Течение ротавирусной инфекции: ᐈ Ротавирус: симптомы, лечение ~【Киев】

Содержание

Ротавирусная инфекция у детей

Ротавирусная инфекция у детей – острое инфекционное заболевание, вызываемое патогенными ротавирусами и протекающее с преимущественным поражением желудочно-кишечного тракта. При ротавирусной инфекции у детей развивается острый гастроэнтерит с лихорадкой, тошнотой, рвотой, диареей и абдоминальными болями, сопровождающийся интоксикацией и респираторным синдромом. Диагноз ротавирусной инфекции у детей ставится на основании комплекса клинических и эпидемиологических данных и результатов лабораторных исследований. Лечение ротавирусной инфекции у детей включает регидратационную, дезинтоксикационную терапию, лечебную диету, прием спазмолитиков, ферментов, энтеросорбентов, пробиотиков, противовирусных и иммунотропных препаратов.

Общие сведения

Ротавирусная инфекция относится к группе вирусных диарей, встречающихся в любом возрастном периоде, но наиболее часто регистрируется у детей. Это распространенное заболевание в практике педиатров, детских гастроэнтерологов, детских инфекционистов.

Естественная восприимчивость детей к ротавирусной инфекции очень высока. Практически все дети переболевают ротавирусной инфекцией (иногда неоднократно) в первые 5 лет жизни, причем 70–80% случаев заболевания приходится на детей в возрасте от 6 месяцев до 2 лет, особенно находящихся на искусственном вскармливании. Дети первых 3-х месяцев жизни болеют ротавирусной инфекцией относительно редко из-за наличия пассивного иммунитета, полученного трапсплацентарно или с грудным молоком, однако при его отсутствии могут заболевать и новорожденные. Повторные случаи ротавирусной инфекции у детей возможны спустя 6-12 месяцев после перенесенного заболевания при заражении другим сероваром ротавируса. Дети, переболевшие ротавирусной инфекцией, обычно легче переносят последующие случаи заболевания.

Причины ротавирусной инфекции у детей

Источником ротавирусной инфекции у детей является больной человек с манифестной или бессимптомной формой заболевания. Механизм передачи ротавирусной инфекции у детей — фекально-оральный, может осуществляться через пищевые продукты (чаще молочные), водопроводную воду, а также через бытовые контакты (грязные руки, загрязненные предметы обихода, игрушки, белье).

Наибольшее выделение вирусных частиц больным наблюдается в первые 3-5 суток заболевания. Ротавирусная инфекция у детей активизируется сезонно; подъем заболеваемости отмечается в зимне-весенний период, иногда возникают спорадические случаи. Нередко отмечаются групповые заболевания и массовые вспышки в детских коллективах (дошкольных и школьных учреждениях, стационарах).

Возбудителями ротавирусной инфекции у детей являются энтеротропные РНК-содержащие вирусы рода Rotavirus, включающие 7 серогрупп (большинство ротавирусов человека относятся к группе A). Ротавирусы высокоустойчивы во внешней среде, сохраняют многомесячную жизнеспособность при замораживании, но быстро погибают при кипячении. Ротавирусная инфекция вызывает повреждение и разрушение микроворсинок тонкой кишки, приводящее к вторичной дисахаридазной недостаточности, накоплению негидролизованных дисахаридов (лактозы), нарушению реабсорбции воды и электролитов, развитию у ребенка диарейного синдрома и дегидратации.

Снижение интерфероногенеза в острую фазу и в период реконвалесценции при ротавирусной инфекции у детей является одной из причин затяжного и хронического течения заболевания.

Симптомы ротавирусной инфекции у детей

Инкубационный период ротавирусной инфекции у детей может продолжаться от 12 часов до 1-5 суток. В клинической картине на первый план выходит поражение ЖКТ в форме острого гастроэнтерита и интоксикация; респираторный синдром может сопровождать или предшествовать основным расстройствам. Симптомы ротавирусной инфекции у детей характеризуются острым началом и развиваются в течение суток, иногда может иметь место продромальный период с незначительным изменением состояния. По тяжести течения ротавирусная инфекция разделяется на легкую, среднетяжелую и тяжелую формы. Могут иметь место атипичные стертые формы (как правило, у недоношенных и новорожденных детей), а также носительство ротавируса. Ротавирусная инфекция у детей имеет циклическое течение, тяжесть заболевания зависит от продолжительности и степени дегидратации (эксикоза I, II, III степени) и интоксикации.

В стадию выраженных клинических проявлений отмечается лихорадка (38,5-39ºC), тошнота, рвота повторного или многократного характера, диарея, абдоминальные боли, метеоризм, урчание по ходу кишечника.

Для ротавирусной инфекции у детей характерен обильный, водянисто-пенистый стул желто-зеленого цвета, с резким запахом, без видимых патологических примесей, иногда со слизью. В зависимости от тяжести заболевания частота стула колеблется от 3 до 20 раз в сутки; диарея сохраняется до 3-7 дней.

Интоксикационный синдром у детей при легком и среднетяжелом течении ротавирусной инфекции характеризуется резкой слабостью, бледностью кожных покровов, головной болью, в тяжелых случаях – адинамией, головокружением, обморочным состоянием, судорогами мышц конечностей; у детей первого года жизни отмечается падение массы тела, снижение тургора тканей.

Респираторными проявлениями ротавирусной инфекции у детей служат умеренная гиперемия и боль в горле, насморк, небольшой суховатый кашель, конъюнктивит. Выздоровление при ротавирусной инфекции у детей наступает обычно через 5-12 дней, при тяжелом течении — позднее.

Осложнениями ротавирусной инфекции у детей могут выступать циркуляторные расстройства, острая сердечно-сосудистая и почечная недостаточность, присоединение бактериальной инфекции, обострение имеющейся гастроэнтерологической патологии — хронического гастрита, энтероколита, дисбактериоза кишечника.

Диагностика

Диагноз ротавирусного гастроэнтерита у детей ставится на основании комплекса клинических и эпидемиологических данных, результатов лабораторных исследований (вирусологических, бактериологических, серологических, молекулярно-генетических).

Учитываются ведущий клинический синдром, сочетание и последовательность появления симптомов, локализация патологического процесса (гастрит, энтерит, колит и т. д.), возраст ребенка, наличие острой кишечной инфекции в его окружении, предполагаемый источник заражения, сезонность. Диагностика ротавирусной инфекции у детей облегчается при наличии семейного очага или эпидемической вспышки заболевания.

Подтверждением ротавирусной инфекции у детей является обнаружение вирусных частиц и антигенов, вирусной РНК и специфических антител в фекалиях, рвотных массах, сыворотке крови. Генетический материал ротавируса в фекалиях позволяют выявить ПЦР, метод точечной гибридизации, электрофорез РНК в ПААГ. Морфологическая идентификация ротавирусной инфекции у детей проводится с помощью электронной микроскопии, ИФА, РПГА, реакции диффузной преципитации, латекс-агглютинации, РИФ, выделения ротавируса в культуре клеток, радиоиммунного анализа (РИА). Определение специфических антител к ротавирусу в крови больного (методами твердофазной реакции коагглютинации, РТГА, РСК, РНВ) проводят с 5-го дня от начала заболевания.

При ротавирусной инфекции у детей результаты бактериологического исследования кала на основные кишечные инфекции – отрицательные. Вспомогательное значение в постановке диагноза имеет микроскопическое исследование кала – копрограмма, общий анализ мочи и крови.

Дифференциальная диагностика ротавирусной инфекции у детей проводится с дизентерией, сальмонеллезом, эшерихиозом, легкими формами холеры, пищевым отравлением, вирусными диареями другой этиологии (энтеровирусными и др.). В сложных, сомнительных случаях может быть проведена ректороманоскопия с аспирационной биопсией слизистой оболочки толстой кишки.

Лечение ротавирусной инфекции у детей

При ротавирусной инфекции у детей очень важны ранняя диагностика и своевременно начатое лечение. Дети с тяжелой и среднетяжелой формой ротавирусной инфекции подлежат госпитализации. Терапия заболевания является патогенетической и направлена на борьбу с дегидратацией, функциональными нарушениями со стороны сердечно-сосудистой и мочевыделительной систем, расстройствами пищеварения.

При развитии обезвоживания проводят регидратационную терапию: при I-II степени эксикоза ограничиваются пероральным приемом регидрона, глюкосолана; при III степени эксикоза – парентерально применяются растворы трисоль, ацесоль; с целью дезинтоксикации и улучшения гемодинамики — гемодез, полиглюкин. В случае необходимости назначаются жаропонижающие и спазмолитические препараты.

При ротавирусной инфекции применяются энтеросорбенты (активированный уголь, комбинированные препараты), ферменты (панкреатин), пробиотики (лактобактерии, бифидобактерии), пребиотики (лактулоза). Показана лечебная щадящая диета, соответствующая тяжести течения заболевания и возрасту ребенка. В острый период из пищевого рациона исключаются молоко и молочные продукты, ограничивается пища, богатая углеводами.

Этиотропное лечение ротавирусной инфекции у детей может включать противовирусные и иммунотропные средства (умифеновир, иммуноглобулин, рекомбинантный интерферон альфа), помогающие сокращению сроков клинических проявлений заболевания.

Прогноз и профилактика ротавирусной инфекции у детей

Прогноз ротавирусной инфекции зависит от тяжести клинических проявлений: при легкой и среднетяжелой форме – исход практически всегда благоприятный; при резком и длительном обезвоживании из-за развития сердечно-сосудистой и почечной недостаточности возможен летальный исход, особенно у детей из групп риска (новорожденных, недоношенных, детей с гипотрофией).

В целях профилактики ротавирусной инфекции у детей необходимо соблюдение правил личной гигиены и питания, грудное вскармливание, раннее выявление больных и их своевременная изоляция, соблюдение санитарно-гигиенического режима в очаге заболевания (семье и детском учреждении). В качестве специфической профилактики ротавирусной инфекции у детей используется вакцинация живыми оральными вакцинами.

Ротавирусная инфекция

 

Ротавирусная инфекция-ведущая причина острых гастроэнтеритов у детей во всех странах мира, на ее долю приходится ¾ всех диарей с неустановленной этиологией. Во всем мире ежегодно ротавирусной инфекцией болеет 111 млн. детей.

Ротавирусы во внешней среде более устойчивы, чем бактерии. В речной воде сохраняются до 10 дней, на овощах 25-30 дней, на хлопке и шерсти до 15-45 дней. Вирусы погибают при кипячении в течение 3-5 минут. Развитие вспышек ротавирусной инфекции наиболее часто связано с попаданием вируса на руки родителей и детей, игрушки, а также с несоблюдением правил личной гигиены.

Источник инфекции-человек, но не только больной, но и бактерионоситель, у которого нет клинических проявлений заболевания. Чаще всего бактерионосителями являются родители больных детей.

Ведущим механизмом передачи инфекции является фекально-оральный, что естественно для кишечных инфекций. Не исключается и воздушно-капельный механизм передачи инфекции.

Ротавирусная инфекция имеет разнообразные пути распространения:

  1. 1. Контактно-бытовой с возможностью передачи через грязные руки и предметы обихода, что объясняется устойчивостью вируса во внешней среде;
  2. 2. Водный — при употреблении инфицированной вирусами воды, в т.ч. бутиллированной;
  3. 3. Пищевой – при употреблении в пищу инфицированных продуктов.

Наиболее подвержены заболеваниям ротавирусной инфекцией дети раннего возраста, носительство у них достигает 21,5%, частота заболеваний у детей старшего возраста снижается до 4%.

Для ротавирусной инфекции характерна повышенная заболеваемость в осеннее и зимнее время года, что объясняется лучшим сохранением вируса при низких температурах. После перенесенного заболевания формируется нестойкий иммунитет.

Скрытый (инкубационный) период от момента заражения составляет 1-5 суток. Обычно заболевание начинается с триады симптомов: подъем температуры, рвота и понос. У 70% детей выявлено сочетание кишечного и респираторного синдромов. Катаральные явления однотипны: заложенность носа, гиперемия, зернистость зева, покашливание, редко – конъюнктивит, катаральный средний отит. Рвота встречается у 86% больных, является много кратной, продолжается в течение 1-3 дней. Для ротавирусной инфекции характерен жидкий или водянистый стул светло-желтого или белесоватого цвета, пенистый, с небольшим количеством слизи. К другим клиническим проявлениям инфекции относятся срыгивания, умеренные боли в животе, метеоризм, урчание по ходу кишечника.

Основным методом лечения ротавирусной инфекции у детей является диета: для детей до года низколактозные или безлактозные смеси, полное исключение из диеты каш на коровьем молоке, возможно применение 10% каш на овощном отваре. Для детей старше года предпочтение делается кислым молочным смесям. Исключаются продукты с высоким содержанием сахара, сырые фрукты, овощи с богатым содержанием клетчатки, цельное молоко, черный хлеб.

При ротавирусной инфекции у детей до года может быстро развиться обезвоживание, поэтому необходимо обращаться к педиатру при первых симптомах заболевания.

При ротавирусной инфекции профилактические мероприятия основываются на эпидемиологических особенностях заболевания и включают: обеспечение строгого соблюдения санитарных норм водоснабжения, кипячения питьевой воды не менее 3-5 минут с момента закипания, неукоснительного выполнения правил личной и общественной гигиены.

 

Rotavirus, антиген

Это наиболее чувствительный и специфичный метод диагностики ротавирусной инфекции, в основе которого лежит взаимодействие антиротавирусных антител с ротавирусным антигеном в кале.

Синонимы русские

Ротавирус, антиген.

Синонимы английские

Rotavirus antigen.

Метод исследования

Одностадийный иммунохроматографический метод.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Кал.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Подготовки не требуется.

Общая информация об исследовании

Ротавирусная инфекция – острое вирусное заболевание с фекально-оральным путем передачи, возбудителями которого являются РНКсодержащие ротавирусы (Rotavirus). Это самая частая причина тяжелой диареи у детей младшего возраста, а также у пожилых людей. Источник инфекции – больной человек. Инфицирование чаще всего происходит в холодное время года, инкубационный период длится от 15 часов до нескольких суток. Начало заболевания острое, с симптомами гастроэнтерита: тошнотой, рвотой, диареей, иногда лихорадкой. При отсутствии лечения может возникнуть обезвоживание и нарушение электролитного и кислотно-щелочного баланса.

Иногда ротавирусная инфекция протекает бессимптомно. Иммунитет после перенесенной инфекции нестойкий, поэтому возможно повторное развитие заболевания.

Наиболее чувствительным и специфичным методом диагностики ротавирусной инфекции является выявление антигена вируса в кале.

Для чего используется исследование?

  • Для выявления больных с ротавирусной инфекцией.
  • Для выявления вирусоносителей.

Когда назначается исследование?

  • При подозрении на ротавирусную инфекцию (на 1-4-й день предполагаемого заболевания).
  • При подозрении на носительство ротавируса.
  • При дифференциальной диагностике заболеваний, протекающих со сходными симптомами: холеры, эшерихиоза, сальмонеллеза, пищевых отравлений, дизентерии, других вирусных диарей и пр.

Что означают результаты?

Референсные значения: отрицательно.

Исследование наиболее целесообразно проводить в первые 4 суток заболевания, поскольку пик выделения вируса с калом приходится именно на этот период.

Причины положительного результата

  • Ротавирусная инфекция.
  • Бессимптомное течение ротавирусной инфекции (вирусоносительство).

Причины отрицательного результата

  • Отсутствие ротавирусной инфекции.
  • Небольшое количество вируса в кале.

Ротавирусная инфекция(кишечный грипп,желудочный грипп).Лечене ротавирусной инфекции

Обывательское название ротавирусной инфекции — кишечный грипп, желудочный грипп.
 
Возбудитель ротавирусной  инфекции
Ротавирусы устойчивы к факторам внешней среды, выдерживают действие эфира, хлороформа, ультразвука; их не разрушает многократное замораживание. Они погибают при обработке 95% этанолом. Вирус утрачивает активность при кипячении, обработке сильными кислотами и щелочами

Заболевание широко распространено во многих странах мира. В развивающихся странах на долю ротавирусной инфекции приходится около половины всех кишечных расстройств у детей первых двух лет жизни.

Считается, что 30—50% всех случаев поноса, требующих госпитализации вызвано ротавирусами. В семьях, где заболел ребенок, часто заболевают и взрослые, Также могут заболеть пожилые люди с ослабленным иммунитетом. На ротавирусную инфекцию приходится около 25% случаев так называемой диареи путешественников.

Ротавирусная инфекция может протекать и бессимптомно, такие случаи нередко обнаруживались у новорожденных. Такое течение в дальнейшем защищает детей от тяжелых ротавирусных гастроэнтеритов на протяжении первых 3 лет жизни.

Пути заражения ротавирусной  инфекцией
Основной механизм передачи ротавирусов — фекально-оральный. Зарегистрированы водные и пищевые вспышки ротавирусной инфекции. Особенностью эпидемического процесса при ротавирусной инфекции является зимне-весенняя сезонность, хотя спорадические заболевания регистрируются в течение всего года.

Источником инфекции при ротавирусном гастроэнтерите является инфицированный человек — больной или бессимптомно выделяющий ротавирусы с фекалиями. Вирусы в фекалиях заболевших появляются одновременно с развитием клинических симптомов, наибольшая концентрация их в кале регистрируется в первые 3 — 5 дней болезни. В эти дни больные представляют наибольшую эпидемиологическую опасность для лиц, контактирующих с ними. Наиболее частым источником заболевания для детей первого года жизни являются инфицированные ротавирусом матери; для взрослых и детей более старшего возраста — дети, в основном из детских коллективов. Возможность заражения человека от животных не доказана.

Инкубационный период ротавирусной  инфекции
Инкубационный период продолжается чаще всего от 12 — 24 часов до двух суток.

Клиническая картина ротавирусной  инфекции
(признаки ротавирусной инфекции)
Заболевание начинается остро. Развернутая картина болезни формируется уже через 12-24 ч от начала заболевания. У большинства госпитализированных детей температура тела достигает 37,9° С и выше, в тяжелых случаях — выше 39° С. При легких формах болезни выраженной лихорадки не бывает. Больные отмечают боли в эпигастральной области, тошноту, рвоту. Важным диагностическим признаком является сочетание двух ведущих клинических синдромов: гастроэнтерита и симптомов поражения верхних дыхательных путей. Катаральный синдром встречается приблизительно у 50% больных и проявляется в виде гиперемии и зернистости слизистых оболочек мягкого неба, небных дужек, язычка, задней стенки глотки, а также насморка, заложенности носа, кашля, болей в горле. В ряде случаев катаральные симптомы наблюдаются уже в продромальном периоде, до проявления симптомов гастроэнтерита.

При осмотре нередко отмечается покраснение зева, увеличение шейных лимфатических узлов. Характерен обильный жидкий водянистый стул без примеси слизи и крови.

При обильном жидком стуле может развиться обезвоживание.

Ротавирусное заболевание осложнений не дает. Причиной осложнений могут быть вторичные инфекции.

Иммунитет после перенесенного заболевания
У взрослых людей в 90% случаев антитела формируются в результате неоднократно перенесенных ротавирусных инфекций, но из-за разнообразия штаммов иммунитет нестоек и не спасает полностью от повторных заболеваний.

Лечение ротавирусной  инфекции
Специфических и препаратов, действующих на возбудителя заболевания нет. Лечение симптоматическое.

Внимание!!! В целях предупреждения осложнений рекомендуется проводить лечение под контролем врача.


Ротавирусная инфекция у взрослых — PMC

Lancet Infect Dis. 2004 г., февраль; 4(2): 91–99.

Evan J Anderson

a Отделение инфекционных заболеваний, Northwestern Memorial Hospital and Children’s Memorial Hospital, Chicago, IL

Stephen G Weber

b Отделение медицины, отделение инфекционных заболеваний, Программа инфекционного контроля , Больницы Чикагского университета, Чикаго, Иллинойс, США

a Отделение инфекционных заболеваний, Северо-западная мемориальная больница и Детская мемориальная больница, Чикаго, Иллинойс

b Медицинский факультет, Отделение инфекционных заболеваний, инфекционный контроль Программа, Больницы Чикагского университета, Чикаго, Иллинойс, США

* Для переписки: д-р Стивен Дж. Вебер, Медицинский факультет, Секция инфекционных заболеваний, Программа инфекционного контроля, Больницы Чикагского университета, MC 5065, 5841 South Maryland Avenue, Чикаго , Иллинойс 60637, США.Тел. +1 773 702 6776; факс: +1 773 702 8998 [email protected]Авторское право © 2004 Elsevier Ltd. Все права защищены.

С января 2020 года Elsevier создал ресурсный центр COVID-19 с бесплатной информацией на английском и китайском языках о новом коронавирусе COVID-19. Ресурсный центр COVID-19 размещен на Elsevier Connect, общедоступном новостном и информационном веб-сайте компании. Настоящим Elsevier разрешает сделать все свои исследования, связанные с COVID-19, которые доступны в ресурсном центре COVID-19, включая этот исследовательский контент, немедленно доступными в PubMed Central и других репозиториях, финансируемых государством, таких как база данных COVID ВОЗ с правами на неограниченное повторное использование в исследованиях и анализы в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются компанией Elsevier бесплатно до тех пор, пока ресурсный центр COVID-19 остается активным.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Резюме

В течение 30 лет ротавирус считался наиболее частой причиной инфекционного гастроэнтерита у младенцев и детей младшего возраста. Напротив, роль ротавируса как патогена у взрослых долгое время недооценивалась. Распространяясь фекально-оральным путем, ротавирусная инфекция у взрослых обычно проявляется тошнотой, недомоганием, головной болью, спазмами в животе, диареей и лихорадкой.Инфекция также может протекать бессимптомно. Ротавирусная инфекция у взрослых с ослабленным иммунитетом может протекать по-разному: от бессимптомного до тяжелого и устойчивого течения. Общие эпидемиологические условия для ротавирусной инфекции среди взрослых включают эндемическое заболевание, эпидемическую вспышку, инфекцию, связанную с поездками, и заболевание, возникающее в результате передачи от ребенка к взрослому. Для взрослых с подозрением на ротавирусную инфекцию доступны ограниченные диагностические и терапевтические альтернативы. Поскольку симптомы, как правило, проходят самостоятельно, поддерживающая терапия является правилом.Клиницисты, ведущие лечение взрослых с гастроэнтеритом, должны учитывать ротавирус при дифференциальной диагностике. В этом обзоре мы намерены познакомить клиницистов, которые в первую очередь оказывают помощь взрослым пациентам, с характерными особенностями патофизиологии, клинической картины, эпидемиологии, лечения и профилактики ротавирусной инфекции.

Инфекционный гастроэнтерит вызывает значительную заболеваемость и смертность во всем мире. Хотя различные виды бактерий уже давно связаны с желудочно-кишечными заболеваниями,1 конкретные вирусные причины этих инфекций не были определены до начала 1970-х годов.Однако с открытием вируса Норуолк в 1972 г.2 и ротавируса в 1973 г.3 были идентифицированы возбудители большинства небактериальных инфекций гастроэнтерита. Практически сразу спектр вирусов, вызывающих желудочно-кишечные инфекции у взрослых, был признан отличным от такового у детей. Среди детей младше 2 лет почти половина всех случаев диареи, требующих госпитализации, может быть связана с ротавирусной инфекцией. 4 Напротив, среди взрослых большинство небактериальных вспышек гастроэнтерита может быть связано с Норуолк-подобными вирусами.5

Важная роль, которую играют вирусные патогены, помимо Norwalk-подобных вирусов, у взрослых с гастроэнтеритом, еще не полностью оценена. В частности, вклад патогенов, которые обычно поражают детей, не признается большинством клиницистов, занимающихся лечением взрослых. Так обстоит дело с инфекциями взрослых, вызванными распространенным педиатрическим возбудителем ротавирусом. Здесь мы рассматриваем важные особенности микробиологии и патофизиологии ротавируса, а также соответствующие клинические и эпидемиологические особенности ротавирусной инфекции.

Структура

В 1973 году Bishop и коллеги3 описали уникальные вирусные частицы, полученные из слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки детей с гастроэнтеритом. Вирусы с похожим морфологическим внешним видом были обнаружены в 1963 г. в тканях кишечника мышей с диареей.6 Под электронным микроскопом вирусные частицы диаметром 70 нм, впервые описанные в этих сообщениях, имели вид колеса, что побудило название ротавирус от Латинская рота ( ).7

Электронные микрофотографии человеческого штамма ротавируса В.(A,B) Полный вирус; (A, C) этапы распада вирусных частиц, наблюдаемые в препаратах образцов стула (любезно предоставлено Корнелией Бухен-Осмонд, ICTVdB, универсальной базой данных вирусов Международного комитета по таксономии вирусов).

Ротавирус представляет собой безоболочечный вирус, в настоящее время отнесенный к семейству Reoviridae. 11 сегментов двухцепочечной РНК находятся внутри ядра. РНК кодирует шесть вирусных белков (VP), составляющих вирусный капсид, и шесть неструктурных белков (NSP).Ядро окружено внутренним капсидом, состоящим в основном из VP6, антигена первичной группы, 1, 8 и включает эпитоп, обнаруживаемый с помощью наиболее распространенных диагностических анализов. Другие структурные белки, по-видимому, также придают некоторую степень групповой специфичности.9 Внешний капсид в основном состоит из VP4 и VP7.10 VP4 вносит вклад в спицеобразные выступы, придающие ротавирусу форму колеса. Этот VP расщепляется трипсином in vitro с образованием VP5* и VP8*, которые, по-видимому, играют важную роль в клеточном прикреплении.9 Внутренний и внешний капсиды придают вирусной частице двухслойную икосаэдрическую структуру, визуализируемую при электронной микроскопии с отрицательным окрашиванием.10

Было показано, что семь различных групп ротавирусов (обозначенных от A до G) заражают различные виды животных. Из них только группы A, B и C были зарегистрированы как патогены для человека.9 Группа A является основным патогеном во всем мире и является группой, обнаруживаемой с помощью коммерчески доступных анализов. Дополнительные подгруппы и серотипы могут быть идентифицированы путем дальнейшей характеристики антигенов VP4, VP6 и VP7.10 Группа B, по-видимому, ограничивается эпидемическими инфекциями в Азии и на Индийском субконтиненте, тогда как ротавирусы группы C вызывают эндемические инфекции, которые часто остаются незамеченными.

Патогенез

Ротавирус передается от человека к человеку в основном фекально-оральным путем. Хотя ротавирус был обнаружен в моче и образцах верхних дыхательных путей,11, 12 считается, что эти биологические жидкости обычно не связаны с передачей инфекции. После приема внутрь частицы ротавируса переносятся в тонкий кишечник, где они попадают в зрелые энтероциты14 либо путем прямого проникновения, либо посредством кальций-зависимого эндоцитоза.14

После цитолитической репликации в зрелых энтероцитах тонкого кишечника новые частицы ротавируса могут инфицировать дистальные отделы тонкого кишечника или выделяться с фекалиями. Более 10 10 –10 11 вирусных частиц на грамм фекалий выделяются детьми во время инфекции.8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15 Количество ротавируса, выделяемого взрослыми, может варьировать . По крайней мере, в одном исследовании выделение было в 10–100 раз ниже при диарее путешественников.16 Бессимптомные взрослые могут выделять ротавирус в настолько малых количествах, что их невозможно обнаружить с помощью большинства рутинных анализов. 17

Механизм, посредством которого ротавирус вызывает диарею, плохо изучен. Несколько исследований включали изучение образцов слизистой оболочки человека. Имеющиеся отчеты описывают различные результаты: укорочение, уплощение и атрофию ворсинок, оголение микроворсинок, набухание митохондрий, растяжение эндоплазматического ретикулума, снижение концентрации дисахаридазы и инфильтрацию мононуклеарных клеток.14, 18, 19

В исследованиях на животных были выдвинуты дополнительные гипотезы о патофизиологии ротавирусного гастроэнтерита.В одном обзоре были отмечены сниженная способность кишечного эпителия поглощать жидкость и питательные вещества, 14 стимуляция энтеральной нервной системы, 20 локальная ишемия и укорочение ворсинок, приводящие к нарушению абсорбции питательных веществ. Мышиная модель ротавирусной инфекции предполагает, что ротавирус NSP4 действует как энтеротоксин, потенциально усиливая кальций-зависимую передачу сигналов секреции хлоридов.21, 22 Диарея, вызванная ротавирусом, вряд ли может быть полностью объяснена каким-либо одним процессом, скорее этому способствуют несколько механизмов. одновременно.14 Эти механизмы кратко представлены на панели 1. .3, 13, 14, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28

Панель 1

Потенциальные механизмы, с помощью которых ротавирус может вызывать диарею14

Уменьшенная поглощающая поверхность

Обнажение микроворсинок; укорочение, уплощение и атрофия ворсинок; инвазия ротавируса в ворсинки, вызывающая ишемию и укорочение3, 18, 19

Функционально нарушенное всасывание

Пониженные концентрации дисахаридазы; нарушение котранспорта глюкозы и натрия; снижение активности натрий-калиевой АТФазы, нарушающее электрохимический градиент3, 18, 19, 23, 24, 25

Повреждение клеток, нарушающее всасывание

Набухание митохондрий; растяжение эндоплазматического ретикулума; инфильтрация мононуклеарными клетками3, 13, 18, 19

Энтеротоксигенные эффекты ротавирусного белка NSP4

Вызывает повышение концентрации внутриклеточного кальция; на мышиных моделях действует как токсин, вызывая диарею21, 22

Стимуляция кишечной нервной системы

Стимуляция кишечной секреции жидкости и электролитов; стимуляция перистальтики кишечника, приводящая к уменьшению времени кишечного транзита14, 20

Измененная эпителиальная проницаемость

Увеличение парацеллюлярной проницаемости за счет ослабления плотных контактов между клетками26, 27, 28

Иммунитет к ротавирусу

Разрешение ротавирусного гастроэнтерита в значительной степени зависит от иммунологического ответа хозяина. У нормального хозяина ротавирусные антигены транспортируются в пейеровы бляшки, подвергаются процессингу В-клетками, макрофагами или дендритными клетками и презентуются Т-хелперам. Этот каскад завершается стимуляцией экспансии ротавирус-специфических В-клеток и цитотоксических Т-лимфоцитов-предшественников.29 Бернштейн и его коллеги30 отметили, что концентрации IgA ротавируса в стуле достигают пика через 14-17 дней после инфицирования и сохраняются более 1 года, но в снижении концентраций. Исследователи предположили, что сывороточный ротавирусный IgA является более устойчивым маркером иммунитета к ротавирусу, чем другие измерения антител.30 Однако ротавирус-специфический IgA часто не обнаруживается в дуоденальной жидкости или фекалиях в течение первой недели инфекции, хотя симптомы могут исчезнуть в течение этого времени. 29 Эта закономерность предполагает наличие механизма, независимого от гуморального иммунитета. Offit29 отмечает, что инфицированные зрелые эпителиальные клетки ворсинок неуклонно замещаются менее зрелыми энтероцитами, которые могут быть менее восприимчивы к ротавирусной инвазии. Усиление перистальтики улучшает клиренс вирусных частиц, а неспецифическая активность интерферонов может предотвратить трансляцию ВП.29 De Bouissieu31 сообщил, что концентрации интерферона α коррелируют с тенденцией к более короткой продолжительности диареи у пациентов с ротавирусной инфекцией.

Хотя многие врачи предполагают, что ротавирусная инфекция дает пожизненный иммунитет, многочисленные исследования показывают, что возможно повторное заражение. Bishop и коллеги32 отметили, что заражение ротавирусом в неонатальный период не защищает от развития ротавирусной инфекции в течение первых 3 лет жизни, но снижает тяжесть таких инфекций.В проспективном исследовании 200 мексиканских младенцев, наблюдаемых с рождения, Valazquez et al.33 отметили, что к 2-летнему возрасту 96% младенцев перенесли первичную ротавирусную инфекцию. За тот же период почти 70% младенцев перенесли повторную инфекцию. Более 10% обследованных детей перенесли пять и более ротавирусных инфекций в течение первых 2 лет жизни. Йолкен и его коллеги34 ранее отмечали, что к 2 годам более 85% детей имеют антитела к двум различным серотипам ротавируса.Таким образом, хотя почти у всех взрослых есть антитела к ротавирусу,35 они все же могут быть восприимчивы к инфекции.

