Витамины для женщин в период менопаузы: Правильное питание

Содержание

Ци-клим витамины д/женщин 45+ 60 шт. таблетки

ЦИ-КЛИМ ВИТАМИНЫ ДЛЯ ЖЕНЩИН 45+ — Биологически активная добавка (БАД) к пище способствует хорошему самочувствию при климаксе

Активное вещество:

L-карнитин, витамин С, рутин, экстракт цимицифуги, пантотеновая кислота, витамин E, фолиевая кислота

Действие:

способствует облегчению симптомов при менопаузе

Содержание в 1 таблетке (суточном приеме) и % от рекомендуемого уровня суточного потребления (адекватного уровня) ПО ТР ТС 022/211:

L-карнитин, не менее 45 мг 15%

Витамин C, не менее 45 мг 75%

Рутин, не менее 25 мг 83%

Экстракт цимицифуги, не менее 20 мг

Экстракт пустырника, не менее 20 мг

Витамин E, не менее 15 мг 150%1

Пантотеновая кислота, не менее 5,0 мг 83%

Витамин B6, не менее 2 мг 100%

Витамин B2, не менее 1,8 мг 112,5%1

Витамин B1, не менее 1,5 мг 107%

Витамин A, не менее 500 мкг 62,5%

Фолиевая кислота, не менее 400 мкг 200%1

Селен, не менее 27,5 мкг 39%

Климактерический период, или менопауза, — это новый этап в жизни женщины, который нужно встретить во «всеоружии», поскольку иногда он приносит не очень приятные сюрпризы.

Для защиты здоровья в период менопаузы необходимы рациональное питание, а также дополнительная поддержка в виде витаминов и микроэлементов, поскольку даже самое правильное питание не покрывает потребности организма в этих веществах.

Для чего женщине в этот период нужны витамины? В первую очередь, они участвуют во многих процессах обмена веществ, в том числе синтезирующих женские половые гормоны. Во-вторых, они не только влияют на организм в общем, но и целенаправленно действуют на симптомы. Именно поэтому для женщин в период менопаузы был создан комплекс Ци-Клим витамины для женщин 45+. Ингредиенты комплекса подобраны так, чтобы обеспечить организм женщины в этот период всеми необходимыми витаминами и минералами. Помимо витаминов и минералов, в состав входят экстракты цимицифуги и пустырника, которые дополнительно ослабляют симптомы менопаузы (без гормонов!).

Ци-Клим витамины позволяют женщине войти в период гормональной перестройки организма без изменения жизненного стиля, способствуют хорошему самочувствию при менопаузе за счет системной регулирующей терапии питательными веществами.

Также Ци-Клим витамины рекомендуются женщинам в случае раннего наступления менопаузы.

Ци-Клим витамины для женщин 45+ способствуют:

-хорошему самочувствию при климаксе,

-повышению жизненного тонуса и энергии,

-улучшению усвоения кальция,

-контролю массы тела.

1 Не превышает верхний допустимый уровень потребления

Наступление климакса и его последствия сложно предугадать, поскольку каждая женщина по-разному реагирует на изменение гормонального фона. Тем не менее, к непростым переменам можно подготовиться, обеспечив организм поддержкой в виде витаминных комплексов, таких как «Ци-Клим витамины для женщин 45+»* при климаксе. Это средство от компании «Эвалар» содержит ряд соединений, способствующих хорошему самочувствию:

-комплекс микроэлементов и витаминов A, С, Е группы В;

-экстракт цимицифуги — содержит фитоэстрогены, способствующие уменьшению проявлений климактерического синдрома, проявляют эстрогенные эффекты без влияния на эстрогеночувствительные органы1;

-экстракт пустырника — имеет кардиотонические свойства и небольшой седативный эффект, улучшает эмоциональное состояние2;

-L-карнитин — участвует в обменных процессах организма и способствует улучшению кровоснабжения мозга и сердца3.

«Ци-Клим витамины для женщин 45+» не содержат гормонов и произведены по международному стандарту GMP. БАД можно применять в любом возрасте при наступлении климактерического периода совместно с другими средствами от «Эвалар», содержащими фитоэстрогены цимицифуги.

Специальные особенности: не содержит сахара, ГМО, глютена, диоксида титана. Подходит для вегетарианцев.

1 Прилепская В.Н. (Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Москва) «Возможности применения препаратов растительного происхождения для лечения климактерического синдрома», Гинекология, Том №1, 1999, с.30. 2 Данилов С. А. и др. Пустырник: фитохимические особенности и новые грани фармакологических свойств // Провизор. 2011. № 9. 3 Малагуарнера М., Каммаллери Л., Гарганте М.П. и др. L-карнитин оказывает положительное влияние на состояние здоровья долгожителей // Американский журнал клинического питания. — 2007. — Т. 86. — № 6. — С. 1738-1744. * Биологически активная добавка (БАД). Не является лекарственным средством.

ПерФем Форте, Менопауза, витамины для женщин, фитоэстрогены, 30 капс.

PerFem Forte ПерФем Форте создан для поддержания женского здоровья в период менопаузы.

В состав PerFem Forte входит комплекс витаминов группы В, которые необходимы для укрепления нервной системы организма, поддержания энергии и хорошего расположения духа.

Витамин Е и селен являются мощными антиоксидантами, защищают клетки организма от разрушений, наносимых свободными радикалами,  способствуют повышению иммуните­та и снижают риск развития онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний.

PerFem Forte содержит стандартизованные по содержанию изофлавонов экстракты из генетически немодифицированных соевых бобов и красного клевера, оказывающих эстрогеноподобное действие.

Применение изофлавонов позволяет справиться с проблемами климактерического периода: приливами, ночной потливостью, головными болями, резкими переменами настроения, раздражительностью, бессонницей.

Соевые изофлавоны способствуют профилактике сердечно-сосудистых заболе­ваний, сохранению костной массы и профилактике осгеопороза, снижают риск развития онкологических заболеваний.

PerFem Forte содержит агликоновые изофлавоны, которые представляют собой ферментированную, а значит наиболее биодоступную и быстроусвояемую форму изофлавонов.

Экстракт корня клопогона оказывает эстрогеноподобное, мягкое седативное и релаксирующее действие, помогает уменьшить симптомы менопаузы.

Для эффективной профилактики осгеопороза, рекомендуется принимать PerFem Forte в сочетании с Camosten (1 — 2 пакетика в день).

 

Состав (в 1 капсуле): 
витамин В1 (тиамина мононитрат) — 1 мг
витамин В2 (рибофлавин) — 1 мг
витамин ВЗ (ниацинамид) — 10 мг
витамин В6 (гидрохлорид пиридоксина) — 3 мг

витамин В9 ( Quatrefolic®) — 200 мкг,
витамин В12 (циано-кобаламин) — 3 мкг
витамин Е (d-альфа токоферола сукцинат) — 15 ME
селен (Selenium+GPM™) — 35 мкг; 

ферментированные (агликоновые) изофлавоны (VDF Isoflavones™)  (из экстракта органических генетически немодифицированных соевых бобов и экстракта красного клевера) – 25. 5 мг
экстракт корня клопогона (Cimicifuga racemosa) [2.5% тритерпеновых гликозидов (27-деоксиацтеин)] – 12.5 мг

 


Показания:

климактерический синдром,

нарушение гормонального баланса,

поддержка сердечно-сосудистой и нервной систем,

профилактика осгеопороза и онкологических заболеваний женской половой сферы.

Проконсультируйтесь у специалиста бесплатно! 

Противопоказания: индивидуальная непереносимость, беременность, период лактации.

Применение: по 1 капсуле 2 раза в день, утром и вечером во время еды, запивая стаканом воды.

Или как рекомендовано специалистом.

Форма выпуска: 30 капсул в блистерной упаковке.

Женское здоровье в период климакса

БАД для женского здоровья

Биологически активные добавки содержат необходимые элементы и витамины для поддержания женского здоровья, фитоэстрогены.

Феминал

Капсулы, 30 шт, 160 мг

Эгис

от 1026 ₽

Унитекс витамин для женщин

Капсулы, 60 шт

Корпорация Логистики И Торговли

от 3748 ₽

Ременс

Таблетки, 36 шт

Биттнер Фарма

от 694,08 ₽

Солгар травяной комплекс для женщин

Капсулы, 50 шт, 750 мг

Solgar Vitamin

от 1864 ₽

Менопейс плюс

Капсулы, 56 шт

Витабиотикс

от 1270 ₽

Доппельгерц актив менопауза

Таблетки, 30 шт

Квайссер Фарма

от 638 ₽

Лигнариус

Капсулы, 30 шт

от 1640 ₽

Ортомол фемин

Саше, 30 шт

Orthomol

от 5336 ₽

Менсе

Капсулы, 40 шт

Аквион

от 488,64 ₽

Компливит Кальций Д3 Голд

Таблетки, 60 шт, 1575 мг

Фармстандарт

от 985 ₽

Ледис формула женщина 40 плюс

Таблетки, 30 шт

Фармамед

от 1241,66 ₽

Эстровэл

Капсулы, 30 шт

Валеант

от 671 ₽

Клималанин

Таблетки, 30 шт, 400 мг

Русфик

от 568 ₽

Климадинон

Таблетки, 60 шт, 20 мг

Бионорика

от 592 ₽

Эвиталия Совершенство для Женщин

Капсулы, 20 шт, 300 мг

Пробиотика Нфп

от 213 ₽

Леди формула Менопауза день-ночь

Таблетки, 30 шт, 30 + 30

Фармамед

от 868 ₽

Уход за кожей

Ближе к 40-45 годам снижается скорость выработки коллагена и эластина, уровень гиалуроновой кислоты, удерживающей воду, стремительно падает. Появляются морщины. Современный выбор космецевтики достаточно широк: крема, сыворотки, эмульсии.

Uriage Depiderm эмульсия против пигментных пятен SPF 15

Эмульсия, 1 шт, 30 мл

Uriage

от 2602 ₽

Vichy Слоу Эйдж

Крем, 50 мл

L’Oreal

от 2262 ₽

Lierac Diopticerne флюид осветляющий от темных кругов под глазами

Флюид, 1 шт, 15 мл

LABORATOIRES LIERAC

от 2000 ₽

Lierac гидраженист крем-гель

Крем-гель, 50 мл

Лиерак

от 3027 ₽

АВЕН Физиолифт

Сыворотка, 30 мл

Пьер Фабр

от 2915 ₽

Lierac Dioptiride крем-филлер для коррекции морщин вокруг глаз

Филлер, 1 шт, 15 мл

Лиерак

от 2400 ₽

Vichy Неовадиол Мажистраль

Бальзам, 50 мл

L’Oreal

от 2087 ₽

Vichy Слоу Эйдж

Набор, 50 мл

L’Oreal

5330 ₽

Уход за кожей рук, ногтями и кутикулой

Еще Коко Шанель говорила о том, что руки — визитная карточка девушки. Кожа рук и ногти требуют отдельного ухода.

Формагриф масло для ногтей и кутикулы

Масло, 1.8 мл

Леккер

187 ₽

Либридерм гиалурон.крем для рук с аргановым маслом

Крем, 75 мл

Зелдис-Фарма

от 411 ₽

Урьяж крем для рук защитный восстанавливающий

Крем, 50 мл

Uriage

от 771 ₽

Uriage Depiderm крем для рук против пигментных пятен SPF 15

Крем, 1 шт, 50 мл

Uriage

от 999 ₽

Мавала палочка для маникюра деревянная

5 шт

Mavala

от 587 ₽

Формагриф масло для ногтей и кутикулы

Масло, 1.8 мл

Леккер

от 164 ₽

Kocostar, маска-уход для рук

Маска, 16 мл

Kocostar

243 ₽

Уход за волосами. Шампуни

В период менопаузы волосы истончаются, а их выпадение усиливается. Специальные средства для окрашенных волос увлажняют и восстанавливают структуру волоса.

Himalaya Herbals крем для ног

Крем, 1 шт, 75 мл

от 110,92 ₽

Klorane шампунь для окрашенных волос гранат

Шампунь, 1 шт, 200 мл

от 770 ₽

Клоран шампунь-сублиматор с экстрактом граната

Шампунь, 200 мл

Пьер Фабр

от 770 ₽

Уход за волосами.

Бальзамы

Klorane кондиционер для окрашенных волос с гранатом

Кондиционер, 1 шт, 200 мл

Пьер Фабр

от 773 ₽

Klorane кондиционер с экстрактом ромашки для светлых волос

Кондиционер, 1 шт, 200 мл

Пьер Фабр

от 865 ₽

Нарин кондиционер для волос

Кондиционер, 1 шт, 200 мл

от 1554 ₽

Уход за волосами. Маски

Natura Siberica маска для волос

Маска, 300 мл

Натура Сиберика

516 ₽

Укрепление нервной системы

Внутреннее состояние значительно влияет на здоровье и внешний вид. Не случайно говорят, что все болезни от нервов. При стрессе и переутомлении снижается работоспособность, усиливается раздражительность, ухудшается сон. Для поддержания нервной системы предлагаем витамины и чаи.

Магне В6 форте

Таблетки, 40 шт, 100+10 мг

Sanofi

от 707 ₽

Пустырника трава

Пакет, 20 шт, 1,5 гр

от 85 ₽

Доппельгерц актив магний+витамины группы В

Таблетки, 30 шт

Квайссер Фарма

от 417 ₽

Вечерняя сказка чайный напиток

Чай, 20 шт, 1,5 гр

Европлант

от 82,72 ₽

Успокоительный сбор №2

Сбор, 50 г

Иван-Чай

от 38 ₽

Для здоровья вен

С возрастом проявления варикоза становятся ярче: отекают ноги, появляются «сосудистые звездочки», выступают вены, особенно на своде стопы. Для поддержания здоровья вен рекомендуем компрессионное белье и гели.

Колготки компрессионные Collant Lady телесные р.2

Колготки

от 845 ₽

Детрагель

Гель, 40 г

Сервье

от 627 ₽

Тромблесс

Гель, 30 г, 1000 ед

Штада

от 438 ₽

Колготки для страдающих варикозным расширением вен

Колготки, L размер

Venoteks

2665 ₽

11 пищевых добавок для лечения симптомов менопаузы Хэл Хорвиц / CORBIS


(7)    Photodisc
(8)    Thinkstock
(9)    © BSIP / Phototake — Все права защищены.
(10) Siri Stafford / Lifesize
(11) Michael Rosenfeld / Выбор фотографа
(12) image100 / CORBIS

ССЫЛКИ:

Gale Encyclopedia of Alternative Medicine 0 , 3-е издание,
Североамериканское общество менопаузы. Menopause.org: «Помогают ли средства от матушки-природы при приливах?», «Отчет по изофлавонам NAMS 2011».
Энциклопедия альтернативной медицины Гейла , третье издание, 2009 г.
Веб-сайт Мемориального онкологического центра Слоана-Кеттеринга, «О травах: льняное семя».
Медицинские новости сегодня: «Льняное семя — король, но не поможет при симптомах менопаузы, раке молочной железы».
Веб-сайт Управления пищевых добавок, «Кальций», «Витамин D».
Институт медицины национальных академий: «DRIs для кальция и витамина D.
Американская ассоциация диетологов. EatRight.org: «Кальций».
National Academies.org: «Отчет IOM устанавливает новые уровни потребления кальция и витамина D с пищей для поддержания здоровья и предотвращения рисков, связанных с избытком».
Memorial Sloan-Kettering Cancer Центр: «Информация о раке: о травах, растительных препаратах и ​​других продуктах».
Komesaroff, PA Climacteric , июнь 2001 г., том 4 (2): стр. 144–50. Черный Cohosh», «Дикий ямс», «Женьшень, Panax», «Соя», «Красный клевер», «DHEA.
Национальный центр дополнительной и альтернативной медицины, «Краткий обзор трав: клопогона», «Зверобой», «Зверобой и депрессия», «Краткий обзор трав: льняное семя и льняное масло», «Менопауза Симптомы и CAM».
Монография пациента Natural Standard, «St. Зверобой», «Натуральные лекарственные средства в клиническом лечении симптомов менопаузы», «Дикий ямс», «Соя», «Льняное семя и льняное масло», «Менопауза», «Витамин D».
Холик, М. New England Journal медицины, 2007. Том 357: стр. 266-281.
Кейси, C. Американский семейный врач, 2010; том 81: стр. 745-748.

лучших пищевых добавок при менопаузе 2022 года по мнению экспертов — Forbes Health

Помимо добавок для лечения менопаузы, существуют и другие способы лечения менопаузы и симптомов, связанных с менопаузой.

Хорошее питание

«Я сторонник целевых добавок, когда это необходимо — я предпочитаю, чтобы мои пациенты в первую очередь сосредоточились на своем питании», — говорит доктор Петруччи. Она предлагает диету, ориентированную на цельные продукты и другие ключевые витамины и минералы.«Диета, богатая овощами, нежирными белками и здоровым жиром, восстанавливает здоровье женщины быстрее, чем добавки», — говорит она.

Волокно

Доктор Петруччи также предлагает увеличить потребление клетчатки. «Здоровье кишечника влияет на все, от нашей иммунной системы до нашего настроения», — говорит она. «Наши хорошие кишечные бактерии любят питаться клетчаткой, поэтому женщины должны очень внимательно следить за тем, чтобы получать не менее 25–30 граммов клетчатки в день», — говорит она. Если ваш рацион не обеспечивает достаточного количества клетчатки, столовая ложка или две семян льна — отличный способ получить больше клетчатки.

Купить сейчас: доступно на Amazon

Пребиотики и пробиотики

Дисбаланс хороших и плохих бактерий в кишечнике может повлиять на способность организма усваивать и правильно использовать питательные вещества. «Этот дисбаланс может также вызвать каскад неприятных симптомов, таких как вздутие живота, газы и другие проблемы с кишечником», — говорит доктор Петруччи. Комбинация пребиотических и пробиотических добавок может поддерживать здоровье кишечника, уравновешивая хорошие и плохие бактерии.

«Кроме того, в пищеварительном тракте вырабатывается несколько ключевых гормонов, поэтому нам нужно поддерживать здоровье кишечника, чтобы поддерживать этот процесс», — добавляет она.

Купить сейчас: доступно на Amazon

Витамин D

Витамин D может помочь сбалансировать другие гормоны, поэтому доктор Петруччи рекомендует проводить не менее 15 минут в день на солнце или принимать дополнительную добавку, если она не включена в вашу менопаузальную добавку.

Купить сейчас: доступно на Amazon

Витамины группы В

витаминов группы В необходимы для энергии и настроения — «две вещи, с которыми борются многие женщины в период менопаузы», — говорит доктор.Петруччи. Она предлагает комплексную добавку B, которая часто включает витамин B12, метилкобаламин, фолиевую кислоту и 5-метилтетрагидрофолат.

Купить сейчас: доступно на Amazon

Магний

Доктор Петруччи также предлагает магний из-за его способности успокаивать нервную систему. «Во время менопаузы я считаю, что это необходимо для лучшего качества сна», — говорит она.

Коллаген

Когда у вас наступает менопауза, выработка коллагена резко снижается, «потому что эстроген имеет решающее значение для поддержания коллагена.Когда вы теряете эстроген, вы также теряете и коллаген», — говорит доктор Петруччи, у которого есть линия добавок, включающая коллаген. «Добавьте гидролизованный коллагеновый порошок или костный бульон в свой ежедневный рацион, чтобы поддержать здоровье кишечника, кожи и суставов».

Купить сейчас: доступно на Amazon

Соевая добавка

Соя также может быть эффективной при лечении симптомов менопаузы, добавляет доктор Минкин. «Соя содержит слабые растительные эстрогены, известные как изофлавоны», — говорит она, отмечая, что многие онкологи считают, что изофлавоны действуют как блокаторы более сильных эстрогенов.«Действительно, если вы посмотрите на Японию, где люди потребляют больше всего сои в мире, у них также один из самых низких показателей заболеваемости раком молочной железы», — говорит доктор Минкин. Она предлагает продукт под названием Equelle, который производится из сои и может быть полезен для облегчения приливов.

Купить сейчас: доступно на Amazon

Терапия эстрогенами

Как упоминалось ранее, по словам доктора Минкина, терапия эстрогенами является наиболее эффективной терапией при менопаузальных приливах. Тем не менее, это не вариант для некоторых женщин, в том числе тех, у кого в анамнезе был рак молочной железы.

Отдельные витамины и качество жизни женщин в климактерическом периоде

Prz Menopauzalny. 2018 декабрь; 17(4): 175–179.

3 rd Кафедра и кафедра гинекологии Люблинского медицинского университета, Люблин, Польша

Автор, ответственный за переписку. ул. Ячевского, 20-954 Люблин, Польша. e-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 20 декабря 2018 г.; Принято 27 декабря 2018 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4. 0 International (CC BY-NC-SA 4.0), позволяющей третьим лицам копировать и распространять материал на любом носителе или в любом формате, а также переделывать, преобразовывать и строить на основе материала при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и указана ее лицензия.

