарств или пищевых добавок, вредных для печени. Также может быть рекомендована вакцина против гепатита А. Спросите своего врача о вариантах лечения и шагах, которые вы можете предпринять, чтобы защитить свою печень.

Как я могу предотвратить гепатит В?

Лучший способ предотвратить заражение гепатитом В — это сделать вакцинацию. Все новорожденные, дети до 18 лет и взрослые, которые подвержены риску заражения гепатитом В, должны пройти вакцинацию. Взрослые, подверженные риску заражения гепатитом В, которым следует вакцинироваться, включают:

  • Бытовые контакты и половые партнеры людей с гепатитом В
  • Люди с несколькими половыми партнерами или с инфекциями, передаваемыми половым путем
  • Мужчины, практикующие секс с мужчинами
  • Люди, употребляющие инъекционные наркотики
  • Люди в учреждениях или программах повышенного риска (например,g., исправительные учреждения, лечение от наркозависимости, учреждения или программы для людей с нарушениями развития)
  • Люди, находящиеся на гемодиализе
  • Люди с хроническим заболеванием печени (включая инфекцию гепатита С) или с ВИЧ-инфекцией
  • Люди с гемофилией и другие лица, получающие определенные продукты крови
  • Люди с сахарным диабетом в возрасте от 19 до 59 лет
  • Работники здравоохранения и службы общественной безопасности, которые могут контактировать с кровью / биологическими жидкостями
  • Путешественники в некоторые страны, где высока заболеваемость гепатитом В

Нужна ли кому-либо вакцина против гепатита В?

В Массачусетсе три дозы вакцины против гепатита B требуются для всех детей, посещающих лицензированные детские учреждения или дошкольные учреждения и детские сады до 12 класса.Три дозы вакцины против гепатита B также требуются для студентов дневных отделений колледжей и аспирантов, а также для студентов медицинских наук, обучающихся в колледжах. Частные работодатели должны предлагать вакцину сотрудникам (например, медицинским работникам), которые могут контактировать с кровью и биологическими жидкостями на работе.

Что мне делать, если я заразился гепатитом В?

Свяжитесь с вашим лечащим врачом как можно скорее после заражения. Если вы не были вакцинированы или вакцинированы не полностью, для вас может иметь смысл как можно скорее сделать прививку иммуноглобулина против гепатита B (HBIG) (и начать или завершить серию вакцинации).HBIG обеспечивает краткосрочную защиту от вируса гепатита B. При введении вскоре после контакта (в течение семи дней) HBIG на 70-75% эффективен в предотвращении инфекции гепатита B. В то же время можно сделать вакцинацию против гепатита В для долгосрочной защиты.

Безопасность и эффективность вакцинации против гепатита В у пациентов с ревматоидным артритом

Ревматоидный артрит (РА) — хронический воспалительный полиартрит неизвестной причины. Различные генетические факторы и факторы окружающей среды связаны с повышенным риском развития заболеваний. 1 Несколько отчетов, описывающих появление РА после вакцинации против столбняка, краснухи, 2 и гепатита В 3– 5 , предполагают причинно-следственную связь. Эти отчеты поднимают вопросы, могут ли вакцины вызывать РА и насколько вакцины безопасны для людей, у которых уже диагностировано это заболевание.

Вакцина против гепатита B изначально была рекомендована для взрослых и детей с высоким риском заражения вирусом гепатита B. 6 Было также предложено, чтобы пациенты с ослабленным иммунитетом с РА, которые лечатся потенциально гепатотоксическим препаратом, таким как метотрексат, должны быть вакцинированы, чтобы нейтрализовать другой потенциально источник повреждения печени. 7 Однако безопасность и эффективность вакцины против гепатита В у пациентов с РА неизвестны.

Это исследование было предпринято для оценки гуморального иммунного ответа пациентов с РА на рекомбинантную вакцину против гепатита В и для изучения краткосрочных побочных эффектов и / или обострения аутоиммунного заболевания.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

Пациенты

Сорок четыре последовательных пациента, соответствующих критериям Американского колледжа ревматологии (ACR) для ревматоидного артрита 8 , которые дали свое информированное согласие, приняли участие в этом исследовании, которое было одобрено этическим комитетом для исследований на людях.Субъекты, положительные по результатам скрининга на поверхностный антиген гепатита В (HBsAg), поверхностный антиген гепатита В или ядерные антитела против гепатита В, или с ферментами печени — аспартатаминотрансферазой и аланинаминотрансферазой — выше нормальных диапазонов не включались. Критерии исключения включали беременность и наличие в анамнезе аллергии на вакцинацию.

Пациенты, которые не знали о гипотезе исследования, были разделены на одну из двух групп — было предложено, чтобы все они были вакцинированы — те, кто согласился, составили исследуемую группу, а пациенты, которые отказались, были включены в контрольную группу. .Во всех случаях причиной отказа от вакцинации было личное нежелание пройти вакцинацию, а не объективное противопоказание к ней. В исследуемую группу вошли 22 пациента с РА, вакцинированные тремя дозами (каждая по 20 мкг, 1 мл) рекомбинантной вакцины против гепатита В (ENGERIX) внутримышечно в дельтовидную область. Вторая и третья дозы были даны через один и шесть месяцев после первой дозы. Контрольную группу составили еще 22 пациента с РА, которые не получали вакцину.

Клиническая оценка

Полный анамнез и физическое обследование были проведены в день 0. Медицинские карты были просмотрены. Было зарегистрировано использование сопутствующих препаратов.

Клиническая оценка до, а также через два и семь месяцев после иммунизации включала продолжительность утренней скованности (в минутах), оценку дневной боли по 10-сантиметровой визуальной аналоговой шкале, где 10 означает очень сильную боль, а 0 — отсутствие боли, а также количество болезненных ощущений и опухшие суставы.

Лабораторная оценка активности болезни

Стандартные лабораторные тесты, проводимые до вакцинации, через два и семь месяцев после иммунизации, включали полный подсчет клеток крови, химический анализ сыворотки, анализ мочи, скорость оседания эритроцитов Вестергрена (СОЭ) и С-реактивный белок (СРБ).

Гуморальный ответ на вакцину

Антитела к HBsAg определяли с помощью коммерческого набора для рутинного иммуноферментного анализа (ELISA).Пациенты считались отвечающими, если титры антител после вакцинации превышали 10 МЕ / л.

Статистический анализ

Статистический анализ проводился с помощью программного обеспечения SPSS, версия 10. Повторный дисперсионный анализ измерений проводился для сравнения показателей активности заболевания за три периода времени и между группами.

Описательная статистика, точный тест Фишера, тест Стьюдента t и тесты Манна-Уитни при необходимости использовались для сравнения пациентов и контрольной группы.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристика пациентов

В таблице 1 показаны демографические и клинические характеристики пациентов и контрольной группы. В обеих группах было сопоставимое количество женщин и их средний возраст. Продолжительность заболевания в исследуемой группе была больше. Шестнадцать из 22 пациентов были положительными на ревматоидный фактор в каждой группе.

Таблица 1

Демографические и клинические характеристики пациентов с РА

В таблице 2 приведены препараты, которые применяли пациенты — наибольшая часть пациентов лечилась метотрексатом.

Таблица 2

Лекарства, применяемые пациентами и контрольной группой при вакцинации и через семь месяцев. Результаты показаны как Нет (%), если не указано иное

Побочные эффекты

Ни один из пациентов не сообщил о каких-либо побочных эффектах после вакцинации.

Активность заболевания

Вакцинация не была связана со значительным ухудшением клинических или лабораторных показателей заболевания.Различные измерения активности заболевания у пациентов и контрольной группы в течение периода исследования статистически не различались. Комбинированное значение p (время × группа) для каждого измерения составляло 0,76 для дневной боли, 0,1 для утренней скованности, 0,24 и 0,3 для болезненных и опухших суставов соответственно, 0,08 для CRP и 0,12 для СОЭ (таблица 3).

Таблица 3

Клинические измерения активности заболевания в основной и контрольной группах. Результаты представлены в виде среднего (стандартное отклонение)

.

Употребление наркотиков

Не было замечено значительных изменений в использовании лекарств в течение семи месяцев наблюдения — распределение и дозы лекарств в исследуемой и контрольной группах были одинаковыми при вакцинации и через семь месяцев (таблица 2).

Антиген-специфический ответ на вакцинацию против гепатита B

Пятнадцать из 22 (68%) пациентов ответили на вакцинацию уровнем антител более 10 МЕ / л через шесть месяцев — средний (SD) уровень антител у респондеров через шесть месяцев составил 302 (54) МЕ / л. Ожидается, что гуморальный ответ на вакцинацию против гепатита В будет более 85% у молодых здоровых взрослых. 9

Факторы, влияющие на антительный ответ на вакцину против гепатита В

Отсутствие гуморального ответа было значительно связано с более старым возрастом (средний (SD) возраст 59 (10.5) у не ответивших против 46,3 (17,5) у респондеров) и усиление дневной боли при вакцинации (4,8 (4,8) у не ответивших против 2,2 (2,1) у респондентов). Гуморальный ответ не был связан с количеством болезненных и опухших суставов при вакцинации, СОЭ, СРБ или применением и дозами таких препаратов, как преднизон, метотрексат, азатиоприн, гидроксихлорохин, внутримышечное золото и нестероидные противовоспалительные препараты.

ОБСУЖДЕНИЕ

Обеспокоенность по поводу безопасности и эффективности иммунизации субъектов с заболеваниями соединительной ткани сохраняется более 50 лет. 10 Действительно, описания РА были получены после введения столбнячного анатоксина, гриппа и рекомбинантной вакцины против гепатита В. 3– 5, 11

Иммунизация рекомбинантной вакциной против гепатита В оказалась чрезвычайно эффективной. 12 Побочные эффекты обычно незначительны, включая головную боль, боль в месте инъекции, усталость, лихорадку, арталгию, которая обычно проходит в течение 24–48 часов. 12 Однако, наряду с повсеместным использованием вакцины, сообщалось о серьезных побочных эффектах, включая окклюзию центральной вены сетчатки, увеит, нефротический синдром, демиелинизацию центральной нервной системы и другие. 12 Сообщалось о нескольких ревматологических проявлениях после вакцинации против гепатита B. Maillefert и др. сообщили о серии из 22 пациентов, у которых после иммунизации против гепатита В развились ревматические расстройства, включая РА, обострение ранее не диагностированной системной красной волчанки, поствакцинальный артрит, полиартралгию-миалгию и васкулит. 13 Было описано не менее 20 случаев пациентов, удовлетворяющих критериям ACR 1987 г. для диагностики РА. 3– 5, 13

Однако эти единичные сообщения о индукции заболевания соединительной ткани не должны препятствовать плановой иммунизации пациентов с РА. По аналогии, хотя кластер ювенильного РА был обнаружен у детей, родившихся в 1963 г. во время эпидемии гриппа А, вакцинация против гриппа 11 пациентов с РА 14 переносилась хорошо.

В нашем исследовании мы показали, что иммунизация рекомбинантной вакциной против гепатита В не вызывала серьезных побочных эффектов и не сопровождалась обострением заболевания.Мы сравнили различные клинические и лабораторные характеристики активности заболевания в когорте пациентов, вакцинированных вакциной против гепатита, с аналогичной группой, не получившей вакцину. Через семь месяцев после вакцинации течение болезни было одинаковым в обеих группах.