Ротавирус может ускользать от защиты хозяина и вызывать повторную инфекцию с помощью нескольких механизмов. Существует несколько групп, подгрупп и серотипов ротавируса. Первоначальный ответ антител на инфекцию специфичен для серотипа с ограниченной продукцией перекрестно-реактивных антител.36 Последующие ротавирусные инфекции увеличивают количество антител, которые перекрестно реагируют с несколькими серотипами.36

Кроме того, некоторые элементы ротавирус-специфического иммунного ответа недолговечны.Ротавирус-специфический секреторный IgA иногда не обнаруживается в фекалиях уже через 1 год после заражения.37 Elias38 сообщил, что титры флуоресцентных антител к ротавирусу достигают пика у детей в возрасте 1–3 лет, но впоследствии снижаются до почти неопределяемых концентраций у лиц старше 70 лет. 38 В обзоре нескольких исследований Цзян и его коллеги 36 отметили, что концентрация в сыворотке ротавирус-специфических антител является маркером защиты от инфекции в будущем. Корреляты защиты от исследований естественной инфекции, исследований с контрольным заражением и исследований вакцин подробно представлены на панели 2. .29, 35, 36, 37, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50

Панель 2

Корреляты защиты от ротавируса29,36,39

Естественная инфекция

Количество перекрестно-реактивных нейтрализующих гуморальных антител против нескольких серотипов,40, 41, 42 вирусспецифических секреторных IgA на поверхности слизистой оболочки кишечника,37, 43 и вирусспецифических IgA и IgG в сыворотке41, 44

Пробные исследования

Сывороточное серотип-специфическое нейтрализующее антитело;35, 45 кишечное нейтрализующее антитело;46, 47 сыворотка ротавируса lgG, но не обязательно в больших дозах;46, 47, 48 и повышенные титры антител к специфическому эпитопу ротавируса VP740 до заражения

Исследования вакцин

Вакцино-индуцированные сывороточные антитела могут иметь важное значение для защиты от естественной инфекции, но интерпретация затруднена из-за различий в методах существующих исследований;36 и ответ гетеротипических антител на вакцинацию против ротавируса может защищать от обычных инфекционных серотипов36, 50

Клиническая картина

Оценка типичных проявлений ротавирусной инфекции у детей имеет решающее значение для понимания спектра заболеваний у взрослых. Первичное заражение ротавирусом обычно происходит у детей в возрасте от 6 месяцев до 2 лет, хотя заражение в отделениях интенсивной терапии новорожденных и тяжелое заражение у детей в возрасте до 6 месяцев хорошо документировано.51, 52 Во всех возрастных группах классическое проявление ротавирусная инфекция проявляется лихорадкой и рвотой в течение 2–3 дней, за которыми следует диарея без примеси крови.53 Диарея может быть обильной, часто бывает 10–20 дефекаций в день. При осмотре стул пораженных пациентов обычно лишен фекальных лейкоцитов.Понос при ротавирусной инфекции, особенно в сочетании с рвотой, может спровоцировать тяжелое и даже опасное для жизни обезвоживание. Младенцы с повторными ротавирусными инфекциями, как правило, страдают менее тяжело, чем дети с первичным заболеванием.33

У взрослых ротавирусная инфекция связана с широким спектром тяжести и проявлений заболевания. Таким образом, трудно дать краткое описание типичной клинической картины. Тем не менее, проспективные исследования добровольного проглатывания ротавируса дали некоторое представление, хотя участниками этих исследований были в основном молодые здоровые взрослые люди. Данные нескольких таких испытаний обобщены в .35, 46, 47, 48, 54 У этих добровольцев заболевание чаще всего начиналось через 2–6 дней после приема внутрь и продолжалось в течение 1–4 дней. Примерно у двух третей участников исследования был иммунный ответ, при этом более половины всех участников в конечном итоге избавились от ротавируса. Симптомы встречались реже, чем признаки инфекции, но чаще всего включали диарею, лихорадку, головную боль, недомогание, тошноту или судороги. Один участник прошла 11 стул в 1 день. 35 среди волонтеров, частицы ротавируса были обнаружены в стуле

Таблица

симптомы взрослых волонтеров после ротавирусного приема

8 доза вводят

2
9019 9 0
Доказательства инфекции Доля пациентов с специфическими ротавирусом симптомы Симптомы Антитело Swed Rotavirus диарея рвота головная боль Anorexia Malaise Спазма или газовый Температура> 37 · 2 ° C Chils Nausea
Middleton et al, 1974 (n = 1) 54 1 × 10 8 Вирусные частицы 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0
Kapikian et al, 1983 (n = 18) 35 1 мл 0 · 2% Табурет Фильтрат 22% 67% 28% 28% 22% 11% 22% 22% 17% 17% 11% 17% NR NR
Ward et al, 1986 (n = 36) 48 * > 9 FFU 50% 64% 58% 36% 8% 14% NR 17% 17% 19% 11% 22% 22%
Уорт et al, 1989 (n = 38) 46 9 × 10 1 до 9 × 10 3 FFU 39% 66% 58% NR NR NR NR NR NR NR NR NR 9 NR
Ward et al 1990 (n = 4) 47 9 × 10 3 FFU 25% 75% 50% NR NR NR NR NR NR NR NR NR NR
Сводные данные § §

39% 65% 65% 52% 31% 9% 16 % 21% 16% 15% 18% 11% 22%
900 дней от начала симптомовТри исследования задокументировали повторное введение ротавирусной инфекции добровольцам, отметив, что симптомы и реакция антител встречались гораздо реже. 35, 47, 54

В нескольких сообщениях о вспышках ротавирусной инфекции среди взрослых были описаны сходные симптомы. В проспективном исследовании 98 семей с новорожденными, наблюдаемыми вскоре после рождения, только 17 из 43 взрослых, у которых были серологические признаки ротавирусной инфекции, не имели симптомов. 55 У 14 была диарея и у 11 были спазмы в животе. Ни у кого не было симптомов, которые требовали медицинской помощи или отсутствия на работе.В отдельном исследовании у 14 родителей детей с ротавирусным гастроэнтеритом развились серологические признаки инфекции, но только у троих была диарея. у ротавируса появились признаки инфекции, и у всех, кроме четырех, были симптомы. В исследовании студентов колледжей во время вспышки ротавирусной инфекции из 83 человек, которые соответствовали критериям ротавирусной инфекции, у 93% была диарея, у 90% боль или дискомфорт в животе, у 83% потеря аппетита, у 81% тошнота и более 50% были усталость, рвота, головная боль, озноб, субъективная или субфебрильная лихорадка или миалгия. 58

Пациенты с сопутствующим иммунодефицитом подвержены риску устойчивых симптомов и диссеминации ротавируса, что уже известно среди детей. Этот паттерн был впервые описан в 1980 году, когда у двух из четырех детей с фоновым первичным иммунодефицитом, у которых была ротавирусная инфекция, развилась хроническая диарея, которая, по крайней мере, временно реагировала на введение грудного молока, содержащего высокий титр антител к ротавирусу. -клеточная активность и нарушение клеточного и гуморального иммунитета имели ротавирусовыделение не менее 35 дней.60 Gilger et al.61 отметили, что у четырех детей с различными иммунными дефицитами и хронической диареей, вызванной ротавирусом, ротавирус был идентифицирован в печени и почках. Неясно, было ли важным поражение печени или почек.

Другие исследователи оценивали течение ротавирусной инфекции у пациентов со злокачественными новообразованиями. Сообщалось о широком спектре клинических проявлений и тяжести заболевания. Bolivar62 провел скрининг 90 взрослых с различными солидными опухолями и лейкемией, с диареей и без нее. Он отметил, что у двух пациентов была ротавирусная инфекция, оба перенесли трансплантацию костного мозга и у них развилась реакция «трансплантат против хозяина». Диарея продолжалась в течение 10 дней до разрешения.

В трех последующих исследованиях у пациентов с трансплантацией костного мозга результаты различались. Yolken и коллеги63 проспективно оценили пациентов, перенесших трансплантацию костного мозга, на предмет инфекционного гастроэнтерита и обнаружили, что ротавирус встречался реже, чем Clostridium difficile или аденовирус, но все же встречался у 9 из 78 пациентов.У одного пациента аденовирус возник одновременно с ротавирусной инфекцией. Из восьми оставшихся пациентов у всех развилась рвота, у семи были спазмы в животе, у шести были респираторные заболевания (инфильтраты на рентгенограмме грудной клетки с соответствующими клиническими признаками и симптомами) и у четырех была диарея. Пятеро из восьми инфицированных ротавирусом пациентов в конечном итоге умерли. Troussard и коллеги64 также провели проспективную оценку пациентов, перенесших трансплантацию костного мозга, и обнаружили ротавирусную инфекцию у восьми из 94 пациентов.Аденовирус возник одновременно у двух пациентов. У семи пациентов были положительные изоляты на ротавирус в зимние месяцы с острым началом, рвотой и диареей. В более позднем исследовании на ту же тему ротавирус был обнаружен у четырех из 60 взрослых бессимптомных пациентов после трансплантации стволовых клеток, наблюдаемых проспективно.65 Ни у одного пациента с гастроэнтеритом ротавирус не был выделен.

Ротавирусные инфекции у взрослых пациентов, инфицированных ВИЧ-1, часто проявляются в виде хронической диареи с устойчивым выделением вируса с калом.Альбрехт и его коллеги [66] в период с 1987 по 1991 год провели подробную ретроспективную оценку 106 образцов, взятых у 66 пациентов, инфицированных ВИЧ-1, у которых была необъяснимая диарея. Контролем служили 35 образцов от пациентов без диареи. 13 образцов от девяти больных оказались положительными на ротавирус; два из этих образцов были рецидивами ротавируса через 6 месяцев после первоначального эпизода. Бессимптомных пациентов с ротавирусной инфекцией не было. Ротавирус был связан с диареей продолжительностью 2–8 недель у всех пациентов и с спазмами в животе у восьми пациентов.Томас и его коллеги67 проспективно изучили 862 образца от 377 британских ВИЧ-1-положительных пациентов с диареей. Ротавирус был третьим по частоте после аденовируса и коронавируса, встречаясь в 11 (2,4%) образцах. Среднее количество CD4 у пациентов с ротавирусной инфекцией составило девять.

Эпидемиология

Hrdy68 описал пять типичных условий ротавирусной инфекции у взрослых. Мы предлагаем изменить эти классификации на следующие: эндемическое заболевание, эпидемические вспышки, гастроэнтерит, связанный с поездками, и инфекции, передающиеся от детей к взрослым.Хотя между группами существует существенное совпадение, наша классификация уточняет отдельные факторы риска и клинические особенности.

Эндемическое заболевание

Ротавирусная инфекция у детей носит сезонный характер с пиком заболеваемости в зимние месяцы в странах с умеренным климатом. Итурриза-Гомара и его коллеги69 отметили, что в Великобритании в период с 1995 по 1998 год заметное число случаев инфицирования началось в декабре или январе, достигло пика в марте или апреле и упало почти до нуля к июлю. В США Капикян и его коллеги56 обнаружили, что ротавирус вызывает 59% случаев диареи, требующих госпитализации детей в период с ноября по апрель, но не может быть связан со случаями с мая по октябрь.

Результаты нескольких исследований свидетельствуют о том, что болезнь взрослых не так зависит от времени года, как детская болезнь. Cox и Medley70 отметили, что антитела lgM к ​​ротавирусу группы А в сыворотке взрослых в обычных больничных образцах присутствуют в течение всего года. Концентрации lgM увеличивались с возрастом, а антитела достигали 20% в марте и падали до 10–11% в летние месяцы. Cox и Medley объяснили высокие показатели персистенцией IgM, перекрестной реактивностью IgM или, возможно, несезонными высокими показателями инфицирования взрослых.Другие исследователи также обнаружили, что показатели заболеваемости среди взрослых не отражают зимнюю сезонность инфекции у детей. 71 Эти исследования показывают, что эндемические заболевания у взрослых могут возникать не только в результате невыявленной передачи ротавируса от детей к взрослым.

Вклад ротавируса как причины эндемических желудочно-кишечных заболеваний варьируется в зависимости от географического распределения и характеристик пациентов. В небольшом проспективном исследовании, проведенном в Великобритании, ротавирус вызывал 4,1% острой диареи у взрослых, поступивших в больницу.72 Точно так же 3% случаев острой диареи в Швейцарии,73 3% возбудителей инфекционной диареи в шведской клинике инфекционных заболеваний,74 5% взрослых с гастроэнтеритом, требующих госпитализации в Таиланде,75 2–4% взрослых старше 15 лет с гастроэнтеритом у семейного врача в Нидерландах,76 и почти 4% лиц старше 45 лет в Мичигане77 были вызваны ротавирусом.

В исследованиях, проведенных в других географических районах, были отмечены еще более высокие показатели инфицирования.В Японии Nakajima et al.71 сообщили, что ротавирус группы А был причиной 14% пациентов с диареей. Прайор и его коллеги78 отметили, что ротавирус уступает только видам Campylobacter в качестве причины диареи среди взрослых австралийцев, составляя 17% всех случаев. В Индонезии 42% пациентов с диареей имели ротавирус-позитивный стул по сравнению с 11% контрольных образцов.79 В исследовании взрослых мексиканцев 63% пациентов с острым гастроэнтеритом в зимние месяцы были позитивны на ротавирус.80

Даже эти результаты могут занижать истинную распространенность эндемической ротавирусной инфекции. Ротавирус группы C обычно не выявляется с помощью коммерческих анализов, но он вносит свой вклад в эндемическую ротавирусную инфекцию во всем мире. В исследовании, проведенном в Великобритании, 43% пациентов были серопозитивными на ротавирус группы С.81

Вспышки эпидемий

Среди взрослых кластеры ротавирусной инфекции чаще всего возникают в сообществах, которые в противном случае защищены от более рутинного контакта с ротавирусно-инфицированными детьми.82 В одной из самых крупных вспышек в изолированном районе Микронезии в 1964 г. пострадало около 3500 человек. сообщество.86

Вспышки ротавирусной инфекции также возникали в учреждениях длительного пребывания, особенно в тесных жилых помещениях; ослабленный иммунитет хозяина и множественные сопутствующие заболевания могут способствовать распространению инфекции.87, 88, 89, 90, 91 Cubitt и коллеги88 описали эпидемию ротавируса среди персонала и пациентов в гериатрической больнице длительного пребывания, в которой у 15 из 39 пациентов развились симптомы, а у семи была подтверждена ротавирусная инфекция. Halvorsrud и Orstavik [92] описали вспышку 92 случаев острого гастроэнтерита среди пациентов домов престарелых с идентификацией ротавируса путем сравнения титров антител в остром периоде и в состоянии выздоровления. Ротавирус был предложен в качестве возбудителя в 5% вспышек диареи в исследовании учреждений по уходу за пожилыми жителями.93

Среди взрослых вспышки ротавирусной инфекции не ограничиваются гериатрическим населением. Ротавирус группы А был связан со вспышкой гастроэнтерита среди студентов в округе Колумбия. 58 Ротавирус также вызвал вспышку гастроэнтерита, передаваемого через воду, в 1981 г. в Игл-Вейле и Эйвоне, штат Колорадо, США, при которой тяжесть симптомов коррелировала с количеством потребление водопроводной воды.94 Наконец, Griffin и коллеги95 провели скрининг 263 вспышек гастроэнтерита в США в период с 1998 по 2000 г. и обнаружили, что ротавирус был причастен к трем вспышкам.Ротавирус группы B, поражающий исключительно Азию, был связан со вспышками, поражающими большое количество взрослых в обширных географических районах Китая и Индии.96, 97

Гастроэнтерит, связанный с поездками

Ротавирус считается важной причиной диареи путешественников среди взрослых, особенно среди тех, кто посещает Центральную Америку и Карибский бассейн. В исследовании путешественников, вернувшихся с Ямайки, ротавирус был идентифицирован у 9% людей с диареей, что делает вирус вторым после энтеротоксигенного Escherichia coli в качестве причины.98 В двух исследованиях американских студентов, путешествующих по Мексике, электронная микроскопия выявила ротавирус примерно у 25% пациентов с диареей по сравнению с 3% и 15%, соответственно, у бессимптомных пациентов. 99, 100 В третьем исследовании значительный рост антител к ротавирусу наблюдался у 17% двух групп студентов, отправившихся в Мексику.101 Напротив, только 5–6% сероконверсировали к вирусу Норуолк.101 Райдер и его коллеги102 обнаружили ротавирус у 26% панамских путешественников в Мексику, у которых была диарея. . Шеридан и его коллеги103 аналогичным образом обнаружили, что у 36% добровольцев Корпуса мира США и 30% панамских путешественников, посетивших Мексику, титры антител к ротавирусу увеличились как минимум в четыре раза.Взрослые путешественники с ротавирусом выделяют в 10–100 раз меньше ротавируса, чем педиатрические пациенты.99, 100

Инфекция, передающаяся от детей к взрослым

Хотя ротавирус может быть связан с гастроэнтеритом взрослых в любой из других ситуаций, взрослые, находящиеся в контакте с детьми, подвергаются особенно высокому риску заражения. Передача ротавируса внутри семьи от детей к родителям, по-видимому, является обычным явлением. Wenman et al.55 проспективно показали, что ротавирусная инфекция возникла у 36 из 102 взрослых, ухаживающих за детьми с ротавирусной инфекцией. Напротив, только четверо из 86 взрослых, чьи дети не имели документально подтвержденной ротавирусной инфекции, заразились.55 Гримвуд и его коллеги57 подтвердили этот вывод в отчете о том, что у трети взрослых членов семьи в Новой Зеландии появились признаки ротавирусной инфекции. То же явление наблюдалось среди родителей более тяжелобольных детей. Kim и коллеги104 обнаружили признаки ротавирусной инфекции у 55% ​​взрослых, контактировавших с детьми, которые были госпитализированы с ротавирусом, по сравнению с 17% взрослых контактов, чьи дети не были инфицированы.Более случайных контактов также может быть достаточно для облегчения передачи ротавируса от детей к взрослым. Родригес и его коллеги105 сообщили, что девять из 12 взрослых заболели после контакта с детьми, инфицированными ротавирусом, в игровой группе. Хотя существенных доказательств недостаточно, считается, что передача ротавируса от ребенка к взрослому происходит с некоторой частотой в педиатрических отделениях. Многие детские медсестры, студенты-медики и медицинские работники испытывают симптомы гастроэнтерита в зимние месяцы, когда встречается большинство детских ротавирусных инфекций. Von Bonsdorff и коллеги106 описали педиатрических медсестер в нескольких разных местах с острым гастроэнтеритом, вызванным ротавирусом. Среди семи сотрудников больницы, у которых развилась диарея после прямого контакта с детьми с диареей, находившимися в больнице, повышение титров антител было обнаружено у трех.104 Интересно, что в том же исследовании шесть из 45 студентов-медиков сообщили о гастроэнтерите. У троих учащихся при электронной микроскопии были обнаружены частицы ротавируса, и было отмечено, что они были более больны, чем родители инфицированных детей.У всех была диарея в течение 3–6 дней, а у двух из трех была субфебрильная температура и рвота. В другом отчете о случаях подтверждается передача ротавируса от детей лицам, осуществляющим уход в больнице.107

Диагностика

Электронная микроскопия, которая позволяет визуализировать патогномоничный вид колеса, первоначально использовалась в диагностических целях, но более широкое распространение получили ИФА или ИФА. Коммерческие анализы надежны, удобны и недороги, но для получения положительного результата требуется не менее 10 4 -10 7 вирионов.108, 109 Частота ложноположительных результатов коммерческих тестов составляет 3–5%.69 Одним из самых больших недостатков большинства коммерческих тестов является то, что они не обнаруживают ротавирусы, не относящиеся к группе А.68,110 Другими более чувствительными и новыми методами являются используется в исследованиях. Одним из таких методов является ПЦР, который в 1000 раз более чувствителен, чем иммуноанализ.109 В одном исследовании с использованием ПЦР 30% в остальном здоровых детей выделяли вирус в течение 25–57 дней после появления симптомов.111

Хотя посевы кала обычно проверяются на наличие бактериальных патогенов, низкая частота обнаружения положительного результата ставит под сомнение полезность этой практики.Ротавирусная инфекция может возникать у такого же количества пациентов, что и некоторые бактериальные патогены. Отправка образца антигена ротавируса для тестирования с помощью ИФА или ИФА может потенциально сократить расходы, если при этом можно будет избежать пребывания в больнице или процедур. Такой анализ затрат и результатов у взрослых пациентов не публиковался. Одним из ограничений является то, что взрослые могут выделять меньше ротавируса с фекалиями, чем дети, что еще больше затрудняет диагностику.100 Мы предполагаем, что проведение тестирования на антиген ротавируса для пациентов, госпитализированных с факторами риска ротавирусной инфекции, будет рентабельным, если можно избежать дополнительных стационарных исследований.Определение ротавирусной инфекции также может быть полезным, если инфекционных больных можно изолировать для предотвращения внутрибольничного распространения. Положительный тест на антиген ротавируса также может позволить врачам избежать назначения антибиотиков при ротавирусных инфекциях, связанных с поездками.

Лечение

Лечение ротавирусных инфекций в первую очередь направлено на облегчение симптомов и восстановление нормальной физиологической функции. Пероральная регидратация должна быть предпринята изначально. В большинстве развивающихся стран у детей широко используются солевые растворы для пероральной регидратации.Большинству взрослых можно помочь, поощряя их пить жидкости. Дополнительным вмешательством, которое использовалось, является введение бактерий Lactobacillus spp для сокращения продолжительности диареи.112, 113 Хотя кодеин, лоперамид и дифеноксилат редко используются у детей, они могут помочь в облегчении симптомов и контроле объема диареи. 114 Салицилат висмута в плацебо-контролируемом двойном слепом исследовании показал эффективность в лечении симптомов ротавирусной диареи. 115 Пробное использование салицилата висмута у взрослых может быть рассмотрено, когда исключены другие сопутствующие инфекционные причины.

Если симптомы не поддаются контролю и у пациента возникает обезвоживание, может потребоваться внутривенное введение жидкостей и госпитализация. В редких случаях предпринимались чрезвычайные меры для лечения ротавирусной инфекции. Например, человеческое грудное молоко давали инфицированным детям с иммунодефицитом, чтобы помочь вылечить хроническую диарею.59 Этот вариант, однако, неприменим для взрослых. Несколько групп сообщают о пероральном введении иммуноглобулинов человеческой сыворотки, обладающих антиротавирусной активностью, для связывания свободного ротавирусного антигена.Guarino и соавт. 116 отметили среднюю продолжительность диареи 76 часов у детей, получивших одну пероральную дозу 300 мг/кг иммуноглобулина сыворотки человека, по сравнению со 131 часом у детей, которые этого не делали. В исследовании с участием трех детей с ослабленным иммунитетом, страдающих хронической ротавирусной диареей, пероральное введение иммуноглобулинов человеческой сыворотки (IgG 150 мг/кг) приводило к элиминации ротавирусного антигена у всех трех, но ротавирусный антиген рецидивировал у двоих.117 Среди взрослых пероральное введение иммуноглобулина 5–6 g ежедневно в течение 5 дней реципиентам трансплантата костного мозга было успешным. 118

Профилактика

Профилактике ротавирусной инфекции можно способствовать, избегая контактов и фекально-орального распространения. Следует избегать контакта с больными детьми и потенциально зараженными пищей и водой. Поскольку 43% вирионов ротавируса, помещенных на пальцы человека, выживают в течение 60 минут, тщательное мытье рук имеет решающее значение для профилактики.119 Контактная изоляция пациентов с диагнозом ротавирусная инфекция необходима, как правило, на время пребывания в концентрации вируса.120 При уходе за лицами, инфицированными ротавирусом, следует использовать перчатки, халаты, изоляцию и тщательное мытье рук.121

Sattar et al.122 сообщили, что ротавирус лучше всего выживает при низкой влажности на непористых поверхностях при комнатной температуре или ниже. Фенольные дезинфицирующие средства не инактивируют ротавирус; вместо этого рекомендуются таблетки гипохлорита или дихлоризоцианурата натрия с концентрацией свободного хлора не менее 20 000 частей на миллион. 110 70% раствор этанола также эффективен для инактивации ротавируса и может помочь предотвратить распространение в окружающей среде.120 Ротавирусная инфекция у взрослых была успешно предотвращена с помощью имеющегося в продаже дезинфицирующего спрея на фомитах, зараженных ротавирусом, в экспериментальных условиях.123

Учитывая значительную заболеваемость и смертность, связанные с ротавирусом, разработка эффективной вакцины является приоритетной задачей. Хотя несколько вакцин находились в стадии разработки, четырехвалентная реассортантная ротавирусная вакцина резус-человек (RRV-TV), по-видимому, дала наилучшие результаты. Вакцина RRV-TV предотвратила около половины случаев ротавирусной инфекции, но оказалась гораздо более эффективной в предотвращении тяжелых форм заболевания.124, 125 Вскоре после того, как вакцина была одобрена, система мониторинга побочных эффектов вакцины к середине 1999 г. отметила избыток случаев инвагинации кишечника среди недавно привитых младенцев, что в конечном итоге побудило вакцину быть отозванной. Были выдвинуты две резко различающиеся точки зрения на риск и преимущества вакцины RRV-TV и подтверждение Консультативным комитетом по практике иммунизации своего решения отозвать свою рекомендацию в отношении вакцины.126, 127 Другие вакцины находятся в стадии разработки.

Вакцины были в первую очередь разработаны для снижения тяжести ротавирусных инфекций у детей. Хотя вакцины кажутся достаточно безопасными для взрослых, судя по испытаниям вакцин, нам неизвестно о каких-либо планах по вакцинации взрослых пациентов. Теоретически вакцинация может быть использована у взрослых пациентов, планирующих поездку в Центральную Америку или Карибский бассейн, или у пациентов с ослабленным иммунитетом, чтобы предотвратить или уменьшить тяжесть ротавирусной диареи.

Важные моменты

Несмотря на то, что ротавирус признан важной причиной гастроэнтерита у детей, роль ротавируса в развитии гастроэнтерита у взрослых недооценивается.Иммунитет к ротавирусу является неполным, и большинство людей переносят несколько инфекций в течение жизни. У взрослых ротавирус может протекать бессимптомно, но наиболее распространенными симптомами являются тошнота, недомогание, головная боль, спазмы в животе, диарея и лихорадка. Взрослые, подвергающиеся особому риску заражения ротавирусной инфекцией, — это путешественники, взрослые, контактировавшие с инфицированными детьми, и люди с ослабленным иммунитетом. Ротавирус группы А, наиболее распространенный человеческий патоген, можно диагностировать с помощью множества различных коммерческих анализов, но все они имеют ограниченную чувствительность.Тестирование на ротавирус может быть полезным в определенных клинических условиях, если обнаружение ротавируса изменит тактику ведения пациентов или предотвратит внутрибольничное распространение. Лечение преимущественно симптоматическое. Ротавирус следует учитывать при дифференциальной диагностике инфекционного гастроэнтерита взрослых.

Стратегия поиска и критерии отбора

Мы определили источники для этого обзора путем поиска в Medline с использованием ключевых слов «ротавирусная инфекция» и «взрослый». Стратегия поиска и критерии отбора включали все исследования английского языка и человека с 1970 года по настоящее время.Мы дополнительно проверили тезисы на актуальность перед включением. Обзор ссылок на документы, полученные в результате первоначального поиска, позволил выявить дополнительные исследования и рассмотреть их для включения.