Abstract

В статье представлены результаты последних исследований взаимосвязи между уровнем отдельных витаминов, их биодоступностью и влиянием на ткани организма и качество жизни у женщин в климактерическом периоде.Также обсуждаются корреляции между концентрацией витаминов и частотой заболеваний, характерных для переходного периода, что влияет на качество жизни.

Ключевые слова: менопауза, витамины, качество жизни

Витамины группы В

Роль соединений из группы витаминов В при менопаузе трудно переоценить. Фолат и витамины B 2 , B 6 и B 12 в их коферментных формах необходимы для одноуглеродного метаболизма, сети реакций, включающих перенос одноуглеродных единиц. Витамины группы В в целом являются кофакторами для ферментов, которые участвуют в метаболических путях выработки энергии для углеводов, жиров и белков. Витамины группы В играют важную роль в поддержании функций нервной системы [1, 2].

Дефицит любого из этих витаминов группы В может нарушить сложную регуляторную сеть, поддерживающую одноуглеродный метаболизм, что приведет к снижению статуса метилирования в соответствующей ткани, гипергомоцистеинемии и патологическому образованию ДНК, что, в свою очередь, может способствовать неблагоприятному здоровью исходы в менопаузе [3, 4].

Несмотря на то, что во многих странах были введены программы обогащения рациона питания, наиболее распространенной причиной дефицита соединений витамина В в период менопаузы по-прежнему является недостаточное потребление. Среди причин недостаточного приема добавок — повышенная потребность во время менопаузы, мальабсорбция, вызванная нарушениями работы кишечника, растущее число заболеваний, требующих применения лекарственных средств, влияющих на метаболизм витамина В, а также злоупотребление алкоголем, что значительно влияет на уровни всех вещества из группы витаминов В [2].

Сердечно-сосудистые заболевания и инсульт, а также снижение когнитивных функций, приводящее к слабоумию или болезни Альцгеймера, являются одними из нескольких последствий недостаточной концентрации витаминов группы В.

Мета-анализ более ранних обсервационных исследований показал, что снижение уровня гомоцистеина за счет приемлемого потребления витамина B снижает риск инсульта на 19-24% [5].

Многочисленные исследования доказали корреляцию между гомоцистеином и низкими концентрациями витамина В как релевантных факторов ослабления когнитивных функций [6] и деменции [7] в менопаузе и далее в пожилом возрасте.А согласно Портеру и др. . [4], имеются явные различия в результатах исследований взаимосвязи уровней фолиевой кислоты, а также витамина В и возникновения когнитивных дисфункций в исследуемых группах больных в зависимости от области исследования. В странах, где обогащение пищевых продуктов не вводилось, доказательства этих взаимосвязей были намного яснее.

Функциональная деменция состоит из многих морфологических изменений в головном мозге. Снижение кровотока в головном мозге, потеря нейронов, наличие телец Леви, более высокая, чем возрастная, атрофия головного мозга, истончение корковых извилин, а также патофизиологические нарушения, такие как повреждение связи между нейронами, — вот некоторые из возможных изменений.

Результаты исследований в группах с более низким исходным уровнем фолиевой кислоты показали корреляцию между фолиевой кислотой при когнитивной дисфункции [8] и снижением когнитивных функций [9]; более того, многочисленные исследования связывают низкую концентрацию витамина B 12 с когнитивной дисфункцией [10] и снижением когнитивных функций [11] в период менопаузы и в пожилом возрасте.

Точно так же снижение уровня витамина B 6 коррелировало с когнитивной дисфункцией и снижением когнитивных функций [12] со сниженным риском болезни Альцгеймера [13].

Роль витамина B 2 , по-видимому, менее важна при когнитивных нарушениях в период менопаузы, а результаты исследований более противоречивы.

Мета-анализ обсервационных исследований подтвердил связь повышенного уровня гомоцистеина с минеральной плотностью костей (МПКТ) [14] и риском переломов в менопаузе [15, 16]. Один метаанализ даже пришел к выводу, что гомоцистеин является независимым фактором риска, связанным с переломами костей [17]. С другой стороны, более низкие концентрации фолиевой кислоты [14], витамина B 12 [18] и витамина B 6 [19, 20] были связаны с низкой МПК.

Язданпанах и др. . [21] показали, что низкое потребление витамина B 2 у женщин в менопаузе было связано с 1,8-кратным увеличением риска остеопоротических переломов и 2,6-кратным увеличением риска переломов при малой чувствительности.

Представляется, что в условиях увеличения частоты заболеваний сосудистой системы, нарушений работы головного мозга и аномального костного метаболизма оценка фолиевой кислоты и витаминов группы В должна быть включена в надлежащее медицинское ведение женщины в климактерическом периоде.

Витамин С

Ким и др. . [22] изучали влияние потребления витамина С на 198 корейских женщин в период менопаузы. В своем перекрестном исследовании они показали, что потребление витамина С с пищей было положительно связано с некоторыми особенностями состояния здоровья костей у участников. МПК измеряли в поясничном отделе позвоночника (L1-4), шейке бедра и бедре в целом с помощью DEXA (двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия). Потребление витамина С с пищей оценивали с помощью полуколичественного вопросника частоты приема пищи.Он был разработан Национальным обследованием здоровья и питания корейского населения в 1998 году для документирования привычек потребления пищи за предыдущий год [23]. Оценка T была получена путем сравнения измеренных значений МПК и среднего значения МПК здоровых молодых женщин [24]. Выявлено, что потребление витамина С с пищей было положительно связано с шейкой бедренной кости и общим показателем T бедра, а показатель T представлял риск остеопоротического перелома в течение следующего 10-летнего периода [25].

Другая группа из Южной Кореи изучала влияние потребления витамина С с пищей на состояние здоровья костей у 1196 женщин в период менопаузы [26]. В отличие от предыдущей исследованной популяции, оценка диеты проводилась с использованием 24-часового воспоминания о диете, а МПК оценивалась с помощью DEXA. Когда исследуемых женщин распределили на три подгруппы в зависимости от их суточного потребления витамина С (тертилей), анализ показал, что их минеральная плотность костной ткани показала влияние дозы в зависимости от потребления витамина С.Авторы попытались найти связь между витамином С и МПК в зависимости от статуса витамина D. Для оценки этой взаимосвязи исследуемые женщины были разделены на две группы в зависимости от их статуса витамина D. В группе с дефицитом витамина D, при концентрации витамина D ниже 50 нмоль/л, МПК положительно коррелировала с потреблением витамина С с пищей. Авторы не наблюдали такого эффекта в группе с концентрацией витамина D выше 50 нмоль/л.

Виджаякумар и др. .[27] в своем проспективном исследовании дополняли рацион 56 женщин в период менопаузы в течение 12-недельного периода витамином С (dd 50 мг) или витамином B 12 (dd 0,5 мг). После лечения они оценивали когнитивные способности исследуемых женщин с помощью мини-теста психического состояния (MMSE) [28] и измеряли уровень β-амилоида 42 в сыворотке крови, который можно рассматривать как биохимический маркер когнитивной функции. Селективные компоненты MMSE, такие как отсроченное вербальное воспоминание, оценки называния и повторения, были значительно улучшены, а концентрация β-амилоида 42 значительно снизилась в группе, получавшей витамин С.Эти изменения не наблюдались в группе, получавшей витамин B 12 . Авторы пришли к выводу, что прием витамина С коррелирует со значительным улучшением когнитивных функций у женщин в менопаузе по сравнению с приемом метилкобаламина.

У женщин в менопаузе наблюдается быстрое снижение диастолической активности левого желудочка, что может отражать сердечную недостаточность, чаще встречающуюся в переходном периоде. Сообщалось о повышенных маркерах активных форм кислорода в поврежденном миокарде человека [29], Ozemek et al .[30] попытались определить, может ли окислительный стресс способствовать снижению диастолической функции левого желудочка у женщин с дефицитом эстрогенов по сравнению с контрольной группой в пременопаузе, что частично связано со снижением биодоступности NO. В своем экспериментальном исследовании они сравнили особенности митрального кровотока и опосредованного кровотоком расширения плечевой артерии, биомаркера биодоступности NO, через 20 минут после острой инфузии физиологического раствора в контрольной группе и витамина С в концентрации 0,06 γ аскорбиновой кислоты/кг жира. свободной массы в исследуемой группе.Они пришли к выводу, что их исследование предоставляет доказательства того, что окислительный стресс способствует снижению диастолической функции ЛЖ у женщин в менопаузе, возможно, за счет снижения доступности NO.

Витамин D

Очень мало исследований изучали связь между уровнем витамина D и качеством жизни. Полиссени и др. . [31] сравнили влияние 1 мг эстрадиола + 0,5 мг норэтиндрона ацетата, 2,5 мг тиболона и добавок кальция и витамина D (контрольная группа) на качество жизни у женщин с симптомами менопаузы.Они обнаружили улучшение общего качества жизни во всех группах. Использование витамина D в контрольной группе повлияло на качество жизни женщин, поскольку витамин D предотвращал остеопороз, сердечно-сосудистые заболевания, диабет, рак, инфекции и нейродегенеративные заболевания, хотя доза, использованная в исследовании, была очень низкой (200 МЕ/день). ). В другом интересном исследовании Чао и др. . [32] подтвердили связь между статусом витамина D и качеством жизни, связанным со здоровьем (HRQOL), среди пожилых людей (женщин и мужчин в возрасте 50 лет и старше).Авторы выявили важность витамина D для HRQOL. Участники этого исследования с более высоким уровнем витамина D в сыворотке значительно реже сообщали о проблемах с подвижностью, обычной деятельностью, депрессии и тревоге. Авторы предположили, что показатели HRQOL значительно увеличиваются при повышении уровня витамина D в сыворотке. Они также доказали, что добавки с витамином D оказывали минимальное влияние на качество жизни при кратковременном использовании. В другом исследовании были сделаны выводы, аналогичные вышеупомянутым.Более низкий уровень витамина D был связан с более низкими показателями качества жизни и самочувствия у пожилых людей. Важно помнить, что большая часть ассоциации может быть статистически объяснена физической работоспособностью, депрессивными симптомами или хроническими заболеваниями участников [33]. Маной и др. . [34] также представили доказательства того, что добавки с витамином D значительно улучшают качество жизни. Они изучили 158 женщин в период менопаузы, получавших 40 000 МЕ витамина D в неделю в течение шести месяцев.Качество жизни оценивали с помощью краткого опроса здоровья, включающего совокупную оценку физического здоровья и совокупную оценку психического здоровья. Полученные результаты свидетельствуют о том, что еженедельный прием 40 000 МЕ витамина D значительно улучшает качество жизни.

С другой стороны, Гримнес и др. . [35] пришли к выводу, что недостаток витамина D не влияет на качество жизни в период менопаузы: у 297 исследованных женщин, получавших в течение 12 месяцев высокие дозы (20 000 МЕ) витамина D два раза в неделю, не было обнаружено никакого эффекта по сравнению с до стандартной дозы (800 МЕ).В другом исследовании 218 женщин с избыточной массой тела в менопаузе были случайным образом распределены по группам: потеря веса в течение 12 месяцев + пероральный прием 2000 МЕ витамина D в день или потеря веса + ежедневный прием плацебо. Результаты показали, что по сравнению с плацебо у женщин, получавших витамин D, не наблюдалось каких-либо значительных изменений в симптомах депрессии, подшкалах HRQOL или общем качестве сна. Удивительно, но женщины, которые восполнили дефицит витамина D (≥ 32 нг/мл), показали даже ухудшение общего качества сна по сравнению с женщинами, у которых уровень витамина D оставался < 32 нг/мл, несмотря на добавки [36].

Несколько исследований изучали связь между приемом добавок витамина D и смертностью в целом. Eaton и др. . [37] выявили отрицательную связь между концентрацией витамина D и смертностью в исследовании Women’s Health Initiative, которая была смодулирована ожирением и другими факторами. Авторы предположили, что особенно важную роль в влиянии низких концентраций витамина D на здоровье может сыграть распределение жира в организме. Данные обсервационных исследований указывают на обратную связь циркулирующего витамина D с риском смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, рака и других причин.Чоудхури и др. . [38] указали, что добавки с витамином D значительно снижают общую смертность среди пожилых людей. Данные 42 рандомизированных клинических испытаний были подвергнуты метаанализу Zheng et al . [39]. Результаты их исследования показали, что добавление витамина D было эффективным в предотвращении общей смертности при длительном лечении, тогда как оно не было значительно эффективным при лечении продолжительностью менее 3 лет (сравните Chao et al ).[32]). Другой метаанализ, проведенный на основе проспективных когортных исследований, выявил нелинейное снижение риска смертности по мере повышения уровня витамина D при оптимальных концентрациях ~75-87,5 нмоль/л. Однако авторы предположили, что необходимы крупные проспективные рандомизированные исследования для изучения роли добавок витамина D в снижении риска смертности среди населения в целом [40].

Витамин Е

Ян и др. . [41] обследовали 2130 шотландских женщин в период менопаузы в ходе Абердинского проспективного исследования остеопороза и обнаружили положительную связь между сывороточным α-токоферолом и МПК шейки бедренной кости.Однако они не обнаружили какой-либо корреляции между состоянием здоровья костей и уровнем пищевых добавок с витамином Е, который оценивался с помощью заполненных опросников частоты приема пищи. Таким образом, они не смогли доказать биологически значимую корреляцию между потреблением гомологов токоферола с пищей и маркерами метаболизма костной ткани или МПК.

Альфа-токоферол (α-TP) и гамма-токоферол (γ-TP), два преобладающих изомера витамина Е, были изучены Hampson et al на предмет корреляции с метаболизмом костной ткани и маркерами жесткости артерий у 278 женщин в менопаузе et al .[42]. Авторы обнаружили значительную отрицательную связь между α-TP и амино-концевым пропептидом проколлагена 1 типа (P1NP). Однако они не обнаружили какой-либо значимой связи между γ-TP или соотношением α-TP/γ-TP с P1NP или С-концевым телопептидом коллагена 1 типа. Более того, исследование показало, что P1NP был значительно ниже у женщин с концентрацией α-TP более 30 мкмоль/л. Скорость пульсовой волны у исследованных женщин в менопаузе также была значимо связана с соотношением α-TP/γ-TP, но не с концентрацией α-TP или γ-TP в сыворотке.Авторы пришли к выводу, что высокие концентрации α-TP в сыворотке могут оказывать негативное влияние на формирование кости, а баланс α-TP и γ-TP может быть важным фактором в поддержании эластичности артерий в менопаузе.

Шен и др. . [43] не обнаружили каких-либо положительных эффектов, зависящих от витамина Е, на качество жизни у женщин в менопаузе, получавших токотриенол в дозах 300 мг/сут и 600 мг/сут, которых сравнивали с контрольной группой. Во время 12-недельного приема добавки женщины не улучшили уровень физической активности, потребление питательных веществ или качество жизни, оцененные с помощью опросника Година по упражнениям в свободное время, опросника Гарварда Уиллетта о частоте приема пищи и краткого опроса здоровья из 36 пунктов исследования медицинских результатов. соответственно.

Факторы окружающей среды, влияющие на качество жизни во время менопаузы, могут неблагоприятно влиять на диету и, как следствие, на прием витаминов. Факторы, которые могут иметь потенциально серьезные последствия, включают рост заболеваемости, проблемы в семейной жизни, изменение аппетита и пищевых привычек.

Опубликованные исследования подтверждают вывод о том, что сбалансированное поступление выбранных витаминов может способствовать улучшению качества жизни женщин в период менопаузы.

Раскрытие информации

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Ссылки

1. Рабочая группа по питанию. О’Коннор Д.Л., Блейк Дж. и др. Канадский консенсус по женскому питанию: подростковый возраст, репродукция, менопауза и далее. J Obstet Gynaecol Can. 2016; 38: 508–554. [PubMed] [Google Scholar]2. Портер К., Хоуи Л., Хьюз С.Ф. и др. Причины, последствия и последствия для общественного здравоохранения низкого статуса витамина B при старении. Питательные вещества. 2016; 8:1–29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3. Браше П., Шансон А., Деминь С. и др. Возрастной дефицит витаминов группы В как детерминанта хронических заболеваний.Nutr Res Rev. 2004; 17: 55–68. [PubMed] [Google Scholar]4. Араужо Дж. Р., Мартель Ф., Борхес Н. и др. Фолаты и старение: роль в легких когнитивных нарушениях, деменции и депрессии. Aging Res Rev. 2015; 22:9–19. [PubMed] [Google Scholar]5. Сотрудничество в исследованиях гомоцистеина Гомоцистеин и риск ишемической болезни сердца и инсульта: метаанализ. ДЖАМА. 2002; 288:2015–2022. [PubMed] [Google Scholar]6. Смит АД. Всемирная проблема слабоумия: роль витаминов группы В и гомоцистеина? Еда Нутр Бык.2008; 29:S143–S172. [PubMed] [Google Scholar]7. Смит Д.А., Рефсум Х. Гомоцистеин, витамины группы В и когнитивные нарушения. Анну Рев Нутр. 2016; 36: 211–239. [PubMed] [Google Scholar]8. Хорват П., Гардинер Дж., Кубинова Р. и соавт. Фолат сыворотки, витамин B-12 и когнитивная функция в среднем и пожилом возрасте: исследование HAPIEE. Опыт Геронтол. 2016;76:33–38. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]9. Браун Б., Хуанг М.Х., Карламангла А. и др. Зависят ли эффекты APOE-epsilon4 на когнитивную функцию и ее снижение от статуса витаминов? Макартурские исследования успешного старения.J Nutr Здоровье Старение. 2011;15:196–201. [PubMed] [Google Scholar] 10. Мурти Д., Петр I, Скотт Т.М. и др. Состояние витаминов B-12 и B-6, но не фолиевой кислоты, гомоцистеина и полиморфизма метилентетрагидрофолатредуктазы C677T связано с нарушением когнитивных функций и депрессией у взрослых. Дж Нутр. 2012; 142:1554–1560. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]11. Моррис М.С., Селхуб Дж., Жак П.Ф. Статус витамина B-12 и фолиевой кислоты в связи со снижением баллов при мини-обследовании психического состояния в исследовании сердца Framingham.J Am Geriatr Soc. 2012;60:1457–1464. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]12. Кадо Д.М., Карламангла А.С., Хуанг М. и др. Гомоцистеин по сравнению с витаминами фолиевой кислотой, B6 и B12 как предикторы когнитивной функции и снижения у пожилых высокофункциональных взрослых: исследования MacArthur успешного старения. Am J Med. 2005; 118: 161–167. [PubMed] [Google Scholar] 13. Corrada MM, Kawas CH, Hallfrisch J, et al. Снижение риска болезни Альцгеймера при высоком потреблении фолиевой кислоты: Балтиморское лонгитюдное исследование старения.Демент Альцгеймера. 2005; 1:11–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]14. Gjesdal CG, Vollset SE, Ueland PM, et al. Уровень общего гомоцистеина в плазме и минеральная плотность костей: исследование хордаландского гомоцистеина. Arch Intern Med. 2006; 166:88–94. [PubMed] [Google Scholar] 15. Эннеман А.В., Сварт К.М., ВанВейнгаарден Дж.П. и др. Связь между гомоцистеином плазмы и параметрами плотности и качества костей у пожилых людей. Кость. 2012;50:S134. [Google Академия] 16. Маклин Р.Р., Жак П.Ф., Селхуб Дж. и др.Гомоцистеин как прогностический фактор перелома шейки бедра у пожилых людей. N Engl J Med. 2004; 350:2042–2049. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ян Дж., Ху С., Чжан Ц. и др. Уровень гомоцистеина и риск переломов: метаанализ и систематический обзор. Кость. 2012;51:376–382. [PubMed] [Google Scholar] 18. Такер К.Л., Ханнан М.Т., Цяо Н. и др. Низкий уровень витамина B12 в плазме связан с более низкой МПК: исследование остеопороза Framingham. Джей Боун Шахтер Рез. 2005; 20: 152–158. [PubMed] [Google Scholar] 19. Дай З., Ван Р., Анг Л.В. и др.Потребление витамина В с пищей и риск перелома шейки бедра: Сингапурское китайское исследование здоровья. Остеопорос Инт. 2013;24:2049–2059. [PubMed] [Google Scholar] 20. Маклин Р.Р., Жак П.Ф., Селхуб Дж. и др. Витамины группы В в плазме, гомоцистеин и их связь с потерей костной массы и переломом шейки бедра у пожилых мужчин и женщин. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93:2206–2212. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]21. Yazdanpanah N, Zillikens MC, Rivadeneira F, et al. Влияние пищевых витаминов группы В на МПК и риск переломов у пожилых мужчин и женщин: Роттердамское исследование.Кость. 2007;41:987–994. [PubMed] [Google Scholar] 22. Ким Д.Е., Чо С.Х., Пак Х.М. и др. Взаимосвязь между минеральной плотностью костей и потреблением с пищей β-каротина, витамина С, цинка и овощей у корейских женщин в постменопаузе: перекрестное исследование. J Int Med Res. 2016;44:1103–1114. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]23. Ан И., Ли Дж. Э., Пайк Х.И. и др. Разработка полуколичественного вопросника частоты приема пищи на основе данных о питании из Корейского национального исследования здоровья и питания.Nutr Sci. 2003; 6: 173–184. [Google Академия] 24. Оценка Всемирной организацией здравоохранения риска переломов и ее применение для скрининга постменопаузального остеопороза. Отчет Исследовательской группы ВОЗ. Представитель World Health Organ Tech Rep. 1994; 843:1–129. [PubMed] [Google Scholar] 25. Бадурски Ю.Э., Добренько А., Новак Н.А. и соавт. Калькулятор RB-10, czyli: Обобщение индивидуального, безвзглядного, 10-летнего риска остеопоротического поражения. http://www.pfo.com.pl/KalkulatorPL.html.26. Ким Ю.А., Ким К.М., Лим С. и др.Благоприятное влияние диетического витамина С на минеральную плотность костей у женщин в постменопаузе (KNHANES IV, 2009): расхождения в отношении участков скелета, возраста и статуса витамина D. Остеопорос Инт. 2015;26:2329–2337. [PubMed] [Google Scholar] 27. Виджаякумар ТМ, Павитра К., Мутунараянан Л. Сравнительная оценка воздействия метилкобаламина и аскорбиновой кислоты на когнитивную функцию у женщин в постменопаузе — рандомизированное двойное слепое исследование. Contemp Clin Trials Comm. 2017; 8: 175–180. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]28.Фолштейн М.Ф., Фолштейн С.Е., МакХью П.Р. «Минипсихическое состояние». Практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для клинициста. J Psychiatri Res. 1975; 12: 189–198. [PubMed] [Google Scholar] 30. Оземек С., Хилдрет К.Л., Гроувс Д.В. и соавт. Острая инфузия аскорбиновой кислоты увеличивает диастолическую функцию левого желудочка у женщин в постменопаузе. Зрелые. 2016;92:154–161. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]31. Полиссени А.Ф., Андраде А.Т., Рибейро Л.С. и соавт. Влияние непрерывного комбинированного режима гормональной терапии с низкими дозами (эстрадиол и ацетат норэтиндрона) и тиболона на качество жизни у симптоматических женщин в постменопаузе: двойное слепое рандомизированное исследование.Зрелые. 2013;74:172–178. [PubMed] [Google Scholar] 32. Чао Ю.С., Эквару Дж.П., Охинмаа А. и др. Витамин D и качество жизни, связанное со здоровьем, в выборке пожилых канадцев. Качество жизни Res. 2014;23:2569–2575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]33. Рафик Р., Сварт К.М., ван Шур Н.М. и др. Связь концентрации 25-гидроксивитамина D в сыворотке с качеством жизни и самооценкой здоровья у пожилых людей. J Clin Endocrinol Metab. 2014;99:3136–3143. [PubMed] [Google Scholar] 34.Маной П., Юктанандана П., Танавали А. и др. Добавка витамина D улучшает качество жизни и физическую работоспособность у пациентов с остеоартритом. Питательные вещества. 2017;9:799. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]35. Гримнес Г., Эмаус Н., Кэшман К.Д. и др. Влияние высоких доз витамина D на мышечную функцию и качество жизни у женщин в постменопаузе — рандомизированное контролируемое исследование. Клин Эндокринол. 2017;87:20–28. [PubMed] [Google Scholar] 36. Мейсон С., де Дьё Тапсоба Дж., Дагган С. и др.Восполнение запасов витамина D связано с ухудшением качества сна у женщин в постменопаузе. Пред. мед. 2016;93:166–170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37. Eaton CB, Young A, Allison MA, et al. Предполагаемая связь концентрации витамина D со смертностью у женщин в постменопаузе: результаты Инициативы по охране здоровья женщин (WHI) Am J Clin Nutr. 2011;94:1471–1478. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Чоудхури Р., Кунуцор С., Витезова А. и др. Витамин D и риск смерти от конкретной причины: систематический обзор и метаанализ обсервационных когортных и рандомизированных интервенционных исследований.БМЖ. 2014;348:g1903. doi: 10.1136/bmj.g1903. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]39. Чжэн И, Чжу Дж, Чжоу М и др. Мета-анализ долгосрочного приема добавок витамина D на общую смертность. ПЛОС Один. 2013;8:e82109. doi: 10.1371/journal.pone.0082109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]40. Зиттерманн А., Прокоп С. Роль витамина D в сердечно-сосудистых заболеваниях и общей смертности. Adv Exp Med Biol. 2014; 810:106–119. [PubMed] [Google Scholar]41. Ян Т.С., Дати Г.Г., Окотт Л.С. и др.Гомологи витамина Е α- и γ-токоферол не связаны с маркерами обмена костной ткани или минеральной плотностью костей у женщин в перименопаузе и постменопаузе. Остеопорос Инт. 2016;27:2281–2290. [PubMed] [Google Scholar]42. Хэмпсон Г., Эдвардс С., Санкаралингам А. и др. Циркулирующие концентрации изомеров витамина Е: связь с обменом костей и жесткостью артерий у женщин в постменопаузе. Кость. 2015; 81: 407–412. [PubMed] [Google Scholar]43. Shen C-L, Wang S, Yang S, et al. 12-недельная оценка добавок аннатотокотриенола для женщин в постменопаузе: безопасность, качество жизни, состав тела, физическая активность и потребление питательных веществ.BMC Комплемент Altern Med. 2018;18:198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Давайте поговорим о менопаузе (и питательных веществах, на которых следует сосредоточиться после 50 лет)