В целом, через семь месяцев после вакцинации в исследуемой группе наблюдалось значительное увеличение среднего ответа антител. Однако 7/22 (32%) пациентов не проявили значительного ответа на вакцину против гепатита В, хотя ответ ожидается более чем у 85% молодых здоровых взрослых. 12 Однако ожидаемый ответ на вакцинацию против гепатита В у пожилых здоровых пациентов не очень хорошо известен. Отсутствие ответа антител коррелировало с пожилым возрастом и сильной дневной болью, что позволяет предположить, что иммунизацию предпочтительно проводить при низкой активности заболевания. Было обнаружено, что использование иммуносупрессивных препаратов снижает антительный ответ на вакцину против гепатита. Нарушение ответа на вакцину против гепатита В было продемонстрировано у детей, получающих противоопухолевую химиотерапию 15 , и у пациентов с системной красной волчанкой, получавших пероральные кортикостероиды. 16 В нашем исследовании лечение низкими дозами кортикостероидов, метотрексата, азатиоприна, сульфасалазина и противомалярийных препаратов не влияло на реакцию антител.

Нам известны ограничения этого исследования. Если вакцинация против гепатита В вызывает лишь небольшой процент обострений, небольшое количество пациентов, включенных в это исследование, могло пропустить ее. Дизайн исследования мог не показать обострения или побочного эффекта между визитами. Точно так же нельзя исключить возможную систематическую ошибку отбора, присущую дизайну исследования.Однако это первое исследование, направленное на определение реакции пациентов с РА на вакцину против гепатита, и эти предварительные результаты по безопасности вакцины против гепатита В у пациентов с РА обнадеживают.

В заключение, вакцинация против гепатита в этой небольшой группе пациентов с РА была безопасной и иммуногенной для большинства из них. Подгруппа пациентов по-прежнему подвержена инфицированию гепатитом B, несмотря на иммунизацию. Необходимы дальнейшие исследования для определения долгосрочной крупномасштабной клинической эффективности вакцинации, а также факторов, лежащих в основе депрессивной реакции некоторых пациентов.

ССЫЛКИ

  1. Албани S , Карсон Д.А. Этиология и патогенез ревматоидного артрита. В: Купман У. Дж., Изд. Артрит и родственные ему заболевания. Учебник ревматологии . Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1997.

  2. Weibel RE , Benor DE. Хроническая артропатия и симптомы опорно-двигательного аппарата, связанные с вакцинами против краснухи. Обзор 124 заявлений, поданных в Национальную программу компенсации ущерба, причиненного вакцинами.Arthritis Rheum 1996; 39: 1529–34.

  3. Gross K , Combe C, Kruger K, Schattenkirchner M. Артрит после вакцинации против гепатита B: отчет о трех случаях. Scand J Rheumatol1995; 24: 50–2.

  4. Вотье G , Карти Дж. Острый серопозитивный ревматоидный артрит, возникший после вакцинации против гепатита В. Br J Rheumatol1994; 33: 991-8.

  5. Поуп JE , Стивенс А., Хоусон В., Белл Д.А.Развитие ревматоидного артрита после вакцинации рекомбинантным гепатитом В. J Rheumatol1998; 25: 1687–93.

  6. Консультативный комитет по практике иммунизации . Инактивированная вакцина против вируса гепатита B. MMWR Morb Mortal Wkly Rep1982; 31: 317–28.

  7. Эйвери РК . Вакцинация взрослого пациента с ослабленным иммунитетом, страдающего ревматологическим заболеванием. Rheum Dis Clin North Am1999; 25: 567–84.

  8. Arnett SC , Edworthy SM, Bloch DA, McShane DJ, Fries JF, Cooper, NS, et al . Американская ассоциация ревматизма 1987 г. пересмотрела критерии классификации ревматоидного артрита. Arthritis Rheum 1988; 31: 315–23.

  9. Knoll A , Hottentrager, Kainz J, Bretschneider B, Jilg W. Иммуногенность комбинированной вакцины против гепатита A и B у здоровых молодых людей.Vaccine2000; 18: 2029–32.

  10. Older SA , Battafarano DF, Enzenauer RJ, Krieg A. Может ли иммунизация вызвать заболевание соединительной ткани? Отчет о пяти случаях системной красной волчанки и обзор литературы. Semin Arthritis Rheum, 1999; 29: 131–9.

  11. Pritchard MH , Мэтьюз Н., Нумро Дж. Антитела к гриппу А в группе детей с ювенильным хроническим артритом.Br J Rheumatol 1988; 27: 176–80.

  12. Аноним . Обновление: побочные эффекты вакцины, побочные реакции, противопоказания и меры предосторожности. Рекомендации консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Morb Mortal Wkly Rep, 1996; 45: 1–35.

  13. Maillefert JF , Siilia J, Toussirot E, Vignon E, Eschard JP, Lorcerie B, и др. . Ревматические расстройства развились после вакцинации против гепатита В.Ревматология (Оксфорд) 1999; 38: 978–83.

  14. Chalmers A , Scheifele D, Patterson C, Williams D, Weer J, Shuckett R, et al . Иммунизация пациентов с ревматоидным артритом против гриппа: исследование безопасности и иммуногенности вакцины. J Rheumatol1994; 31: 1203–6.

  15. Hovi L , Valle M, Siimes MA, Jalanko H, Saarinen UM. Нарушение ответа на вакцину против гепатита В у детей, получающих противоопухолевую химиотерапию.Pediatr Infect J1995; 14: 931–5.

  16. Moxey-Mims M , Preston K, Fivush, McCurdy F. Heptavax-B у педиатрических диализных пациентов: эффект системной красной волчанки. Педиатр Нефрол, 1990; 4: 171–3.

Вакцина против гепатита В | Вашингтонская клиника путешествий

ВАКЦИНА ОТ ГЕПАТИТА B

Добро пожаловать в раздел гепатита B на веб-сайте Washington Travel Clinic.Эта страница содержит ценную информацию о гепатите B и его профилактике, а также ссылки на веб-сайт CDC, где вы можете узнать о национальных рекомендациях по вакцинации против гепатита B.

Вакцина против гепатита В доступна в клинике Вашингтон Трэвел. Наша структура комиссионных четко указана в разделе «Цены». Чтобы легко записаться на прием онлайн, нажмите здесь. Также посетите нашу домашнюю страницу для получения дополнительной информации о полном спектре наших услуг.

«Гепатит» означает воспаление печени.Гепатит чаще всего вызывается одним из нескольких вирусов, например вирусом гепатита А, вирусом гепатита В или вирусом гепатита С. Токсины, бактериальные инфекции, некоторые лекарства, другие заболевания и злоупотребление алкоголем также могут вызывать гепатит.

Гепатит B — инфекционное заболевание печени, которое возникает в результате инфицирования вирусом гепатита B. Она может варьироваться по степени тяжести от легкой болезни, продолжающейся несколько недель, до серьезной болезни, продолжающейся на всю жизнь. Гепатит B может быть «острым» или «хроническим».

Острая инфекция вирусом гепатита В — это кратковременное заболевание, которое возникает в течение первых 6 месяцев после контакта с вирусом гепатита В. Острая инфекция может — но не всегда — привести к хронической инфекции.

Хроническая инфекция, вызванная вирусом гепатита B, — это хроническое заболевание, которое возникает, когда вирус гепатита B остается в организме человека.

Число инфекций, вызванных острым вирусом гепатита В, ежегодно снижается, и в 2006 году, по оценкам, было зарегистрировано 46 000 новых случаев инфицирования.Многие эксперты считают, что это снижение связано с повсеместной вакцинацией детей. Однако до 1,4 миллиона человек могут иметь хронический гепатит В, многие из которых не знают о своей инфекции.

Гепатит B обычно передается, когда кровь, сперма или другая биологическая жидкость человека, инфицированного вирусом гепатита B, попадает в организм человека, который не инфицирован. Это может произойти при половом контакте с инфицированным человеком или при совместном использовании игл, шприцев или другого инструментария для инъекций наркотиков.Гепатит B также может передаваться от инфицированной матери ее ребенку при рождении.

Гепатит B не передается при грудном вскармливании, совместном использовании столовой посуды, объятиях, поцелуях, держании за руки, кашле или чихании. В отличие от некоторых форм гепатита, гепатит B не распространяется через зараженную пищу или воду.

В США гепатит B чаще всего передается половым путем. Вирус гепатита В в 50–100 раз более заразен, чем ВИЧ, и может передаваться через обмен жидкостями организма, такими как сперма, вагинальные жидкости и кровь.

Не у всех есть симптомы острого гепатита В, особенно у детей младшего возраста. У большинства взрослых симптомы появляются в течение 3 месяцев после заражения. Симптомы могут длиться от нескольких недель до нескольких месяцев и включают: лихорадку, усталость, тошноту, потерю аппетита, боли в животе, боли в суставах, желтуху, темную мочу и испражнения цвета глины.

Многие люди с хроническим гепатитом B не имеют симптомов до 30 лет, но у других наблюдаются постоянные симптомы, похожие на симптомы острого гепатита B.Хронический гепатит B — серьезное заболевание, которое может привести к долгосрочным проблемам со здоровьем.

Врачи диагностируют инфекцию с помощью одного или нескольких анализов крови. Нет доступных лекарств для лечения острого гепатита B, поэтому врачи обычно рекомендуют отдых, адекватное питание и жидкости. Людей с хронической инфекцией вируса гепатита B следует регулярно контролировать на предмет признаков заболевания печени, а некоторым людям помогает лечение определенными лекарствами.

Со временем примерно у 15–25% людей с хроническим гепатитом B развиваются серьезные проблемы с печенью, включая повреждение печени, цирроз, печеночную недостаточность и рак печени.Ежегодно до 4000 человек в США и более 600000 человек во всем мире умирают от заболеваний печени, связанных с гепатитом B.

Лучший способ предотвратить гепатит B — это сделать вакцинацию. Взрослым вакцинация против гепатита B обычно проводится в виде 3 прививок в течение 6 месяцев. Путешественникам можно вводить серию трех прививок против гепатита В в течение 3 недель, а ревакцинацию — через год. Вся серия нужна для длительной защиты. Однако, как только человек заразился вирусом гепатита B, вакцина не обеспечивает защиты от болезни.

Кому следует сделать прививку от гепатита В?

  • Любой, кто занимается сексом с инфицированным партнером
  • Люди с несколькими половыми партнерами
  • Люди, страдающие заболеваниями, передающимися половым путем
  • Мужчины, вступающие в половую связь с другими мужчинами
  • Потребители инъекционных наркотиков
  • Люди, живущие с инфицированными
  • Люди с хроническим заболеванием печени, терминальной стадией почечной недостаточности или ВИЧ-инфекцией
  • Работники здравоохранения и общественной безопасности, контактировавшие с кровью
  • Жильцы или персонал учреждений для инвалидов по развитию
  • Путешественники в определенные страны
  • Младенцы или дети младше 19 лет, не вакцинированные
  • Всем, кто хочет защитить себя от гепатита В

Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию о гепатите B на веб-сайте CDC.

Вакцина с наночастицами двойного нацеливания вызывает терапевтический ответ антител против хронического гепатита B

Мыши

Наивные мыши WT C57BL / 6 и BALB / c были получены от Vital River. Мыши CD11c-DTR и трансгенные мыши OT-II TCR были приобретены в лаборатории Джексона. Signr1 — / — мышей были созданы Cyagen. Трансгенные мыши MD4 были предоставлены Б. Хоу (Ключевая лаборатория инфекций и иммунитета Китайской академии наук, Институт биофизики Китайской академии наук, Пекин, Китай). Cxcr5 — / — мышей были любезно предоставлены Х. Ци (Институт иммунологии, Школа медицины, Университет Цинхуа, Пекин, Китай). Всех мышей содержали в определенных условиях, свободных от патогенов, в учреждениях по уходу за животными в Институте биофизики Китайской академии наук. Все эксперименты на животных проводились в соответствии с руководящими принципами Института биофизики Китайской академии наук с использованием протоколов, одобренных институциональным комитетом по уходу и использованию лабораторных животных.

Образец человека

Свежие дистальные лимфоузлы брыжейки человека от пациентов с нейробластомой в возрасте 2,5–14 лет были получены от пациентов, перенесших операцию в отделении детской хирургической онкологии детской больницы Чунцинского медицинского университета. Исследование было проведено в соответствии с инструкциями и правилами комитета. Информированное согласие было получено от всех пациентов.