Конфликт интересов

У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

2. Капикян А.З., Вятт Р.Г., Долин Р., Торнхилл Т.С., Калица А.Р., Чанок Р.М. Визуализация с помощью иммунной электронной микроскопии 27-нм частицы, связанной с острым инфекционным небактериальным гастроэнтеритом.Дж Вирол. 1972; 10: 1075–1081. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3. Епископ РФ, Дэвидсон Г.П., Холмс И.Х., Рак Б.Дж. Вирусные частицы в эпителиальных клетках слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки у детей с острым небактериальным гастроэнтеритом. Ланцет. 1973; 2: 1281–1283. [PubMed] [Google Scholar]5. Фанхаузер Р.Л., Ноэль Дж.С., Монро С. С., Андо Т., Гласс Р.И. Молекулярная эпидемиология «норуолк-подобных вирусов» при вспышках гастроэнтерита в США. J заразить дис. 1998; 178:1571–1578. [PubMed] [Google Scholar]6.Адамс В.Р., Крафт Л.М. Эпизоотическая диарея мышей-младенцев: идентификация этиологического агента. Наука. 1963; 141: 359–360. [PubMed] [Google Scholar]7. Flewett TH, Bryden AS, Davies H. Связь между вирусами острого гастроэнтерита у детей и новорожденных телят. Ланцет. 1974; 2: 61–63. [PubMed] [Google Scholar]8. Дессельбергер У. Ротавирусные инфекции: рекомендации по лечению и профилактике. Наркотики. 1999; 58: 447–452. [PubMed] [Google Scholar]9. Эстес МК. Ротавирусы и их репликация. В: Knipe DM, Howley PM, редакторы.Вирусология Филдса. 4-е изд. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; Филадельфия: 2001. стр. 1747–1785. [Google Академия] 10. Капикян А.З., Хосино Ю., Чанок Р.М. Ротавирусы. В: Knipe DM, Howley PM, редакторы. Вирусология Филдса. 4-е изд. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; Филадельфия: 2001. стр. 1787–1833. [Google Академия] 11. Vollet JJ, 3-й, DuPont HL, Pickering LK. Некишечные источники ротавируса при острой диарее. J заразить дис. 1981; 144:495. [PubMed] [Google Scholar] 12. Чжэн Б.Дж., Чанг Р.С., Ма Г.З. Ротавирусная инфекция ротоглотки и дыхательных путей у детей раннего возраста.J Med Virol. 1991; 34: 29–37. [PubMed] [Google Scholar] 13. Холмс И.Х., Рак Б.Дж., Бишоп РФ, Дэвидсон Г.П. Вирусы детского энтерита: морфогенез и морфология. J Вирусология. 1975; 16: 937–943. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]16. Vollet JJ, Ericsson CD, Gibson G. Ротавирус человека у взрослого населения с диареей путешественников и его связь с местом потребления пищи. J Med Virol. 1979; 4: 81–87. [PubMed] [Google Scholar] 17. Барнс Г.Л., Каллаган С.Л., Кирквуд К.Д., Богданович-Сакран Н., Джонстон Л.Дж., Бишоп РФ.Выделение штаммов ротавируса серотипа Gl бессимптомным персоналом: возможный источник внутрибольничной инфекции. J Педиатр. 2003; 142: 722–725. [PubMed] [Google Scholar] 19. Дэвидсон Г.П., Барнс Г.Л. Структурно-функциональные нарушения тонкой кишки у детей грудного и раннего возраста при ротавирусном энтерите. Acta Pediatr Scand. 1979; 68: 181–186. [PubMed] [Google Scholar] 20. Лундгрен О., Перегрин А. Т., Перссон К., Кордасти С., Уноо И., Свенссон Л. Роль кишечной нервной системы в секреции жидкости и электролитов при ротавирусной диарее.Наука. 2000; 287:491–495. [PubMed] [Google Scholar] 21. Ball JM, Tian P, Zeng CQ, Morris AP, Estes MK. Возрастная диарея, вызванная ротавирусным неструктурным гликопротеином. Наука. 1996; 272:101–104. [PubMed] [Google Scholar] 22. Horie Y, Nakagomi O, Koshimura Y. Индукция диареи ротавирусом NSP4 в гомологичной модельной системе мыши. Вирусология. 1999; 262: 398–407. [PubMed] [Google Scholar] 23. Halaihel N, Lievin V, Alvarado F, Vasseur M. Ротавирусная инфекция нарушает кишечную активность котранспорта Na (+) растворенных веществ у молодых кроликов.Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2000; 279:G587–G596. [PubMed] [Google Scholar] 24. Keljo DJ, MacLeod RJ, Perdue MH, Butler DG, Hamilton JR. Транспорт D-глюкозы в мембранах щеточной каемки тощей кишки поросят: выводы из модели заболевания. Am J Physiol. 1985; 249:G751–G760. [PubMed] [Google Scholar] 25. Маклауд Р.Дж., Гамильтон Дж.Р. Отсутствие цАМФ-опосредованного антиабсорбционного эффекта в недифференцированном эпителии тощей кишки. Am J Physiol. 1987; 252:G776–G782. [PubMed] [Google Scholar] 26. Дикман К.Г., Хемпсон С.Дж., Андерсон Дж.Ротавирус изменяет парацеллюлярную проницаемость и энергетический обмен в клетках Caco-2. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2000; 279:G757–G766. [PubMed] [Google Scholar] 27. Йохансен К., Стинцинг Г., Магнуссон К.Е. Проницаемость кишечника, оцененная с помощью полиэтиленгликолей у детей с диареей, вызванной ротавирусом и распространенными бактериальными патогенами в развивающемся сообществе. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 1989; 9: 307–313. [PubMed] [Google Scholar] 28. Оберт Г., Пайффер И., Сервин А.Л. Вызванные ротавирусом структурные и функциональные изменения в плотных контактах монослоев поляризованных клеток Caco-2 кишечника.Дж Вирол. 2000;74:4645–4651. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]29. Офф ПА. Факторы хозяина, связанные с защитой от ротавирусной инфекции: небо проясняется. J заразить дис. 1996; 174:S59–S64. [PubMed] [Google Scholar] 30. Бернштейн Д.И., МакНил М.М., Шифф Г.М., Уорд Р.Л. Индукция и персистенция местных антител к ротавирусу по отношению к сывороточным антителам. J Med Вирусология. 1989; 28: 90–95. [PubMed] [Google Scholar] 31. De Boissieu D, Lebon P, Badoual J, Bompard Y, Dupont C. Ротавирус вызывает высвобождение альфа-интерферона у детей с гастроэнтеритом.J Pediatr Gastroenterol Nutr. 1993; 16: 29–32. [PubMed] [Google Scholar] 32. Епископ РФ, Барнс Г.Л., Чиприани Э., Лунд Дж.С. Клинический иммунитет после неонатальной ротавирусной инфекции: проспективное продольное исследование у детей раннего возраста. N Engl J Med. 1983; 309: 72–76. [PubMed] [Google Scholar] 33. Веласкес Ф.Р., Мэтсон Д.О., Кальва Дж.Дж. Ротавирусные инфекции у детей раннего возраста как защита от последующих инфекций. N Engl J Med. 1996; 335:1022–1028. [PubMed] [Google Scholar] 34. Йолкен Р. Х., Вятт Р. Г., Зиссис Г. Эпидемиология ротавируса человека типов 1 и 2, изученная с помощью твердофазного иммуноферментного анализа.N Engl J Med. 1978; 299:1156–1161. [PubMed] [Google Scholar] 35. Капикян А.З., Вятт Р.Г., Левин М.М. Пероральное введение ротавируса человека добровольцам: индукция заболевания и корреляты резистентности. J заразить дис. 1983; 147: 95–106. [PubMed] [Google Scholar] 36. Цзян Б., Генч Дж. Р., Гласс Р. И. Роль сывороточных антител в защите от ротавирусной инфекции: обзор. Клин Инфекция Дис. 2002; 34: 1351–1361. [PubMed] [Google Scholar] 37. Коулсон Б.С., Гримвуд К., Хадсон И.Л., Барнс Г.Л., Бишоп РФ.Роль копроантител в клинической защите детей при реинфекции ротавирусом. Дж. Клин Микробиол. 1992; 30: 1678–1684. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Уорд РЛ. Механизмы защиты от ротавируса у человека и мыши. J заразить дис. 1996; 174 (дополнение 1): S51–S58. [PubMed] [Google Scholar]40. Чиба С., Йокояма Т., Наката С. Защитный эффект естественно приобретенных гомотипических и гетеротипических антител против ротавируса. Ланцет. 1986; 2: 417–421. [PubMed] [Google Scholar]41. О’Райан М.Л., Мэтсон Д.О., Эстес М.К., Пикеринг Л.К.Типоспецифические и изотипоспецифические антитела к ротавирусу G у детей с природной ротавирусной инфекцией. J заразить Dis. 1994; 169: 504–511. [PubMed] [Google Scholar]42. Уорд Р.Л., Бернштейн Д.И. Защита от ротавирусной инфекции после естественной ротавирусной инфекции: Группа эффективности ротавирусной вакцины США. J заразить Dis. 1994; 169:900–904. [PubMed] [Google Scholar]43. Мэтсон Д.О., О’Райан М.Л., Эррера И., Пикеринг Л.К., Эстес М.К. Реакция фекальных антител на симптоматическую и бессимптомную ротавирусную инфекцию. J заразить Dis.1993; 167: 577–583. [PubMed] [Google Scholar]44. Веласкес Ф.Р., Мэтсон Д.О., Герреро М.Л. Сывороточные антитела как маркер защиты от природной ротавирусной инфекции и заболевания. J заразить Dis. 2000; 182:1602–1609. [PubMed] [Google Scholar]45. Капикян А.З., Вятт Р.Г., Левин М.М. Исследования на добровольцах с ротавирусами человека. Стенд Дев Биол. 1983; 53: 209–218. [PubMed] [Google Scholar]46. Уорд Р.Л., Бернштейн Д.И., Шукла Р. Влияние антител к ротавирусу на защиту взрослых, инфицированных ротавирусом человека.J заразить дис. 1989; 159: 79–88. [PubMed] [Google Scholar]47. Уорд Р.Л., Бернштейн Д.И., Шукла Р. Защита взрослых, повторно инфицированных ротавирусом человека. J заразить дис. 1990; 161:440–445. [PubMed] [Google Scholar]48. Уорд Р.Л., Бернштейн Д.И., Янг Э.К., Шервуд Дж.Р., Ноултон Д.Р., Шифф Г.М. Исследования ротавируса человека на добровольцах: определение инфекционной дозы и серологического ответа на инфекцию. J заразить дис. 1986; 154: 871–880. [PubMed] [Google Scholar]49. Грин KY, Капикян AZ. Идентификация эпитопов VP7, связанных с защитой от ротавирусной болезни человека или выделения у добровольцев.Дж Вирол. 1992; 66: 548–553. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. Грин К.Ю., Танигучи К., Маков Э.Р., Капикян А.З. Гомотипические и гетеротипические эпитоп-специфические антитела у взрослых и младенцев, вакцинированных против ротавируса: последствия для разработки вакцин. J заразить дис. 1990; 161: 667–679. [PubMed] [Google Scholar]51. Шарма Р., Худак М.Л., Премачандра Б.Р. Клинические проявления ротавирусной инфекции в отделении реанимации новорожденных. Pediatr Infect Dis J. 2002; 21:1099–1105. [PubMed] [Google Scholar]52.Кроули Дж.М., епископ РФ, Барнс Г.Л. Ротавирусный гастроэнтерит у детей в возрасте 0–6 месяцев в Мельбурне, Австралия: последствия для вакцинации. J Педиатр Здоровье ребенка. 1993; 29: 219–221. [PubMed] [Google Scholar]53. Гримвуд К., Лунд Дж. К., Коулсон Б. С., Хадсон И. Л., Бишоп Р. Ф., Барнс Г. Л. Сравнение ответов антител сыворотки и слизистых оболочек после тяжелого острого ротавирусного гастроэнтерита у маленьких детей. Дж. Клин Микробиол. 1988; 26: 732–738. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Миддлтон П.Дж., Шимански М.Т., Эббот Г.Д., Бортолусси Р.Орбивирусный острый гастроэнтерит грудного возраста. Ланцет. 1974; 1: 1241–1244. [Google Академия]55. Wenman WM, Hinde D, Feltham S, Gurwith M. Ротавирусная инфекция у взрослых. Результаты проспективного семейного исследования. N Engl J Med. 1979; 301: 303–306. [PubMed] [Google Scholar]56. Капикян А.З., Ким Х.В., Вятт Р.Г. Реовирусоподобный агент человека как основной возбудитель, ассоциированный с «зимним» гастроэнтеритом у госпитализированных детей грудного и раннего возраста. N Engl J Med. 1976; 294: 965–972. [PubMed] [Google Scholar]57. Гримвуд К., Эббот Г.Д., Фергюссон Д.М., Дженнингс Л.С., Аллан Дж.М.Распространение ротавируса в семьях: исследование на базе сообщества. БМЖ. 1983; 287: 575–577. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]58. Вспышка ротавирусного гастроэнтерита группы А пищевого происхождения среди студентов колледжей: округ Колумбия, март-апрель 2000 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2000;49:1131–1133. [PubMed] [Google Scholar]59. Солсбери Ф.Т., Винкельштейн Дж.А., Йолкен Р.Х. Хроническая ротавирусная инфекция при иммунодефиците. J Педиатр. 1980; 97: 61–65. [PubMed] [Google Scholar] 60. Мори И, Мацумото К, Сугимото К.Длительное выделение ротавируса у гериатрического стационара. J Med Virol. 2002; 67: 613–615. [PubMed] [Google Scholar]61. Гилгер М.А., Мэтсон Д.О., Коннер М.Е., Розенблатт Х.М., Финеголд М.Дж., Эстес М.К. Внекишечные ротавирусные инфекции у детей с иммунодефицитом. J Педиатр. 1992; 120:912–917. [PubMed] [Google Scholar]62. Боливар Р. Ротавирусный скрининг у взрослых онкологических больных. South Med J. 1983; 76:418. [PubMed] [Google Scholar]63. Йолкен Р.Х., Бишоп К.А., Таунсенд Т.Р. Инфекционный гастроэнтерит у реципиентов костного мозга.N Engl J Med. 1982; 306:1010–1012. [PubMed] [Google Scholar]64. Troussard X, Bauduer F, Gallet E. Восстановление вируса из стула пациентов, перенесших трансплантацию костного мозга. Пересадка костного мозга. 1993; 12: 573–576. [PubMed] [Google Scholar]65. ван Краай М.Г., Деккер А.В., Вердонк Л.Ф. Инфекционный гастроэнтерит: редкая причина диареи у взрослых реципиентов аллогенной и аутологичной трансплантации стволовых клеток. Пересадка костного мозга. 2000; 26: 299–303. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]66. Альбрехт Х., Стеллбринк Х.Дж., Фенске С., Эрмер М., Редлер А., Гретен Х. Обнаружение антигена ротавируса у пациентов с ВИЧ-инфекцией и диареей. Scand J Гастроэнтерол. 1993; 28: 307–310. [PubMed] [Google Scholar]67. Томас П.Д., Поллок Р.С., Газзард Б.Г. Кишечные вирусные инфекции как причина диареи при синдроме приобретенного иммунодефицита. ВИЧ мед. 1999; 1:19–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]68. Хрди БД. Эпидемиология ротавирусной инфекции у взрослых. Преподобный Заражает Дис. 1987; 9: 461–469. [PubMed] [Google Scholar]69.Итурриза-Гомара М., Грин Дж., Браун Д.В., Рамзи М., Дессельбергер Ю., Грей Дж.Дж. Молекулярная эпидемиология ротавирусных инфекций группы А человека в Соединенном Королевстве в период с 1995 по 1998 год. J Clin Microbiol. 2000; 38: 4394–4401. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]71. Накадзима Х., Накагоми Т., Камисава Т. Зимняя сезонность и ротавирусная диарея у взрослых. Ланцет. 2001; 357:1950. [PubMed] [Google Scholar]73. Лусли Дж., Гир К. , Сталдер Х., Сталдер Г.А. Этиология острой инфекционной диареи в высокоиндустриальном районе Швейцарии.Гастроэнтерология. 1985; 88: 75–79. [PubMed] [Google Scholar]74. Свенунгссон Б., Лагергрен А., Эквалл Э. Энтеропатогены у взрослых пациентов с диареей и здоровых контрольных субъектов: 1-летнее проспективное исследование в шведской клинике инфекционных заболеваний. Клин Инфекция Дис. 2000; 30: 770–778. [PubMed] [Google Scholar]75. Echeverria P, Blacklow NR, Cukor GG, Vibulbandhitkit S, Changchawalit S, Boonthai P. Ротавирус как причина тяжелого гастроэнтерита у взрослых. Дж. Клин Микробиол. 1983; 18: 663–667. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]76.де Вит М.А., Купманс М.П., ​​Кортбик Л.М., ван Леувен Н.Дж., Винье Дж., ван Дуйнховен Ю.Т. Этиология гастроэнтерита в дозорной общей практике в Нидерландах. Клин Инфекция Дис. 2001; 33: 280–288. [PubMed] [Google Scholar]77. Купман Дж. С., Монто А. С. Исследование Текумсе. XV: Ротавирусная инфекция и патогенность. Am J Эпидемиол. 1989; 130: 750–759. [PubMed] [Google Scholar]78. Прайор В.М., Бай В.А., Карран Д.Х., Громанн Г.С. Острая диарея у взрослых: проспективное исследование. Мед J Aust. 1987; 147: 490–493. [PubMed] [Google Scholar]79.Ойофо Б.А., Субекти Д., Тджаниади П. Энтеропатогены, связанные с острой диареей у пациентов в общинах и больницах в Джакарте, Индонезия. FEMS Immunol Med Microbiol. 2002; 34: 139–146. [PubMed] [Google Scholar]80. дель Рефухио Гонсалес-Лоса М., Поланко-Марин Г.Г., Мансано-Кабрера Л., Пуэрто-Солис М. Острый гастроэнтерит, связанный с ротавирусом у взрослых. Арх Мед Рез. 2001; 32: 164–167. [PubMed] [Google Scholar]81. Джеймс В.Л., Лэмбден П.Р., Кол Е.О., Кук С.Дж., Кларк И.Н. Сероэпидемиология ротавируса группы С человека в Великобритании.J Med Virol. 1997; 52:86–91. [PubMed] [Google Scholar]82. фон Бонсдорф К.Х., Хови Т., Макела П., Морттинен А. Ротавирусные инфекции у взрослых в связи с острым гастроэнтеритом. J Med Virol. 1978; 2: 21–28. [PubMed] [Google Scholar]83. Фостер С.О. , Палмер Э.Л., Гэри Г.В., мл. Гастроэнтерит, вызванный ротавирусом, в изолированной группе тихоокеанских островов: эпидемия 3439 случаев. J заразить дис. 1980; 141:32–39. [PubMed] [Google Scholar]84. Мерман О.Х., Лейн М.Дж. Эпидемия ротавирусной инфекции у взрослых. N Engl J Med. 1977; 296:1298–1299.[PubMed] [Google Scholar]85. Фридман М.Г., Галил А., Саров Б. Две последовательные вспышки ротавирусного гастроэнтерита: свидетельство симптоматической и бессимптомной реинфекции. J заразить дис. 1988; 158: 814–822. [PubMed] [Google Scholar]86. Linhares AC, Pinheiro FP, Freitas RB, Gabbay YB, Shirley JA, Beards GM. Вспышка ротавирусной диареи среди неиммунных изолированных общин южноамериканских индейцев. Am J Эпидемиол. 1981; 113: 703–710. [PubMed] [Google Scholar]87. Marrie TJ, Lee SH, Faulkner RS, Ethier J, Young CH.Ротавирусная инфекция в гериатрической популяции. Arch Intern Med. 1982; 142: 313–316. [PubMed] [Google Scholar]88. Cubitt WD, Holzel H. Вспышка ротавирусной инфекции в отделении длительного пребывания гериатрической больницы. Джей Клин Патол. 1980; 33: 306–308. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]89. Dupuis P, Beby A, Bourgoin A, Lussier-Bonneau MD, Agius G. Эпидемия вирусного гастроэнтерита в пожилом сообществе. Пресс Мед. 1995; 24: 356–358. [PubMed] [Google Scholar]90. Аббас AM, Дентон MD. Вспышка ротавирусной инфекции в гериатрической больнице.Джей Хосп заражает. 1987; 9: 76–80. [PubMed] [Google Scholar]91. Льюис Д.С., Лайтфут Н.Ф., Кубитт В.Д., Уилсон С.А. Вспышки астровируса типа 1 и ротавирусного гастроэнтерита в гериатрической стационарной популяции. Джей Хосп заражает. 1989; 14:9–14. [PubMed] [Google Scholar]92. Хальворсруд Дж., Орставик И. Эпидемия ротавирусного гастроэнтерита в доме престарелых. Scand J Infect Dis. 1980; 12: 161–164. [PubMed] [Google Scholar]93. Райан М.Дж., Уолл П.Г., Адак Г.К., Эванс Х.С., Кауден Дж.М. Вспышки инфекционных кишечных заболеваний в интернатных учреждениях Англии и Уэльса в 1992–1994 гг.J заразить. 1997; 34:49–54. [PubMed] [Google Scholar]94. Хопкинс Р. С., Гаспар Г.Б., Уильямс Ф.П., младший, Карлин Р.Дж., Цукор Г., Блэклоу Н.Р. Вспышка гастроэнтерита, передающегося через воду: свидетельство ротавируса как возбудителя. Am J Общественное здравоохранение. 1984; 74: 263–265. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]95. Гриффин Д.Д., Флетчер М., Леви М.Э. Вспышки гастроэнтерита взрослых связаны с одним генотипом ротавируса. J заразить дис. 2002; 185:1502–1505. [PubMed] [Google Scholar]96. Fang ZY, Ye Q, Ho MS. Расследование вспышки ротавирусной диареи взрослых в Китае.J заразить дис. 1989; 160:948–953. [PubMed] [Google Scholar]97. Кришнан Т., Сен А., Чоудхури Дж. С., Дас С., Найк Т. Н., Бхаттачарья С. К. Появление ротавируса диареи взрослых в Калькутте, Индия. Ланцет. 1999; 353:380–381. [PubMed] [Google Scholar]98. Штеффен Р., Коллард Ф., Торнипорт Н. Эпидемиология, этиология и последствия диареи путешественников на Ямайке. ДЖАМА. 1999; 281:811–817. [PubMed] [Google Scholar]99. Боливар Р., Конклин Р.Х., Воллет Дж.Дж. Ротавирус в диарее путешественников: исследование взрослой студенческой популяции в Мексике. J заразить дис. 1978; 137: 324–327. [PubMed] [Google Scholar] 100. Vollet JJ, Ericsson CD, Gibson G. Ротавирус человека у взрослого населения с диареей путешественников и его связь с местом потребления пищи. J Med Virol. 1979; 4: 81–87. [PubMed] [Google Scholar] 101. Кесвик Б.Х., Блэклоу Н.Р., Кьюкор Г.К., Дюпон Х.Л., Воллет Д.Л. Норуолкский вирус и ротавирус при диарее путешественников в Мексике. Ланцет. 1982; 1: 109–110. [PubMed] [Google Scholar] 102. Райдер Р.В., Оквист, Калифорния, Гринберг Х. Диарея путешественников у панамских туристов в Мексике.J заразить дис. 1981; 144: 442–448. [PubMed] [Google Scholar] 103. Шеридан Дж.Ф., Аврелиан Л., Барбур Г., Сантошам М., Сак Р.Б., Райдер Р.В. Диарея путешественников, ассоциированная с ротавирусной инфекцией: анализ классов вирусспецифических иммуноглобулинов. Заразить иммун. 1981; 31: 419–429. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]104. Ким Х.В., Брандт К.Д., Капикян А.З. Заражение человека реовирусоподобным агентом: встречаемость у взрослых, контактировавших с педиатрическими больными гастроэнтеритом. ДЖАМА. 1977; 238: 404–407. [PubMed] [Google Scholar] 105.Родригес В.Дж., Ким Х.В., Брандт К.Д. Распространенная вспышка гастроэнтерита, вызванного ротавирусом типа 2, с высокой частотой вторичных поражений в семьях. J заразить дис. 1979; 140: 353–357. [PubMed] [Google Scholar] 106. von Bonsdorff CH, Hovi T, Makela P, Hovi T, Tevalvoto-Aarnio M. Ротавирус, связанный с острым гастроэнтеритом у взрослых. Ланцет. 1976; 2:423. [PubMed] [Google Scholar] 107. Орставик И., Хауг К.В., Совде А. Гастроэнтерит, связанный с ротавирусом, у двух взрослых, вероятно, вызванный реинфекцией вируса.Scand J Infect Dis. 1976; 8: 277–278. [PubMed] [Google Scholar] 108. Йолкен Р. Х., Уайлд Дж. Анализы для обнаружения ротавируса человека. В: Капикян А.З., редактор. Вирусные инфекции желудочно-кишечного тракта, 2-е изд. М Деккер; Нью-Йорк: 1994. С. 251–278. [Google Академия] 109. Уайлд Дж., Йолкен Р., Уиллоуби Р., Эйден Дж. Улучшенное обнаружение выделения ротавируса с помощью полимеразной цепной реакции. Ланцет. 1991; 337: 323–326. [PubMed] [Google Scholar] 110. Рао ГГ. Борьба со вспышками вирусной диареи в больницах: практический подход.Джей Хосп заражает. 1995; 30:1–6. [PubMed] [Google Scholar] 111. Ричардсон С., Гримвуд К., Горрелл Р., Паломбо Э., Барнс Г., Бишоп Р. Расширенное выделение ротавируса после тяжелой диареи у маленьких детей. Ланцет. 1998; 351:1844–1848. [PubMed] [Google Scholar] 112. Guarino A, Canani RB, Spagnuolo MI, Albano F, Di Benedetto L. Пероральная бактериальная терапия сокращает продолжительность симптомов и выделение вируса у детей с легкой диареей. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 1997; 25: 516–519. [PubMed] [Google Scholar] 113.Шорникова А.В., Касас И.А., Микканен Х., Сало Э., Весикари Т. Бактериотерапия Lactobacillus reuteri при ротавирусном гастроэнтерите. Pediatr Infect Dis J. 1997; 16:1103–1107. [PubMed] [Google Scholar] 114. Дессельбергер У. Ротавирусные инфекции: рекомендации по лечению и профилактике. Наркотики. 1999; 58: 447–452. [PubMed] [Google Scholar] 115. Сориано-Брухер Х., Авендано П., О’Райан М. Субсалицилат висмута при лечении острой диареи у детей: клиническое исследование. Педиатрия. 1991; 87: 18–27.[PubMed] [Google Scholar] 116. Гуарино А., Канани Р.Б., Руссо С. Пероральные иммуноглобулины для лечения острого ротавирусного гастроэнтерита. Педиатрия. 1994; 93:12–16. [PubMed] [Google Scholar] 117. Лосонский Г.А., Джонсон Дж.П., Винкельштейн Дж.А., Йолкен Р.Х. Пероральное введение иммуноглобулина сыворотки человека иммунодефицитным пациентам с вирусным гастроэнтеритом: фармакокинетический и функциональный анализ. Джей Клин Инвест. 1985; 76: 2362–2367. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]118. Канфер Э.Дж., Абрахамсон Г., Тейлор Дж., Коулман Дж.С., Самсон Д.М.Тяжелая диарея, связанная с ротавирусом, после трансплантации костного мозга: лечение пероральным иммуноглобулином. Пересадка костного мозга. 1994; 14: 651–652. [PubMed] [Google Scholar] 119. Ансари С.А., Саттар С.А., Спрингторп В.С., Уэллс Г.А., Тостоварик В. Выживание ротавируса на руках человека и перенос инфекционного вируса на живые и непористые неживые поверхности. Дж. Клин Микробиол. 1988; 26: 1513–1518. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]120. Американская академия педиатрии. Ротавирусные инфекции.В: Пикеринг Л.К., редактор. 26-е изд. Том. 536. Американская академия педиатрии; Элк-Гроув-Виллидж, Иллинойс: 2003 г. (Красная книга: отчет Комитета по инфекционным заболеваниям за 2003 г.). [Google Академия] 121. Американская академия педиатрии. Инфекционный контроль госпитализированных детей. В: Пикеринг Л.К., редактор. 26-е изд. Том. 150. Американская академия педиатрии; Элк-Гроув-Виллидж, Иллинойс: 2003 г. (Красная книга: отчет Комитета по инфекционным заболеваниям за 2003 г.). [Google Академия] 122. Саттар С.А., Ллойд-Эванс Н., Спрингторп В.С., Наир Р.К.Институциональные вспышки ротавирусной диареи: потенциальная роль фомитов и поверхностей окружающей среды как средств передачи вируса. Дж Хиг. 1986; 96: 277–289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]123. Уорд Р.Л., Бернштейн Д.И., Ноултон Д.Р. Профилактика передачи ротавирусов от поверхности к человеку путем обработки дезинфицирующим спреем. Дж. Клин Микробиол. 1991; 29:1991–1996. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]124. Joensuu J, Koskenniemi E, Pang XL, Vesikari T. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование резус-человеческой реассортантной ротавирусной вакцины для профилактики тяжелого ротавирусного гастроэнтерита.Ланцет. 1997; 350:1205–1209. [PubMed] [Google Scholar] 125. Перес-Шаэль И., Гунтинас М.Дж., Перес М. Эффективность четырехвалентной вакцины на основе ротавируса резуса у младенцев и детей младшего возраста в Венесуэле. N Engl J Med. 1997; 337:1181–1187. [PubMed] [Google Scholar] 126. Мерфи Б.Р., Моренс Д.М., Симонсен Л., Чанок Р.М., Ла Монтань Д.Р., Капикян А.З. Переоценка связи инвагинации кишечника с лицензированной живой ротавирусной вакциной ставит под сомнение первоначальные выводы. J заразить дис. 2003; 187:1301–1308. [PubMed] [Google Scholar] 127.Мерфи Т.В., Смит П.Дж., Гарджулло П.М., Шварц Б. Первая ротавирусная вакцина и инвагинация: эпидемиологические исследования и политические решения. J заразить дис. 2003; 187:1309–1313. [PubMed] [Google Scholar]

Моделирование влияния вакцинации на ротавирусную инфекцию | Достижения в непрерывных и дискретных моделях

  • White, LJ, Buttery, J, Cooper, B, Nokes, DJ, Medley, G: Ротавирус в детских садах в Оксфордшире, Великобритания: характеристика частичного иммунитета. Дж. Р. Соц. Интерфейс 5 , 1481-1490 (2008 г.)

    Артикул Google ученый

  • Информационный бюллетень о ротавирусе.Министерство здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний (2004 г.)

  • Шим, Э., Бэнкс, Х., Кастильо-Чавес, К.: Сезонность ротавирусной инфекции при ее вакцинации. Контемп. Мат. 410 , 327-347 (2006)

    Артикул MathSciNet Google ученый

  • Андерсон, Э.Дж., Вебер, С.Г.: Ротавирусная инфекция у взрослых. Ланцет Инфекция. Дис. 4 , 91-99 (2004)

    Артикул Google ученый

  • Ruuska, T, Vesikari, T: Ротавирусная инфекция у финских детей: использование числовых показателей клинической тяжести эпизодов диареи.Сканд. Дж. Заразить. Дис. 22 , 259-267 (1990)

    Артикул Google ученый

  • МакНил, М.М., Бернштейн, Д.И.: Ротавирусы. В: Вирусные инфекции человека, стр. 713-732. Спрингер, Берлин (2014)

    Google ученый

  • Dennehy, PH: Передача ротавируса и других кишечных патогенов в домашних условиях. Педиатр. Заразить. Дис. J. 19 (10), S103-S105 (2000)

    Артикул Google ученый

  • Нитьема, Л.В., Нордгрен, Дж., Уэрми, Д., Дианоу, Д., Траоре, А.С., Свенссон, Л., Симпоре, Дж. Бремя ротавируса и других энтеропатогенов среди детей с диареей в Буркина-Фасо.Междунар. Дж. Заразить. Дис. 15 (9), е646-е652 (2011)

    Артикул Google ученый

  • Снеллинг, Т., Марки, П., Карапетис, Дж., Эндрюс, Р.: Ротавирусная инфекция в Северной территории до и после вакцинации. микробиол. Ауст. 33 (2), 61-63 (2012)

    Google ученый

  • Wang, Y, Jin, Z, Yang, Z, Zhang, ZK, Zhou, T, Sun, GQ: Глобальный анализ модели SIS с инфекционным вектором в сложных сетях.Нелинейный анализ. Приложение для реального мира. 13 (2), 543-557 (2012)

    МАТЕМАТИКА Статья MathSciNet Google ученый

  • Wang, Y, Jin, Z: Глобальный анализ множественных путей передачи болезней в гетерогенных сетях. физ. А, Стат. мех. заявл. 392 (18), 3869-3880 (2013)

    Артикул MathSciNet Google ученый

  • Hochwald, C, Kivela, L: Ротавирусная вакцина, живая, пероральная, четырехвалентная (RotaShield).Педиатр. Сестринское дело 25 (2), 203-204 (1998)

    Google ученый

  • Джайн, П., Джайн, А. Вирусный гастроэнтерит, передающийся через воду: введение в распространенные агенты. В: Вода и здоровье, стр. 53–74. Спрингер, Берлин (2014)

    Глава Google ученый

  • Linhares, A, Gabbay, Y, Mascarenhas, J, Freitas, R, Flewett, T, Beards, G: Эпидемиология подгрупп и серотипов ротавируса в Белене, Бразилия: трехлетнее исследование.Анна. Инст. Пастер Вирол. 139 88-99 (1988)

    Артикул Google ученый

  • Веласкес, Ф.Р., Мэтсон, Д.О., Кальва, Дж.Дж., Герреро, М.Л., Морроу, А.Л., Картер-Кэмпбелл, С., Гласс, Р.И., Эстес, М.К., Пикеринг, Л.К., Руис-Паласиос, ГМ: Ротавирусная инфекция у младенцев как защита против последующих инфекций. Н. англ. Дж. Мед. 335 (14), 1022-1028 (1996)

    Артикул Google ученый

  • Parashar, UD, Bresee, JS, Gentsch, JR, Glass, RI: Ротавирус.Эмердж. Заразить. Дис. 4 (4), 561-570 (1998)

    Артикул Google ученый

  • Dennehy, PH: Ротавирусная инфекция: болезнь прошлого? Заразить. Дис. клин. Север Ам. 29 (4), 617-635 (2015)

    Артикул Google ученый

  • Парез, Н.: Ротавирусный гастроэнтерит: зачем поддерживать разработку новых вакцин? Комп. Иммунол. микробиол.Заразить. Дис. 31 (2), 253-269 (2008)

    Артикул Google ученый

  • Парашар, У.Д., Хаммельман, Э.Г., Бризее, Дж.С., Миллер, М.А., Гласс, Р.И.: Глобальное заболевание и смертность, вызванные ротавирусной инфекцией среди детей. Эмердж. Заразить. Дис. 9 (5), 565-572 (2003)

    Артикул Google ученый

  • Рейтер, К., Игнатиус, Р., Вейцель, Т., Сейду-Коркор, А., Аньидохо, Л., Саад, Э., Джи-Малетц, А., Зиниэль, П., Аму-Сакьи, Ф., Даникуу, Ф., Данур, С., Otchwemah, RN, Schreier, E, Bienzle, U, Stark, K, Mockenhaupt, FP: Острая детская диарея в северной Гане: эпидемиологические, клинические и микробиологические характеристики.Заражение BMC. Дис. 7 , 104 (2007)

    Артикул Google ученый

  • Киулия, Н. М., Ньяунди, Дж. К., Пензе, И., Ньячио, А., Мусоке, Р. Н., Стил, А. Д., Мвенда, Дж. М.: Ротавирусные инфекции среди ВИЧ-инфицированных детей в Найроби, Кения. Дж. Троп. Педиатр. 55 (5), 318-323 (2009)

    Артикул Google ученый

  • Уордлоу, Т., Салама, П., Броклхерст, С., Чопра, М., Мейсон, Э. Диарея: почему дети все еще умирают и что можно сделать.Ланцет 375 (9718), 870-872 (2010)

    Артикул Google ученый

  • Бишоп Р.Ф., Дэвидсон Г., Холмс И., Рак Б.: Вирусные частицы в эпителиальных клетках слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки у детей с острым небактериальным гастроэнтеритом. Ланцет 302 (7841), 1281-1283 (1973)

    Артикул Google ученый

  • Хеффернан, Дж., Смит, Р., Вал, Л.: Перспективы основного репродуктивного коэффициента.Дж. Р. Соц. Интерфейс 2 (4), 281-293 (2005)

    Артикул Google ученый

  • Дикманн, О., Хестербек, Дж., Мец, Дж.А.: Об определении и расчете базового коэффициента воспроизводства \(R_{0}\) в моделях инфекционных заболеваний в гетерогенных популяциях. Дж. Матем. биол. 28 (4), 365-382 (1990)

    МАТЕМАТИКА Статья MathSciNet Google ученый

  • ван ден Дрисше, П., Уотмо, Дж.: Числа репродукции и подпороговое эндемическое равновесие для компартментальных моделей передачи болезней.Мат. Бионауч. 180 , 29-48 (2002)

    МАТЕМАТИКА Статья MathSciNet Google ученый

  • Ли, Дж., Блейкли, Д., Смит, Р.Дж.: Провал R0. вычисл. Мат. Методы мед. 2011 , 527610 (2011)

    Артикул MathSciNet Google ученый

  • Эйгенвиллиг, А. Изоляция реальных корней для точных и приближенных многочленов с использованием правила знаков Декарта (2010 г.)

  • Страуд, К.А., Бут, Д.Дж.: Инженерная математика.Пэлгрейв Макмиллан, Бейзингсток (2013)

    Google ученый

  • Салле, Дж. Л., Лефшец, С.: Устойчивость прямыми методами Ляпунова с приложениями. Эльзевир, Амстердам (1961)

    Google ученый

  • Виггинс, С.: Введение в прикладные нелинейные динамические системы и хаос, том. 2, с. 110. Спрингер, Берлин (2003 г.)

    МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Варгас-Де-Леон, К.: О глобальной стабильности моделей эпидемий SIS, SIR и SIRS со стандартной заболеваемостью.Солитоны Хаоса Фракталы 44 (12), 1106-1110 (2011)

    МАТЕМАТИКА Статья Google ученый

  • Агентство, CI: The CIA World Factbook 2012. Skyhorse Publishing, Нью-Йорк (2012).

    Google ученый

  • Тейт, Дж. Э., Рейнганс, Р. Д., О’Рейли, К. Э., Обьо, Б., Бертон, округ Колумбия, Торнхейм, Дж. А., Адазу, К., Джарон, П., Очиенг, Б., Керин, Т., Кэлхун, Л., Хамель, М., Лазерсон, К., Брейман, Р.Ф., Фейкин, Д.Р., Минц, Э.Д., Уиддоусон, М.А.: Бремя и влияние ротавирусной болезни, а также экономическая эффективность программы вакцинации против ротавирусной инфекции в Кении.Дж. Заразить. Дис. 200 , доп. 1, С76-С84 (2009)

    Артикул Google ученый

  • Весикари, Т., Мэтсон, Д.О., Деннехи, П., Ван Дамм, П., Сантошам, М., Родригес, З., Даллас, М.Дж., Хейс, Дж.Ф., Говея, М.Г., Блэк, С.Б., и др.: Безопасность и эффективность пятивалентная реассортантная ротавирусная вакцина человека и крупного рогатого скота (WC3). Н. англ. Дж. Мед. 354 , 23-33 (2006)

    Артикул Google ученый

  • Весикари Т., Изолаури Э., Д’Ондт Э., Делем А., Андре Ф., Зиссис Г.: Защита младенцев от ротавирусной диареи с помощью вакцины из аттенуированного штамма ротавируса крупного рогатого скота RIT 4237.Ланцет 323 (8384), 977-981 (1984)

    Артикул Google ученый

  • Гласс, Р.И., Парашар, У.Д., Бризее, Дж.С., Турсиос, Р., Фишер, Т.К., Уиддоусон, М.А., Цзян, Б., Генч, Дж.Р.: Ротавирусные вакцины: текущие перспективы и будущие проблемы. Ланцет 368 (9532), 323-332 (2006)

    Артикул Google ученый

  • Флорес, Дж., Гонсалес, М., Перес, М., Кунто, В., Перес-Шаэль, И., Гарсия, Д., Дауд, Н., Чанок, Р., Капикян, А.: Защита от тяжелой ротавирусной диареи с помощью ротавирусной вакцины-резус у венесуэльских младенцев .Ланцет 329 (8538), 882-884 (1987)

    Артикул Google ученый

  • Ван, И, Цао, Дж.: Глобальная динамика многогрупповых моделей болезней животных SEI с непрямой передачей. Хаос солитоны фракталы 69 , 81-89 (2014)

    Артикул MathSciNet Google ученый

  • Ассоциация вакцинации против ротавирусной инфекции с посещением стационара и отделения неотложной помощи среди детей, обращающихся за помощью по поводу острого гастроэнтерита, 2010-2016 | Экстренная медицина | Открытие сети JAMA

    Ключевые моменты español 中文 (китайский)

    Вопрос Связана ли вакцинация против ротавируса в Соединенных Штатах с уменьшением числа госпитализаций и посещений отделений неотложной помощи по поводу ротавируса у детей?

    Находки Это исследование эффективности вакцины случай-контроль включало 1193 детей с ротавирусной инфекцией и 9620 контрольных детей в возрасте до 5 лет с острым гастроэнтеритом в 7 отделениях стационарного лечения и неотложной помощи США с 2010 по 2016 год.Обе изученные вакцины были связаны с уменьшением числа посещений стационара и тяжелых инфекций среди детей младшего возраста.

    Значение Эти результаты свидетельствуют о том, что ротавирусные вакцины продолжают хорошо работать, особенно среди важных целевых групп населения, продолжая оправдывать ротавирусную вакцинацию младенцев в США.