Но с нашей точки зрения, лучший способ поговорить об этом — начать с восьми питательных веществ, которые мы думаем вы должны искать в поливитаминах 50+:

Омега-3: Жирные кислоты Омега-3 играют важную роль для здоровья и часто потребляются в недостаточном количестве. Одной из этих ключевых омега-3 является ДГК, которая является преобладающей жирной кислотой, содержащейся в нашем мозгу.Но DHA также выполняет несколько задач одновременно — помимо поддержки здоровья мозга, она также поддерживает здоровье сердца и зрение. ДГК чаще всего содержится в рыбе, но дело в том, что рыбы на самом деле накапливают омега-3 из микроводорослей. Это означает, что исходный источник омега-3 подходит для веганов, поэтому мы отказались от посредников (например, рыбы) и получили ДГК в наших поливитаминах из микроводорослей.*

Витамин K2: Возможно, вы знаете или не знаете, что эстроген на самом деле играет ключевую роль в здоровье костей: в основном, он помогает нашим костям усваивать весь кальций, который мы получаем с пищей.Хотя по-прежнему важно убедиться, что вы потребляете кальций с пищей, добавление большего количества кальция вдобавок к этому не обязательно является ответом. Вот тут-то и появляются вспомогательные питательные вещества кальция, и K2 является одним из них: он работает с белком под названием остеокальцин, помогая поддерживать здоровье костей и реминерализацию.*

Магний: Познакомьтесь с еще одним вспомогательным питательным веществом, содержащим кальций. Более 50% женщин старше 50 лет не получают рекомендуемого количества магния, что очень обидно, поскольку он играет ключевую роль в поддержании и развитии костей.Кроме того, магний помогает делению клеток и нормальной работе мышц.*

Бор: Этот невоспетый герой — еще один помощник кальция, работающий над поддержанием здоровья костей.*

Витамин D3: Послушайте — 97% женщин старше 50 лет не получают достаточного количества витамина D только за счет питания. (Это сложно, поскольку такие источники витамина D, как жирная рыба, яйца и молоко, не всегда надежны, особенно если вы придерживаетесь растительной или в основном вегетарианской диеты.) вы проводите время на улице, солнце тоже не всегда лучший ресурс D.Но мы не можем переоценить важность витамина D — это еще один ключевой игрок в усвоении кальция, а также поддерживает нормальную иммунную функцию и нормальную работу мышц. Вот почему мы включаем 50 мкг на порцию D3 в наш новый Essential for Women 50+.*

Витамин Е: В качестве антиоксиданта витамин Е поддерживает борьбу со свободными радикалами. Это означает, что E — это тот тип защиты, который вам нужен в вашей команде, поэтому не идеально, что более 90% женщин старше 50 лет имеют низкий уровень этого питательного вещества.Наш совет: выбирайте поливитамины с витамином Е, полученные из смеси токоферолов.*

Витамин B12: Поскольку B12 в основном содержится в мясе, молочных продуктах и ​​яйцах, веганам и вегетарианцам может быть трудно получить необходимые им уровни, что не очень хорошо, учитывая, что B12 необходим для множества различных функции в организме. Чтобы назвать несколько, B12 поддерживает здоровье мозга, обмен веществ, образование эритроцитов и нормальное деление клеток. Вот почему мы считаем, что добавка B12 — это хорошая идея.*

Фолат: Да, фолиевая кислота, а не фолиевая кислота. Хотя это две разные версии одного и того же витамина B, фолиевая кислота представляет собой синтетическую форму, которую некоторым из нас может быть сложнее усвоить. (Факт: около трети женщин имеют генетические вариации, которые затрудняют эффективное использование фолиевой кислоты.) А поскольку фолиевая кислота также поддерживает здоровье наших эритроцитов, синтез мышечного белка в нашем организме и нейротрансмиттеры в нашем мозгу, это хорошо. найти форму, которую может использовать большинство из нас.Вот почему в наших поливитаминах мы используем версию под названием 5MTHF — более биодоступную форму фолиевой кислоты.*

Лучшие натуральные добавки и витамины для менопаузы

Отзыв доктора Шэрон Стиллз, NMD

Менопауза — это естественная часть жизни женщины, но она все же может преподнести некоторые неприятные сюрпризы — в виде симптомов, варьирующихся от приливов, низкого либидо и сухости влагалища до увеличения веса, тумана в голове и перепадов настроения.

Для многих женщин переход от перименопаузы к менопаузе — это не прогулка в парке, особенно когда симптомы тяжелые или проявляются сразу.Но во всем этом есть и кое-что хорошее, а именно то, что природа дает широкий спектр витаминов, питательных веществ, лекарственных растений и трав, которые помогают значительно облегчить симптомы менопаузы.

«Естественный подход» к облегчению симптомов менопаузы работает совершенно иначе, чем многие традиционные медицинские решения, такие как заместительная терапия синтетическими гормонами и синтетические лекарства. Поскольку витамины и травы работают с вашим телом, чтобы сбалансировать ваши гормоны и поддержать ваше общее состояние здоровья, натуральные добавки для перименопаузы и менопаузы могут фактически предотвратить или уменьшить тяжесть почти всех ваших симптомов, а не просто временно их замаскировать.

Натуральные добавки и витамины для менопаузы

По нашему опыту, женщины часто не подозревают о том, что витамины, растения и растительные лекарственные средства обладают способностью предотвращать симптомы. Во многих случаях их сила обусловлена ​​адаптогенным действием. Некоторые растения и травы могут адаптироваться к потребностям вашего тела, потому что они имеют общие молекулярные особенности с вашими собственными гормонами. Это может стимулировать выработку гормонов, замедлять ее или даже имитировать ваши собственные гормоны в зависимости от уникальных потребностей вашего организма.

Вот список лучших трав и добавок для облегчения симптомов менопаузы, а также доказательства их эффективности и соответствующая информация о безопасности.

Черный кохош

Циполистник — это растение, произрастающее в Северной Америке, которое веками использовалось в качестве традиционного средства от симптомов менопаузы и других проблем с гормональным здоровьем у женщин. Трава была изучена, и количество исследований, подтверждающих, что цимицифуга помогает уменьшить симптомы менопаузы, в том числе ночные поты и приливы, растет.Трава также может помочь при менопаузальной депрессии и плохом настроении, повышая уровень серотонина. Траву можно принимать отдельно или как часть формулы из нескольких трав. При более высоких дозах побочные эффекты могут включать головные боли и проблемы с желудочно-кишечным трактом.

Омега 3с

Новое исследование показывает, что жирные кислоты Омега-3 помогают облегчить психологические расстройства и депрессивные симптомы, от которых часто страдают женщины в период менопаузы и перименопаузы. Прием высококачественной добавки омега-3 также помогает уменьшить боль в суставах и защитить здоровье сердца и костей у женщин.

Магний

Магний облегчает тревогу и нарушения сна, связанные с гормональным дисбалансом в перименопаузе и менопаузе. Магний также помогает улучшить здоровье сердца и снизить кровяное давление, бороться с остеопорозом и, особенно если вы принимаете цитрат магния, помогает при запорах. Большинство женщин не получают достаточного количества магния в своем рационе, поэтому прием добавок магния часто является ключевым для облегчения симптомов.

Кора магнолии

Кора магнолии — это мощная добавка для лечения менопаузы, приготовленная из коры, листьев и цветков магнолии хоупо.Кора магнолии, используемая на протяжении тысячелетий в традиционной китайской медицине, показала, что кора магнолии эффективна при приливах, бессоннице, беспокойстве, депрессии, раздражительности, сухости влагалища и потере либидо во время менопаузы.

Красный клевер

Красный клевер — это натуральный заменитель гормонов, который действует в организме как слабые эстрогены. Поскольку они дополняют ваши собственные, более мощные эстрогены, они могут помочь выровнять неустойчивые уровни как высоких, так и низких уровней эстрогена.Согласно исследованию, опубликованному в Obstetrics and Gynecology International , красный клевер также помогает при других симптомах, связанных с менопаузой, таких как низкое либидо, беспокойство/депрессия, проблемы со сном и усталость. И есть еще одна хорошая научная новость: соединения красного клевера облегчают ПМС и улучшают здоровье женского сердца, а также внешний вид кожи и волос с возрастом.

Дикий ямс

Экстракт дикого ямса естественно богат диосгенином, растительным соединением, структурно биоидентичным прогестерону, обнаруженному в организме.Приведение уровня прогестерона в норму поможет компенсировать доминирование эстрогена и связанные с ним симптомы, включая приливы и низкое либидо. Экстракт дикого ямса может быть особенно полезен при выпадении волос в перименопаузе и менопаузе.

Ягода витекса

Ягода витекса ( Vitex agnus-castus ) помогает восстановить естественную овуляцию и выработку прогестерона до тех пор, пока ваше тело, наконец, не будет готово полностью прекратить цикл. Если вы испытываете спазмы, болезненность молочных желез, тягу к еде и вздутие живота, это часто указывает на то, что уровень прогестерона падает, а уровень эстрогена остается высоким.Поскольку ягоды чеканки помогают мягко повысить уровень прогестерона, они могут восстановить баланс этих гормонов и уменьшить симптомы.

Ашвагандха

Гормональные изменения в период менопаузы могут сделать любой стресс, который у вас есть, намного сильнее, усугубляя физическое воздействие стресса на ваше тело. Внезапно у вас меньше энергии, больше беспокойства, перепадов настроения и, возможно, даже депрессии.

Ашваганда — одна из лучших трав от стресса и беспокойства в период менопаузы.Эта трава является адаптогеном — еще одним «нормализатором», что делает ее отличным тоником для надпочечников. Ашваганда также может повысить вялость щитовидной железы, противодействует депрессии и улучшает работу мозга, особенно при проблемах с памятью из-за стресса.

Пассифлора

Используемый традиционными культурами для лечения таких симптомов, как раздражительность, беспокойство и бессонница, пассифлора содержит природные ингибиторы монаминоксидазы (ИМАО), которые, как известно, обладают антидепрессантными и успокаивающими свойствами.Пассифлора также помогает увеличить уровень гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), химического вещества в мозге, которое вызывает расслабление и снижает беспокойство. Исследование под названием «Страстоцвет в лечении генерализованной тревожности: пилотное двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование с оксазепамом», опубликованное в «Журнале клинической фармации и терапии» за октябрь 2001 г., показало, что пассифлора так же эффективна, как оксазепам, при лечении генерализованного тревожного расстройства. и было меньше побочных эффектов.

Травяной эквилибриум

Наша эксклюзивная мультитравяная формула помогает активно сбалансировать все три проблемных гормона — эстроген, прогестерон и тестостерон — для полного облегчения симптомов.Разработанный врачами, Herbal Equilibrium содержит запатентованную смесь пассифлоры, витекса, дикого ямса и ашваганды для эффективной адаптогенной поддержки. Кроме того, Herbal Equilibrium содержит цимицифугу, красный клевер, кудзу, три травы, которые образуют мощный и синергетический изофлавон-гликозидный комплекс, уменьшающий симптомы, связанные с дефицитом эстрогена, такие как приливы и ночная потливость.

Комбо для похудения во время менопаузы

Во время перименопаузы и менопаузы женщины, как правило, набирают больше жира в средней части тела, и им труднее сбросить вес.Это происходит из-за гормональных колебаний, которые 1. увеличивают отложение жира в области живота и 2. замедляют обмен веществ. Из-за этой двойной проблемы ваши старые диетические приемы не работают. Пока вы не устраните основной гормональный дисбаланс, лишние килограммы останутся. Вот почему мы объединили Herbal Equilibrium для облегчения симптомов менопаузы и гормонального баланса и M-Boost, нашу метаболическую формулу для снижения веса, тяги и поддержки метаболизма, в простой для приема комплекс для похудения в период менопаузы.Набор веса в перименопаузе и менопаузе отличается, и наша поддержка дает вам инструмент, чтобы наконец сбросить этот упрямый вес.

Получите максимальную отдачу от пищевых добавок 

Травы и другие натуральные добавки работают лучше всего, если вы принимаете их регулярно в течение длительного времени. Большинство трав работают, питая и восстанавливая, что означает, что им нужно некоторое время, чтобы сотворить свое волшебство.

Также имейте в виду, что добавки наиболее эффективны, когда они сопровождаются другими положительными образами жизни.Поэтому, пожалуйста, позаботьтесь о своем здоровье и другими способами, особенно о здоровом питании, о том, как ложиться спать в приличное время, и об управлении уровнем стресса любыми способами, которые лучше всего подходят для вас — во время менопаузы и после нее.

Опубликовано: 7 июля 2021 г.

ВЕРНУТЬСЯ НА ВЕРХ

Потребление витамина А и переломы бедра у женщин в постменопаузе | Ортопедия | ДЖАМА

Контекст  Прием внутрь токсичных количеств витамина А влияет на ремоделирование кости и может оказывать неблагоприятное воздействие на скелет животных.Возможность была поднята что долгосрочное потребление большого количества витамина А может способствовать риску переломов у люди.

Цель  Оценить взаимосвязь между высоким потреблением витамина А с пищей добавки и риск перелома шейки бедра у женщин в постменопаузе.

Дизайн  Проспективный анализ, начатый в 1980 г., с последующим 18-летним наблюдением в течение Исследование здоровья медсестер.

Настройка  Всеобщее сообщество дипломированных медсестер в 11 штатах США.

Участники Всего 72 337 женщин в постменопаузе в возрасте от 34 до 77 лет.

Показатели основных результатов  Проанализированные переломы бедра в результате легкой или средней травмы по квинтилям потребления витамина А и использования поливитаминов и витамина А добавки, оцененные на исходном уровне и обновленные во время последующего наблюдения.

Результаты  С 1980 по 1998 год 603 случая перелома бедра в результате низких или выявлены травмы средней степени тяжести.После учета искажающих факторов, женщины в самом высоком квинтиле общего потребления витамина А (≥3000 мкг/сутки). эквивалентов ретинола [RE]) имели значительно повышенный относительный риск (RR) перелома шейки бедра (ОР, 1,48; 95% доверительный интервал [ДИ], 1,05-2,07; P для тренда = 0,003) по сравнению с женщинами в самом низком квинтиле поступления (<1250 мкг/сут RE). Этот повышенный риск был связан в первую очередь к ретинолу (ОР, 1,89; 95% ДИ, 1,33-2,68; P для тренда <.001, сравнивая ≥2000 мкг/сутки с <500 мкг/сутки). То связь высокого потребления ретинола с переломом бедра была ослаблена среди женщины, принимающие постменопаузальные эстрогены. Бета-каротин не вносил значительного вклада к риску переломов (ОР, 1,22; 95% ДИ, 0,90-1,66; P для тренда = 0,10 при сравнении ≥6300 мкг/сутки с <2550 мкг/сутки). Женщины в настоящее время принимая конкретную добавку витамина А, имел незначительные 40% повышенный риск перелома шейки бедра (ОР 1,40; 95% ДИ 0,99–1,99) по сравнению с те, кто не принимает эту добавку, и среди женщин, не принимающих добавки витамин А, ретинол из пищи был значительно связан с риском переломов (РР, 1.69; 95% ДИ, 1,05-2,74; P для тренда = 0,05 при сравнении ≥1000 мкг/сут против <400 мкг/сут).

Выводы  Длительный прием пищи с высоким содержанием ретинола может способствовать развитию остеопоротических переломов шейки бедра у женщин. Количество ретинола в обогащенных может потребоваться переоценка пищевых продуктов и витаминных добавок.

Давно известно, что употребление токсичных количеств витамина А неблагоприятные скелетные эффекты. 1 ,2 В животные, ретиноевая кислота подавляет активность остеобластов, 3 стимулирует образование остеокластов, 4 и противодействует способность витамина D поддерживать нормальный уровень кальция в сыворотке крови, 5 , все из которых могут способствовать ускорению роста костей рассасывание и переломы наблюдаются при гипервитаминозе А. 6 У людей длительное употребление большого количества витамина А может привести к гиперкальциемии. и аномалии костей. 7 Кроме того, нижний костная масса 8 и снижение биохимических маркеров для обновления костной ткани 9 наблюдались у пациентов лечение ретиноидами при кожных заболеваниях.