Клонирование, экспрессия и очистка гибридных белков

Ген, кодирующий ферритин Pf (остатки 5–174), был синтезирован GENEWIZ с использованием E.coli предпочтительных кодонов. SpyTag с тремя линкерами G4S был слит с амино-концом ферритина Pf во время ПЦР. Ген ферритина SpyTag– Pf клонировали в прокариотическую экспрессионную плазмиду pDEST14 с использованием сайтов NdeI и SacI. Ген ферритина мыши SpyTag был клонирован в pDEST14 таким же образом. Для клонирования ΔN SC – preS1, SC – eGFP, SC – OT-II и SC – HEL продукт ПЦР SC– (G 4 S) 3 был клонирован в pDEST14 с использованием сайтов NdeI и EcoRI и ген антигена клонировали с использованием сайтов EcoRI и SacI.Для клонирования preS1 без SC, preS1 клонировали в pDEST14 с использованием сайтов NdeI и SacI. Последовательность preS1, состоящая из первых 108 аминокислот (ayw) белка большой поверхности HBV, была синтезирована с помощью ПЦР из комплементарной ДНК, экстрагированной из печени мышей, инфицированных AAV-HBV1.3 (генотип D3, подтип ayw3). Клон ферритина pDEST14-SC- Pf получали таким же образом.

Для экспрессии и очистки ферритина NP SpyTag– Pf , BL21 (DE3) компетентен E.coli трансформировали плазмидой ферритина pDEST14-SpyTag– (G 4 S) 3 Pf , и одну колонию отбирали и культивировали в 5 мл лизогенного бульона при 37 ° C в течение ночи. Затем культуры амплифицировали в 400 мл лизогенного бульона и индуцировали 0,3 мМ изопропилтиогалактозидом в течение 6 часов. Бактериальные культуры собирали и лизировали в Трис-буфере (20 мМ Трис, 50 ​​мМ NaCl, pH 7,5). Супернатанты лизата разбавляли до 1 мг / мл -1 и нагревали до 70 ° C в течение 15 минут для осаждения большей части E.coli белков. После центрифугирования и концентрирования супернатанты загружали в колонку для исключения размера Superose 6 Increase (GE Healthcare), которую предварительно уравновешивали 20 мМ Трис 50 мМ NaCl буфером (pH 7,5) и элюировали тем же буфером со скоростью 0,5 мл. мин −1 . Общий объем колонки ( V t ) составлял 24 мл, внешний объем разделяющей среды ( V o ) составлял 8 мл, а объем элюирования ( V e ) SpyTag –Ферритин НП — 15 мл.Экспрессия и очистка НЧ ферритина SpyTag – мыши и НЧ ферритина SC– Pf были такими же, как и для НЧ ферритина SpyTag– Pf . Экспрессия SC – preS1 была такой же, как и для НЧ ферритина SpyTag– Pf . Для очистки SC – preS1 супернатанты лизата очищали с использованием колонки с Ni – NTA агарозой (ComWin Biotech) в соответствии с протоколом производителя. SC-eGFP, SC-OT-II, SC-HEL и preS1 без SC экспрессировались и очищались таким же образом, как SC-preS1.Эндотоксин был удален из всех белков с помощью набора для удаления эндотоксина ToxinEraser (GenScript). Количество эндотоксина менее 0,1 мкл -1 .

Создание и очистка вакцины на основе ферритина-NP

Очищенный SC-preS1 конъюгировали с SpyTag-ферритин NP in vitro для создания вакцины ферритин-NP-preS1. Для анализа восстановления, SpyTag – ферритин NP реагировал с SC – preS1 в молярных соотношениях 1: 0,5, 1: 1 и 1: 2 при 4 ° C в течение ночи. SDS – PAGE использовали для оценки эффективности восстановления.Для создания вакцины SpyTag – ферритин NP смешивали с SC – preS1 в молярном соотношении 1: 1,5 при 4 ° C в течение ночи. Конъюгированный ферритин NP-preS1 затем очищали с использованием исключительной колонки Superose 6 Increase size для удаления несвязанного SC-preS1. Ферритин NP – preS1 элюировали в 11,5 мл ( V t = 24 мл, V o = 8 мл). Получение и очистка мышиного ферритина NP – preS1, ферритина NP – eGFP, ферритина NP – OT-II и ферритина NP – HEL выполняли таким же образом.Чтобы отменить восстановление в конкретном анализе, SC-ферритин NP и SC-preS1 физически смешивали, чтобы избежать их взаимодействия. Кроме того, когда pH реакционного буфера достигал 11,5, комбинация между SC и SpyTag почти пропадала. Эндотоксин был удален из белков вакцины с помощью набора для удаления эндотоксина ToxinEraser перед иммунизацией. Количество эндотоксина менее 0,1 мкл -1 .

Электронная микроскопия с отрицательным окрашиванием

Сетки НЧ ферритина для электронной микроскопии с отрицательным окрашиванием получали, как описано ранее 49 .Вкратце, образцы по 4 мкл (0,15 мг / мл -1 ) наносили на сетки для электронной микроскопии тлеющего разряда, покрытые тонким слоем сплошной углеродной пленки и окрашенные 2% (мас. / Об.) Уранилацетатом. Отрицательно окрашенные сетки отображали на микроскопе Talos L120C (Thermo Fisher), работающем при 120 кВ. Изображения были записаны при увеличении × 12000 и расфокусировке на -2 мкм с использованием камеры 4k × 4k CCD (устройство с зарядовой связью). Частицы были собраны вручную, и с помощью EMAN2 была проведена двухмерная классификация.

Иммунизация

Самок мышей WT C57BL / 6 или мышей BALB / c (в возрасте 8–9 недель), не иммунизированных подкожно, иммунизировали 500 пмоль (приблизительно 23,9 мкг, как определено с помощью одной субъединицы ферритин-preS1) ферритиновой вакциной NP-preS1 или 500 пмоль (приблизительно 12,7 мкг) SC-preS1 с 30 мкг CpG-1826 (Generay), соответственно, в основании хвоста в день 0 и день 14. Для анализа реакции памяти на 270 день проводили еще одну повторную иммунизацию. -дозовая иммунизация, 4 нмоль (примерно 191.Использовали 3 мкг) вакцины ферритина NP-preS1 или 4 нмоль (приблизительно 101,8 мкг) SC-preS1 с 30 мкг CpG-1826. Для анализа профилактики HBV in vivo вводили 200 пмоль (примерно 9,6 мкг) ферритина NP-preS1 вакцины или 200 пмоль (примерно 5,1 мкг) SC-preS1 с 30 мкг CpG-1826, соответственно. Для терапевтического анализа in vivo 500 пмоль (приблизительно 23,9 мкг) ферритина NP-preS1 вакцины или 500 пмоль (приблизительно 12,7 мкг) SC-preS1 с 30 мкг CpG-1826 вводили четыре раза на 35, 49, 63 и 77 дни.Вакцину ферритина NP – preS1 мыши и другие растворимые белки иммунизировали указанной дозой таким же образом. Блокаду IFN-γ выполняли с использованием внутрибрюшинной инъекции 200 мкг анти-IFN-γ (XMG1.2, BioXcell) в указанные моменты времени.

ELISA

Для preS1-специфического ELISA 5 мкг мл белка -1 preS1, полученного в нашей лаборатории, наносили на 96-луночные планшеты для анализа с высоким связыванием Costar (Corning) при 4 ° C в течение ночи. После блокирования блокирующим буфером (PBS, содержащий 5% эмбриональной телячьей сыворотки, FBS) в планшеты добавляли образцы сыворотки с различными разведениями (1: 10–1: 10000).Конъюгированные с пероксидазой хрена (HRP) козьи антимышиные IgG (H + L) (1: 5000, ZSGB-BIO), козьи антимышиные IgG1 (1: 5000, ProteinTech), козьи антимышиные IgG2c (1: 5000, ProteinTech) и козий антимышиный IgM (1: 5 000, ProteinTech) использовали для обнаружения каждого изотипа. Концентрацию специфических антител измеряли с использованием субстрата TMB (SeraCare), а оптическую плотность при 450–630 нм определяли с помощью считывающего устройства для микропланшетов (Molecular Devices). Абсолютную концентрацию IgG против preS1 в сыворотке калибруют с использованием мышиного моноклонального стандарта preS1 против Hep B (KR127, Санта-Крус).Для обнаружения авидности анти-preS1 сыворотки мышей серийно разводили на основе концентрации IgG и наносили на ось x , а уровни анти-preS1 в разведенных сыворотках измеряли и наносили на ось y одновременно. Наклон аппроксимирующей кривой рассчитывали, чтобы отразить авидность антисыворотки. Для обнаружения ферритина мыши или ферритин-специфических антител Pf планшеты покрывали 5 мкг мл ферритина мыши -1 или белка ферритина Pf , полученного в нашей лаборатории, и козьего антимышиного IgG (H + L ) –HRP-антитела использовали в качестве детектирующих антител.Для ELISA для тестирования антигена preS1, локализованного на частицах HBsAg или HBV, планшеты были покрыты 5 мкг мл -1 моноклонального антитела против preS1 XY007 (предоставленного Y.-X. Fu), и обнаруживаемое антитело было анти-HBs. –HRP (Шанхайская биоинженерия Кехуа). Для тестирования HBsAg, HBeAg и анти-HBs использовали коммерческие наборы ELISA (Shanghai Kehua Bio-engineering).

ELISpot

Для определения ASC IgG 10 мкг мл белка -1 preS1 наносили на 96-луночные планшеты ELISpot (Merck Millipore) при 4 ° C в течение ночи.После блокирования блокирующим буфером (среда RPMI 1640, содержащая 10% FBS), в планшеты добавляли 1 × 10 6 лимфоцитов из LN в 100 мкл полной среды RPMI 1640. После 5-6 ч инкубации при 37 ° C, preS1-специфические IgG ASC анализировали с использованием биотинилированного ослиного антимышиного IgG (CWbio) и стрептавидина-HRP (BD Biosciences). Пятна визуализировали с помощью набора субстратов AEC (BD Biosciences) и количественно оценивали с помощью системы автоанализа. Для обнаружения клеток, секретирующих IFN-γ, 5 × 10 5 лимфоцитов, выделенных из LN, селезенки и печени, инкубировали в течение 48 часов при 37 ° C в полной среде RPMI 1640, содержащей 5 мкг мл -1 полного белка preS1 или контроля. белка в планшете IFN-γ для ELISpot (Merck Millipore).

Инфекция AAV – HBV1.3

Вирус AAV – HBV1.3 был приобретен в Пекинском институте молекулярной медицины FivePlus. Этот рекомбинантный вирус несет 1,3 копии генома HBV (генотип D3, подтип ayw3) и упакован в капсиды серотипа 8 AAV 15 . Взрослым самцам мышей C57BL / 6 инъецировали рекомбинантный вирус 1 × 10 10 vg в 100 мкл физиологического раствора путем инъекции в хвостовую вену. Для терапевтического анализа использовали стабильных мышей-носителей HBV для вакцинации через 5 недель.У мышей брали кровь через офтальмологическую вену в указанные сроки в соответствующих экспериментах для мониторинга антитела preS1, HBsAg, антигена preS1 и геномной ДНК HBV в сыворотке.