    Важность Ротавирусные вакцины рекомендуются для всеобщей иммунизации младенцев в США уже более 10 лет, и понимание их эффективности является ключом к дальнейшему успеху американской программы иммунизации ротавирусной вакциной.

    Объектив Оценить связь RotaTeq (RV5) и Rotarix (RV1) с посещениями стационара и отделения неотложной помощи (ED) по поводу ротавирусной инфекции.

    Дизайн, настройка и участники Это исследование эффективности вакцины методом «случай-контроль» проводилось в стационарных условиях и в отделениях неотложной помощи в 7 детских медицинских учреждениях США с 1 ноября 2009 г. по 30 июня 2016 г. В исследование были включены дети младше 5 лет, обратившиеся за медицинской помощью по поводу острого гастроэнтерита.Были собраны клинико-эпидемиологические данные, верификация вакцинации и результаты анализов образцов стула на лабораторно подтвержденный ротавирус. Данные анализировались с 1 ноября 2009 г. по 30 июня 2016 г.

    Основные результаты и показатели Эффективность ротавирусной вакцины для предотвращения связанных с ротавирусом стационарных больных и посещений отделения неотложной помощи с течением времени для каждой лицензированной вакцины, стратифицированной по клинической тяжести и возрасту.

    Результаты Среди 10 813 детей (5927 мальчиков [54.8%] и 4886 девушек [45,2%]; средний [диапазон] возраст, 21 [8-59] месяцев), анализы RV5 и RV1 показали, что по сравнению с контролем ротавирус-положительные случаи чаще были белыми (RV5, 535 [62,2%] против 3310 [57,7%]; RV1, 163 [43,1%] против 864 [35,1%]), застрахованных в частном порядке (RV5, 620 [72,1%] против 4388 [76,5%]; RV1, 305 [80,7%] против 2140 [87,0%]) и старше (медиана [ диапазон] возраст для RV5, 26 [8-59] месяцев против 21 [8-59] месяцев; средний [диапазон] возраста для RV1, 22 [8-59] месяцев против 19 [8-59] месяцев), но не различались по полу. Среди 1193 ротавирус-позитивных случаев и 9620 ротавирус-негативных контрольных пациентов по крайней мере 1 доза любой ротавирусной вакцины обеспечивала 82% (95% ДИ,  77%-86%) защиту от ротавирус-ассоциированных посещений стационара и 75% (95% ДИ, 71%-79%) защищают от обращений в отделение неотложной помощи, связанных с ротавирусом.Статистически значимой разницы в течение этого 7-летнего периода не наблюдалось ни для одной из ротавирусных вакцин. Эффективность вакцины против посещений стационара и отделения неотложной помощи составила 81% (95% ДИ,  78%-84%) для RV5 (3 дозы) и 78% (95% ДИ,  72%-82%) для RV1 (2 дозы) среди участников исследования. Население. Смешанный курс обеих вакцин обеспечил 86% (95% ДИ,  74%-93%) защиту. У непривитых ротавирусных больных тяжелые инфекции были в 4 раза чаще, чем у вакцинированных (74 из 426 [17,4%] против 28 из 605 [4.6%]; P  < .001), и любая доза ротавирусной вакцины была 65% (95% ДИ,  56%-73%) эффективной против легких инфекций, 81% (95% ДИ,  76%-84%) против умеренных инфекций, и 91% (95% ДИ,  85%-95%) против тяжелых инфекций.

    Выводы и актуальность Данные этого крупного постлицензионного исследования эффективности ротавирусной вакцины в Соединенных Штатах с 2010 по 2016 год свидетельствуют о том, что ротавирусные вакцины RV5 и RV1 продолжают хорошо работать, особенно в отношении предотвращения посещений стационара и тяжелых инфекций, а также среди детей младшего возраста.

    Новая сеть эпиднадзора за вакцинами (NVSN) осуществляет постоянный мониторинг эффектов и эффективности лицензированных ротавирусных вакцин с момента рекомендации Консультативным комитетом по практике иммунизации (ACIP) всеобщей вакцинации младенцев в США в отношении ротавирусной инфекции. 1 Эти живые аттенуированные пероральные вакцины (RotaTeq [RV5; Merck & Co] и Rotarix [RV1; GlaxoSmithKline Biologicals]) показали хорошие результаты в предлицензионных клинических испытаниях 2 -5 и были рекомендованы ACIP в 2006 г. 2008 г. соответственно.

    В течение последнего десятилетия, по мере того, как программа вакцинации против ротавируса в США совершенствовалась, резко сократилось количество госпитализаций в США 6 -8 и обращений в отделения неотложной помощи (ED) 9 ,10 , связанных с ротавирусным гастроэнтеритом. Однако эти данные о влиянии на общественное здравоохранение могут иногда казаться неуместными в связи с обнаружением ротавируса у детей на уровне пациентов, особенно в связи с недавним появлением высокочувствительных лабораторных тестов на мультипатогены, которые потенциально выявляют ротавирус, выделяемый при недавно вылеченных инфекциях и легких заболеваниях, и даже живой аттенуированный вирус ротавирусной вакцины, выделяющийся естественным путем после иммунизации.Беспристрастные оценки эффективности ротавирусной вакцины важны для поддержания общественного доверия к политике иммунизации против ротавируса в США. Кроме того, строгие оценки эффективности вакцин в США информируют политиков во всем мире и влияют на них при инициировании и продолжении их собственных программ вакцинации против ротавируса.

    С 1 ноября 2009 г. по 30 июня 2016 г. мы провели активный эпиднадзор за ротавирусной инфекцией в 7 педиатрических медицинских учреждениях США, разбросанных по географическому положению, с использованием общего протокола для регистрации участников, сбора данных и лабораторного подтверждения.Чтобы выявить тенденции эффективности ротавирусной вакцины в течение длительного периода, мы стандартизировали и объединили опубликованные данные NVSN за 4 года (2010–2013 гг.) 11 ,12 с ранее неопубликованными данными NVSN за 3 года (2014–2016 гг.). Такое накопление сопоставимых методов и установление случаев заболевания с течением времени позволяет оценить эффективность ротавирусной вакцины в Соединенных Штатах с большими размерами выборки, точностью результатов и способностью измерять изменения эффективности ротавирусной вакцины с течением времени.

    Определение и зачисление детей

    Активное проспективное наблюдение через NVSN финансируется Центрами США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), и методы были ранее опубликованы. 13 В этой сети наблюдения участвовали семь центров наблюдения, в том числе Детская больница Сиэтла (Сиэтл, Вашингтон), Школа медицины и стоматологии Рочестерского университета (Рочестер, Нью-Йорк), Детская больница Монро Каррелл-младший в Вандербильте (Нэшвилл, Теннесси), Детская больница Техаса (Хьюстон), Медицинский центр детской больницы Цинциннати (Цинциннати, Огайо), Children’s Mercy (Канзас-Сити, Миссури) и UCSF (Калифорнийский университет, Сан-Франциско) Детская больница Бениоффа Окленд (Окленд).Одобрение институционального наблюдательного совета было получено от CDC и каждого исследовательского центра, и все родители или опекуны участников предоставили письменное информированное согласие. Анализ и отчетность о результатах проводились в соответствии с Руководством по отчетности об обсервационных исследованиях в эпидемиологии (STROBE) для исследований случай-контроль. 14

    Регистрация происходила с 1 ноября 2009 г. по 30 июня 2010 г. (2010 учебный год), с 1 ноября 2010 г. по 30 июня 2011 г. (2011 учебный год) и с 1 декабря по 30 ноября 2012, 2013, 2014 и 2015 (годы обучения 2012-2015).2016 год исследования варьировался с 1 декабря 2015 года по 30 июня 2016 года. Детская больница USCF Benioff Children’s Hospital Oakland была включена во все годы, кроме 2010 и 2012. Эти различия в наборе были связаны с изменениями в грантовой поддержке наблюдения в течение периода исследования.

    В период с 2010 по 2016 год, охватываемый данным анализом, NVSN использовала общие протоколы эпиднадзора и лабораторных исследований во всех учреждениях. Дети младше 5 лет были включены в исследование с информированного согласия родителя или опекуна при госпитализации или во время посещения отделения неотложной помощи с острым гастроэнтеритом (ОГЭ), определяемым как диарея (≥3 эпизодов в течение 24 часов) и/или рвота (≥1 эпизода в течение 24 часов). часы).Критерии исключения включали признаки неинфекционной этиологии, иммунодефицит в анамнезе, предыдущую регистрацию по поводу того же эпизода AGE или перевод из другой больницы. Дети, которые первоначально были зарегистрированы в отделении неотложной помощи, но впоследствии были госпитализированы по поводу того же заболевания, были отнесены к категории стационарных пациентов.

    Сбор образцов и определение случая

    Цельные образцы стула были получены в течение 10 дней после появления симптомов AGE, при этом более 95% образцов были получены в течение 7 дней после появления симптомов.В местах эпиднадзора образцы сначала тестировали с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) (Premier Rotaclone; Meridian Bioscience, Inc). Образцы были отправлены в CDC, где штаммы ротавируса были генотипированы с использованием полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР) и секвенирования нуклеотидов. 15 Образцы, которые не удалось генотипировать, были повторно протестированы с помощью ИФА и ОТ-ПЦР в реальном времени в Центре контроля заболеваний. Любой подтвержденный положительный результат приводил к определению положительного результата теста. Образцы, не прошедшие все подтверждающие анализы Центра по контролю и профилактике заболеваний США (<1%), считались имеющими неопределенные результаты испытаний и удалялись из набора аналитических данных.

    Случаи были определены как дети с симптомами AGE, которые были госпитализированы или лечились в отделении неотложной помощи и имели подтвержденный положительный результат теста на ротавирус в образце стула во время этого эпизода AGE. Данные по случаям сравнивали с данными от детей с AGE, образцы которых имели отрицательные результаты теста на ротавирус с помощью ИФА (контроль).

    Анализы эффективности вакцин

    Статус иммунизации против ротавируса был подтвержден, как и в предыдущих публикациях, 11 -13 путем получения записей о прививках от врачей первичного звена или медицинских работников и/или региональных информационных систем по иммунизации.Дозы вакцины считались действительными, если их вводили не менее чем за 14 дней до появления симптомов у пациентов и контрольной группы. Дети, включенные в это исследование, должны были родиться 1 апреля 2006 г. или позже для анализов RV5 и 1 августа 2008 г. или позже для анализов RV1, чтобы обеспечить соответствие возрасту вакцинации в соответствии с опубликованными рекомендациями ACIP. 1 Мы ограничили анализ случаями и контрольной группой, которые достигли максимального возраста, рекомендованного ACIP для завершения серии вакцинации в пределах рекомендуемого возрастного окна (максимальный возраст для последней дозы, 8 месяцев 0 дней), чтобы контролировать остаточное смешение по возрасту во время последней дозы для обоих типов вакцин.

    Мы ограничили этот анализ детьми младше 5 лет в течение 7-летнего периода исследования. Для оценки эффективности вакцины использовалась схема «случай-контроль» с отрицательным результатом теста, при этом случаи определялись как дети возраста, подходящего для введения ротавирусной вакцины, у которых образец стула имел подтвержденный положительный результат на ротавирус, а контрольная группа определялась как дети, образцы стула которых имели подтвержденный отрицательный результат. на ротавирус. Эффективность вакцины рассчитывали по формуле (1 – отношение шансов) × 100 для оценки профилактического эффекта ротавирусных вакцин в отношении госпитализаций, связанных с ротавирусом, и обращений в отделение неотложной помощи.Стратифицированные оценки эффективности вакцины рассчитывались по году регистрации, классификации тяжести, возрасту, типу вакцины и количеству доз вакцины. Для каждой стратифицированной оценки была подобрана отдельная модель. Переменные, использованные в наших моделях, включали место наблюдения, месяц и год рождения, а также месяц и год регистрации. Скорректированные отношения шансов и 95% ДИ были рассчитаны с помощью логистической регрессии и скорректированы с учетом месяца и года рождения, месяца и года появления симптомов и места наблюдения.Мы рассчитали эффективность ротавирусной вакцины для тех, кто получил по крайней мере 1 дозу ротавирусной вакцины, в зависимости от клинических условий в зависимости от времени, по классификации тяжести и по возрасту, а также для полных курсов только RV5 и только RV1 и смешанной серии из 3 доз. либо RV5, либо RV1, которые ACIP считает полным курсом. 1 Мы представили совокупную эффективность вакцины для любой дозы ротавирусной вакцины любого типа.

    Данные проанализированы с 1 ноября 2009 г. по 30 июня 2016 г.Мы сравнили демографические и социально-экономические данные для случаев и контроля, используя критерий суммы рангов Уилкоксона для непрерывных переменных и критерий χ 2 для категориальных переменных. Критерии статистической значимости были двусторонними, и P  < 0,05 считались статистически значимыми. Мы оценили клиническую тяжесть AGE-заболеваний путем расчета модифицированной шкалы тяжести по шкале Весикари (VSS) 12 с классификацией тяжести на легкую (оценка ≤10), умеренную (оценка 11-15) и тяжелую (оценка ≥16) в зависимости от клинических условий. .

    Характеристики случаев и контролей

    Наш анализ эффективности вакцины включал в общей сложности 1193 лабораторно подтвержденных случая и 9620 контрольных случаев, всего 10 813 участников (5927 мальчиков [54,8%] и 4886 девочек [45,2%]; средний [диапазон] возраста 21 [8-8]. 59] месяцев).По клиническим условиям 360 случаев (30,2%) были стационарными пациентами и 833 случая (69,8%) обратились в отделение неотложной помощи. Анализ эффективности полного курса вакцины против RV5 включал 860 случаев ротавирусной инфекции и 5736 контролей. Анализ эффективности полного курса вакцин против RV1 включал 378 случаев ротавирусной инфекции и 2461 контрольную группу (таблица).

    В анализах RV5 и RV1 случаи ротавирусной инфекции чаще были у белых (RV5, 535 [62,2%] против 3310 [57,7%]; RV1, 163 [43,1%] против 864 [35,1%]), застрахованных в частном порядке (RV5, 620 [72.1%] против 4388 [76,5%]; RV1, 305 [80,7%] против 2140 [87,0%]) и старше (медиана [диапазон] возраста для RV5, 26 [8-59] месяцев против 21 [8-59] месяцев; медиана [диапазон] возраста для RV1, 22 [8–59] месяцев против 19 [8–59] месяцев) по сравнению с контролем, но не различались по полу (таблица). Статус вакцинации существенно не различался в зависимости от статуса медицинского страхования, потенциального косвенного показателя поведения, связанного с обращением за медицинской помощью.

    Мы оценили клиническую тяжесть для 4 групп с течением времени, сравнив статус ротавирусной инфекции (случаи и контрольная группа) и получение ротавирусной вакцины (любая доза) для 1031 случая ротавирусной инфекции и 8496 контрольных пациентов с полными данными клинической тяжести.У тех, кто не был вакцинирован, инфекции были значительно более тяжелыми по сравнению со случаями, получившими хотя бы 1 дозу ротавирусной вакцины (медиана [диапазон] VSS,  13 [3–19] против 11 [2–18]). Тяжелая классификация VSS была присвоена почти в 4 раза чаще для случаев без вакцинации по сравнению со случаями, которые были вакцинированы (74 из 426 [17,4%] против 28 из 605 [4,6%]). Для сравнения, контрольная группа имела медиану (диапазон) VSS 9 (2-19), независимо от статуса вакцинации.

    Распределение случаев ротавирусной инфекции по времени, клиническим условиям и возрасту

    Внедрение ротавирусных вакцин изменило исторически сложившиеся ежегодные пики заболеваемости ротавирусом в США в пользу нового двухлетнего эпидемиологического паттерна умеренной заболеваемости, 16 явление, также наблюдаемое в многоцентровой сети педиатрических больниц 17 (рис. 1).Соответственно, распределение случаев ротавирусной инфекции в нашем анализе эффективности вакцины также варьировалось от года к году, при этом более высокая частота случаев происходила в годы с нечетными номерами. В эти нечетные годы случаи ротавирусной инфекции были старше (средний [диапазон] возраст, 25 [8-59] месяцев) по сравнению со случаями, наблюдаемыми в четные годы (средний [диапазон] возраст, 23 [8-59] месяцев среди Случаи ЭД, но одинаковые [средний {диапазон} возраста, 26 {8-59} месяцев] для обоих наборов лет среди меньшей выборки стационарных пациентов).

    Результаты эффективности вакцины

    За 7 лет исследования в среднем 87 % (медиана [диапазон], 89 % [79–93 %]) всех детей, включенных в NVSN, получили любую дозу ротавирусной вакцины в пределах возрастного интервала, рекомендованного ACIP. (Фигура 1). Как и в случае общего эпиднадзора NVSN, 9195 (85,0%) подмножества детей, включенных в наши анализы эффективности вакцин, были вакцинированы.Из 1193 случаев ротавирусной инфекции в нашем анализе 711 (60,0%) получили как минимум 1 дозу ротавирусной вакцины. Из 9620 контролей 8484 (88,2%) были вакцинированы аналогичным образом.

    Эффективность вакцины для тех, кто получил по крайней мере 1 дозу ротавирусной вакцины

    Совокупная эффективность по меньшей мере 1 дозы ротавирусной вакцины в период с 2010 по 2016 г. для предотвращения ротавирусной госпитализации или обращения в отделение неотложной помощи по поводу AGE среди детей в возрасте до 5 лет в США составила 79% (95% ДИ, 76%-82%) (рис. 2).Стратификация по клиническим условиям показала, что любая доза ротавирусной вакцины обеспечивала 82% (95% ДИ,  77–86%) защиту от госпитализации в течение этих 7 лет (рис. 1). Эффективность стационарной ротавирусной вакцины оставалась стабильно высокой, колеблясь от 78% (в 2015 г.) до 92% (в 2016 г.), при этом не было выявлено статистически значимой тенденции к снижению с течением времени ни для одной из ротавирусных вакцин. Колебания в оценках эффективности стационарной вакцины наблюдались раз в два года, но статистически не различались: эффективность вакцины составляла 84% в четные годы (95% ДИ, 76%-89%) по сравнению с эффективностью вакцины 81% в нечетные годы ( 95% ДИ, 73%-86%) (рис. 1).

    Любая доза ротавирусной вакцины была на 75% (95% ДИ, 71%-79%) эффективной в предотвращении обращений в отделение неотложной помощи, связанных с ротавирусным гастроэнтеритом, в течение этих 7 лет (рис. 1). Несмотря на более низкие точечные оценки эффективности вакцины для клинических условий ЭД за последние 3 года нашего исследования (включая незначительную оценку эффективности вакцины против ЭД за 2016 г.), снижение с течением времени для любой ротавирусной вакцины не было статистически значимым. Статистически незначимые колебания в оценках эффективности вакцины снова происходили раз в два года в клинических условиях неотложной помощи.Однако, в отличие от стационарной тенденции, несколько более высокая эффективность вакцины наблюдалась в отделениях неотложной помощи в нечетные годы (77%; 95% ДИ, 71%-81%) по сравнению с четными годами (71%; 95% ДИ). , 61%-79%) (рис. 1).

    Поскольку классификация VSS включает значение степени тяжести госпитализации, мы рассчитали оценки эффективности вакцины отдельно для каждого клинического случая, а также комбинированные оценки для стационарного лечения и отделения неотложной помощи (рис. 3). Существовала последовательная градация эффективности вакцины по степени тяжести, при этом защита от вакцин была наибольшей при более тяжелых инфекциях.В комбинированных клинических условиях любая доза ротавирусной вакцины была 65% (95% ДИ,  56%-73%) эффективной против легких инфекций, 81% (95% ДИ,  76%-84%) против умеренных инфекций и 91% (95% ДИ,  85%-95%) против тяжелых инфекций.

    Эффективность вакцины для полных курсов RV5 и RV1

    Среди детей младше 5 лет эффективность вакцины против посещений стационара и отделения неотложной помощи составила 81% (95% ДИ,  78%-84%) для RV5 и 78% (95% ДИ,  72%-82%) для RV1, и в этом совокупном анализе не наблюдалось статистических различий в эффективности вакцины (рис. 4).Наиболее высокая эффективность вакцины RV5 была в первые 3 года жизни: от 83 % (95 % ДИ, 77–88 %) до 87 % (95 % ДИ, 79–92 %). На четвертом и пятом годах жизни защита от RV5 была статистически ниже, чем в предыдущие 3 года, на уровне 71% (95% ДИ,  57%-80%), а затем 64% (95% ДИ,  42%-78%). , соответственно ( P  = .008).

    Для RV1 эффективность вакцины была столь же высокой в ​​первые 3 года жизни, в пределах от 74% (95% ДИ, 59%-84%) до 83% (95% ДИ, 68%-92%).На четвертом году жизни защита была ниже (51%; 95% ДИ, от -6% до 77%) ( P  = ,04), прежде чем восстановиться до самого высокого уровня на пятом году жизни (90%; 95% ДИ,  46%-98%).

    Эффективность вакцины при смешанном курсе RV5 и RV1

    Мы проанализировали эффективность смешанной серии вакцин против RV5 и RV1 в соответствии с рекомендацией ACIP о том, что серия детской ротавирусной вакцины по возможности должна быть дополнена одним и тем же продуктом, 1 , но разрешена замена типов вакцин, если продукт использовался для предыдущей дозы (s) недоступен или неизвестен.Среди детей младше 5 лет эффективность этих смешанных курсов вакцинации составила 86% (95% ДИ,  74%-93%) по сравнению с посещениями стационара и отделения неотложной помощи (рис. 4).

    За 7 лет накопленных результатов активного эпиднадзора в педиатрических медицинских учреждениях, расположенных в различных географических регионах, наша оценка эффективности вакцин подтверждает, что ротавирусные вакцины RV5 и RV1 продолжают хорошо работать в Соединенных Штатах и ​​связаны с предотвращением госпитализаций, тяжелых инфекций и среди младшие дети.Наши результаты предполагают несколько важных соображений, касающихся измерения эффективности ротавирусной вакцины в Соединенных Штатах в постлицензионную эпоху.

    Эффективность ротавирусной вакцины была самой высокой в ​​предотвращении наиболее тяжелых случаев ротавирусного гастроэнтерита, и даже 1 доза ротавирусной вакцины, по-видимому, ассоциировалась с менее тяжелыми исходами. Невакцинированные ротавирусные больные классифицировались как имеющие тяжелые инфекции в 4 раза чаще, чем привитые ротавирусные.Как и при естественном воздействии ротавируса в детстве, которое обычно приводит к эпизодам диареи с уменьшающейся степенью тяжести, эти живые аттенуированные ротавирусные вакцины иммунологически имитируют раннее воздействие ротавируса, не вызывая симптоматической инфекции. 18 Вакцинация привела к снижению клинической тяжести среди участников ранних испытаний эффективности ротавирусной вакцины 19 ,20 и, по-видимому, остается верным в реальных условиях нашей постлицензионной оценки фазы 4: вакцины RV1 и RV5 значительно снижают клиническая тяжесть ротавирусных инфекций в детском возрасте, и уже одно это обстоятельство считается успешным исходом вакцинации.

    Совокупная эффективность вакцин против RV5 и RV1 была статистически неразличима, и смешанные курсы обеих вакцин оказались высокоэффективными. Ранее опубликованные результаты эффективности вакцины RV5 (3-дозовой) от NVSN для первого (диапазон от 85% 11 до 91% 12 ), второго (диапазон от 82% 12 до 90% 17 ), третий (диапазон от 83% 11 до 88% 12 ) и четвертый (диапазон от 76% 12 до 79% 11 ) лет жизни были сопоставимы с нашими результатами.Наши результаты RV1 для этих возрастных групп имеют большую исследовательскую силу и дополнительно уточняют эти ранее опубликованные результаты. Более ранние оценки эффективности вакцины RV1 были получены на основе выборок меньшего размера, что отражало задержку охвата вакциной RV1 в Соединенных Штатах.

    Мы обнаружили, что эффективность вакцины для курса смешанной вакцинации против ротавируса составила 86% и, следовательно, была потенциально более защитной, но это открытие не достигло статистической значимости.Однако при добавлении к ранее опубликованным оценкам (эффективность вакцины  80%), 21 это еще раз демонстрирует, что примерно 100 000 детей в США, которые ежегодно получают смешанный курс ротавирусных вакцин, адекватно защищены. Хотя наши данные не объясняют, почему смешанный курс ротавирусных вакцин может быть связан с более высокой общей защитой, чем любая вакцина по отдельности, одна гипотеза, требующая дальнейшей оценки, заключается в том, дает ли получение обоих типов вакцин определенные иммунологические преимущества от каждого из них.Учитывая нерандомизированный характер нашего исследования, различия в оценочной эффективности вакцины также могут быть связаны с неизмеренным и, следовательно, нескорректированным смешением.

    В лонгитюдных когортных исследованиях, проведенных в Мехико и Веллоре, Индия, 22 детский возраст был связан со сниженной вероятностью дальнейших умеренных и тяжелых ротавирусных инфекций. Эти когортные исследования показали, что эффективность ротавирусной вакцины связана с возрастом, в котором происходит самое раннее заражение.Если это применимо к детям в США, которые сейчас рождаются в эпоху двухгодичных колебаний заболеваемости ротавирусом, 15 , средний возраст первых контактов с ротавирусом может меняться в зависимости от ежегодной когорты новорожденных. Отдельные ежегодные когорты детей в США, у которых разная вероятность возраста первого контакта с ротавирусом естественным путем, могут потенциально приводить к специфичным для когорт колебаниям эффективности вакцины, явление, которое не обязательно следует приравнивать к ослаблению иммунитета. 23 Еще одна гипотеза касается влияния сезона рождения на иммунологические реакции на вакцинацию, 24 , которые могут влиять на иммунологические реакции на вакцинацию. Продольное наблюдение за конкретными возрастными когортами в эпоху после лицензирования может прояснить эти гипотезы. Однако двухгодичные колебания заболеваемости ротавирусом усложняют наше понимание долгосрочной эффективности ротавирусной вакцины в Соединенных Штатах после эпохи лицензирования.

    Хотя эффективность обеих вакцин против ротавирусной вакцины была высокой среди детей в первые 3 года жизни, среди детей старшего возраста наблюдались колебания — но не всегда уменьшающиеся — в оценках эффективности вакцины.Например, хотя мы наблюдали значительно более низкую защиту от RV1 на четвертом году жизни, мы предоставили первые данные США о том, что эффективность вакцины RV1 на пятом году жизни (90%) была самой высокой среди всех исследованных возрастных групп. Дополнительные механизмы, с помощью которых возраст влияет на защиту от последующих тяжелых инфекций, могут включать зрелость иммунной системы, большую вероятность иммунологической памяти о предыдущих воздействиях ротавируса и более низкую вероятность обезвоживания из-за большей массы тела и большей способности к самостоятельной регидратации.

    Наше исследование выявило колебания в оценках эффективности вакцин для стационарного лечения и ЭД, обратно пропорциональные двухлетней эпидемиологической картине заболеваемости ротавирусом. При анализе эффективности вакцины с использованием объединенных данных о стационарном лечении и отделении неотложной помощи эти колебания в клинических условиях могут быть замаскированы. В годы с четными номерами наблюдалась самая высокая эффективность вакцины для стационарного лечения (84% против 81%), а в годы с нечетными номерами была самая высокая эффективность вакцины против ЭД (77% против 71%) (рис. 1). Мы предполагаем, что дети, получившие вакцинацию и заразившиеся ротавирусной инфекцией в меньшей степени тяжести или в более старшем возрасте, с меньшей вероятностью будут госпитализированы и вместо этого могут быть регидратированы в отделении неотложной помощи без перехода в стационар.Такая ситуация будет иметь эпидемиологический эффект, который мы наблюдали в наших расчетах: непропорционально более высокая концентрация пациентов с неудачей вакцинации, получающих помощь в клинических условиях неотложной помощи, приведет к снижению эффективности вакцины, а более низкая концентрация случаев, получивших прививки, переместится в стационар. установка повысит эффективность вакцины. Это эпидемиологическое явление может происходить без какого-либо общего увеличения числа случаев ротавирусной инфекции.

    Эти оценки эффективности вакцины имеют самую высокую статистическую мощность, когда-либо опубликованную NVSN для RV5 и RV1.Кроме того, они включают географически разнообразную выборку, которая, по сравнению с постпереписными оценками США 2016 года, 25 адекватно представляют американских детей черной расы и латиноамериканского происхождения и отражают консервативную реальную оценку эффективности ротавирусной вакцины.

    Это исследование имеет ограничения. На некоторые исследования методом «случай-контроль» с отрицательным результатом теста влияет неправильная классификация случаев и различное поведение при обращении за медицинской помощью.Мы попытались свести к минимуму неправильную классификацию случаев ротавируса с помощью обширных дополнительных лабораторных подтверждений. Наши методы определили истинный статус случая ротавируса у детей с помощью анализов ИФА с последующими подтверждающими анализами ОТ-ПЦР и секвенированием нуклеотидов. С этими лабораторными подтверждениями мы оцениваем наши лабораторные результаты как имеющие 100% чувствительность при выявлении истинных случаев ротавируса и 98,4% специфичность, в пределах оценки специфичности Rotaclone от 92% до 100%. 26 Предыдущий анализ подмножества этих данных 11 показал, что контрольная группа с отрицательным результатом теста, которую мы использовали, является оптимальной контрольной группой для нашего плана, несмотря на возможность некоторых остаточных различий в поведении при обращении за медицинской помощью.

    Наши оценки эффективности ротавирусной вакцины в США за период с 2010 по 2016 год подтверждают общую идею о том, что ротавирусные вакцины RV5 и RV1 стабильно работают, особенно в стационарных условиях, при более тяжелых инфекциях и у детей младшего возраста. Однако динамика заболеваемости, тяжести и возраста после лицензирования создает проблемы при интерпретации эффективности вакцины в зрелой программе ротавирусной вакцины. Наши анализы показывают, что полагаться только на данные эпиднадзора с положительными тестами на ротавирус, без учета лежащих в основе факторов возраста и клинической тяжести, потенциально можно неверно оценить истинные измерения эффективности ротавирусной вакцины.

    Принято к публикации: 9 августа 2019 г.

    Опубликовано: 27 сентября 2019 г. -BY Лицензия. © 2019 Пейн Д.С. и др. Открытие сети JAMA .

    Авторы, переписывающиеся: Daniel C. Payne, PhD, MSPH ([email protected]), и Umesh D. Parashar, MBBS, MPH ([email protected]), Отдел вирусных заболеваний, Национальный центр иммунизации и респираторных заболеваний, Центры по контролю и профилактике заболеваний, 1600 Clifton Rd NE, Mailstop H 24-25, Atlanta, GA 30329.

    Вклад авторов: доступ ко всем данным исследования и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Пейн, Инглунд, Вайнберг, Халаса, Стаат, Сельваранган, Силагьи, Сахни, Джонстон, Тейт, Виксво, Парашар.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

    Составление рукописи: Пейн, Вайнберг, Азими.

    Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания: Все авторы.

    Статистический анализ: Wikswo, Sulemana.

    Получено финансирование: Пейн, Инглунд, Вайнберг, Халаса, Бум, Стаат, Селваранган, Сахни, Джонстон, Парашар.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Пейн, Инглунд, Вайнберг, Бум, Селваранган, Азими, Чаппелл, Макнил, Харрисон, Миятович-Рустемпасич, Эсона, Тейт, Кернс, Сулемана, Боуэн, Парашар.

    Надзор: Пейн, Инглунд, Вайнберг, Стаат, Селваранган, Азими, Кляйн, Силагьи, Сахни, Харрисон, Джонстон, Боуэн, Парашар.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Энглунд сообщил о получении грантов от GlaxoSmithKline, Merck & Co, Chimerix, Inc, MedImmune и Novavax, Inc, а также личных гонораров от Sanofi Pasteur помимо представленной работы. Д-р Вайнберг сообщил, что получал личные гонорары от Merck & Co, помимо представленной работы. Д-р McNeal сообщил о заключении договоров на лабораторное обслуживание с Merck & Co и PATH, выходящих за рамки представленной работы.Д-р Харрисон сообщил о получении грантов от GlaxoSmithKline и Merck & Co, а также грантов и других средств от Pfizer, Inc, помимо представленной работы. Д-р Moffatt сообщил о получении грантов от R-Biopharm, Inc. помимо представленной работы. Д-р Джонстон сообщил о владении публичными акциями Merck & Co, не относящимися к представленной работе. Других раскрытий не поступало.

    Финансирование/поддержка: Это исследование проводилось при поддержке соглашения о сотрудничестве IP16-004 с Центрами по контролю и профилактике заболеваний.

    Роль спонсора/спонсора: Спонсор участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование, утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    Отказ от ответственности: Выводы и выводы, содержащиеся в этом отчете, принадлежат авторам и не обязательно отражают официальную позицию CDC.