Эти задокументированные воздействия на кости в результате острого токсического воздействия или хронического потребление высоких доз витамина А привело к предположению, что длительное потребление диеты с высоким содержанием витамина А могут способствовать остеопорозу и переломам бедра.В Швеции, где потребление витамина А и частота переломов шейки бедра высоки, Melhus et al. 10 сообщили о снижении минеральной плотности бедренной кости и удвоение риска перелома шейки бедра среди женщины, потребляющие более 1500 мкг ретинола в день, по сравнению с женщинами, которые потребляется менее 500 мкг/сутки. Однако, в отличие от этих выводов, не было никаких доказательств того, что потребление витамина А было связано с лучевой костью потери среди женщин в постменопаузе, принимающих кальциевые добавки в течение 4 лет испытание, 11 и ни уровень ретинола в сыворотке, ни использование добавки витамина А было связано либо с массой лучевой кости, либо с переломом история среди выборки женщин в постменопаузе в Айове. 12

Для дальнейшего изучения этого вопроса мы провели 18-летний проспективный анализ потребления витамина А и переломов бедра у женщин в постменопаузе в исследовании здоровья медсестер. Мы ожидали повышенный риск перелома шейки бедра. среди женщин с самым высоким потреблением ретинола из пищевых продуктов или добавок, но не было значительного увеличения при более высоком потреблении каротиноидов по сравнению с длительным добавление бета-каротина не увеличивает концентрации ретинола в сыворотке. 13

Исследование здоровья медсестер (NHS) началось в 1976 году, когда 121 700 женщин зарегистрированные медсестры в возрасте от 30 до 55 лет, проживающие в 1 из 11 штатов США, ответили на первоначальную отправленную анкету. История болезни и информация о поведение и образ жизни были собраны в то время. Последующее наблюдение Анкеты рассылаются каждые 2 года для обновления данных, сбора информации на новые факторы риска, представляющие интерес, и выявлять инцидентные заболевания.Диетические данные были впервые собраны в 1980 г. По крайней мере, 90% когорты ответили на каждый 2-летний цикл наблюдения. Смерти подтверждаются Национальной службой смерти. Показатель. Примерно 98% когорты белые.

Только женщины в постменопаузе (через естественную или хирургическую менопаузу), которые ответили в опросник по питанию в 1980 г. были включены в этот анализ. Женщины вошли в анализ в 1980 году или в последующем цикле, в котором они впервые сообщили в постменопаузе.Мы исключили женщин на исходном уровне с предыдущим переломом шейки бедра. или диагноз рака, болезни сердца, инсульта или остеопороза, потому что эти условия могли вызвать изменение привычных пищевых привычек. В общей сложности В этом анализе приняли участие 72 337 женщин в возрасте от 34 до 77 лет.

В вопроснике 1982 г. участников просили сообщить обо всех предыдущих переломы шейки бедра вместе с обстоятельствами и датой перелома.Инцидент о переломах также сообщалось в последующих анкетах. Только переломы из-за легкой или средней травмы (например, спотыкание, поскальзывание, падение с высоты стула) считались случаями для данного исследования. Около 15% зарегистрированных переломы шейки бедра произошли в результате тяжелых травм (например, дорожно-транспортных происшествий, катание на лыжах, верховая езда) и поэтому были исключены. Мы ожидали высокого степень точности самосообщения о переломах шейки бедра в когорте зарегистрированных медсестры.Действительно, в небольшом проверочном исследовании 30 зарегистрированных переломов бедра медицинские записи подтвердили все сообщения. 14

Потребление пищи оценивали в 1980, 1984, 1986, 1990 и 1994 гг. полуколичественный опросник частоты приема пищи (FFQ), который состоял из список продуктов с выбором из 9 ответов от «никогда» до «6 или более раз в день» для сообщения о частоте потребления указанного стандартный размер порции.Список продуктов FFQ начался с 61 позиции в 1980 году и расширился. до 116 наименований в 1984 г. и более 130 на более поздних FFQ. Питательный содержание пищевых продуктов было получено в основном из Министерства сельского хозяйства США. источников и дополнены данными производителей продуктов питания и опубликованными исследованиями. Содержание каротиноидов было получено от Министерства сельского хозяйства США и База данных Национального института рака. 15 ,16 Использование фирменных поливитаминов и отдельных витаминных или минеральных добавок также сообщалось и добавлялось к общему потреблению питательных веществ (оценка бета каротиновые добавки не использовались до 1984 года, когда они менее 1% когорты).FFQ также запросил спецификацию тип жира или масла и марка маргарина, используемых в кулинарии и выпечке, и эта информация использовалась для расчета питательных веществ в жареных и запеченных продуктах.

Данные о воздействии были получены для общего содержания витамина А, ретинола и провитамина. Каротиноиды, включая бета-каротин, альфа-каротин и бета-криптоксантин. Все показатели были скорректированы с учетом общего потребления энергии с использованием регрессионного анализа. 17 В этих анализах витамин А, ретинол и каротиноид потребление было кумулятивно обновлено во время последующего наблюдения.То есть в начале каждого 2-летнего цикла наблюдения потребление нутриентов рассчитывали как среднее значение всех зарегистрированных поступлений к этому времени. Например, в начале анализа 1980 г. потребление витамина А было просто значением из FFQ 1980 г.; в 2-летнем цикле, начинающемся в 1994 г., потребление витамина А рассчитывалось как среднее значение значений FFQ 1980, 1984, 1986, 1990 и 1994 годов.

Статистические модели также включали следующие диетические переменные, которые являются потенциальными факторами связи между витамином А и переломами бедра: кальций, витамин D, витамин K, белок, алкоголь и кофеин.Как было сделано для показателей витамина А и каротиноидов ковариантное потребление питательных веществ которые коррелируют с общим потреблением энергии (все, кроме алкоголя и кофеина) были скорректированы на общую энергию, и все они были кумулятивно обновлены во время последующего наблюдения.

Оценки продуктов питания и питательных веществ из FFQ были подтверждены в несколько подисследований в когорте NHS. В сравнении с FFQ 1986 г. с двумя однонедельными рекордами диеты среди 191 женщины, коэффициенты корреляции были 0.79 для общего витамина А только из пищи и 0,59 для ретинола только из пищи. 18 В другом подисследовании, 19 корреляция между потреблением бета-каротина в 1986 FFQ и плазмой уровень бета-каротина среди 186 женщин составил 0,31 ( P <0,05).

Статус курения, количество выкуриваемых сигарет в день, употребление в постменопаузе гормоны и масса тела были запрошены во всех двухгодичных вопросниках. Тело индекс массы рассчитывался в каждом 2-летнем цикле от текущего веса и высота указана в анкете 1976 года.Количество часов физ. активности в неделю, проведенной в свободное время, сообщалось в 1980, 1982, 1986, 1988, 1992, 1994 и 1996 гг., и значения были кумулятивно обновлены в анализ. Применение тиазидных диуретиков оценивали в 1980, 1982, 1988, 1994 гг. и 1996.

Человеко-время было начислено каждому участнику с даты возвращения анкета 1980 года или анкета, по которой она впервые сообщила, что в постменопаузе до перелома бедра, смерти или окончания повторный осмотр 1 июня 1998 г.72 337 женщин в этом анализе внесли свой вклад всего 860 355 человеко-лет. Для анализов витамина А, ретинола, и бета-каротин только из пищевых источников, женщины были исключены, когда они сообщили прием поливитаминов или специальных добавок с витамином А или бета-каротином. Эти анализы включали 34 386 женщин и 313 138 человеко-лет. Текущий экспозиция и ковариативная информация использовались для распределения человеко-времени на соответствующую категорию для каждой переменной в начале каждого 2-летнего наблюдения цикл.В основном анализе женщины были разделены на квинтили витаминов. A, потребление ретинола и каротиноидов, а также скорректированные по возрасту показатели заболеваемости были рассчитывается для каждого квинтиля. Относительные риски (ОР) были затем рассчитаны как отношение риска в каждом квинтиле по сравнению с риском в первом, или референт, квинтиль. Мы использовали модели пропорциональных рисков для расчета многомерных RR, одновременно корректируя потенциальные смешанные переменные. К изучить линейный тренд, переменные воздействия витамина А, ретинола и каротиноидов вводились в модели как непрерывные величины.Все анализы сданы с использованием SAS версии 6.12 (SAS Institute Inc, Кэри, Северная Каролина).

Таблица 1 описывает изменения в потреблении витамина А, ретинола и бета-каротина, а также в структуре потребления пищевых добавок и продуктов, которые были основными источниками потребления витамина А в когорте NHS во время последующего наблюдения. В период с 1980 по 1994 год средний уровень общего ретинола потребление снизилось с 1378 до 1114 мкг/сутки, а среднее значение общего бета-каротина потребление увеличилось с 4278 до 5908 мкг/сутки.Мультивитамины были основными вносят вклад в общий ретинол (35-43% от потребления), а морковь вносит свой вклад наибольшее потребление бета-каротина (30%-41% потребления). печень была основным пищевым источником ретинола, хотя его вклад снизился между 1980 и 1994 гг., в то время как доля молока и сухих завтраков увеличилась.

В 1994 г. среднее потребление ретинола, ограниченное источниками пищи, составляло 546 мкг/сутки. аналогично 527 мкг/сутки, зарегистрированным для женщин в возрасте от 51 до 70 лет в 1988–1994 годы Третье национальное обследование состояния здоровья и питания (NHANES III). 20 Потребление бета-каротина с пищей в когорте NHS оставался довольно стабильным во время последующего наблюдения на уровне около 4500 мкг/сутки, что намного выше чем среднее потребление 2665 мкг/день, указанное в отчете NHANES III.

В 1980 г. 34% когорты использовали поливитамины

; это увеличило до 53% к 1996 г. Использование добавок с витамином А оставалось на уровне от 3% до 5% в течение последующий период. Не более 3% когорты принимали добавки с бета-каротином. в период с 1984 по 1992 год. В 1994 году этот показатель увеличился до 10%.

Недавно была установлена ​​рекомендуемая диетическая норма витамина А. 700 мкг/сутки для женщин с допустимым верхним пределом 3000 мкг/сутки. 20 Во время последующего наблюдения около 14% женщин NHS принимали ниже рекомендуемой диетической нормы, в то время как 21% потребляли больше, чем допустимо верхний предел.

В таблице 2 приведены стандартизированные по возрасту характеристика исследуемой популяции по квинтилям потребления витамина А. Женщины с более высоким потреблением витамина А, будь то только из пищи или из пищи плюс добавки, реже курили и были более физически активными.Те те, кто потреблял больше витамина А с пищей, имели диеты с более высоким содержанием кальция, белка, витамина D и витамина К и несколько ниже в алкоголе. Они также были более вероятно, принимать поливитамины, витамин А или добавки с бета-каротином. В самый высокий квинтиль потребления витамина А из пищи плюс добавки, 67% женщины принимали поливитамины, по сравнению с 17% в самых низких квинтиль.

Среди женщин в постменопаузе в исследуемой популяции с 1980 по 1998 г. выявлено 603 случая нетравматических переломов бедра.Средний возраст на момент перелома было 64 года.

Взаимосвязь между переломами шейки бедра и кумулятивно обновленным потреблением витамина А, ретинола и бета-каротина показаны в таблице 3. Из-за более низкой распространенности других факторов риска среди женщины с более высоким потреблением витамина А, связь между витамином А и риском перелома шейки бедра были значительно сильнее после контроля за ними в многомерные анализы. Для женщин с самым высоким квинтилем потребления витамина А от пищевых продуктов плюс добавки по сравнению с теми, кто находится в самом низком квинтиле, многофакторный ОР перелома шейки бедра составил 1.48 (95% доверительный интервал [ДИ], 1,05-2,07) и линейный тренд был значительным ( P = 0,003). Для ретинола из пищи плюс добавки увеличение риска было еще больше. (RR, 1,89; 95% ДИ, 1,33-2,68; P для тренда <0,001). Для бета-каротина мы наблюдали лишь слабое и незначительное увеличение риск перелома бедра (ОР, 1,22; 95% ДИ, 0,90-1,66; P для тренда = 0,10). Чтобы сравнить наши результаты с результатами Melhus et al., 10 , мы повторно проанализировали наши данные, сравнивая женщин с ретинолом. потребление более 1500 мкг/сут, при этом женщины потребляют менее 500 мкг/сут.Мы нашли ОР 1,64 (95% ДИ, 1,14-2,35) в категории с высоким потреблением, аналогичный с отношением шансов 1,54 (95% ДИ, 1,06–2,24), о котором сообщили Melhus et al. их модель, которая, как и наша, контролировала потребление кальция.

Для оценки риска переломов только от пищевых источников мы исключили женщин от дальнейшего наблюдения, когда они сообщили о приеме поливитаминов или определенного добавки с витамином А или бета-каротином. Однако эти поступления с пищей включают обогащение витамином А молока, маргарина и сухих завтраков.Относительные риски были повышены в самых высоких квинтилях потребления витамина А. из пищи (RR, 1,82; 95% ДИ, 0,97-3,40; P для тренда = 0,24) и ретинол из пищи (RR, 1,69; 95% ДИ, 1,05-2,74; P для тренда = 0,05), аналогичные результатам, которые мы наблюдали для потребления из продуктов питания плюс добавки, несмотря на то, что точки отсечки для самых высоких квинтили в анализе пищевых продуктов были ниже, чем те, которые использовались в анализах которые включали добавки. Бета-каротин из пищи показал слабую и незначительную положительная связь с риском переломов.Хотя бета-каротин является основным пищевой каротиноид с активностью провитамина А, мы исследовали потребление альфа- каротин и бета-криптоксантин и не обнаружили заметного увеличения риска перелома шейки бедра при более высоком потреблении любого из этих каротиноидов (данные доступны по запросу авторов).

Потребление печени и моркови, основных пищевых источников ретинола и бета-каротина, соответственно, в этой популяции подтвердили результаты мы наблюдали в анализах питательных веществ.Женщины, которые употребляли печень 1 или более раз в неделю имел повышенный, хотя и незначительный ОР 1,69 (95% ДИ, 0,95-3,04). для перелома бедра по сравнению с женщинами, которые никогда не употребляли печень. Для женщин, которые потребляли морковь 1 или более раз в день по сравнению с менее чем один раз в день. неделе, ОР составил 1,05 (95% ДИ, 0,61-1,82).

Использование потребления в качестве непрерывной переменной для каждых дополнительных 500 мкг/сутки увеличение потребления ретинола, риск перелома бедра значительно увеличился: 15% (95% ДИ, 8%-22%) для ретинола из пищи плюс добавки и 33% (95% ДИ, 9%-64%) для ретинола только из пищи.Для ежедневного увеличения бета-каротина на 2000 мкг, увеличение риска переломов не было статистически значимым: 7% (95% ДИ, -1% до 15%) для общего количества бета-каротина и 2% (95% ДИ, от -10% до 17%) для бета-каротина. каротин только из пищи.

Результаты анализа с использованием только базового рациона 1980 года для характеристики потребление питательных веществ в течение 18 лет наблюдения было слабее, чем результаты из таблицы 3 анализов, в которых потребление питательных веществ кумулятивно обновлялось с течением времени.В этих базовых анализах ОР для перелома шейки бедра в самых высоких квинтилях потребления составил 1,10 (95% ДИ, 0,82-1,47) для исходного уровня витамина А из пищи плюс добавки и 1,17 (95% ДИ, 0,87-1,58) для исходного уровня ретинола из пищи плюс добавки.

Для изучения относительного вклада общего ретинола и бета-каротина риска переломов шейки бедра, мы поместили оба потребления питательных веществ в один и тот же многомерный анализ. модель. Результаты были аналогичны тем, о которых сообщалось для отдельных моделей (данные доступны по запросу авторов).Мы также изучили связь между бета каротин и переломы бедра в слоях потребления ретинола. С момента поглощения бета-каротина и его превращение в ретинол выше при приеме ретинола низкий, любой повышенный риск перелома шейки бедра при более высоком потреблении бета-каротина можно было бы увидеть наиболее отчетливо среди женщин с самым низким потреблением ретинола. Однако, среди женщин в самом низком тертиле потребления ретинола из пищи плюс добавки, те, кто находится в самом высоком по сравнению с самым низким квинтилем потребления бета-каротина получавших пищу плюс добавки, ОР перелома шейки бедра равнялся 0.94 (95% ДИ, 0,53–1,68). Мы провели другие стратифицированные анализы по потреблению кальция (<800 против ≥800). мг/день) и витамина D (<5 против ≥5 мкг/день) и по статусу курения (никогда, прошлое или настоящее) и не наблюдали существенных различий в ассоциациях между переломами шейки бедра и приемом витамина А, ретинола или бета-каротина в течение пласты (данные предоставляются по запросу авторов).

Мы также изучили потребление витамина А, ретинола и бета-каротина стратифицированным постменопаузальным применением гормонов.Для ретинола из продуктов питания плюс добавки, риск перелома шейки бедра был значительно повышен только у женщин, не принимавших постменопаузальные гормоны (табл. 4). По сравнению с контрольной группой нынешних потребителей гормонов в самом низком квинтиле потребления ретинола, ОР в самых высоких квинтилях ретинола были 2,52 (95% ДИ, 1,48-4,31) среди женщин, не принимающих постменопаузальные гормоны и только 1,26 (95% ДИ, 0,68-2,33) среди нынешних потребителей гормонов. В отличие от ретинола, более высокое потребление бета-каротина не увеличивает риск перелома шейки бедра среди женщин, не принимающих постменопаузальные гормоны (данные доступны по запросу) от авторов).

Взаимосвязь между переломами шейки бедра и приемом поливитаминов, витаминов Добавки А и добавки бета-каротина показаны в Таблице 5. Риск перелома шейки бедра был повышен при текущем использовании либо добавки с витамином А (ОР, 1,40; 95% ДИ, 0,99–1,99) или поливитамины (ОР, 1,32; 95% ДИ, 1,04-1,67), хотя мы не наблюдали линейного увеличения риск при более длительном использовании любого из них. Риск также был повышен среди прошлых пользователей, хотя время, прошедшее с момента последнего использования, было небольшим: 41% прошлых пользователей поливитаминов и 31% тех, кто в прошлом принимал добавки с витамином А, бросили курить в течение 2-летнего периода. со времени предыдущей анкеты.Мультивитамины – источник витамина D и кальций, а также ретинол; поэтому эти анализы контролировались для общего потребления витамина D и кальция. Риск перелома бедра был еще выше для тех, кто в настоящее время принимает добавки с витамином А (ОР, 1,75; 95% ДИ, 1,09-2,80) и прием поливитаминов (ОР, 1,59; 95% ДИ, 1,12-2,26) среди женщин с низким потреблением ретинола из пищевых источников (<600 мкг/сутки). Использование добавок бета-каротина не приводили к увеличению риска переломов шейки бедра.

В этом проспективном когортном исследовании женщин в постменопаузе риск перелом шейки бедра почти удвоился среди женщин, потреблявших ретинол около 2000 мкг/сутки или более по сравнению с теми, у кого потребление менее примерно 500 мкг/сут. Нынешнее использование только добавок витамина А было связано с с 40% (незначительным) увеличением риска. В отличие от ретинола, выше потребление бета-каротина существенно не увеличивало риск перелома шейки бедра.

Наши результаты согласуются с результатами, полученными Melhus et al. в Швеции. 10 В этом вложенном исследовании случай-контроль с 247 переломами шейки бедра случаев среди женщин в возрасте от 40 до 76 лет риск переломов удваивался для потребление ретинола более 1500 мкг/сут по сравнению с потреблением менее 500 мкг/сутки, и было обнаружено, что риск возрастает линейно ( P = 0,006). С кальцием в модели отношение шансов было снижено до 1,54, но оставались статистически значимыми.Используя те же группы сравнения, мы нашли аналогичный RR 1,64.

Среди женщин в постменопаузе в когорте NHS мы наблюдали сильное положительная связь между приемом ретинола и переломами шейки бедра только у в настоящее время не использует постменопаузальные гормоны. У нас не было предварительной гипотезы для это открытие; поэтому его необходимо изучить в других исследованиях.