Инфицирование HBV и анализы ингибирования in vitro

Клеточная линия HepG2-hNTCP и вирус HBV (генотип D3, подтип ayw3) были предоставлены W. Li. In vitro HBV-инфекция и анализы ингибирования были выполнены, как описано 11,28 . Вкратце, 1 × 10 7 копий геномного эквивалента HBV инокулировали в культуральную среду для 1 × 10 5 клеток HepG2-hNTCP в 48-луночных планшетах в присутствии сывороток против preS1 от разных мышей и инкубировали в течение 24 ч.Затем клетки трижды промывали средой и поддерживали в первичной поддерживающей среде гепатоцитов (среда William’s E (Gibco) с 5 мкг мл -1 трансферрина, 5 нг мл -1 селенита натрия, 3 мкг мл -1 инсулин (инсулин-трансферрин-селенит натрия; Corning), 2 мМ l-глутамин, 10 нг / мл фактора роста эпидермиса -1 (Sigma-Aldrich), 2% диметилсульфоксид, 100 ЕД мл -1 пенициллина и 100 мкг мл -1 стрептомицина). Среду меняли каждые 2 дня.Вирусную инфекцию в разное время анализировали путем измерения HBsAg и HBeAg в культуральной среде и обнаружения РНК HBV в клетках HepG2-hNTCP.

Химера костного мозга

Мышей C57BL / 6 смертельно облучали Co60 в дозе 10 Гр. На следующий день 5 × 10 6 клеток костного мозга от мышей-доноров (мышей CD11c-DTR или Cxcr5 — / — мышей) были перенесены внутривенно. Смешанные химеры костного мозга получали путем трансплантации равного количества 2,5 × 10 6 WT CD45.1 и 2,5 × 10 6 Cxcr5 — / — CD45.2 клетки костного мозга. Химерам давали профилактическую воду, содержащую антибиотики, в течение 4 недель после облучения. Затем, через 8–10 недель после трансплантации костного мозга, мышей можно было использовать для последующих операций.

Истощение DC и макрофагов

Для системного истощения DC через 8-10 недель после переноса CD11c-DTR в костный мозг химерные мыши получали DT (Sigma) внутрибрюшинно в дозе 5 нг на грамм веса тела за 24 часа до эффективности делеции обнаружение или иммунизация вакциной.Чтобы поддерживать истощение, DT вводили каждые два дня.

Для истощения макрофагов в pLN мышам C57BL / 6 вводили 30–50 мкл CLL (FormuMax) или контрольные липосомы (CON) f.p. 7–10 дней до эксперимента.

Для системного истощения макрофагов вводили блокирующие антитела к CSF1R (клон ASF98, BioXCell). 50 мкг анти-CSF1R вводили через п.п. и 100 мкг через внутрибрюшинную инъекцию один раз в день в течение трех дней подряд перед экспериментированием.

Расщепление

LN и проточная цитометрия.

LN собирали и осторожно измельчали ​​с помощью ножниц в буфере FACS (PBS, содержащий 2% FBS).Затем LN расщепляли 0,5 мг / мл -1 коллагеназы I (Sigma) и 0,04 мг / мл -1 ДНКазы I (Roche) при 37 ° C в течение 1 часа. Для обнаружения CXCR5 и в анализе связывания ферритина с FITC, поскольку CXCR5 и FITC были очень чувствительны к расщеплению коллагеназой, использовали CLSPA (Worthington). LN расщепляли 100 ед. Мл -1 CLSPA и 0,04 мг / мл -1 ДНКазы I (Roche) в среде 1640 при 37 ° C в течение 1 часа. Суспензию промывали холодным буфером для FACS, дезагрегировали, пропуская через фильтр для клеток 70 мкм (Biologix Group), и центрифугировали при 500 g в течение 5 мин.Таким же образом собирали спленоциты и удаляли эритроциты аммоний-хлоридно-калиевым буфером.

Для проточного цитометрического анализа отдельные клетки ресуспендировали в соответствующем объеме буфера FACS (1–5 × 10 6 клеток на 100 мкл), блокировали моноклональным антителом против FcγR (клон 2.4G2) для блокирования неспецифического связывание и меченные флуоресцентно-конъюгированными антителами. Для анализа DC и макрофагов использованные антитела включали анти-CD19 (6D5, BioLegend), анти-B220 (RA3–6B2, eBioscience), анти-CD11c (N418, BioLegend), анти-I-A / I-E (M5 / 114.15.2, BioLegend), анти-CD11b (M1 / 70, eBioscience), анти-SIGNR1 (22D1, eBioscience), анти-CD169 (3D6.112, BioLegend), анти-F4 / 80 (BM8, BioLegend) и анти-CD103. (2E7, электронная наука). Для анализа активации Т-клеток и В-клеток используемые антитела включали анти-Thy1.1 (HIS51, eBioscience), анти-TCR Vα2 (B20.1, eBioscience), анти-CD4 (GK1.5, BioLegend), анти-PD1. (J43, eBioscience), анти-CXCR5 (SPRCL5, eBioscience), анти-GL7 (GL-7, eBioscience), анти-FAS (Jo2, BD), анти-CD69 (h2.2F3, eBioscience), анти-CD25 ( РС61.5, eBioscience), анти-CD44 (IM7, BioLegend), анти-CD62L (MEL-14, eBioscience) и анти-CD86 (GL1, eBioscience). Рабочая концентрация антител — 2,5 мкг / мл -1 . Для окрашивания иммунных клеток человека использованные антитела включали Human Trustain FcX (BioLegend), антитела против CD14 человека (M5E2, BioLegend), против HLA-DR человека (L243, BioLegend) и против CD209 человека (9E9A8, BioLegend). Для анализа пролиферации Т-клеток Т-клетки ОТ-II метили 2 мМ сукцинимидилового эфира карбоксифлуоресцеина (Sigma) в PBS в течение 10 мин при 37 ° C, затем промывали PBS, содержащим 10% FBS, по крайней мере, дважды.Для сбора и анализа данных использовались проточный цитометр LSRFortessa (BD Biosciences) и программное обеспечение FlowJo (Tree Star) соответственно. Сортировку клеток проводили на FACSAria III (BD Biosciences).

Иммунофлуоресцентная микроскопия

Для обнаружения ферритиновых NP-eGFP или FITC-меченных ферритиновых NP собирали LN и фиксировали фиксирующим буфером периодат-лизин-параформальдегид (PLP, буфер PBS, содержащий 2 мг мл -1 NaIO 4 , 0,1 М l-лизин (pH 7.4) и 1% (мас. / Об.) PFA) в течение 12 часов, затем дважды обезвоживали в 30% сахарозе перед заливкой в ​​компаунд с оптимальной температурой для резки (Sakura) и мгновенно замораживали в жидком азоте. Затем были приготовлены криосрезы толщиной 10 мкм. Для окрашивания клеток GC и SIGNR1 + LN были помещены в состав с оптимальной температурой резки и сразу заморожены в жидком азоте. После криосрезов предметные стекла сушили на воздухе в течение 1 ч и фиксировали в течение 10 мин в холодном ацетоне.

Криосрезы блокировали на 2 часа при комнатной температуре в буфере FACS, содержащем 1 мг мл -1 mAb против FcγR (2.4G2). Криосрезы инкубировали в течение ночи при 4 ° C со следующими антителами при 2,5 мкг / мл -1 рабочих концентраций: анти-SIGNR1 (22D1, eBioscience), анти-B220 (RA3-6B2, eBioscience), анти-CD45.1 ( A20, eBioscience), анти-CD45.2 (104, eBioscience) и анти-GL7 (GL-7, eBioscience). Для окрашивания eGFP использовали поликлональные антитела против GFP полной длины (1: 1000, Clontech) в течение ночи при 4 ° C. Затем неконъюгированное антитело против GFP детектировали с помощью вторичного антитела козы против IgG кролика, конъюгированного с AlexaFluor488 (1: 1000, Zsbio), при комнатной температуре в течение 1 часа.Изображения были получены на конфокальном микроскопе (Zeiss LSM-710) и проанализированы с помощью программного обеспечения ZEN 2012 (Carl Zeiss) и Fiji ImageJ.

Количественная ПЦР в реальном времени

Суммарную РНК экстрагировали с использованием TRIzol (Invitrogen) в соответствии с инструкциями производителя. РНК подвергали обратной транскрипции в кДНК с использованием набора для синтеза кДНК первой цепи RevertAid (Life Technologies). Количественную ПЦР в реальном времени проводили с использованием SYBR Premix Ex Taq (Takara) в системе ABI QuantStudio 7 Flex для ПЦР в реальном времени.Праймеры, используемые для количественной ПЦР в реальном времени, следующие: Hprt (прямой, 5′-TCCTCCTCAGACCGCTTTT-3 ‘; обратный, 5′-CCTGGTTCATCATCGCTAATC-3′), Lamp1 (прямой, 5’-GTGGGAGTTGCGGTATCAAC-3 ‘; обратный, 5′-TATTCAAGCGCACTCCTTGC-3 ‘), Lamp2 (вперед, 5′-CTAGGAGCCGTTCAGTCCAA-3 ′; обратный, 5′-CTTGCAGGTGAATACCCCAA-3 ′), Lyz1 (вперед, 5′-GGACTCCTCCTGAC′CTTTCAAGTGT-3 -3 ′), Lyz2 (прямой, 5′-GGACTCCTCCTGCTTTCTGT-3 ′; обратный, 5′-AGTCAGTGCTTTGGTCTCCA-3 ′), Ctsb (прямой, 5′-TCTGAAGAAGCTGTGTGGCA-3 ′; обратный, 5′-TTGTTCCCGA) и Ctsc (прямой, 5’-CTCGGTGATGGAAGCAACAG-3 ‘; обратный, 5′-CTGATAGCTGTGTGGCCTCT-3′).Метод ΔΔCt использовали для расчета относительной экспрессии целевого гена по отношению к Hprt. Для обнаружения РНК HBV используются следующие праймеры: HBV 3,5 т.п.н. (прямой, 5’-GAGTGTGGATTCGCACTCC-3 ‘; обратный, 5′-GAGGCGAGGGAGTTCTTCT-3′) и общий HBV (прямой, 5’-TCACCAGCACCATGCAAC-3 ‘; обратный, 5’-AAGCCACCCAAGGCACAG-3 ‘). Для обнаружения ДНК HBV в сыворотке ДНК HBV экстрагировали из 200 мкл сыворотки и измеряли в соответствии с инструкциями производителя (careHBV, Qiagen). Обнаружение кзкДНК HBV было выполнено согласно сообщению 50 .После выделения тотальной ДНК из печени использовали комбинацию расщепления рестрикционными ферментами XmaI и SacI с последующей экзонуклеазой Т5 для разложения расслабленной кольцевой ДНК HBV и всей ДНК AAV. Оставшаяся непереваренная кзкДНК HBV позволяет детектировать с помощью количественной ПЦР в реальном времени. Используемые праймеры являются прямым, 5′-TGCACTTCGCTTCACCT-3 ‘; обратный, 5 ‘-AGGGGCATTTGGTGGTC-3’.

Статистический анализ

Весь анализ проводился с использованием статистического программного обеспечения GraphPad Prism. Все данные были проанализированы с использованием непарного двустороннего теста t или парного двустороннего теста t .Результаты выражаются в виде среднего значения ± среднеквадратичное отклонение. Статистически значимым считалось значение P <0,05.

Сводка отчетов

Дополнительная информация о дизайне исследований доступна в Сводке отчетов по исследованиям природы, связанной с этой статьей.

Снижение распространенности вирусных инфекций гепатита B и D в эндемичной зоне Перу через 23 года после внедрения первой пилотной программы вакцинации против гепатита B

Abstract

В 1991 году в Перу была запущена первая программа вакцинации против гепатита B детей в возрасте до 5 лет в гиперэндемичной [вирус гепатита B (HBV) и вирус гепатита D (HDV)] провинции Абанкай.Мы провели поперечное исследование, чтобы определить распространенность инфекций HBV и HDV через 23 года после запуска программы вакцинации, а также поствакцинальный ответ против гепатита B с точки зрения распространенности поверхностных антител к гепатиту B (анти- HBs ≥10 мМЕ / мл). Среди 3165 участников в возрасте от 0 до 94 лет распространенность поверхностного антигена гепатита B (HBsAg) и основных антител гепатита B (общие анти-HBc) составила 1,2% [95% доверительный интервал (ДИ) 0,85–1,64%], и 41,67% (95% ДИ 39.95–43,41%) соответственно. Распространенность анти-HBs на защитных уровнях (≥10 мМЕ / мл) у лиц с отрицательными HBsAg и анти-HBc составляла 66,36% (95% ДИ 64,15–68,51%). Уровень распространенности HBsAg у детей в возрасте до 15 лет был нулевым, а среди взрослых носителей HBsAg распространенность антител к гепатиту D (анти-HDV) составляла 5,26% (2/38; 95% ДИ 0,64–17,74). Эти результаты показали, что распространенность HBV изменилась с высокой до низкой эндемичности через 23 года после реализации программы вакцинации против гепатита B, а инфекция HDV не была обнаружена у лиц в возрасте <30 лет.