    1.Кортезе ММ, Парашар УД; Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Профилактика ротавирусного гастроэнтерита у младенцев и детей: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2009; 58(RR-2):1-25.PubMedGoogle Scholar2.Руис-Паласиос GM, Перес-Шаэль Я, Веласкес Франция, и другие; Группа по изучению ротавирусной вакцины человека. Безопасность и эффективность аттенуированной вакцины против тяжелого ротавирусного гастроэнтерита. N Engl J Med . 2006;354(1):11-22. doi:10.1056/NEJMoa052434PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Linhares AC, Веласкес FR, Перес-Шаэль Я, и другие; Группа по изучению ротавирусной вакцины человека. Эффективность и безопасность пероральной живой аттенуированной ротавирусной вакцины человека против ротавирусного гастроэнтерита в течение первых 2 лет жизни у младенцев в Латинской Америке: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование фазы III.  Ланцет . 2008;371(9619):1181-1189.doi:10.1016/S0140-6736(08)60524-3PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Vesikari Т, Карвонен А, Примула Р, и другие. Эффективность ротавирусной вакцины человека против ротавирусного гастроэнтерита в течение первых 2 лет жизни у европейских младенцев: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование.  Ланцет . 2007;370(9601):1757-1763. doi:10.1016/S0140-6736(07)61744-9PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Leshem Э, Тейт Дж. Э., Штайнер Калифорния, Кернс А.Т., Лопман BA, Парашар УД.Национальные оценки сокращения числа госпитализаций, связанных с острым гастроэнтеритом, и связанных с этим расходов у детей в США после внедрения ротавирусных вакцин.  J Pediatric Infect Dis Soc . 2018;7(3):257-260. doi: 10.1093/jpids/pix057PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Getachew ХБ, Даль РМ, Лопман BA, Парашар УД. Ротавирусные вакцины и использование медицинской помощи при диарее у детей в США, 2001–2015 гг.  Педиатр Infect Dis J . 2018;37(9):943-948.PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Shah депутат, Тейт Дж. Э., Штайнер Калифорния, Парашар УД. Снижение числа посещений отделений неотложной помощи по поводу острого гастроэнтерита среди детей в 10 штатах США после внедрения вакцинации против ротавируса, с 2003 по 2013 год. Pediatr Infect Dis J . 2016;35(7):782-786. doi:10.1097/INF.0000000000001175PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Payne округ Колумбия, Сельваранган Р, Азими РН, и другие. Долгосрочная стабильность в защите от ротавирусной вакцины в США: эффективность вакцин RV5 и RV1 у детей в США, 2012-2013 гг.  Клин Infect Dis . 2015;61(12):1792-1799. doi: 10.1093/cid/civ872PubMedGoogle ScholarCrossref 14.фон Эльм Э, Альтман ДГ, Эггер М, Покок SJ, Гётше ПК, Ванденбрук Дж.П.; Инициатива СТРОБ. Заявление об усилении отчетности об обсервационных исследованиях в эпидемиологии (STROBE): рекомендации по отчетности об обсервационных исследованиях. J Clin Epidemiol . 2008;61(4):344-349. doi:10.1016/j.jclinepi.2007.11.008PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Алиабади Н, Тейт JE, Хейнс АК, Парашар УД; Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Устойчивое снижение лабораторного выявления ротавируса после внедрения плановой вакцинации — США, 2000–2014 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2015;64(13):337-342.PubMedGoogle Scholar20.Clark ХФ, Борьян ФЭ, Белл LM, Модесто К, Гувеа В, Плоткин СА. Защитный эффект вакцины WC3 против ротавирусной диареи у детей раннего возраста в течение сезона преимущественно ротавирусной инфекции серотипа 1.  J Заразить Dis . 1988;158(3):570-587. doi: 10.1093/infdis/158.3.570PubMedGoogle ScholarCrossref 22.Lewnard Дж. А., Лопман BA, Парашар УД, и другие. Естественный иммунитет против ротавирусной инфекции и гастроэнтерита у детей: парный повторный анализ когортных исследований.  J Заразить Dis . 2017;216(3):317-326. doi: 10.1093/infdis/jix310PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Premkumar PS, Парашар UD, Гастанадуй Пенсильвания, и другие.Снижение эффективности ротавирусной вакцины среди детей, рожденных в сезон ротавирусной инфекции: объединенный анализ 5 исследований методом случай-контроль, проведенных в Америке.  Клин Infect Dis . 2015;60(7):1075-1078. doi: 10.1093/cid/ciu956PubMedGoogle ScholarCrossref

    18. Ротавирус – Справочник по иммунизации 2020

    Ключевая информация

    Способ передачи

    Фекально-оральный путь через тесный личный контакт и фомиты.

    Инкубационный период

    1–3 дня.

    Период коммуникабельности

    Во время симптомов и примерно до 8 дней после появления симптомов. До 30 дней после появления симптомов у пациентов с ослабленным иммунитетом.

    Бремя болезни

    Все дети в младенчестве или раннем детстве.Тяжелое течение заболевания чаще всего возникает у детей в возрасте от 3 месяцев до 2 лет.

    Финансируемая вакцина

    Пероральный живой аттенуированный моновалентный ротавирус: RV1 (Rotarix).

    Доза, презентация, способ

    1,5 мл на дозу.

    Пероральная суспензия в пероральном аппликаторе,

    Вводят перорально.

    Финансируемые показания к прививкам и график вакцинации

    2 дозы для младенцев в возрасте 6 недель и 3 месяцев.

    При наверстывании первая доза должна быть введена в возрасте до 15 недель (самый последний – 14 недель и 6 дней), а вторая доза должна быть введена до 25 недельного возраста (самый последний – 24 недели и 6 дней).

    Эффективность вакцины

    Высокоэффективен против тяжелой ротавирусной диареи; некоторые доказательства эффективности против диареи всех причин и защиты стада.

    Противопоказания

    Инвагинация кишечника в анамнезе и состояния, которые предрасполагают ребенка к инвагинации.

    Тяжелый комбинированный иммунодефицит.

    Меры предосторожности и особые соображения

    Младенцы, проживающие в семьях с лицами с ослабленным иммунитетом или беременными женщинами, все равно должны быть вакцинированы. Мытье рук и тщательная утилизация грязных подгузников, вероятно, минимизируют любой риск передачи вакцины контактам в семье.

    Младенцы с иммуносупрессией, в том числе получающие иммуносупрессивную терапию (кроме SCID, где она противопоказана).

    Младенцы, рожденные от матерей, принимающих иммуносупрессивные биологические препараты (см. раздел 18.6.2).

    Возможные реакции на вакцину

    Возможный, очень небольшой риск инвагинации; преимущества иммунизации значительно перевешивают этот потенциальный риск.

    18.1. Вирусология

    Ротавирусы представляют собой сегментированные двухцепочечные РНК-содержащие вирусы семейства Reoviridae.[1] Они классифицируются в соответствии с двумя поверхностными белками на внешнем капсиде: протеазой VP4 расщепляется белок «P» и VP7, гликопротеин «G», что позволяет использовать бинарную систему классификации. Белки G и P являются иммунологическими мишенями для нейтрализующих антител, защищающих от болезней и повторного заражения.[2] Хотя у людей было обнаружено более 60 комбинаций G и P, существует только пять штаммов (P[8]G1, P[4]G2, P[8]G3, P[8]G4 и P[8]G9). ), которые связаны с 80–90 процентами глобального бремени болезней у детей.[3] Для простоты эти штаммы обычно обозначаются по их серотипу G как G1, G2, G3, G4 и G9.

    18.2. Клинические признаки

    Ротавирус поражает почти всех детей в младенчестве или раннем детстве. Передача происходит фекально-оральным путем при тесном личном контакте и через фомиты. Была выдвинута гипотеза о передаче аэрозолей, но она остается недоказанной.[1]

    Инкубационный период составляет от одного до трех дней, после чего болезнь может начаться внезапно, с лихорадкой и рвотой, часто предшествующих диарее.[1, 4] У трети детей развивается лихорадка выше 39 °C. [5, 6] Болезнь длится от трех до восьми дней.

    Дети с ротавирусом заразны, пока у них есть симптомы, и примерно в течение восьми дней после появления симптомов. Пациенты с ослабленным иммунитетом могут быть заразными в течение 30 дней после появления симптомов [7]. Большое количество ротавируса выделяется с калом, и требуется всего несколько вирионов, чтобы вызвать инфекцию у восприимчивого хозяина.[8]

    Ротавирусная инфекция в первые три месяца жизни часто протекает в легкой форме или бессимптомно.Возможно, это связано с пассивной защитой от материнских антител, грудным вскармливанием и структурой клеток кишечника новорожденных [1, 9]

    .

    Бремя тяжелого обезвоживающего гастроэнтерита, вызванного ротавирусом, встречается преимущественно у младенцев и детей в возрасте от 3 месяцев до 2 лет.[3]

    Клинический спектр варьируется от бессимптомной инфекции до острого тяжелого заболевания с частой и обильной диареей и рвотой, что приводит к дегидратации, электролитным нарушениям и их последствиям.Спектр заболеваний от ротавируса более тяжелый, чем от других распространенных причин диареи у детей.[1]

    18.3. Эпидемиология

    18.3.1. Глобальное бремя болезней

    Ротавирусный гастроэнтерит является серьезной причиной детской диареи во всем мире как в странах с высоким, так и с низким уровнем дохода. Практически все дети инфицированы в возрасте до 5 лет.[1] Каждый год ротавирус вызывает смерть примерно от 200 000 до 450 000 детей в возрасте до 5 лет во всем мире[10, 11] и приводит к 2.4 миллиона госпитализаций в детские больницы.[12] Практически все смерти происходят в странах с низким уровнем дохода. До введения лицензированных ротавирусных вакцин в странах с высоким уровнем дохода более 220 000 детей ежегодно госпитализировались с ротавирусным гастроэнтеритом[13, 14]

    .

    Показатели заболеваемости ротавирусной инфекцией среди детей до введения вакцины были одинаковыми в странах с высоким и низким уровнем дохода, что указывает на то, что хорошая гигиена и снабжение чистой водой вряд ли окажут существенное влияние на профилактику заболеваний.В результате иммунизация является основной мерой общественного здравоохранения для снижения бремени ротавирусной инфекции.[1]

    В странах с умеренным климатом каждую зиму и весну случаются эпидемии ротавирусной инфекции. Факторы, связанные с повышенным риском развития тяжелого ротавирусного гастроэнтерита, включают возраст до 2 лет, низкий вес при рождении, преждевременную беременность, отсутствие грудного вскармливания, социально-экономическое неблагополучие, недоедание и ослабленный иммунитет.[1, 15, 16, 17, 18] однако у ВИЧ-инфицированных детей протекает более тяжело, хотя выделение вируса может быть более продолжительным.[3]

    Ротавирус является важной причиной внутрибольничной инфекции[19], а также может вызывать заболевание у взрослых, особенно у тех, кто ухаживает за детьми[20] и у тех, кто живет в учреждениях по уходу за престарелыми. Во время вспышек в детских учреждениях ротавирус был выделен из телефонных трубок, питьевых фонтанчиков, столов для игр с водой и ручек унитазов.[21] Вспышки среди пожилых людей могут быть связаны с ослаблением иммунитета, скученностью в учреждениях или с тем и другим.

    Дети и взрослые могут заразиться ротавирусом несколько раз в жизни.После однократного естественного заражения в младенчестве примерно одна треть защищена от последующей ротавирусной инфекции, более трех четвертей защищены от последующего ротавирусного гастроэнтерита и 85–90 % защищены от тяжелого ротавирусного гастроэнтерита.[22] Доля с защитой как от инфекции, так и от симптоматического ротавирусного гастроэнтерита увеличивается с последующими эпизодами.

    Эти наблюдения служат биологической основой для ротавирусных вакцин, благодаря которым живые аттенуированные штаммы могут индуцировать кумулятивный защитный иммунитет, аналогичный иммунитету после естественного заражения ротавирусами дикого типа.Хотя иммунный механизм и корреляты защиты от ротавирусной инфекции изучены не полностью, вполне вероятно, что как слизистые, так и сывороточные антитела связаны с защитой от ротавирусной инфекции и заболевания [23].

    С момента внедрения вакцины в других странах с высоким уровнем дохода произошло снижение заболеваемости гастроэнтеритом от всех причин и ротавирусным гастроэнтеритом в возрастных группах, не подходящих для вакцинации, что свидетельствует о влиянии коллективного иммунитета в результате применения ротавирусных вакцин[3, 24, 25 ] (см. «Коллективный иммунитет в постлицензионный период» в разделе 18.4.2).

    18.3.2. Эпидемиология Новой Зеландии

    Вакцина против ротавируса

    была введена в июле 2014 г. в виде схемы трех доз для младенцев в возрасте 6 недель, 3 месяцев и 5 месяцев с использованием вакцины RV5 (RotaTeq) (см. Приложение 1).

    В настоящее время ротавирус не является болезнью, подлежащей обязательной регистрации, поэтому данные национального эпиднадзора отсутствуют. С момента внедрения вакцины для мониторинга ротавирусной инфекции использовались национальные показатели выписки из больниц, данные общинных и больничных лабораторий, а также система дозорного эпиднадзора на базе больниц.Дозорный стационарный эпиднадзор за ротавирусной инфекцией был введен в декабре 2014 г. в Первой детской больнице Кидз в округе Манукау, DHB, а в апреле 2016 г. был распространен на больницы Веллингтона, Хатта и Крайстчерча.

    Подробную информацию о эпиднадзоре за ротавирусами и ротавирусными инфекциями в Новой Зеландии см. на веб-сайте ESR.

    Довакцинальная эпидемиология

    До введения вакцины к возрасту 5 лет, по оценкам, 1 из 5 детей обращался за медицинской помощью по поводу ротавирусного гастроэнтерита, и 1 из 43 детей был госпитализирован.[13]

    С 2010 по 2014 год среднегодовой национальный показатель госпитализации по поводу ротавирусной инфекции среди детей в возрасте до 5 лет составлял 215,4 на 100 000 человек.[26] Самые высокие показатели госпитализации детей в возрасте до 5 лет были у детей из ближневосточной/латиноамериканской/африканской этнической группы, за которыми следуют тихоокеанские этнические группы и этнические группы маори. Показатели госпитализации детей в возрасте до 5 лет, проживающих в квинтилях NZDep2013 с наибольшим уровнем неблагополучия (4 и 5 квинтили), были значительно выше, чем у детей, проживающих в квинтиле с наименьшим уровнем неблагополучия.Существует сезонный пик госпитализаций по поводу ротавирусной инфекции, который обычно приходится на сентябрь каждого года.

    Поствакцинальная эпидемиология

    Внедрение ротавирусной вакцины в Австралии привело к 70-процентному снижению числа госпитализаций по поводу ротавирусной инфекции за два с половиной года после введения вакцины.[27]

    Аналогичное снижение было отмечено в Новой Зеландии в первый год после введения вакцины, где показатели госпитализации детей в возрасте до 5 лет из-за ротавирусной инфекции снизились на 85 % в 2015 году по сравнению со средним показателем за предыдущие пять лет (2010–2014)[26]. ] (Рис 18.1). Вакцина оказалась эффективной в снижении частоты наиболее тяжелых случаев ротавирусной инфекции. Показатели госпитализации снизились для всех этнических групп и уровней социально-экономической депривации. Данные общественных лабораторий также подтверждают значительное снижение числа ротавирусных инфекций среди населения.

    Хотя только дети в возрасте до 1 года имели право на вакцинацию против ротавирусной инфекции, в 2015 г. частота выписки из больниц снизилась для всех детей в возрасте до 5 лет[26] (рисунок 18.2). Дети более старшего возраста, скорее всего, уже подвергались воздействию ротавируса, и вакцинация им вряд ли поможет.

    В течение четырех лет, предшествовавших внедрению вакцины (2010–2013 гг.), число выписок из больниц по поводу ротавирусной инфекции варьировалось от 510 до 822 случаев в год[26]. В 2015 г. в Новой Зеландии было 99 случаев выписки из больниц по поводу ротавирусной инфекции у детей в возрасте до 5 лет по сравнению с 770 в 2014 г. Это сокращение числа госпитализаций детей в возрасте до 5 лет, вызванных ротавирусной инфекцией, сохранялось до 2019 г., при этом за год до июня было госпитализировано 80 случаев. 2019.

    Количество вспышек ротавирусной инфекции сократилось на 93,6 % (в 2015 году было зарегистрировано три вспышки по сравнению с 47 в 2014 году) после внедрения вакцины в Новой Зеландии.[26] Это демонстрирует, что всеобщая вакцинация против ротавируса является эффективным вмешательством общественного здравоохранения.

    Рисунок 18.1: Выписки из больниц с ротавирусной инфекцией и процентная доля всех выписок по поводу гастроэнтерита у детей в возрасте до 5 лет, вся Новая Зеландия, июнь 2009 г. – июнь 2019 г.

    Примечание. Ротавирусная вакцина введена в оборот в июле 2014 г.

    Источник: Министерство здравоохранения.

    Рисунок 18.2: Показатели выписки из больниц по поводу ротавирусной инфекции детей в возрасте до 5 лет в разбивке по возрасту и годам, вся Новая Зеландия, 2010–2015 гг.

    Источник: ESR

    18.4. Вакцины

    18.4.1. Доступные вакцины

    Типы вирусов, оцениваемых для использования в качестве ротавирусных вакцин, включали живой аттенуированный вирус, штаммы вируса как человека, так и животных, а также реассортантные вирусы человека и животных. Две ротавирусные вакцины использовались в Новой Зеландии. Оба представляют собой живые аттенуированные вакцины для перорального введения и прошли всестороннюю оценку. [28, 29] Живые аттенуированные вакцинные вирусы размножаются в слизистой оболочке кишечника и выделяются со стулом реципиентов вакцины.[28, 30, 31]

    Финансируемая вакцина

    RV1 (Rotarix, GSK) представляет собой живую аттенуированную моновалентную ротавирусную вакцину человеческого штамма G1P1A[8]. Он защищает от серотипов, отличных от G1 (к ним относятся G2P[4], G3P[8], G8P[4], G9P[8] и G12P[6]), на основе других общих эпитопов. Каждая доза 1,5 мл содержит:

    • не менее 106 CCID50 (инфицирующая доза клеточной культуры 50 процентов) штамма RIX 4414 ротавируса человека
    • прочие компоненты и остатки, включая сахарозу, динатрийадипинат и культуральную среду.

    18.4.2. Эффективность и действенность

    Профилактика болезней

    В Кокрейновском обзоре 2012 года[32] эффективности ротавирусных вакцин для профилактики ротавирусной диареи было оценено 41 испытание, отвечающее критериям включения, в котором приняли участие 186 263 участника. Из них 29 испытаний оценивали моновалентную вакцину (RV1; Rotarix) и 12 испытаний оценивали пятивалентную вакцину (RV5; RotaTeq).

    В течение первых двух лет жизни в странах с низким уровнем смертности обе вакцины предотвратили более 80 % случаев тяжелой ротавирусной диареи (таблица 18.1). Обе вакцины воздействуют на тяжелую диарею от всех причин (умеренное или низкое качество доказательств). См. также рис. 18.1 и рис. 18.2 выше, на которых показано снижение числа госпитализаций по поводу ротавирусной инфекции у новозеландских детей в возрасте до 5 лет после внедрения ротавирусной вакцины в 2014 г.

    Таблица 18.1: Кокрановский обзор: процент тяжелых случаев ротавирусной и диареи от всех причин, предотвращенных у детей с помощью RV1 и RV5, по сравнению с плацебо (страны с низким уровнем смертности)

    Вакцина

    Процент предотвращенных случаев

    Коэффициент риска
    (95% доверительный интервал)

    Количество участников (количество испытаний)

    Качество доказательств

    Тяжелая ротавирусная диарея: дети в возрасте до 1 года

    РВ1

    86

    0.14
    (0,07–0,26)

    40 631
    (6)

    Высокий

    РВ5

    87

    0,13
    (0,04–0,45)

    2 344
    (3)

    Умеренный

    Тяжелая ротавирусная диарея: дети в возрасте до 2 лет

    РВ1

    85

    0.15
    (0,12–0,2)

    32 854
    (8)

    Высокий

    РВ5

    82

    0,18
    (0,07–0,5)

    3 190
    (3)

    Умеренный

    Тяжелая диарея любой этиологии: дети до 1 года

    РВ1

    40

    0.60
    (0,5–0,72)

    17 867
    (1)

    Умеренный

    РВ5

    72

    0,28
    (0,16–0,48)

    1 029
    (1)

    Низкий

    Тяжелая диарея любой этиологии: дети в возрасте до 2 лет

    РВ1

    37

    0.63
    (0,56–0,71)

    39 091
    (2)

    Умеренный

    РВ5

    96

    0,04
    (0,00–0,70)

    5 916
    (1)

    Низкий

    По материалам: Soares-Weiser K, MacLehose H, Bergman H, et al. 2012. Вакцины для профилактики ротавирусной диареи: используемые вакцины.Кокрановская база данных систематических обзоров, выпуск 11, ст. № CD008521. DOI: 10.1002/14651858.CD008521.pub3 (по состоянию на 24 июня 2020 г.).

    Эффективность

    В предмаркетинговых клинических испытаниях вакцинация против ротавируса предотвратила 42–58 % госпитализаций по поводу острого гастроэнтерита по любой причине, что позволяет предположить, что она является причиной большего количества случаев гастроэнтерита, чем выявляется при обычном тестировании.[28, 33, 34]

    Послерегистрационные эпиднадзорные исследования продемонстрировали значительное снижение числа положительных на ротавирус изолятов стула у детей с гастроэнтеритом (США)[35] и смертности, связанной с диареей (Мексика).[36, 37] Обобщенные пострегистрационные исследования эффективности вакцины в странах с высоким уровнем дохода показали снижение числа посещений отделений неотложной помощи или госпитализаций на 89–100 процентов; снижение на 74–90 процентов госпитализаций по поводу ротавирусного гастроэнтерита у детей в возрасте до 2 лет; и снижение на 29–50 процентов числа госпитализаций по поводу острого гастроэнтерита по любой причине у детей в возрасте до 5 лет.[38]

    Защитная связь между ротавирусной вакциной и судорогами у детей была зарегистрирована в США[39] и Австралии.[40] У детей в США полный курс ротавирусной вакцинации был связан со снижением риска судорог, требующих госпитализации или неотложной помощи, на 18–21% в течение года после вакцинации по сравнению с невакцинированными детьми.[39] В австралийском штате Квинсленд ротавирусная вакцина оказалась эффективной на 35,8 % в предотвращении обращения в отделение неотложной помощи по поводу фебрильных судорог и на 38 % в предотвращении последующей госпитализации детей в возрасте до двух лет после вакцинации.[40]

    Коллективный иммунитет в постлицензионный период

    С начала постлицензионного периода более 80 стран включили ротавирусную вакцину в свои национальные программы иммунизации.[41] Имеются существенные, хотя и несколько различающиеся данные об эффективности, свидетельствующие о снижении частоты ротавирусных инфекций в различных странах. В США с 2003 по 2014 год было отмечено снижение числа ротавирусных инфекций среди младенцев на 73 процента.[42] Эффективность имеет тенденцию к снижению с возрастом, а «сезоны» ротавирусной инфекции в пострегистрационный период кажутся более продолжительными.[42]

    В то время как произошло снижение только ротавирусной инфекции, также произошло снижение диарейных заболеваний от всех причин.[41] Кроме того, защитный эффект вакцины превзошел ожидаемый уровень эффективности и охвата вакциной, что привело к коллективной защите. Таким образом, иммунизированная часть населения вызывает снижение инфекции среди неиммунизированной части общества.[43]

    Продолжительность защиты

    До появления ротавирусных вакцин в Европе дополнительные исследования базового испытания III фазы RV5 показали, что защита длится до трех лет с момента введения последней дозы вакцины.[44] Продолжительность защиты, обеспечиваемой ротавирусными вакцинами, трудно измерить из-за эффекта коллективного иммунитета, который возникает после внедрения вакцины. Некоторые исследования указывают на ослабление иммунитета после первого года жизни, особенно в странах с низким уровнем дохода. Эффективность вакцины сохранялась до седьмого года жизни для RV5 и до третьего года жизни для RV1.[47] Обратите внимание, что различия в продолжительности связаны с тем, что RV1 был лицензирован в США примерно на два года позже, чем RV5, что повлияло на охват вакцинацией и соответствующую мощность исследования для более старших возрастных групп для анализа RV1.[47]

    Частичная вакцинация

    Исследования на частично вакцинированных младенцах (т. е. тех, кто не завершил курс с тремя дозами RV5 или курс с двумя дозами RV1) показали, что защита от ротавирусного гастроэнтерита варьировалась от 51 до 55 % в странах с низким и средним уровнем дохода. и от 69 до 93 процентов в странах с высоким уровнем дохода.[48] ​​

    Крестовая защита

    Штаммы вакцины против ротавируса значительно различаются, и одновременно могут встречаться несколько штаммов дикого типа. В странах с высоким уровнем дохода обе вакцины, по-видимому, обеспечивают некоторую перекрестную защиту от невакцинных серотипов.[49, 50] Вакцинная защита от новых появляющихся генотипов недостаточно известна, и необходим национальный эпиднадзор за циркулирующими типами ротавируса после вакцинации. [51]

    18.4.3. Транспортировка, хранение и обращение

    Транспортировка в соответствии с Национальными стандартами хранения и транспортировки вакцин для поставщиков услуг иммунизации 2017 г. (2-е издание).

    Хранить в темном месте при температуре от +2°C до +8°C. Не замораживать.

    18.4.4. Способ применения и дозы

    Доза RV1 (Rotarix) составляет 1,5 мл, вводится перорально (инструкции по применению см. в разделе A7.2.4 настоящего Руководства или в паспорте вакцины, доступном на веб-сайте Medsafe). Не вводите RV1.

    Вводят две дозы в возрасте 6 недель и 3 месяцев. Дополнительную информацию см. в разделе 18.5 ниже.

    Совместное введение с другими вакцинами

    Ротавирусные вакцины можно вводить одновременно с другими плановыми вакцинами.Обратите внимание, что между введением ротавирусной вакцины и вакцины БЦЖ не требуется никакого временного интервала; две живые вакцины, вероятно, будут вводиться младенцам в возрасте до 6 месяцев.

    При регургитации или рвоте дозы

    Если доза ротавирусной вакцины срыгивается или вызывает рвоту во время или после введения, повторную дозу не следует вводить .[52] Вторую дозу следует вводить в соответствии с графиком. Связывание вакцины с рецептором происходит мгновенно, что делает ненужным повторное введение дозы.

    Если первая доза выплюнута сразу, можно ввести еще одну повторную дозу.

    18.5. Рекомендуемый график прививок

    RV1 рекомендуется и финансируется для всех младенцев. Информацию о возрастных ограничениях RV1 см. в разделе 18.5.2.

    Иммунизация особенно рекомендуется тем, кто будет посещать службы дошкольного образования или в домохозяйстве проживает человек с ослабленным иммунитетом.

    Младенцы, у которых уже был ротавирусный гастроэнтерит, должны пройти полный курс иммунизации.Первоначальное заражение ротавирусом обеспечивает лишь частичную защиту от последующего заражения.[1, 22]

    18.5.1. Стандартный график

    Две дозы RV1 вводятся перорально в возрасте 6 недель и 3 месяцев.

    Таблица 18.2: График RV1 для младенцев (Rotarix)

    Доза

    Обычный запланированный возраст

    Рекомендуемые возрастные ограничения для приема

    Доза 1

    6 недель

    6–14 недель а

    Доза 2 б

    3 месяца

    10–24 недели c

    1. Верхний возрастной предел для получения первой дозы RV1 — непосредственно перед достижением возраста 15 недель (14 недель и 6 дней).
    2. Минимальный интервал между дозами 1 и 2 составляет 4 недели.
    3. Верхний возрастной предел для получения второй дозы RV1 — непосредственно перед достижением возраста 25 недель (24 недели и 6 дней).

    18.5.2. График наверстывания

    Первую дозу RV1 следует вводить в возрасте до 15 недель (т. е. 14 недель и 6 дней), а вторую дозу следует вводить не менее чем через четыре недели (см. Таблицу 18.2). Младенец, которому не была введена первая доза до 15-недельного возраста, не сможет начать курс лечения ротавирусом.Если первая доза случайно введена в возрасте 15 недель или старше, следует ввести вторую дозу, но обе дозы следует ввести до возраста 25 недель (т. е. самая поздняя доза составляет 24 недели и 6 дней) [1]. Ротавирусная вакцина не предназначена для детей старшего возраста, подростков или взрослых.

    Рекомендуются возрастные ограничения для начала и завершения серии вакцин, поскольку данных о безопасности использования этих вакцин за пределами этого возрастного диапазона недостаточно. Если частично вакцинированный младенец достигает возраста 25 недель до введения второй дозы, уже введенная первая доза обеспечивает частичную защиту от болезни.

    Тяжесть ротавирусной инфекции снижается с возрастом, поэтому анализ затрат и результатов вакцинации детей старшего возраста не является приоритетным и не проводился.

    18.5.3. Недоношенные дети

    Вакцинация по Списку (т. е. в обычном хронологическом возрасте, с обычной дозировкой вакцины и интервалом) рекомендуется недоношенным детям и детям с низкой массой тела при рождении, в том числе тем, кто все еще находится в стационаре (см. ниже). Ротавирусную вакцину можно вводить недоношенным новорожденным, получающим кортикостероиды.(См. также 4.2.1 для получения дополнительных рекомендаций по иммунизации недоношенных детей.)

    18.5.4. Госпитализированные младенцы

    Ротавирусная вакцина должна быть введена вовремя любому младенцу, поступившему в больницу общего профиля (где другие пациенты не относятся к группе высокого риска). При соблюдении стандартных мер инфекционного контроля риск передачи вакцинного штамма ротавируса отсутствует при введении ротавирусной вакцины госпитализированным младенцам, в том числе госпитализированным недоношенным детям и новорожденным.[53, 54] (См. также раздел 4.2 для получения дополнительной информации о младенцах с особыми рекомендациями по иммунизации.)

    18.5.5. Беременность и кормление грудью

    Воздействие вакцины во время беременности не вызывает беспокойства. Нет никаких ограничений для грудного вскармливания до или после вакцинации младенца (см. «Выделение» в разделе 18.6.2).

    18.6. Противопоказания и меры предосторожности

    См. раздел 2.1.3 для рекомендаций по скринингу перед вакцинацией и раздел 2.1.4 для общих противопоказаний для всех вакцин.

    18.6.1. Противопоказания

    Ротавирусная вакцина не должна вводиться младенцам с:

    • наличие в анамнезе тяжелой (анафилактической) аллергической реакции на предыдущую дозу или на компонент вакцины
    • наличие в анамнезе инвагинации или нескорректированного врожденного порока развития желудочно-кишечного тракта, который может предрасполагать ребенка к инвагинации (см. раздел 18.7.1).
    • тяжелый комбинированный иммунодефицит (ТКИД).[55]

    18.6.2. Меры предосторожности

    Ротавирусную вакцину можно вводить детям грудного возраста с легкой формой заболевания, включая гастроэнтерит и инфекции верхних дыхательных путей. Младенцы с гастроэнтеритом средней и тяжелой степени не должны вакцинироваться до исчезновения симптомов.

    Имеется очень мало данных о безопасности применения у детей раннего возраста с предрасполагающими заболеваниями, такими как нарушения обмена веществ и хронические желудочно-кишечные заболевания (синдром Гиршпрунга, синдромы мальабсорбции или синдромы укороченной кишки).Поскольку существует более высокий риск серьезного заболевания ротавирусом дикого типа, польза перевешивает риск, поэтому рекомендуется вакцинация.[52]

    Младенцы соответствующего возраста, получившие препараты крови, содержащие антитела, должны быть вакцинированы. Ротавирусную вакцину и продукты крови, содержащие антитела, можно вводить одновременно.[52] Существует теоретический риск вмешательства в иммунный ответ на вакцину; поэтому интервал между вакцинацией и получением продуктов крови в идеале должен быть как можно дольше в рамках возрастных ограничений календаря вакцинации.

    Назначение RV1 новорожденным с ослабленным иммунитетом, в том числе детям, получающим иммуносупрессивную терапию, должно основываться на тщательном рассмотрении потенциальных преимуществ и рисков.

    Младенцы, рожденные от матерей, получающих иммуносупрессивную терапию

    Имеются ограниченные данные о безопасности вакцинации против ротавируса у детей, рожденных от матерей, получавших иммуносупрессивную терапию во время беременности. Уровень циркулирующего ротавируса дикого типа в настоящее время в Новой Зеландии очень низок; следовательно, риск гастроэнтерита после вакцинации против ротавируса у этой когорты младенцев может быть выше, чем риск заражения этим заболеванием.Решение о введении ротавирусной вакцины детям, рожденным от матерей, получавших иммунодепрессанты (биологические препараты) во время беременности, должно приниматься в каждом конкретном случае.

    Если ребенку исполнится 15 недель до того, как можно будет ввести первую дозу ротавирусной вакцины, он не сможет получить какие-либо дозы ротавирусной вакцины.

    См. раздел 4.3.7 и Таблицу 4.2 для получения списка сильно иммунодепрессивных препаратов с длительным периодом полураспада, которые требуют длительной задержки перед вакцинацией (до одного года для тех, кто проходит лечение).К ним относятся препараты моноклональных антител (мАт), которые легко проникают через плаценту.

    Каждый случай следует оценивать на основе риска и пользы и с учетом рекомендаций специалиста.

    Линька

    Поскольку вирус ротавирусной вакцины размножается в желудочно-кишечном тракте, он может выделяться с калом, особенно после первой дозы.[57] Выделение также более вероятно у пациентов с ослабленным иммунитетом (например, детей с ВИЧ). Затем вакцинный вирус может передаваться невакцинированному населению; функция, которая обычно полезна, поскольку способствует коллективному иммунитету.

    Младенцы, проживающие в семьях с лицами с ослабленным иммунитетом, должны быть вакцинированы. Пока нет никаких опасений по поводу безопасности, но также нет данных, подтверждающих безопасность этих вакцин для пациентов с ослабленным иммунитетом. Младенцы, проживающие в семьях с беременными женщинами, также должны быть вакцинированы. Мытье рук и тщательная утилизация грязных подгузников, вероятно, минимизируют любой риск передачи вакцины контактам в семье.[52, 53]

    18.7. Возможные ответы и ПППИ

    Кокрановский обзор 2012 года[32], описанный в разделе 18.4.2 также рассмотрена безопасность вакцин RV1 и RV5. Между детьми, получавшими RV1 или RV5 и плацебо, не было обнаружено существенной разницы в количестве серьезных нежелательных явлений, особенно инвагинации кишечника (см. ниже). Статистических различий в лихорадке, диарее и рвоте между случаями и группами плацебо не наблюдалось. Не было существенной разницы между случаями и плацебо по количеству нежелательных явлений, приведших к прекращению приема по схеме.