Благодаря высокой скорости всасывания и большой емкости для хранения ретинол в организме человека, 21 токсичность витамина А может возникнуть в результате острого приема внутрь очень высокой дозы, как правило, более 100 000 IU, 22 или от многократного воздействия в течение нескольких недель или месяцев до меньших доз (например, от 25 000 до 50 000 МЕ/д) 6 (1 МЕ = 0.3 мкг ретинола). Витамин Токсичность не наблюдалась при избыточном потреблении бета-каротина, 23 предположительно из-за ограничений его абсорбции и превращение в ретинол. 24

Известно, что избыток витамина А оказывает тератогенное воздействие на рост костей. у мышей 25 ,26 и, вероятно, также влияют на развитие костей плода человека. 27 У растущих животных гипервитаминоз А может вызывать переломы костей 28 -30 и другие повреждения скелета. аномалии. 31 ,32 Отдельные случаи гипервитаминоза А у людей были связаны с болью в костях, гиперкальциемией, и усиление резорбции кости. 6 Также больные проходящие длительные курсы лечения ретиноидами, такими как изотретиноин и этретинат при кожных заболеваниях, у которых наблюдается прогрессирующая кальцификация связок, моделирование аномалий длинных костей и остеопороза. 33 ,34 Прямое воздействие витамина А на кости остеокласты и остеобласты были продемонстрированы in vitro, которые увеличивают резорбция кости и уменьшение образования. 3 ,4,29 ,35 Если этот механизм происходит in vivo, длительное воздействие высоких количеств витамина А вероятно, может привести к низкой плотности костей и переломам. Это может усугубить у пожилых людей с пониженной способностью выводить высокие уровни проглоченного ретинол. 36 Вредное действие витамина А на костях может также действовать через его антагонистические отношения с витамином. D. В недавнем исследовании на людях доза витамина А, соответствующая примерно 1 Было показано, что порция печени резко снижает способность витамина D увеличивают всасывание кальция в кишечнике. 37

Melhus et al. 10 отметили, что перелом бедра заболеваемость в Европе самая высокая в Швеции и Норвегии, странах, которые также имеют самое высокое потребление витамина А, в первую очередь из рыбьего жира и молочных продуктов. В Соединенных Штатах высокое потребление также распространено и легко достижимо. За счет потери витамина А с изъятием жирного, обезжиренного и нежирного молока обогащены как минимум до 350 мкг/с (1500 мкг/л). Одна столовая ложка (15 мл) обогащенного маргарина также содержит около 150 мкг витамина А и завтрак злаки часто обогащают до 375 мкг на порцию.Кроме того, поливитамины могут содержать 1500 мкг ретинола на таблетку, хотя в в более поздние составы часть содержания витамина А может быть внесена по бета-каротину. Также можно приобрести добавки с витамином А в дозы 3000 мкг.

Добавки вносят значительный вклад в потребление витамина А в Соединенных Штатах Состояния. В выборке взрослых женщин в NHANES III среднее потребление витамина А от добавок составил 1338 мкг/сутки, 20 и в когорте NHS было обеспечено более 20% витамина А в рационе поливитаминами и около 5% приходилось на добавки с витамином А.Тем не менее, поливитамины содержат другие необходимые питательные вещества и были связаны с более низким риском ишемической болезни сердца, 38 рака толстой кишки, 39 и рака молочной железы 40 в этой же когорте. Кроме того, результаты этого исследования не означают, что прием добавок с витамином А следует прекратить при лечении состояний таких как пигментный ретинит, преимущества которого были задокументированы, 41 , хотя может быть уместным мониторинг здоровья костей.

Это исследование было проведено среди преимущественно белой популяции женщин, и его результаты не могут быть распространены на другие расовые/этнические группы. Результаты также ограничены к самосообщению о переломах бедра без дальнейшего определения точного перелома сайт. Сильными сторонами этого исследования являются 90% наблюдения в течение 18 лет. и повторная оценка диеты и использования добавок. Результаты были значительно ослаблялась, когда для анализа использовалась только первоначальная диета, потому что реальных изменений в питании с течением времени и случайной ошибки одного измерения, который уменьшается, когда потребление пищи кумулятивно усредняется с каждым новая оценка.

Наши результаты предоставляют дополнительные доказательства того, что хроническое потребление витамин А, особенно из ретинола, может способствовать развитию остеопорозные переломы шейки бедра у женщин. Количество ретинола в обогащенных продуктах и витаминные добавки, возможно, должны быть пересмотрены, поскольку они значительно увеличивают к общему потреблению ретинола в США.

1.Мур Т., Ван Ю.Л. Гипервитаминоз А. Biochem J. 1945;39:222-228.Google Scholar2.Wolbach B. Дефицит и избыток витамина А в связи с ростом скелета. J Bone Joint Surg Br. 1947;29:171-192.Google Scholar3.Тогари А., Кондо М., Араи М., Мацумото С. Влияние ретиноевой кислоты на формирование кости и резорбцию в культуре мышиный череп. Генерал Фармакол. 1991;22:287-292.Google Scholar4.Scheven BA, Hamilton NJ. Ретиноевая кислота и 1,25-дигидроксивитамин D 3 стимулируют остеокласты образования по разным механизмам. Кость. 1990;11:53-59.Google Scholar5.Rohde CM, Manatt M, Clagett-Dame M, DeLuca HF. Витамин А противодействует действию витамина D у крыс. Дж Нутр. 1999;129:2246-2250.Google Scholar6.Бинкли Н., Брюгер Д. Гипервитаминоз А и кости. Nutr Rev. 2000; 58:138-144.Google Scholar7.Frame B, Jackson CE, Reynolds WA, Umphrey JE. Гиперкальциемия и скелетные эффекты при хроническом гипервитаминозе А. Ann Intern Med. 1974;80:44-48.Google Scholar8.Окада Н., Номура М., Моримото С., Огихара Т., Йошикава К.Минеральная плотность костной ткани поясничного отдела позвоночника у больных псориазом длительная терапия этретинатом. J Дерматол. 1994;21:308-311.Google Scholar9.Kindmark A, Rollman O, Mallmin H, Petren-Mallmin M, Ljunghall S, Melhus H. Терапия изотретиноином перорально при тяжелых формах акне вызывает временное подавление биохимических маркеров метаболизма костной ткани и кальциевого гомеостаза. Acta Derm Venereol. 1998;78:266-269.Google Scholar10.Melhus H, Michaelsson K, Kindmark A. и другие. Чрезмерное потребление витамина А с пищей связано с уменьшением костной ткани. минеральная плотность и повышенный риск перелома шейки бедра. Энн, интерн-мед. 1998;129:770-778.Google Scholar11.Freudenheim JL, Johnson NE, Smith EL. Взаимосвязь между обычным потреблением питательных веществ и содержанием минералов в костях женщин 35-65 лет: продольный и поперечный анализ. Am J Clin Nutr. 1986;44:863-976.Google Scholar12.Sowers MF, Wallace RB. Ретинол, дополнительный витамин А и состояние костей. J Clin Epidemiol. 1990;43:693-699.Google Scholar13.Ниренберг Д.В., Дейн Б.Дж., Мотт Л.А., Барон Дж.А., Гринберг Э.Р. Влияние перорального приема бета-каротина в течение 4 лет на сыворотку крови концентрации ретинола, токоферола и пяти каротиноидов. Am J Clin Nutr. 1997;66:315-319.Google Scholar14.Colditz GA, Martin P, Stampfer MJ. и другие. Валидация информации анкеты о факторах риска и заболеваниях Результаты проспективного когортного исследования женщин.  Am J Epidemiol. 1986;123:894-900.Google Scholar15.Chug-Ahuja JK, Holden JM, Forman MR, Mangels AR, Beecher GR, Lanza E. Разработка и применение базы данных по каротиноидам для фруктов, овощи и отборные многокомпонентные продукты. J Am Diet Assoc. 1993;93:318-323.Google Scholar16.Мангелс А.Р., Холден Дж.М., Бичер Г.Р., Форман М.Р., Ланца Э. Содержание каротиноидов во фруктах и ​​овощах: оценка аналитических данные. J Am Diet Assoc. 1993;93:284-296.Google Scholar17.Willett WC, Stampfer MJ. Общее потребление энергии: значение для эпидемиологического анализа.  Am J Epidemiol. 1986;124:17-27.Google Scholar18.

Уиллетт В. Эпидемиология питания . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 1998:125.

19.Мишо Д.С., Джованнуччи Э.Л., Ашерио А. и другие. Взаимосвязь концентрации каротиноидов в плазме и потребления с пищей специфических каротиноидов в образцах двух проспективных когортных исследований с использованием новая база данных каротиноидов.  Эпидемиологические биомаркеры рака Пред. 1998;7:283-290.Google Scholar20.

Совет по пищевым продуктам и питанию, Медицинский институт. Справочная диетическая норма потребления витамина А, витамина К, мышьяк, бор, хром, медь, йод, железо, марганец, молибден, Никель, кремний, ванадий и цинк .Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии. В прессе.

21. Хэткок Дж. Н., Хаттан Д. Г., Дженкинс М. Ю., Макдональд Дж. Т., Сундаресан П. Р., Уилкенинг В. Л. Оценка токсичности витамина А. Am J Clin Nutr. 1990;52:183-202.Google Scholar22.Bendich A, Langseth L. Безопасность витамина A. Am J Clin Nutr. 1989;49:358-371.Google Scholar23.Heywood R, Palmer AK, Gregson RI, Hummler II. Токсичность бета-каротина. Токсикология. 1985; 36:91-100. Google Scholar25. Абу-Хиджле Г., Падманабхан Р.Индуцированное ретиноевой кислотой аномальное развитие суставов задних конечностей в мышь.  Eur J Morphol. 1997;35:327-336.Google Scholar26.Kochhar DM, Penner JD, Tellone CI. Сравнительная тератогенная активность двух ретиноидов: влияние на небо и развитие конечностей. Тератог Карциног Мутаген. 1984;4:377-387.Google Scholar27.Ротман К.Дж., Мур Л.Л., Сингер М.Р., Нгуен Ю.С., Маннино С., Милунски А. Тератогенность высокого потребления витамина А. N Engl J Med. 1995;333:1369-1373. Google Scholar28.Форсайт К.С., Уотсон Р.Р., Генслер Х.Л. Остеотоксичность после длительного диетического приема 13-цис-ретиноевой кислоты кислоты, ретинилпальмитата или селена у мышей, подвергшихся инициации опухоли и повышение. Науки о жизни. 1989;45:2149-2156.Google Scholar29.Hough S, Avioli LV, Muir H. и другие. Влияние гипервитаминоза А на костный и минеральный обмен крыса. Эндокринология. 1988;122:2933-2939.Google Scholar30.Moore T, Sharman IM. Гипервитаминоз А в сочетании с дефицитом кальция у крыс. Int J Vitam Nutr Res. 1979;49:14-20.Google Scholar31.Metz AL, Walser MM, Olson WG. Взаимодействие диетического витамина А и витамина D, связанное со скелетом развития у индюшат. Дж Нутр. 1985;115:929-935.Google Scholar32.Clark L, Seawright AA, Gartner RJ. Аномалии длинных костей у котят после токсикоза витамина А в котята. J Комп. Патол. 1971;81:365-371.Google Scholar33.McGuire J, Lawson JP. Скелетные изменения, связанные с хроническим приемом изотретиноина и этретината администрация. Дерматологические. 1987;175(приложение 1):169-181.Google Scholar34.DiGiovanna JJ, Sollitto RB, Abangan DL, Steinberg SM, Reynolds JC. Остеопороз является токсическим эффектом длительной терапии этретинатом. Арка Дерматол. 1995;131:1263-1267.Google Scholar35.Ореффо Р.О., Тети А., Триффит Дж.Т., Фрэнсис М.Дж., Карано А., Заллоне АЗ. Влияние витамина А на резорбцию костей: доказательства прямой стимуляции изолированных куриных остеокластов ретинолом и ретиноевой кислотой. J Bone Miner Res. 1988;3:203-210.Google Scholar36. Whiting SJ, Lemke B. Чрезмерное потребление ретинола может объяснить высокую заболеваемость остеопорозом. в северной Европе.  Nutr Rev. 1999;57:192-195.Google Scholar37.Johansson S, Melhus H. Витамин А противодействует реакции кальция на витамин D у человека. J Bone Miner Res. 2001;16:1899-1905.Google Scholar38.Римм Э.Б., Уиллетт В.К., Ху Ф.Б. и другие. Фолиевая кислота и витамин B 6 из рациона и пищевых добавок в отношении к риску ишемической болезни сердца среди женщин. ЯМА. 1998;279:259-364.Google Scholar39.Giovannucci E, Stampfer MJ, Colditz GA. и другие. Применение поливитаминов, фолиевая кислота и рак толстой кишки у женщин в медицинском учреждении. Исследование здоровья. Энн, интерн-мед. 1998;129:517-524.Google Scholar40.Zhang S, Hunter DJ, Hankinson SE. и другие. Проспективное исследование потребления фолиевой кислоты и риска рака молочной железы. ЯМА. 1999;281:1632-1637.Google Scholar41.Берсон Э.Л., Рознер Б., Сандберг М.А. и другие. Добавка витамина А при пигментном ретините. Арка Офтальмол. 1993;111:1456-1459.Google Scholar

Недостаточность витамина D у женщин в постменопаузе: систематический обзор | QJM: Международный медицинский журнал

Аннотация

Справочная информация: Недостаточность витамина D широко изучалась из-за опасений по поводу старения населения, связи с остеопорозом и другими заболеваниями (в том числе не опорно-двигательного аппарата) и высокой распространенности.

Цель: Обзор последних сообщений о распространенности недостаточности витамина D среди женщин в постменопаузе с остеопорозом и/или другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата и без них.

Дизайн: Систематический обзор.

Методы: Мы рассмотрели публикации за последние 10 лет, в которых сообщается об оценках распространенности недостаточности витамина D, о чем свидетельствуют значения 25(OH)D в сыворотке крови ниже различных уровней. С января 1994 г. по апрель 2004 г. было выявлено 30 опубликованных исследований на английском языке. в то время как показатели распространенности достигали 50–70% пациентов с переломами в анамнезе при пороговом значении 15 нг/мл.У женщин в постменопаузе распространенность концентрации 25(OH) витамина D ⩽20 нг/мл колебалась от 1,6% до 86% для женщин, проживающих вне дома, и женщин, находящихся в специализированных учреждениях, соответственно. Наиболее распространенные факторы, связанные с неадекватным уровнем витамина D, включали ограниченное пребывание на солнце, недостаточное потребление витамина D с пищей, условия в доме престарелых, зимнее время и пожилой возраст (старше 70 лет).

Обсуждение: Распространенность неадекватных уровней витамина D, по-видимому, высока у женщин в постменопаузе, особенно у женщин с остеопорозом и переломами в анамнезе.Добавки витамина D в этой группе могут предложить возможности для предотвращения падений и переломов, особенно у пожилых людей и людей с остеопорозом.

Введение

Несколько факторов недавно выдвинули озабоченность по поводу неадекватных уровней витамина D на передний план медицины: значительное увеличение стареющего населения и ожидаемой продолжительности жизни во всем мире; связь между низким уровнем витамина D и плохим состоянием опорно-двигательного аппарата; недавнее возрождение проблем со здоровьем, связанных с недостаточностью витамина D, включая рахит; и роль, которую нехватка витамина D может играть в других хронических заболеваниях. 1–3 Витамин D играет важную роль в росте и поддержании костей, усиливая всасывание кальция в кишечнике и влияя на метаболизм костей другими способами. Его важность для развития костей была признана с конца 19-го — начала 20-го веков, когда был широко распространен рахит (остеомаляция), и было обнаружено, что его можно контролировать с помощью добавок витамина D, будь то воздействие солнца или диета. 4 В середине-конце 20-го века стало очевидно, что недостаточность витамина D очень распространена среди пожилых людей и связана с развитием остеопении и остеопороза. 5–7 Недостаточность витамина D также считается фактором, способствующим мышечной слабости и падениям, и в настоящее время это хорошо описано в литературе. 1, 8–12 Следовательно, рекомендации по профилактике и лечению остеопороза, разработанные авторитетными органами, включая Международный фонд остеопороза, содержат рекомендации по поддержанию адекватного уровня витамина D, измеряемого сывороточным 25(OH)D. 13

Мы стремились выявить и систематически обобщить опубликованные отчеты о распространенности недостаточного уровня витамина D, уделяя особое внимание женщинам в постменопаузе с остеопорозом и/или заболеваниями опорно-двигательного аппарата и без них.

Методы

Соответствующие статьи на английском языке с января 1994 г. по апрель 2004 г. были обнаружены поисковыми системами Medline и EMBASE. Первичные предметные рубрики (дефицит витамина D, недостаточность витамина D, гиповитаминоз D, статус витамина D, уровень витамина D в сыворотке) были объединены с помощью «и» со вторичными терминами (остеопороз, распространенность, заболеваемость, исходы, стоимость, возраст 50 лет, возраст 60 лет). лет, женщины в постменопаузе и пожилые люди), что приводит к многочисленным логическим поискам.Поскольку 25(OH)D в сыворотке является общепринятым функциональным индикатором статуса витамина D, 14 все исследования, в которых сообщается о распространенности недостаточности витамина D, выраженной в процентах от конкретной популяции с четко определенными низкими уровнями 25(OH)D ( определяемые во многих статьях как «дефицит витамина D» или «недостаточность витамина D»), были включены независимо от основной цели исследования. Чтобы свести к минимуму влияние искажающих факторов, таких как болезни и лекарства, которые могут повлиять на уровень витамина D в сыворотке, это исследование было ограничено следующими группами населения: женщины в постменопаузе, в том числе пожилые женщины и женщины с проблемами опорно-двигательного аппарата, поскольку они являются наиболее часто ассоциируется с осложнениями дефицита витамина D.В эту последнюю категорию входят женщины с остеопорозом и остеопенией, женщины, направленные в ревматологические и костные клиники, женщины с остеоартритом, женщины с хронической мышечно-скелетной болью, переломами в анамнезе и женщины с первичным гиперпаратиреозом.

Всего было получено около 100 статей с использованием определенных выше условий поиска. Тридцать из них соответствовали критериям включения женщин в постменопаузальном периоде, и они приведены здесь. Данные о распространенности обобщаются отдельно для женщин в постменопаузе с нарушениями опорно-двигательного аппарата и без них.Сначала их сортируют по статусу витамина D, а затем по возрасту. Если в исследовании сообщалось о двух показателях распространенности для сезонных колебаний или разных пороговых значений 25(OH)D, оба значения приводились в таблицах. Мы также сообщили о средних уровнях 25(OH)D в сыворотке для исследованных популяций, где это было возможно, и о методе анализа для определения концентрации 25(OH)D в сыворотке.

Результаты

В большинстве исследований сообщается о довольно высокой распространенности значений 25(OH)D в сыворотке крови ниже указанных пороговых значений среди женщин в постменопаузе.Было проведено 22 исследования, в которых сообщалось о распространенности неадекватных концентраций 25(OH)D витамина D по крайней мере 1:4 (25%) с использованием порогового значения 25(OH)D 20 нг/мл или ниже. В целом распространенность концентрации 25(OH) витамина D ⩽12 нг/мл колебалась от 1,6% 15 до 86%. 16

В таблице 1 обобщены данные для женщин в постменопаузе с остеопорозом и/или другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Среди исследований, в которых сообщалось о пороговых значениях 12 нг/мл или ниже, распространенность недостаточности витамина D колебалась от 12.от 5% до 76%. 17–24 Среди исследований, в которых сообщалось о пороговых значениях между 15 нг/мл и 25 нг/мл, распространенность неадекватных концентраций витамина D колебалась от 11,3% до 64%. 23–28 Более чем у половины пациентов с переломами в анамнезе средние концентрации 25(OH)D в сыворотке крови были <15 нг/мл, в диапазоне от 50% до 70%, независимо от времени года. 21, 22 Эти группы были старше, средний возраст каждой из них >75 лет. Концентрация витамина D <12 нг/мл присутствовала в 12 случаях.от 5% до 76% населения с остеопорозом, включая направления. 17, 19, 21, 24 Единственное крупное глобальное исследование остеопороза и статуса витамина D у женщин в постменопаузе ( n = 7564) показало, что 28,4% людей имели уровень витамина D <20 ng /мл, при этом самые высокие уровни недостаточности наблюдаются в Латинской Америке (39,7%), Южной Европе (39,3%), Центральной Европе (39,0%) и странах Тихоокеанского региона (24,1%). 24 Влияние времени года и возраста на распространенность недостаточности витамина D подчеркивается в итальянском исследовании, проведенном Bettica et al. 17 В зимнее время распространенность недостаточности витамина D увеличилась на 51,2% в подгруппе женщин в возрасте 70 лет и старше по сравнению с 38,5% для всего исследуемого населения в возрасте 41–80 лет. В летнее время недостаточность витамина D встречалась реже и сходна по возрастным группам, встречаясь у 16,7% женщин в возрасте 70 лет и старше и у 12,5% всего исследуемого населения.