Образец цитирования: Cabezas C, Trujillo O, Balbuena J, Peceros FdM, Terrazas M, Suárez M, et al. (2020) Снижение распространенности вирусных инфекций гепатита B и D в эндемичной зоне Перу через 23 года после внедрения первой пилотной программы вакцинации против гепатита B. PLoS ONE 15 (8): e0236993. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0236993

Редактор: Худяков Юрий Евгеньевич, Центры по контролю и профилактике заболеваний, США

Поступила: 28 декабря 2019 г .; Принят в печать: 17 июля 2020 г .; Опубликовано: 6 августа 2020 г.

Авторские права: © 2020 Cabezas et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Это исследование было поддержано Национальным институтом салуда, Лима-Перу [проект OI-083-2013].

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Инфекция, вызванная вирусом гепатита B (HBV), остается серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире [1]. С 1984 года в различных странах осуществлялись программы профилактики инфекции HBV, включая иммунизацию с использованием вакцины против гепатита B и использование иммуноглобулина у младенцев, рожденных от матерей, инфицированных поверхностным антигеном гепатита B (HBsAg) [2,3], что привело к значительное снижение распространенности инфекций HBV и вируса гепатита D (HDV) среди детей в гиперэндемичных странах, таких как Китай, Япония и Колумбия [2–6].В этом контексте модельное исследование показало, что вакцинация младенцев и новорожденных уже способствует значительному снижению числа новых инфекций; вакцинация уже предотвратила 210 миллионов новых случаев хронических инфекций к 2015 году и предотвратит 1,1 миллиона случаев смерти к 2030 году [7]. Аналогичным образом, смертность от заболеваний печени, связанных с ВГВ, значительно снизилась у детей и взрослых после введения вакцинации против ВГВ [8,9].

В 1991 г. в Перу была начата первая программа вакцинации против ВГВ детей в возрасте до 5 лет в провинции Абанкай с гиперэндемией по ВГВ и HDV [10].Программа началась с иммунизации 3791 ребенка в возрасте до 5 лет в период с 1991 по 1994 год и впоследствии расширилась до всеобщей вакцинации в Абанкай, а также в других гиперэндемичных провинциях Перу [10]. После реализации программы против ВГВ частота носительства HBsAg снизилась с 9,8% в 1991 г. (в общей популяции Абанкай) [11] до менее 3% в 2010 г. среди лиц в возрасте ≥18 лет (включая 2,5% и 1,9% студентов университетов). студенты и доноры крови соответственно) [12,13]. В течение следующих 22 лет эта программа вакцинации также привела к снижению бремени смертности от связанных с ВГВ заболеваний печени, особенно цирроза и фульминантного гепатита, у детей в возрасте до 15 лет [14].

Несмотря на преимущества программы вакцинации с точки зрения более низкой частоты носителей HBsAg у лиц в возрасте ≥18 лет и снижения показателей смертности от заболеваний печени, связанных с HBV [12–14], на сегодняшний день нет данных о влиянии вакцины. Программа вакцинации против гепатита В по уровням носителей HBsAg, ядерных антител против гепатита В (анти-HBc), поверхностных антител против гепатита В (анти-HBs) и антител против гепатита D (анти-HDV) в общей популяции Абанкай. Таким образом, в этом исследовании мы определили распространенность инфекций HBV и HDV в провинции Абанкай через 23 года после введения первой пилотной программы вакцинации против HBV, а также поствакцинальный ответ против гепатита B с точки зрения распространенности анти- вакцины. HBs.Эти результаты окажутся полезными при определении эффективности программы, с тем чтобы снизить риск смертности и усилить охват вакцинацией среди групп риска, с общей целью искоренить инфекцию ВГВ в Абанкае к 2030 году.

Материалы и методы

Дизайн исследования

Поперечное исследование было проведено среди населения провинции Абанкай в Перу в период с ноября по декабрь 2014 года.

Исследуемая совокупность и метод выборки

Провинция Абанкай — административный центр Апуримака, бедного района на юге центральной возвышенности Перу.Абанкай состоит из девяти округов, в каждом из которых проживает от 1213 до 51 225 жителей. По данным регулярно обновляемой переписи Национального института статистики и информации (INEI), общая численность населения Абанкай в 2007 году составляла 96 064 человека (рис. 1).

Требуемый размер выборки был рассчитан с использованием эффекта дизайна. Исходя из 95% доверительного интервала (ДИ), погрешности 4,3%, эффекта схемы 2, уровня распространенности 50% и скорости ответа 80%, требуемый размер выборки составил 3520 участников.

Конгломерат (группы населения) стратифицированная случайная выборка и многоэтапная выборка были использованы в этом исследовании. Во-первых, конгломераты в каждом географическом районе были отобраны с использованием данных национальной переписи населения и жилищного фонда INEI 2007 года. Для анализа было отобрано 113 конгломератов по 32 человека в каждом. Во-вторых, были отобраны дома-конгломераты на основе списков городского и сельского населения, составленных по результатам переписи. В случае отказа или потери дома были заменены следующим подходящим домом в списке.В-третьих, участники отбирались на основе даты дня рождения, ближайшей к дате посещения для исследования; в противном случае участники были размещены в следующем выбранном жилище. Если несколько членов одной семьи имели одинаковую дату рождения, случайным образом выбирался только один из этих членов. В исследование были включены мужчины и женщины всех возрастов, проживающие в Абанкае более 6 месяцев. Люди с умственными или физическими недостатками, у которых были проблемы с общением, устные и письменные, были исключены из исследования.Из-за географических барьеров и доступности в провинции Абанкай в это исследование было включено всего 3165 участников в возрасте от 0 до 94 лет (рис. 1).

Лабораторный анализ

Общий объем образца венозной крови составлял 4 мл от каждого участника в возрасте ≤ 10 лет и 7 мл от каждого участника в возрасте старше 10 лет. Серологический скрининг на HBsAg, общий анти-HBc и анти-HBs был проведен с использованием иммуноферментного анализа (ELISA) (Beijing Wantai Biological Pharmacy, Пекин, Китай) в Национальной лаборатории по борьбе с гепатитом, Centro Nacional de Salud Puública Института. Насьональ де Салуд, Перу.В случае получения реактивных результатов на HBsAg анализ повторяли не менее двух раз. HBsAg считался подтвержденным, когда он был связан с реактивным анти-HBc. Если HBsAg-реактивный образец был полностью отрицательным по анти-HBc, он считался неподтвержденным. HBsAg-реактивные образцы были протестированы на наличие анти-HBc иммуноглобулина M (IgM), e-антигена гепатита B (HBeAg), e-антитела гепатита B (anti-HBe) и анти-HDV с помощью ELISA (Beijing Wantai Biological Pharmacy). Уровни анти-HBs ≥10 и <10 мМЕ / мл считались защитными и не защищающими от инфекции HBV, соответственно, в соответствии с инструкциями производителя (100% чувствительность и 99.Специфичность 58%). Вирусную нагрузку HBV определяли количественно с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) в реальном времени с использованием теста COBAS AmpliPrep / COBAS TaqMan VHB версии 2.0 (Roche Molecular Diagnostics, Branchburg, NJ, USA).

Этика

Протокол исследования был одобрен этическим комитетом Национального института салуда, Лима-Перу. Письменное информированное согласие было получено от всех участников в возрасте ≥18 лет. Для участников в возрасте <18 лет письменное согласие было получено от их родителей или опекунов.Переводчик был доступен для участников, говорящих на языке кечуа, которые затем подписали свое согласие на участие в исследовании.

Статистический анализ

Были рассчитаны уровни распространенности HBsAg, общих анти-HBc и анти-HBs ≥10 мМЕ / мл (по полу, возрасту и району) с 95% доверительным интервалом. Распространенность защитных уровней анти-HBs (≥10 мМЕ / мл) была рассчитана у участников с HBsAg и общим отрицательным анти-HBc. Распространенность анти-HDV рассчитывалась у носителей HBsAg.Уровни распространенности (по полу, возрасту и району) сравнивались с использованием теста Пирсона χ 2 . P — значения <0,05 считались статистически значимыми. Все статистические анализы были выполнены с использованием STATA 16 для Windows (STATA Corporation, College Station, TX, US).

Результаты

Общие показатели распространенности HBsAg и общих анти-HBc составляли 1,20% (95% ДИ 0,85–1,64%) и 41,67% (95% ДИ 39,95–43,41%), соответственно (Таблица 1). Уровни распространенности HBsAg и общих анти-HBc по полу, возрасту и району показаны в таблице 1.Показатели распространенности HBsAg и общего анти-HBc total у детей в возрасте 0–10 лет составляли 0 и 14,40% (95% ДИ 8,76–21,80%), соответственно. Только два участника в возрасте 15 и 16 лет, соответственно, были HBsAg-положительными; следовательно, показатель распространенности HBsAg у детей в возрасте до 15 лет был нулевым. Показатели распространенности HBsAg среди лиц в возрасте ≥11 лет были одинаковыми во всех возрастных группах (0,81–1,48%), тогда как показатели распространенности общих анти-HBc значительно увеличивались с возрастом ( p <0,0001) (Таблица 1).Распространенность анти-HDV составляла 5,26% (95% ДИ 0,64–17,74) (2 из 38 носителей HBsAg, включая только участников в возрасте> 30 лет).

Всего 3135 из 3165 были протестированы на анти-HBs. Из них 1201 и 1846 человек были анти-HBc-положительными и анти-HBc-отрицательными, соответственно. С другой стороны, у 36 человек, в целом положительных по анти-HBc, уровень анти-HBs был <10 мМЕ / мл. Распространенность защитных уровней анти-HBs (т. Е. ≥10 мМЕ / мл) у лиц, которые были HBsAg и анти-HBc отрицательны, составляла 66.36% (95% ДИ 64,15–68,51%) (Таблица 2). Уровни распространенности анти-HBs (≥10 мМЕ / мл) у лиц с HBsAg и общим отрицательным анти-HBc по полу, возрасту и району показаны в таблице 2. Уровень распространенности анти-HBs (≥10 мМЕ / мл) у детей в возрасте 0–10 лет составлял 75,70% (95% ДИ 66,45–83,47), а показатели распространенности анти-HBs значительно снизились с возраста 19 лет ( p <0,0001) (Таблица 2).

Все HBsAg-положительные участники ( n = 38) были HBeAg-отрицательными и анти-HBe-положительными, и только один 30-летний участник мужского пола был положительным по анти-HBc IgM.Вирусная нагрузка HBV была обнаружена у 30 из 38 носителей. Из этих 30 носителей 9 (30%), 15 (50%) и 3 носителя (10%) имели уровни ДНК HBV <20, 20–1000 и 1000–2000 МЕ / мл соответственно, и только 3 носителя (10 %) имели уровни ДНК HBV> 2000 МЕ / мл. У участника с положительным анти-HBc IgM вирусная нагрузка HBV была> 2000 МЕ / мл. У участников с положительными анти-HDV вирусная нагрузка HBV была <2000 МЕ / мл.