    В 2010 году цирковирус свиней или ДНК цирковируса свиней был обнаружен в обеих ротавирусных вакцинах.Однако нет никаких доказательств того, что этот вирус представляет угрозу безопасности или вызывает заболевание у людей.[52]

    18.7.1. Инвагинация

    Инвагинация кишечника является причиной острого живота, когда одна часть кишечника втягивается в другую часть кишечника; механизм, с помощью которого происходят эти события, остается неопределенным. В 1999 году пероральная четырехвалентная вакцина против ротавируса человека и резуса (RotaShield) была лицензирована в США и включена в календарь для младенцев, но была отозвана позже в том же году после сообщений о связи с инвагинацией кишечника (риск примерно одного случая на 5000–10 000 реципиентов вакцины). .

    Не было обнаружено повышенного риска инвагинации кишечника в крупных предварительных клинических испытаниях III фазы RV1 (Rotarix) и RV5 (RotaTeq), несмотря на то, что это нежелательное явление отслеживалось специально. Однако постмаркетинговое наблюдение за обеими ротавирусными вакцинами указывает на возможность повышенного риска инвагинации вскоре после введения первой дозы ротавирусной вакцины. Данные из Австралии[58] показывают, что после первой дозы RV1 имел относительную заболеваемость (относительный риск) 6.8 (95% ДИ: 2,4–19,0, р<0,001) и 3,5 (95% ДИ: 1,3–8,9, р=0,01) в сроки 1–7 дней и 8–21 день после вакцинации соответственно. Для RV5 относительная заболеваемость составила 9,9 (95% ДИ: 3,7–26,4, p<0,001) и 6,3 (95% ДИ: 2,8–14,4, p<0,001) за те же периоды времени.

    Также наблюдался повышенный риск инвагинации через 1–7 дней после введения второй дозы обеих вакцин. Относительная заболеваемость для RV1 составила 2,8 (95% ДИ: 1,1–7,3, p = 0,03), а для RV5 — 2,8 (95% ДИ: 1,2–6,8, p = 0.02). Не было доказательств повышенного риска инвагинации кишечника после третьей дозы RV5 [58]. Повышенный риск инвагинации кишечника после вакцинации против ротавируса оценивается примерно в 6 дополнительных случаях инвагинации на каждые 100 000 вакцинированных младенцев (примерно 1 из 15 500 реципиентов вакцины) или 14 дополнительных случаев в год в Австралии.[58]

    Исследования в период после лицензирования продолжают показывать небольшое увеличение риска как для RV1, так и для RV5, в основном в течение семи дней после первой дозы вакцины.[59, 60] Недавние данные о безопасности продолжают подчеркивать явное и существенное преимущество вакцинации по сравнению с очень низким риском инвагинации, связанной с вакциной.[41] Например, самоконтролируемое исследование серии случаев показало, что программа RV1 в Англии вызывала 21 госпитализацию по поводу инвагинации ежегодно и предотвращала 25 000 госпитализаций с желудочно-кишечными инфекциями с четким соотношением риска и пользы.[61]

    Хотя существует повышенный относительный риск инвагинации кишечника, это состояние остается редким, и этот риск перевешивается преимуществами вакцинации против ротавируса в профилактике ротавирусных инфекций; по оценкам, число госпитализаций среди детей младшего возраста сократилось на 70 процентов после введения вакцины в австралийский календарь.[62] Неясно, влияет ли введение ротавирусной вакцины на общую частоту инвагинации кишечника: данные США свидетельствуют об отсутствии увеличения общей частоты у младенцев, несмотря на небольшой кластерный эффект.[63] Как ВОЗ[64], так и Австралийская техническая консультативная группа по иммунизации[62] продолжают рекомендовать использование ротавирусной вакцины для младенцев.

    Хотя риск инвагинации кишечника после ротавирусной иммунизации очень мал, родителям рекомендуется обратиться за медицинской помощью, а медицинские работники должны быть внимательны, если у ребенка появляются приступы прерывистого плача или крика, подтягивание коленей к груди и рвота, розовая или желеобразный стул красного цвета.

    В недавнем исследовании описана эпидемиология инвагинации кишечника у новозеландских детей в возрасте 0–36 месяцев (794 случая) за 16-летний период до введения плановой ротавирусной вакцинации.[65] Это исследование предоставит ценную основу для определения того, оказывает ли введение вакцины значительное влияние на частоту инвагинации кишечника у населения Новой Зеландии.

    18.8. Меры общественного здравоохранения

    Предотвращение распространения осуществляется посредством контактных мер предосторожности, включая тщательное мытье рук.В учреждениях дошкольного образования, где известно, что у ребенка была ротавирусная инфекция, поверхности следует мыть гипохлоритом натрия (хлорной известью) и водой. Дезинфицирующие средства инактивируют ротавирус и могут помочь предотвратить передачу болезни в результате контакта с поверхностями окружающей среды.[52]

    Подробнее о мерах контроля см. в главе «Острый гастроэнтерит» Руководства по контролю за инфекционными заболеваниями[7].

    18.9. Отличия от паспорта вакцины

    В паспорте вакцины RV1 (Rotarix) указано, что если у младенца рвота или срыгивание большей части дозы вакцины, во время одного визита вакцинации может быть введена однократная заместительная доза.Министерство здравоохранения не рекомендует повторять дозу (см. раздел 18.4.4)[52].

    В листе данных RV1 рекомендуется отложить введение вакцины младенцам, страдающим диареей или рвотой. Министерство здравоохранения рекомендует вакцинировать младенцев с легким гастроэнтеритом и подождать, пока симптомы не исчезнут у младенцев с умеренным или тяжелым гастроэнтеритом (см. раздел 18.6.2).

    В паспорте RV1 указано, что вакцину не следует вводить лицам с хроническими желудочно-кишечными заболеваниями.Вместо этого Министерство здравоохранения рекомендует, чтобы ранее существовавшие хронические желудочно-кишечные заболевания не являлись противопоказанием для вакцинации против ротавируса, за исключением тех состояний, которые могут предрасполагать ребенка к инвагинации кишечника (см. разделы 18.6.1 и 18.7.1)[53].

    Ссылки

    1. Cortese MM, Parashar UD, Centers for Disease C, et al. 2009. Профилактика ротавирусного гастроэнтерита у младенцев и детей: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP).MMWR: рекомендации и отчеты 58 (RR-2): 1–25.
    2. Cunliffe NA, Nakagomi O. 2005. Критическое время для ротавирусных вакцин: обзор. Expert Rev Vaccines 4(4): 521–32.
    3. Parashar U, Cortese MM, Offit P. 2018. Ротавирусные вакцины. В Plotkin S, Orenstein W, Offit P, et al (ред.) Plotkin’s Vaccines, 7-е издание. Эльзевир: Филадельфия, США.
    4. Parashar UD, Nelson EA, Kang G. 2013. Диагностика, лечение и профилактика ротавирусного гастроэнтерита у детей. BMJ 347 (30 декабря): f7204.
    5. Родригес В.Дж., Ким Х.В., Арробио Д.О. и др. 1977. Клинические особенности острого гастроэнтерита, ассоциированного с реовирусоподобным агентом человека, у новорожденных и детей раннего возраста. Журнал педиатрии 91 (2): 188–93.
    6. Ruuska T, Vesikari T. 1990. Ротавирусная инфекция у финских детей: использование числовых показателей клинической тяжести эпизодов диареи. Скандинавский журнал инфекционных заболеваний 22(3): 259–67.
    7. Минздрав. 2012 г. Руководство по контролю за инфекционными заболеваниями (ред.).Веллингтон: Министерство здравоохранения. URL: http://www.health.govt.nz/publication/communicable-disease-control-manual-2012 (по состоянию на 3 июля 2020 г.).
    8. Епископ РФ. 1996. Естественная история ротавирусной инфекции человека. Архив вирусологии. Приложение 12: 119–28.
    9. Bishop RF, Barnes GL, Cipriani E, et al. 1983. Клинический иммунитет после неонатальной ротавирусной инфекции: проспективное продольное исследование у детей раннего возраста. Медицинский журнал Новой Англии 309(2): 72–76.
    10. Tate JE, Burton AH, Boschi-Pinto C, et al.2012. Оценка смертности от ротавирусной инфекции у детей в возрасте до 5 лет во всем мире за 2008 г. до введения всеобщих программ вакцинации против ротавирусной инфекции: систематический обзор и метаанализ. Ланцет Инфекционные заболевания 12(2): 136–41.
    11. Fischer Walker CL, Rudan I, Liu L, et al. 2013. Глобальное бремя детской пневмонии и диареи. Ланцет 381 (9875): 1405–16.
    12. Гримвуд К., Ламберт С.Б. 2009. Ротавирусные вакцины: возможности и проблемы. Hum Vaccin 5 (2): 57–69.
    13. Milne RJ, Grimwood K. 2009. Воздействие на бюджет и экономическая эффективность включения пентавалентной ротавирусной вакцины в календарь иммунизации детей Новой Зеландии. Значение для здоровья 12(6): 888–98.
    14. Parashar UD, Hummelman EG, Bresee JS, et al. 2003. Глобальная заболеваемость и смертность, вызванная ротавирусной инфекцией среди детей. Emerging Infectious Diseases 9(5): 565–72.
    15. Dennehy PH, Cortese MM, Begue RE и др. 2006. Исследование случай-контроль для определения факторов риска госпитализации по поводу ротавирусного гастроэнтерита у детей в США.Журнал детских инфекционных заболеваний 25(12): 1123–31.
    16. Huppertz HI, Salman N, Giaquinto C. 2008. Факторы риска тяжелого ротавирусного гастроэнтерита. Журнал детских инфекционных заболеваний 27(1): S11–19.
    17. Newman RD, Grupp-Phelan J, Shay DK, et al. 1999. Перинатальные факторы риска госпитализации новорожденных с вирусным гастроэнтеритом. Педиатрия 103(1): E3.
    18. Sethi D, Cumberland P, Hudson MJ, et al. 2001. Исследование инфекционных кишечных заболеваний в Англии: факторы риска, связанные с ротавирусом группы А у детей.Эпидемиология и инфекция 126(1): 63–70.
    19. Chandran A, Heinzen RR, Santosham M, et al. 2006. Внутрибольничные ротавирусные инфекции: систематический обзор. Журнал педиатрии 149 (4): 441–7.
    20. Grimwood K, Abbott GD, Fergusson DM, et al. 1983. Распространение ротавируса в семьях: исследование на базе сообщества. Британский медицинский журнал (Clinical Research Ed) 287 (6392): 575–7.
    21. Butz AM, Fosarelli P, Dick J, et al. 1993. Распространенность ротавируса на фомитах высокого риска в детских садах.Педиатрия 92(2): 202–5.
    22. Velázquez FR, Matson DO, Calva JJ, et al. 1996. Ротавирусная инфекция у младенцев как защита от последующих инфекций. Медицинский журнал Новой Англии 335(14): 1022–1028.
    23. Ангел Дж., Франко М.А., Гринберг Х.Б. 2012. Ротавирусные иммунные реакции и корреляты защиты. Текущее мнение по вирусологии 2(4): 419–25.
    24. Баттери Дж. П., Ламберт С. Б., Гримвуд К. и др. 2011. Снижение острого гастроэнтерита, связанного с ротавирусом, после включения ротавирусной вакцины в национальный календарь вакцинации детей Австралии.Журнал детских инфекционных заболеваний 30 (1 приложение): S25–9.
    25. Parashar UD, Johnson H, Steele AD, et al. 2016. Воздействие ротавирусной вакцинации на здоровье в развивающихся странах: прогресс и дальнейшие действия. Клинические инфекционные заболевания 62 (Приложение 2): S91–5.
    26. Institute of Environmental Science and Research Ltd. 2016. Ротавирус в Новой Зеландии, 2015 г. (ред.). Порируа: Институт экологических наук и исследований, ООО URL: https://surv.esr.cri.nz/PDF_surveillance/Rotavirus/2015Rotavirus.pdf (по состоянию на 19 января 2017 г.).
    27. Макартни К.К., Порвал М., Далтон Д. и др. 2011. Снижение числа госпитализаций по поводу ротавирусной инфекции после введения в действие в Австралии национальной программы иммунизации против ротавирусной инфекции. Журнал педиатрии и детского здоровья 47(5): 266–70.
    28. Весикари Т., Мэтсон Д.О., Деннехи П. и др. 2006. Безопасность и эффективность пятивалентной реассортантной ротавирусной вакцины человека и крупного рогатого скота (WC3). Медицинский журнал Новой Англии 354(1): 23–33.
    29. Весикари Т., Карвонен А., Примула Р. и др.2007. Эффективность ротавирусной вакцины человека против ротавирусного гастроэнтерита в течение первых 2 лет жизни у европейских младенцев: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Ланцет 370 (9601): 1757–63.
    30. Фуа К.Б., Квак С.Х., Ли Б.В. и др. 2005. Оценка RIX4414, живой аттенуированной ротавирусной вакцины, в рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании фазы 2 с участием 2464 сингапурских младенцев. Журнал инфекционных заболеваний 192 (Приложение 1): S6–16.
    31. Салинас Б., Перес Шаэль И., Линьярес А.С. и др.2005. Оценка безопасности, иммуногенности и эффективности аттенуированной ротавирусной вакцины, RIX4414: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование у младенцев в Латинской Америке. Журнал детских инфекционных заболеваний 24(9): 807–16.
    32. Soares-Weiser K, Maclehose H, Bergman H, et al. 2012. Вакцины для профилактики ротавирусной диареи: используемые вакцины. Cochrane Database Syst Rev 11 (арт. № CD008521): CD008521.
    33. Руис-Паласиос Г.М., Перес-Шаэль И., Веласкес Ф.Р. и др. 2006. Безопасность и эффективность аттенуированной вакцины против тяжелого ротавирусного гастроэнтерита.Медицинский журнал Новой Англии 354(1): 11–22.
    34. Весикари Т., Джакинто С., Хупперц Х.И. 2006. Клинические испытания ротавирусных вакцин в Европе. Журнал детских инфекционных заболеваний 25 (1 приложение): S42–7.
    35. Clark HF, Offit PA, Parashar UD. 2013. Ротавирусные вакцины. В Плоткин С.А., Оренштейн В.А., Оффит П.А. (ред.) Вакцины. Эльзевир Сондерс: Филадельфия, Пенсильвания.
    36. Ричардсон В., Эрнандес-Пичардо Дж., Кинтанар-Соларес М. и др. 2010. Влияние ротавирусной вакцинации на смертность от детской диареи в Мексике.Медицинский журнал Новой Англии 362(4): 299–305.
    37. Gastañaduy PA, Sánchez-Uribe E, Esparza-Aguilar M, et al. 2013. Влияние ротавирусной вакцины на смертность от диареи в различных социально-экономических регионах Мексики. Педиатрия 131(4): e1115–20.
    38. Шеридан С., Ламберт С., Гримвуд К. 2012. Влияние ротавирусной вакцинации на детский гастроэнтерит. Микробиология Австралии 33 (май): 56–60. http://microbiology.publish.csiro.au/?act=view_file&file_id=MA12056.pdf (по состоянию на 13 мая 2020 г.).
    39. Пейн Д.К., Бэггс Дж., Зерр Д.М. и др. 2014. Защитная связь между ротавирусной вакциной и детскими судорогами в течение года после вакцинации у детей в США. Клинические инфекционные заболевания 58(2): 173–177.
    40. Шеридан С.Л., Уэр Р.С., Гримвуд К. и др. 2016. Фебрильные судороги в эпоху ротавирусной вакцины. J Pediatric Infect Dis Soc 5(2): 206–9.
    41. Йен С., Хили К., Тейт Дж. Э. и др. 2016. Вакцинация против ротавирусной инфекции и инвагинация – наука, эпиднадзор и безопасность: обзор фактических данных и рекомендации для будущих приоритетов исследований в странах с низким и средним уровнем дохода.Human Vaccines & Immunotherapy 12(10): 2580–9.
    42. Kaufman HW, Chen Z. 2016. Тенденции лабораторного обнаружения ротавируса: с 2003 по 2014 год. Педиатрия 138(4): 1–6.
    43. Поллард С.Л., Мальпика-Льянос Т., Фриберг И.К. и др. 2015. Оценка влияния ротавирусной вакцины на коллективный иммунитет. Вакцина 33(32): 3795–800.
    44. Весикари Т., Карвонен А., Ферранте С.А. и др. 2010. Устойчивая эффективность пятивалентной ротавирусной вакцины RV5 в течение 3,1 года после введения последней дозы вакцины.Журнал детских инфекционных заболеваний 29(10): 957–63.
    45. Коррейя Дж. Б., Патель М. М., Накагоми О. и др. 2010. Эффективность моновалентной ротавирусной вакцины (Rotarix) против тяжелой диареи, вызванной серотипически неродственными штаммами G2P[4] в Бразилии. Журнал инфекционных заболеваний 201(3): 363–9.
    46. Йен С., Фигероа Дж. Р., Урибе Э. С. и др. 2011. Моновалентная ротавирусная вакцина обеспечивает защиту от нового полностью гетеротипического штамма ротавируса G9P[4] в Мексике. Журнал инфекционных заболеваний 204(5): 783–786.
    47. Payne DC, Selvarangan R, Azimi PH и др. 2015. Долгосрочная стабильность в защите от ротавирусной вакцины: эффективность вакцин RV5 и RV1 у детей в США, 2012–2013 гг. Клинические инфекционные заболевания 61(12): 1792–1799.
    48. Патель М.М., Гласс Р., Десаи Р. и др. 2012. Выполнение обещаний относительно ротавирусных вакцин: как далеко мы продвинулись с момента лицензирования? Lancet Infectious Diseases 12(7): 561–70.
    49. Steele AD, Neuzil KM, Cunliffe NA, et al. 2012. Вакцина против ротавируса человека Rotarix обеспечивает защиту от различных циркулирующих штаммов ротавируса у африканских младенцев: рандомизированное контролируемое исследование.BMC Infectious Diseases 12(213): 213.
    50. Armah GE, Sow SO, Breiman RF, et al. 2010. Эффективность пятивалентной ротавирусной вакцины против тяжелого ротавирусного гастроэнтерита у детей раннего возраста в развивающихся странах Африки к югу от Сахары: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет 376 (9741): 606–14.
    51. Кирквуд компакт-диск. 2010. Генетическое и антигенное разнообразие ротавирусов человека: потенциальное влияние на программы вакцинации. Журнал инфекционных заболеваний 202 (Приложение 1): S43–8.
    52. Американская академия педиатрии.2018. Ротавирусные инфекции. В Кимберлин Д., Брэди М., Джексон М. и др. (ред.) Красная книга: отчет Комитета по инфекционным заболеваниям за 2018 г. Элк-Гроув-Виллидж, Иллинойс. 700–5. URL: https://redbook.solutions.aap.org/redbook.aspx (по состоянию на 3 июля 2020 г.).
    53. Австралийская техническая консультативная группа по иммунизации (ATAGI). 2018. Ротавирус. В Австралийском справочнике по иммунизации. Канберра. URL: https://immunisationhandbook.health.gov.au/vaccine-preventable-diseases/rotavirus (по состоянию на 25 апреля 2020 г.).
    54. Sicard M, Bryant K, Muller ML, et al.2020. Вакцинация против ротавирусной инфекции в отделениях интенсивной терапии новорожденных: где мы? Быстрый обзор последних данных. Текущее мнение в педиатрии 32 (1): 167–91.
    55. Центры по контролю и профилактике заболеваний. 2010. Добавление тяжелого комбинированного иммунодефицита в качестве противопоказания для введения ротавирусной вакцины. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности 59(22): 687–688. https://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/mm5922a3.htm (по состоянию на 30 мая 2020 г.).
    56. Østensen M. 2014. Вопросы безопасности биопрепаратов у беременных с ревматическими заболеваниями.Анналы Нью-Йоркской академии наук 1317(1): 32–8.
    57. Boom JA, Sahni LC, Payne DC и др. 2012. Симптоматическая инфекция и выявление вакцинных и вакцинно-реассортантных штаммов ротавируса у 5 детей: серия случаев. Журнал инфекционных заболеваний 206(8): 1275–1279.
    58. Карлин Дж. Б., Макартни К. К., Ли К. Дж. и др. 2013. Риск инвагинации и профилактика заболеваний, связанных с ротавирусными вакцинами, в Национальной программе иммунизации Австралии. Клинические инфекционные заболевания 57(10): 1427–1434.
    59. Тейт Дж. Э., Йен С., Штайнер К. А. и др. 2016. Показатели инвагинации кишечника до и после введения ротавирусной вакцины. Педиатрия 138(3): e20161082.
    60. Вальтер Э.Б., Стаат М.А. 2016. Ротавирусная вакцина и госпитализация по поводу инвагинации. Педиатрия 138(3): e20161952.
    61. Стоу Дж., Эндрюс Н., Ладхани С. и др. 2016. Риск инвагинации после вакцинации против моновалентного ротавируса в Англии: самоконтролируемая оценка серии случаев. Вакцина 34(32): 3684–9.
    62. Администрация терапевтических товаров.2013. Вакцинация против ротавируса и риск инвагинации. 28 августа 2013 г. URL: www.tga.gov.au/safety/alerts-medicine-rotavirus-130828.htm (по состоянию на 3 июля 2020 г.).
    63. Йен С., Тейт Дж. Э., Штайнер К. А. и др. 2012. Тенденции госпитализаций по поводу инвагинации кишечника среди младенцев в США до и после внедрения программы вакцинации против ротавируса, 2000–2009 гг. Журнал инфекционных заболеваний 206(1): 41–8.
    64. Всемирная организация здравоохранения. 2013. Документ с изложением позиции по ротавирусным вакцинам. Еженедельный эпидемиологический отчет 88(5): 49–64.
    65. Рози Б., Далзил С., Уилсон Э. и др. 2016. Эпидемиология инвагинации кишечника в Новой Зеландии до вакцинации против ротавируса. Медицинский журнал Новой Зеландии 129 (1442): 36–45.

    Изучение способности бифидобактерий человеческого происхождения предотвращать и лечить ротавирусную инфекцию с использованием моделей клеток толстой кишки и мыши

    Abstract

    Ротавирус является ведущей причиной тяжелого острого гастроэнтерита у детей во всем мире. Несмотря на эффективные вакцины, необходимы недорогие альтернативы, такие как пробиотики.Цель этого исследования состояла в том, чтобы оценить способность пробиотика-кандидата Bifidobacterium thermophilum RBL67 ингибировать ротавирусную инфекцию. Бактериальная адгезия к кишечным клеткам и вмешательство в прикрепление вирусов оценивались in vitro . Б . thermophilum RBL67 показал индексы адгезии 625 ± 84 и 1958 ± 318 на клетках Caco-2 и HT-29 соответственно и был сравним или превосходил четыре других бифидобактерии, включая B . лонгум ATCC 15707 и B . pseudolongum ATCC 25526 штаммов. Инкубация B . thermophilum RBL67 за 30 мин до (исключение) и одновременно (конкуренция) со штаммом Wa ротавируса человека снижали прикрепление вируса на 2,0 ± 0,1 и 1,5 ± 0,1 log 10 (на 99,0% и 96,8% соответственно). Смещение уже присутствующего вируса было незначительным. У мышей-сосунков CD-1 кормили B . thermophilum RBL67, зараженных обезьяньим ротавирусом SA-11, кормление RBL 67 до заражения было более эффективным, чем кормление после заражения, уменьшая продолжительность диареи, ограничивая эпителиальные поражения, уменьшая репликацию вируса в кишечнике, ускоряя выздоровление и стимулируя гуморальный специфический ответ IgG и IgM, не вызывая каких-либо побочных эффектов. Б . thermophilum RBL67 мало влиял на титр кишечного IgA. Эти результаты позволяют предположить, что гуморальный иммуноглобулин может обеспечивать защиту от вируса и что B . thermophilum RBL67 имеет потенциал в качестве пробиотика, способного подавлять ротавирусную инфекцию и, в конечном счете, снижать ее распространение.

    Образец цитирования: Ганьон М., Вимон А., Дарво А., Флисс И., Джин Дж. (2016) Изучение способности бифидобактерий человеческого происхождения предотвращать и лечить ротавирусную инфекцию с использованием моделей клеток толстой кишки и мыши.ПЛОС ОДИН 11(10): е0164512. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512

    Редактор: Мирен Итурриза-Гомара, Ливерпульский университет, СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО

    Поступила в редакцию: 15 апреля 2016 г.; Принято: 25 сентября 2016 г.; Опубликовано: 11 октября 2016 г.

    Авторские права: © 2016 Gagnon et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

    Финансирование: Эта работа была поддержана Fonds de Recherche du Québec — Nature et Technologies, FR068242, доктору Исмаилу Флиссу, и Fonds de Recherche du Québec — Nature et Technologies, Scholarship B2, доктору Мелани Ганьон. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Ротавирус человека является основной причиной тяжелой обезвоживающей диареи у младенцев и детей раннего возраста во всем мире как в развитых, так и в развивающихся странах. Пик заболеваемости приходится на детей в возрасте 2 лет и младше, по оценкам, 0,3 эпизода ротавирусного гастроэнтерита на ребенка в год [1]. В период с 1990 по 2011 год ротавирусная инфекция вызывала примерно 197 000 смертей в год, или 23 человека в час [2]. Около 90% из них произошли в странах с низким уровнем дохода в Африке и Азии и были связаны с плохим здравоохранением [3].Вирус передается в основном фекально-оральным путем и в меньшей степени через рвотные массы, через зараженную пищу или воду, прямой контакт между людьми, аэрозоли и поверхности окружающей среды [4]. Инфекционные дозы от одной бляшкообразующей единицы [5], вирусные нагрузки до 10 12 частиц на грамм в фекалиях и рвотных массах [4] и персистенция на фомитах и ​​руках [6, 7] — все это способствует высокой заболеваемости. ротавирусной болезни. Поскольку распространение вируса очень трудно контролировать, вспышки ротавирусной инфекции часто происходят в людных местах, таких как детские сады, больницы и школы [4].Ротавирус поражает преимущественно зрелые энтероциты эпителия кишечника, что приводит к мальабсорбции и осмотической диарее [8, 9].

    Поскольку в настоящее время специфическая антиротавирусная терапия недоступна, основным методом лечения является возмещение жидкости для предотвращения обезвоживания и лечение цинком для уменьшения тяжести и продолжительности диареи [3]. Две эффективные ротавирусные вакцины, а именно RotaTeq ® (Merck and Co) и Rotarix ® (GSK Biologicals), доступны с 2006 г. и рекомендованы Всемирной организацией здравоохранения для использования во всех странах, особенно в странах с диареей. связанная смертность у детей младше 5 лет является обычным явлением [3].Количество стран, внедривших ротавирусные вакцины, увеличилось с 5 в 2011 г. до 35 в 2015 г. [10]. Сообщалось, что обе вакцины очень эффективны в странах с высоким уровнем дохода [11]. Тем не менее, защита, обеспечиваемая этими живыми пероральными вакцинами, снижается в странах с низким уровнем дохода [12]. Следовательно, по-прежнему необходимы недорогие и эффективные дополнительные или комплементарные методы лечения.

    Роль кишечной микробиоты в модулировании кишечных вирусных инфекций была подчеркнута в нескольких недавних исследованиях [13, 14], в частности, с норовирусом [15] и ротавирусом [16].В связи с этим было предложено использование пробиотических штаммов в качестве альтернативной терапии [17, 18]. На основе консультаций с научными экспертами Всемирная организация здравоохранения в 2001 г. сохранила следующее (и действующее) определение пробиотиков: «живые микроорганизмы, которые при введении в адекватных количествах приносят пользу здоровью хозяина» [19]. Общие преимущества, связанные с пробиотиками, включают поддержку здоровой микробиоты кишечника, здорового пищеварительного тракта и здоровой иммунной системы [20].Точнее, было показано, что некоторые пробиотические штаммы значительно стимулируют пролиферацию эпителиальных клеток кишечника, снижают проницаемость кишечника и усиливают иммунные реакции, а также обеспечивают другие преимущества для здоровья [21–23]. В некоторых педиатрических клинических испытаниях в связи со вспышками ротавирусной инфекции было отмечено снижение продолжительности, тяжести или заболеваемости детской диареей. Было протестировано несколько пробиотических штаммов, в том числе грамположительные штаммы Bifidobacterium animalis subsp. lactis Bb12 [24], Lactobacillus rhamnosus GG [25, 26], Lb . paracasei [27], B . bifidum , Streptococcus thermophilus [28] и недавно грамотрицательный Escherichia coli Nissle [29]. Считается, что полезные эффекты пробиотиков зависят от вида бактерий, хотя точные механизмы, участвующие в этих эффектах, остаются в значительной степени неизвестными [27, 30], что требует использования моделей in vitro и in vivo .

    Пробиотик-кандидат Bifidobacterium thermophilum RBL67, используемый в этом исследовании, был выделен ранее из образцов стула, полученных от детей, находящихся на грудном вскармливании, во время исследований, проведенных нашей группой [31, 32]. Известно, что такие дети меньше подвержены инфекциям, таким как гастроэнтерит [33]. Безопасность бифидобактерий для использования в качестве пробиотиков предполагается на основании длительного исторического потребления кисломолочных продуктов и постоянно растущих знаний о таксономии и физиологии содержащихся в них бактерий [34, 35].Умеренно устойчив к кислороду и низкому pH [32], B . thermophilum RBL67 устойчив только к одному антибиотику (налидиксовой кислоте) и чувствителен к девяти антибиотикам, включая ампициллин, тетрациклин и хлорамфеникол [36]. Сообщается, что он продуцирует бактериоциноподобное вещество, активное против Listeria и Salmonella [31, 32, 37, 38] и защищает целостность эпителия при заражении Salmonella в присутствии конкурирующей микробиоты человека [39].Его сильная активность против Salmonella была продемонстрирована в системе непрерывной ферментации in vitro , имитирующей ювенильную кишечную экосистему, наряду с его способностью восстанавливать баланс метаболической активности кишечной микробиоты после лечения антибиотиками [38]. Его геном секвенирован [40] и доступен для генетических исследований.

    Целью настоящего исследования было оценить клейкость B . thermophilum RBL67 к клеткам Caco-2 и HT-29, а также его способность препятствовать прикреплению ротавируса.Также было проведено исследование in vivo с использованием мышей-сосунков для оценки его защитных свойств в условиях кишечника и его влияния на течение ротавирусной инфекции, включая диарею, репликацию вируса, гистологию толстой кишки и иммунный ответ.

    Материалы и методы

    Бактериальные штаммы

    В этом исследовании использовали три штамма Bifidobacterium из Исследовательской сети молочнокислых бактерий (сеть RBL), а именно B . термофилум RBL67, B . thermacidophilum RBL69 и B . thermacidophilum RBL70, выделенных из образцов стула, полученных от младенцев [31, 32], и предварительно отобранных на основе устойчивости к желудочно-кишечным заболеваниям. Для сравнения использовали два штамма Bifidobacterium , полученные из Американской коллекции типовых культур: B . лонгум ATCC 15707 и B . псевдолонгум ATCC 25526.Все штаммы культивировали в агаре MRS с добавлением 0,05% (вес/объем) L-цистеин-гидрохлорида при 37°C в анаэробных условиях, как описано ранее [41], и подсчитывали (в колониеобразующих единицах, КОЕ) на чашках с агаром Беренса [41]. 42].

    Культуры клеток

    Все клеточные линии культивировали в среде Gibco (Invitrogen, Burlington, Ontario, Canada) при 37°C в атмосфере с 5% CO 2 . Клетки Caco-2 (ATCC HTB-37) выращивали обычным образом в среде Игла, модифицированной Дульбекко, как описано ранее [41].Клетки HT-29 (ATCC HTB-38) выращивали обычным образом в среде RPMI 1640 с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки (FBS), 2 ммоль/л L-глутамина, 100 ЕД/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина. Линию клеток почки макаки-резус MA-104 (ATCC CRL-2378.1) выращивали обычным образом в минимально необходимой среде Игла с добавлением 10% FBS, 2 ммоль/л L-глутамина, 1% заменимых аминокислот, 1% буфера HEPES, 1,125 г/л. л бикарбоната натрия, 100 ед/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина. Для анализа адгезии и ингибирования монослои клеток карциномы толстой кишки человека (Caco-2 и HT-29) высевали с плотностью 10 4 клеток на лунку в 24-луночные планшеты для тканевых культур (Falcon, Becton Dickinson and Co., Франклин Лейкс, Нью-Джерси). Культуральную среду заменяли каждый день, а монослой использовали после слияния (10 6 клеток/лунку) через 15 и 21 день для Caco-2 и HT-29 соответственно. Среду заменяли ее эквивалентом, не содержащим антибиотиков, за 18 ч до проведения анализов.

    Вирусы

    Штамм ротавируса человека Wa (ATCC VR-2018) и штамм ротавируса обезьян SA-11 (ATCC VR-1565), использованные для анализов in vitro и in vivo соответственно, были размножены в клетках MA-104, как описано ранее [ 6] с некоторыми изменениями.Вкратце, монослои конфлюэнтных клеток инфицировали ротавирусом, предварительно активированным с помощью 16 мкг/мл трипсина свиньи (Sigma Chemical Co., Сент-Луис, Миссури), при MOI 1,5 в течение 30 мин при комнатной температуре. После адсорбции (1 ч при 37°C) добавляли поддерживающую среду (MEM + 2% FBS) и клетки инкубировали в течение 48 ч при 37°C с 5% CO 2 . Затем инфицированные культуры трижды замораживали (-80°С) и оттаивали (37°С), содержимое центрифугировали при 1000 x g в течение 10 минут, а надосадочную жидкость распределяли во флаконы для хранения при -80°С до использования.Инфекционные вирусы количественно определяли с использованием следующих клеточных методов. Титр штамма Wa определяли с помощью иммунофлуоресцентного анализа клеточной культуры [43] и выражали в фокусообразующих единицах (БОЕ) на мл. Титр обезьяньего ротавируса штамма SA-11 определяли методом бляшечного анализа [44] с некоторыми модификациями и выражали в бляшкообразующих единицах (БОЕ) на мл. Вкратце, конфлюэнтные клетки MA-104 в 6-луночных планшетах промывали фосфатно-солевым буфером (PBS) и инфицировали 100 мкл предварительно активированного SA-11 при 37°C в течение 1 ч в атмосфере 5% CO 2 .Затем монослои покрывали МЕМ с добавлением 4% FBS, 1,2% агарозы типа II (Sigma) и 6,5 мкг/мл трипсина. Планшеты инкубировали в течение 3 дней при 37°C (5% CO 2 ), фиксировали в 3,7% (об./об.) формальдегиде и затем окрашивали 0,1% (вес./об.) водным раствором кристаллического фиолетового для выявления литических бляшек, образовавшихся в результате цитопатический эффект.