Таблица 1

Статус витамина D у женщин в постменопаузе с остеопорозом и/или другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата a

9087 (12.17) 9082 0 9. 18 18 9.62 (9.29) 12 9082 9082 IA 9087 (12.17) 9.72 (9.84)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Среднее значение 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Исайя и др. 19 19 700 67,8 ± 5.7 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 5 27.00% B B Италия Пожилые женщины Сообщались на остеопороз-центр RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; Dia Sorin). CV между анализами 10,1%
Aguado и др. 23   171 56 ± 5 13.89 (7,75) 10 36,00% Н/Д Испания Женщины, направленные в ревматологическую клинику RIA (Incstar). Меж- и внутритестовый CV <15%
Lips et al. 24 24 7564 7564 66.5 ± 7.1 27,87 (12.17) 10 24.30% B Global Остеопоротические женщины RIA (incStar). CV между анализами 9,8–12.2%
Беттика и др. 17 17 570 570 592 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 38.50% L L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса). CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17   570 59,2 ± 7,7 18.3 (8.3) 12 12,50% H Италия Женщины с остеопорозом направления
62 62 59.6 ± 1,59 18.62 (9.29) 12 27,40% B B Италия Первичный гиперпаратиреозные пациенты RIA (DIA Sorin). Меж- и внутритестовый CV составил 10,2% и 8,2%
Isaia et al. 19 19 700 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 12 76,00% B B Италия Пожилые женщины состеопороз RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; DiaSorin). CV между анализами 10,1%
Bettica et al. 17   68 70+ 18,3 (8,3) f   12 51.20% L Италия Женщины с остеопорозом направления RIA (Институт диагностики Николса). CV между и внутри анализа составили 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17 17 68 70+ 18.3 (8.3) F 12 16.70% 9082 H H H H Италия 9082
Sahota et al. 20 9 119 719 714 ± 4,9 N / 4,9 N / A / A 12 26,90% 26.90% B B B Великобритания Здоровое Сообщество — Предоставление пожилых женщин, упомянутых в клинике для перелома позвоночника RIA. (Диа Сорин)
ЛеБофф и др. 21 21 30 77.93 ± 9.17 12.76 (N / A) 12 12 50.00% B Boston, США Остеопоротические женщины с трещинами бедра RIA (incStar).CV между и внутри анализов варьировались от 2,3% до 12,1%
Harwood et al. 29 22 150 81.2 81.2 11.42 11.42 12 70820% N / A N / A Великобритания Разрешено прокладка бедра RIA (IncStar). НР 25–115 нмоль/л. CV между и внутри анализов варьировались от 4–8% до 2,5–11%
Aguado et al. 23   171 56 ± 5 13.89 (7,75) 15 64,00% Н/Д Испания Женщины, направленные в ревматологическую клинику RIA (Incstar). CV между и внутри анализа <15%
Glowacki et al. 25 25 66 66 (46-89) 66 (46-89) 20.15 (N / a) 15 22.00% B Boston, США Post-Monopausal OsteoArtharity белые женщины RIA ( Инкстар).Меж- и внутритестовый анализ составил 12,1% и 8,7% соответственно 
Mezquita-Raya et al. 29 26 161 61 ± 7 61 ± 7 18.8 (8.4) 15 39.10% 39.10% L L Испания Пост-менопаузальные женщины, 51,6% с остеопорозом, относятся к клинике RIA (Инкстар). Референтное значение 27,8 ± 9,45 нг/мл. CV между анализами 8,6–12,5%
Jesudason et al. 27   486 63 ± 9.5 24,72 (9,84) 16 20,00% Н/Д Австралия Направления женщин с остеопорозом Системы диагностики (Imuno RIA ). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Lips et al. 24 24 7564 664 66.5 ± 7.1 27,87 (12.17) 20 28.40% B Глобальный Остеопоротические женщины RIA (IncStar).CV между анализами 9,8–12,2%
Jesudason et al. 29 27 486 486 63 ± 9,5 24.72 (9.84) 24 54.00% N / A N / A Австралия Australity Женщины, упомянутые для остеопороза RIA (Immuno Diagnostic Systems). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Soontrapa et al. 28   106 69,42 ± 6,77 33.32 (7.14) 25 11,30% Н/Д Таиланд Комбинация нормальных, остеопенических и остеопоротических популяций РИА (Dia Sori). CV между анализами 9,4–11,0%
9082 9082 12 9082 9082 9.72 (9.84)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Среднее значение 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Исайя и др. 19 19 700 67,8 ± 5.7 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 5 27.00% B B Италия Пожилые женщины Сообщались на остеопороз-центр RIA.Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; Dia Sorin). CV между анализами 10,1%
Aguado и др. 23 23 171 171 56 ± 5 13.89 (7.75) 13.89 (7.75) 10 36.00% N / A Испания Женщины сослались на ревматологий RIA (IncStar). Меж- и внутритестовый CV <15%
Lips et al. 24 7564 66.5 ± 7,1 27,87 (12,17) 10 24,30% B Global Женщины с остеопорозом (Incstar RIA 5 5). CV между анализами 9,8–12,2%
Bettica et al. 17 17 570 570 592 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 38.50% L L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса).CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17 9 570 570 59.2 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 12.50% H Италия Италия Женщины с рефералами остеопороза
Carnevale et al. 18   62 59,6 ± 1,59 18,62 (9,29) 12 27.40% B Италия Пациенты с первичным гиперпаратиреозом РИА (Dia Sorin). Меж- и внутритестовый CV составил 10,2% и 8,2%
Isaia et al. 19 19 700 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 12 76,00% B B Италия Пожилые женщины состеопороз RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; DiaSorin).CV между анализами 10,1%
Bettica et al. 17 17 68 70+ 70+ 18.3 (8.3) F 12 51,20% L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса). CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17   68 70+ 18.3 (8.3) F 12 16,70825 16.70% H H Италия Женщины с остеопорозом
Sahota et al. 20 9 119 719 714 ± 4,9 N / 4,9 N / A / A 12 26,90% 26.90% B B B Великобритания Здоровое Сообщество — Предоставление пожилых женщин, упомянутых в клинике для перелома позвоночника RIA. (Диа Сорин)
ЛеБофф и др. 21 21 30 77.93 ± 9.17 12.76 (N / A) 12 12 50.00% B Boston, США Остеопоротические женщины с трещинами бедра RIA (incStar). CV между и внутри анализов варьировались от 2,3% до 12,1%
Harwood et al. 29 22 150 81.2 81.2 11.42 11.42 12 70820% N / A N / A Великобритания Разрешено прокладка бедра RIA (IncStar).НР 25–115 нмоль/л. CV между и внутри анализов варьировались от 4–8% до 2,5–11%
Aguado et al. 29 23 171 56 ± 5 56 ± 5 13.89 (7.75) 15 64,00% N / A Испания Женщины сослались на ревматологий RIA (IncStar). CV между и внутри анализа <15%
Glowacki et al. 25   68  66 (46–89)  20.15 (Н/Д) 15 22,00% B Бостон, США Постменопаузальный остеоартрит Белые женщины RIA (Incstar). Меж- и внутритестовый анализ составил 12,1% и 8,7% соответственно 
Mezquita-Raya et al. 29 26 161 61 ± 7 61 ± 7 18.8 (8.4) 15 39.10% 39.10% L L Испания Пост-менопаузальные женщины, 51,6% с остеопорозом, относятся к клинике RIA (Инкстар).Референтное значение 27,8 ± 9,45 нг/мл. CV между анализами 8,6–12,5%
Jesudason et al. 29 27 486 63 ± 9.5 24.72 (9.84) 16 N / A N / A Australia Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Immuno Diagnostic Systems). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Lips et al. 24 7564 66.5 ± 7,1 27,87 (12,17) 20 28,40% B Global Женщины с остеопорозом (Incstar RIA 5 5 5 5 5 Женщины с остеопорозом). CV между анализами 9,8–12,2%
Jesudason et al. 29 27 486 486 63 ± 9,5 24.72 (9.84) 24 54.00% N / A N / A Австралия Australity Женщины, упомянутые для остеопороза RIA (Immuno Diagnostic Systems).Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Soontrapa et al. 28 28 106 69.42 ± 6.77 69.42 ± 6.77 33.32 (7.14) 25 11.30% N / A Таиланд Нормальный, остеопенский и остеопоротические популяции комбинированные RIA (DIA SORI). CV между анализами 9,4–11,0% 
Таблица 1

Статус витамина D у женщин в постменопаузе с остеопорозом и/или другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата . п . Средний возраст (лет) б . Среднее значение 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e . Исайя и др. 19 19 700 67,8 ± 5.7 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 5 27.00% B B Италия Пожилые женщины Сообщались на остеопороз-центр RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; Dia Sorin). CV между анализами 10,1% Aguado и др. 23   171 56 ± 5 13.89 (7,75) 10 36,00% Н/Д Испания Женщины, направленные в ревматологическую клинику RIA (Incstar). Меж- и внутритестовый CV <15% Lips et al. 24 24 7564 7564 66.5 ± 7.1 27,87 (12.17) 9087 (12.17) 10 24.30% B Global Остеопоротические женщины RIA (incStar). CV между анализами 9,8–12.2% Беттика и др. 17 17 570 570 592 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 38.50% L 9082 L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса). CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно Bettica et al. 17   570 59,2 ± 7,7 18.3 (8.3) 12 12,50% H Италия Женщины с остеопорозом направления 0 9. 18 18 62 62 59.6 ± 1,59 18.62 (9.29) 9.62 (9.29) 12 27,40% B B Италия Первичный гиперпаратиреозные пациенты RIA (DIA Sorin). Меж- и внутритестовый CV составил 10,2% и 8,2% Isaia et al. 19 19 700 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 12 76,00% B B Италия Пожилые женщины состеопороз RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; DiaSorin). CV между анализами 10,1% Bettica et al. 17   68 70+ 18,3 (8,3) f   12 51.20% L Италия Женщины с остеопорозом направления RIA (Институт диагностики Николса). CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно Bettica et al. 17 17 68 70+ 18.3 (8.3) F 12 12 16.70% 9082 H H H H Италия 9082 Sahota et al. 20 9 119 719 714 ± 4,9 N / 4,9 N / A / A 12 26,90% 26.90% B 9082 B B Великобритания Здоровое Сообщество — Предоставление пожилых женщин, упомянутых в клинике для перелома позвоночника RIA. (Диа Сорин) ЛеБофф и др. 21 21 30 77.93 ± 9.17 12.76 (N / A) 12 12 50.00% B Boston, США Остеопоротические женщины с трещинами бедра RIA (incStar).CV между и внутри анализов варьировались от 2,3% до 12,1% Harwood et al. 29 22 150 81.2 81.2 11.42 11.42 12 70820% N / A N / A Великобритания Разрешено прокладка бедра RIA (IncStar). НР 25–115 нмоль/л. CV между и внутри анализов варьировались от 4–8% до 2,5–11% Aguado et al. 23   171 56 ± 5 13.89 (7,75) 15 64,00% Н/Д Испания Женщины, направленные в ревматологическую клинику RIA (Incstar). CV между и внутри анализа <15% Glowacki et al. 25 25 66 66 (46-89) 66 (46-89) 20.15 (N / a) 15 22.00% B Boston, США Post-Monopausal OsteoArtharity белые женщины RIA ( Инкстар).Меж- и внутритестовый анализ составил 12,1% и 8,7% соответственно  Mezquita-Raya et al. 29 26 161 61 ± 7 61 ± 7 18.8 (8.4) 15 39.10% 39.10% L 9082 L Испания Пост-менопаузальные женщины, 51,6% с остеопорозом, относятся к клинике RIA (Инкстар). Референтное значение 27,8 ± 9,45 нг/мл. CV между анализами 8,6–12,5% Jesudason et al. 27   486 63 ± 9.5 24,72 (9,84) 16 20,00% Н/Д Австралия Направления женщин с остеопорозом IA Системы диагностики (Imuno RIA ). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л Lips et al. 24 24 7564 664 66.5 ± 7.1 27,87 (12.17) 9087 (12.17) 20 28.40% B Глобальный Остеопоротические женщины RIA (IncStar).CV между анализами 9,8–12,2% Jesudason et al. 29 27 486 486 63 ± 9,5 24.72 (9.84) 9.72 (9.84) 24 54.00% N / A N / A Австралия Australity Женщины, упомянутые для остеопороза RIA (Immuno Diagnostic Systems). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л Soontrapa et al. 28   106 69,42 ± 6,77 33.32 (7.14) 25 11,30% Н/Д Таиланд Комбинация нормальных, остеопенических и остеопоротических популяций РИА (Dia Sori). CV между анализами 9,4–11,0%

9082 9082 12 9082 9082 9.72 (9.84)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Среднее значение 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Исайя и др. 19 19 700 67,8 ± 5.7 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 5 27.00% B B Италия Пожилые женщины Сообщались на остеопороз-центр RIA.Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; Dia Sorin). CV между анализами 10,1%
Aguado и др. 23 23 171 171 56 ± 5 13.89 (7.75) 13.89 (7.75) 10 36.00% N / A Испания Женщины сослались на ревматологий RIA (IncStar). Меж- и внутритестовый CV <15%
Lips et al. 24 7564 66.5 ± 7,1 27,87 (12,17) 10 24,30% B Global Женщины с остеопорозом (Incstar RIA 5 5). CV между анализами 9,8–12,2%
Bettica et al. 17 17 570 570 592 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 38.50% L L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса).CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17 9 570 570 59.2 ± 7.7 18.3 (8.3) 12 12.50% H Италия Италия Женщины с рефералами остеопороза
Carnevale et al. 18   62 59,6 ± 1,59 18,62 (9,29) 12 27.40% B Италия Пациенты с первичным гиперпаратиреозом РИА (Dia Sorin). Меж- и внутритестовый CV составил 10,2% и 8,2%
Isaia et al. 19 19 700 67,8 ± 5.7 10.9 (10) 12 76,00% B B Италия Пожилые женщины состеопороз RIA. Коммерческий набор (предел обнаружения 1,5 нг/мл; DiaSorin).CV между анализами 10,1%
Bettica et al. 17 17 68 70+ 70+ 18.3 (8.3) F 12 51,20% L L Italy Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Диагностика института Никольса). CV между и внутри анализов составляли 13,1% и 9,2% соответственно
Bettica et al. 17   68 70+ 18.3 (8.3) F 12 16,70825 16.70% H H Италия Женщины с остеопорозом
Sahota et al. 20 9 119 719 714 ± 4,9 N / 4,9 N / A / A 12 26,90% 26.90% B B B Великобритания Здоровое Сообщество — Предоставление пожилых женщин, упомянутых в клинике для перелома позвоночника RIA. (Диа Сорин)
ЛеБофф и др. 21 21 30 77.93 ± 9.17 12.76 (N / A) 12 12 50.00% B Boston, США Остеопоротические женщины с трещинами бедра RIA (incStar). CV между и внутри анализов варьировались от 2,3% до 12,1%
Harwood et al. 29 22 150 81.2 81.2 11.42 11.42 12 70820% N / A N / A Великобритания Разрешено прокладка бедра RIA (IncStar).НР 25–115 нмоль/л. CV между и внутри анализов варьировались от 4–8% до 2,5–11%
Aguado et al. 29 23 171 56 ± 5 56 ± 5 13.89 (7.75) 15 64,00% N / A Испания Женщины сослались на ревматологий RIA (IncStar). CV между и внутри анализа <15%
Glowacki et al. 25   68  66 (46–89)  20.15 (Н/Д) 15 22,00% B Бостон, США Постменопаузальный остеоартрит Белые женщины RIA (Incstar). Меж- и внутритестовый анализ составил 12,1% и 8,7% соответственно 
Mezquita-Raya et al. 29 26 161 61 ± 7 61 ± 7 18.8 (8.4) 15 39.10% 39.10% L L Испания Пост-менопаузальные женщины, 51,6% с остеопорозом, относятся к клинике RIA (Инкстар).Референтное значение 27,8 ± 9,45 нг/мл. CV между анализами 8,6–12,5%
Jesudason et al. 29 27 486 63 ± 9.5 24.72 (9.84) 16 N / A N / A Australia Женщины с остеопорозом Рефералы RIA (Immuno Diagnostic Systems). Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Lips et al. 24 7564 66.5 ± 7,1 27,87 (12,17) 20 28,40% B Global Женщины с остеопорозом (Incstar RIA 5 5 5 5 5 Женщины с остеопорозом). CV между анализами 9,8–12,2%
Jesudason et al. 29 27 486 486 63 ± 9,5 24.72 (9.84) 24 54.00% N / A N / A Австралия Australity Женщины, упомянутые для остеопороза RIA (Immuno Diagnostic Systems).Референтный диапазон 40–160 нмоль/л
Soontrapa et al. 28 28 106 69.42 ± 6.77 69.42 ± 6.77 33.32 (7.14) 25 11.30% N / A Таиланд Нормальный, остеопенский и остеопоротические популяции комбинированные RIA (DIA SORI). CV между анализами 9,4–11,0%

Среди исследований женщин в постменопаузе без остеопороза и/или костно-мышечных заболеваний, в которых сообщалось о пороговых значениях 20 нг/мл или ниже, распространенность недостаточности витамина D варьировала от 1 .от 6% до 86% (таблица 2). 15, 16, 29–40 Исследование, сообщающее о самой низкой распространенности (1,6%), было проведено среди 64 женщин, живущих в общине, в низкий сезон в США. 15 Самая высокая распространенность (86%) была обнаружена в австралийском исследовании 252 пожилых женщин, живущих в жилых домах (домах престарелых). 16 Среди исследований, в которых сообщалось о пороговых значениях 10 нг/мл или ниже, распространенность недостаточности витамина D колебалась от 3% до 49%. 29–32 Распространенность недостаточности витамина D зависит от региона.Большинство более низких оценок распространенности наблюдались в США, где больше продуктов и добавок, обогащенных витамином D, чем в остальном мире. Например, только у 8% населения домов престарелых в США уровень 25(OH)D был ниже 12 нг/мл. 15 Самая высокая распространенность была зарегистрирована среди пожилых женщин/женщин после менопаузы, живущих вне дома, в странах Южной Европы: 32% в Италии 33 имели 25(OH)D <12 нг/мл и 39% 37 до 59,6% 34 во Франции имел 25(OH)D ⩽12 нг/мл. Несколькими годами ранее Van der Wielen также сообщил о самой высокой распространенности концентрации витамина D <12 нг/мл: 47% среди женщин, проживающих в странах Южной Европы (Италия, Испания и Греция). 35 В Дании женщины среднего возраста в постклимактерическом периоде (45–48 лет), не принимающие добавки с витамином D и избегающие пребывания на солнце, имели высокую распространенность недостаточности витамина D (32,8% при пороговом уровне 10 нг/мл). ), 29 , в то время как пожилые женщины (>70 лет), проживающие на северо-востоке США, имели низкую распространенность недостаточности витамина D: оценки от 4% до 8% были получены Киньяму 15, 36 с использованием пороговое значение 12 нг/мл; оценка 12% с использованием порогового значения 15 нг/мл была получена Rapuri et al. 39 Два исследования, оба с небольшим размером выборки, оценивали колебания распространенности недостаточности витамина D в зависимости от сезона. 31, 33 В итальянском исследовании Романьоли et al. , распространенность недостаточности витамина D составляла 4,5% в высокий сезон ( n = 22), но 32% в низкий сезон ( n = 25). 33 В австралийском исследовании Ley et al. , у одной трети из 36 пожилых женщин, живущих в учреждении по уходу за престарелыми, концентрация 25(OH)D была <10 нг/мл в середине лета.Эта распространенность выросла до 49% среди 39 женщин, протестированных в середине зимы. 31

Таблица 2

Статус витамина D у женщин в постменопаузе без остеопороза и/или других заболеваний опорно-двигательного аппарата a