Обсуждение

Наши результаты показали, что с момента внедрения первой пилотной программы вакцинации против ВГВ в Абанкае за последние два десятилетия произошло снижение уровня носительства HBsAg от высокой до низкой эндемичности (9.8% в 1991 г. против 1,2% в 2014 г.) по сравнению с данными предыдущих исследований, особенно у детей (рис. 2) [11]. Наше исследование не выявило хронических носителей HBsAg среди детей в возрасте до 15 лет, тогда как другие исследования показали снижение частоты носителей HBsAg с 9,8% до 2,3% у детей в возрасте 5–14 лет и 1% у детей в возрасте <1 года в Китае и 0,5% у детей в возрасте до 11 лет в Колумбии [6,15]. Таким образом, наше исследование показало, что программа вакцинации уже предотвращает новые хронические инфекции в Абанкае.Кроме того, вакцинация младенцев снижает смертность от заболеваний печени, связанных с ВГВ, включая цирроз, гепатокарциному и молниеносный гепатит, как сообщалось ранее [14].

В этом исследовании мы также наблюдали изменение распространенности HDV среди носителей HBsAg с 9% в 1990 году [11] до 5,2% в 2014 году, через 23 года после запуска программы вакцинации, и инфекция HBV не была обнаружена в люди в возрасте <30 лет, что коррелирует со сниженным уровнем носительства HBsAg. Эти результаты согласуются с данными других исследований, в которых сообщалось о снижении распространенности HDV у хронических носителей HBsAg после вакцинации против HBV [19].Более того, несколько исследований показали, что высокий охват вакцинацией против HBV может устранить как HBV, так и HDV инфекции [20]. В нашем исследовании у большинства носителей HBsAg вирусная нагрузка HBV была низкой (<2000 МЕ / мл). Уровень ДНК HBV тесно связан со стадией инфекции. Следовательно, вероятно, что они были инфицированы во взрослом возрасте, и вирус проходит по мере развития естественного течения инфекции. Однако в этом исследовании мы не наблюдали за носителями HBsAg.

Anti-HBc-позитивный / HBsAg-негативный указывает на предыдущую инфекцию HBV [21].В этом исследовании наши результаты продемонстрировали высокий уровень распространенности анти-HBc в провинции Абанкай, и этот показатель значительно увеличивался с возрастом. Одна из возможных причин этого заключается в том, что лица в возрасте старше 18 лет подвергались большему воздействию ВГВ до введения программы вакцинации; следовательно, вероятность анти-HBc-положительности увеличивалась у лиц старше 18 лет. Более того, до введения программы вакцинации в Абанкае было две вспышки HBV-инфекции [16], что также способствовало высокому уровню распространенности анти-HBc среди лиц в возрасте ≥18 лет.Следовательно, увеличение распространенности общих анти-HBc с возрастом свидетельствует о естественном иммунитете. Более того, распространенность anti-HBc была ниже у детей и подростков. Эти данные также подтверждают, что уровень распространенности анти-HBc снизился с момента введения программы вакцинации в провинции Абанкай. Эти результаты согласуются с другими исследованиями, которые выявили низкие общие показатели носительства анти-HBc у детей по сравнению с детьми в возрасте ≥18 лет, у которых серопозитивность общих анти-HBc возрастала с возрастом [22].

В нашем исследовании мы обнаружили высокую распространенность анти-HBs на защитных уровнях (т.е. ≥10 мМЕ / мл) у лиц в возрасте 0–18 лет, которые были HBsAg и анти-HBc-отрицательными. Эти высокие показатели распространенности анти-HBs среди лиц в возрасте 0–18 лет показывают, что программа вакцинации против HBV успешно реализовывалась в течение> 20 лет с хорошим охватом и эффективностью среди детей в Абанкай, Перу. Уровни анти-HBs, которые считаются защитными от HBV, являются показателем успешной вакцинации.Однако в этом исследовании низкие показатели распространенности анти-HBs на защитных уровнях были получены у лиц в возрасте 30–59 лет, которые были HBsAg и анти-HBc отрицательны, и достигли самого низкого уровня у лиц в возрасте ≥60 лет. Вероятно, это связано с тем, что эти люди либо не имели доступа к вакцинации из-за низкого охвата вакцинацией против гепатита В в группе молодых / пожилых людей, либо не ответили на вакцину, возможно, из-за какого-либо защитного механизма. или изменения их иммунного ответа.Однако наша методология исследования не позволила нам подтвердить эту гипотезу. Это наблюдение было ранее описано другими исследователями, такими как Zaffina et al . [23], которые показали, что повторные вакцинации в этой группе людей не влияли на уровни В-клеток памяти или выработку антител к HBs. Следовательно, необходимы дальнейшие исследования, особенно иммунного ответа хозяина, в контексте реализации программ элиминации ВГВ с целью, по крайней мере, сократить до минимума количество людей, восприимчивых к инфекции, если не устранить ВГВ.

Основное ограничение этого исследования связано с разными периодами времени (1990 по сравнению с 2014 годом), используемыми для сравнения уровней носительства HBsAg в разных популяциях в результате программы вакцинации против HBV, поскольку не было когортных эффектов у детей в возрасте до 5 лет, которые были вакцинированы в период с 1991 по 1994 год. Однако, как показали Chang et al , эффекты программы вакцинации против гепатита B, которая была введена в 1991 году, будут проявляться в зависимости от возраста и ожидается, главным образом, у лиц в возрасте до 30 лет.[9], которые сравнили данные 1986 и 1994 годов [9]. Еще одним ограничением исследования является то, что количество участников, включенных в это исследование, было меньше требуемого размера выборки, а доля женщин была выше, чем доля мужчин, согласно другим исследованиям [24,25]. Учитывая эти ограничения, возможно, что показатели несущей были либо занижены, либо переоценены, что привело к потенциальной систематической ошибке. Наконец, показатели распространенности ВГВ варьируются от района к району, особенно из-за того, что в некоторых районах мало населения, поэтому это может привести к смещению.Однако, согласно использованным методам, целью этого исследования было определение распространенности инфекций HBV и HDV в провинции Абанкай. Несмотря на эти ограничения, это популяционное исследование показало, что вакцинация против HBV имеет положительный эффект, снижая уровень носительства HBsAg среди населения в целом и среди детей в возрасте до 15 лет в Абанкай, Перу.

Выводы

Результаты нашего исследования показали, что распространенность ВГВ изменилась с высокой на низкую эндемичность через 23 года после введения программы вакцинации против ВГВ в Абанкае.Примечательно, что среди детей в возрасте до 15 лет нет хронических носителей HBsAg, а у детей в возрасте до 30 лет не выявлено инфекции HDV. Более того, мы обнаружили высокую распространенность анти-HBs на защитных уровнях у лиц в возрасте 0–18 лет и низкую распространенность анти-HBs на защитных уровнях у лиц старше 29 лет, которые были HBsAg и анти-HBc отрицательными. Эти результаты подчеркивают необходимость усиления программы вакцинации против ВГВ среди лиц старше 29 лет, а также своевременной диагностики и лечения хронических носителей HBsAg с целью ликвидации ВГВ в будущем.

Благодарности

Это исследование финансировалось Национальным институтом салуда, Перу. Мы благодарим исследователей и профессионалов из Centro Nacional de Salud Puública, Instituto Nacional de Salud, Лима, Перу, DIRESA Apurímac и Ministerio de Salud (MINSA).

Список литературы

  1. 1. Швейцер А., Хорн Дж., Миколайчик Р. Т., Краузе Г., Отт Дж. Дж. Оценка распространенности хронической инфекции вируса гепатита B во всем мире: систематический обзор данных, опубликованных в период с 1965 по 2013 год.Ланцет. 2015; 386 (10003): 1546–55. pmid: 26231459
  2. 2. Chen DS, Hsu NHM, Sung JL и др. Программа массовой вакцинации на Тайване против инфицирования вирусом гепатита В младенцев от матерей-носителей поверхностного антигена гепатита В. ДЖАМА. 1987; 257: 2597–2603. pmid: 3573257
  3. 3. Ujiie M, Sasaki K, Yoshikawa N, Enami T., Shobayashi T. Внедрение вакцины против гепатита B в национальную программу плановой иммунизации Японии. Lancet Infect Dis. 2016; 16 (12): 1325.
  4. 4.Ху YC, Yeh CC, Chen RY, Su CT, Wang WC, Bai CH, et al. Распространенность вируса гепатита В на Тайване через 30 лет после начала национальной программы вакцинации. Пер Дж. 2018; 6: e4297. pmid: 29472994
  5. 5. Чжоу И, Хе Х, Дэн Х, Ян Р, Тан Х, Се С. и др. Значительное снижение уровня регистрации и серологической распространенности инфекции вирусом гепатита В среди населения провинции Чжэцзян, Китай, в возрасте от 1 до 29 лет с 2006 по 2014 год. Вакцина. 2017; 35 (34): 4355–61.pmid: 28687404
  6. 6. Гарсиа Д., Поррас А., Мендоса А.Р., Алвис Н., Навас М.К., Де Ла Хоз Ф. и др. Контроль за инфекцией гепатита B в колумбийской Амазонии после 15 лет вакцинации против гепатита B. Эффективность дозы при рождении и текущая распространенность. Вакцина. 2018; 36 (19): 2721–6. pmid: 29609968
  7. 7. Наягам С., Турз М., Сикури Э., Контех Л., Виктор С., Лоу-Бир Д. и др. Требования к глобальной ликвидации гепатита B: модельное исследование. Ланцетные инфекционные болезни.2016; 16 (12): 1399–408. pmid: 27638356
  8. 8. Чанг СН, Лин Дж. В., Ту Ю.К. При оценке всеобщей вакцинации против гепатита В на Тайване учитывались светские тенденции. J Clin Epidemiol. 2015; 68 (4): 405–11. pmid: 25660961
  9. 9. Chang MH, Chen CJ, Lai MS, Hsu HM, Wu TC, Kong MS, et al. Универсальная вакцинация против гепатита В на Тайване и заболеваемость гепатоцеллюлярной карциномой у детей. Тайваньская группа по изучению детской гепатомы. N Engl J Med. 1997. 336 (26): 1855–189.pmid: 9197213
  10. 10. Кабесас С., Эчеваррия С., Гомес Дж., Готуццо Э. Пилотная программа иммунизации против вирусного гепатита В, интегрированная в расширенную программу иммунизации в Абанкай (Перу). Преподобный Гастроэнтерол Перу. 1995. 15 (3): 215–22. pmid: 8580449
  11. 11. Indacochea S, Gotuzzo E, De La Fuente J, Phillips I, Whignal S. Высокая распространенность гепатита B и дельта-маркеров в межандской долине Абанкай. Rev Med Hered. 1991. 2 (4): 168–72.
  12. 12.Ramírez-Soto MC, Huichi-Atamari M, Aguilar-Ancori EG, Pezo-Ochoa JD. [Распространенность вирусного гепатита В у студентов университета в Абанкай, Перу]. Преподобный Перу Med Exp Salud Publica. 2011; 28 (3): 513–7. pmid: 22086634
  13. 13. Рамирес-Сото М.К., Уичи-Атамари М. [Гепатит В у доноров крови в больнице в Апуримаке, Перу]. Преподобный Перу Med Exp Salud Publica. 2012; 29 (1): 163. pmid: 22510932
  14. 14. Рамирес-Сото М.С., Ортега-Касерес Г., Кабесас С. Тенденции бремени смертности от гепатоцеллюлярной карциномы, цирроза и фульминантного гепатита до и после развертывания первой пилотной программы вакцинации против гепатита В в Перу: анализ данных свидетельств о смерти .Вакцина. Si 2017; 35 (31): 3808–12.
  15. 15. Луо З, Ли Л., Руан Б. Влияние реализации стратегии вакцинации на вирусные инфекции гепатита В в Китае за 20-летний период. Int J Infect Dis. 2012; 16 (2): e82–8. pmid: 22178658
  16. 16. Méndez M, Arce M, Kruger, Sánchez S. Prevalencia de marcadores serológicos de hepatitis vírica en diversos grupos de población del Perú. Бол Оф Панам. 1989. 106 (2): 127–38.
  17. 17. Давалос Э. Преваленсия антигеносов и антикоагулянтов гепатита В и гепатита С по методу (EIA) inmunoenzayo enzimático en población aparentemente sana en el Hospital de apoyo I de IPSS-Abancay [Диссертация бакалавра].Куско: Facultad de Ciencias Biológicas, UNSAAC; 1995.
  18. 18. Флорес А., Готуццо Е., Кабесас С., Уоттс Д., Ольгадо В. Демографическая студия гепатита В и Дельта в Сьюдад-де-Абанкай-Апуримак. Bol Soc Per Infecc Trop. 1995; 4: 26.
  19. 19. Sagnelli E, Sagnelli C, Pisaturo M, Macera M, Coppola N. Эпидемиология острого и хронического гепатита B и дельты за последние 5 десятилетий в Италии. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2014. 20 (24): 7635–43. pmid: 24976701
  20. 20.Гоял А., Мюррей Дж. М.. Влияние вакцинации и противовирусной терапии на эпидемиологию гепатита B и D. PLoS One. 2014; 9 (10): e110143. pmid: 25313681
  21. 21. Ван К., Кленерман П., Семмо Н. Значение серологического статуса только анти-HBc в клинической практике. Ланцет Гастроэнтерол Гепатол. 2017; 2 (2): 123–134. pmid: 28403982
  22. 22. Лю Дж, Чжан С., Ван Ц., Шен Х, Чжан М., Чжан И и др. Сероэпидемиология инфицирования вирусом гепатита В у 2 миллионов мужчин в возрасте 21–49 лет в сельских районах Китая: популяционное кросс-секционное исследование.Lancet Infect Dis. 2016; 16 (1): 80–86. pmid: 26268687
  23. 23. Заффина С., Марчеллини В., Санторо А.П., Скарселла М., Камиса В., Винчи М.Р. и др. Повторные вакцинации не улучшают специфическую иммунную защиту против гепатита B у не отвечающих на лечение медицинских работников. Вакцина. 2014; 5; 32 (51): 6902–10. pmid: 25444815
  24. 24. Альварадо-Мора М.В., Фернандес М.Ф., Гомеш-Гувеа М.С., Азеведо Нето Р.С., Каррильо Ф.Дж. и др. Вирусы гепатита B (HBV), гепатита C (HCV) и дельта-гепатита (HDV) среди населения Колумбии — какова эпидемиологическая ситуация? PLoS One.2011; 6 (4): e18888. pmid: 21559488
  25. 25. Чен CJ, Ян HI. Естественная история хронического гепатита B REVEA Led. 2011. J Gastroenterol Hepatol. 2011; 26 (4): 628–38. pmid: 21323729