    In vitro адгезия штаммов Bifidobacterium к клеткам Caco-2 и HT-29 Монослои клеток

    дважды промывали стерильным PBS, осушали, контактировали с 250 мкл суспензии Bifidobacterium (5×10 9 КОЕ/мл в PBS) на лунку, инкубировали 60 мин при 37°C в анаэробных условиях, затем промыл PBS.Адгезивные бактерии затем собирали при трех промывках монослоя PBS после 15 мин обработки трипсином-ЭДТА при 37°C и подсчитывали путем посева. Результаты выражают в виде индекса адгезии, который представляет собой количество бактерий, прилипших к 100 клеткам.

    Антагонизм in vitro против прикрепления ротавируса к клеткам Caco-2 и HT-29

    Монослои клеток дважды промывали стерильным PBS, осушали, затем контактировали с 250 мкл суспензии предварительно активированного ротавируса человека штамма Wa (5×10 6 БОЕ/мл) на лунку в течение 30 мин после (исключение), одновременно с ( конкуренции) или за 30 мин до (вытеснения) добавления 250 мкл B .Суспензия thermophilum RBL67 (5×10 9 КОЕ/мл) на лунку. Положительные контроли получали PBS вместо B . термофилум RBL67. Затем клетки инкубировали в течение 90 мин при 37°C в анаэробных условиях, промывали PBS и собирали прикрепленный вирус в трех промывках PBS путем повторного пипетирования после 15 мин обработки трипсином-ЭДТА при 37°C. Прикрепленный вирус подсчитывали с помощью иммунофлуоресцентного анализа клеточной культуры, как описано ранее [43].

    Мыши

    Беременных мышей CD-1 с установленным сроком беременности, полученных из Чарльз-Ривер (Сент-Констант, Квебек, Канада), кормили стандартным кормом для лабораторных грызунов (Charles River Laboratories, Уилмингтон, Массачусетс), давали воду без ограничений и содержали в помещении для животных, поддерживаемом при 22 ± 2°C с 12-часовым циклом свет/темнота.Каждую самку и ее помет содержали в клетке-микроизоляторе (Lab Products, Seaford, DE) на вентиляционной стойке клетки (Lab Products), которая обеспечивала однонаправленный поток отфильтрованного воздуха над крышками клеток. Все самки были отрицательными по антителам к ротавирусу, что было измерено с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA, описанный ниже). Эксперименты проводились с одобрения комитета по уходу за животными Университета Лаваля «Comités de protection des animaux» (номер SIRUL: 76543), а уход за мышами и обращение с ними осуществлялись в соответствии с Канадским руководством по уходу и использованию лабораторных животных. [45].Ни одно животное не погибло во время исследования, за исключением эвтаназии, запланированной для взятия биологических образцов.

    Группы лечения мышей-сосунков

    Было проведено три повторности эксперимента на щенках из пометов от 15 самок (10–14 щенков в помете, всего n = 189). Эксперименты проводились на мышах-сосунках, поскольку предварительные анализы показали, что взрослые мыши обладают высокой устойчивостью к ротавирусной инфекции и нуждаются либо в предварительном лечении антибиотиками, либо в модели генетически модифицированных мышей.Самки и их пометы были случайным образом распределены в одну из пяти экспериментальных групп (табл. 1). Б . thermophilum RBL67 вводили перорально в суточной дозе 1×10 9 КОЕ в 20 мкл PBS в течение 7 дней подряд, начиная с 3-дневного или 9-дневного возраста в зависимости от экспериментальной группы. На 9-й день ротавирус обезьян, штамм SA-11, не активированный трипсином, вводили перорально в разовой дозе 1×10 4 БОЕ в 20 мкл PBS с 10% голубым пищевым красителем (McCormick Co., Лондон, Онтарио, Канада). ) добавлен в качестве индикатора вместо человеческого ротавируса Wa, который не заразен для мышей.Контрольные животные получали 20 мкл плацебо (PBS с 10% пищевым красителем синего цвета). После каждого кормления и заражения детенышей возвращали матерям и давали пососать. Уровень активности, массу тела и внешние признаки заболевания (диарея, обезвоживание) мышей наблюдали ежедневно в течение эксперимента. Мышей забивали под анестезией путем внутрибрюшинной инъекции 0,01 мл/г смеси кетамина/ксилазина (соответственно 15 мг/мл и 1 мг/мл) для микробного и гистологического анализа и измерения иммунного ответа.Были приложены все усилия, чтобы свести к минимуму страдания животных.

    Подсчет кишечных бифидобактерий и ротавирусов

    У умерщвленных мышей удаляли в асептических условиях кишечник, взвешивали, помещали в 1,0 мл PBS с 5% раствором антибиотика (для подсчета вирусов) или 0,5 г/л L-цистеина (для подсчета бактерий) и гомогенизировали с помощью Ultra-Turrax ( Янке и Кункель, Штауфен, Германия) на льду в течение 15 с при 13 500 об/мин. Для количественного определения вируса суспензию затем центрифугировали при 13 500 об/мин в течение 5 минут для удаления дебриса и замораживали при -20°C до анализа бляшек.Для количественного определения бактерий суспензию немедленно разбавляли, высевали на селективный агар Беренса и инкубировали при 37°С в течение 72 ч в анаэробных условиях. Затем с помощью окрашивания по Граму было подтверждено, что изоляты являются грамположительными палочками, и идентифицированы с использованием галерей API 50CH (BioMérieux, Монреаль, Квебек, Канада) в соответствии с инструкциями производителя.

    Гистологический анализ толстой кишки

    Срезы толстой кишки фиксировали в PBS, содержащем 4% (масс./об.) параформальдегида (TAAB, Callera Park, Aldermaston Berks, England), заливали парафином, разрезали на срезы толщиной 5 мкм с помощью микротома (Model 2040, Reichert-Jung, Vienna). , Австрия) и окрашивали гематоксилином и эозином.Патолог, не зная о происхождении образца, затем исследовал морфологию эпителия с помощью светового микроскопа (Leica Microsystems, Ричмонд-Хилл, Онтарио, Канада). Изображения были получены с помощью камеры Hyper HAD (Sony Ltd., Уиллоудейл, Онтарио, Канада) и программного обеспечения Image Matrox Inspector 3.1 (Matrox Electronic Systems Ltd., Дорваль, Квебек, Канада).

    Количественная оценка иммунного ответа в образцах кишечника и сыворотки методом ИФА

    Уровень кишечного ротавирус-специфического IgA определяли методом ИФА, как описано ранее [46, 47] с некоторыми модификациями.Вкратце, штамм ротавируса обезьян SA-11 фиксировали в 96-луночном планшете (8×10 5 БОЕ/мл в 2% растворе формальдегида-PBS). Добавляли разбавленный кишечный гомогенат (500 мг/мл), затем меченный пероксидазой козий антимышиный IgA и, наконец, стандартный раствор О-фенилендиамина (OPD, Sigma) в присутствии H 2 O 2 . Оптическую плотность (ОП) измеряли при 450 нм на ридере для микропланшетов Thermomax (Molecular Devices, Opti-Ressources, Charny, Квебек, Канада). Ротавирус-специфические IgG и IgM в сыворотке, полученной центрифугированием (4000×g в течение 10 мин при 4°C) сердечной крови отдельных мышей, определяли с использованием того же протокола, за исключением того, что конъюгированные с пероксидазой козьи антимышиные (H+L, Perry Laboratories).Кишечная жидкость и сыворотка от неинфицированных мышей, не получавших Bifidobacterium , использовались в качестве отрицательного контроля на каждом планшете. Титры рассчитывали как log 10 (1/Dc), где пороговое разведение (Dc) представляло собой разведение, дающее поглощение, вдвое превышающее поглощение отрицательных контролей.

    Статистический анализ

    Показатели адгезии штаммов Bifidobacterium и прикрепления штамма ротавируса человека Wa к клеткам кишечника сравнивали между обработками с использованием общей линейной модели однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) с последующим тестом HSD Тьюки.Масса тела, титр штамма SA-11 ротавируса обезьян, кишечник B . thermophilum Количество RBL67 и концентрацию иммуноглобулина сравнивали между группами лечения с использованием общей линейной модели одностороннего ANOVA с последующим тестом Hsu-Dunnett. Статистическая значимость была заявлена ​​как P <0,05. Все статистические анализы проводились с использованием программного обеспечения JMP ® версии 10.0 (SAS Institute Inc, Cary, NC).

    Результаты

    В . thermophilum RBL67 показал высокую способность к адгезии к клеткам кишечника

    Способность B . thermophilum RBL67 по адгезии к клеткам Caco-2 и HT-29 сравнивали с таковой четырех других штаммов Bifidobacterium , включая два B . thermacidophilum , выделенные из образцов стула младенцев (RBL69 и RBL70), и двух эталонных штаммов, а именно B . лонгум ATCC 15707 и B . pseudolongum ATCC 25526 (рис. 1), отличающиеся слабой и сильной адгезией соответственно [48]. Индекс адгезии B . thermophilum RBL67 был оценен в 625 ± 84 и 1958 ± 318 на Caco-2 и HT-29 соответственно. Выражено на единицу площади, B . Адгезия thermophilum RBL67 составила 3,3 ± 0,4 x 10 4 КОЕ/мм² и 1,0 ± 0,2 x 10 5 КОЕ/мм² к Caco-2 и HT-29 соответственно. Между и не было отмечено существенной разницы. термофилум RBL67, RBL69, RBL70 и B . pseudolongum ATCC 25526. Как и ожидалось, B . longum ATCC 15707 показал значительно более низкие индексы адгезии 54 ± 97 и 150 ± 318 соответственно на Caco-2 и HT-29.

    Рис. 1. Адгезия Bifidobacterium штаммов RBL67 ( ThermoPhilum ), RBL69 и RBL70 ( Thermacidophilum ), ATCC 15707 ( Longum ) и ATCC 25526 ( Pseudolongum ) для культивированных монослоев клеток кишечника: ) Caco-2, (B) HT-29.

    Адгезивные бактерии подсчитывали путем посева через 1 час контакта. Индекс – количество на 100 кишечных клеток. Столбики погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего. Различные буквы указывают на значительную разницу между анализами (тест Тьюки HSD, P <0,05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.g001

    В . thermophilum RBL67 снижает прикрепление ротавируса к клеткам кишечника in vitro

    Ингибирование прикрепления ротавируса к клеткам кишечника с помощью B . thermophilum RBL67 оценивали с использованием тестов исключения, конкуренции и замещения (рис. 2). Предварительные 48-часовые испытания показали, что наибольшая степень прикрепления к обеим линиям кишечных клеток была достигнута через 1,5 часа контакта (рис. S1). Когда ротавирус добавляли отдельно (положительный контроль), 5,8 ± 0,1 и 5,7 ± 0,1 log 10 были присоединены к клеточным линиям Caco-2 и HT-29 соответственно. Однако при добавлении ротавируса через 30 мин после добавления B . thermophilum RBL67 (исключение), количество прикрепленных вирусов уменьшилось на два логарифмических цикла (до 3.8 ± 0,1). Существенной разницы между клеточными линиями не наблюдалось ( P > 0,05). В анализах конкуренции и замещения прикрепление ротавируса составило соответственно 4,3 ± 0,1 log 10 и 5,6 ± 0,1 log 10 .

    Рис. 2. Прикрепление штамма Wa ротавируса человека к клеткам Caco-2 (A) и HT-29 (B) в анализах исключения, конкуренции и замещения с B . термофилум RBL67.

    Положительный контроль контактировал только с ротавирусом.Титр присоединенного ротавируса измеряли методом иммунофлуоресценции через 1,5 ч контакта и выражали в очагообразующих единицах на мм². Столбики погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего. Различные буквы указывают на значительную разницу между анализами (тест Тьюки HSD, P <0,05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.g002

    На кишечную концентрацию

    Bifidobacterium штамма RBL67 не повлияла ротавирусная инфекция

    Защитный эффект B . thermophilum RBL67 наблюдали in vitro оценивали у мышей-сосунков CD-1, распределенных по пяти экспериментальным группам (от A до E, таблица 1). Жизнеспособные количества Bifidobacterium в содержимом кишечника отслеживали в течение 72 часов (рис. 3). У контрольных мышей (группа А) бифидобактерии были обнаружены примерно при 3,8 log 10 КОЕ/г, которые оставались стабильными на протяжении всего эксперимента. Аналогичные результаты (P > 0,05) были получены у мышей, зараженных ротавирусом (группа С).У мышей, которых кормили B . thermophilum RBL67, затем зараженные ротавирусом (группа D), количество Bifidobacterium постепенно снижалось с 7,5 до 4,2 log 10 КОЕ/г и через 48 часов больше не отличалось значительно от контрольных мышей. Напротив, число увеличилось с 4,2 до 6,6 log 10 КОЕ/г у мышей, получавших B . thermophilum RBL67 в течение 7 дней после заражения (группа E) и были значительно выше, чем у контрольных мышей, начиная с 24 часов.

    Рис. 3. Количество жизнеспособных Bifidobacterium за 72-часовой период в содержимом кишечника мышей-сосунков CD-1: штамм RBL67 без кормления (группа A, ◆), штамм RBL67 без кормления (группа B, ▴), штамм RBL67 без кормления, заражены ротавирусом SA-11 (группа C, ✕), скармливали штамм RBL67 до заражения (группа D, ■), скармливали штамм RBL67 после заражения (группа E, ●) (подробности см. в таблице 1) Количество бифидобактерий определяли покрытие.

    Столбики погрешностей указывают стандартную ошибку среднего значения.Звездочка указывает на значительную разницу по сравнению с (критерий Хсу-Даннетта, P < 0,05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.g003

    Штамм Bifidobacterium RBL67, скармливаемый перед контрольным заражением, сокращает продолжительность диареи

    У контрольных мышей (группа А) ни разу не развилась диарея. Мыши, инфицированные штаммом SA-11 ротавируса обезьян, не получали B . thermophilum RBL67 (группа C) страдал от диареи, начавшейся через 24–30 часов после заражения и наиболее интенсивно через 54 часа.Снижение активности наблюдали в течение 7 дней после контрольного заражения. Напротив, мыши, получившие B . thermophilum RBL67 за 7 дней до заражения (группа D) страдали диареей позже (начиная с 48 ч) и выздоравливали раньше, чем мыши группы С. Кормление после контрольного заражения с помощью B . thermophilum RBL67 (группа E) также немного отсрочил начало диареи (30 часов) без ускорения выздоровления. Масса тела была значительно ниже в группах C, D и E в течение первых 72 часов после заражения (рис. S2).

    Кормление перед контрольным заражением

    B . thermophilum RBL67 ограниченная кишечная репликация ротавируса

    За течением ротавирусной инфекции у мышей-сосунков CD-1 наблюдали в течение 72 ч путем измерения титра штамма SA-11 в кишечном содержимом с помощью ИФА (рис. 4). У контрольных мышей (группа А) или мышей, получавших B , ротавирус не был обнаружен. термофилум RBL67 (группа В). У мышей, которых не кормили B . thermophilum RBL67, но при контрольном заражении штаммом SA-11 (группа С) титр увеличился с 2.9 log 10 первоначально, достиг пика до 5,2 log 10 через 24 часа и уменьшился до 4,2 log 10 через 30 часов, как описано ранее [49]. У мышей, получивших B . thermophilum RBL67 в течение 7 дней после контрольного заражения (группа E) была отмечена 30-часовая задержка увеличения титра по сравнению с исходным (3,5 log 10 ). Затем титр повышался до 4,4 log 10 через 72 часа. Предварительное кормление B . thermophilum RBL67 (группа D), по-видимому, контролировал инфекцию, ограничивая титр ротавируса до 3.2 и 2,5 log 10 (достоверно ниже, чем в других группах) за 72 ч.

    Рис. 4. Титр обезьяньего ротавируса штамма SA-11, измеренный в содержимом кишечника мышей-сосунков CD-1: зараженных вирусом (группа C, ✕), получавших пищу Bifidobacterium штамм RBL67 перед заражением (группа D, ■), получавших штамм RBL67 после контрольного заражения (группа E, ●).

    Титр ротавируса определяли методом анализа бляшек. Столбики погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего. Звездочка указывает на статистическую значимость по сравнению с (критерий Хсу-Даннетта, P < 0.05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.g004

    Кормление перед контрольным заражением

    B . thermophilum RBL67 ограниченные поражения кишечника

    Воспалительная гистопатология, выявляемая окрашиванием гематоксилином и эозином срезов толстой кишки неинфицированных мышей-сосунков CD-1 (группы A и B) и мышей, зараженных обезьяньим ротавирусом штамма SA-11 с B или без него. Обработка thermophilum RBL67 (группы C, D и E) показана на рис. 5.Толстая кишка мышей группы В выглядела аналогично таковой у контрольных мышей (группа А). Гистологическое повреждение наблюдалось у инфицированных мышей (группа С) через 48 ч после заражения, а также накопление жидкости в кишечнике и расширение толстой кишки при вскрытии, как описано ранее [49]. Кормление после контрольного заражения с помощью B . thermophilum RBL67 (группа E) отсрочил появление видимых поражений до 54 часов. У мышей группы D наблюдалось меньшее разрушение эпителия через 6 и 48 часов и восстановление нормальной архитектуры эпителия толстой кишки через 54 часа.

    Рис. 5. Окрашивание гематоксилином и эозином поперечных срезов толстой кишки мышей-сосунков CD-1 после заражения обезьяньим ротавирусом штамма SA-11. Группа A: не скармливаемый штамм RBL67, Группа C: не скармливаемый штамм RBL67, зараженный ротавирусом SA-11, Группа D: скармливаемый штамм RBL67 до заражения, Группа E: скармливаемый штамм RBL67 после заражения.

    Все изображения были получены с использованием одинаковых настроек камеры и показаны с увеличением в 40 раз.

    https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0164512.g005

    Проглатывание

    Штамм RBL67 Bifidobacterium стимулировал гуморальный иммунный ответ у мышей-сосунков

    Влияние B . thermophilum RBL67 на иммунный ответ у мышей-сосунков CD-1 оценивали путем измерения ротавирус-специфического IgA в содержимом кишечника и IgG и IgM в сыворотке (рис. 6). Эти иммуноглобулины не обнаруживались у мышей, не зараженных вирусом (группы А и В). Через четыре дня после заражения ротавирусом (группа С) уровень IgA достиг 1 единицы OD и оставался стабильным до 7-го дня.Проглатывание B . thermophilum RBL67 (группа D) существенно не изменили этот уровень. Среди мышей группы C IgG и IgM достигли 2,0 ОП на 7-й день и возросли до 2,4 ОП на 14-й день и были еще выше (2,9 ОП) среди мышей группы D (кормили B . thermophilum RBL67 в течение 1 недели до контрольное заражение) с 7-го по 14-й день. Кормление после контрольного заражения (группа E) привело к наивысшему измеренному уровню IgG и IgM (3,7 OD), но только на 14-й день.

    Рис. 6. Продукция иммуноглобулинов G и M, измеренная (методом ELISA) в сыворотке мышей через 7 дней (светлый оттенок) и 14 дней (темный оттенок) после заражения обезьяньим ротавирусом штамма SA-11.Группа C: не скармливаемый штамм RBL67, зараженный ротавирусом SA-11, Группа D: скармливаемый штамм RBL67 до заражения, Группа E: скармливаемый штамм RBL67 после заражения.

    Столбики погрешностей показывают стандартную ошибку среднего. Звездочка указывает на значительное отличие от группы C (критерий Хсу-Даннетта, P <0,05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.g006

    Обсуждение

    Несмотря на эффективность вакцин против ротавируса, интерес к альтернативным методам лечения, таким как пробиотики, остается высоким, в частности, из-за высокой стоимости вакцины и отсутствия программ вакцинации против ротавируса во многих развивающихся странах [34, 50, 51].В настоящем исследовании способность пробиотика-кандидата B . thermophilum RBL67 на ингибирование ротавирусной инфекции оценивали in vitro с использованием кишечных клеточных линий, а затем in vivo с использованием мышей-сосунков.

    Перед исследованием in vivo пробиотик-кандидат должен быть проверен на безопасность, устойчивость к желудочной кислоте и желчной кислоте, адгезию к эпителиальным клеткам человека и способность снижать адгезию патогенов [19]. Долгая история потребления ферментированного молока и растущий объем знаний о таксономии и физиологии бифидобактерий подтверждают безопасность предлагаемого использования бактерий, таких как B . thermophilum RBL67 [52]. Было показано, что этот штамм устойчив к кислотности [32] и должен быть устойчив к желчи, поскольку он обладает гидролазой желчных солей [40]. Мы оценили его адгезивность (рис. 1) к двум линиям кишечных клеток, которые обладают разными функциональными характеристиками, а именно Caco-2 и HT-29 [53]. Его индекс адгезии к клеткам Caco-2 аналогичен показателю B . анималис подвид. lactis Bb12 [54] и B . pseudolongum ATCC 25526, которые считаются высокоадгезивными [48].Индекс адгезии B . thermophilum RBL67 также был выше, чем у Lb . rhamnosus GG (наиболее изученный пробиотик), оценивается в 145 [55]. Эта способность может быть частично связана с присутствием генов энолазы и трансальдолазы, обнаруженных секвенированием B . thermophilum RBL67 геном [40], которые участвуют в процессах взаимодействия с хозяином [56, 57].

    Анализ in vitro , проведенный для оценки того, в какой степени B . thermophilum RBL67, препятствующий прикреплению ротавируса к клеточным линиям кишечника, показал, что этот штамм конкурентно исключает ротавирус. Среди трех проверенных стратегий исключение (контакт с клетками в течение 30 минут перед заражением вирусом) и конкуренция привели к наибольшему снижению прикрепления ротавируса (рис. 2). Сценарий исключения имитирует присутствие пробиотика в просвете кишечника из-за приема внутрь бактерий в качестве добавки перед инфекцией. Прикрепление ротавируса уменьшилось на 2.0 ± 0,1 log 10 и 1,5 ± 0,1 log 10 в тестах исключения и конкуренции соответственно. Насколько нам известно, о таком сокращении ранее в литературе не сообщалось. Снижение в диапазоне 9,0–49,8% (т.е. менее 1 log 10 ) наблюдалось ранее для прикрепления человеческого ротавируса Wa к клеткам MA-104 и HT-29 в присутствии 6 штаммов Bifidobacterium , независимо от того, были ли они исключены. или конкурентных тестов [58], и в диапазоне 3,3–38% для прикрепления к клеткам Vero в присутствии 5 штаммов Bifidobacterium или 6 Lactobacillus [59].В настоящем исследовании третий анализ (смещение), имитирующий кормление после заражения, привел к незначительному снижению прикрепления ротавируса (0,2 ± 0,1 log 10 ), что, возможно, объясняет плохое здоровье, наблюдаемое у мышей группы E.

    На основании этих результатов было проведено исследование in vivo с использованием мышей-сосунков для оценки защитных свойств B . thermophilum RBL67 и определить, может ли ежедневный прием снизить риск ротавирусной инфекции.Мыши-сосунки CD-1 были выбраны из-за их восприимчивости к ротавирусу (индукция диареи и распространение вируса по тканям воспроизводимым образом), они хорошо охарактеризованы, недороги и просты в обращении в больших количествах [60, 61]. ]. Проглатывание B . thermophilum RBL67 значительно увеличивал концентрацию жизнеспособных Bifidobacterium в кишечнике, подтверждая, что этот пробиотический кандидат фекального происхождения пережил различные пищеварительные стрессы.Штамм сохранялся в кишечнике только в течение 2 дней после прекращения ежедневного потребления (рис. 3). Хотя Б . Было показано, что thermophilum RBL67 растет в среде, моделирующей кишечник ювенильного человека [38], он, вероятно, не сохраняется в кишечной микробиоте мышей-сосунков, поскольку местная популяция Bifidobacterium уже присутствовала. Tannock, Munro [62] продемонстрировали, что стабильная популяция лактобацилл предотвращает долгосрочную колонизацию Lb . rhamnosus DR20 принимается внутрь как пробиотик. Кроме того, B . thermophilum RBL67 не вызывал каких-либо явных побочных или токсических эффектов у мышей-сосунков CD-1.

    Ротавирус вызывал диарею у незащищенных мышей (группа C) в течение 3 дней, начиная с 24–30 ч после заражения. Появление этого симптома совпало с повышением титра вируса в кишечном содержимом (рис. 4) и появлением очагов поражения кишечного эпителия (рис. 5). Как и ожидалось [63, 64], инфекция запускала продукцию специфичных к ротавирусу кишечных IgA и гуморальных IgG и IgM.Ежедневное употребление B . thermophilum RBL67 до заражения (группа D) обладал умеренным, но отчетливым защитным эффектом, уменьшая диарею и репликацию вируса в течение как минимум 3 дней. О такой задержке начала диареи сообщалось в связи с другими пробиотиками-кандидатами, такими как B . longum [59] и Lb . рамнозус ГГ [65]. Напротив, опубликованные данные о контроле выделения вируса противоречивы, поскольку это, вероятно, зависит от штамма. Б . лонгум [59], фунтов . рамнозус GG [65], Lb . acidophilus NCFM и Lb . reuteri ATCC 23272 [66] не оказывает никакого эффекта, в отличие от комбинации Lb . рамнозус GG и B . анималис подвид. lactis Bb12, которые контролировали выделение вируса до 4 дней после заражения [67]. Значительное начальное снижение выделения ротавируса было отмечено после кормления перед контрольным заражением B . лонгум подвид. infantis CECT 7210, но это не сохранялось после 2-го дня после контрольного заражения [58]. Ежедневное употребление B . thermophilum RBL67 до заражения уменьшал повреждение эпителия кишечника, который восстанавливал свою нормальную архитектуру через 54 часа после заражения. Некоторое сохранение вакуолизированных энтероцитов было связано с Lb . rhamnosus GG, хотя нормальная архитектура все еще не восстанавливалась через 6 дней после заражения [65].Кормление после контрольного заражения с помощью B . thermophilum RBL67 (группа E) дал менее убедительные результаты, чем кормление перед заражением (группа D), при котором увеличение титра кишечного ротавируса и повреждение эпителия ограничивались 30–54-часовым периодом, после чего возвращались к наблюдаемым уровням. у контрольных мышей (группа Б). Тем не менее, эти эффекты аналогичны эффектам, наблюдаемым при приеме перед заражением B . лонгум подвид. infantis CECT 7210 [58].

    Было предложено несколько механизмов для объяснения эффективности пробиотиков в профилактике и лечении диарейных заболеваний. Возможные механизмы включают, среди прочего, продукцию кислотности, короткоцепочечных жирных кислот и противомикробных веществ, нормализацию нарушенной микробиоты, увеличение оборота энтероцитов, конкурентное исключение патогенов, улучшение барьерной функции и стимуляцию иммунных ответов на патогены [20, 68]. . Умеренный защитный эффект связан с B .Прием thermophilum RBL67 может быть частично обусловлен конкурентным исключением ротавируса, укреплением плотных контактов [39] и стимуляцией иммунного ответа. Действительно, выздоровление от инфекции коррелирует в первую очередь с продукцией антител, специфичных к ротавирусу [69]. Мы не обнаружили значительной стимуляции IgA в ответ на прием внутрь B . термофилум RBL67. В отношении этого иммуноглобулина сообщалось о противоречивых результатах: одни исследователи наблюдали стимуляцию [70–73], а другие нет [58].Однако проглатывание B . thermophilum RBL67 ассоциировался с очевидным специфическим гуморальным ответом, который отражался в IgG и IgM (рис. 6). Это было ускорено, когда B . thermophilum RBL67 уже присутствовал в просвете кишечника во время заражения по сравнению с тем, когда он был проглочен после заражения. Другие показали, что пробиотики-кандидаты Lb . acidophilus NCFM и Lb . reuteri ATCC 23272 повышают общий уровень IgM и IgG в тонком кишечнике у инфицированных ротавирусом поросят-гнотобиотиков [66].Эти результаты свидетельствуют о том, что иммуномодулирующий эффект пробиотика зависит от штамма [74]. Хотя считается, что IgA обеспечивает наиболее эффективную защиту от ротавируса в кишечнике, данные свидетельствуют о том, что сывороточные IgG или IgM в достаточных количествах могут достигать кишечного эпителия и обеспечивать дополнительную защиту [69, 75–77]. Это исследование не исключает других модальностей иммунного ответа хозяина, в частности влияния на секретирующие цитокины клетки [78], которые должны быть исследованы в будущем исследовании.

    Таким образом, пробиотик-кандидат Bifidobacterium thermophilum штамм RBL67 сокращал продолжительность диареи, ограничивал эпителиальные поражения, контролировал репликацию ротавируса в кишечнике, стимулировал гуморальный специфический ответ IgG и IgM и сокращал время выздоровления от симптомов при CD- 1 мышата-сосунки. Кроме того, B . thermophilum RBL67 проявлял высокую адгезивность и конкурентоспособность и, следовательно, препятствовал прикреплению ротавируса к клеткам кишечника in vitro .Эти функции могут способствовать механизмам, лежащим в основе умеренного защитного эффекта B . thermophilum RBL67 против ротавируса в данной модели инфекции. Кроме того, B . thermophilum RBL67 соответствует нескольким критериям пробиотических бактерий: предполагаемая безопасность, устойчивость к желудочному соку и желчным кислотам, адгезия к эпителиальным клеткам человека, способность уменьшать прикрепление вируса и уменьшать симптомы инфекции у мышей-сосунков, а его геном в настоящее время полностью секвенирован для научной проверки.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить механизмы, лежащие в основе очевидных полезных эффектов B . thermophilum RBL67 и подтвердить наши результаты на модели, более похожей на человека (например, на поросятах), прежде чем приступать к испытаниям на людях. Если эти благоприятные эффекты наблюдаются и у человека, следует использовать для профилактики B . thermophilum RBL67 в сочетании с дополнительным или комплементарным лечением во время зимних сезонных пиков гастроэнтеритов можно предусмотреть у детей.

    Вспомогательная информация

    S1 Рис. Прикрепление штамма Wa ротавируса человека к клеткам кишечника: (A) Caco-2, (B) HT-29.

    Монослои контактировали с ротавирусом, суспендированным при титре 6,9 log 10 БОЕ/мл, и прикрепление измеряли непосредственно с помощью иммунофлуоресцентного анализа. Столбики погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего. Различные буквы указывают на значительную разницу между временем анализа (критерий HSD Тьюки, P <0,05, n = 3).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.s001

    (DOCX)

    S2 Рис. Средняя масса тела мышей-сосунков CD-1 в течение 7 дней после заражения ротавирусом SA-11: штамм RBL67 без кормления (группа A, ◆), штамм RBL67 без кормления (группа B, ▴), штамм RBL67 без кормления, заражение ротавирусом SA-11 (группа C, ✕), скармливание штамма RBL67 перед заражением (группа D, ■), скармливание штамма RBL67 после заражения (группа E, ●) (подробности см. в таблице 1).

    Столбики погрешностей показывают стандартную ошибку среднего. Звездочка указывает на статистическую значимость по сравнению с (критерий HSD Тьюки, P < 0.05, n = 189).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0164512.s002

    (DOCX)

    Благодарности

    Мы благодарим Ирену Кукавицу-Ибруль, Уэли фон А, Мелани Пеллетье, Жюли Брассар и Бриджит Дюбе за квалифицированную техническую помощь и Сильви Рой за гистологические препараты.

    Вклад авторов

    1. Концептуализация: AD IF JJ.
    2. Контроль данных: MG AV.
    3. Формальный анализ: MG AV.
    4. Финансирование приобретения: JJ.
    5. Расследование: MG.
    6. Методология: MG AD IF JJ.
    7. Администрация проекта: AD IF JJ.
    8. Ресурсы: AD IF JJ.
    9. Программное обеспечение: SB CE HA YZL.
    10. Надзор: YZL.
    11. Валидация: MG AV AD IF JJ.
    12. Визуализация: MG AV.
    13. Письмо – первоначальный проект: MG AV.
    14. Написание – рецензирование и редактирование: MG AV JJ.

    Каталожные номера

    1. 1. Bilcke J, Van Damme P, Van Ranst M, Hens N, Aerts M, Beutels P. Оценка заболеваемости симптоматическими ротавирусными инфекциями: систематический обзор и метаанализ. ПЛОС ОДИН. 2009;4(6):e6060. пмид:19557133
    2. 2. Lanata CF, Fischer-Walker CL, Olascoaga AC, Torres CX, Aryee MJ, Black RE. Глобальные причины смертности от диарейных болезней у детей в возрасте до 5 лет: систематический обзор.ПЛОС ОДИН. 2013;8(9):e72788. пмид:24023773
    3. 3. Всемирная организация здравоохранения. Ротавирусные вакцины. Документ с изложением позиции ВОЗ — январь 2013 г. http://www.who.int/wer/2013/wer8805.pdf. Еженедельный эпидемиологический отчет. 2013; 88-й год (5): 49–64.
    4. 4. Эстес М., Гринберг Х.Б. Ротавирусы. В: Knipe D, Howley P, редакторы. Вирусология Филдса. Том 1. 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания, США: Wolters Kluwer Health/Lippincott Williams & Wilkins; 2013. с. 1347–401.
    5. 5. Грэм Д.Ю., Дюфур Г.Р., Эстес М.Минимальная заражающая доза ротавируса. Архив вирусологии. 1987; 92 (3–4): 261–71. пмид:3028333
    6. 6. Ансари С.А., Саттар С.А., Спрингторп В.С., Уэллс Г.А., Тостоварик В. Выживание ротавируса на руках человека и перенос инфекционного вируса на живые и непористые неживые поверхности. Журнал клинической микробиологии. 1988; 26 (8): 1513–158. пмид:2844846
    7. 7. Саттар С.А., Ллойд-Эванс Н., Спрингторп В.С., Наир Р.К. Институциональные вспышки ротавирусной диареи: потенциальная роль фомитов и поверхностей окружающей среды как средств передачи вируса.Эпидемиология и инфекции. 1986; 96 (02): 277–89. пмид:3701042
    8. 8. Кинг AMQ, Адамс MJ, Лефковиц EJ. Семейство: Reoviridae. В: King AMQ, Adams MJ, Carstens EB, Lefkowitz EJ, редакторы. Международный комитет по таксономии вирусов: девятый отчет Международного комитета по таксономии вирусов, Международный союз микробиологических обществ. Том 9. Сан-Диего, Калифорния, США: Elsevier; 2011. с. 541–637.
    9. 9. Ариас К.Ф., Силва-Аяла Д., Лопес С. Вход в ротавирус: глубокое путешествие в клетку с несколькими выходами.Журнал вирусологии. 2015;89(2):890–3. пмид:25378490
    10. 10. Гави. Поддержка ротавирусной вакцины 2015 г. [23 сентября 2015 г.]. Доступно по адресу: http://www.gavi.org/support/nvs/rotavirus/.
    11. 11. Кларк Э., Дессельбергер У. Корреляция защиты от ротавирусной инфекции человека и факторов, влияющих на защиту в условиях с низким уровнем дохода. Иммунол слизистых оболочек. 2015;8(1):1–17. пмид:25465100
    12. 12. Атчисон С.Дж., Стоу Дж., Эндрюс Н., Коллинз С., Аллен Д.Дж., Наваз С. и др.Быстрое снижение заболеваемости ротавирусной инфекцией и острым гастроэнтеритом, специфичным для возрастных групп, среди вакцинированных и невакцинированных лиц в течение 1 года после введения ротавирусной вакцины в Англии и Уэльсе. Журнал инфекционных заболеваний. 2016;213(2):243–9. пмид:26232438
    13. 13. Робинсон С.М., Пфайффер Дж.К. Вирусы и микробиота. Ежегодный обзор вирусологии. 2014; 1:55–69. PMC4373533. пмид:25821837
    14. 14. Пфайффер Дж.К., Вирджин Х.В. Транскрипционный контроль вирусной инфекции и иммунитета в кишечнике млекопитающих.Наука. 2016;351(6270):aad5872. пмид:26816384
    15. 15. Джонс М.К., Ватанабэ М., Чжу С., Грейвс С.Л., Киз Л.Р., Грау К.Р. и др. Кишечные бактерии способствуют инфицированию В-клеток норовирусом человека и мыши. Наука. 2014;346(6210):755–9. пмид:25378626
    16. 16. Утияма Р., Чессейн Б., Чжан Б., Гевирц А.Т. Лечение антибиотиками подавляет ротавирусную инфекцию и повышает специфический гуморальный иммунитет. Журнал инфекционных заболеваний. 2014. pmid:24436449
    17. 17.Аллен С.Дж., Мартинес Э.Г., Грегорио Г.В., Дэнс Л.Ф. Пробиотики для лечения острой инфекционной диареи. Систематические обзоры Кокрановской базы данных, 2010 г.;(11).
    18. 18. Мрукович Дж., Шаевска Х., Весикари Т. Варианты профилактики ротавирусной инфекции, кроме вакцинации. Журнал детской гастроэнтерологии и питания. 2008;46:S32–S7. 00005176-200805002-00005. пмид:18460970
    19. 19. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, Всемирная организация здравоохранения.Совместный отчет рабочей группы ФАО/ВОЗ по составлению руководства по оценке пробиотиков в пищевых продуктах. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций [онлайн]. ftp://ftpfaoorg/es/esn/food/wgreport2pdf2002.
    20. 20. Hill C, Guarner F, Reid G, Gibson GR, Merenstein DJ, Pot B и др. Документ консенсуса экспертов: Консенсусное заявление Международной научной ассоциации пробиотиков и пребиотиков о сфере применения и надлежащем использовании термина пробиотик. Nature Reviews Гастроэнтерология и гепатология.2014;11(8):506–14. пмид:24

      6

    21. 21. Ганьон М., Зилер А., Шассар С., Лакруа С. Экология пробиотиков и кишечная защита. В: Малаго Дж. Дж. К. Дж., Маринсек-Логар Р., редактор. Пробиотические бактерии и кишечные инфекции — цитопротекция пробиотическими бактериями. Том 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer Science+Business Media B.V.; 2011. с. 65–85. https://doi.org/10.1039/c5fo01581b
    22. 22. Гаро М.Г., Шерман П.М., Уокер В.А. Пробиотики и кишечная микробиота при здоровье и заболеваниях кишечника.Nature Reviews Гастроэнтерология и гепатология. 2010;7(9):503–14. пмид:20664519
    23. 23. Фрейтас М., Таван Э., Каюэла С., Диоп Л., Сапин С., Тругнан Г. Перекрестные помехи между патогенами-хозяевами. Местные бактерии и пробиотики также играют свою роль. Биология клетки. 2003;95(8):503–6. пмид:14630386
    24. 24. Haschke F, Wang W, Ping G, Varavithya W, Podhipak A, Rochat F, et al. Клинические испытания доказывают безопасность и эффективность пробиотического штамма Bifidobacterium Bb12 в смесях и молоке для доращивания.Monatsschr Kinderheilkd. 1998;146(1):S26–S30.
    25. 25. Szajewska H, ​​Skórka A, Ruszczyński M, Gieruszczak-Białek D. Метаанализ: Lactobacillus GG для лечения острого гастроэнтерита у детей — обновленный анализ рандомизированных контролируемых исследований. Пищевая фармакология и терапия. 2013;38(5):467–76. пмид:23841880
    26. 26. Гуандалини С., Пенсабене Л., Зикри М.А., Диас Дж.А., Казали Л.Г., Хекстра Х. и др. Lactobacillus GG, вводимый в растворе для пероральной регидратации детям с острой диареей: многоцентровое европейское исследование.Журнал детской гастроэнтерологии и питания. 2000;30(1):54–60. пмид:10630440
    27. 27. Саркер С.А., Султана С., Фукс Г.Дж., Алам Н.Х., Азим Т., Брюссов Х. и др. Lactobacillus paracasei штамм ST11 не влияет на ротавирус, но улучшает течение неротавирусной диареи у детей из Бангладеш. Педиатрия. 2005;116(2):e221–e8. пмид:15995003
    28. 28. Сааведра Дж.М., Бауман Н.А., Перман Дж.А., Йолкен Р.Х., Сааведра Дж.М., Бауман Н.А. и соавт. Кормление Bifidobacterium bifidum и Streptococcus thermophilus младенцев в больнице для профилактики диареи и выделения ротавируса.Ланцет. 1994;344(8929):1046–9. пмид:7934445
    29. 29. Кандасами С., Власова А.Н., Фишер Д., Кумар А., Чатта К.С., Рауф А. и др. Дифференциальные эффекты Escherichia coli Nissle и Lactobacillus rhamnosus штамма GG на связывание ротавируса человека, инфекцию и В-клеточный иммунитет. Журнал иммунологии. 2016. pmid:26800875
    30. 30. Гранди Г., Медина М., Сориа Р., Теран С., Арая М. Пробиотики при лечении острой ротавирусной диареи.Рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование с использованием двух разных пробиотических препаратов у боливийских детей. Инфекционные заболевания ВМС. 2010;10(1):253. пмид:20735858
    31. 31. Touré R, Kheadr E, Lacroix C, Moroni O, Fliss I. Производство антибактериальных веществ бифидобактериальными изолятами из стула младенцев, активными против Listeria monocytogenes . Журнал прикладной микробиологии. 2003;95(5):1058–69. пмид:14633035
    32. 32. фон Ах У, Моццетти В., Лакруа С., Хедр Э.Е., Флисс И., Мейле Л.Классификация умеренно толерантного к кислороду изолята из детских фекалий как Bifidobacterium thermophilum . Микробиология БМК. 2007;7(1):79. пмид:17711586
    33. 33. Уолд А.Е., Адлерберт И. Грудное вскармливание и кишечная микрофлора младенца — последствия для защиты от инфекционных заболеваний. В: Колецко Б., Михаэльсен К., Хернелл О., редакторы. Краткосрочные и долгосрочные последствия грудного вскармливания для здоровья ребенка. Достижения экспериментальной медицины и биологии. 478: Спрингер США; 2002.п. 77–93.https://doi.org/10.1007/0-306-46830-1_7 pmid:11065062
    34. 34. Di Gioia D, Aloisio I, Mazzola G, Biavati B. Бифидобактерии: их влияние на состав микробиоты кишечника и их применение в качестве пробиотиков у младенцев. Прикладная микробиология и биотехнология. 2014;98(2):563–77. пмид:24287935
    35. 35. Боттачини Ф., Вентура М., ван Синдерен Д., Motherway MOC. Разнообразие, экология и кишечная функция бифидобактерий. Фабрики микробных клеток. 2014;13(Приложение 1):S4.пмид:25186128
    36. 36. Kheadr E, Bernoussi N, Lacroix C, Fliss I. Сравнение чувствительности коммерческих штаммов и детских изолятов бифидобактерий к антибиотикам и бактериоцинам. Международный молочный журнал. 2004;14(12):1041–53.
    37. 37. фон Ах У. Идентификация Bifidobacterium thermophilum RBL67, выделенной из детских фекалий, и частичная очистка ее бактериоцина — кандидатская диссертация. Дисс № 16927. Цюрих, Швейцария, 2006 г.
    38. 38. Зилер А., Блей Г., Шассар С., Брэггер С., Лакруа С. Bifidobacterium thermophilum RBL67 ингибирует Salmonella enterica Serovar Typhimurium в модели кишечной ферментации in vitro . Журнал пищевых и пищевых расстройств. 2014; С1-003.
    39. 39. Zihler A, Gagnon M, Chassard C, Lacroix C. Защитный эффект пробиотиков на инфекционность Salmonella , оцененный с помощью комбинированных in vitro кишечно-клеточных моделей ферментации. БМК Микробиология. 2011;11(1):1–13. пмид:22171685
    40. 40.Янс С., Лакруа С., Фолладор Р., Стивенс М.Дж. Полная последовательность генома пробиотика Bifidobacterium thermophilum , штамм RBL67. Анонсы генома. 2013;1(3):e00191–13. пмид:23640377
    41. 41. Gagnon M, Kheadr EE, Le Blay G, Fliss I. In vitro ингибирование Escherichia coli O157:H7 штаммами бифидобактерий человеческого происхождения. Международный журнал пищевой микробиологии. 2004;92(1):69–78. пмид:15033269
    42. 42. Беренс Х.Элективная и селективная среда для выделения Bifidobacterium spp. Письма по прикладной микробиологии. 1990;11(3):155–7.
    43. 43. Джин Дж., Блейс Б., Дарво А. Быстрое обнаружение ротавируса человека с помощью колориметрического иммуноферментного анализа на основе амплификации на основе последовательности нуклеиновых кислот (NASBA) в сточных водах очистки сточных вод. Письма по микробиологии FEMS. 2002;210(1):143–7. пмид:12023091
    44. 44. Рамия С., Саттар С.А. Образование бляшек ротавируса обезьян SA-11 в присутствии трипсина.Журнал клинической микробиологии. 1979; 10 (5): 609–14. пмид:94597
    45. 45. Канадский совет по уходу за животными. Руководство по уходу и использованию экспериментальных животных. 2-е изд. Olfert ED CB, McWilliam AA, редактор. Оттава, Онтарио, Канада: CCAC Press; 1993. 1–232 с.
    46. 46. Gagnon M, Kheadr EE, Dabour N, Richard D, Fliss I. Влияние кормления пробиотиком Bifidobacterium thermacidophilum на энтерогеморрагическую инфекцию Escherichia coli O157:H7 у мышей BALB/c.Международный журнал пищевой микробиологии. 2006;111(1):26–33. пмид:16822570
    47. 47. Шу К., Гилл Х.С. Диетический пробиотик ( Bifidobacterium lactis HN019) снижает тяжесть инфекции Escherichia coli O157:H7 у мышей. Медицинская микробиология и иммунология. 2001;189(3):147–52. пмид:11388612
    48. 48. Crociani J, Grill JP, Huppert M, Ballongue J. Адгезия различных штаммов бифидобактерий к человеческим энтероцитоподобным клеткам Caco-2 и сравнение с исследованием in vivo .Письма по прикладной микробиологии. 1995;21(3):146–8. пмид:7576496
    49. 49. Boshuizen JA, Reimerink JHJ, Korteland-van Male AM, van Ham VJJ, Koopmans MPG, Büller HA, et al. Изменения гомеостаза тонкой кишки, морфологии и экспрессии генов при ротавирусной инфекции мышей-младенцев. Журнал вирусологии. 2003;77(24):13005–16. пмид:14645557
    50. 50. Кольбер-Гарапен Ф., Мартин-Латиль С., Блондель Б., Муссон Л., Пеллетье И., Отрет А. и др. Профилактика и лечение кишечных вирусных инфекций: возможные преимущества пробиотических бактерий.Микробы и инфекция. 2007;9(14):1623–31. пмид:18023231
    51. 51. Picard C, Fioramonti J, Francois A, Robinson T, Neant F, Matuchansky C. Обзорная статья: Бифидобактерии как пробиотические агенты — физиологические эффекты и клинические преимущества. Пищевая фармакология и терапия. 2005;22(6):495–512. пмид:16167966
    52. 52. Рассел Д.А., Росс Р.П., Фицджеральд Г.Ф., Стэнтон С. Метаболическая активность и пробиотический потенциал бифидобактерий. Международный журнал пищевой микробиологии.2011;149(1):88–105. пмид:21763022
    53. 53. Gagnon M, Zihler Berner A, Chervet N, Chassard C, Lacroix C. Сравнение моделей кишечных клеток Caco-2, HT-29 и секретирующих слизь HT29-MTX для исследования адгезии и инвазии Salmonella . Журнал микробиологических методов. 2013;94(3):274–9. пмид:23835135
    54. 54. Серафини Ф., Страти Ф., Руас-Мадиедо П., Туррони Ф., Форони Э., Дюранти С. и др. Оценка адгезионных свойств и антибактериальной активности комменсала кишечника младенцев Bifidobacterium bifidum PRL2010.Анаэроб. 2013;21:9–17. пмид:23523946
    55. 55. Гопал П.К., Прасад Дж., Смарт Дж., Гилл Х.С. Свойства адгезии in vitro штаммов Lactobacillus rhamnosus DR20 и Bifidobacterium lactis DR10 и их антагонистическая активность в отношении энтеротоксигенной Escherichia coli . Международный журнал пищевой микробиологии. 2001;67(3):207–16. пмид:11518430
    56. 56. Кандела М., Бьяджи Э., Чентанни М., Туррони С., Вичи М., Мусиани Ф. и др.Бифидобактериальная энолаза, рецептор клеточной поверхности для плазминогена человека, участвующий во взаимодействии с хозяином. Микробиология. 2009;155(10):3294–303. пмид:19574304
    57. 57. Гонсалес-Родригес И., Санчес Б., Руис Л., Туррони Ф., Вентура М., Руас-Мадиедо П. и др. Роль внеклеточной трансальдолазы из Bifidobacterium bifidum в адгезии и агрегации муцина. Прикладная и экологическая микробиология. 2012;78(11):3992–8. пмид:22447584
    58. 58. Морено Муньос Дж. А., Ченолл Э., Казино Б., Батальер Э., Рамон Д., Дженовес С. и др.Новый пробиотик Bifidobacterium longum subsp. infantis Штамм CECT 7210, активный в отношении ротавирусных инфекций. Прикладная и экологическая микробиология. 2011;77(24):8775–83. пмид: 22003027
    59. 59. Lee DK, Park JE, Kim MJ, Seo JG, Lee JH, Ha NJ. Пробиотические бактерии, B . лонгум и L . acidophilus ингибируют инфекцию ротавирусом in vitro и сокращают продолжительность диареи у детей.Клиники и исследования в области гепатологии и гастроэнтерологии. 2015;39(2):237–44. пмид:25459995
    60. 60. Оффит П.А., Кларк Х.Ф., Корнштейн М.Дж., Плоткин С.А. Мышиная модель оральной инфекции ротавирусом приматов (обезьяний SA11). Журнал вирусологии. 1984; 51 (1): 233–6. пмид:6328042
    61. 61. Бернс Дж.В., Кришнани А.А., Во П.Т., Роуз Р.В., Андерсон Л.Дж., Гринберг Х.Б. Анализ гомологичной ротавирусной инфекции на мышиной модели. Вирусология. 1995;207(1):143–53. пмид:7871723
    62. 62.Таннок Г., Манро К., Хармсен Х., Веллинг Г., Смарт Дж., Гопал П. Анализ фекальной микрофлоры людей, потребляющих пробиотический продукт, содержащий Lactobacillus rhamnosus DR20. Прикладная и экологическая микробиология. 2000;66(6):2578–88. пмид:10831441
    63. 63. Франко М.А., Гринберг Х.Б. Иммунитет к ротавирусу у мышей с дефицитом Т-клеток. Вирусология. 1997;238(2):169–79. пмид:9400590
    64. 64. Баумгарт Н., Тунг Дж., Герценберг Л. Врожденные особенности естественных антител: ключ к иммунной защите от вторжения патогенов.Спрингер Семин Иммун. 2005;26(4):347–62. пмид:15633017
    65. 65. Лю Ф., Ли Г., Вэнь К., Ву С., Чжан Ю., Буй Т. и др. Lactobacillus rhamnosus GG на ротавирусное повреждение эпителия подвздошной кишки у гнотобиотических свиней. Журнал детской гастроэнтерологии и питания. 2013;57(6):750–8. пмид:24280990
    66. 66. Чжан В., Азеведо М.С., Гонсалес А.М., Саиф Л.Дж., Ван Нгуен Т., Вен К. и др. Влияние пробиотической колонизации Lactobacilli на реакцию В-клеток новорожденных в модели гнотобиотической свиньи ротавирусной инфекции и заболевания человека.Ветеринарная иммунология и иммунопатология. 2008;122(1):175–81. пмид:18023882
    67. 67. Власова А.Н., Чатта К.С., Кандасами С., Лю З., Эссейли М., Шао Л. и соавт. Лактобациллы и бифидобактерии способствуют иммунному гомеостазу, модулируя врожденный иммунный ответ на ротавирус человека у новорожденных гнотобиотических свиней. ПЛОС ОДИН. 2013;8(10):e76962. пмид:24098572
    68. 68. О’Тул П.В., Куни Дж.К. Пробиотические бактерии влияют на состав и функцию микробиоты кишечника.Междисциплинарные взгляды на инфекционные заболевания. 2008.
    69. 69. Франко М.А., Ангел Дж., Гринберг Х.Б. Иммунитет и корреляты защиты от ротавирусных вакцин. вакцина. 2006;24(15):2718–31. пмид:16446014
    70. 70. Qiao H, Duffy LC, Griffiths E, Dryja D, Leavens A, Rossman J, et al. Иммунные ответы у мышей BALB/c, зараженных ротавирусом-резусом, получавших бифидобактерии и пребиотические добавки. Педиатрические исследования. 2002;51(6):750–5. пмид:12032272
    71. 71.Мохан Р., Коебник С., Шильдт Дж., Мюллер М., Радке М., Блаут М. Влияние добавки Bifidobacterium lactis Bb12 на массу тела, рН фекальных масс, ацетат, лактат, кальпротектин и IgA у недоношенных детей. Педиатрические исследования. 2008;64(4):418–22. пмид:18552710
    72. 72. Фукушима Ю., Кавата Ю., Хара Х., Терада А., Мицуока Т. Влияние пробиотической формулы на выработку кишечного иммуноглобулина А у здоровых детей. Международный журнал пищевой микробиологии.1998;42(1–2):39–44. пмид:9706796
    73. 73. Yasui H, Kiyoshima J, Ushijima H. ​​Пассивная защита от ротавирусной диареи детенышей мышей, рожденных и выкормленных самками, которых кормили Bifidobacterium breve YIT4064. Журнал инфекционных заболеваний. 1995;172(2):403–9. пмид:7622883
    74. 74. Ашраф Р., Шах Н.П. Стимуляция иммунной системы пробиотическими микроорганизмами. Критические обзоры в области пищевых наук и питания. 2013;54(7):938–56. пмид:24499072
    75. 75.О’Нил К.М., Гарриман Г.Р., Коннер М.Э. Защита эпителиальных клеток ворсинок тонкой кишки от ротавирусной инфекции не требует иммуноглобулина А. Журнал вирусологии. 2000;74(9):4102–9. пмид:10756022
    76. 76. Istrate C, Hinkula J, Hammarström L, Svensson L. Лица с селективным дефицитом IgA разрешают ротавирусную болезнь и вырабатывают более высокие титры антител (IgG, IgG1), чем IgA компетентные лица. Журнал медицинской вирусологии. 2008;80(3):531–5. пмид:18205219
    77. 77.Cerutti A, Rescigno M. Биология реакций кишечного иммуноглобулина A. Иммунитет. 2008;28(6):740–50. пмид:18549797
    78. 78. Сервин АЛ. Антагонистическая активность лактобацилл и бифидобактерий в отношении микробных возбудителей. Обзоры микробиологии FEMS. 2004;28(4):405–40. пмид:15374659

    Ротавирус — Здоровье и благополучие

    Фрэнка Маклеода

    К тому времени, когда им исполнится пять лет, большинство детей подвергнется воздействию желудочно-кишечного ротавируса.

    Обновлено: 04.11.2012


    [Источник изображения: iStockPhoto]

    Ключевые моменты

    • Вызывается ротавирусной инфекцией.
    • Признаки и симптомы включают субфебрильную температуру и рвоту, приводящую к диарее.
    • Понос длится около 4-8 дней.
    • Чаще всего передается из-за плохой гигиены рук.
    • Невылеченное обезвоживание у детей с ротавирусом может привести к летальному исходу.

    Ротавирус является распространенной формой гастроэнтерита, воспаления желудочно-кишечного тракта (кишки), вызывающего рвоту и диарею.Это особенно влияет на детей в возрасте до двух лет.

    Считается, что к пятилетнему возрасту практически все дети хотя бы раз подвергались воздействию ротавируса.

    Взрослые с ротавирусом часто не имеют симптомов, но они могут быть источником инфекции для других людей.

    Top

    Признаки и симптомы

    После двухдневного инкубационного периода после заражения болезнь начинается с субфебрильной температуры и рвоты. Это приводит к диарее, продолжающейся от четырех до восьми дней.

    Течение и продолжительность

    Состояние обычно проходит примерно через семь дней. Если по прошествии этого времени сохраняется жидкий стул со взрывной жидкостью, несмотря на то, что ребенок снова чувствует себя хорошо, это может указывать на вторичную непереносимость лактозы, связанную с исходной инфекцией, с которой может справиться ваш врач.

    Top

    Распространение инфекции

    Инфекция в основном распространяется, когда люди не моют руки должным образом. Затем организм может попасть из кишечника инфицированного человека на его руки и остаться на поверхности, где его может подобрать другой человек, попадая в его тело через рот.

    Капли изо рта инфицированного человека также могут распространять инфекцию.

    Также стоит помнить, что ротавирус может какое-то время сохраняться в воде.

    Инфекционный период

    Дети должны быть исключены из школы или детского сада, пока у них не исчезнут симптомы в течение как минимум 24 часов.

    Top

    Осложнения

    Обезвоживание является наиболее серьезным осложнением ротавирусной инфекции, и при отсутствии лечения обезвоживание может привести к летальному исходу.Если обезвоживание тяжелое, необходима госпитализация и внутривенное восполнение жидкости.

    Лечение

    • Грудное вскармливание следует продолжать при переносимости.
    • В противном случае при рвоте дети могут переносить небольшие частые количества прозрачной жидкости, например бульона.
    • Имеющиеся в продаже жидкости для пероральной регидратации являются лучшей формой замены жидкости у детей с водянистой диареей. Они содержат правильное количество незаменимых электролитов и глюкозы, чтобы заменить то, что потерял ваш ребенок, а также являются источником энергии.Должны предлагаться объемы 10-20 мл на кг в час небольшими частыми дозами. Если ребенок отказывается от жидкости или у него продолжается рвота, он должен немедленно обратиться к лечащему врачу.
    • Домашние замещающие растворы могут оказаться слишком концентрированными и усугубить диарею. Если вы используете фруктовые соки или безалкогольные напитки для регидратации, их необходимо разбавлять.
    • Стоит помнить, что простая вода не заменяет потерянные электролиты и в больших количествах может быть вредна.

    Профилактика

    Вакцинация против ротавирусной инфекции является частью австралийской программы бесплатной вакцинации с 2007 года и является основным способом профилактики этой инфекции. С начала вакцинации значительно снизилась частота госпитализаций детей с ротавирусным гастроэнтеритом.

    Другие общие меры по прекращению распространения вируса включают:

    • мытье рук, особенно после смены подгузников и пользования туалетом
    • отказ от смены подгузников на поверхностях, используемых для приготовления пищи
    • запрет инфицированным детям плавать или играть в общий бассейн в течение двух недель после заражения (некоторые органы власти рекомендуют этот последний шаг)

    Медицинское вмешательство

    Чем меньше ребенок, тем раньше вам следует обратиться к врачу, если вы подозреваете, что у вашего ребенка ротавирус.

    Ранняя оценка становится более срочной, когда маленький ребенок отказывается от жидкости или грудного молока, а его рвота и диарея продолжаются.

    Дети могут умереть, если потеряют 10 или более процентов своего веса в результате сильного обезвоживания. У маленького ребенка это может составлять всего 500 мл или 0,5 кг веса.

    Многие другие состояния могут проявляться рвотой и жидким стулом, особенно у младенцев и детей младшего возраста. Поэтому, если вашему ребенку не становится лучше в ожидаемое время после лечения или кажется, что ему стало хуже, его следует показать врачу.

    Для получения дополнительной информации см. информационный файл о здоровье наших детей о гастроэнтерите

    Отзыв доктора Питера Вайна. Бывший сельский педиатр с более чем 20-летним опытом, доктор Вайн является главой кампуса и старшим преподавателем Сельской клинической школы UNSW, Олбери Водонга.

    Впервые опубликовано: 03.21.2012

    Ротавирусная инфекция у детей

    Что такое ротавирус у детей?

    Ротавирус — заразный вирус, вызывающий тошноту и диарею.Это основная причина тяжелой инфекционной диареи у детей. У некоторых младенцев и детей диарея может быть настолько тяжелой, что они могут терять слишком много воды (обезвоживание). Им может потребоваться неотложная помощь и пребывание в больнице. Ребенок может быть заражен ротавирусом более одного раза. В большинстве случаев более поздние заболевания протекают легче. Также существует вакцина от ротавируса.

    Что вызывает ротавирус у ребенка?

    Ротавирус чаще всего распространяется фекально-оральным путем. Часто это происходит из-за того, что ребенок не моет руки должным образом или недостаточно часто.Это также может быть вызвано употреблением или употреблением загрязненной пищи или воды.

    Вирус может длительное время жить на таких поверхностях, как дверные ручки, игрушки и другие твердые предметы. По этой причине вспышки могут возникать в домохозяйствах и детских учреждениях. Чтобы предотвратить распространение вируса, дети, которые не больны, не должны контактировать с больным ребенком.

    Какие дети подвержены риску заражения ротавирусом?

    Большинство детей заражаются вирусом в возрасте от 3 до 35 месяцев.Инфекции чаще встречаются в более прохладные месяцы года, начиная с осени и заканчивая весной. Дети в это время больше подвержены риску. Любой ребенок, находящийся рядом с ребенком, больным ротавирусом, находится в группе риска.

    Какие симптомы ротавирусной инфекции у ребенка?

    После контакта ребенка с вирусом может пройти до 2 дней, прежде чем появятся симптомы. Симптомы могут проявляться немного по-разному у каждого ребенка. Они могут варьироваться от легких до тяжелых. Наиболее распространенные симптомы ротавируса включают:

    Потеря слишком большого количества воды из организма (обезвоживание) может произойти быстро, особенно у младенцев.Симптомы обезвоживания могут включать:

    • Летаргия

    • Сонливость

    • Раздражительность

    • Сухость во рту

    • Жажда

    • Бледность или пятна на коже

    • Запавшие глаза

    • Мягкое место ребенка (родничок), которое кажется впалым

    • Меньше или совсем нет слез при плаче

    • Меньше мочи или меньше мокрых подгузников

    Симптомы ротавируса могут быть такими же, как и при других заболеваниях.Обязательно обратитесь к врачу для постановки диагноза.

    Как диагностируется ротавирус у ребенка?

    Медицинский работник спросит о симптомах и истории болезни вашего ребенка. Медицинский работник проведет медицинский осмотр вашего ребенка. Стул вашего ребенка также может быть проверен на наличие вируса.

    Как лечат ротавирусную инфекцию у ребенка?

    Лечение будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния здоровья вашего ребенка. Это также будет зависеть от того, насколько тяжелым является состояние.Антибиотики не используются для лечения этого заболевания. Лекарства от диареи также не рекомендуются. Некоторые поставщики медицинских услуг могут рекомендовать пробиотики. Но их эффективность неясна.

    Целью лечения является облегчение симптомов. Лечение может включать:

    • Давать ребенку большое количество воды, смеси, грудного молока или жидкостей с электролитами (сахарами и солями). Не давайте маленьким детям газированные напитки, соки или спортивные напитки.

    • Кормите ребенка твердой пищей, если он может есть.Не ограничивайте себя в еде, если ваш ребенок может есть. Отсутствие еды может привести к тому, что диарея продлится дольше.

    Если ваш ребенок теряет слишком много воды, ему может потребоваться госпитализация. Лечение там может включать:

    • В/в (внутривенно) жидкости.  В вену ребенка вставлена ​​тонкая гибкая трубка. Жидкости подаются через эту трубку.

    • Анализы крови.  Это делается для измерения уровня сахара, соли и других химических веществ (электролитов) в крови вашего ребенка.

    Какие возможны осложнения ротавирусной инфекции у ребенка?

    Потеря слишком большого количества воды из организма (обезвоживание) может произойти быстро, особенно у младенцев. Обезвоживание необходимо лечить немедленно (см. выше).

    Как я могу помочь предотвратить ротавирус у моего ребенка?

    Если у вашего ребенка ротавирус, возможно, он не сможет посещать детский сад или школу во время болезни.Если ваш ребенок находится в больнице, его будут держать подальше от других детей, чтобы предотвратить распространение вируса.

    Дома правильное мытье рук важно для предотвращения распространения болезни. Чтобы помочь предотвратить распространение болезни:

    • Аккуратно обращайтесь с грязными подгузниками и утилизируйте их.

    • Мойте руки до и после ухода за ребенком. Используйте мыло и теплую воду и трите не менее 20 секунд.Хорошо промойте и высушите на воздухе или используйте чистое полотенце.

    • Очистите твердые поверхности, игрушки и дверные ручки дезинфицирующим средством.

    • Убедитесь, что ваш ребенок часто моет руки, особенно после посещения туалета.

    • Убедитесь, что ваш детский центр поощряет мытье рук.

    Спросите лечащего врача вашего ребенка о ротавирусной вакцине.Доступны две оральные ротавирусные вакцины. Это RotaTeq и Rotarix. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют младенцам получать одну из этих вакцин. Пероральную вакцину RotaTeq вводят в возрасте 2, 4 и 6 месяцев. Пероральную вакцину Rotarix вводят в возрасте 2 месяцев и 4 месяцев.

    Когда мне следует позвонить лечащему врачу моего ребенка?

    Позвоните поставщику медицинских услуг, если у вашего ребенка:

    Основные положения о ротавирусной инфекции у детей

    • Ротавирус — заразный вирус, вызывающий тошноту и диарею.

    • У некоторых младенцев и детей диарея может быть настолько тяжелой, что они теряют слишком много воды (обезвоживание). Им может потребоваться неотложная помощь и пребывание в больнице.

    • Большинство детей заражаются вирусом в возрасте от 3 до 35 месяцев.

    • Вирус вызывает водянистую диарею, которая может длиться от 3 до 8 дней. Это также может вызвать тошноту, рвоту и лихорадку.

    • Лечение включает в себя обильное питье, смесь, грудное молоко или жидкости с электролитами (сахарами и солями).

    • Если у вашего ребенка ротавирус, возможно, он не сможет посещать детский сад или школу во время болезни.

    • В домашних условиях правильное мытье рук может предотвратить распространение болезни.

    • Спросите лечащего врача вашего ребенка о ротавирусной вакцине.

    Следующие шаги

    Советы, которые помогут вам получить максимальную отдачу от визита к поставщику медицинских услуг вашего ребенка:

    • Знайте причину визита и то, что вы хотите, чтобы произошло.

    • Перед посещением запишите вопросы, на которые вы хотите получить ответы.

    • При посещении запишите название нового диагноза и любых новых лекарств, методов лечения или тестов.Также запишите все новые инструкции, которые ваш поставщик дает вам для вашего ребенка.

    • Знайте, почему назначено новое лекарство или лечение и как оно поможет вашему ребенку. Также знайте, каковы побочные эффекты.

    • Спросите, можно ли лечить состояние вашего ребенка другими способами.

    • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.

    • Знайте, чего ожидать, если ваш ребенок не примет лекарство или не пройдет тест или процедуру.

    • Если у вашего ребенка запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель этой встречи.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.