9082 9082 91 ± 0.3 (0.072)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке, (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Brot и др. 29   2016 45–48 Н/Д 10 7.0% L Дания Здоровые женщины CPBA. (Lund & Sorensen, 1979) CV между и внутри анализов составляли 10,2% и 8,3% соответственно
Brot et al. 29 29 2016 2016 N / 9 N / A 10 30% H H Denmark Здоровые женщины
Brot et al. 29   <2016 45–48 Н/Д 10 32.8% L Дания Здоровые женщины, которые избегают солнца и не принимают витамин D
Semba et al. 30 30 371 65+ 65+ 20.82 (N / a) 10 12.6% B B Whas I, более инвалидные женщины ASIORECEPTOR ASSAY (Диагностика института Никольса ). CV между и внутри анализа составили 9,6% и 7.5% соответственно
Семба и др. 30 30 682 70-80 70-80 22 (N / A) 10 6,2% B B Whas II, менее инвалидные женщины
LEY и др. 31 39 74-98 74-98 10.44 (5.58) 10 49,0% 49,0% 9082 L New Zealand Пожилые люди, живущие на объекте по уходу, 82% самостоятельно Mobile RIA ( комплект Incstar)
Ley и др. 31 36 36 74-98 15.61 (9.27) 10 33,0% H New Zealand Пожилые люди, проживающие на уходу, 82% самостоятельно Mobile
Мерцание и др. 30157 39 667 83,7 ± 8.7 15.63 (8) 10 22,0% 22,0% B Австралия Жилая население, низкий уровень ухода RIA (INCSTAR).Межтестовый CV составил 9,2% для низкого контроля (24 нмоль/л) и 11,8% для среднего контроля (58 нмоль/л)
Flicker et al. 30157 39 952 952 83,7 ± 9.1 12.36 (7.76) 12.36 (7.76) 10 B B Australia Жилой население, высокий уровень ухода
Sambrook et al . 16   252  86.7 ± 0,69 6.69 (4.72) F 11 86,0% 86,0% B B Australia Женщины в жилых помещениях и хостелах CPBA
Romagnoli et al. 39 39 25 62.28 ± 6.59 62.28 ± 6.59 18.07 (11.22) 12 32,0% L Italy RIA (incStar). CV между и внутри анализа составили 10.2% и 8,1% соответственно 
Романьоли и др. 39 39 22 62.36 ± 10.41 35.47 (19.53) (19.53) 12 4,5% H H
Souberbelle et al. 39 280 70 * N / A N / A 12 59.6% H H France Combaine Complderly CPBA (Amersham Pharmacia Biotech)
Van der Wielen и др. 35 410 410 71-76 13.90 (N / A) (N / A) 12 47,0% 47,0% L Europe Europe Свободные живые пожилые женщины CPBA (TNO NUTRION и NUCH INDUSION ). CV между анализами 7–10%, CV внутри анализов 4–7%
Kinyamu et al. 36 36 245 71 ± 3 3 34.60 (11.10) (11.10) 12 4,0% B NE, США Свободные живые пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения Неравновесных радиорецепторный анализ (Incstar).CV внутри анализа 10%
Kinyamu et al. 36 36 131 71 ± 4 28.97 (9.06) (9.06) 12 <1,0% B NE, США NE, США Свободные живые пожилые женщины принимают витамин D Дополнение
Киньяму и др. 15 15 64 71 ± 4 71 ± 4 29 (8) 29 (8) 12 12 1,6% Le Ne, США Ne, USA Пожилые люди, подверженные воздействию солнечного света .Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Chapuy et al. 37 37 440 80-3 80 ± 3 16.73 (9.84) 12 39.00% 39.00% L Франция Пожилые здоровые женщины, живущие на дому RIA (IncStar). Различия между и внутри анализов составляли 11% и 5%
Kinyamu et al. 15   60 84 ± 9 27 (11) 12 8.00% L Северная Каролина, США Население домов престарелых, не подвергающееся воздействию солнечного света Анализ конкурентного связывания. Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Jacques et al. 38 38 469 65-95 27.95 (11.42) (11.42) 15 14.50% B MA, США Framingham Heart Eзнание CPBA.CV между и внутри анализов составляли 10 % и 7 % соответственно
Rapuri et al. 39 39 307 71 ± 0.20 27,3 (0,072) 15 12.00% L NE, США Пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения CPBA. Очистка сыворотки на картриджах Sek-Pak (Waters Associates). CV между анализами 5%
Rapuri et al. 39   101 72 ± 0.045 31.97 (N / A) 15 3,60% 3,60825 NE, США Пожилые люди Пожилые люди Пожилые люди, субпродавшиеся с витамином D
Elliot et al. 40 40 49 89 (68-100) N / A N / A 20 60825 Le Wi, USA Женщины из долгосрочного ухода, 70% жителей, все амбулаторные RIA (Nichols Laboratories).CV между и внутри тестов составили 10,9% и 10,2% соответственно
9082 9082 91 ± 0.3 (0.072)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке, (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Brot и др. 29 2016 2016 45-48 N / A 10 7,0% 7,0% L Denmark Здоровые женщины CPBA.(Lund & Sorensen, 1979) CV между и внутри анализов составляли 10,2% и 8,3% соответственно
Brot et al. 29 29 2016 2016 N / 9 N / A 10 30% H H Denmark Здоровые женщины
Brot et al. 29 29 <2016 45-48 10 10 32,8% L Denmark Здоровые женщины, которые избегают солнца и не добавляют с витамином D
Семба и др. 30 30 371 65+ 65+ 20.82 (N / a) 10 12.6% B B Whas I, более инвалидные женщины ASIORECEPTOR ASSAY (Диагностика института Никольса ). CV между и внутри анализа составили 9,6% и 7,5% соответственно
Semba et al. 30   682 70–80 22 (нет данных) 10 6.2% B Балтимор, США WHAS II, меньше женщин-инвалидов
Ley et al. 31 39 74-98 74-98 10.44 (5.58) 10 49,0% 49,0% 9082 L New Zealand Пожилые люди, живущие на объекте по уходу, 82% самостоятельно Mobile RIA ( комплект Incstar)
Ley и др. 31   36 74–98 15.61 (9.27) 10 3 H H New Zealand Пожилые люди Пожилые люди, живущие в учреждении по уходу, 82% самостоятельно Mobile
Flicker et al. 30157 39 667 83,7 ± 8.7 15.63 (8) 10 22,0% 22,0% B Австралия Жилая население, низкий уровень ухода RIA (INCSTAR). CV между анализами был 9.2% для низкого контроля (24 нмоль/л) и 11,8% для среднего контроля (58 нмоль/л)
Flicker et al. 30157 39 952 952 83,7 ± 9.1 12.36 (7.76) 12.36 (7.76) 10 B B Australia Жилой население, высокий уровень ухода
Sambrook et al . 16   252 86,7 ± 0,6  6.69 (4.72) F 11 86,0% 86,0% B Австралия Женщины в жилых помещениях и хостелах CPBA
Romagnoli et al. 39 39 25 62.28 ± 6.59 62.28 ± 6.59 18.07 (11.22) 12 32,0% L Italy RIA (incStar). CV между и внутри анализов составили 10,2% и 8,1% соответственно
Romagnoli et al. 39 39 22 62.36 ± 10.41 35.47 (19.53) (19.53) 12 4,5% H H
Souberbelle et al. 39 280 70 * N / A N / A 12 59.6% H H France Combaine Complderly CPBA (Amersham Pharmacia Biotech)
Van der Wielen и др. 35 410 410 71-76 13.90 (N / A) (N / A) 12 47,0% 47,0% L Europe Europe Свободные живые пожилые женщины CPBA (TNO NUTRION и NUCH INDUSION ). CV между анализами 7–10%, CV внутри анализов 4–7%
Kinyamu et al. 36 36 245 71 ± 3 3 34.60 (11.10) (11.10) 12 4,0% B NE, США Свободные живые пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения Неравновесных радиорецепторный анализ (Incstar).CV внутри анализа 10%
Kinyamu et al. 36 36 131 71 ± 4 28.97 (9.06) (9.06) 12 <1,0% B NE, США NE, США Свободные живые пожилые женщины принимают витамин D Дополнение
Киньяму и др. 15 15 64 71 ± 4 71 ± 4 29 (8) 29 (8) 12 12 1,6% Le Ne, США Ne, USA Пожилые люди, подверженные воздействию солнечного света .Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Chapuy et al. 37 37 440 80-3 80 ± 3 16.73 (9.84) 12 39.00% 39.00% L Франция Пожилые здоровые женщины, живущие на дому RIA (IncStar). Различия между и внутри анализов составляли 11% и 5%
Kinyamu et al. 15   60 84 ± 9 27 (11) 12 8.00% L Северная Каролина, США Население домов престарелых, не подвергающееся воздействию солнечного света Анализ конкурентного связывания. Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Jacques et al. 38 38 469 65-95 27.95 (11.42) (11.42) 15 14.50% B MA, США Framingham Heart Eзнание CPBA.CV между и внутри анализов составляли 10 % и 7 % соответственно
Rapuri et al. 39 39 307 71 ± 0.20 27,3 (0,072) 15 12.00% L NE, США Пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения CPBA. Очистка сыворотки на картриджах Sek-Pak (Waters Associates). CV между анализами 5%
Rapuri et al. 39   101 72 ± 0.045 31.97 (N / A) 15 3,60% 3,60825 NE, США Пожилые люди Пожилые люди Пожилые люди, субпродавшиеся с витамином D
Elliot et al. 40 40 49 89 (68-100) N / A N / A 20 60825 Le Wi, USA Женщины из долгосрочного ухода, 70% жителей, все амбулаторные RIA (Nichols Laboratories).
Таблица 2

Статус витамина D у женщин в постменопаузе без остеопороза и/или других заболеваний опорно-двигательного аппарата авторы . п . Средний возраст (лет) б . Средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке, (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e . Brot и др. 29 2016 2016 45-48 N / A 10 7,0% 7,0% L Denmark Здоровые женщины CPBA.(Lund & Sorensen, 1979) CV между и внутри анализов составляли 10,2% и 8,3% соответственно Brot et al. 29 29 2016 2016 N / 9 N / A 10 30% H H Denmark Здоровые женщины Brot et al. 29 29 <2016 45-48 10 10 32,8% L Denmark Здоровые женщины, которые избегают солнца и не добавляют с витамином D Семба и др. 30 30 371 65+ 65+ 20.82 (N / a) 10 12.6% B B Whas I, более инвалидные женщины ASIORECEPTOR ASSAY (Диагностика института Никольса ). CV между и внутри анализа составили 9,6% и 7,5% соответственно Semba et al. 30   682 70–80 22 (нет данных) 10 6.2% B Балтимор, США WHAS II, меньше женщин-инвалидов Ley et al. 31 39 74-98 74-98 10.44 (5.58) 10 49,0% 49,0% 9082 L New Zealand Пожилые люди, живущие на объекте по уходу, 82% самостоятельно Mobile RIA ( комплект Incstar) Ley и др. 31   36 74–98 15.61 (9.27) 10 3 H H New Zealand Пожилые люди Пожилые люди, живущие в учреждении по уходу, 82% самостоятельно Mobile Flicker et al. 30157 39 667 83,7 ± 8.7 15.63 (8) 10 22,0% 22,0% B Австралия Жилая население, низкий уровень ухода RIA (INCSTAR). CV между анализами был 9.2% для низкого контроля (24 нмоль/л) и 11,8% для среднего контроля (58 нмоль/л) Flicker et al. 30157 39 952 952 83,7 ± 9.1 12.36 (7.76) 12.36 (7.76) 10 B B Australia Жилой население, высокий уровень ухода Sambrook et al . 16   252 86,7 ± 0,6  6.69 (4.72) F 11 86,0% 86,0% B Австралия Женщины в жилых помещениях и хостелах CPBA Romagnoli et al. 39 39 25 62.28 ± 6.59 62.28 ± 6.59 18.07 (11.22) 12 32,0% L Italy RIA (incStar). CV между и внутри анализов составили 10,2% и 8,1% соответственно Romagnoli et al. 39 39 22 62.36 ± 10.41 35.47 (19.53) (19.53) 12 4,5% H H Souberbelle et al. 39 280 70 * N / A N / A 12 59.6% H H France Combaine Complderly CPBA (Amersham Pharmacia Biotech) Van der Wielen и др. 35 410 410 71-76 13.90 (N / A) (N / A) 12 47,0% 47,0% L Europe 9082 Europe Свободные живые пожилые женщины CPBA (TNO NUTRION и NUCH INDUSION ). CV между анализами 7–10%, CV внутри анализов 4–7% Kinyamu et al. 36 36 245 71 ± 3 3 34.60 (11.10) (11.10) 12 4,0% B NE, США Свободные живые пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения Неравновесных радиорецепторный анализ (Incstar).CV внутри анализа 10% Kinyamu et al. 36 36 131 71 ± 4 28.97 (9.06) (9.06) 12 <1,0% B NE, США NE, США Свободные живые пожилые женщины принимают витамин D Дополнение Киньяму и др. 15 15 64 71 ± 4 71 ± 4 29 (8) 29 (8) 12 9082 12 1,6% Le Ne, США Ne, USA Пожилые люди, подверженные воздействию солнечного света .Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5% Chapuy et al. 37 37 440 80-3 80 ± 3 16.73 (9.84) 12 39.00% 39.00% L Франция Пожилые здоровые женщины, живущие на дому RIA (IncStar). Различия между и внутри анализов составляли 11% и 5% Kinyamu et al. 15   60 84 ± 9 27 (11) 12 8.00% L Северная Каролина, США Население домов престарелых, не подвергающееся воздействию солнечного света Анализ конкурентного связывания. Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5% Jacques et al. 38 38 469 65-95 27.95 (11.42) (11.42) 15 14.50% B MA, США Framingham Heart Eзнание CPBA.CV между и внутри анализов составляли 10 % и 7 % соответственно Rapuri et al. 39 39 307 71 ± 0.20 91 ± 0.3 (0.072) 27,3 (0,072) 15 12.00% L NE, США Пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения CPBA. Очистка сыворотки на картриджах Sek-Pak (Waters Associates). CV между анализами 5% Rapuri et al. 39   101 72 ± 0.045 31.97 (N / A) 15 3,60% 3,60825 NE, США Пожилые люди Пожилые люди Пожилые люди, субпродавшиеся с витамином D Elliot et al. 40 40 49 89 (68-100) N / A N / A 20 60825 Le Wi, USA Женщины из долгосрочного ухода, 70% жителей, все амбулаторные RIA (Nichols Laboratories).CV между и внутри тестов составили 10,9% и 10,2% соответственно

9082 9082 91 ± 0.3 (0.072)
Исследование/авторы . п . Средний возраст (лет) б . Средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке (нг/мл) (SD) . Пороговая концентрация 25(OH)D в сыворотке, (нг/мл) c . Население ниже концентрации (%) . Сезон д . Место учебы . Другие популяционные характеристики . Метод анализа e .
Brot и др. 29 2016 2016 45-48 N / A 10 7,0% 7,0% L Denmark Здоровые женщины CPBA.(Lund & Sorensen, 1979) CV между и внутри анализов составляли 10,2% и 8,3% соответственно
Brot et al. 29 29 2016 2016 N / 9 N / A 10 30% H H Denmark Здоровые женщины
Brot et al. 29 29 <2016 45-48 10 10 32,8% L Denmark Здоровые женщины, которые избегают солнца и не добавляют с витамином D
Семба и др. 30 30 371 65+ 65+ 20.82 (N / a) 10 12.6% B B Whas I, более инвалидные женщины ASIORECEPTOR ASSAY (Диагностика института Никольса ). CV между и внутри анализа составили 9,6% и 7,5% соответственно
Semba et al. 30   682 70–80 22 (нет данных) 10 6.2% B Балтимор, США WHAS II, меньше женщин-инвалидов
Ley et al. 31 39 74-98 74-98 10.44 (5.58) 10 49,0% 49,0% 9082 L New Zealand Пожилые люди, живущие на объекте по уходу, 82% самостоятельно Mobile RIA ( комплект Incstar)
Ley и др. 31   36 74–98 15.61 (9.27) 10 3 H H New Zealand Пожилые люди Пожилые люди, живущие в учреждении по уходу, 82% самостоятельно Mobile
Flicker et al. 30157 39 667 83,7 ± 8.7 15.63 (8) 10 22,0% 22,0% B Австралия Жилая население, низкий уровень ухода RIA (INCSTAR). CV между анализами был 9.2% для низкого контроля (24 нмоль/л) и 11,8% для среднего контроля (58 нмоль/л)
Flicker et al. 30157 39 952 952 83,7 ± 9.1 12.36 (7.76) 12.36 (7.76) 10 B B Australia Жилой население, высокий уровень ухода
Sambrook et al . 16   252 86,7 ± 0,6  6.69 (4.72) F 11 86,0% 86,0% B Австралия Женщины в жилых помещениях и хостелах CPBA
Romagnoli et al. 39 39 25 62.28 ± 6.59 62.28 ± 6.59 18.07 (11.22) 12 32,0% L Italy RIA (incStar). CV между и внутри анализов составили 10,2% и 8,1% соответственно
Romagnoli et al. 39 39 22 62.36 ± 10.41 35.47 (19.53) (19.53) 12 4,5% H H
Souberbelle et al. 39 280 70 * N / A N / A 12 59.6% H H France Combaine Complderly CPBA (Amersham Pharmacia Biotech)
Van der Wielen и др. 35 410 410 71-76 13.90 (N / A) (N / A) 12 47,0% 47,0% L Europe Europe Свободные живые пожилые женщины CPBA (TNO NUTRION и NUCH INDUSION ). CV между анализами 7–10%, CV внутри анализов 4–7%
Kinyamu et al. 36 36 245 71 ± 3 3 34.60 (11.10) (11.10) 12 4,0% B NE, США Свободные живые пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения Неравновесных радиорецепторный анализ (Incstar).CV внутри анализа 10%
Kinyamu et al. 36 36 131 71 ± 4 28.97 (9.06) (9.06) 12 <1,0% B NE, США NE, США Свободные живые пожилые женщины принимают витамин D Дополнение
Киньяму и др. 15 15 64 71 ± 4 71 ± 4 29 (8) 29 (8) 12 12 1,6% Le Ne, США Ne, USA Пожилые люди, подверженные воздействию солнечного света .Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Chapuy et al. 37 37 440 80-3 80 ± 3 16.73 (9.84) 12 39.00% 39.00% L Франция Пожилые здоровые женщины, живущие на дому RIA (IncStar). Различия между и внутри анализов составляли 11% и 5%
Kinyamu et al. 15   60 84 ± 9 27 (11) 12 8.00% L Северная Каролина, США Население домов престарелых, не подвергающееся воздействию солнечного света Анализ конкурентного связывания. Очистка сыворотки на картриджах Sep-Pak (Waters Associates). Вариация между анализами 5%
Jacques et al. 38 38 469 65-95 27.95 (11.42) (11.42) 15 14.50% B MA, США Framingham Heart Eзнание CPBA.CV между и внутри анализов составляли 10 % и 7 % соответственно
Rapuri et al. 39 39 307 71 ± 0.20 27,3 (0,072) 15 12.00% L NE, США Пожилые женщины не принимают витамина D Дополнения CPBA. Очистка сыворотки на картриджах Sek-Pak (Waters Associates). CV между анализами 5%
Rapuri et al. 39   101 72 ± 0.045 31.97 (N / A) 15 3,60% 3,60825 NE, США Пожилые люди Пожилые люди Пожилые люди, субпродавшиеся с витамином D
Elliot et al. 40 40 49 89 (68-100) N / A N / A 20 60825 Le Wi, USA Женщины из долгосрочного ухода, 70% жителей, все амбулаторные RIA (Nichols Laboratories).CV между и внутри анализов составляли 10,9% и 10,2%, соответственно 12 нг/мл, Bettica и др. оценил распространенность недостаточности витамина D в 12,5% и средний уровень 25(OH)D в сыворотке 18,3 нг/мл, 17 , тогда как Isaia et al. оценил распространенность недостаточности витамина D в 76%, при среднем уровне 25(OH)D в сыворотке 10.9 нг/мл. 19 Кроме того, исследования, в которых изучались группы населения с более высокими средними уровнями 25(OH)D в сыворотке, как правило, использовали более высокие пороговые значения для уровней, используемых для определения недостаточности витамина D. Например, в Soontrapa et al. , средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке составила 33,3 нг/мл, а недостаточность витамина D была определена как ⩽25 нг/мл, 28 , в то время как в Bettica et al. , средняя концентрация 25(OH)D в сыворотке составляла 18,3 нг/мл, а недостаточность витамина D определялась как <12 нг/мл. 17

На основании этого обзора литературы факторы риска недостаточности витамина D, наиболее часто встречающиеся у женщин в постменопаузе, включают ограниченное пребывание на солнце и время, проведенное на открытом воздухе, недостаточное потребление витамина D с пищей, зимний сезон и пожилой возраст (> 70 лет). ).

Обсуждение

Мы обнаружили высокую распространенность недостаточности витамина D у женщин в постменопаузе с остеопорозом и/или другими нарушениями опорно-двигательного аппарата, особенно среди женщин с переломами и остеопорозом.Более чем у половины людей с переломами в анамнезе концентрация витамина D была <15 нг/мл, в диапазоне от 50% до 70%. Среди женщин с остеопорозом (включая направленных) распространенность недостаточности витамина D составляла от 12,5% до 76% при пороговом уровне 12 нг/мл. Даже некоторые женщины в постменопаузе без остеопороза и/или скелетно-мышечных заболеваний имеют высокий уровень недостаточности витамина D. Особенно это касается женщин, живущих в домах престарелых за пределами США. У пожилых женщин, находящихся в специализированных учреждениях, недостаточность витамина D связана с недостаточным потреблением витамина D и отсутствием воздействия солнечного света.Хотя можно было бы ожидать более низких концентраций витамина D в популяции домов престарелых, не подвергающихся воздействию солнечного света, по сравнению с популяцией, живущей на свободе, в исследовании, проведенном в США, эти две популяции имели одинаковые концентрации 25(OH)D в сыворотке, вероятно, из-за кормления грудью. домашняя политика обеспечения высокого потребления молока, обогащенного как витамином D, так и кальцием. 15 Недостаточный уровень витамина D также отмечается среди женщин, не принимающих добавки с витамином D или не подвергающихся воздействию солнечного света в Европе.Зимнее время и пожилой возраст (старше 70 лет) также связаны с более высокой распространенностью дефицита витамина D.

Поразительным результатом этого исследования является высокая распространенность недостаточности витамина D у лиц с остеопорозом и переломами в анамнезе. Это вызывает особую озабоченность, поскольку все больше данных свидетельствует о том, что достаточное количество витамина D может помочь предотвратить эти состояния. Считается, что недостаточный уровень витамина D способствует повышению уровня паратиреоидного гормона, что приводит к чрезмерному ремоделированию кости и, в конечном итоге, к ее ослаблению, а также связан со снижением мышечной силы и/или нервно-мышечного функционирования и времени реакции, что увеличивает риск падений. и переломы. 41, 42 Мерцание и др. также обнаружил положительную связь между когнитивными функциями и уровнем витамина D, что также может влиять на риск падений и переломов. 32 В ряде статей сообщалось, что добавки с витамином D снижают риск падений и переломов. 12, 22, 43–45 В одном метаанализе сообщалось о 22-процентном снижении числа падений, связанного с использованием добавок витамина D. 46 Другие исследования показали, что добавка витамина D может способствовать увеличению минеральной плотности костей. 47, 48 Недостаточный уровень витамина D также связан с хронической скелетно-мышечной болью, и его можно спутать с такими состояниями, как фибромиалгия. 49 Женщины в постклимактерическом периоде в первую очередь обеспокоены недостатком витамина D, так как они уже предрасположены к остеопорозу, связанному со снижением уровня эстрогена. У этих пациентов добавки могут быть полезны для повышения минеральной плотности костей. 50

Наиболее часто сообщаемыми факторами, связанными с неадекватным уровнем витамина D, были малое пребывание на солнце, низкое потребление витамина D с пищей (включая добавки) и пожилой возраст.Отсутствие пребывания на солнце из-за пребывания в помещении в сочетании с биологическими последствиями старения может способствовать более высокой распространенности недостаточности витамина D у пожилых людей. Кроме того, уровни ПТГ у пожилых людей выше, чем у молодых людей при сходных уровнях 25(OH)D в сыворотке, что может неблагоприятно влиять на скелет. 51 Эти результаты свидетельствуют о том, что более высокие дозы витамина D могут быть необходимы пожилым людям для преодоления высокой активности паращитовидных желез, возможно, в результате снижения функции почек.

Пороговые значения, используемые для выявления неадекватного уровня витамина D, сильно различались в разных исследованиях, что затрудняло обобщение и сравнение результатов. Кроме того, существует непоследовательное использование терминов «недостаточность» и «недостаточность». Например, в некоторых статьях дефицит определяется как концентрация 25(OH)D в сыворотке крови 20 нг/мл или 15 нг/мл и ниже, 25, 40 , в то время как в других исследованиях эти же концентрации называются недостаточностью витамина D . 24, 26 Многие авторы утверждают, что уровень витамина D недостаточен в момент, когда ПТГ начинает повышаться, что свидетельствует о гомеостатической адаптации.Эксперты даже расходятся во мнениях, когда советуют клиническому миру о соответствующих уровнях достаточности и о том, когда давать добавки. Некоторые авторы советуют, что точка, при которой добавка необходима, — это любой уровень в сыворотке крови <32 нг/мл, и утверждают, что другие по-прежнему считают это слишком низким, 52 , в то время как Холик рекомендует считать концентрацию 20 нг/мл достаточной. . 53 Принимая во внимание широкий диапазон пороговых значений, используемых для определения недостаточности витамина D, и широкий диапазон рекомендаций по определению достаточной концентрации витамина D (от ⩽20 нг/мл до ⩽32 нг/мл), мы предлагаем пороговая концентрация 25(OH)D должна быть установлена ​​на уровне 30 нг/мл для «недостаточности витамина D», что будет охватывать большинство рекомендаций экспертов и определений дефицита и недостаточности витамина D, используемых в самой последней литературе. 42, 54–57 Этот предполагаемый порог для определения недостаточности витамина D согласуется со средним порогом 75 нмоль/л (∼29,5 нг/мл), полученным в результате консенсуса, о котором сообщил Dawson-Hughes et al. , чтобы иметь меньший риск перелома. 58 Если бы это пороговое значение 25(OH)D в 30 нг/мл использовалось для определения неадекватности витамина D в рассмотренных исследованиях, мы, вероятно, обнаружили бы более высокую долю женщин в постменопаузе с витамином-D- неадекватный.

Как и во всех исследованиях, у наших выводов есть некоторые ограничения.В частности, сообщалось о высокой вариабельности результатов анализа 25(OH)D между лабораториями для одного и того же метода анализа. 59, 60 В результате некоторые исследования могли недооценивать распространенность низкого уровня 25(OH)D, тогда как другие могли его переоценивать. Невозможно оценить, как такие различия могли повлиять на результаты. Тем не менее, даже если бы в некоторых исследованиях распределение значений 25(OH)D было смещено на 5 или 10 нг/мл, у значительной части людей все равно были бы значения <30 нг/мл. 52, 53 Однако эти межлабораторные различия и отсутствие последовательности в определении и сообщении о низком уровне витамина D не позволили нам провести сравнение всех исследований и провести формальный метаанализ.

В заключение, неадекватные уровни витамина D были зарегистрированы у женщин в постменопаузе и часто затрагивают большую часть таких женщин. Добавки витамина D в этой группе могут предложить возможности для предотвращения падений и переломов. Это может быть особенно важно для пожилых людей и пациентов с остеопорозом.

Это исследование частично финансировалось Merck & Co., Inc. Д-р Шувайю С. Сен, один из авторов этой рукописи, является сотрудником Merck & Co., Inc. Д-р С. Боонен является старшим клиническим исследователем. из Фонда научных исследований — Фландрия, Бельгия (FWO-Vlaanderen) и заведующий кафедрой метаболических заболеваний костей Лёвенского университета. Его часть этой работы была поддержана грантом G.0171.03 от FWO-Vlaanderen.

Каталожные номера

1

Холик МФ.Витамин D: значение в профилактике рака, диабета 1 типа, сердечных заболеваний и остеопороза.

Am J Clin Nutr

2004

;

79

:

362

–71,2

Сол AW. Витамин D: дефицит, разнообразие и дозировка.

Дж Ортомолекуляр Мед

2003

;

18

:

194

–204.3

Welch TR, Bergstrom WH, Tsang RC. Рахит с дефицитом витамина D: возрождение некогда побежденной болезни.

J Педиатр

2000

;

137

:

143

–5.4

Плеве ЗЕ. Дефицит витамина D в 21 веке: ненужная пандемия?

Клин Эндокринол (Oxf)

2003

;

59

:

22

–4,5

Губы P. Субоптимальный статус витамина D: фактор риска остеопороза.

Ад Нутр Рез

1994

;

9

:

151

–66,6

Aaron JE, Gallagher JC, Anderson J, Stasiak L, Longton EB, Nordin BEC, Nicholson M. Частота остеомаляции и остеопороза при переломах проксимального отдела бедра.

Ланцет

1974

;

303

:

229

–33,7

Exton-Smith AN, Hodkinson HM, Stanton, BR. Питание и метаболические заболевания костей в пожилом возрасте.

Ланцет

1966

;

2

:

999

–1001,8

Gennari C. Питание с кальцием и витамином D и заболевания костей пожилых людей.

Нутр общественного здравоохранения

2001

;

4

:

547

–59,9

Ринге Д.Д. Дефицит витамина D и остеопатии.

Остеопорос, международный

1998

;

8(Приложение 2)

:

S35

–9.10

Gloth FM III, Тобин Д.Д. Дефицит витамина D у пожилых людей.

J Am Geriatr Soc

1995

;

43

:

822

–8.11

Bischoff-Ferrari HA, Dietrich T, Orav EJ, Hu FB, Zhang Y, Karlson EW, Dawson-Hughes B. Более высокие концентрации 25-гидроксивитамина D связаны с лучшей функцией нижних конечностей у как активные, так и неактивные лица в возрасте >60  лет.

Am J Clin Nutr

2004

;

80

:

752

–8.12

Bischoff HA, Stahelin HB, Dick W, Akos R, Knecht M, Salis C, Nebiker M, Theiler R, Pfeifer M, Begerow B, Lew RA, Conzelmann M. Влияние витамина D и добавление кальция при падениях: рандомизированное контролируемое исследование.

J Bone Miner Res

2003

;

18

:

343

–51.13

Джордан К.М., Купер К. Эпидемиология остеопороза.

Best Pract Res Clin Rheumatol

2002

;

16

:

795

–806.14

Carnevale V, Modoni S, Pileri M, Di Giorgio A, Chiodini I, Minisola S, Vieth R, Scillitani A. Продольная оценка статуса витамина D у здоровых людей из южной Италии: сезонные и гендерные различия.

Остеопорос Инт

2001

;

12

:

1026

–30.15

Киньяму Х.К., Галлахер Дж.К., Балхорн К.Е., Петраник К.М., Рафферти К.А. Метаболиты витамина D в сыворотке и абсорбция кальция у здоровых и пожилых женщин, живущих на свободе, и у женщин в домах престарелых.

Am J Clin Nutr

1997

;

65

:

790

–7.16

Sambrook PN, Cameron ID, Cumming RG, Lord SR, Schwarz JM, Trube A, March LM. Дефицит витамина D часто встречается у ослабленных пожилых людей, находящихся в специализированных учреждениях, в северном Сиднее.

Med J Aust

2002

;

176

:

560

.17

Bettica P, Bevilacqua M, Vago T, Norbiato G. Высокая распространенность гиповитаминоза D среди свободноживущих женщин в постменопаузе, направленных в амбулаторную клинику остеопороза в северной Италии для первоначального скрининга.

Остеопорос Инт

1999

;

9

:

226

–9.18

Carnevale V, Manfredi G, Romagnoli E, De Geronimo S, Paglia F, Pepe J, Scillitani A, D’Erasmo E, Minisola S. Статус витамина D у женщин с первичным гиперпаратиреозом: играет ли она роль в повреждении скелета?

Клин Эндокринол (Oxf)

2004

;

60

:

81

–6.19

Исайя Г., Джорджино Р., Рини Г.Б., Бевилаква М., Могери Д., Адами С. Распространенность гиповитаминоза D у пожилых женщин в Италии: клинические последствия и факторы риска.

Остеопорос Инт

2003

;

14

:

577

–82,20

Сахота О., Масуд Т., Сан П., Хоскинг Д.Дж. Недостаточность витамина D увеличивает маркеры метаболизма костной ткани и усиливает потерю костной массы в области тазобедренного сустава у пациентов с установленным остеопорозом позвоночника.

Клин Эндокринол (Oxf)

1999

;

51

:

217

–21.21

Le Boff MS, Kohlmeier L, Hurwitz S, Franklin J, Wright J, Glowacki J. Скрытый дефицит витамина D у женщин в постменопаузе в США с острым переломом бедра.

ДЖАМА

1999

;

281

:

1505

–11.22

Харвуд Р.Х., Сахота О., Гейнор К., Масуд Т., Хоскинг Д.Дж. Рандомизированное контролируемое сравнение различных схем приема кальция и витамина D у пожилых женщин после перелома бедра: Ноттингемское исследование шеи бедренной кости (NoNOF).

Возраст Старение

2004

;

33

:

45

–51.23

Агуадо П., дель Кампо М.Т., Гарсес М.В., Гонсалес-Касаус М.Л., Бернад М., Хихон-Банос Дж., Мартин Мола Э., Торрихос А., Мартинес М.Э.Низкий уровень витамина D у амбулаторных женщин в постменопаузе из ревматологической клиники в Мадриде, Испания: их связь с минеральной плотностью костей.

Остеопорос Инт

2000

;

11

:

739

–44,24

Липс П., Дуонг Т., Олексик А., Блэк Д., Каммингс С., Кокс Д., Никельсен Т. Глобальное исследование статуса витамина D и функции паращитовидной железы у женщин в постменопаузе с остеопорозом: исходные данные множественные результаты клинических испытаний по оценке ралоксифена.

J Clin Endocrinol Metab

2001

;

86

:

1212

–21.25

Гловацкий Дж., Гурвиц С., Торнхилл Т.С., Келли М., Ле Бофф М.С. Остеопороз и дефицит витамина D у женщин в постменопаузе с остеоартритом, перенесших тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава.

J Bone Joint Surg Am

2003

;

85-A

:

2371

–7.26

Мескита-Рая П., Муньос-Торрес М., Луна Х.Д., Луна В., Лопес-Родригес Ф., Торрес-Вела Э., Эскобар-Хименес Ф.Связь между недостаточностью витамина D, плотностью костей и метаболизмом костей у здоровых женщин в постменопаузе.

J Bone Miner Res

2001

;

16

:

1408

–15.27

Джесудасон Д., Нид А.Г., Горовиц М., О’Лафлин Д.О., Моррис А., Нордин Б.Е.К. Взаимосвязь между сывороточным гидроксивитамином D и маркерами резорбции кости при недостаточности витамина D.

Кость

2002

;

31

:

626

–30.28

Сунтрапа С., Сунтрапа С., Пончайякул С., Сомбунпорн С., Сомбунпорн В., Чайлуркит ЛО.Распространенность гиповитаминоза D у пожилых женщин, проживающих в городских районах провинции Кхон Каен, Таиланд.

J Med Assoc Thai

2001

;

84 (Прил. 2)

:

S534

–41,29

Брот К., Вестергаард П., Колтхофф Н., Грэм Дж., Герман А.П., Соренсен О.Х. Статус витамина D и его адекватность у здоровых датских женщин в перименопаузе: взаимосвязь с потреблением пищи, воздействием солнца и сывороточным паратиреоидным гормоном.

Бр Ж Нутр

2001

;

86(Доп.1)

:

S97

–103.30

Семба Р.Д., Гаррет Э., Джонсон Б.А., Гуральник Дж.М., Фрид Л.П. Дефицит витамина D у пожилых женщин с инвалидностью и без нее.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

:

1529

–34.31

Лей С.Дж., Хорват С.К., Стюарт Дж.М. Необходимо обратить внимание на высокую распространенность дефицита витамина D среди нашего пожилого населения.

N Z Med J

1999

;

112

:

471

–2,32

Фликер Л., Мид К., Макиннис Р.Дж., Ноусон С., Шерер С., Штейн М.С., Томас Дж., Хоппер Д.Л., Уорк Д.Д.Уровень витамина D в сыворотке и падения у пожилых женщин в учреждениях интернатного типа в Австралии.

J Am Geriatr Soc

2003

;

51

:

1533

–8.33

Romagnoli E, Caravella P, Scarnecchia L, Martinez P, Minisola S. Гиповитаминоз D у итальянской популяции здоровых людей и госпитализированных пациентов.

Бр Ж Нутр

1999

;

81

:

133

–7.34

Субербей Ж.К., Кормье К., Киндерманс К., Пинг Г., Кантор Ф.Ф., Больё Э.Е.Статус витамина D и переопределение референтного диапазона паратиреоидного гормона в сыворотке крови у пожилых людей.

J Clin Endocrinol Metab

2001

;

86

:

3086

–90,35

Van der Wielen RPJ, Lowik MRH, can den Gerg H, de Groot LCPJM, Haller J, Moreiras O, Van Staveren WA. Концентрация витамина D в сыворотке у пожилых людей в Европе.

Ланцет

1995

;

346

:

207

–10.36

Kinyamu HK, Gallagher JC, Rafferty KA, Balhorn KE.Потребление кальция и витамина D с пищей у пожилых женщин: влияние на сывороточный гормон паращитовидной железы и метаболиты витамина D.

Am J Clin Nutr

1998

;

67

:

342

–8,37

Chapuy MC, Schott AM, Garnero P, Hans D, Delmas PD, Meunier PJ и исследовательская группа EPIDOS. Здоровые пожилые француженки, живущие дома, имеют вторичный гиперпаратиреоз и повышенный костный метаболизм зимой.

J Clin Endocrinol Metab

1996

;

81

:

1129

–33.38

Jacques PF, Felson DT, Tucker KL, Mahnken B, Wilson PW, Rosenberg IH, Rush D. Plamsa 25 гидроксивитамин D и его детерминанты у пожилых людей.

Am J Clin Nutr

1997

;

66

:

929

–36.39

Rapuri PB, Gallagher JC, Haynatxki G. Влияние добавок витамина D2 и D3 на концентрацию 250HD в сыворотке у пожилых женщин летом и зимой.

Calic Tissue Int

2004

;

74

:

150

–6.40

Эллиот М.Э., Бинкли Н.К., Карнес М., Циммерман Д.Р., Петерсен К., Кнапп К., Белке Дж.М., Ахманн Н., Кизер М.А. Риск переломов у женщин при длительном лечении: высокая распространенность пяточного остеопороза и гиповитаминоза D.

Фармакотерапия

2003

;

23

:

702

–10.41

Bischoff HA. Важность максимизации витамина D в рационе пожилых людей с точки зрения функции и падения.

Гериатрия и старение

2003

;

6

:

41

–4.42

Аллен Т.Дж., Дхеси Дж. Гиповитаминоз D у пожилых людей.

Геронтология

2003

;

49

:

273

–8.43

Richy F, Ethgen O, Bruyere O, Reginster JY. Эффективность альфакальцидола и кальцитриола при первичном и вызванном кортикостероидами остеопорозе: метаанализ их влияния на минеральную плотность кости и частоту переломов.

Остеопорос Инт

2004

;

15

:

301

–10,44

Доусон-Хьюз Б., Харрис С.С., Кралл Э.А., Даллал Г.Э.Влияние добавок кальция и витамина D на плотность костей у мужчин и женщин в возрасте 65 лет и старше.

N Engl J Med

1997

;

337

:

670

–6.45

Chapuy MC, Arlot ME, Duboeuf F, Brun J, Crouzet B, Arnaud S, Delmas PD, Meunier PJ. Витамин D и кальций для предотвращения переломов бедра у пожилых женщин.

N Engl J Med

1992

;

327

:

1637

–42,46

Bischoff-Ferrari HA, Dawson-Hughes B, Willett WC, Staehelin HB, Bazemore MG, Zee RY, Wong JB.Влияние витамина D на падения: метаанализ.

ДЖАМА

2004

;

291

:

1999

–2006.47

Simon J, Leboff M, Wright J, Glowacki J. Переломы у пожилых людей и витамин D.

J Nutr Health Aging

2002

;

6

:

406

–12.48

Бразьер М., Камель С., Маамер М., Агбомсон Ф., Элеспер И., Гарабедян М., Десмет Г., Себерт Д.Л. Маркер костного ремоделирования у лиц пожилого возраста: последствия дефицита витамина D и его коррекция.

J Bone Miner Res

1995

;

10

:

1753

–61,49

Hollick MF. Витамин D: перспектива тысячелетия.

J Cell Biochem

2003

;

88

:

296

–307,50

Малабанан АО и Холик МФ. Витамин D и здоровье костей у женщин в постменопаузе.

J Women Health

2003

;

12

:

151

–6,51

Вьет Р., Ладак Ю., Уолфиш П.Г. Возрастные изменения соотношения 25-гидроксивитамина D и паратиреоидного гормона предполагают другую причину, по которой пожилым людям требуется больше витамина D.

J Clin Endocrinol Metab

2003

;

88

:

185

–91,52

Хини RP. Витамин D: сколько нам нужно, а сколько слишком много?

Остеопорос Инт

2000

;

11

:

553

–5,53

Холик МФ. Дефицит витамина D: какая это боль.

Mayo Clin Proc

2003

;

78

:

1457

–9,54

Рао ДС. Перспектива оценки питания витамином D.

Дж Клин Денситом

1999

;

2

:

457

–64.55

Гомес-Алонсо К., Навес-Диас М.Л., Родригес Г.М., Фернандес-Мартин Х.Л., Канната-Андиа Х.Б. [Обзор концепции достаточности и недостаточности витамина D]

Нефрология

2003

;

23(Suppl. 2)

:

73

–7,56

Ovesen L, Andersen R, Jakobsen J. Географические различия в статусе витамина D, с особым упором на европейские страны.

Proc Nutr Soc

2003

;

62

:

813

–21,57

Эриксен Э.Ф., Глеруп Х.Дефицит витамина D и старение: последствия для общего состояния здоровья и остеопороза.

Биогеронтология

2002

;

3

:

73

–7,58

Dawson-Hughes B, Heaney RP, Holick MF, Lips P, Meunier PJ, Vieth R. Круглый стол по витамину D. В: Бакхардт П., Доусон-Хьюз Б., Хини Р.П., ред.

Пищевые аспекты остеопороза,

2-е изд. Elsevier, Сан-Диего,

2004

:

263

–70,59

Бинкли Н., Другер Д., Каугилл К.С., Плам Л., Лейк Э., Хансен К.Е., ДеЛука Х.Ф., Дрезнер М.К.Вариация анализа затрудняет диагностику гиповитаминоза D: призыв к стандартизации.

J Clin Endocrinol Metab

2004

;

89

:

3152

–7,60

Lips P, Chapuy MC, Dawson-Hughes B, Pols HAP, Holick MF. Международное сравнение показателей уровня 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови.

Остеопорос Инт

1999

;

9

:

394

–7.

Примечания автора

От 1Университета Рутгерса, Пискатауэй, США, 2Университета Крейтона, Омаха, США, 3Левенского университетского центра метаболических заболеваний костей и отделения гериатрической медицины, Католического университета Лёвен, Лёвен, Бельгия, 4Innovative Health Solutions Corporation, Бруклин, США, и 5Outcomes Research Department, Merck & Company, Whitehouse Station, USA

© The Author, 2005.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Copyright © 2008 - 2022