Эффективность национальной программы вакцинации против гепатита В через 25 лет после ее внедрения в Иране: историческое когортное исследование

Введение

Вирус гепатита В (HBV) является причиной одной из наиболее серьезных вирусных инфекций человека. Вирус ответственен за острые и хронические заболевания печени, от состояния здорового носителя до цирроза и, наконец, гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК).1 Согласно последнему отчету Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), по оценкам, 257 миллионов человек во всем мире живут с хронической инфекцией ВГВ, а смертность достигла 900 000 смертей в последние годы, в основном от таких осложнений, как ГЦК или цирроз2.

общая распространенность инфекции HBV в мире оценивается в 3,6%, но это зависит от географического региона. Распространенность хронического HBV (положительный поверхностный антиген HBV или HBsAg) колеблется от менее 2% в некоторых регионах с низкой распространенностью (например,грамм. Западная Европа) до 2–7% в регионах со средней распространенностью (например, страны Средиземноморья и Ближний Восток) до более 8% в регионах с высокой распространенностью (например, Западная Африка) 3–5

Согласно отчетам ВОЗ в 2001 г. и Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) в 2005 г. распространенность хронической инфекции гепатита В среди населения Ирана колеблется в пределах 2–7% .6,7 Этот широкий диапазон распространенности обусловлен географическими регионами. в стране с разнообразными обычаями и культурами.8–11

Важным моментом в лечении HBV-инфекции является то, что она возникает независимо от доступных терапевтических методов, таких как интерферон и противовирусная терапия. Определенного лекарства от инфекции HBV нет.12 С другой стороны, наличие антител к поверхностному антигену гепатита B (анти-HBs) было связано с устойчивостью к повторной инфекции, включая различные серологически определенные подтипы или серотипы.13 Это повысило вероятность что нейтрализующие антитела, полученные либо от иммуноглобулина, либо от вакцины, могут защищать от инфекции HBV, поскольку вакцина против гепатита B, как было показано, эффективно предотвращает инфекцию HBV.14 Таким образом, такие стратегии, как вакцинация новорожденных против гепатита В, особенно новорожденных от инфицированных ВГВ матерей, являются наиболее эффективной стратегией уменьшения распространения ВГВ в обществе15.

В июле 2016 года ВОЗ объявила о своем новом «Глобальном секторе здравоохранения». Стратегия по вирусному гепатиту на 2016–2021 годы », в которой изложен план по снижению передачи всех вирусов гепатита и бремени их болезней16. Цели на 2020 год — снижение на 30% числа новых случаев инфицирования HBV, а также распространенности HBsAg у детей в возрасте не более 1 года. .0%, а к 2030 г. — снижение числа новых инфекций на 90% с распространенностью среди детей не более 0,1%. Конкретной целью профилактики передачи вируса от матери ребенку является улучшение доставки дозы вакцины при рождении по сравнению с мировым базовым уровнем 2015 года с 39% до 50% к 2020 году и 90% к 2030 году с тестированием на ВГВ у всех беременных женщин и в период развития. новых вмешательств, основанных на противовирусном лечении.16

Эпидемиология ВГВ широко изучалась в довакцинную эру, но после внедрения вакцины этот вопрос был посвящен лишь немногим исследованиям.С другой стороны, эти исследования дали разные результаты и сообщили об эффективности вакцинации против гепатита B от низкой до высокой.17

В Исламской Республике Иран массовая вакцинация против инфекции HBV началась в 1993 году. Эта программа положила начало новой эре. борьбы с гепатитом В и была одной из первых крупномасштабных программ борьбы с гепатитом В в регионе. Новорожденных, родившихся после этого срока, обязательно нужно было вакцинировать рекомбинантным поверхностным антигеном HBV тремя классическими последовательными дозами.В этом исследовании мы оценили влияние национальной программы массовой вакцинации против ВГВ на хроническое носительство ВГВ и частоту заражения ВГВ среди населения Ирана через 25 лет после реализации национальной программы вакцинации.

Материалы и методы

Дизайн исследования: ретроспективное или историческое когортное исследование для оценки воздействия вакцинации против ВГВ.

Общенациональная программа вакцинации против гепатита В

Министерство здравоохранения и медицинского образования Ирана провело специальную программу иммунизации против гепатита В для лиц, родившихся после 1993 года, через национальную сеть системы здравоохранения для городских и сельских районов с охватом более 95%.18 Младенцам вводили внутримышечные дозы вакцины против HBV при рождении в возрасте двух и шести месяцев. Все расходы по программе покрыло государство. В Иране с момента внедрения национальной программы иммунизации использовались различные вакцины против HBV, включая вакцины, произведенные на Кубе, в Корее, Индии и Иране.

Исследуемое население и условия

В Исламской Республике Иран, население которой составляет 80 миллионов человек, услуги общественного здравоохранения предоставляются через общенациональную сеть. Государственный сектор предлагает первичные, вторичные и третичные медицинские услуги для всего населения страны.Внимание правительства к первичной медико-санитарной помощи в течение последних трех десятилетий сделало государственный сектор основным поставщиком услуг первичной медико-санитарной помощи по всей стране. Некоторые услуги первичной медико-санитарной помощи, такие как дородовая помощь и программы вакцинации, предоставляются бесплатно в государственных системах здравоохранения. Шираз — столица провинции Фарс на юге Ирана с населением 1 400 000 человек в городах и 650 000 в сельской местности. В городских районах почти 100% населения иммунизировано с использованием точных регистров данных о вакцинации.19

Что касается года введения национальной программы вакцинации против ВГВ всех младенцев в Иране (1993), было проведено ретроспективное когортное исследование вакцинированных и невакцинированных когорт в зависимости от года рождения. К невакцинированной когорте относились лица 1992 года рождения и ранее. К вакцинированной когорте относились лица, родившиеся в 1994 г. и в последующие годы. Когорта 1993 г.р. не включена.

Критерии включения и исключения

Критерием включения в вакцинированную группу был возраст 17–24 лет, а в невакцинированной — 26–50 лет.Критериями исключения были отсутствие согласия на участие, неиранское гражданство или отсутствие документации для вакцинации против ВГВ, такой как карта вакцинации или электронный документ, у лиц в возрасте 17–24 лет. Кроме того, в группе невакцинированных из исследования были исключены те, кто получил вакцину против гепатита В (по любой причине) вне рамок национальной программы для младенцев.

Исследовательская выборка

Расчет размера выборки был основан на оценочной заболеваемости HBV-инфекцией среди населения Ирана согласно последним данным Центра по контролю за заболеваниями.6 Всего в каждой группе требовалось 1129 участников, учитывая мощность 90% и двусторонний уровень значимости 5%. Таким образом, для исследования требовался размер выборки в 2256 человек, и, учитывая коэффициент отсева, мы добавили на 10% больше в каждой группе.

Статус иммунизации

Специально обученный персонал провел индивидуальное расследование. Основная информация, включая пол, дату рождения, оценку риска, род занятий, медицинский анамнез и историю иммунизации, была собрана в ходе интервью. Статус иммунизации регистрировался на основании свидетельства об иммунизации или, если он не был доступен, путем просмотра истории болезни или иммунизации.Полная вакцинация определялась как получение трех доз вакцины против гепатита В в течение 12 месяцев. Все данные записывались индивидуально.

Сбор образцов

Образцы крови (4 мл) были взяты от каждого зарегистрированного человека. Сыворотка отделялась в местных лабораториях, транспортировалась и хранилась при -20 ° C в провинциальных лабораториях службой холодовой цепи.

Лабораторное тестирование

Сыворотка была протестирована на HBsAg методом ELISA (HBsAg, Dia.Pro Diagnostic Bioprobes Srl, Италия), а антитела к коровому антигену гепатита B (анти-HBc) определялись с помощью конкурентного иммуноферментного анализа (HBcAb, Dia.Pro Diagnostic Bioprobes Srl, Италия).

Определение событий

Людей считали неинфицированными, если у них был отрицательный результат как на HBsAg, так и на анти-HBc. Хронический носитель был определен как человек с положительным результатом на HBsAg в двух разных временных выборках. Прорывная инфекция определялась как положительное ядро ​​антитела у вакцинированного человека.

Эффективность вакцины (ЭВ) измерялась путем расчета риска заболевания среди вакцинированных и невакцинированных лиц и определения процентного снижения риска заболевания среди вакцинированных людей по сравнению с невакцинированной группой.20

Анализ данных

Все данные были дважды введены и проанализированы с помощью IBM SPSS Statistics для Windows версии 20.0 (IBM Corp. 2011. Армонк, Нью-Йорк: IBM Corp.). Сначала была предоставлена ​​описательная статистика с доверительным интервалом 95% (95% ДИ). Тест хи-квадрат был запущен для сравнения категориальных переменных. Значение p менее 0,05 считалось статистически значимым.

В соответствии с полученными коэффициентами заболеваемости были рассчитаны отношение рисков (ОР) и 95% ДИ, а также эффективность вакцины (VE) по формуле: VE = (1-RR) * 100 и 95% ДИ. с использованием серии Тейлора,

VEL1 = (1-RRU2) × 100

VEU3 = (l-RRL4) × 100

Этические вопросы

Исследование было одобрено Комитетом по этике Университета медицинских наук Шираза (Кодекс этики: IR.СУМС.РЕЦ. 1397. 437), и все компоненты исследования обрабатывались в соответствии с национальными этическими правилами. Участники исследования были проинформированы о цели исследования, подписали письменное информированное согласие и добровольно приняли участие в исследовании. Им была гарантирована конфиденциальность.

Результаты Характеристики исследуемой популяции

В этом исследовании на основе критериев включения и исключения 2720 человек (возраст от 17 до 49 лет) были опрошены и предоставили образцы крови. Средний возраст составлял 26,9 года (21,6 года для вакцинированных и 31 год.6 для невакцинированных лиц), немного больше женщин (56,6%) и более 50% имели высшее или высшее образование (51,6%).

В таблице 1 описаны социально-демографические характеристики вакцинированных и невакцинированных групп. Вакцинированные и невакцинированные лица не различались по истории инфицирования HBV члена семьи (p = 0,306) и поведению высокого риска (p = 0,200).

Охват вакциной против гепатита В для двух групп

В общей сложности 1273 человека (46,8%) получили три полные дозы вакцины против гепатита В в младенчестве, а 1447 (53.2%) не получали вакцину против гепатита В ни в каком возрасте.

В вакцинированной группе, родившейся в 1994 г. и позднее, почти 100% получили три последовательные дозы и своевременную дозу вакцины против гепатита В при рождении согласно имеющимся медицинским картам.

Распространенность HBsAg и Anti-HBc среди людей, родившихся в 1992 году и ранее (невакцинированная группа), и людей, родившихся в 1994 году и позже (вакцинированная группа)

Распространенность HBsAg среди вакцинированных и невакцинированных когорт составляла 0,6% и 1.1% соответственно. Показатели анти-HBc составляли 5,5% и 7,4% среди вакцинированных и невакцинированных когорт, соответственно (Таблица 2). В нашем исследовании, хотя уровни HBsAg + в двух группах существенно не различались (p = 0,112), уровень anti-HBc + был значительно ниже среди полностью иммунизированных людей, чем среди неиммунизированных лиц (P = 0,041). Принимая во внимание либо HBsAg +, либо anti-HBc +, либо и то, и другое в качестве маркеров инфекции, 17,21,22 частота инфицирования HBV среди вакцинированной группы (5,9%) была значительно ниже, чем 8.3% в непривитой группе (p = 0,017).

В таблице 3 показана частота инфицирования HBV среди лиц с историей поведения высокого риска и среди тех, кто сообщил об инфекции HBV среди любого члена семьи. Как видно из таблицы, среди непривитых людей была сильная связь между инфекцией HBV и наличием инфекции гепатита B у любого члена семьи (p = 0,003). Однако в вакцинированной группе не было никакой связи между инфекцией HBV и этими двумя параметрами (p = 0,738).

Эффективность вакцины

Всего в исследовании было выявлено 194 случая с маркерами HBV-инфекции.Из них 119 случаев произошли у невакцинированных лиц и 75 случаев у вакцинированных, что дало ОР 0,71 (95% ДИ: 0,54–0,94). Расчетная эффективность вакцины против гепатита B составила 29% (95% ДИ: 6–46%) для тех, кто получил три дозы при рождении, два и шесть месяцев в рамках национальной программы вакцинации детей. С другой стороны, эффективность вакцинации для предотвращения носительства HBsAg составила 51%.

Обсуждение

Гепатит В — серьезное инфекционное заболевание в Иране и нашем регионе.По этой причине мы оценили влияние вакцинации против гепатита B новорожденных на серомаркеры инфекции HBV у иранцев, которые были полностью вакцинированы при рождении, и сравнили ее с группой невакцинированных. По данным национального серологического исследования 1980 г., распространенность HBsAg среди населения Ирана составляла около 3,5% для всех возрастных групп, включая детей младшего возраста.23 Обзорная статья, опубликованная Мератом и др. 10 в 1980-х годах, показала, что 3% населения Ирана были инфицированы. хронические носители HBsAg. В 1996 году в другом национальном исследовании Zali et al., уровень носителей ВГВ колебался от нуля до 3,9%, в среднем 1,7% .24 Пожилые мужчины, живущие в сельских районах с плохими санитарными условиями, низким социально-экономическим статусом и близкими родственниками, были основными факторами риска заражения гепатитом В в Иране. время проведения исследования. Согласно результатам нашего исследования, среди невакцинированных лиц инфекция HBV была связана с историей члена семьи с инфекцией гепатита B, но такой связи не было обнаружено в группе вакцинированных.Одна из возможных причин этого открытия заключается в том, что вакцинация может не только оказывать прямое влияние на снижение инфицирования HBV, но также может снижать риск заражения гепатитом B среди членов семьи. Поэтому рекомендуется в будущих исследованиях изучить эту взаимосвязь более подробно.

Результаты нашего исследования показали, что средняя распространенность HBsAg среди населения Ирана в настоящее время приближается к 0,9% при значительном снижении численности вакцинированного населения на 0,6%. Что касается цели ВОЗ 1.0% распространенности HBsAg к 2020 г., 25,26, похоже, Иран уже достиг этого. Таким образом, универсальная программа иммунизации младенцев в Иране сыграла важную роль в контроле носительства HBsAg. Эти результаты совместимы с другими международными исследованиями27,28. Ряд опубликованных в литературе отчетов о долгосрочном последующем наблюдении за вакцинированными младенцами показал, что всеобщая иммунизация вакциной против гепатита B, начиная с рождения, значительно снизила последующее развитие хронических заболеваний. инфекция гепатита В у вакцинированного населения.Более того, он влияет как на носительство HBsAg, так и на последующие осложнения HBV, такие как HCC. Эти положительные эффекты были обнаружены как в регионах с высокой эндемичностью27–29, так и с низкой эндемичностью инфекции HBV.16,25,30–33 Кроме того, в важном отчете Региона Западной части Тихого океана ВОЗ, в 22 из 36 стран, включая Китай, распространенность HBsAg-положительности составляла 8% и более до введения вакцины против гепатита B. С расширением охвата вакцинацией против гепатита В, включая реализацию программы вакцинации младенцев, распространенность HBsAg среди детей, родившихся в 2012 году, снизилась до менее 1% в 24 из 36 стран.34 Кроме того, в другом исследовании, проведенном в Малайзии, распространенность HBsAg среди детей в возрасте 7–12 лет снизилась с 1,6% в 1997 г. до 0,3% в 2003 г. после внедрения универсальной программы вакцинации младенцев в 1990 г.35

В другой части нашего исследования, мы продемонстрировали значительную разницу в распространенности инфекции HBV (путем документирования серомаркеров HBV) между вакцинированными и невакцинированными группами. Эти данные подтверждают результаты других исследователей об эффективности вакцинации против ВГВ как средства снижения распространенности инфекции ВГВ и ее осложнений, таких как цирроз и ГЦК.36–38 Кроме того, наши результаты согласуются с результатами, полученными в Италии, пионере систематической вакцинации в мире в 1991 г. среди подростков в возрасте 12 лет 39, где уровень гепатита B снизился с 5,1 на 100 000 в 1991 г. до 1,3 в 2005 г.40

В нашем исследовании эффективность вакцинации против гепатита B против хронического носительства HBV составила 51% через 25 лет после иммунизации, а эффективность против инфекции — 29%. Этот рисунок показывает эффективность универсальной программы вакцинации младенцев в Иране, но эти цифры ниже по сравнению с другими аналогичными исследованиями, проведенными в районах с высокой эндемичностью.В некоторых отчетах систематическая вакцинация снизила распространенность HBsAg на 90 %.21,41 Чтобы понять это несоответствие, у нас есть два важных объяснения. Прежде всего, существует некоторая разница между статистическим методом определения эффективности вакцины и механическими моделями воздействия вакцины. Другими словами, динамические эпидемиологические модели должны полагаться на пространственно-временные данные, тогда как эпидемиологические данные обычно действуют статично и, следовательно, более чувствительны к инструментам статистики.42 Итак, мы можем найти некоторые различия между истинной эффективностью вакцинации и рассчитанной эффективностью в статических исследованиях. В качестве второго объяснения показано, что пожилой возраст является фактором, отрицательно влияющим на иммунный ответ на вакцинацию против гепатита В или другие вакцины.43 Таким образом, после 25 лет программы вакцинации младенцев более вероятно возникновение случаев инфицирования, которые может повлиять на эффективность вакцины. Следовательно, настоящее исследование показало более низкую эффективность вакцины, чем исследования, проведенные вскоре после вакцинации.

Согласно рекомендации ВОЗ, эту стратегию (глобальную вакцинацию) следует продолжать, а также другие стратегии вакцинации, такие как вакцинация в группах высокого риска, могут использоваться в сочетании. Следует отметить, что подход изолированной группы риска не является самой эффективной стратегией для снижения распространенности ВГВ даже в странах с низкой эндемичностью, поскольку это очень трудоемко и дороже в реализации.44 Известно, что для достижения цели Быстрое воздействие на заболеваемость, идеальная стратегия иммунизации против гепатита В — это проведение всеобщей вакцинации детей и подростков, либо того и другого.45

У настоящего исследования были некоторые сильные стороны, такие как дизайн когортного исследования и оценка долгосрочных эффектов вакцинации против гепатита В среди людей, ведущих половую жизнь.

Одним из ограничений нашего исследования было сопротивление участию в исследовании, поскольку участие было добровольным. Еще одним вероятным ограничением было отсутствие конкретных данных об истории вакцинации в картах здоровья участников исследования, но это было решено путем поиска информации из других доступных источников данных, поэтому эффект этого ограничения был уменьшен.

Выводы

Настоящее исследование продемонстрировало влияние национальной универсальной программы вакцинации детей против ВГВ в Иране, и мы впервые продемонстрировали эффективность вакцинации против ВГВ после 25 лет реализации программы. Согласно нашим выводам, Иран успешно интегрировал вакцину против гепатита B в программы плановой иммунизации и добился очень значительного эффекта в снижении уровня носительства HBsAg среди тех, кто родился в 1994 году и позже. Уровень поверхностного антигена гепатита B постепенно снижался с 3.5% до программы вакцинации до 0,6% среди вакцинированной группы в последние годы. Цель ВОЗ по снижению распространенности HBsAg до 1,0% к 2020 г., безусловно, достигнута. Что касается повышения эффективности вакцинации и минимизации заболеваемости в стране, программы наверстывающей вакцинации против гепатита В для подростков до поступления в среднюю школу могут обеспечить населению иммунитет. В настоящее время наши данные показывают, что добавление школьных программ к всеобщей иммунизации младенцев против гепатита В может быть полезным для дальнейшего снижения уровня инфицирования ВГВ в нашей стране и его последующих осложнений.Список сокращений HBV

Вирус гепатита B

ВОЗ

Всемирная организация здравоохранения

HCC

Гепатоцеллюлярная карцинома

HBsAg

Поверхностный антиген вируса гепатита B

Anti-HBc

Антитело к базовому антигену гепатита B

VE

000 Ratio

Эффективность

Ratio Ratio

интересы

Мы заявляем, что в этом исследовании не было конфликта интересов.

Утверждение этических норм и согласие на участие

Опрос был одобрен этическим комитетом Ширазского университета медицинских наук (Кодекс этики: IR.СУМС.РЕЦ. 1397. 437), и все компоненты исследования проводились в соответствии с национальными этическими нормами. Участники исследования были проинформированы о цели, подписали письменное информированное согласие (согласие на участие было получено от самих участников, поскольку их возраст составлял от 17 до 49 лет) и добровольно приняли участие в исследовании. Им было разрешено соблюдать конфиденциальность.

Финансирование

Протокол исследования был одобрен и при финансовой поддержке Ширазского университета медицинских наук, провинция Фарс, Шираз, Иран, код 95-7704.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *